Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Диверсанты

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Как горе-диверсанты дошли до людоедства. 1944 г.

в

....Вылет Южной группы, одетой в форму младших командиров Красной Армии, под руководством 40-летнего гауптшарфюрера СС Бориса Ходолея планировался сразу после приема радиограммы от передовой группы Тарасова с задачей десантироваться на 200-400 км южнее Северной группы для уничтожения заводов Челябинской области.

Как горе-диверсанты дошли до людоедства. 1944 г. Диверсанты, Великая Отечественная война, Нквд, История, Длиннопост

Сын полковника Русской императорской армии П.П. Соколов (1921-1999), поступивший на службу к немцам по согласованию с болгарскими коммунистами, рвался на Родину и намеревался перейти к русским после заброски.


Однако в его случае СМЕРШ перехватил инициативу, приготовив ловушку сразу после его приземления в Вологодской области в сентябре 44-го. После отбытия 10-летнего срока приговора Павел Павлович, повинуясь выстраданному душевному стремлению, принял советское гражданство, окончил Иркутский институт иностранных языков, и четверть века преподавал в школе, оставив уникальные воспоминания о подготовке немецких диверсантов.

Показать полностью 4
  •  
  • 316
  •  

Диверсант.

Неделю назад отправился в гараж за картохой. Набрал в рюкзачок ,а тут жена дозвон кидает. "Прихвати дорогой старую швабру. В подъезде полы мыть" Базара нет ,кидаю в рюкзак. Одеваю наушники и потопал до дому. Шагаю,наслаждаюсь "Nightwish", про Новый год думаю. Тут ,,ХРЯСЬ,, удар по плечу. Мысль в голове "бомжи за картохой охотятся. Поворачиваю головушку ,,ОПА,,. Наша доблестная ПОЛИЦИЯ. "Ты что дорогой с рацией по промзоне шатаешься?". Когда увидали швабру, поржали и до дома довезли. Всех с наступающим!!!

Диверсант. Диверсанты, Гараж
  •  
  • 707
  •  

Personen Abwurf Gert: десантная капсула-контейнер 

в

Здравствуйте, видеоверсия:

Текстовая версия:

В 1944 году на авиазавод в австрийском городе Винер-Нойштадте были переданы чертежи необычного аппарата. Объект имел сигарообразную форму и металлический каркас. Все это именовалось «Personen Abwurf Gerät», что с немецкого переводится как «аппарат для сброса людей». По сути, это была первая десантная капсула, но обо всем по порядку.

Personen Abwurf Gert: десантная капсула-контейнер  Вторая мировая война, Десант, Капсула-Контейнер, Диверсанты, Шпион, Personen Abwurf Gerat, Длиннопост, Видео
Показать полностью 13
  •  
  • 234
  •  

Военные ЛНР нашли брошенного сослуживцами раненого диверсанта ВСУ.

А русские своих не бросают.

  •  
  • 36
  •  

Пойманные тени. Специальный репортаж Александра Сладкова

На счету диверсионной группы "Тени", действовавшей по указаниям Главного управления разведки ВС Украины и СБУ, громкие убийства и террористические акты на территории Донбасса. Почти все они арестованы и находятся в СИЗО. Группа "Тени" перестала существовать. Во время следствия и в ходе встреч со съемочной группой диверсанты поделились неожиданными деталями своей подрывной работы.

  •  
  • 62
  •  

Специальные операции: по следам морских диверсий.

Прогремевший в советское время на экранах фильм «Пираты ХХ века» многие тогда посчитали чистой выдумкой его авторов. Ну, как современное морское судно, оснащенное мощными двигателями и космической связью и, главное, экипированное сплоченным бойким экипажем, может стать добычей морских разбойников на утлых лодчонках?



Между тем воды Индийского океана в районе Явы и Суматры многие капитаны уже давно предпочитали обходить стороной. Вооруженные автоматическим скорострельным оружием на быстроходных катерах индонезийские морские бандиты стали здесь серьезной угрозой судоходству. А район «Африканского рога» и прибрежные воды Сомали несколько последних лет превратились в самую настоящую флибустьерскую зону, где были подорваны или задержаны с целью получения выкупа несколько десятков океанских сухогрузов. Масштабы пиратства достигли такого размаха, что меры борьбы с ним обсуждаются в ООН, а Россия и США отправляют в этот район свои боевые корабли.


То есть воды Атлантики и Индийского океана, омывающие Африку, во все времена представляли опасность для мореплавателей. Там «баловались» не только пираты, но и профессиональные диверсанты: так, в 80-х годах ХХ века только у берегов Анголы было подорвано более 15 гражданских судов, принадлежащих различным странам и компаниям. Случались и попытки захвата и грабежа наших рыболовных судов, ведших промысел у берегов Африки.



Однако в те времена у экипажей судов, плавающих под флагом СССР, да и у команд кораблей дружественных нам стран, в Атлантике и Индийском океанах существовало надежное прикрытие в лице славного советского Военно-морского флота. Так, например, районы центральной и южной Атлантики в 70-х и 80-х годах ХХ века патрулировались 30-й оперативной бригадой – крупным элитным соединением советского ВМФ, в составе которого находилось до 30 крупных боевых кораблей, подводных лодок и вспомогательных судов Северного, Балтийского и Черноморского флотов. В разное время в этом регионе несли службу тяжелый авианосный крейсер «Минск», противолодочный крейсер «Москва», большие противолодочные корабли «Образцовый», «Жгучий», «Гремящий», большие десантные корабли «Красная Пресня», «Петр Ильичев», «Огневой» и другие.



Капитан 2 ранга Александр Кибкало после окончания военно-морской академии в 1983 году был назначен на должность начальника штаба 30-й оперативной бригады. «Нашей зоной ответственности, - рассказывал Александр Александрович, - были центральная и южная Атлантика. Там располагались основные маршруты океанских перевозок из стран Индийского океана, африканских стран в Европу, Северную и Южную Америку. Здесь же находились и богатейшие районы рыболовства. Советский рыболовный флот ежегодно вылавливал у берегов Анголы сотни тысяч тонн рыбы, часть из которой предназначалась ангольцам в уплату за возможность промысла у ее берегов.


Для кратковременного отдыха, пополнения запасов и проведения ремонтных работ корабли нашего соединения заходили в порт Луанды. Швартовались у стенки военно-морской базы. На причалах располагались склады с продовольствием и другими запасами. Обычно у пирса в Луанде стояли один-два БДК, БПК, плавмастерская (пээмка), танкер, вспомогательные суда. Остальные в это время выполняли свои задачи в океане либо находились на другой «опорной базе» бригады - в порту гвинейского Конакри. За 15 лет советско-ангольского военного сотрудничества в Луанде побывало несколько десятков боевых кораблей Северного, Балтийского и Черноморского флотов».



Корабли советского ВМФ охраняли не только рыболовный флот, но и сопровождали крупнотоннажные транспорты с оружием и боеприпасами, направлявшимися из СССР и Кубы в Анголу, Мозамбик, Гвинею-Бисау и другие страны.


С этими государствами у СССР имелись соответствующие соглашения на оказание военной помощи: молодые африканские государства, провозгласившие независимый путь развития, нередко сталкивались с активизацией вооруженной оппозиции и неприкрытым вооруженным давлением со стороны других государств. Советская и кубинская помощь позволила многим из них выжить и сохранить свою независимость и территориальную целостность.


И местное военное командование вовсю пользовалось присутствием советских боевых кораблей в территориальных водах своих стран. Например, когда обострялась обстановка на границе Анголы с оккупированной ЮАР Намибией, тут же следовала просьба министра обороны, а то и президента страны о перебазировании советских боевых кораблей в ближайшие к границе порты – Намиб (Мосамедиш) и Порту-Алешандре.


Конечно, главная задача у советских экипажей была скорее психологической, но артиллерийские, ракетные и бомбометные установки были готовы в любой момент открыть огонь, а бортовые РЛС работали в боевом режиме. В присутствии советских кораблей авиация ЮАР, свободно проникающая на сотни километров в глубь территории Анголы, старательно избегала даже приближаться к побережью.



Одновременно экипажи осуществляли «противодиверсионные мероприятия», направленные против боевых пловцов. Эта опасность была реальной.


Разведывательно-диверсионные группы южноафриканской армии и оппозиционного ангольского движения УНИТА не раз совершали попытки пустить на дно корабли, стоящие на рейде ангольских портов.


Так, в ночь с 5 на 6 июня 1986 года боевые пловцы ЮАР заминировали и взорвали в порту Намиб советские сухогрузы «Капитан Чирков» (16000 т водоизмещения), «Капитан Вислобоков» (12000 т), доставившие около 20 тысяч тонн оружия, боеприпасов для ангольской армии, партизан СВАПО и АНК, а также кубинский пароход «Habana» (6000 т) с грузом продовольствия. Эту операцию удалось беспрепятственно осуществить только потому, что в Намибе в тот момент не оказалось ни одного советского боевого корабля…



Кроме того, в противодиверсионных целях акваторию порта патрулировали катера и резиновые надувные лодки с мощными моторами. А находившиеся в них советские военнослужащие производили «профилактическое гранатометание», т.е. во время движения в воду с интервалом в 1–2 минуты сбрасывались гранаты-лимонки.


Если подводный диверсант находился в это время в воде, то он получал во время взрыва сильнейший динамический удар, терял сознание и всплывал, как глушенная рыба. В интервалах между патрулированием эти зоны обстреливались из корабельных реактивных гранатометов.



А. Кибкало вспоминал: «На верхней палубе каждого корабля нашей бригады круглосуточно неслась вахта противодействия ПДСС (подводным диверсантам их силам и средствам). Что это значило? По периметру корабля круглосуточно, с интервалом в 10-15 метров стояли вооруженные вахтенные наблюдающие за поверхностью воды в ближней зоне. Ночью мощные прожектора, установленные по бортам, освещали поверхность воды. Вахтенные на верхней палубе были вооружены еще и гранатами. Помимо профилактического гранатометания с интервалом от 10 до 20 минут, которое каждый из них проводил по расписанию, они немедленно, без предупреждения забрасывали гранатами и открывали огонь из автоматов по воздушным пузырям или любому предмету, обнаруженному вблизи корабля. Однако часто под обстрел попадали крупные обитатели морских глубин, в основном акулы или черепахи, а то и просто мусор-плавняк: все это легко можно было принять за боевых пловцов... В сутки мы выбрасывали в залив более пятисот гранат. Понимали, что в этом залог нашей безопасности».



Однако этими мерами охватить все приходящие в порт корабли было невозможно. Приоритетом пользовались советские суда, прибывающие с важными и опасными грузами: оружием, боевой техникой, боеприпасами, взрывчаткой.


Поэтому диверсии все же случались.


Так, 30 июля 1984 г. на внутреннем рейде порта Луанды были подорваны два судна. Первое, «Arendsee», принадлежало ГДР, второе, «Luandge», - Анголе (по другим сведениям, ангольское судно называлось «Lundoge»). У борта каждого сработали по две диверсионные мины. На обоих судах находился груз для министерства обороны Анголы.


Подрыв ангольского и немецкого судов произошел в ночь с пятницы на субботу, когда вся Луанда готовилась не только к уикенду, но и к предстоящему празднику. В субботу 1 августа город собирался торжественно отметить очередную годовщину создания ангольской армии - ФАПЛА.



Эти события хорошо помнил Александр Кибкало:


«На носу были выходные, мы как обычно, отправили шифровки с «недельными» докладами в Москву и на флот своему командованию. Наша страна в субботу и воскресенье отдыхала. Мы тоже надеялись на отдых».


Однако отдыхать не пришлось. 30 июля в 19 часов 12 минут оперативный дежурный по бригаде сообщил: «С внешнего на внутренний рейд бухты входит грузовой транспорт Германской Демократической Республики «Arendsee», порт приписки Росток». А в 21 час 40 минут неожиданно последовало сообщение от сигнальщика флагманского БПК «Образцовый»: «Вижу два взрыва в районе ватерлинии правого борта на транспорте «Arendsee». На кораблях бригады немедленно объявили боевую тревогу. Командир бригады капитан 2 ранга Василий Бабин приказал готовить корабли к выходу в море.



Сложность ситуации состояла в том, что немецкий транспорт был подорван точно на входном фарватере в бухту Луанды. Диверсанты рассчитали точно: если бы судно сразу затонуло, то перекрыло бы кораблям 30-й бригады выход из военно-морской базы в открытый океан. И советские военные суда оказались бы в капкане! Этого нельзя было допустить. Поэтому наши военные моряки, не дожидаясь санкции ангольских властей - в ночь с пятницы на субботу рассчитывать на них было бесполезно, - начали действовать.


По радио из рыбного порта, находившегося неподалеку, был срочно вызван советский спасательный буксир «Неотразимый», приписанный к эстонскому минрыбпрому. Ему была поставлена задача отбуксировать немецкое судно, которое еще держалось на плаву, и освободить фарватер.


А тем временем оперативная группа во главе с А. Кибкало двинулась на быстроходном катере к подорванному «Arendsee».



«При подходе к немецкому транспорту мы отчетливо увидели две пробоины в его правом борту, - вспоминал Александр Кибкало. - Одна большая, размерами два на полтора метра в кормовой части в районе ватерлинии. Через нее вода поступала в машинное отделение. Вторая ближе к носу, чуть ниже ватерлинии. Транспорт пока держался на плаву. Я поднялся на борт «Arendsee» и прошел к капитану. Им оказался плотный седоватый мужчина лет 55 по имени Мартин Кассан. Хотя внешне он выглядел спокойным, но явно был растерян. На мой вопрос, с чем прибыл корабль, капитан, помявшись, сказал, что в трюме находится специальный груз для министерства обороны Анголы. Это был крайне неприятный сюрприз».



Чем были заполнены трюмы «Arendsee», в тот момент не смог бы сказать точно НИКТО. Ответственных лиц из минобороны Анголы - заказчика груза найти не удалось. Капитан судна, конечно, мог бы прояснить ситуацию. Но и он досконально не владел ситуацией, несмотря на имевшиеся документы. В порту отправки грузили ящики, контейнеры… А что в них? Так уж повелось, что экипажи судов, направляющихся в воюющую Анголу, знали, что если в «коносаменте» значилось «груз для минобороны» - это могло означать все что угодно. От запчастей к автомобилям до ракет «земля-воздух».


А когда Кибкало выяснил, что согласно документам большая часть груза «Arendsee» предназначена даже не для ангольских военных, а для партизан СВАПО, нелегально ведущих с территории Анголы боевые действия против южноафриканских войск с применением диверсионных средств, напряжение среди спасателей еще больше возросло. Для ликвидации чрезвычайной ситуации на судне с опасным грузом нужно было действовать быстро и решительно.



Тем временем сухогруз «Arendsee», «принимая» через дыры в корпусе все больше воды, постепенно погружался. Но наши военные быстро нашли общий язык с «гэдээровцами». Аварийные партии, составленные из советских и немецких моряков, завели пластырь на кормовую пробоину и начали откачку воды из машинного отделения. С согласия немецкого капитана спасательный буксир «Неотразимый» взял «Arendsee» на буксир, оттащил его подальше от фарватера в сторону песчаной косы и «посадил» кормой на отмель в нескольких сотнях метров от военно-морской базы. Немецкое судно было спасено, а фарватер свободен.


Казалось бы, все неприятности позади...

Специальные операции: по следам морских диверсий. СССР, Африка, ЮАР, Немцы, Моряки, Диверсанты, Ангола, Длиннопост

Подорванное судно «Гавана» в Намибе

Но, как оказалось, успокаиваться было рано. В момент буксировки немецкого транспорта мощные прожектора спасательного буксира высветили в районе поврежденного правого борта чуть ниже ватерлинии (как раз напротив трюмов «со специальным грузом») некий чужеродный предмет прямоугольной формы, напоминающий пятилитровую банку из-под маслин. Советские моряки не без оснований предположили, что это… неразорвавшаяся мина. Но подтвердить эту догадку можно было, только дождавшись рассвета. Слух о находке мгновенно распространился по кораблю. Экипаж «немца» быстро «запросился» на берег.


Обнаруженный неизвестный предмет (как выяснилось позже, это было действительно мощное взрывное устройство весом более 11 кг) вкупе с неустановленным до конца характером груза на судне повернули ситуацию на 180 градусов. Адская машинка могла иметь часовой механизм и сработать в любой момент. Наши моряки быстро рассчитали, что имевший водоизмещение в 7000 т немецкий транспорт «Arendsee» мог нести в трюме несколько тыс. кг ВВ. А детонация такого количества взрывчатки «разнесла» бы не только наши военные корабли и военно-морскую базу, но и часть города с его населением.


Поэтому мину необходимо было обезвредить. Но как?


Александр Кибкало вспоминал: «Тот, кто знаком с минным делом, знает, что любая магнитная мина, установленная на борту корабля, ни съему, ни разминированию не подлежит. Обычно профессиональные мины имеют несколько ступеней защиты. Начиная от простых механических рычагов, прижатых к борту, включая таймеры и системы, реагирующие на изменение магнитного и акустического полей и другие хитрости».


Обстановка требовала немедленного согласования дальнейших действий с Москвой и Берлином. С другой стороны, медлить и ждать в той ситуации было равносильно смертному приговору для спасателей и жителей Луанды. С борта флагмана 30-й оперативной бригады БПК «Образцовый» в Главный штаб ВМФ СССР полетела шифровка с сообщением о ЧП в луандской бухте и просьбой дать рекомендации по разминированию. А до рассвета оставалось еще целых пять часов…


Между тем экипаж немецкого транспорта срочно эвакуировали на берег. На борту остались лишь верный своему долгу капитан Мартин Кассан, старший механик и грузовой помощник. Под утро к месту событий прибыли представители посольств СССР и ГДР.


Нужно сказать, что восточно-германские дипломаты в Луанде сработали исключительно оперативно. Всего за несколько часов в ночь с пятницы на субботу они смогли связаться с Берлином и получить необходимое согласование на работы по разминированию судна. Военный атташе ГДР в Луанде рано утром привез официальное разрешение своего правительства на разминирование транспорта силами советских военных моряков.


Александр Кибкало вспоминал, что «правительство ГДР было согласно на любой исход этой опасной операции и снимало с нас ответственность в случае гибели транспорта при разминировании».


При этом ответа на телеграммы в адрес руководства советского ВМФ не поступало: главком и начальник главного штаба хранили молчание...


Александр Кибкало вспоминал: «То, что ответа на наши шифровки не было, мы не удивлялись. Есть у наших начальников такой защитный прием. Помолчим, посоветуемся, выдержим паузу, чтобы не брать на себя ответственность. Обычно эта пауза берется в сложных ситуациях для того, чтобы за это время подчиненные смогли суметь самостоятельно решить проблему на месте. Это молчание означает: если подчиненный успешно выполнит задачу, то и начальник, и подчиненный молодцы. Если подчиненный будет бездействовать или ошибется, что приведет к тяжелым последствиям, то вся вина ляжет на подчиненного. Тогда уж ему припомнят все - инициативу, действия без разрешения и профессиональную непригодность. Словом, удобная позиция».


Несмотря на отсутствие официального разрешения из Москвы на действия по разминированию «Arendsee», офицеры штаба 30-й бригады за ночь детально рассчитали предложенный А.Кибкало план. Максимально осторожными действиями нескольких водолазов предполагалось застропить мину капроновым фалом и оторвать ее от борта с помощью быстроходного катера.


План был очень рискованным и основывался на предположении, что часовой механизм внутри мины дал сбой и остановился. Однако специалисты отдавали себе отчет, что стрелки адской машинки могли запуститься в момент отрыва адской машинки. Тем не менее, по их расчетам, при скорости отрыва не менее сорока узлов (шестидесяти километров в час) мина за три сотые доли секунды должна отделиться от борта более чем на полметра. Даже если в этот момент произойдет взрыв, его воздействие на борт будет ослаблено. И была надежда, что его силы уже не хватит для детонации, возможно, складированных боеприпасов в трюме.


Кроме того, Кибкало предложил произвести отрыв мины от борта под углом 60 градусов к борту, что существенно бы уменьшало воздействие взрыва на корпус транспорта.


Добровольцев было двое: сам автор плана капитан 2 ранга Александр Кибкало и старший водолаз бригады Владимир Осадчий. С рассветом моряки прибыли на спасательный буксир, облачились в акваланги: им предстоял разведывательный спуск. Еще раз «прокрутили» свои действия там, внизу, и ушли под воду. Чтобы не мешать работе водолазов в бухте Луанда, был объявлен режим «тишины». Приостановлены противодиверсионные мероприятия (плановое гранатометание), а на самом немецком транспорте выключены все механизмы.


«Осмотр мины мы с Осадчим провели минут за 15-20, - вспоминал А. Кибкало. - Мне они показались вечностью. Но никакой паники мы не ощущали. Хотя над психикой довлело зловещее холодное чувство присутствия смертельной опасности в этой прямоугольной металлической адской машине, желтым пятном прилепившейся к борту. Уже под водой у меня возникла мысль: может быть, сейчас там, на берегу, сидя под пальмой и спокойно потягивая прохладное ароматное пиво, за нами наблюдает один из диверсантов? И держит в руке пульт дистанционного управления минами, злорадно выжидая удобного момента, чтобы нажать кнопку взрыва. Но я понимал, что поддаваться эмоциям нельзя».


Первое погружение позволило сделать важные выводы.


Во-первых, водолазы убедились, что к борту «немца» действительно прилеплена мина. Она имела прямоугольную форму и крепилась к стальному борту несколькими внешними магнитами. Поэтому между ее корпусом и бортом оставалось расстояние - около 5 сантиметров. Это был реальный шанс попытаться осторожно завести крепежный трос, не потревожив конструкцию.


Во-вторых, никаких механических ликвидаторов - штоков, пружин и т. д. - на мине обнаружить не удалось. Это был еще один существенный плюс в пользу плана Кибкало.


Сам Кибкало даже попытался «прослушать» мину: не возобновил ли работу часовой механизм? Сняв под водой маску и прислонившись ухом к металлической поверхности, он пытался услышать характерное тиканье. Но не услышал. Это не слишком его обрадовало. Опытный военный моряк знал, что в морских минах могут применяться и электронные бесшумные таймеры. При осмотре взрывного устройства водолазы обнаружили провод, идущий от него в глубину. Что это? Имеет ли он отношение к взрывному механизму? Ответа на этот вопрос не было.


Выбравшись из воды, водолазы доложили результаты осмотра командиру бригады и по памяти вычертили подробную схему расположения взрывного устройства. Еще раз в деталях согласовали порядок действий при следующем, уже «боевом» погружении. Доложили план разминирования командиру бригады, проинформировали и представителя ГДР – немецкого военного атташе.


Начало операции по застроплению мины и ее отрыву от борта назначили на 13 часов этого же субботнего дня. Ждать было нельзя, несмотря на отсутствие разрешения и рекомендаций от главного штаба ВМФ.


Москва по-прежнему молчала…



Главным в процессе подготовки к скоростному срыву мины был этап обвязки взрывного устройства мягким, но прочным капроновым тросом. В данной ситуации стальной трос категорически не годился, так как металл мог изменить магнитное поле мины. Кибкало вспоминал, что они с напарником «использовали двухсотметровый капроновый трос (фал) диаметром 22 миллиметра. К фалу через определенные промежутки привязали пластиковые поплавки от рыболовной сети и змейкой разложили его на поверхности воды у борта транспорта».


Расчет был прост: пока катер набирает максимальную скорость, уложенный на воде трос за счет поплавков будет равномерно вытягиваться. Это гарантировало, что отрыв объекта произойдет не при разгоне катера, а при достижении им максимальной скорости. Перед «боевым» погружением советские моряки попросили покинуть судно и сойти на берег немецкого капитана вместе с помощниками. От греха подальше удалили от корабля и всех посторонних.


Тем временем командир катера доложил о готовности к «старту». Кибкало дал «добро». Взвыл мощный двигатель, верткое, маленькое судно рвануло с места и быстро набрало максимальную скорость. Буквально на глазах трос вытянулся в прямую струну, а поплавки выскочили из воды. Настал решающий момент. И вот она, мина, оторвавшись от борта и подталкиваемая потоками воды, выскочила на поверхность! Взрыва не последовало.


Это была полная победа!


Катер отбуксировал взрывное устройство на песчаный пляж. Вокруг выставили оцепление. Дальше в дело вступили специалисты-минеры. Прежде чем уничтожить мину, ее аккуратно разобрали.


Выяснилось, что корпус адской машинки был сделан из 5-литровой жестяной банки прямоугольной формы из-под консервированных маслин. Жесть была светлого цвета. По периметру мина была обернута пористой резиной. С одной стороны к банке по углам крепились четыре магнита размером 4х5 см. Составные части внутри мины оказались скреплены изолентой. К донному основанию адской машинки опять же скотчем был прикреплен взрыватель, от которого тянулся провод длиной около 7 метров. На поверку он оказался… бикфордовым шнуром. Вес ВВ устройства составил 11 кг. После тщательного исследования советскими специалистами мина была ликвидирована: подорвана в пустынном месте на берегу. При взрыве образовалась внушительная воронка: два метра в глубину и почти пять – в диаметре.


На следующий день, после того как была обезврежена диверсионная мина с транспорта «Arendsee», в Луанду в штаб 30-й бригады советского ВМФ в Атлантике пришла явно запоздалая телеграмма из Москвы с указаниями по разминированию. «К магнитным минам не прикасайтесь. Поставьте транспорт в док и вырежьте часть борта вместе с минами. После этого осторожно транспортируйте их в безопасное место».


А вскоре появилась и докладная на имя советского главного военного советника в Анголе, где высказывалось предположение, что снятая мина была не чем иным, как «дезой».


И что четыре заряда, подорвавшие ангольский корабль и немецкий «Arendsee», были профессиональными, сработавшими от радиосигнала или имевшими часовой механизм подрыва. А пятую «самоделку» с 7-метровым бикфордовым шнуром диверсанты оставили у борта «Arendsee» специально, чтобы ее потом обнаружили.


Для чего? Видимо, для того, чтобы было легче свалить диверсии на повстанцев из антиправительственной группировки УНИТА. В пользу этой гипотезы говорило и то, что никакого часового механизма или радиовзрывателя в мине так и не нашли.


В принципе, эта версия вполне имела право на жизнь…


Но значит ли это, что Кибкало и Осадчий напрасно рисковали своими жизнями? Значит ли это, что весь личный состав нашей бригады в Луанде зря тратил нервы, время, материальные ресурсы? Может, стоило последовать «рекомендациям» из Москвы и не прикасаться к мине? К тому же и груз на «Arendsee» оказался не столь опасным, хотя это выяснилось гораздо позже. Ответ на этот вопрос однозначен – нет, не напрасно, не зря.


Александр Кибкало говорил: «По прошествии нескольких лет я с разных сторон оценивал эти события и пришел к выводу, что мы все сделали правильно и своевременно. Наша совесть чиста. Мы не допустили трагедии, гибели судна и людей. Я горжусь этим».



Вот только примешивается у Александра Кибкало к этому чувству гордости и обида за то, что столь блестяще проведенное разминирование не получило ни у советского, ни у ангольского военного командования должной оценки: офицеров и мичманов, участвовавших в операции, так ничем не наградили.


Зато у советских моряков навсегда остались в памяти счастливые слезы капитана спасенного судна Мартина Кассана, который уже было попрощался со своим кораблем.


А у Александра Кибкало сохранился и подарок от немца - маленький фарфоровый сапожок-рюмка, который Мартин вручил офицеру со словами благодарности: «Александр, я никогда не забуду тебя и обстоятельств, при которых мы познакомились. Теперь мы друзья. Прими на добрую память о событиях, которые мы пережили». И они оба, немецкий и русский капитаны, выпили из этого сапожка по глотку шнапса: за спасение, за дружбу, за героизм и боевое братство, закон которого - никогда не бросать товарища в беде.

Специальные операции: по следам морских диверсий. СССР, Африка, ЮАР, Немцы, Моряки, Диверсанты, Ангола, Длиннопост

Сухогруз «Arendsee»

Специальные операции: по следам морских диверсий. СССР, Африка, ЮАР, Немцы, Моряки, Диверсанты, Ангола, Длиннопост
Специальные операции: по следам морских диверсий. СССР, Африка, ЮАР, Немцы, Моряки, Диверсанты, Ангола, Длиннопост
Специальные операции: по следам морских диверсий. СССР, Африка, ЮАР, Немцы, Моряки, Диверсанты, Ангола, Длиннопост
Показать полностью 5
  •  
  • 51
  •  

Задержаны торговцы оружия 8 мастерских в 21 регионе России

Зона конфликта в Донбассе оказалась не единственным источником поставок контрабандистами оружия с Украины в Россию.


Сотрудники полиции и ФСБ в ходе масштабной спецоперации в 21 регионе страны обнаружили 8 подпольных оружейных мастерских и множество арсеналов, которых хватило бы для обеспечения небольшой армии.


Задержано больше 60 человек.


Задержаны торговцы оружия 8 мастерских в 21 регионе России ФСБ, Оружие, Диверсанты, Россия, Украина, Спецслужбы, Видео, Длиннопост
Показать полностью 5 1
  •  
  • 84
  •  

ФСБ опубликовала видео задержания украинского диверсанта в Крыму

МОСКВА, 15 авг — РИА Новости. Федеральная служба безопасности (ФСБ) опубликовала видео задержания агента СБУ Геннадия Лимешко, готовившего в Крыму серию диверсий.

Сотрудники ФСБ. Архивное фото


Сообщалось, что задержанный, в частности, планировал повредить ЛЭП и обесточить город Судак, вызвать горный обвал на автодорогу в Новый Свет и поджечь лес.


На видео силовики изымают у задержанного две тротиловые шашки, гранату, телефон, пилу и фотоаппарат, а также демонстрируют паспорт гражданина Украины и миграционную карту, где зафиксирован въезд диверсанта в РФ, 9 августа 2017 года. Кроме того, на предоставленных кадрах задержанный признается, что ему было поручено повредить линии электропередачи.


РИА Новости https://ria.ru/incidents/20170815/1500369457.html

ФСБ опубликовала видео задержания украинского диверсанта в Крыму ФСБ, Крым, Диверсанты, Политика, Украина, Россия, Видео
Показать полностью 1
  •  
  • 123
  •  

Бандере "привет" пусть передают.

Бандере "привет" пусть передают. Украина, Диверсанты, ЛНР, Политика

Украинские диверсанты подорвались на своей же мине в "серой зоне".


Разведка Народной милиции самопровозглашенной Луганской народной республики выявила несколько диверсионно-разведывательных групп украинских Вооруженных сил в "серой" (то есть нейтральной) зоне в Донбассе.


Как рассказал представитель военного ведомства ЛНР Андрей Марочко, диверсанты были обнаружены, в частности, в районе населенного пункта Нижнетеплое, где они минировали территорию.


А в районе населенного пункта Катериновка, по его словам, украинская диверсионная группа подорвалась на своей же мине. "В результате двое диверсантов получили ранения и один погиб", — приводит слова Марочко


https://www.vesti.ru/doc.html?id=2915365

Показать полностью
  •  
  • 78
  •  

Без права быть собой

Без права быть собой Святогоров, Разведчик, Диверсанты, СССР, Великая Отечественная война, История, Длиннопост

В фильме «Щит и меч» (1968) советский разведчик Александр Белов (актёр Станислав Любшин), выехавший в 1940 году из Риги в Германию под именем немца-репатрианта Иоганна Вайса вместе со своим другом Генрихом Шварцкопфом (Олег Янковский), дядя которого Вилли (Альгимантас Масюлис) был оберфюрером СС, по протекции последнего попадает в абвер и к концу войны в чине гауптштурмфюрера СС становится офицером для особых поручений шефа службы безопасности (СД) бригадефюрера СС Вальтера Шелленберга. Но мало кто знает, что у Иоганна Вайса был прототип, который все эти годы жил в Киеве и поведал свою удивительную историю лишь незадолго до своей смерти.


15 декабря 1913 года в Харькове в семье Пантелеймона Святогорова, рабочего одного из заводов, родился сын, которого назвали Сашей. В 1932 году по распределению Александр попал на «Запорожсталь», где стал начальником цеха и вступил в партию. В 1939 году толкового коммуниста пригласили в НКВД. Оперуполномоченный Смешко, который вел беседу (впоследствии ректор Киевского института иностранных языков), пожаловался на то, что у советских людей неоднозначное отношение к чекистам. Мол, перегибы, конечно, были, но именно поэтому в НКВД нужны серьезные люди, которые могли бы исправить ситуацию…

И Александру пришлось заняться не «посадкой», а реабилитацией тех, кто пострадал без вины. Были пересмотрены сотни дел. Всего по стране на свободу вышли более 300 тысяч человек. Только по армии среди 40 тысяч репрессированных командиров было рассмотрено около 30 тысяч жалоб, ходатайств и заявлений, в результате чего восстановлено более 11 тысяч человек.


С началом войны чекисты были первыми, кто встретил фашистов. Бойцы в зелёных и васильковых фуражках стояли насмерть и нередко являлись последним резервом, ни разу не сдавшись врагу. Александр Пантелеймонович вспоминает: «18 августа немцы подходят к Запорожью. Мы, 150 чекистов, по приказу полковника Леонова, начальника нашего управления, занимаем оборону. Вокруг паника. Из города бегут почти все директора предприятий и ждут сообщения по радио – когда же немцы захватят Запорожье. А они не захватывают… В нашу задачу входило – перед отступлением взорвать «Запорожсталь», алюминиевый завод, другие важнейшие стратегические объекты. Мы минировали, готовились к уничтожению. Все эти полтора месяца, пока мы вместе с армией держали город, многие предприятия удалось размонтировать и вывезти. 3 октября, когда стало совершенно ясно, что город не удержать, Леонов отобрал десять человек, я был среди них, и поставил задачу: перед отступлением надо успеть взорвать телеграф, телефон и еще кое-какие объекты. И когда немцы уже входили в город, мы выполнили эту задачу и еще успели уничтожить наши документы и поджечь здание НКВД. И потом уже, поздно ночью, тропами выбирались из города. Мы были в гражданском и имели в своем распоряжении одну машину, какой-то «фордик»… Полковник Леонов меня заметил и сделал своим адъютантам. Вскоре он стал начальником разведки Украины. И он взял меня в управление разведки. Но в феврале 1942 года Леонов погиб. А я, еще усиленно обучаясь сам, в том числе немецкому языку, уже занимался подготовкой диверсантов для заброски в тыл фашистов в составе 4-го Управления НКВД, которым руководил старший майор госбезопасности Павел Анатольевич Судоплатов.

— Когда вы участвовали в ликвидации военного коменданта Харькова генерала Георга фон Брауна — это была Ваша первая серьезная разведывательно-диверсионная спецоперация?

— Еще перед тем, как Харьков захватили немцы, мы создали там агентурную сеть. Мне было поручено через агентуру сообщать данные о том, что происходит в оккупированном городе, а также организовывать диверсии.


Одним из важнейших объектов Харькова был особняк, в котором до войны жил первый секретарь ЦК КП(б) Украины Никита Хрущёв. Этот особняк в народе называли «Домом Хрущёва». После ухода Красной Армии его облюбовал военный комендант Харькова командир 68-й пехотной дивизии 6-й армии генерал-майор Георг фон Браун — двоюродный брат знаменитого конструктора ракет ФАУ-1 и ФАУ-2 Вернера фон Брауна, будущего основоположника ракетно-космической отрасли США. В «Доме Хрущёва» нами было заблаговременно установлено два взрывных устройства. Причем одно из них – радиомина новейшего образца, разработанная легендарным диверсантом Ильей Григорьевичем Стариновым, который и замаскировал её в особняке. Дом усиленно охранялся, а время торопило. Наконец – удача. Через своего человека, работающего у немцев, я узнал, что в доме будет приём. И в тот момент, когда у коменданта Харькова собрался цвет немецкого офицерства, раздался огромнейшей силы взрыв. Под обломками дома погибли фон Браун и около двух десятков офицеров вермахта. Фашисты заметались в поиске. Но безуспешно…


Подобным образом радиоминами Старинова были взорваны центр Киева и многие объекты в других городах.

— А когда вас направили в глубокий вражеский тыл?

— Вскоре после освобождения Киева меня в качестве руководителя диверсионно-разведывательной группы десантировали на территорию Польши, в Люблинское воеводство. Нужно было продолжить начатое Николаем Кузнецовым дело – проникнуть в такие фашистские спецслужбы, как гестапо и абвер. Один из местных партизанских отрядов стал нашей базой. Мы там быстро освоились и начали проводить свои операции.

— В чем они заключались?

— Мы готовили наших разведчиков, сочиняли им легенды; у нас были специалисты, которые изготавливали немецкие документы… Засылали наших агентов во вражеские службы для осуществления диверсий, убийств.

— И вы готовы рассказать даже о том, что в Польше, будучи руководителем диверсионно-разведывательной группы, сами действовали как боец дивизии СС «Галичина»?

— Представьте себе – готов. Начиналось все это таким образом. В августе 44-го года под Бродами дивизию СС «Галичина» разгромили. Это исторический факт. Так вот, остатки этой дивизии остались на территории оккупированной немцами Польши. И к нам, на партизанскую базу, приходили группы из этой дивизии, говорили примерно так: «Оце ми прийшли до вас добровільно. Ось наша зброя. Так, ми служили німцям, але зрозуміли, що вони нас обдурюють, що збудувати самостійну Україну вони ніколи нам не дозволять. Бандеру вони вже заарештували. Ви нам довіртесь – і ми вам допомагатимемо…». И я со своим помощником Толей Коваленко отобрал из них наиболее пригодных ребят и задействовал в своих операциях. При этом и я, и они действовали под прикрытием того, что мы – бойцы дивизии СС «Галичина». Мы выследили шефа одного из подразделений гестапо. В его кабинете заложили взрывчатку. И взорвали… В этот же период я охотился за Эрихом Кохом. Он был гауляйтером Восточной Пруссии и рейхскомиссаром Украины. В Ровно был его штаб. До этого к нему подбирался Кузнецов… Так вот, после гибели Кузнецова мой начальник, генерал Савченко, посылая меня в Польшу, подчеркнул: одна из твоих главнейших задач – разыскать и ликвидировать Эриха Коха. Обычно нам давали задания, напечатанные на машинке. Но на этот раз оно было написано от руки. То есть, было настолько сверхсекретным, что его не доверили даже машинистке.


В то время Эрих Кох из Ровно уже бежал в Восточную Пруссию, а оттуда его ожидали в Кракове, в резиденции Ганса Франка замке Вавель. Мы заслали в замок своего разведчика Болеслава Матеюка по кличке «Лех». Он был ксендзом и в этой резиденции вскоре стал своим человеком. Болеслав дал нам подробнейшую схему замка, расположение комнат, в которых должен был находиться Кох. К сожалению, один из моих агентов по кличке «Электрик» оказался предателем, выдал противнику наши планы. Потом мы его ликвидировали. Но всю операцию пришлось тогда срочно сворачивать. Так что Эриха Коха ни Кузнецову, ни моей группе ликвидировать не удалось. Его арестовали лишь в 1949 году и после десятилетнего ожидания приговорили к смертной казни 9 мая 1959 года, но не расстреляли, потому что именно он вывез Янтарную комнату! Он знал, где она находится. Но не сказал… Или слил эту информацию полякам, а они скрыли ее от советских властей, поэтому Кох содержался в комфортных условиях в старинной польской тюрьме Мокотув и умер естественной смертью в 1986 году в возрасте 90 лет.

— Расскажите, как вам удалось взорвать Люблинскую разведшколу.

— В этом сверхсекретном учебном заведении абвера готовили для засылки в нашу страну диверсионные группы, созданные из власовцев и других предателей. Так вот, это осиное гнездо – Люблинскую диверсионную школу – нам было поручено уничтожить. Под видом хорунжего дивизии СС «Галичина» я завязал разговор с одним из её руководителей, сообщив ему, что мечтал бы быть полезным «великой Германии» в другом качестве и «заняться настоящим делом». Это позволило моим людям проникнуть в разведшколу, а когда в школу прибыл шеф люблинского гестапо штурмбанфюрер СС Акардт, мы провели боевую операцию. Всё разгромили, почти всех перестреляли, захватили документы и нескольких инструкторов школы, которые на допросе дали ценные показания. К сожалению, Акардта живим взять не удалось: он погиб в перестрелке.

— Правда ли, что вам удалось взять в плен личного представителя шефа абвера адмирала Канариса – Вальтера Файленгауэра. Как это было?

— В июле 1944 года разведчик нашего отряда, поляк Станислав Рокич, в совершенстве владевший немецким языком, по нашему заданию проник к немцам как гауптман Фридрих Краузе. Он познакомился с немецкой машинисткой и переводчицей Таисией Брук, от которой получал довольно интересную информацию. От нее же он узнал, что в Люблин прибывает личный представитель адмирала Канариса, именитый абверовец Вальтер Файленгауэр, очень опытный разведчик.

— И вас заинтересовало – зачем?

— Вот именно! Зря такую важную птицу не прислали бы. Вместе с ним приехала и его личная секретарша Зофия Зонтаг, которая оказалась хорошей знакомой Таисии Брук. И у нас возникает смелый план. Гауптман Краузе срочно «объясняется в любви» своей «невесте», назначается помолвка, на которую Таисия Брук приглашает Зофию Зонтаг. Мы знали, что Файленгауэр ревнив и не отпустит Зофию на вечеринку одну, а, возможно, приедет с ней. Наш расчет оправдался. Хотя мне и пришлось потратить на это лжеобручение несколько тысяч злотых, «улов» был знатным.

— Неужели обошлось без выстрелов?

— Конечно, нам хотелось осуществить операцию без единого выстрела, чтобы не поднимать шума и не привлекать внимание. Но стрелять пришлось. Мы сняли охрану, ворвались в дом, где как раз в разгаре была попойка.

— Так с какой же целью прибыл посланец Канариса?

— Он оказался одним из организаторов операции под кодовым названием «Сатурн». Под его руководством готовились для заброски в наш тыл диверсионные группы. Несколько уже было заброшено. О них он и рассказал. Вскоре все эти уже засланные группы были ликвидированы.


Именно Александр Пантелеймонович Святогоров консультировал Вадима Кожевникова во время его работы над книгой «Щит и меч», рассказывая писателю о жизни и быте разведшколы абвера под Люблином. Актёр Станислав Любшин, исполнитель роли Иоганна Вайса, несколько раз встречался со Святогоровым в Киеве. Кроме того, Александр Святогоров был также консультантом фильма «Подвиг разведчика». Некоторые эпизоды, блестяще сыгранные Павлом Кадочниковым, — это эпизоды боевой биографии Александра Пантелеймоновича. С разрешения начальства он рассказал их автору сценария. В частности, в основе эпизодов, связанных с похищением фашистского генерала Кюна, лежат организованные Святогоровым операции по похищению опытного разведчика Вальтера Файленгауэра, а затем на территории Словакии — немецкого полковника Курта Хартмана.


В августе 1944 года обстановка в Словакии резко обострилась. Приближение советских войск вызвало подъем антифашистского движения. Многие словацкие солдаты открыто выражали готовность вступить в борьбу с фашистским режимом Тисо. Сотнями они пополняли ряды партизанских отрядов. 29 августа правительство Тисо обратилось к Гитлеру с просьбой оказать помощь в борьбе с нарастающим партизанским движением. Но вспыхнувшее в ночь на 29 августа восстание не позволило немецко-фашистскими войсками оккупировать Словакию. Александр Пантелеймонович рассказывает: «Наша десантная диверсионно-разведывательная группа из 12 человек под моим руководством была высажена на базу партизанского соединения Алексея Егорова в районе Банска-Бистрицы 16 октября 1944 года. Группе присвоили название “Зарубежные”, а я действовал под псевдонимом “Зорич”. Группа занималась подбором и подготовкой разведчиков-диверсантов для выполнения особых заданий. Во время пребывания в Банска-Бистрице мне довелось неоднократно общаться с прославленными руководителями восстания Карелом Шмидке, Густавом Гусаком (будущим президентом Чехословакии), Алексеем Асмоловым. Они нам всячески помогали. Карел Шмидке выделил крупную сумму денег, предупредив о необходимости расплачиваться со словацкими крестьянами за продовольствие. Узнав, в каком направлении следует наша группа, Шмидке попросил оказать помощь в освобождении из фашистских застенков генерального секретаря компартии Словакии Вильяма Широкого и члена ЦК Юлиуса Дюриша. Их побег нам удалось организовать при активном участии отважного разведчика Сергея Каграманова. Вскоре Широкого и Дюриша под интенсивным обстрелом немцев благополучно доставили в расположение советских войск, а затем – в Кошице, где находилось чехословацкое правительство.


— В своей работе вы опирались также и на местные кадры?

— Да. К примеру, главным связующим звеном группы «Зарубежные» был братиславский портной Штефан Халмовский. Ежедневно, рискуя жизнью, этот бесстрашный человек и его супруга принимали и отправляли наших связных, передавали ценнейшие сведения, которые пересылали в Центр. Неоднократно мастерскую Халмовского посещал разведчик-связной Эмиль Дуцкий. Однажды ночью он наскочил на немецкий патруль. Разведчик сумел убедить фашистов, что допоздна задержался у девушки. Рассказ о свидании понравился патрульным, но они все же пожелали проверить, где ночной гуляка живет, и пошли за ним. Эмиль оказался в трудном положении, так как никакого жилья в Братиславе у него не было. Но он проявил исключительную находчивость: проходя мимо барака, где строившие мост рабочие справляли вечеринку, он решил заглянуть туда. Смело открыл дверь, подошел к столику, за которым сидели сильно подвыпившие рабочие, обратился к одному из них, как к старому знакомому, выпил с ним стакан водки и, подхватив «приятеля» за пояс, повел его в другую комнату укладывать спать. Эта сцена вполне успокоила немцев, и они оставили Эмиля в покое. Нашим разведчикам удалось проникнуть в близкое окружение президента Тисо, и мы готовили его похищение. Но перестарались. Создали для подстраховки две группы захвата, и они… помешали друг другу. Тисо, почуяв опасность, удрал в Баварию и был арестован там в июне американцами, а затем выдан Чехословакии, где его приговорили к повешению за государственную измену. 18 апреля 1947 года приговор был приведён в исполнение.

— С вами работали и женщины?

— А как же. К примеру, наши разведчицы, очень красивые девушки, Гелена и Боришка посещали рестораны, завязывали знакомства с немецкими офицерами, добывали ценную информацию, оставляя «на память» мины с часовым механизмом. Спустя несколько месяцев их вычислило и схватило гестапо. Им организовали очную ставку с уже арестованным разведчиком Яном Колено. Но они, несмотря на жесточайшие пытки, его не выдали. Гестаповцам все же удалось изобличить их как исполнителей диверсионных актов. Девушкам грозила казнь. Все мои диверсанты были задействованы в их спасении. Мы подкупили охранников, и таким образом Гелена и Боришка были спасены. А Ян Колено был депортирован в Брно, и мы не смогли ему помочь. Немцы его расстреляли. Большое мужество, отвагу и находчивость проявляла наша разведчица Женя Редько. Кроме акции по проникновению в фашистскую службу безопасности в Братиславе и постоянному приобретению там крайне необходимых нам для оперативной работы документов и бланков, она участвовала также в дерзких операциях, в результате которых нам удалось захватить ряд старших фашистских офицеров и предателей.

— Могли бы вы рассказать хотя бы об одном таком эпизоде?

— Могу. Как-то мы получили задание добыть в качестве «языка» немецкого штабного офицера для 2-го Украинского фронта. Женю Редько должным образом экипировали, снабдили соответствующими документами (паспортом, пропуском) и вместе с разведчиком-словаком Войтом Свободой послали в Злате-Моравце, предварительно разработав им надежную легенду. В ресторане Женя начала заигрывать с немецким оберстом (полковником). Станцевав с ним несколько туров, девушка заявила, что ей пора возвращаться домой, потому что ее тетушка будет волноваться. Изрядно подвыпив, оберст Курт Хартман начал приставать с любезностями. Закончилось тем, что он «уговорил» девушку разрешить сопровождать её домой, в местечко Недановце. Там мы и захватили его вместе с двумя солдатами и водителем.


Зимой 1944 года фашистский комендант Злате-Моравце назначил за голову «Зорича» — Александра Святогорова — щедрую награду – полмиллиона словацких крон… Целое состояние!


— Александр Пантелеймонович, а где вы встретили День Победы?

— В Братиславе.



— Александр Пантелеймонович, а чем Вы занимались после войны?

— В декабре 1945 года, поскольку я воевал в Словакии и знал язык, меня после стажировки в МИДе послали в качестве вице-консула СССР в Братиславу.

— Вы были резидентом?

— Да. А дипломатическая должность была не более чем прикрытием. Но вице-консулом я был всего два месяца. Потом генконсул Демьянов уехал в Москву, а я был назначен на его должность. Потом, во второй половине 1948 года, меня отозвали в Киев, а оттуда направили в Берлин. В Германии, при проведении оперативных мероприятий, я действовал под крышей «невозвращенца». Наше разведуправление находилось в пригороде Берлина – Карлсхорсте, в доме, где в мае 1945 года Жуков подписывал Акт капитуляции Германии. Оттуда мы «доставали» Австрию и Западную Германию.

— Вас, наверное, тогда очень интересовал Мюнхен?

— Совершенно верно. Ведь там обосновалась западногерманская разведка БНД и все важнейшие антисоветские центры, включая бандеровцев. Где-то в 1951 году из Нью-Йорка туда приехал Александр Керенский. Он хотел объединить все эти партии и организации в единый антисоветский центр.

— Генерал Павел Анатольевич Судоплатов в своих мемуарах пишет, что во время приезда Александра Керенского в Мюнхен в Москве очень серьезно рассматривался вопрос о его ликвидации.

— Дело было так. Керенский собрал представителей всех этих организаций, но объединения не получилось – все перессорились… Особенно резкий отказ он получил со стороны украинских националистов. И поскольку его миссия оказалась неудачной, то и вопрос о его ликвидации перестал быть актуальным…


В 1953 году Лаврентий Павлович Берия поручил Александру Святогорову проникнуть в пражское отделение израильского МОССАДа и выкрасть секретные шифры. Александр Пантелеймонович направил разведчицу Бьянку ко второму секретарю израильской миссии Герзону. Она пригласила его в особняк своих родителей, якобы уехавших на несколько дней в другой город, и провела с ним бурную ночь. Все это фиксировалось скрытой кинокамерой и впоследствии, как рассказывал Александр Пантелеймонович, не без удовольствия просматривалось советскими разведчиками. Когда незадачливый любовник уснул, Бьянка тихонько вытащила из кармана его одежды связку ключей и передала чекистам. Те оперативно проникли в помещение миссии (её охранник был человеком чехословацкой контрразведки), извлекли из сейфа и сфотографировали книжечки с шифрами и кодами, а затем вернули ключи Бьянке. Когда Герзон проснулся, ключи уже снова находились в кармане его пиджака, а счастливая женщина несла ему в постель дымящийся кофе. Он был уверен, что она без ума от него как от мужчины. В течение двух лет чекисты были в курсе всех действий МОССАДа.


После выхода в отставку полковник Александр Пантелеймонович Святогоров долгие годы работал заместителем директора по вопросам безопасности Института кибернетики НАН Украины, где старшим научным сотрудником работал и его сын Леонид. Вот отрывок из его интервью к 100-летию отца:

— Леонид, Вы упоминали операцию «Сатурн», организатора которой Вальтера Файленгауера захватил ваш отец. Она имеет отношение к известной кинотрилогии о разведчиках — «”Сатурн” почти не виден», «Путь в “Сатурн”» и «Конец “Сатурна”»?

— Самое непосредственное. Папа был консультантом создателей этого фильма. Он рассказал им, как работала — все та же люблинская — школа абвера, как в нее внедрялись наши агенты, каким проверкам их подвергали. И в адрес этого фильма я не могу бросить упрек, что там что-то приукрашено.

— А к созданию сериала «Семнадцать мгновений весны» Вашего отца привлекали?

— Автор сценария Юлиан Семёнов обращался к отцу за консультациями, но официальным консультантом этого фильма папа не был. К тому времени во вкус этого дела вошли генералы, решившие, что у них больше прав консультировать киношников.

— Давайте вернемся в годы войны. В одном ведомстве вместе со Святогоровым служили и воевали такие известные разведчики, как Дмитрий Медведев и Николай Кузнецов. Вашему отцу не довелось пересекаться с ними?

— К сожалению, нет. Медведев и Кузнецов служили в Москве и готовились к заброске в леса под Ровно. Отца же забрасывали в Польшу из Киева, по линии наркомата госбезопасности Украины. И это было уже после того, как Кузнецов пропал без вести. Ведь о том, что он героически погиб, стало известно лишь после войны. Отец говорил, что всю правду о Николае Кузнецове в силу определенных обстоятельств общественность узнает еще не скоро, а что-то будет скрыто навечно…


По мнению историка спецслужб, полковника Анатолия Степановича Терещенко, «майор Зорич» унёс с собой в могилу главные тайны. До сих пор точно неизвестно, как ему удалось проникнуть в гестапо, затем в одну из засекреченных разведшкол абвера, захватить в плен адъютанта самого адмирала Канариса, войти в доверие к командиру украинской карательной дивизии СС «Галичина»…


Александр Пантелеймонович не дожил до своего 95-летия менее полугода. Выглядел он еще моложаво, был довольно бодр, планировал в День Победы встретиться с боевыми товарищами, но приболел. Наверное, слишком тяжелым грузом оказались воспоминания, которые наваливаются на старых солдат в день начала войны 22 июня. Именно в этот день душа фронтовика ушла «в поля за Вислой тёмной», где много лет назад остались лежать многие из его друзей.

Показать полностью
  •  
  • 78
  •  

Детство с диверсантами

Хотел было ответить комментарием на комментарий, да информации уже на целый пост набралось.


Родился я и вырос в Севастополе. Детство мое пришлось на сложный период 90-х годов. На одном месте сидеть не мог и постоянно убегал из дома в поисках приключений (однажды меня нашли в нескольких километрах от дома – я тусил со стаей бродячих собак).


Превентивно отвечу на резонный вопрос - родители за мной следили, просто я реально выбирался так, что Сэм Фишер мог бы мной гордиться.


Родители не хотели седеть раньше времени, а бабушка с дедушкой хотели прожить подольше, поэтому на семейном совете было принято решение – брать меня с собой на работу по очереди.


Чаще всего я тусил на работе у мамы – в военной части, где тренировали, как потом оказалось, боевых пловцов и, морских котиков

Детство с диверсантами Детство, Диверсанты, Дельфин, Морские обитатели, Сивучи, Морской слон, Длиннопост

и дельфинов

Детство с диверсантами Детство, Диверсанты, Дельфин, Морские обитатели, Сивучи, Морской слон, Длиннопост

Круглый год я купался в крытом бассейне с молодыми дельфинами и морскими котиками под присмотром тренеров – уже с синюшными губами меня вытаскивали из воды, практически насильно кормили (я всю порывался метнуться обратно в бассейн) и отпускали снова.

Были и новогодние выступления дельфинов, которые устраивали для детей военнослужащих. Самое яркое впечатление – нас по очереди подводили к краю бассейна, а дельфин, выныривая из воды, отдавал подарок.


Помню, как плакал, когда узнал, что морского котика Тишу затянуло в сливную систему бассейна. Не знаю точностей, помню только что на мой вопрос, где он, мама ответила, что его нашли в сливной системе – он туда попал и погиб.


Но это были, как потом оказалось, животные только-только пойманные и обученные базовым командам – как в обычном дельфинарии. На самом же деле там происходили куда более серьезные вещи. Летом я тусил уже не в бассейне, а в море. Возле одной из пристаней были сеточные вольеры, где жили огромные сивучи и дельфины. Увидев их впервые, я решил, как и в бассейне, искупаться с ними, поэтому рванул что есть мочи, срывая с себя одежонку на ходу. Помню только крик кого-то из взрослых «Стой, убьют!». И я остановился. Вот никогда никого не слушал, чем бы ни пугали. А тут встал как вкопанный. Потом мне и рассказали, что это дельфины, уже боевые, они патрулируют городские бухты, ищут снаряды, торпеды, мины и диверсантов.


Там же были сивучи

Детство с диверсантами Детство, Диверсанты, Дельфин, Морские обитатели, Сивучи, Морской слон, Длиннопост

И морские слоны, которых я стремался до усрачки, потому что они и на вид-то не очень, так и ревут еще стремно

Детство с диверсантами Детство, Диверсанты, Дельфин, Морские обитатели, Сивучи, Морской слон, Длиннопост

(эдакий стремный вариант Ждуна)

Тренеры рассказывали, что на них всех этих животных могла быть вообще куча устройств, чуть ли не ракетных установок.


На дельфинов надевали специальные захваты для диверсантов – врезаясь в аквалангиста, захват срабатывал, обездвиживая пловца, и выкидывал буй. На поверхности добычу принимали уже люди и тягали супостата по застенкам.



Прошу прощения за неточности – рассказываю как помню)

Показать полностью 4
  •  
  • 94
  •  

И снова про подводников. Диверсант.

Учения по борьбе с диверсантами у нас проводились достаточно регулярно. Я думаю, работникам особого отдела надоедало бесполезно бороться с врагом внутренним — из-за его отсутствия — и они переключали наше внимание на гипотетического диверсанта. Надо же чем-то зарплату оправдывать. Они и так стеснялись — людям доверены тайны высшего порядка и ядерное оружие, а за ними нужно следить, ежемесячно отчитываться перед начальством об их незрелых заявлениях и антиправительственных настроениях.


Например:

— » Замполит «Б-101″ жаловался товарищу, что для новых орденов Леонида Ильича не хватает места на портрете, и он вынужден приклеивать бумажечку на багет портрета, а затем дорисовывать очередную звездочку. Скоро закончится не только багет, но и стенка рядом с портретом;

— Замполит » Б-33″ в казарме постоянно слушает песню полузапрещенного автора Высоцкого В.С. «Растопи ты мне баньку, хозяюшка», или » Банька по-черному», или » Банька по-белому»-по-разному в разных источниках;

— Минер » Б- 50″ в пьяном виде кричал: » Всех бы пострелял!», но без фамилий и указания рода оружия. Алекс.»

Начальство реагировало немедленно: «Центр — Алексу. Рекомендовать политотделу проверить Ленинскую комнату у первого. Принять зачет по знанию секретного делопроизводства у второго. О результатах, которые должны быть негативными, доложить секретной почтой. Третьего наказать за что-нибудь, и записать, что будет кричать. «Баньку» переслать в наш адрес — не слушали, а с цветом разберемся».

И наши Алексы и Юстасы бросались выполнять эти ценные указания — ЦУ.

Мы на них не обижались: на флоте очень много нужного, но совершенно бесполезного, а так же нужных, но бесполезных людей.( В список можно добавить и офицеров — химиков).

А «Баньку», как люди чистоплотные и зачастую лишенные возможности помыться месяцами, мы любили и, в пику им, начинали слушать во всех экипажах.

Шпиона мы почему-то представляли таким:

предположительно американец, но с японскими генетическими корнями. Этакий низкорослый негр с раскосыми глазами и очень злым лицом, обвешанный магнитными минами, в камуфляжном гидрокостюме и со звездно-полосатым флагом (а как же без флага? Что он будет водружать на штабе бригады в случае своей победы?) за пазухой. Морской котик среди наших камчатских нерп.

Чужой флаг над штабом бригады приводил нас в негодование.

По тревоге мы получали пистолеты, стреляющие металлическими стрелками вместо пуль, и специальные гранаты, взрывающиеся на заданной глубине. Потом долго мерзли и скучали. Иногда бегали по заснеженным сопкам, гоняясь, как правило, за лисой, принятой за шпиона. Лиса на бегу гадила от страха. Хуже было, если суматоха поднимала из берлоги медведя или беспокоила росомаху. Тогда гадили уже мы.

Наша бдительность возрастала многократно. После пяти — семи таких тревог казалось, что проклятый негр сидит под кустом, прячется в куче мусора, скрывается за дверью подъезда, плещется у борта самого святого — твоей подводной лодки, замаскировался под старшего офицера и только поэтому не отвечает на окрики пьяного старшего лейтенанта: » Эй, ты! Стоять! А ты кто такой? Покажи личико, я сказал!»

По любому такому случаю игралась тревога, и личный состав экипажей начинал рыскать по поселку. Оказывалось, что под кустом присел матрос-таджик, привыкший гадить на природе, в куче мусора прилег пьяный флагманский химик, не нашедший в себе сил двигаться дальше, а за дверью подъезда (чужого!) прятался пропагандист политотдела, заходивший к жене доктора, находившегося в море. Заходил, конечно же, за таблетками или солью. И не прятался вовсе, а из кармана монетка выпала, подобрать хотел, дверь подъезда открыл, чтобы света больше было, и т.д.

Старший офицер действительно был старшим офицером из штаба флотилии, проверяющим нашу бдительность и уже отвыкшим от обращения «Эй, ты!».

Личный состав, войдя во вкус игры, оставался глух к протестам и объяснениям и всех тащил в штаб бригады, к оперативному дежурному. А уж тот решал, отпускать их, или нет. Я думаю, что у него был фоторобот того шпиона. Иначе как бы он так лихо, на свой страх и риск, отпускал задержанных ?

Хуже было с тем, который плескался. Его заметил помощник (назовем его Прошкиным) с соседней лодки и поднял тревогу.

— Бля буду, мужик, негр, вот с такими усами, морской котик, сказал типа «фырк!» и погрузился в районе кормы. Я с корня пирса мочился а тут…- захлебывался помощник.

— Не «фырк!», а «fuck!» — помрачнел искушенный в языках замкомбрига. — Тревогу играть надо. Точно, американец.

Сказано — сделано. Весь поселок был выдернут из теплых постелей, а матросы из коек. Затопали сотни ног, обутых в матросские «гады», заскрипели двери оружейных сейфов, защелкали рожки, пристегиваемые к автоматам, начались хождения усиленных патрулей и беготня.

Сообщили на флотилию, те — на флот. Более того — РАЗБУДИЛИ КОМАНДУЮЩЕГО ФЛОТОМ!

Он, в силу должностного положения, позвонил ГЛАВКОМУ. Тот-

МИНИСТРУ ОБОРОНЫ! Вооруженные силы страны были приведены в состояние ПОЛНОЙ БОЕВОЙ ГОТОВНОСТИ!

Обстановка в мире была напряженной. Один диверсант мог уничтожить магнитными минами целую бригаду кораблей. Именно это сделал мой друг, Герой Вьетнама, Ван, в порту Камрань. Появление диверсанта в отдаленной базе подводных лодок очень напоминало ответный ход.

Сначала штабисты Главного штаба ВМФ, а затем всех родов и видов Вооруженных Сил, сгрудившись у карт, пытались

вникнуть в указания штаба Генерального. Дело было трудным изначально. Дело в том, что в военной доктрине того времени было записано, что войну мы первыми не начнем, но наш удар будет упреждающим. По логике, упредил — значит, ударил первым, то-есть первым и начал. Мы в такие дебри военной науки старались не лезть, для этого штабные есть, но и им было трудно с подобной казуистикой. Но военные — люди решительные. Не знаешь, что делать — командуй хоть что-нибудь. Скомандовали.

Взревели моторы самолетов, выруливающих на взлетные полосы, грозно зашевелились башни огромных береговых орудий, крейсера начали сниматься с якоря, а десантные корабли, приняв морскую пехоту и технику, отдали швартовы. Командиры атомных подводных лодок достали из сейфов пакеты с ключами от ядерного оружия и указанием первой цели. Завращались радары дежурных кораблей и береговых постов наблюдения, полетели куда-то вертолеты с пограничниками, залаяли сторожевые собаки на блокпостах, и даже ВОХРа на оружейных складах лихорадочно защелкала затворами, досылая патрон…Военкоматы начали внеплановый призыв «партизан» на сборы.

Связисты готовились обеспечить переговоры Президентов.

Супостат, обнаружив нашу активность, проделал то же самое.

В это время на одной из лодок не досчитались штурмана. Сначала подумали, что тот взят в плен в качестве языка иностранным шпионом. Потом вспомнили, что как язык штурман вообще никакой ценности не представляет, и вскрыли дверь его каюты. Он спал, свернувшись калачиком, пьяно и безмятежно. Стеклянная струйка слюны, трогательно, как у ребенка, вытекала из приоткрытой пасти на не первой свежести подушку.

Штурман был опытным офицером и не сопротивлялся, когда его вели к комбригу. Он знал, что пьянство, даже во внеслужебное время, есть повод для наказания. Но раскаяние может это наказание смягчить, в зависимости от глубины и осознания. Поэтому каяться он начал с порога кабинета:

— Товарищ комбриг, ей — богу, грамм по четыреста всего и выпили, помочились с конца пирса, и спать — устал я очень, всю прошлую ночь карты корректировал, поэтому тревоги не слышал…

— С кем мочились? — корректно спросил комбриг, понимая, что собутыльника проговорившийся штурман не выдаст.

— Да с Прошкиным, на нерпу, здоровенная такая, я еще ее морским котиком обозвал, все хотел в голову попасть, да струя уже не та — возраст. Прошкин кричал еще — где котик, где котик, но я спать пошел.

На комбрига было страшно смотреть. Сначала он выплеснул

весь свой богатейший запас ненормативной лексики в воздух.

( Немедленно см. словарь!)

Воздух загустел до состояния киселя, а потом еще и запах. Это пукнул оперативный дежурный, который тоже все понял, и которому через две минуты предстояло докладывать в Главный штаб ВМФ о ходе противодиверсионной операции. Любой армейский генерал, особенно иностранный, в подобной ситуации нашел бы один выход — немедленно с честью застрелиться. Можно было еще застрелить Прошкина, но это ситуацию уже не спасало. Исправить ее можно было, только пролив кровь. Если диверсанта нет, то чью?!

Комбриг распахнул окно, впустив в кабинет снежное дыхание пурги.

— Оперативный, а Прошкин о диверсанте по телефону доложил? Тогда понятно, почему запаха никто не учуял…Так, передай: всей противодиверсионной вахте одновременно бросить гранаты с кормы и пирсов в сторону моря. Пусть дальше бросают, чтоб лодки не повредить. Что всплывет — вылавливать сачками, которыми крабов ловят. Командованию доложу сам…

Потом, пробурчав себе под нос что-то типа: » чтобы в ложь поверили, она должна быть чудовищной», он поднял трубку спецсвязи:

— Товарищ командующий, благодаря умелым действиям личного состава, диверсант уничтожен. Да… гранатами в клочья разорвало… Матерый шпион-одиночка, такой дивизии стоит…

Один был, гарантирую…Мои тоже кое-что могут. Прислать клочья? Ну, пусть утром вертолетом заберут…Спасибо. Представить списки к государственным наградам? Есть…

Положив трубку, он выдохнул: — Прошкина ко мне.

Всю ночь Прошкин клеил камуфляжную ткань к обрывкам старого гидрокомбинезона, а потом рвал на клочья. Зубами. Края обжигал зажигалкой, а потом замачивал кусочки в тазике с морской водой. Работу комбриг контролировал лично. Главное в фальшивке — достоверность. Наши воины камуфляжа тогда не имели, обходились формой цвета хаки. Камуфляжную куртку изъяли у одного из заядлых бригадных охотников. Расставаясь с ней, он плакал. Потерю компенсировали «канадкой».

Утром прилетел вертолет и увез клочья на анализ, в Москву.

Там специалисты сначала обрадовались настоящей работе. А потом поняли, что это чистое надувательство. Ну не владеют американцы технологией приготовления клея БФ-88! И в резине не каучук, а в основном сажа! И камуфляжная ткань изготовлена в Балашово…

Но произвести такой доклад по делу, находящемуся на контроле у Президента? Дураков нет.

Дело было решено и закрыто на самом высшем государственном уровне.

Президенты подписали соглашение о неприменении диверсионных групп против наших государств в контексте программы разоружения.

Корабли вернулись в базы, самолеты приземлились, пушки зачехлили, международный скандал замяли.

Была даже оговорена сумма компенсации семье погибшего. Ее — семью -ищут до сих пор.

Комбриг получил репутацию человека, способного «разрулить» любую ситуацию, Прошкин — НСС от командования и кличку «морской котик» от сослуживцев.

Участники операции были награждены орденами и медалями. Но так как их было много, а наград мало, до бригады дошла лишь одна медаль «За боевые заслуги». Да и досталась пропагандисту политотдела, который на момент всей этой кутерьмы находился в отпуске. Так всегда бывает.

А нам было очень жалко нерпу. Клочьев ее шкуры хватило только на то, чтобы обшить руль бригадной «хлебовозки».

Некоторые даже начали сбор средств на строительство памятника погибшей. Был объявлен конкурс на лучшую эпитафию. Победил текст «Животному, предотвратившему третью мировую…». Даже место уже выбрали — у берега, напротив штаба.

Чтобы море плескалось у подножия постамента, сородичи нерпы подплывали и гордились, а так же воспитывали своих детенышей в духе патриотизма и самопожертвования…

Но дело не пошло по двум причинам. Во-первых, деньги на памятник брались у жен и благополучно пропивались в период кратких заходов в Петропавловск-Камчатский. Так что нужную сумму собрать никак не удавалось.

Во-вторых, комбриг, узнав об инициативе, ее не одобрил. Робкие возражения и примеры создания памятников собаке в Альпах, волчице в Италии и Русалочке в Дании, его не убедили.

— Будут глупые вопросы от проверяющих — раз. У нас не Италия — два. Согласен только на памятник Прошкину, но с надписью: » Животному, которое чуть не развязало третью мировую войну» — три.

На Прошкина деньги сдавать не хотелось. Так никого для потомков и не увековечили.


Автор Алексей Данилов.

Показать полностью
  •  
  • 122
  •  

Подтверждение

Подтверждение Россия, Украина, Политика, Крым, СБУ, Диверсанты

https://meduza.io/news/2016/11/21/cbu-nazvala-zaderzhannyh-r...

  •  
  • 49
  •  

Источник: предполагаемый сотрудник ГУР Минобороны Украины задержан с оружием в Симферополе. Да что ж неймётся-то всё рукожопым!

В Симферополе задержан вооружённый гражданин Украины, который может быть сотрудником главного управления разведки Минобороны Украины. Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на источник в правоохранительных органах.

«Задержан в Симферополе предполагаемый сотрудник ГУР МО Украины. Изъяты граната, пистолет, элементы для изготовления СВУ», — сказал источник.

Отмечается, что при задержании у него были обнаружены граната, пистолет и элементы для изготовления самодельного взрывного устройства.

9 ноября в Крыму были задержаны участники диверсионно-террористической группы. Они планировали диверсии на объектах военной инфраструктуры и жизнеобеспечения Крыма.

10 ноября суд в Севастополе вынес решение об их аресте на два месяца.

https://russian.rt.com/russia/news/333393-simferopol-zaderzh...

  •  
  • 78
  •  

Видео задержания диверсантов в Севастополе 10.11.2016

  •  
  • 52
  •  

Шкиряк уже грозится пожаловаться на Россию Трампу

Шкиряк уже грозится пожаловаться на Россию Трампу Политика, Украина, Крым, Трамп, Диверсанты, Провокация, Шкиряк, Спецслужбы

В Киеве ожидаемо пытаются откреститься от диверсантов Главного управления разведки Минобороны Украины, задержанных в Крыму при попытке совершения терактов.


Так, советник главы МВД Украины Зорян Шкиряк в эфире телеканала 112 убеждал, что диверсанты со взрывчаткой – «вымысел» российских спецслужб и грозил, что обо всем этом Киев расскажет новоизбранному президенту США Дональду Трампу.


«Никаких там не было ни украинских диверсантов, никаких угроз объектам на временно оккупированной территории не было. Сегодня Дональд Трамп, как новоизбранный президент Америки, начал получать информацию от ЦРУ, ФБР, АНБ и других структур о тех событиях, которые происходят в Крыму. В том числе, связанных с терроризмом», — заявил Шкиряк.


Баян ругался на картинку.

http://www.politnavigator.net/shkiryak-uzhe-grozitsya-pozhal...

http://vzglyad.net.ua/politika/shkiriak-rasskazal-kak-rf-pod...

Показать полностью
  •  
  • 126
  •  

ФСБ заявила о задержании в Крыму диверсионной группы Минобороны Украины

ФСБ заявила о задержании в Крыму диверсионной группы Минобороны Украины События, Политика, Россия, Крым, ФСБ, Украина, Минобороны, Диверсанты, Длиннопост

Сотрудник ФСБ. Март 2010 года

Фото: Ирина Калашникова/Коммерсантъ

ФСБ задержала в Севастополе членов диверсионной группы Минобороны Украины, готовивших диверсии на военных объектах в Крыму, сообщила пресс-служба ведомства. У задержанных изъяты оружие и взрывные устройства большой мощности


Центр общественных связей (ЦОС) ФСБ России сообщил в четверг, 10 ноября, о задержании в Севастополе членов диверсионной группы Минобороны Украины, которые готовили диверсии на военных объектах в Крыму, передает ТАСС.


«Федеральной службой безопасности РФ 9 ноября 2016 года в городе Севастополе задержаны члены диверсионно-террористической группы главного управления разведки Министерства обороны Украины, планировавшие совершение диверсионных акций на объектах военной инфраструктуры и жизнеобеспечения полуострова Крым», — говорится в сообщении ФСБ.


У задержанных были изъяты взрывные устройства «большой мощности», оружие и боеприпасы, средства специальной связи «и другие вещественные доказательства их преступной деятельности, в том числе карты-схемы объектов предполагаемых диверсий», отметили в спецслужбе.


Сейчас решается вопрос об избрании задержанным меры пресечения.



10 августа этого года ФСБ сообщила о предотвращении в Крыму терактов, которые, по данным ведомства, готовили спецподразделения Минобороны Украины. В частности, российская спецслужба отмечала, что в ночь на 8 августа украинские диверсанты предприняли несколько попыток прорыва в Крым, которые прикрывались «массированным обстрелом со стороны и сопредельного государства и бронетехникой вооруженных сил Украины».


После этого президент России Владимир Путин заявил о переходе Украины «к практике террора», а украинский лидер Петр Порошенко назвал все обвинения против Киева «фантазиями».


Позже стали известны имена задержанных — житель Запорожской области, сотрудник главного управления разведки Минобороны Украины Евгений Панов и житель Крыма Андрей Захтей.


ФСБ показала видео допроса Панова, который признается в том, что планировал устроить взрыв в аэропорту и на автовокзале в Симферополе совместно с сотрудниками украинской разведки.


На Украине завели дело о «похищении» Панова. Там считают, что его выкрали с территории Запорожья.



Мария Лейва



Источник: http://www.rbc.ru/politics/10/11/2016/582418309a79470e5477b0...

Показать полностью
  •  
  • 253
  •  

В ДНР раскрыта агентурная диверсионная сеть спецслужб Украины

http://mgbdnr.ru/news.php?id=20160912_00&img_num=1

  •  
  • 94
  •  

Пусть в нашей шкуре себя почувствуют

Работаю я на заводе. И есть у меня на работе Миша. И жутко он не любит начальство( а оно его.

Теперь ближе к сути:Цех где мы работаем и здание где обитает начальство рядом. Обслуживание естественно отличается.У начальства  даже уборщицы молоденькие(сравнительно) . Это первое на чем вышел конфликт Миши.Уж больно любит он девушек и зависть прокралась к нему. Долго он решал как бы отомстить начальству за такое лишение.И вот в один день Миша на курилке узнает интересный факт: туалетная бумага у нас тоже разная.В цеху дешевая  грубая) а у начальства дорогая мягкая.

-Ну, буржуи!- В сердцах воскликает Михаил, - жопы попы у нас разные!?

Проходит день.Захожу покурить , в курилке гомон.Кто-то ржет сидя, кто-то сдерживается.

Спросил: - В чем дело?

-Короче: наш Миша мстил сегодня.Прошелся по всем туалетам - собрал всю бумагу в пакет и отправился к начальству.Прошелся там и поменял её.Пришел в цех и разложил у нас их бумагу. Вышел в курилку и говорит: - Ну все братцы. Теперь посмотрим как они себя в нашей шкуре почувствуют.

Через три дня разницы в бумаге не было. А потом Миша добился и чтобы половина дам поменялась местами. Так сказать 50/50. Вот такой человек ))) Равенство во всем.

  •  
  • 903
  •  

Отряды ПДСС и «Дельфин»

ПДСС - гроза подводных диверсантов

Отряды ПДСС и «Дельфин» Пдсс, Спецназ, Диверсанты, Длиннопост, Бойцы

Бойцы ПДСС впервые на советском флоте появились в 1956 году на Балтике. Их отряды предназначались для разведывательно-диверсионных действий в акваториях противника. А еще через 12 лет появились группы противодействия вражеским пловцам.

В 1967 году на Черноморском флоте сформировали первый отряд борьбы с подводными диверсионными силами и средствами(ПДСС). Это произошло через 12 лет после загадочной гибели крейсера «Новороссийск» в Севастопольской бухте, к взрыву которого некоторые до сих пор считают причастными итальянских диверсантов. Отряд вскоре был переименован в Отряд по борьбе с подводными диверсионными силами и средствами (ОБ ПДСС).

В учебных подразделениях их ждала подготовка с психическими и физическими нагрузками, близкими к предельным. Вершиной курса молодого диверсанта был подъем по тревоге ночью и. марш-бросок без указания дальности и времени бега, немногих выдержавших зачисляли в «люди-амфибии».

Совершались прыжки в воду с парашютом и без него, учились штурму морских судов. Прыгать учили с бреющих высот в 120,100,80 и даже 60 метров. Так, чтобы купол парашюта раскрывался почти у самой земли, чтобы висящий на стропах человек не становился целью для вражеских стрелков.

Показать полностью 2
  •  
  • 177
  •