Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу
Пикабушник 1 год 1 месяц 1 неделю 6 дней
  • 13345
    рейтинг
  • 103
    комментариев
  • 58
    новостей
  • 22
    в "горячем"
  • Поставил 71 плюс и 98 минусов
  • Отредактировал 0 постов
  • Проголосовал за 0 редактирований

Хоть одним глазком.

Хоть одним глазком.
  •  
  • 105
  •  

Гений свободы.

Гений свободы. СССР, Сахаров, Водородная бомба, Гений, Длиннопост
Показать полностью
  •  
  • 24
  •  

Самый дерзкий побег в истории СССР.

Самый дерзкий побег в истории СССР. СССР, Побег, Учёный океанолог, Длиннопост

Ученый-океанолог - Станислав Курилов в Советском Союзе имел статус невыездного гражданина, только такая ситуация Курилову не очень-то нравилась, и он не стал с ней мириться. В то время все считали, что сбежать из СССР было практически невозможно, только океанолога это не пугало, он совершил самый дерзкий побег за всю историю Советского Союза - сбежал из страны вплавь.


Единственным реальным шансом покинуть СССР был пароход «Советский Союз», который осуществлял свой маршрут по Тихому океану от Владивостока до экватора и шел обратно. Это был двадцатидневный круиз, на котором туристы имели возможность понаблюдать издалека за тем, как живут другие государства. Пароход не имел право заходить ни в один иностранный порт. Ученый купил себе билет на круизный лайнер, а отплыть он должен был 8 декабря 1974 года. Только этот корабль оказался не таким, как ожидал Курилов, он был не приспособлен для его побега, а все потому, что внизу его борта закруглялись и он снабжался подводными крыльями из металлического материала и диаметр их был 1.5 метра. Поэтому выпрыгнуть за борт корабля просто не было возможности и место, которое подходило, было размещено в задней части корабля. Ученому - океанологу пришлось прыгать в буруг за лопастями гребного винта, что он и осуществил 13 декабря. Станислав Курилов выпрыгнул за 100 км к западу от острова Сиаргао, который принадлежит Филиппинам.


Ученому пришлось плыть около трех дней до назначенного острова, удивительно, но каким - то чудом ему удалось выжить и его не тронули акулы, медузы и обошла любая опасность, которая могла только случиться в океанских водах. Также его стороной обошел шторм, а солнце было не таким ярким, поэтому оно его обжигало не так сильно, и он не получил солнечный удар. Неизвестно, как пловцу удалось остаться живым во время своего заплыва, но уже 15 декабря ученый достиг острова Сиаргао. Филиппины и остров никак не поддерживали связь с СССР, а значит выдать беглеца они не могли. Филиппины дали ему то, что не мог дать Советский Союз и ученый-океанолог стал активно изучать океан и не сидел на одном месте.


После того, как о побеге с круиза все-таки узнали, в СССР собрали заседание комиссии, которая пришла к решению и приговорила ученого к десяти годам тюрьмы за «измену Родине». Только вот Станислав Курилов не особо рвался обратно в страну, где прожил практически сорок лет. Вместо мыслей о доме, он полностью окунулся в науку с головой. Курилов постоянно был в разъездах, отправлялся в необычные путешествия или научные экспедиции. Скончался ученый зимой 1998 года, когда совершал погружение на Тивериадском озере в Израиле. Он и его напарник должны были поднять наверх важную аппаратуру, которая запуталась в рыболовных сетях. Но ученому не суждено было подняться наверх, он запутался в сетях с техникой и погиб. Похоронили Станислава Курилова на кладбище немецкой общины темплеров, которое находится в Иерусалиме.


Как было сказано выше, побег Станислава Курилова был самым дерзким за всю историю Советского Союза и о нем довольно долго умалчивали, власть не хотела, чтобы такое происшествие было известно общественности.

Показать полностью
  •  
  • 17
  •  

Как на самом деле убивали Николая II.

Сто лет прошло с тех пор, как в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге был расстрелян гражданин Романов, его супруга, дети, а также несколько близких им людей. Однако споры вокруг казни последнего императора не утихают. Руководство РПЦ вновь подняло вопрос о возможном «ритуальном характере» убийства Николая II. Следственный комитет вновь решил эту версию проверить — хотя ни один следователь, изучавший расстрел царской семьи в XX веке, никаких признаков ритуала так и не нашел.


Среди версий ритуального убийства существуют самые экзотические. Возможно, они не имеют отношения к реальной истории, зато давно стали подлинными шедеврами народного фольклора.


Специалисты по масонам рассказывают, что в своих ритуальных убийствах они собирают всю кровь, вытекшую из трупов, и запекают ее. Это дало повод Ирине Репиной, исследовательнице масонского движения в России, предположить, что расстрел Романовых был ритуальным жертвоприношением православных мучеников.


Особый интерес Репиной привлекли яйца, заказанные в большом количестве незадолго до казни императора. Зачем они могли понадобиться? Историк полагает, что после расстрела из тел казненных была выпущена вся кровь. Недаром очевидцы вспоминали, что крови было необычно много, она даже вытекала из-под двери наружу. А с помощью яиц эту кровь запекли, чтобы использовать в дальнейшем во время масонских ритуалов.


Версия достойна шикарного хоррора, вот только никаких масонов в составе расстрельной команды не было. Масоны, бывшие в числе Временного правительства, давно убежали за границу. Может быть, имеются в виду масоны среди руководства ВКПб в Москве? Но сегодня историки и юристы убеждены, что решение о расстреле Романовых было принято в Екатеринбурге — исполкомом Уральского облсовета. Московские большевики никаких приказов на эту тему не отдавали.


Еще одна версия убийства Романовых, имевшая широкое хождение в свое время, связана с сатанистами. Якобы они — опять-таки в ритуальных целях — после расстрела отрезали головы Николая II и его жены. Реквизировали в соседней деревне два жбана меда, положили туда головы и отправили их в Москву «в подарок Ленину». Находились даже очевидцы, утверждавшие, что заспиртованная голова последнего русского царя стояла на столе в рабочем кабинете Ленина в Кремле.


Скептики ссылаются на многочисленные интервью известного криминалиста, судебного медика профессора Вячеслава Попова. Он руководил группой специалистов, исследовавших останки царской семьи. Попов много раз повторял, что на скелетах императора и императрицы в районе шеи нет следов сабельных или ножевых ударов. Это значит, что никто не пытался отделять их головы от тел.


Однако приверженцы сатанистской версии говорят, что останки царской семьи, обнаруженные в Поросенковом Логу на Старой Коптяковской дороге и захороненные в 1998 году в Петропавловском соборе, на самом деле ненастоящие. Настоящие были якобы расчленены и сожжены, а их головы отрезаны.


Отголоском этой живописной народной легенды стала тема «отрезанной головы Берлиоза» в «Мастере и Маргарите» Булгакова.


В 1919 году адмирал Колчак назначил следователя Николая Соколова расследовать убийство Николая II и членов его семьи. Спустя почти год после расстрела Соколов собрал множество вещдоков, тщательно описал место казни, в том числе скопировал надписи на стенах расстрельного подвала в доме Ипатьева. Делать фотографии ему помогал английский журналист Роберт Уилтон, работавший на газету «Таймс».


Уилтону нужны были сенсации. Он сочинил для «Таймс» репортаж, в котором утверждал, будто следователь Соколов нашел рядом с окном, прямо у того места, где был убит царь, три загадочные надписи. Сначала «1918 год». Под ней цифры — «148467878 р». Рядом еще цифры — «87888».


Сам следователь этим цифрам никакого значения не придавал. А вот журналист написал, что это была «каббалистическая запись». Дело в том, что Уилтон был таким махровым антисемитом, что в конце концов его уволили даже из крайне правой «Таймс». Однако он не оставил своих усилий в разоблачении «каббалистов» и в 1920 году выпустил книгу «Последние дни Романовых».


В 1925 году книга попала на глаза русскому эмигранту Михаилу Скарятину. Он тут же «расшифровал» «каббалистические» цифры. Получилось так: «Здесь, по приказу тайных сил, Царь был принесен в жертву для разрушения России. О сем извещаются все народы». Метода расшифровки Скарятин не объяснил. Как из нескольких цифр получилось две большие фразы, до сих пор неизвестно. Непонятно, и какое отношение все эти цифры имеют к настоящей Каббале — мистическому течению внутри иудаизма. А самое главное — кто же это в провинциальном Екатеринбурге, среди убежденных атеистов и коммунистов, мог так хорошо знать Каббалу и практиковать ее сложные ритуалы?


В общем, вопросы остались неотвеченными. Зато фольклор о смерти царской семьи пополнился еще одной увлекательной историей.


Главный мем антисемитской пропаганды заключается в том, что евреи совершают сложные ритуальные убийства христиан, выкачивают из них кровь и пьют ее. Этот нелепый вымысел повторялся веками по всей Европе и всегда предшествовал очередному погрому. Никаких подтверждений он под собой не имел. Зато становился отличным поводом к расправе.


Разумеется, антисемиты не могли пройти мимо расстрела Николая II и его семьи. От версии о «каббалистах» был один шаг до версии о «злобных евреях», замучивших православного императора. В 1931 году этот шаг был сделан. Михаила Скарятина взял под опеку Григорий Шварц-Бостунич — русский эмигрант и убежденный нацист, дослужившийся в Третьем рейхе до штандартенфюрера СС. Он распиарил «каббалистическую версию» Скарятина среди фашистов. Так она попала в пропагандистскую книгу Гельмута Шрамма «Ритуальное убийство у евреев». Чем закончилась вся эта позорная пропаганда, слишком хорошо известно.


На самом деле

Среди расстрельной команды, убившей Романовых в Ипатьевском доме, не было ни одного масона. Из десяти человек один (Яков Юровский) был евреем, другой латышом, все остальные — русскими.


Решение о казни Николая II и его семьи принималось не в Москве. Летом 1918 года Москва практически ничего не контролировала. Большевики из уральского облсовета опасались прихода адмирала Колчака с его армией. Если бы Романовы остались в живых, белая армия подняла бы их на щит. Они стали бы живым символом сопротивления. Поэтому местные власти решили тихо и быстро уничтожить бывшего царя и его потомков.


Казнь монарха и его наследников — классическое мероприятие в ходе любой революции. Несмотря на свою видимую жестокость, оно было призвано закончить Гражданскую войну и предотвратить новую смуту. Однако казнь в Екатеринбурге прошла неудачно. Многие люди были возмущены жестокостью красных и перешли на сторону белых. Приход Колчака предотвратить не удалось, через неделю после расстрела царя он взял Екатеринбург. А непубличный характер расстрела — без суда, без зрителей, без официального приговора — вызвал к жизни десятки самых причудливых фантазий о том, что якобы произошло в ночь с 16 на 17 июля 1918 года в доме купца Ипатьева

Показать полностью
  •  
  • -19
  •  

Кто на самом деле выкрал атомную бомбу для СССР.

Кто на самом деле выкрал атомную бомбу для СССР. США, Военная разведка СССР, Агент НКВД, Ядерные технологии, Длиннопост
Показать полностью 2
  •  
  • 61
  •  

Секс-символы СССР: кем были главные красавицы Союза.

Вопреки популярной фразе, секс в СССР все-таки был. А также были секс-символы — актрисы, политики, писательницы, «спортсменки, комсомолки и просто красавицы». С удивительной смелостью эти дамы нарушали все ханжеские табу, существовавшие в СССР. Они вели светскую жизнь, держали свои салоны, увлекались модой и становились иконами стиля. Любовь втроем и вчетвером, лесбийский секс и романы с геями — все это вошло в советскую жизнь благодаря нескольким красивым, раскованным и рисковым женщинам. А параллельно советские красавицы успевали делать революцию, работать в разведке, поднимать производство, играть в кино и писать стихи.

Секс-символы СССР: кем были главные красавицы Союза. СССР, Секс символы, Длиннопост
Показать полностью 4
  •  
  • 31
  •  

Савва Мамонтов: исключительный тип.

Савва Мамонтов: исключительный тип. Савва Мамонтов, Предприниматель, Исключительный тип, Длиннопост

О Савве Мамонтове до сих пор вспоминают с придыханием. Как третий купеческий сын стал главным русским меценатом, готовым потягаться в щедрости с самим государем?


Савва Иванович Мамонтов — один из самых известных русских предпринимателей конца XIX века, чей род находится рядом с такими известными купеческими фамилиями, как Морозовы, Рябушинские, Третьяковы, Бахрушины, Демидовы, Алексеевы, Сапожниковы и проч. Его бурная деятельность затрагивала такие далекие друг от друга сферы, как железные дороги и русская опера, скульптура и технические училища, новейшие технологии и развитие крайнего Севера. Был ли Савва Мамонтовявлением типическим для Российской империи рубежа веков или все-таки представлял, как тогда было принято говорить, «исключительный тип»?


Детство Саввы Ивановича представляется вполне узнаваемым – третий сын сибирского винного откупщика и торговца тканями, занявшегося модными и сулящими несметную прибыль железными дорогами и нефтью, Ивана Федоровича Мамонтова. Он плохо учился в гимназии, с трудом поступил в университет на юридический факультет (экзамен по ненавистной латыни за него сдал подставной человек), где почти не посещал профильные предметы, а бегал то на лекции по анатомии, то на репетиции театрального кружка (в числе участников: драматург А.Н. Островский и будущий великий актер А.Ф. Федотов). А то и вовсе на недели уходил в чтение современной литературы и обсуждение с друзьями левых идей, ставших в 1860-е годы невероятно популярными. После постановки «Грозы», что вызвало даже у его прогрессивного отца, дружившего с М.П. Погодиным и уважавшим А.Н. Островского, острый прилив беспокойства за будущее сына, был послан отцом набираться уму-разуму в прикаспийские области – Баку, Персию, Среднюю Азию. Там Савва вроде бы наконец внял отцовским просьбам и взялся за дело.

По возвращении в Москву из своей восточной командировки Савва Иванович сильно заболел и был послан на лечение в Милан, где неожиданно вновь увлекся театром, на сей раз – оперным, и даже спел несколько басовых партий в «Норме» и «Лукреции Борджиа» на сцене «Ла Скала». Здесь же он встретил свою любовь – Елизавету Григорьевну Сапожникову, столь же нежно увлеченную музыкой и искусством, как и сам Савва.

Вся эта история похожа на сюжет одной из вставных новелл в «Будденброках» Томаса Манна, но никак не на реальную биографию сибирского купеческого сына. Однако ничего исключительного в ней все же нет – русское купечество для Европы уже с середины XIX века перестало быть чем-то необычным, целые семьи русских промышленников и заводчиков путешествуют по Италии и Германии, постепенно затмевая собой подразорившееся ко времени Великой реформы дворянство. Вот и Савва с молодой женой и детьми часто будет приезжать в Италию, где у него сложится определенный круг общения и появятся «свои» места. В ходе одной из таких поездок Елизавета Григорьевна познакомится со скульптором М.М. Антокольским, а позже будет помогать ему с организацией выставки в Риме. Это событие станет отправной точкой в истории меценатства семьи Мамонтовых.


Савва Иванович был удивительно «артистическим» человеком, увлекаясь, работал неудержимо и много, но главное – делал все очень недурно, не оставаясь талантливым дилетантом, но совершенствуя свое мастерство. Очень показательна здесь история увлечения Саввы скульптурой – следующей после театра «страсти» неутомимого купца. Познакомившись с М.М. Антокольским, он вдруг начинает много лепить, в следующий свой приезд в Рим берет у скульптора уроки. По отъезду Мамонтова Марк Матвеевич пишет в письме: «Вчера уехал один из новых друзей моих, некто Мамонтов… Приехавши в Рим, он вдруг начал лепить, — успех оказался необыкновенный… Лепка у него оказалась широкой и свободной… Вот Вам и новый скульптор!!! Надо сказать, что если он будет продолжать и займется искусством серьезно хоть годик, то надежды на него очень большие».

Необычайные таланты были у Саввы Ивановича и в драматургии и режиссуре. После покупки Абрамцево семья Мамонтовых чаще всего проводила лето именно там, в кругу родных и друзей, среди которых было много композиторов, художников, скульпторов, архитекторов. Еще с детства самого Саввы Ивановича повелось во время этих летних вакаций устраивать театральные представления. Савва писал целые драмы, дети и все насельники усадьбы разучивали текст и музыку, под руководством Елены Григорьевны рисовались декорации, шились костюмы, эскизы для которых создавали все проживавшие в усадьбе художники. За год таких постановок могло быть больше десятка – и все это со смехом, в свое удовольствие. Когда позже это увлечение Саввы Ивановича перерастет в первую русскую частную оперу, мамонтовский талант увидит вся Россия.

Однако при всей многочисленности и силе дарований Мамонтов имел один изъян – свои затеи он часто не доводил до совершенства. Где-нибудь и в чем-нибудь обязательно, как говорил А. Серов, «прокалывался». Например, представляя публике свою первую постановку, оперу «Алая роза», Мамонтов даже не удосужился дать генеральную репетицию, более того – сам композитор и актеры слышали целиком эту оперу впервые. Похожие проблемы были и во времена второго открытия Русской Частной оперы, когда на Мамонтова будет жаловаться композитор Н.А. Римский-Корсаков, известный своим невероятным вниманием к деталям и потому совершенно не выносивший недоделок. Вот отрывок из его воспоминаний о премьере «Садко» в декабре 1897 года: «В оркестре помимо фальшивых нот не хватало некоторых инструментов; хористы в первой картине пели по нотам, держа их в руках вместо обеденного меню, а в четвертой картине хор вовсе не пел, а играл один оркестр. Все объяснялось спешностью постановки. Но у публики опера имела громадный успех, что и требовалось С.И. Мамонтову. Я был возмущен, но меня вызывали, подносили венки, артисты и Савва Иванович всячески меня чествовали, и я попал как «кур в ощип».

По поводу мамонтовских театральных экзерсисов будет нелестно отзываться и А.П. Чехов, который высмеивал Мамонтова за барскую безалаберность и создание оперного театра только для своего удовольствия. В том же будут обвинять Савву Ивановича и его друзья-художники.

Однако за всеми этими придирками практически все его критики не заметят главного таланта «московского Медичи», о котором очень точно напишет уже после смерти Я.А. Тучендхольд: «Другие коллекционировали искусство, он же его двигал. Можно говорить о целом мамантовском периоде русской литературно-художественной жизни, ибо Мамонтов был ее средоточием в 80-х-90-х гг.» Ему вторит и В.М. Васнецов, который называл Савву Ивановича «творцом художественной среды» России рубежа веков. В этом-то и был главный талант Саввы, ведь С.И. Мамонтов – это в первую очередь гениальный куратор. Быть может, он не был автором гениальных произведений, но он делал все, чтобы создать атмосферу для их появления. Своими подчас совершенно безумными проектами он составлял конкуренцию императорскому академизму, что и стало питательной средой для «русского чуда» начала XX века.


За 40 лет (с 1863 по 1903 гг.) своей активной деятельности Савва Иванович поучаствовал в невероятном множестве проектов и как промышленник, и как меценат. Среди них строительство целой сети железных дорог на Русском Севере и к Донецкому угольному бассейну, открытие первой русской частной оперы, адресная поддержка русских художников, актеров и музыкантов, запуск вагоностроительного завода в Мытищах и судоверфи на Неве, создание сети средне-технических учреждений в Костроме, поддержка Московского товарищества художников, создание Художественно-промышленного общества при Строгановском училище, поддержка издания журнала «Мир искусства», проект освоения земель русского Севера.


Одним из самых заметных проектов С.И. Мамонтов стала деятельность по строительству северных железных дорог. Начав со строительства небольшой ветки Москва – Сергиев Посад (1862 г.), уже к 1870-му мамонтовское товарищество построило в 6 раз больше путей: Сергиев-Ярославль, Иванов-Шуя, Рыбинск-Бологое. Позже на деньги Саввы Ивановича и его компаньонов будут открыты ветки: Ярославль-Рыбинск, Ярославль-Кострома, Ярославль-Вологда-Архангельск, Александро-Киржач, Бельково-Юрьев-Польский, Москва-Савелово, Петербург-Вологда-Вятка. Отдельно следует отметить донецкую каменноугольную железную дорогу, которая дала возможность развивать добычу угля в Донецком бассейне.


Далеко не все эти дороги приносили ощутимый доход, многие строились скорее по идейным соображениям, как это, например, было с дорогой Ярославль-Вологда-Архангельск. Савва Иванович считал русский Север крайне перспективным регионом, главная проблема которого состояла в отсутствии сети коммуникаций. Строительство железнодорожной ветки через тундру виделось ему необходимой частью программы освоения этого богатейшего региона. В своей правоте он сумел убедить не только коллег, но и министра финансов (именно в ведении этого министерства в Российской империи было железнодорожное строительство) С.Ю. Витте, и государя императора Николая II. Для этого на Нижегородской выставке в 1894 году он своими силами откроет целый павильон, посвященный русскому Северу, в оформлении внутреннего убранства которого будут участвовать художники Врубель и Коровин.


Савва Иванович всегда был поклонником и оперного пения, и театра, и живописи. Ему хотелось совместить эти три искусства, которые в тот момент были разделены невидимыми стенами академии. Поэтому свою оперу он стал собирать не столько из певцов, сколько из талантливых актеров и художников-декораторов. Конечно, это вызывало нарекания, Мамонтову часто указывали на непрофессионализм его певцов, обвиняли их в дилетантстве. Савва Иванович не сдавался и в итоге действительно сумел создать что-то необычайное. В его опере ставились отвергнутые в казенных театрах произведения Мусоргского, Римского-Корсакова, Рахманинова, а исполнителями главных ролей были Шаляпин, Любатович, Салина. В создании костюмов и декораций участвовали Нестеров, Поленов, Суриков, Коровин, Врубель, Васнецов, Левитан. Одной из главных идей мамонтовского театра стала постановка русских опер с русскими актерами наравне с господствовавшими тогда повсеместно итальянскими произведениями.

Сама частная опера изначально занимала сцену театра купца Солодовникова (Б. Дмитровка, 6 – ныне театр «Оперетты»), но С.И. Мамонтов рассчитывал со временем перевести ее в зал, который специально для нее строил в гостинице «Метрополь», чему, к сожалению, не было суждено случиться из-за разорения Саввы Ивановича. Опера окончательно закрылась в 1904 году, однако многие из певцов продолжили свою карьеру в других театрах и с большой теплотой вспоминали время РЧО.

Наверное, самым крупным проектом семьи Мамонтовых стало создание и поддержка литературно-художественного кружка вокруг их усадьбы в Абрамцево. Изначально усадьба принадлежала писателю-славянофилу С.Т. Аксакову. Мамонтовы приобрели Абрамцево в 1870 г. и практически тут же «у Саввы и Лизы» появился широкий круг художников, литераторов, скульпторов, музыкантов и архитекторов, либо приезжавших «на вакации», либо живших здесь весь сезон. Среди посещавших усадьбу были И.С. Тургенев, М.М. Антокольский, В.М. Васнецов, М.В. Нестеров, В.И. Суриков, В.А. Серов, В.Д. Поленов, М.А. Врубель, К.А. Коровин, И.Е. Репин. Душой всей этой компании была Елизавета Григорьевна, которой принадлежит большинство идей по перестройке усадьбы. Именно с ее подачи будет построена лечебница для окрестных крестьян, построен и освящен храм Спаса Нерукотворного, созданы керамическая и резческая мастерские, занимающиеся собиранием и переработкой народных орнаментов и мотивов.


На многие годы Абрамцево станет средоточием художественной жизни для русской творческой интеллигенции и послужит образцом для многих других подобных центров притяжения. Здесь будут написаны многие знаменитые картины – от репинских и поленовских этюдов до знаменитых картин Серова, Врубеля, Нестерова. Символом радостного и теплого Абрамцева станет портрет Веры Мамонтовой авторства В.А. Серова «Девочка с персиками».


Разорение С.И. Мамонтова стало шоком для всех. Никто не ожидал ничего подобного, его арест воспринимался, как неудачная шутка, а его партнеры и вовсе не сразу поверили в возможность такого сценария. Однако, как нам кажется, крах С.И. Мамонтова начался задолго до финансового скандала 1899 года. Все началось со слухов о связи Саввы Ивановича и актрисы РЧО Татьяны Любатович. Эта история очень тяжело была воспринята и Елизаветой Григорьевной Мамонтовой и младшими Мамонтовыми. С этих пор Елизавета Григорьевна закрывается в Абрамцеве, а Савва все более теряет былую веселость и беззаботность, начинаются конфликты с ближайшими друзьями и соратниками.

За 1890-е годы Мамонтов успел страшно поссориться с Репиным, Коровиным, Шаляпиным и даже незлобливым и тихим Врубелем. Если верить современникам, «Савва становился самодуром».

Возможно, этот душевный разлад и вызвал те промахи, которые Савва Иванович допустил в своих железнодорожных делах. Ввиду убыточности и нехватки средств на строительство железной дороги в Архангельск Мамонтов стал использовать деньги из казны акционерного общества Ярославской дороги для поддержания других своих проектов. На фоне нарастающего мирового кризиса перепроизводства это было очень рискованно. Но Мамонтов надеялся, во-первых, на данную ему концессию для строительства ветки Петербург-Вологда-Вятка, а во-вторых, на казенный кредит, на который он, друг и соратник всесильного министра финансов С.Ю. Витте, как ему казалось, мог рассчитывать. Именно здесь он и просчитался.

Не будучи силен в большой политике, Мамонтов не заметил изменения политико-экономического курса Витте, и когда акционеры потребовали отчета, а кредиторы – выплат, Савва Иванович просто не смог со всеми рассчитаться. Это вызвало целую цепочку обрушений и, наконец, арест самого Мамонтова, его брата и их компаньонов.

На защиту Мамонтова встала вся художественная общественность Москвы, защищать его в суде вызвались лучшие юристы – А.Ф. Кони и Ф.Н. Плевако, которые убедили присяжных в невиновности промышленника. Это, правда, не вернуло Савве Ивановичу потерянного. Все его имущество, включая дом в Москве, коллекцию произведений искусства, все акции, заводы и земли – все это было арестовано и распродано. Только Абрамцево, как собственность жены, к счастью, осталось нетронутым.

Остаток жизни Савва Иванович доживал в доме своей дочери на задворках Бутырского замка, где располагалась московская керамическая мастерская «Абрамцево». Несколько раз Мамонтов будет пытаться вернуться к делам, но в итоге бросит эти попытки. Главное и единственное, что останется у постаревшего Садко — это семья: дочь, сын и внуки, которых он будет нежно любить. С женой он так и не помирится. Умрет Савва Иванович очень тихо в апреле 1918 года после всех позорных миров и революций. Похоронен будет в Абрамцеве. Служащий железной дороги, увидев процессию и узнав о том, кого хоронят, воскликнет: «Эх, буржуи, такого человека похоронить не можете как следует!»

Савва Мамонтов: исключительный тип. Савва Мамонтов, Предприниматель, Исключительный тип, Длиннопост

Саввы Мамонтова, его жены Елизаветы и дочери Веры. Усадьба Абрамцево, Московская область.

Показать полностью 2
  •  
  • 13
  •  

История легендарного олигарха Российской империи.

История легендарного олигарха Российской империи. Савва Морозов, Легендарный миллионщик, Суицид, Убийство, Длиннопост

В конце мая уже далекого 1905 года в спальне двухэтажного особняка во французских Каннах было найдено тело скандально знаменитого русского миллионера Саввы Морозова. 44-летний мужчина лежал на кровати на спине. Грудь его была прострелена. Глаза покойника были закрыты.


Несколько странностей привлекло внимание полиции. Браунинг Морозова лежал у его правой руки. А вот следы пороха были обнаружены почему-то на левой ладони, хотя левшой он не был. Пуля, извлеченная из тела, не совпадала по калибру с браунингом. Отпечатков пальцев на оружии вообще не нашли. Обнаружили записку «В смерти моей прошу никого не винить», но написана она была не его почерком.


Что же случилось с легендарным миллионщиком?

Вся жизнь Морозова — череда удивительных контрастов. Он вырос в глубоко религиозной старообрядческой семье. Набожная матушка не разрешала проводить в дом электричество (это же дьявольское изобретение) и заставляла всех молиться по три раза на день. Детям нанимали лучших преподавателей. Однако за плохие отметки их беспощадно пороли розгами.


Могущественный клан Морозовых представлял собой странный микст новых технологий и диких суеверий, широчайшей благотворительности и беспощадной эксплуатации. Семья строила современные ткацкие фабрики, заводила для них хлопковые плантации в Средней Азии, теснила на мировом рынке самих англичан. А в доме продолжали креститься двуперстно и бить смертным боем подростков за тайком выкуренную папироску.


Больницы и институты, основанные Морозовыми, до сих пор процветают в Москве. Однако на своих фабриках эти благотворители ввели жесточайшую систему штрафов, 12-часовой рабочий день и даже специальную внутреннюю полицию для усмирения недовольных.


Живым воплощением этих контрастов стал представитель третьего поколения предпринимателей — Савва Морозов. Он свободно говорил по-английски и по-немецки, отучился в Кембридже, был всесторонне образованным человеком. Его тонкий художественный вкус отмечали все интеллектуалы того времени. Он спонсировал и продвигал артистов, художников и архитекторов, вошедших в историю, — Станиславского, Шехтеля, Левитана. Он дружил с министром финансов Витте — одним из умнейших людей своего времени.


Однако этот утонченный эстет кутил, гулял и играл в карты как типичный купчик. Сутками напролет зажигал с цыганками, разбрасывая им сотенные ассигнации. Менял любовниц как перчатки. Свою жену — сексапильную фабричную работницу — увел прямо у своего племянника, добившись его развода и выдав ему «за обиду» двадцать тысяч рублей.


Чистокровные его рысаки славились по всей России. На Нижегородской ярмарке Морозов заказывал шампанское дюжинами, сливал его в ведра и поил своих лошадей — на виду у всей честной публики. Жену свою, бывшую работницу, одевал с такой кричащей роскошью, что обидел саму императрицу. На одном из приемов Зиновия Морозова явилась в платье с шлейфом такой же длины, как у Александры Федоровны. А ее бриллиантовая диадема и роскошный букет оказались еще лучше, чем у царицы. С тех пор чету предпринимателей не жаловали при дворе.

История легендарного олигарха Российской империи. Савва Морозов, Легендарный миллионщик, Суицид, Убийство, Длиннопост

Морозов боялся проклятия третьего поколения. По его теории дети знаменитых предпринимателей успешно развивали дело своих отцов, а вот на внуках природа отдыхала. Третье поколение капиталистов проматывало капиталы, сходило с ума, спивалось, стрелялось.


Возможно, что-то в этой теории было недалеко от истины. Жизнь самого Морозова — внука выдающегося предпринимателя — подтверждала ее хорошо. С фотографий той поры на нас смотрит самоуверенный коренастый субъект с татарскими скулами и волевым взглядом маленьких умных глаз. Однако за этим фасадом таились многочисленные страхи. Самоуверенный олигарх был на самом деле неврастеником и декадентом.


Один из богатейших людей своего времени, Морозов страстно ненавидел государство, которому был этим богатством обязан. Он не просто ждал революцию, а активно ее приближал. Это было характерно для многих старообрядцев. Униженные и преследуемые, они жаждали отомстить Российской империи, разрушив ее «до основанья». И частенько работали в одной связке с атеистами-большевиками.


Некоторое время Морозов пытался либерализовать порядки на семейных предприятиях. Он завел больницы и училища для рабочих, снизил штрафы. Вместо того чтобы выгонять на улицу забеременевших работниц, он платил им пособие, — это был прообраз декретного отпуска. Талантливым рабочим он выплачивал стипендии для дальнейшего обучения.

История легендарного олигарха Российской империи. Савва Морозов, Легендарный миллионщик, Суицид, Убийство, Длиннопост

Но масштабные реформы ему провести не удалось. Дело в том, что Савва Тимофеевич был не полноправным собственником, а управляющим многочисленных фабрик. Он должен был учитывать интересы пайщиков, главным из которых была его властная и жесткая матушка, обладательница многомиллионного состояния. Совет пайщиков регулярно блокировал его идеи и так и не дал ему ввести, например, 9-часовой рабочий день.


Бунт Морозова против государства был еще и бунтом против своей родительницы. И в сорок лет он вынужден был целовать ей ручки, не смел закурить в ее присутствии и вынужден был вести дела под ее неусыпным контролем.


Натурально, при такой опеке он остался вечным подростком. И с детским совершенно задором стал дружить с большевиками. Он укрывал подпольщиков у себя дома и нанимал их на работу. Перевозил шрифт для типографии и нелегальную литературу. Финансировал издание газеты «Искра». По слухам, он передал десятки тысяч рублей боевой организации эсеров, организовавшей на эти деньги убийство министра Плеве и генерал-губернатора Москвы Сергея Александровича.


Своих опасных связей Морозов совершенно не скрывал. Известного революционера Леонида Красина он сделал инженером на своей фабрике. Подпольщик Николай Бауман жил в бильярдной на втором этаже его особняка на Спиридоновке, выстроенного Шехтелем. А однажды Морозов усадил Баумана в свои сани, закутал в шубу и всем напоказ прокатился с ним по Садовому кольцу — и это в то время, как революционера искали по всей стране.


Еще одной отдушиной для Морозова был театр. Но тут-то и ждала его засада.


Роковая женщина

Однажды Морозов пришел на спектакль к начинающему режиссеру Константину Алексееву. Они дружили еще с гимназии. Алексеев тоже был из старинной купеческой семьи и так стеснялся своего увлечения «богопротивным» искусством, что взял псевдоним Станиславский. За кулисами его маленького театра Морозов познакомился с актрисой Марией Андреевой.


Это была поразительная женщина. Ее девичья фамилия была Юрковская. Очень рано она вышла за богатого и немолодого статского советника и стала Желябужской. Но вскоре ей надоела замужняя жизнь, и она объявила супругу, что будет жить в его доме, но крутить романы с кем захочет.


Свободные браки были в моде, Желябужский покряхтел и согласился. Его жена взяла псевдоним Андреева и с помощью денег мужа и своих светских связей стала покорять Москву. Для дебюта она выбрала бедный, но прогрессивный Художественный театр. Встретив ее там, Морозов в одночасье влюбился и взял на содержание и Андрееву, и театр, и Станиславского с Немировичем-Данченко.


Только в строительство театрального здания по проекту Шехтеля он вложил несколько сотен тысяч рублей. Огромные суммы каждый год уходили на декорации и костюмы, на гонорары авторам и расходы по содержанию театра. А еще Морозов регулярно отдавал Андреевой десятки тысяч рублей, которые она передавала большевикам.


Да-да, эта богатая светская дама, известная актриса, первая красавица Москвы, была одним из старейших членов РСДРП, активно участвовала в подпольной работе и обеспечивала партию бесперебойными финансовыми поступлениями. Ее лучшими друзьями были Кржижановский, Красин, Бауман. Ленин восторгался ее способностями и прозвал ее Товарищ Феномен.

История легендарного олигарха Российской империи. Савва Морозов, Легендарный миллионщик, Суицид, Убийство, Длиннопост

Революционно-театральное счастье Морозова длилось недолго. В 1903 году Андреева влюбилась в друга Морозова, драматурга МХТ Максима Горького, и начала открыто с ним сожительствовать. Морозов продолжал спонсировать актрису и дружить с писателем, но впал в депрессию.


Очень тяжело на него подействовало Кровавое воскресенье. Он знал о готовящемся расстреле рабочих, просил знакомых сановников как-то повлиять на царя и не допустить расправы, но ничего не добился.


Незадолго до этого Морозов последний раз предложил совету пайщиков ввести 9-часовой рабочий день и отпуска по болезни, разрешить рабочим создавать профсоюзы и участвовать в забастовках. Однако мать высмеяла его и отстранила от должности управляющего. Родственники распустили слух, что он сошел с ума. Они надеялись взять его под опеку и завладеть его состоянием. Начали травить Морозова и газеты. Его старинный друг фельетонист Амфитеатров заклеймил его «казначеем революционеров».


Подавленный Морозов весной 1905 года едет за границу. Может, он и впрямь планировал самоубийство? Но незадолго до отъезда он выписал страховой полис на сто тысяч рублей на имя Марии Андреевой. Она должна была получить их после его смерти. О существовании такого полиса Андреева немедленно проинформировала своего друга Красина.


Красин в это время скрывался за границей. Незадолго до гибели Морозова он встретился с ним в Виши. Было понятно, что отстраненный от управления предприниматель больше не сможет спонсировать революционеров. Но он оставался опасным свидетелем, который мог выдать подпольщиков полиции. Для лихого боевика Красина было совсем нетрудно подобраться в Каннах к Морозову и отправить его на тот свет. Впрочем, прямых доказательств этому так и не нашлось.


Тело Морозова перевезли в Москву и похоронили на знаменитом старообрядческом Рогожском кладбище. Ни Горький, ни Андреева на похороны не пришли. Зато Андреева успешно обналичила морозовский полис. Тысячу она отдала адвокату за услуги, 60 тысяч передала на нужды партии, 15 тысяч потратила на долги Горького, 24 тысячи оставила себе. А Горький написал о Морозове прочувствованный мемуар и придумал легенду, будто его рабочие верят, что их хозяин не умер, а ушел в народ и теперь скитается по фабрикам и учит людей, как правильно жить.

Показать полностью 3
  •  
  • 1384
  •  

Сталинский Джеймс Бонд.

Сталинский Джеймс Бонд. Разведка, Англия, СССР, Длиннопост
Показать полностью 1
  •  
  • 262
  •  

Беспокойные покойники.

Беспокойные покойники. Покойник, Жизнь после смерти, Жертвы фанатов, Длиннопост
Показать полностью 2
  •  
  • 37
  •