Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу
ksenobianinSanta  
Пикабушник 3 года 8 месяцев
  • 2013271
    рейтинг
  • 6975
    комментариев
  • 2437
    новостей
  • 1989
    в "горячем"
  • Поставил 20966 плюсов и 12542 минуса
  • Отредактировал 11 постов
  • Проголосовал за 28 редактирований

В лавке Волшебника: Предметы с волшебными свойствами.

— Да это же настоящий Рыцарь! — восторженно воскликнул Волшебник. — Какая честь видеть вас на пороге моей скромной лавки! Прошу!


Рыцарь, смущённо улыбаясь, вежливо поклонился.


— Здрав будь, добрый человек. Вокруг да около ходить не стану — мне нужен…


— Меч! — уверенно заявил Волшебник, направляясь к оружейной стойке. — Вы когда только зашли, я сразу понял — этому молодому человеку нужен меч! Взгляните на этот — прекрасная работа оружейных дел мастера, прямиком из самой благородной… этой самой, как бишь её… Возьмите в руки! Сила, которую он дарует, скажет всё куда лучше меня!


Рыцарь послушно взял в руки меч и умелыми движениями рассёк воздух. На втором взмахе лезвие отделилось от рукояти и пролетело аккурат над головой Волшебника.


— Невероятная вещь! — важно сказал он. — Никогда не знаешь, чего от него ожидать — в этом главная особенность этого меча.


— Предпочитаю знать наперёд, — пробормотал Рыцарь, протягивая рукоять Волшебнику, — так удобнее.


— Умного человека видно сразу, — с уважением в голосе ответил Волшебник. — Вы когда только зашли, я сразу понял — это не просто Рыцарь. Это умный Рыцарь! А вот взгляните на этот посох — ходят слухи, что именно им…


— Я, признаться, не за этим пришёл, — перебил его Рыцарь. — Меня интересуют товары другого рода. Знаете, вроде семимильных сапог.


— Предметы, наделённые волшебными свойствами? Да у меня этого добра — на любой вкус и прихоть! Вот вы сказали: семимильные сапоги. Это прошлый век! У меня есть восмимильные сапоги — гораздо эффективнее!


С этими словами Волшебник вынул из-под прилавка пару простых кожаных сапог.


— А? — подмигнул он. — Единственные в своём роде, ручная работа! Ввиду небольшого побочного эффекта готов сделать солидную скидку — а я вас уверяю, по сравнению с обычными скидками она очень солидная — с учётом которой эти прекрасные сапоги обойдутся вам в какие-то жалкие тридцать золотых!


— За такое добро не жалко, — кивнул Рыцарь, разглядывая сапоги. — А о каком побочном эффекте вы упомянули?


— Сущий пустяк, не берите в голову.


— И всё же?


Волшебник с грустью вздохнул и пожал плечами.


— Они работают по принципу «одна нога здесь, другая там».


— Это как?


— Как-как, — недовольно пробормотал Волшебник. — Делаешь шаг — перемещаешься на восемь миль. Одна нога остаётся на месте отправки.


Рыцарь испуганно отбросил сапоги. Волшебник бережно поднял их, отряхнул и убрал под прилавок.


— Какие все нежные! Что ж, раз такое дело, позвольте вам предложить шапку-невидимку.


— Настоящую? — уточнил Рыцарь.


— Самую, что ни на есть! — кивнул Волшебник. — Цена смешная — сорок золотых!


— Побочные эффекты?


Волшебник тяжело вздохнул, вынул из-под прилавка старую шапку-ушанку и водрузил её на голову. Рыцаря передёрнуло.


— Снимите, — попросил он, — пожалуйста. Это не шапка-невидимка. Это шапка-почтиневидимка.


— Подумаешь, — Волшебник снял шапку, пожимая плечами. — Сущий пустяк. Если не обращать на него внимания — вещь незаменимая.


— На него невозможно не обратить внимания. А у вас есть товары без побочных эффектов?


— Дайте-ка подумать… Ну конечно! Как я сразу не вспомнил!


Волшебник бросился к оружейной стойке и через минуту протянул Рыцарю лопату.


— Что это?


— Летающая лопата! — насмешливо заявил Волшебник. — Прекрасная вещь без единого побочного эффекта! Пользуйтесь на здоровье, предварительно заплатив за неё шестьдесят золотых.


— Уже лучше, — Рыцарь покрутил лопату в руках. — А как ею пользоваться?


— Тут всё просто — размахиваешься и бросаешь.


— И что потом?


— Она летит.


— А я?


— А что вы? Хотите — летите следом, если сумеете.


— На ней? — уточнил Рыцарь. — Или просто за неё держаться?


Волшебник на секунду задумался и расплылся в улыбке.


— Ну конечно! Именно так! Вы только зашли, а я сразу понял — это не просто Рыцарь!


— Я помню, — усмехнулся Рыцарь, — я умный. Не был бы умным, заплатил бы за какую-нибудь бестолковую вещь, не проверив. А так стал обладателем полезного предмета с волшебными свойствами. Держи свои шестьдесят золотых. Автор -  Роман Седов,.https://zen.yandex.ru/skazka,

Показать полностью
  •  
  • 192
  •  

Бабушка Яга: О судьбе, недоверии и свёкле.

— Доброго денёчку! — поклонился Богатырь. — Сам я…


— Не местный, — важно кивнула Баба-Яга. — Издалека пришёл, чтобы помощи попросить или за какой-нибудь информацией.


— Ух ты! Правду говорят — велика твоя мудрость! Как узнала, бабушка?


— Тоже мне! — фыркнул Баюн, спрыгивая с печи. — Сапоги пыльные да стоптанные, рожа незнакомая небритая — а мы всех Богатырей в радиусе множества километров знаем — значит, совсем с дальних земель. А в такую даль ради пустого разговора не ходят — разве что дураки. Ты не дурак?


Богатырь удивлённо посмотрел на Ягу. Та в ответ развела руками.


— Не дурак.


— Значит, за помощью, — кивнул Баюн, вынимая из мешка свёклу. — Конечно, ещё есть вариант, что пришёл сражаться — но, как мы выяснили ранее, ты не дурак.


Отряхнув свёклу лапой, он сунул её в пасть и вернулся на печку.


— Умён! — восхищённо протянул Богатырь. — Что за дивный Кот! А свёкла ему зачем?


— Организм очищает, — ответила Яга. — Вредные вещества выводит, что от настойки остались.


— Я уже тысячу раз сказал, что не пил никакой настойки! — Баюн злобно сверкнул глазами. — Что за недоверие?


— Ну конечно! На трезвую голову видел, как Богатырь болотных чудищ в коней превращает!


— Да!


— Жри свёклу, валенок, — нахмурилась Яга. — Ещё не все вещества вышли. Пока всю не съешь, другой еды не жди.


Баюн со злобой вцепился в свёклу зубами.


— Вот и молодец. А ты, милок, рассказывай, зачем пришёл. Помощь нужна?


— Информация, — ответил Богатырь. — Судьбу свою узнать хочу. Знаешь, где книгу отыскать?


— Какую книгу? Судеб, что ли?


— Её самую.


— Чего её искать — вон она, на полке стоит. Четвёртая слева.


Богатырь удивлённо похлопал глазами и протянул руку.


— Не тронь! — рявкнула Яга. — Откусит. Заколдованная она, чтоб не лапал кто попало. Садись пока, сейчас прочитаю.


Богатырь послушно сел на лавку. Яга взяла книгу с полки и осторожно положила её на стол.


— Ну? — Богатырь вытянул шею. — Чего там пишут?


— Не спеши, — усмехнулась Яга, открывая книгу. — Ей время нужно, чтобы судьба твоя на страницах проявилась.


— Я думал там про всех сразу написано.


— Думал он! — фыркнул Баюн, хрустя свёклой. — Это ж каких тогда размеров книга должна быть, чтобы там про всех сразу написано было?


— Твоя правда, — смутился Богатырь, — не подумал.


— Не удивлён.


— Цыц! — Яга погрозила Баюну кулаком. — Молча жуй. Что узнать хочешь, милок?


— Всё.


— Конкретнее. Чтобы всё прочитать, несколько дней понадобится, а мне ещё полы мыть и ужин готовить.


— Тогда в общих чертах — что меня ждёт?


— Что ждёт, — задумчиво повторила Яга, глядя в книгу. — Да в общем-то всё хорошо. Славу обретёшь, жену-красавицу найдёшь, детей полон дом будет. Даже руки-ноги на месте после сражений с Чудищами останутся, если думать наперёд станешь. В общих чертах так.


— Ну слава…, — Богатырь осёкся, поймав взгляд Яги. — Ну и отлично, бабушка! Обрадовала, слов нет!


— Да я-то что? Судьба такая, я к этому касательства не имею. Чаю выпьешь, милок?


— Благодарю, но нет, — Богатырь встал и направился к двери. — Что нужно я узнал, больше задерживаться не стану.


Низко поклонившись, Богатырь попрощался и вышел из избы. Баюн спрыгнул с печи на стол и заглянул в книгу.


— «Возьмите три стакана муки, два яйца и луковицу», — прочитал он. — Это же не та книга! Ты чего, Книгу Судеб с поваренной перепутала?


— Намеренно, — кивнула Яга. — У неё обложка красивая и без надписей. Видишь ли, котёночек, когда кто-то говорит, что хочет узнать свою судьбу, то он обманывает. В первую очередь сам себя.


— Это ещё почему?


— Потому что никто не хочет знать свою судьбу. А если узнаёт — тут же забыть хочет.


— Не понимаю, — Баюн почесал лапой за ухом. — А зачем тогда спрашивают?


— Чтобы услышать, что всё будет хорошо.


— А если после твоих слов у них всё будет плохо? Обманщицей назовут.


— Не назовут, — подмигнула Яга. — Тогда мои слова помогут не падать духом. Решат, что это временные проблемы, в книге же иначе написано. И благодаря этому уверенно преодолеют все препятствия.


— И из-за этой уверенности у них всё действительно будет в итоге хорошо, — догадался Баюн, — Хитро, признаю.Ты всегда была такой умной! Я всем всегда это говорил и никогда в тебе не сомневался.


— Хорошая попытка. Но другой еды всё равно не получишь.


Баюн вздохнул и со злобой впился зубами в ненавистную свёклу. Автор - Роман Седов. https://zen.yandex.ru/skazka

Показать полностью
  •  
  • 626
  •  

"Зачем матросу высшее образование?"

Произошла эта история в 1999г. на одном из подводных крейсеров 25-ой дивизии в п.Рыбачий на Камчатке.


- Не сосает совсем – выдал вердикт Гидросолдат, жалуясь на насос откачки воды из трюма 5-го отсека.


Гидросолдатом дембеля прозвали его из-за сапог выданных ему интендантом. Кирзачи он конечно сразу же обрезал по самое нихачу, но сапог он и в кишках кашалота останется сапогом. Вот поэтому теперь он сокращено именуется Гидро.


- Так вы его продуйте – посоветовал ему Ржевский, мой напарник по 4-му


- А как? Тама всё запробкованно, как у ведмедя в жопе после спячки. Здеся нужон анженерная мысля – Гидро вновь перешел на наречие глухой деревни середины 19-го века.


- Мы сейчас свой насос продуем из ВНД, потом твой. Всему вас учить нужно, мутанты – миролюбиво предлагаю я, виновник засорения этих весьма полезных насосов.


Да, гениальная идея, приведшая к кратковременному выходу из строя матчасти, посетила именно мою светлую голову. Но был виноват во всём Злой Мичман. Нахрен ему понадобились сухие трюмы? Как ему жить вода там мешала? А нам и Старпому теперь последствия прихоти мичманской расхлебывай.


Дело было так…


Служили мы, не тужили, пару месяцев. Пассажиры, китайцы, БЧ-2. Семь офицеров. Три мичмана. Два дембеля. И нас, дрищей, шестеро – Я, Ржевский, Гидро, Маска и двое новеньких, которые на вахте стояли и в событиях не участвовали.


До этого успели в моря сходить на учения. Выпивали по плафону морской воды, целовали кувалду, вытирали губы наждачной бумагой. Ну прям уже настоящие подводники, полноправные члены семьи в 150 человек, ну почти во всём остальным равные.

Но тут перед вторыми морями пришел он – Злой Мичман. Или в командировке на другой лодке был, или в отпуске – не помню. Но скорее всего не в отпуске, иначе не был бы таким злым и доёбистым.


- УУУ, бля, какие дрыщи расслабленные. Я из вас нормальных подводников быстро выдрачу!


Вы дембель или мичман? Что-то странные у вас, мужчина, желания… – хотел я у него спросить, но решил судьбу не испытывать.


Пошли вновь на учения, дней на десять.


Не успели из бухты выйти, зовет нас со Ржевским в трюм 4-го. Там наш боевой пост, мы там должны какие-то вентили крутить при запуске ракет, ну и порядок поддерживать. Тыкает в самое дно лодки пальцем, загнувшись раком на пайолах:


- Почему вода в трюме?


- Конденсат, товарищ мичман, точка росы, перепад температур между поверхностью корпуса и воздуха – отвечаю я, как носитель высшего образования. Пусть и экономическо-строительного, но все же высшего.


- Это я и без тебе знаю. Вода почему в трюме, а не за бортом, спрашиваю? Осушить до прихода к пирсу. Иначе хрен вы у меня спать до самого дембеля будете!


- Сделаем – обещаем и провожаем его ненавидящими взглядами.


Злой мичман ушел дрочить таких же горемык как мы в 5-ый.


Сушить трюм дело непростое. Насосы бесполезны из-за малой глубины водного покрытия. Остается озерцо глубиною в 5-10 сантимов, но объем воды с учётом габаритов прочного корпуса получается значительный. Приходится спускаться вниз, застревая между пайолами, черпать сначала кружкой, потом промакивать ветошью, выжимать её и макать в грязную воду заново. И так до победного. Тесно, грязно, холодно. Намучаешься, а потом через неделю опять мокро. Проходили всё это - знаем, плавали. Потому что плавает сами знаете что… И вот когда сушишь трюм, тем самым себя и чувствуешь.


Прошло шесть дней.

До конца морей оставалось дня три-четыре, не более. Мы под видом осушения трюма, всё свободное время дрыхли по очереди в трюме. А Злой Мичман спускался, загибался раком, изучал глубину «трюмного» водохранилища и зловеще многозначительно скалился.

Неизбежность расправы очерняла наши сны обреченностью.

А его сны наверно расцвечивала радостью.


И вот когда пошли на очередное погружение, услышал я журчание воды под пятой точкой.

Встав в позу «наблюдающий за водой мичман» обнаружил я вещь, удивительную даже для своего высшего – при дифференте вода сквозь отверстия в шпангоутах стекается к носовой переборке, образуя глубоководные заводи.

И, следовательно, при всплытии будет течь в обратном направлении.

Глубины же подходят для работы насоса – сосать будет как миленький. Ждем всплытия.

Практика осушения прошла без отклонений от теории. Всю воду засосал мощный насос и заодно с ней и трюмный мусор – ошмётки ржавщины, тряпки, объедки, крысиный помёт и прочую гадость.


Пошли мы со Ржевским в 5-ый.

А там осушение трюма уже подходит к стадии ветоши. Смотрят Гидро и Маска на нас взглядами гребцов галер, идущей на дно вместе с их жалкими рабскими душами.

Дело в том, что в 5-ом отсеке помимо ракетных шахт и оборудования находятся каюты офицеров, мичманов и матросов.

И не успев толком проснуться, Злой Мичман первым делом нырял к ним в трюм. Проводил визуальные замеры и драл их хоть и моральным, но зело нещадным способом.

К нам же в 4-ый он приходил уже немного эмоционально насытившимся, и вкушал только неминуемость нашей скорой казни через изнасилование бессонницей.


Ну как тут не помочь товарищам по несчастью?

К тому же по каштану объявили «срочное погружение».

Рассказали, как и что делать, и побежали на свои боевые посты по расписанию. Тоже всё у них получилось - трюм стал сух как Сахара.

Засосал насос воду и мусор. И аналогично нашему забился наглухо.


Но зато как недоумевал Злой Мичман, когда мы пришли всей гурьбой доложить ему о выполнении задания.

Сначала долго смотрел из позиции раком.

Потом притащил фонарь-переноску. Ползал, светил, бормотал «Не может быть, не может быть…».

Попросил держать его за ноги, и свесившись с пайол, водил рукой по металлу дна трюма.

Смотрел на руку, тёр пальцы.

На язык разве только не пробовал.

Сдался перед объективной реальностью сухого трюма и спросил заговорщеским голосом:


- Как вам удалось так быстро?


- Никак, товарищ мичман! Само рассосалось!


- Как так само?


- Изменения давления способствовало переходу воды в иное агрегатное состояние. Парадокс кота Шрёдингера. Корпускулярно-волновой дуализм. – глумлюсь над ним применяя воспоминания из физики первого курса.


Злой Мичман потом конечно отыграется и ёбнет мне по голове ПДАшкой, когда я усну сидя на ящике из-под ЗИПа и не услышу учебной аварийной тревоги.


Но сейчас я победитель, а он уходит с видом побитой собаки.


Слышу беззвучные аплодисменты от младших по возрасту, но не по сроку службы. Звучат в мозгу фанфары, въезжаю в триумфальную незримую арку. Занавес! Занавес, где, блять, занавес? Где крики «Брависсимо!»?


Это была лишь преамбула дальнейшего.


Решили мы приступить к продувке насоса.

Долго ползали по трюму вдоль труб, изучая хитросплетения трубопроводов в поисках места вдутия.

Подводный крейсер это кошмар, адский сон для любого сантехника ЖЭУ. А для нас бывших вольных прожигателей жизни вообще как неевклидовая геометрия для Евклида, как квантовая теория для Ньютона, как цифровая экономика для феодала. Мы же ракетчики, а не трюмные. В делах трубных мы святее всех святых Собора парижской богоматери.


Нашли на магистральной трубе дренажный патрубок с подходящим вентилем. Закрыли клапан на магистрали в цистерну грязной воды (ЦГВ).

Теперь если мы подадим в трубопровод сжатый воздух, то ему некуда будет идти, кроме как в сторону шлангов от насосов.

Таких шлангов два – в корме и носу отсека. Сразу оба и продуются.

Осталось найти воздух низкого давления (ВНД). Вспомнили, что он на средней палубе.

Только начали разматывать шланг, идет Старпом из своей каюты в Центральный пост.

Каюта его в 5-ом, напротив нашей. Мы в 4-ом, Центральный пост в 3-ем, конечна наша встреча была неминуемой.


- Куда вы, мутанты, ВВД тащите? Совсем в святости своей упоролись наглухо? – вопрошает громадный Старпом согласно инструкции и опыту.


У нас аж ноги затряслись, и хотелось все насосы вселенной послать нахуй и найти себе другое занятие.

Но призрак Злого Мичмана и неизбежность появления новых порций конденсата витали над нами. Как-то быстро шёл процесс накопления влаги в подводном положении, и хотелось операцию по осушению повторить еще раз, пока из глубин будем выныривать.


Поэтому пришлось объяснять Старпому, что он немного заблуждается. Это не Воздух высокого давления (ВВД), сжатый до 400 кг/см2. От которого металлические трапы в косички заворачиваются, да тела людские тонким слоем по переборках размазываются. А всего лишь ВНД кило так на 50 максимум, но мы будем по-тихоньку открывать, осторожненько.


- А зачем вам, милые матросики, это надобно? – ласково, по-отечески спрашивает Старпом


Пришлось выдать военно-матросскую тайну про забитые насосы


- Молодцы, за матчастью бдите! – хвалит нас этот волк морской, моржевидной наружности


- Так мы, это, как там? Служим России – не без налёта гордости отвечаем почти в унисон


- А чего он у вас забился-то? Вы в него срать, что ли ходите?


Все посмотрели на меня как на автора инновационных водоосушительных методик. Давай, мол, неси ответственность, ты же у нас самый ученный.


Изложил Старпому я суть своих новаторских решений. Не забывая возвеличить эффективность метода над сопутствующими издержками в виде небольшого засорения. Пара секунд и насос вновь работоспособен будет.


- Вот не зря человек 5 лет штаны протирал, водку пил и баб драл! – ставит меня в пример третий после бога остальным неучам – Давайте там, без косяков. Экономист за старшего.


Практика подтвердила теорию.

Единственное замечание по результатам испытания было вынесено коллегиально – нужно под шланги герметички-ёмкости подставлять. Чтобы мусор потом не собирать, лазая под пайолами.


И вот пришла очередь 5-го отсека, после настойчивых просьб Гидросолдатика.

Там трубы почему-то немного по-другому были проложены, с какими-то дополнительными ответвлениями.

Но головы наши, вскруженные успехами, не придали этому нюансу должного значения. Выполняем всё строго по проверенному опытным путем алгоритму . Я как триумфатор уже не вмешиваюсь в поиски мест подключений – пускай теперь сами разбираются.

Моя миссия выполнена.

Ржевский, как ветеран битвы с водой, Маской и Гидрой командует.

Прикрутили шланг, подают потихоньку ВНД. Но что-то мусор не спешит вылетать из шланга. Странно… Увеличили напор воздуха. Нет мусора, не идет даже шипение из шланга. Еще воздуха! Еще!


И тут мы услышали глас старпомовский:


- Экономииииист срааааааный!!!!


Нюансы очень важны на подводных лодках.

Игнорировать их никогда нельзя. Особенно если каюта старпома находится там, где ты начинаешь свою непрописанную в Борьбе за живучесть корабля бурную деятельность.

Есть у Старпома в каюте умывальник.

Ни у кого нет, а у него есть.

Командир не в счет, он вообще отдельно в носу живет с гальюном возле кровати. И хорошо, что конструкторы этого смертоносного чуда инженерной мысли, БДР667 то есть, не сделали такой поблажки для старших помощников. Иначе не писал я бы строки эти как воспоминания.


Старпомовский умывальник был подключен к отдельной малой цистерне грязной воды.

Которая в свою очередь соединялась с главной ЦГВ через ту же магистраль, что и трюмный насос.

И воздух задумался – зачем мне выбивать мусорную пробку, если я могу выйти через умывальник, затратив на работу меньше энергии?

Что и поспешил сделать, забрав с собой перебродившие за долгие месяцы в воде сопли, щетину, слюни и прочие отходы жизнедеятельности Старпома.

Прихватил воздух эту зловонную черную бражку за собой и развесил, словно сталактиты, по всей каюте старшего помощника командира. Украсив её словно пещеру гнома –углекопателя на рождество черными гирляндами.


К тому же, Старпом был живой, а значит не покойник, следовательно он ссал в рукомойник.

И в результате этой нехитрой логической цепочки теперь лицезрел собственные анализы на кровати, столе и полках, вернувшись из Центрального.


Как крысы из напоровшейся на рифы бригантины, хлынули мы из люков трюма, но было поздно. Трап, ведущий на нижнюю палубу, уже прогибался под тяжелой поступью владельца уделанной каюты.


Наступали самые тяжелые минуты для рядового населения китайской подводной республики.

Великий кормчий шёл вершить свой суд.


Суд был долгий и громкий.


Сначала мы прослушали лекцию об особенностях своего эволюционного развития, в результате которого остались в тупиковой ветке гоминидов.

Потом прошли астрологические прогнозы о нашем скоропостижном безрадостном будущем.

Затем нахлынула ностальгия об ушедших в прошлое исполнительных и технически подкованных старшин и матросах, по совместительству являющимися комсомольцами, спортсменами и великолепными танцорами «Эх, яблочко, да на тарелочке».

Познали всю беспросветную пропасть между нами и теми, которые канули в лету вместе с Советским Союзом.

Иногда в речи заложника нашей тупорылости проскальзывали слова из школьного учебника русского языка, но в основном информация доводилась нам на особенном языке - «старпомо вульгарус»


И всё это время Старпом хватал всякие тяжелые приблуды – ключи-трещётки, деревянные плашки и топоры для перерубки концов, аварийные упоры и прочую разнообразную утварь сурового быта в прочном корпусе.

Взвешивал их в руке, словно примеряясь для удара и оценивая их пробивную способность.

Но не найдя ничего не грозящего смертельными увечьями в его мощных лапах, отставил затею физической расправы.

Все же в морях мы, вдруг пожар в ракетных отсеках, а тушить уже некому. Повезло, что не у пирса стояли.

Есть все же удача у матросов по понедельникам.


Направил обладатель рукомойника Маску и Гидросолдата на уборку каюты, Ржевского послал к интенданту за шилом для снятия стресса экспресс-методом. Прочитал мне нотацию о вреде высшего образования для матросской безопасности и об ответственности за тех, кого обучил новаторству.

Мои аргументы об отсутствии в программе обучения на кафедре «Экономика и управление в строительстве» даже теории о водотранстпортных артериях подводных крейсеров остались без внимания.

Ну ладно бы я учился на Воздухоплавание и Космонавтика, как в политехе у нас называли специальность ВиК – Водоснабжение и Канализация. Но экономика тут причем?

И то, что по ВУС я вообще радист, и в Учебном отряде подводного плавания №51 только пару раз учились стучать ключами всякие «айда домой» и «баки текут», ему вообще похрен было.


Я тебя, говорит, назначил старшим? Так вот теперь получай на всю катушку. Будешь знать как умничать.


Согласился я с ним, осознал всю глубину вины своей, раскаялся в содеянном, и пообещал исправиться.


Напоследок помахав перед носом службы не нюхавшим громадным кулаком, приказал проконтролировать уборку и больше хренью не маяться.

О результатах доложить по завершению, а то он уже сутки на ногах из-за таких мутантов как я.

Но без меня лодка задачу выполнит, а вот без него может и на берег как безумный кит выброситься.

А пока он будет в кают-компании.

Ибо Ржевский уже прибыл с пренаприятнейшими известиями от интенданта.


- Лучше бы поджопников надавал или плюху отвесил, чем морали читать – жаловались убирающиеся мутанты из 5-го как нашкодившие первоклассники.


Мы со Ржевских не убирались, так как мы то из 4-го, косяка на нас нет поэтому.


Закончили уборку оперативно.

Каюта стала еще чище, чем до продувки штатной системы умывания старших помощников .


Вот только немного пахло поликлиникой – хлоркой и кабинетом сбора анализов. Так два матроса-уборщики тоже покойниками не были, а лимит времени не позволял отлучаться до гальюна в жилой 5-ый «бис» отсек, где можно нарваться на оказание всевозможных услуг перцам и дедушкам .


Но Старпом уже вкрай умаявшийся, потерявший настрой воинственности, не вникал в тонкости букета каютных запахов и лег вздремнуть накоротке, пока перерыв между задачами.


Ржевский встал на вахту, у меня оставалось еще четыре часа отдыха. И тут я увидел, как Гидросолдат тянет шланг ВНД на нижнюю палубу.


- Разкумекал я как воздух подключать надобно, щас я справно сроблю, тама просто всё, как полба варенная – отвечал он на мое «Ты ебнулся?»


«Ну, вас нахуй всех» - решил я. И спрятался. Так глубоко на чердаке заныкался, за шахту пролез и как йога скорчился. Маска так сутки спал, когда все решили, что он с лодки в бега дёрнул. Очень укромное место, я там Маску тогда нашел, на свет и общее поругание вытащил, но секрет этого места никому не рассказывал. И не зря, ох, не зря зашухерился я, очень мудро поступил и своевременно.


- Суууууукиииииии!!!!!


Да… недолго проспал Старпом, прежде чем его накрыла черная зловонная жижа, Гидрой и Маской повторно из цистерны выпущенная. И ими же до этого свежей струей разбавленная.


Говорят, что бегал Старпом весь грязный и вонючий, искал какого-то сраного экономиста-выскочку.

Грозился голову его через систему ДУК за борт выстрелить.

Мясо ягодичных мышц его намеревался использовать для приманки в ловушках крабовых.

И кишками, измученными жизнью студенческой, швартоваться придумывал, на кнехты мотая их из распоротой брюшины четвертованного тела на ракетной палубе распятого .

Всем частям организма организатора строительства применение нашёл. Каждой косточке.

Только вот донора органов найти так и не удосужился.


Не учел капитан первого ранга простого правила – высшее образование нужно матросу не для похвальбы своей образованностью или чего-нибудь полезного для службы выдумывания.

А лишь для того, что бы два раза в одно и тоже говно не вляпываться.


Когда смена моя подошла, Старпом уже отошёл от потрясения.

Поумерил свой гнев праведный, переключившись на дела более важные.

Да и приборка в каюте совершена была генеральная.

Робу новую надел и пошел раздавать пиздячих подчиненным в Центральный.


Хороший мужик наш Старпом был, справедливый, жёсткий, но и быстро-отходчивый.

Уважали мы, матросы-первогодки, его искренне.

А ругаться и мутантов гонять - так это ему по рангу положено.

Как и нам - косячить, но только без угрозы жизни личному составу ракетоносца подводного, ракетного, стратегического.


© BlackIvan (Livepodvodnik)

Показать полностью
  •  
  • 505
  •  

"Где твой ремень, подводник?" С праздником ! (19 марта - День моряка-подводника.)

Куда исчезают личные вещи матросов с подводной то лодки – долго оставалось для меня загадкой.


Я понимаю там, что-нибудь ценное, офицерское «уйдет в автономку».


Кортик с пояса уснувшего офицера на День ВМФ, кассетный плэйер из баночки-тумбочки офицерской каюты, или сигареты из кармана висящей в шкафу у штумана рубашки – всё это желанная добыча для клептоманов первого года службы.


Ну и само собой - балабас.


Так называют на флоте жратву и помои одновременно.

Но в данном случае интересует нас первый вариант этого подводного фольклора.


Продовольствие, завозимое на корабль ящиками, исчезало значительными объемами на пути от пирса до кладовых камбуза - провизионок.


Картонные ящики сгущенки, тушёнки, сайры, вина красного, шоколада с орехами и без, сливочного масло в огромных брикетах, сухового творога в пакетах, утаскивались «дрищами», специально-обученными «годками», в передаваемые по наследству тайники между легким и прочным корпусами.


Один раз заносили с пирса три говяжьих туши. Донесли лишь две.


Ни поиски, ни пытки, ни очные ставки не помогли интенданту отыскать следы бывшей бурёнки.


Облазил всё, изнюхал, и махнул интендант рукой - вам же, воришкам окаянным, меньше паек выйдет.


А ночью расчлененку под видом мусора вытащили матросы на берег и продали за полцены по отлаженным каналам.

Каналы перепродажи отдельная история, и я неё не посвящен.


Но думаю, что если была бы рядом мексиканская граница, то наверно под землей прокопали бы туннели и таскали на белоснежные пляжи Акапулько сухой творог в обмен на кокаин и марихуану.


Но это была всего лишь край земли – Камчатка.

Негде было развернуться молодым контрабандистам-самоучкам.


Более умелыми и рискованными личностями из приборов ходовой лодки добывались ценные металлы – палладий, золото, платина.


Одного мичмана из нашей БЧ-2 хорошенько токнуло ёбом, когда он за золотишком в щиток на 380 Вольт полез.


Так себе оказался старатель, скажу я вам.


И самородков не добыл и спалился перед вышестоящим начальством подводной артели.

Обгорел мичман слегонца, до черноты, потерял ресницы и брови.

Но не унывал, каким-то образом откусался и продолжил службу по угрозе американским империалистам на этой же лодке.


Но тут не надо быть Конан-Дойлем, женатым на Донцовой и Марининой одновременно, для установления мотивов преступления.


А вот с парадной формой матросского и старшинского состава творилась мистика, неподвластная для осмысления даже при помощи спиритических сеансов.


Казалось, что парадка разлагается на атомы в условиях сжатия пространственно-временного континуума и улетает в другие измерения темной материей как фекальные массы из ЦГВ (цистерна грязной воды) в соленные воды Тихого океана при продувках гальюнов.


Парадная форма №3, при всей своей легендарной сексуальности в глазах юных гимназисток, не нужна была никому.


Ни местному населению, ни мексиканским наркоторговцам, ни даже дембелям, постоянно интересующимся количеством дней до приказа.


В отличие от гидросолдатов, звенящих в рамках аэропорта своими невидимыми железками в тряпках, как шахиды перед встречей с гуриями, дембеля 25-ой дивизии предпочитали разлетаться по своим мухосранскам в гражданском прикиде.

Им эта «парадка» из числа потенциальных плюшкиных нужна была меньше всех.


Вот если даже представить, ну так, чисто гипотетически – поймали матроса с мешком ворованной формы №3.


И спрашивают, мол, зачем она тебе нужна?


Он задумается на секунду, но может на полчаса, не более.

А потом разум обязательно победит.


Исчезнет в глазах у него фанатичный блеск клептомана, мелькнет привидением на его челе тень здравомыслия.


«Да нахуй не нужна мне эта сраная ветошь» - скороговоркой проречетативет матросик и выкинет мешок в море.

И уже крабы на дне будут рвать эту тряхомудь своими клещами на мелкие кусочки, очищая бухту Крашенникова от бесполезного мусора.


Ну раз не нужна никому эта «тройка», следовательно должны быть полны её рундуки матросские, скажете вы и будете правы.


Но это в теории.


На практике бескозырок, гюйсов, штанов-клёш без ширинки и ремней с якорями на бляхах на всех матросов ракетного подводного крейсера стратегического назначения катастрофически не хватало.


И если к тому же Дню ВМФ в последнее воскресенье июля готовились еще с конца июня, то внезапные проверки залетными адмиралами носили характер провокаций к третьей мировой.


Этих проверок до икоты как щекотки боялся Зам по воспитательной работе. Сам Командир и немного Старпом.

Остальным было глубоководно дистиллировано, то есть абсолютно похрен.


И вот случилась не предвиденное - к нам приехал ревизор…


Как глас небесный на головы грешников прозвучала по каштану на весь 150-метровый подводный ракетоносец команда «Всем наверх, форма одежды парадная» и закрутилась карусель паники.


Дембеля предсказуемо проявили рвение к служебным обязанностям, вскочили с мягких тряпок и встали на вахту.

Изгнанные с этих, мгновенно ставших блатными, мест, молодые срочники побежали к своим рундукам.

Там их уже поджидали карасики.

Произошел быстрый обмен товаров текстильной промышленности на ничего. Потом сильные дрыщи отобрали у дрищовых дрыщей всё, что выглядело чуть лучше, чем лохмотья обитателей трюмов межконтинентальных коравелл, везущих «черное дерево».


И подгоняемое в спину испуганным внезапностью проверки Замом, это разношерстное стадо понеслось по трапу на свежий летний воздух.


Командир корабля скептически окинул тренированным взглядом прибывшую пародию на кремлевский полк.

Презрительно сплюнул и велел Старпому – «Нормальных вперед, ВМУ назад»


Старпом, бывавший в таких переделках не раз и знавший что, один наш адмирал страшней трех «Лос Анджелесов» на хвосте, быстро произвел выявление из неоднородной биологической массы представителей касты ВМУ – "Военно-Морское Уёбище".

Выявил и задвинул их во вторую шеренгу, на задний план.

Там они усталые от постоянного недосыпа, грязной работы на камбузе и трюмах, согреваясь под хилым северным солнцем, предались нирване мечтаний о доме.

Передняя шеренга же лицезрела приближение грозы османских галер – сверкающего орденами и медалями сурового флотоводца.


Старенький адмирал, маленький, сухонький с мечтательными глазами являл собой воплощение славного прошлого Военно-морского флота, как минимум Советского Горшковского, как максимум Российского Императорского.


Не ведомы были нам его регалии, должности и полномочия.


Возможно, он был простой заслуженный пенсионер или какой-нибудь блюститель флотских традиций на полставки. А может быть жутко секретный и важный перец.


Мы даже не интересовались. Ни сразу, ни потом.


Не наше этого ума дело думать- зачем достают из пыльного комода восковую фигуру, полируют, оживляют и оправляют проводить осмотры внешнего вида матросского и старшинского состава?

Если выдают бескозырку – значит это кому-то нужно.


Позади этого бравого ветерана линейных баталий семенила на полосогнутых расшаркивающая в реверансах и в поклонах, заискивающая многочисленная свита из дивизии.

На флагманских аристократических лицах были начертаны кистями ренессанских художников все краски человеческих эмоций - от детской неожиданности, до предпенсионной беспомощности.


- Кто это? – задал простой риторический вопрос один кап-лей


- Чёрный писец – ответил Старпом, цитируя Покровского


- Неужто оттуда? – палец кап-лея проткнул камчатское небо


- С самого верха насеста, с начала пищевой цепочки – намекнул Старпом на фамилию Главнокомандующего Флотом


Минутой молчания товарищи офицеров на всякий случай почтили свою беззаботную жизнь.


Адмирал прошел на полных парах мимо офицерского строя, резко застопорил свою турбину и встал как вкопанный.


- Здравия желаю, товарищи подводники! – голос Адмирала громкостью мог поспорить с Впередсмотрящим Колумба, когда тот обнаружил Вест-Индию.


А в ответ тишина… И мертвые с косами…


Нет, никто от страху не наполнил штаны зловонием, не пошел ва-банк полного игнорирования высшего командования.


Таковы нюансы подводного этикета, 25-ой дивизии в частности.


После приветствия от начальства в строю на пару мгновений ничего не происходит.

Потом подводники начинают шумно вдыхать окружающее воздушное пространство.

На весь объем своих легких набирают запас кислорода, как будто собираются прямо сейчас нырять головой в асфальт.


Если вы думаете, что сейчас они выплюнут весь резерв сжатой атмосферы из нутра своего с резкими рубленными фразами, то опять ошибаетесь.


Сначала тихо, протяжно и лениво подводники начинают свой ответ чемберлену:


- Ззззздддддрррраааааавввввиияя….


Постепенно повышают темп и громкость во время «желаю товарищ".

И орут уже в конце, выпучив глаза и насилуя связки:


- Адмирал!


Старичок аж на месте подпрыгнул от такой ярости боевого клича. Взгляд его сверкнул аки молния, и рука потянулась к кортику.


«На абордаж! Руби вражин в капусту!» – гремело у него в ушах невидимое боевое корабельное прошлое, ушедшее в небытие для одних и оставшиеся навечно рядом для него одного.


Взгляд Адмирал упал на первого матроса.


Высокий, розовощекий, стоял матросик в новенькой синей фланке с белоснежной бескозыркой на голове.

Черные ленты с золотыми буквами реяли на ветру, прославляя Краснознаменный Тихоокеанский.


«Эх, таких бы сотню, да на Зимний! А потом брать почту, телеграф, Институт благородных девиц!»


Но таких наскреблось лишь пятеро


Шестой матрос тоже был не промах - стрелками наглаженных клёш можно было резать бурные штормовые волны или покладистые танцевальные девичьи юбки. В начишенных боинках сверкало солнце и плыли облака.


«Еще бы подобных ему, с дюжину. Чтобы бескозырки об землю и в присядку залихватски «Эх яблочко, да на тарелочке!...»


Набралось таких, созданных в день шестой господом по подобию своему, не больше десяточка. Что впечатляющий результат для конца безалаберных годов 90-х.


На пятнадцатом флибустьере восторг адмиральский немного поугас – гюйс мятый. А так вполне себе бравый хлопец.


У остальных до двадцать пятого тоже были отдельные изящно дополняющие совершенство недостатки.

То бескозырка с мятыми лентами.

То стрелок на брюках чуть больше чем восемь.

То бляхи с якорями не чищены.

То гады стоптанные вместо ботинок хромовых обуты на ноги, когда с носками, когда без..


Но оптимистом слыл Адмирал. В его стакане с чаем всегда было полстакана коньяка.


«С такой братией Сталинград отстояли, Паульса в плен взяли, и НАТО в клещах зажмём, стиснем, и там уже пощупаем торпедой с красной боеголовкой мягкий заокеанский зад…»


Двадцать пятый, он же и последний в шеренге, в принципе ничем не отличался от уже просмотренных экземпляров народно-морского творчества.


Но что-то насторожило нюх проверяющего.

Где лента кожаная на поясе и якорь латунный, желтенький, пупок от штыка в рукопашной прикрывающий?


- Где твой ремень, сынок? – вкрадчиво поинтересовался Адмирал, собирая силы для кары неминуемой нарушителя трехсотлетних традиций.


Флагманская свита в синхронном инфаркте-инсульте чуть не слегла полностью.


Вдруг на ремне этом в корме уже кто-то удавленный болтается?


Или клапан сугубо важный для карабельной непотопляемости ремнем, как соплёй, на месте удерживается?


А может этим ремнем молодняк по ночам избивается?


Вариантов мало, но все они очень пугающие


Матроса пристальный адмиральский взор не устрашил нисколечко.


Наоборот, от этих старческих мудрых глаз повеяло домом в деревне Кривохуево оставленным.

Деда на заваленке, махоркой попахнувшим и бабушкой за перманентную пьянку коромыслом гонимого, напомнило.

И растаяло жесткое матросское сердце, освободилось душа морская от лжи, всеминутно его путь служивый сопровождающей.

Ответил как есть Адмиралу отрок, ремня в гардеробе своем не имеющий:


- Проебался, товарищ адмирал!


Над базой подводной эскадры повисло молчание.

Тучи нахлынули и скрылось солнышко.


А в глазах адмиральских расцветал всполохами мыс Гангут, Ушаков терзал турок у Тендра, бриг Меркурий дерзко шёл один против двух, и гремели пушки Синопа.


И на лица флагманские падали отблески тех баталий, что шли в адмиральском сознании.

От предчувствия залпа главных калибров адмиральского рта ныли зубы и сокращался кишечник спазмами.


Но тут внезапно во взоре начальническом отгремела скоропостижно Цусима и поник адмирал.


Лишь рукою взмахнул, «Ну вас нахуй» сказал, развернулся и неспешно пошёл.


Свита бежала, неутомимо на ходу кланяясь и что-то извиняющее нашёптывая адмиральским ушам.


В ответ старичок лишь махал сухими ручонками, словно мух от котлет отгонял, словно всем нам говорил:


« Ремень? Да какой там нахуй ремень! Неужели вы не понимаете?

Весь Флот проебался!

Весь Советский Союз проебался!

Вся жизнь…»


По итогам смотра никому ничего не было.


Если кого и отодрали как Нахимов Османа-пашу, но уж точно не нас, матросов простых.


Наверно Командир счел данное происшествие оптимистичным сценарием развития событий.

Пессимистичный - Адмирал обнаружил вторую шеренгу с ВМУ.


Во избежание подобных инцидентов были пополнены запасы парадной формы на корабле.


А виновнику торжества, матросу-первогодку, присвоено почетное звание-кличка «Проебался»


Ну а я наконец таки понял - зачем и куда.


Зачем нужна парадная форма подводнику? Чтобы не расстраивать заслуженных адмиралов


Куда она девается с подводной лодки? Враги пиздят, чтобы адмиралов расстраивать


Другой альтернативной, но достоверной версии у меня нет.


© BlackIvan (Livepodvodnik)

Показать полностью
  •  
  • 307
  •  

Дорога.

История эта случилась лет 10 назад. Усиливали мы насыпь одного моста.


Генподрядчик завез щебень. Да завез странно - не той фракции и марки. И с избытком. Проект меняли в итоге раза четыре и это в процессе работы.


Щебень так и лежал горой под мостом - не много его и не мало. Частично использовали конечно.


Работы подходят к концу. Осень поздняя - время сдачи объекта.


Щебень бесхозный - никому не нужен. Шеф звонит генподрядчику - тот: девайте куда хотите, но чтобы через неделю его там не было! Министр приедет!


Шеф пытался продать - никому не нужен. Возить на полигон - себе дороже.


Из города за ним никто не поедет - до моста километров 70!


А там рядом деревенька была небольшая - дворов 60.


Я говорю - давай им дорогу сделаем? Шеф подсчитал - вроде норм - дешевле утилизации. Техника-то вся своя. Порешал с кем-то этот вопрос, как уж - не знаю. В итоге звонок - делай!


За пару дней закатали его. Щебень в смысле. Пара грузовиков, грейдер и погрузчик, и 5 рабочих - сделали свое дело.


Объект сдали.


Только потом узнали, что местный председатель начал со стариков - местных, деньги собирать - по 10 000 со двора! Якобы за работу!


Шеф взбесился прям - рванул в эту деревню, нашел председателя и заставил деньги вернуть, что тот успел собрать. Пригрозил судом.


Я вот не понимаю, как со стариков, ни за что можно деньги собирать. Записки дачника - прораба. https://zen.yandex.ru/evhrustalev

Показать полностью
  •  
  • 5393
  •  

Повышение квалификации.

Был простой двухдневный выход. Ну как простой — сплошная тактика. Тут тебе и скрытное перемещение, и движение на марше, и «ночная» - в общем, всё в одном флаконе. Просто бегаешь по тайге - в «войнушку» играешь, правда, много и долго. Одно радует, что твои командиры и начальники любят тебя на расстоянии. То есть подарок это мне такой, согласно планов боевой подготовки. Короче, разрешили мне мои командиры послужить с ними отдельно. Проверить чуйства, так сказать. Жаль только, что - не годами.


В войнушку играем по-серьёзному. Вместо БК в РД у бойцов по два силикатных кирпича. Причём не просто сереньких, а расписных, некоторые даже «под хохлому». Ну и с моей подписью, естественно. Мне ротный писарь сделал для всех бойцов, красивенькие такие. На каждом «дарственная» от меня - «Самому Сильному Пулемётчику взвода!», «Изя — ты лучший!!! Чмоки, чмоки.», «От л-та А. Новикова, На долгую память.», ну и так далее.


Побегали, поигрались и привал, обед, типа. Пулемётчик с радистом грустят. Нет, не так - ГРУСТЯТ. Здоровенные они. Этот «сухпай» нормальному мужику при сутках активной работы так - «на один зуб». А для таких РАМ - это вообще издевательство.


Расположились на полянке. Море недалеко. Время года — поздняя осень, но сухо. Листва уже с деревьев облетела. Это, кстати, огромная проблема при отработке тактических навыков в лесу. Условия значительно меняются. Всё уже по-другому делать приходится. Свои тонкости, в общем.


Рядом заливчик небольшой. Места очень красивые. ЗКП ТОФа недалеко — когда-то была закрытая зона, КПП на дорогах стояли. А сейчас джипы по ней катаются, ну «на шашлыки», типа. Вот рядом одна такая компания и расположилась. Машины дорогие, лица в них тревожные, дамы с ними, соответствуют понятиям - со всеми наворотами. Сразу видно, младшие научные сотрудники из какого-то НИИ. Не, нам не жалко, конечно, да и мы первые сюда прибежали. В море уже, правда, за «чо пожрать» не полезешь — холодно. Сидим, отдыхаем.


Минут через двадцать подходят к нам два младших научных сотрудника, ну, чисто познакомиться. Один из них поздоровался.


- Здорово, военные. Вы из чьих будете? Штукатурка у вас на лицах (мы в боевом гриме) впечатляет.


- И тебе не хворать. С какой целью интересуешься?


- Да я мимо вас тут за дровами проходил, волыны на вас интересные.


Сотрудник кивнул на мой Вал.


- Да морпехи мы, морпехи. Видишь, Родину охраняем.


- Слышь, братан, а помацать можно?


Опять кивок на мой Вал. Я отсоединил магазин. Передёрнул затвор. Подобрал патрон. И протянул разряженный автомат сотруднику. Я на всех выходах всегда грубо нарушал меры безопасности. Оружие у всех было всегда заряжено. Патрон в патроннике. Оружие поставлено на предохранитель. Всё по-боевому. Боец тогда по-другому к своему оружию относится. Привыкает его уважать. Не бояться, а именно уважать. Эта штука убивает, а не просто на стрельбище мишени валит.


Два моих сержанта демонстративно положили свои автоматы себе на колени. Сотрудник манёвр оценил и уважительно хмыкнул. И обратился ко мне.


- Слышь, братан, ты же здесь, типа, за бригадира.


- Ну да. А это (кивок на сержантов) — звеньевые.


Сотрудник радостно заржал. Повертел в руках Вал и вернул мне.


- А ты молодец, в теме. Чё делаете то здесь?


- Да обеденный перерыв, типа, у нас.


- Да? Ну и как оно?


Тут уже не выдержал ГРУСТНЫЙ радист.


- Да. Бля! Щас к морю спустимся, пингвинов наловим, вот и пообедаем!


- Понял. Долго ещё здесь будете.


- Да ты понимаешь, с пингвинами щас не очень — не сезон. Так что мы пойдём скоро.


- Подожди, не уходи так сразу. Щас вернусь.


Сотрудник вернулся к трём своим джипам и начал что-то объяснять одному братку. Через некоторое время вернулся со здоровенным ящиком. Ящик даже по виду был тяжёлый и пах очень вкусно.


- Бригадир, это, типа от нашего стола — вашему столу. Чисто - уважуха от нас. Мы в понятиях. Дело вы правильное делаете. Родина — это святое.


- Ага. Спасибо. А хотел -то ты что. Ты дальше слова говори, пожалуйста.


- Не, ты не подумай, что я тебя впрягаю. Но пошмалять из этого можно?


- Почему нельзя? Уважу правильного человека. Сколько вас?


- Да так-то нас шестеро.


- Ладно. Дам вам два магазина. Только прошу очень — без непоняток. Злые мы.


- Ага, вижу. Эт точно, лица у твоих звеньевых добрые. Мы через полчаса подойдём, когда вы покушаете?


- Да не вопрос. Жду.


Пообедали мы достойно. Потом отстрелялись у меня эти «братки» по пенёчку за пятьдесят метров. На лицах щенячий восторг. Ну да. «Вал» очень сильное впечатление производит, когда из него первый раз стреляешь. Если фанат этого дела, конечно. Ну и потом последовал неожиданный вопрос.


- Бригадир, ты бы уже обозвался.


- Поручиком зови.


- Поручик? Крутое погоняло. Поручик, из чего другого у тебя пошмалять можно?


Я задумался.


- Ладно. Дай свой пейджер. А то мобила у меня на других частотах работает ( я хлопнул по рации). Если решу твой вопрос, сообщение скину — куда и когда подъехать. Но, обещать железно не могу. Там уже сам думай.


- Забились.


На следующий день вернулись в ППД. Как только сдали оружие в оружейку (после чистки!!!), помылись — переоделись, я рассказал ротному о своей неожиданной встрече. В канцелярии, кроме ротного, присутствовал грустный политрук Лёха.


Почему грустный? Вы не поверите. Каким-то образом Лёша умудрился «намотать на винты», причём не просто «намотать», а ему там знакомые девушки составили целую «екибану», вплоть до «лобковых БТРов». Медик так и сказал - «Полный комплект». К тому же, поделился «этим» со своей супругой. И в один прекрасный день она примчалась на КПП с криком - «Где эта блядь трипперная???!!!». Так что в настоящее время Лёхе кололи антибиотики, а он уже третий день скрывался в расположении батальона от гнева разъярённой супруги. И все офицеры роты разрабатывали ему легенду «Заражение венерическими заболеваниями военнослужащих МП неполовым путём». Не ну а что? Настоящий замполит, я считаю!


Начал я, как говорится, издалека.


- Костя, у тебя же день рождения на следующей неделе, так?


- Ну да, а что?


- Ну, ты там поляну уже хоть в теории подготовил?


- А то! Не сцыте, Поручик! Будут вам «вино и фрукты». Три литра «Шила» есть и две большие железные банки маринованной капусты.


- Молодца. Уважаю. Прям — свадьбу в Китае можно отпраздновать.


- Не, ну а ты что хотел? Кордебалет с шампанским?


- Неплохо бы, конечно, но не получится, хотя мысль одна есть.


Я красочно, в лицах, описал ротному свою встречу с младшими научными сотрудниками и предложил идею — бандосы стреляют у нас на полигоне и платят нам за это деньги. А мы на них устраиваем феерический дебош в ближайшем баре «Снежинка» (в народе «Сугроб»), посвящённый дню рождения любимого командира роты.


Ротный от такой моей наглости аж прибалдел и молча открывал рот, не в силах что-либо проорать. Лёха, автоматом пролетающий мимо — ему антибиотики колят, пить нельзя, возмутился.


- Сядем все!


- Молчи уже, замполит трипперный! Твою тельняшку, вон, в углу, две бледные спирохеты с кокер-спаниеля размером с рычанием терзают!


- Не, поручик, он прав!


- Да мы по уму всё сделаем. Двух бойцов на КПП с рацией — на стрёме. И запаркуются они не на въезде, а в сторонке. Ну и на обеде отстреляются. Всё равно все боеприпасы еле успеваем отстрелять.


- Костя, сядем все!


- Поручик, мне тока с особистами проблем не хватало!


- Да я просто на шлагбаум замок повешу и бойцов своих в кустах поставлю. Не спалимся. Я уже тройную систему безопасности продумал.


- Костя, сядем все!


- Костя! День рождения — это святое! С этим не шутят!


- Костя, сядем все!


Короче, уломал я ротного. Да и возможностей вагон — рота три раза в неделю стреляет. Подобрал день, когда наши офицеры (ДШБ) и по полку, и по автопарку стоят, чтобы оповестили, если что. Скинул на пейджер сообщение бандосам. Приехали. Первый раз их четверо было. Я сразу с ними определился.


- Товарищи братва, в одну шеренгу становись! Слушай меры безопасности при проведении стрельб из стрелкового оружия.....


Все как надо до них довёл. Два сержанта с ним занятие провели «изготовка к стрельбе». Что докладывать и как действовать они у меня уяснили.


Стреляли они из всего. Вплоть до АГСа. Там много. Всё как положено. Обычные УКС (упражнения контрольных стрельб). Правда, бойцы не в камуфляжах, а в кожаных куртках. Ну и два сержанта сзади с заряженными автоматами — мало ли что.


Ротному организация понравилась. Всё «по уму». Бандюги просто в щенячьем восторге. Очень фотки просили сделать. Но, у меня ума хватило жёстко отказать. Вот, думаю, если что, какой хороший ментам подарок будет.


Как закончили (в час уложились), подходит ко мне их бригадир.


- Поручик, ну спасибо, уважил! Скока я тебе торчу за боеприпасы?


Я набрался наглости.


- Двести (тогда в России всё в у.ё. меряли).


Не, ну а что? По полтиннику с персоны, за такой «Праздник Души»? Я считаю — даром.


- Не вопрос. Держи. Чот ты так, символически. В следующий раз когда?


- Я маякну.


- Договорились.


Бригадир протягивает мне 800, ВОСЕМЬСОТ ДОЛЛАРОВ !!! Видимо посчитал по двести с братка. Сказать, что полученная сумма меня немного шокировала — культурно промолчать. При моей-то зарплате, в пятьдесят баксов, два месяца назад!


Разделили всё красиво. По сотне всем офицерам, кто присутствовал, включая трипперного Лёху. Ну и блок хороших сигарет и торт - сержантам-инструкторам. Осталось у нас триста. День рождения прошёл шикарно. Не пошлая пьянка в ротной канцелярии, а «культурный выход с очередными любимыми женщинами». Авторитет наш в «Сугробе» взлетел до небес.


На следующей неделе сотрудники приехали уже вшестером. Прошли через КПП. Их ко мне направили. Я как раз со взводом занятие по тактике проводил - «Бой в городе». Не первый раз уже. Бойцы по дому (был на полигоне один — как раз для таких целей) очень красиво и эффектно скачут. Братва ооочень впечатлилась. Бригадир их аж вопрос задал.


- Поручик, а моих так натаскать можно?


- Да было б желание. В цирке медведи на велосипедах ездят.


- Так может ты это — проконсультируешь? Не обижу.


- Подумаем.


Отстрелялись они у меня опять, расплатились по установленной таксе и уехали. У меня уже мысли всякие в голове нехорошие бродят — Чё я в этой армии делаю? Это же ведь не уже просто - «Так, повезло, на халяву», а уже серьёзный стабильный доход.


Подхожу к ротному.


- Костя, тут такое дело, братва просит с ними занятие по «Бою в городе» провести.


- Да ???!!! Ты, ваще уже оборзел !!! Ты мне ещё план-конспект проведения занятия на подпись принеси!!! Инструктор хренов!!! Тебя Родина чему учила?! Братву натаскивать?!


- Не, ну а чо? Время-то можно выкроить.


- Ага! А на КПП табличку сменить на «Учебный центр «Пацанский»! Нет, бля! И так из-за тебя всей толпой по лезвию гуляем!


В общем. Не получилось у меня «штурмовую группу беспредельщиков» подготовить. А мысль была интересная.


После того, как бандосы третий раз на полигон приехали, я понял — Жизнь Удалась! Я даже парфюм себе дорогой купил, ну слабость у меня такая, после вшей на первой чеченской. «Мыльно - рыльные» себе обновил, как у принца Монако. В «Сугробе» мы уже, по ходу, жить стали. Даже мысли всякие глупые в голову лезть начали — «гражданку» себе купить штоли?


Через неделю, когда ротный проводил совещание (график несения службы, с дикими воплями, офицеры роты обсуждали), прибежал посыльный от дивизионных особистов. И сразу ко мне.


- Тащ, лейтенант, вас в особый отдел вызывают, срочно.


Занавес. Немая сцена - «К нам едет ревизор!». Ротный сбледнул с лица. Лёха собрался падать в обморок.


Прихожу в застенки. Встретили меня два наших гестаповца очень ласково. С добрыми улыбочками фельдфебеля расстрельной команды.


- Ну чо, Новиков, как оно? Как пизднес?


- Мне ваши беспочвенные намёки очень даже странны.


- Да в курсе мы уже всего. Нам просто интересно твою версию послушать.


Я на минуту задумался, потом отчаянно махнул рукой и с решительным видом сказал.


- Ладно! Записывайте! Сдам всех.! Значит так. Складские всю нормальную тушёнку на китайскую «Стену» поменяли. На паёк только её выдают. ГСМщики спирт на перевод техники на зимний период — зажали. Стопудово — сами выжрали. Вещевики такие «камки» хотели выдать, что на них шевроны МП пришивать — мужества не хватит. Расцветка - «Пленные Румыны». Что ни вечер - в батальоне дикие пьянки. Свою «пятёрку» по утрам - уже еле бегаю. Короче, товарищи особисты, принимайте меры! Служить так - у меня уже никаких сил нет!


Особисты выслушали меня с искренним сочувствием на лицах. Мы все хором с ними немного помолчали. Повздыхали. Потом старший из них (капитан) ласково меня спросил.


- Тебе чо, щас начать яйца в дверь пихать, штоли? Ты ж, падел, на полигоне криминальный учебный цент организовал. Ты действительно хочешь, чтобы ОМОН по городу на танках ездил?


- Ничо подобного! Ликвидирую, так сказать, пропасть во взаимопонимании между военными и шпаками. Прививаем патриотизм и чуйство сопричастности в деле обороны Родины, так сказать.


- В общем, так! Считай, что беседу мы с тобой провели. Края тебе указали. Дальше сам думай. Всё. Давай. Дуй отсюда.


Уже когда выходил, мне в спину.


- Ты про подоходный налог у барыг слышал? Такие дерзкие в пизднесе не живут!


Пришёл в роту. Пересказал ротному всю беседу, даже в лицах. Выводы он сделал правильные.


- Значит так. Кто нас сдал - уже не важно. У нормального особиста в каждой роте по паре стукачей должно быть — работа такая. Тему закрываем. Или потом у нас с тобой бригада пропишется, а деньги мимо пойдут. А когда спалимся, то никто нас прикрывать не будет. Из армии как пробки вылетим. Всё! Ты братве обещал чего?


- Да нет. Просто, «если есть возможность, маякну».


- Считай, больше у тебя её нет! Понял?


- Есть!


Вот так. А как хорошо всё начиналось. Да и младшие научные сотрудники расстроились.


В общем, не получалось у меня никогда, чтоб одновременно всё было — и деньги, и служба интересная. Нет, бывали, конечно, «моменты», но, к сожалению, ооочень эпизодически. Понятия эти, как я понял, несовместимые. Хотя, всё логично — если ты фанат профессии, то нафига тебе ещё и платить за получаемое тобой удовольствие.  Автор: Новиков.

Показать полностью
  •  
  • 401
  •  

ЗИП*.

«Наша армия непобедима лишь потому,


что она действует вопреки логике


и здравому смыслу»


(армейская мудрость).


Гулял я как-то с журналюгами по территории части. Ну как «гулял»? Меня полковой комиссар попросил сопроводить - показать, для репортажа. Перед этим выдрал! Как же без этого? Если подчинённого драть «после», то уже весь смысл процесса теряется. «Косяк уже упорот!». Так и сказал.


- Хоть Вы, лейтенант, и падел редкостный, но язык у Вас подвешен. Ты уж не подведи, поручик. Я на тебя надеюсь. Ролик они будут делать. Пропаганда службы по контракту и всё такое...


- Есть. Не волнуйтесь, тащ полковник, всё будет проведено на высоком художественном уровне.


- И я тебя очень прошу. Без фанатизма. Да и сам понимаешь, это ж гражданские. Тонкий душевный мир. Впечатлительность. Юмор ихний - дебильный.


- Так а что, из Красной Звезды никого? И разрешите поинтересоваться. А что меня-то Вы решили к этому привлечь?


- Про Красную Звезду - я вот тоже в растерянности. А про тебя, они просили кого‑нибудь из «боевых» с ними отправить. Тебе и карты в руки. Короче! Вперед! И без песни!


Погуляли мы с ними. Грамотно я им всё показал. Без всяких «изнанок» и «обратных сторон».


Ну и, конечно, не забыл про «романтику морских походов, ветер в стропах парашюта и солидную тяжесть пулемёта». Они аж расчувствовались. Но я всё-таки вовремя остановился, пока их дамы с себя бельё сдирать не начали. Всё, хватит, думаю, а то уже квадратные глаза за габариты лиц выходят. Только уже под конец на спортгородке не удержался.


Там как раз в это время разведбат развлекался. И решили они там рукопашкой заняться. Ну и проводят спарринги. Одна из молодых «акул пера» не удержалась.


- Ой. А что это они?


Вот что мне нужно было ответить? Праильно! Так и сказал.


- А это - два самца, морских пехотинца, бьются из-за самочки.


- А самочка где?


- Видимо, пошла попудрить носик.


На лице у неё сумбур и растерянность. Тут боец мой подбегает.


- Господин лейтенант, Вам в роту, срочно. Ротный с совещания пришёл, командиров подразделений собирали, Вас не нашли. Злой, как тигра уссурийская. Построение через пять минут.


Ну, ясно всё. Сегодня понедельник. А в субботу ночью НШ полка в караул попёрся с проверкой. Третий ДШВ нашей роты стоял. Этот нехороший человек что учудил? Никого не предупредил и пошёл в ночи, просто на посты, погулять - посмотреть со стороны, как службу тащат. А там - картина маслом. Постовые пытаются лист кровли с крыши продсклада снять. Вот такое у них понимание «охраны и обороны вверенного объекта». Видимо, хотели на складе сквозняк устроить, сгущёнку проветрить, мало ли - вдруг испортится. Караул снят. Заменён. Кровь рекой льётся. Благо я в патруле на выходные был.


Примчались с бойцом в роту. Рота стоит на центральном проходе. В канцелярии ротный беседует с офицерами. Из-за двери доносится вдумчивое чавканье и хруст разгрызаемых костей. Не, не пойду, меня туда не звали. Я лучше в строю со своими партизанами подожду окончание этого увлекательного процесса. Да и зачем мешать «приёму пиСЧи». Тем более что про мой взвод тоже есть, что вспомнить. Встаю в строй. Ну и перед этим поинтересовался у своего снайпера (мл. сержант Изя Розенфельд).


- Я дико извиняюсь. А шо ви тут стоите так печально и торжественно? Шо, кого-то таки хоронят?


На лице Изи нарисовалась вся скорбь богоизбранного народа.


- Ой, вей, господин лейтенант, ви таки думаете, шо до нас не доберутся?


- Изя, не делайте мне беременную голову. Или ви хочите мине сказать за то, шо ви уже успели за моё отсутствие таки совершить подвиг?


Я изобразил подозрительный прищур, а Изя состроил философское выражение лица.


Тут дверь ротной канцелярии открывается и выходит ротный. Вид у него ‑ председатель Нюрнгбергского международного военного трибунала. Короче, наслушался человек перед этим в штабе полка про ужасы военных преступлений.


Прошёл на середину строя. И начинает садиться. Но ни стула, ни табуретки сзади него нет! Ближайший к нему сержант среагировал мгновенно. Схватил рядом стоящую табуретку и подсунул под него в последний момент (очень старый прикол в морской пехоте).


- Тааак. Ну спасибо, товарищи матросы. Короче, если данный инцидент будет иметь для меня хоть какие-то последствия.... Всё. Начинайте суицидничать прямо сейчас. Я вам такую службу устрою, что вы этого не только в кино никогда не увидите, но даже в страшном сне вам этого не приснится. Это ж надо было додуматься! Хрен с ним, что залезть пытались! Я даже не вспоминаю про то, что пытались ограбить объект, вверенный под охрану и оборону! Но более дебильного решения этой простейшей задачки сложно было придумать. Третьему ДШВ — моё почтение. Заступаете снова в субботу. Вместе со мной командир ваш дублёром пойдёт. Я сам предложил. Будем вас в чуЙство приводить. Устав учить, до запятых. Отражение нападения на посты отрабатывать, с оборудованием капониров для боевой техники. С пожарами-наводнениями в караульном помещении бороться.


Ротный аж мечтательно глаза прикрыл.


- Ммммм...... Короче, продумывайте дизайн нагрудного знака «За караул с командиром 1-ой ДШР», с мечами и лавровыми листьями. Вам присвоят! Всем! Посмертно! Я обещаю!


Третий взвод хором всхлипнул.


- И ещё. Через месяц, точную дату до нас доведут, будет проводиться соревнование среди снайперов полка. То, что всем снайперам роты подготовиться соответствующим образом - даже намекать не буду. Все комары на стрельбище летают, пищат, но любить уже не могут. Ну а сейчас для разминки проведём занятие по теме «Порядок в расположении роты». ВСЁ, что есть в ротном помещении, выносим и расставляем на плацу! Буду проверять параллельность - перпендикулярность, порядок в тумбочках, аккуратность заправки кроватей через тридцать минут. Потом наигенеральнейшая уборка пустого ротного помещения. Время пошло.


Короче, подтянул ротный гаечки. Это, в принципе, не сложно. Если знаешь как. При грамотном подходе, бойцы за одни сутки как волки на луну выть начинают. И главное - «всё по уставу». Да и нужно это делать. Боец понять должен, что если офицер добрый, сытый и спокойный, то и у него служба как «сладкий сон». Про боевую подготовку не говорю — это святое. Имеем в виду «внутреннюю службу». Промежутки, так сказать, между стрельбищами, полигонами и занятиями.


На следующий день стрельбы.


После проверки боя, снайпера приносят мне свои КВМ (контрольно-выверочные мишени). А там... Налицо бурятско-сионисткий заговор! С целью дискредитации меня как командира взвода! Габариты кучности — писец. Нет, не так, ПИСЕЦ!!! Такое впечатление, что стреляли не из снайперской винтовки Драгунова, а из дробовика, картечью!


- Тааак... Это што?! Чо вы мне здесь суёте?! Только не говорите мне, что ЭТО - ваше! Давайте-ка сделаем так, что Я НИЧЕГО ЭТОГО НЕ ВИДЕЛ! Скажите мне, пожалуйста, что вы эти две бумажки просто нашли.


Бурятско-еврейская снайперская пара молчит, скромно потупившись. Через моё плечо заглядывает ротный.


- Обана! Чем стреляли? У нас же в роте ЭТОГО на вооружении нет? Правда, Новиков?


- Да я вот сам в растерянности, тащ командир.


- А что это у них за винтовки за спиной?


- Да с утра СВД были, а вот сейчас уже даже и не знаю.


- Мне что-нибудь тебе сказать на полшишечки?


- Спасибо, тащ командир. Не стоит. Щас урегулируем.


Начал я допрос с пристрастием. И что выяснилось. Эти два нехороших человека. Залезли в УСМ (ударно-спусковой механизм) своих винтовок с целью регулировки усилия на спуске. ОН НЕ РЕГУЛИРУЕТСЯ!!! Там пружины гнуть - отпускать надо! Вернее - ни в коем случае нельзя этого делать самому! Только в мастерской у артмастера! Ну и «отрегулировали», как положено - через жопу. Хотя везде написано, что ПОЛНАЯ разборка производится ТОЛЬКО в присутствии офицера. Пытались согнуть - выгнуть пружины, плюс ещё напильником там шоркали. Результат — налицо. Я, грешным делом, сначала на каналы их стволов подумал. Но потом вспомнил, что недавно проверял, с зеркальцем. Всё нормуль там у них было, без раковин и всякого другого непотребства. Винтовки были хоть и старые уже, но стволы не убитые, можно сказать — в идеальнейшем состоянии (не стреляли из них патронами всякими нехорошими, типа БЗТ.) Ну нет у меня других объяснений этого стрелкового ужаса. Может и не влияет это никак. Но ведь получается, что они при других характеристиках УСМ раньше стреляли. Вот и имеем, что имеем. Отстрелялся уже сам. Тот же тихий ужас. Стою думаю.


- Изя, вот что бы и с какой интонацией я бы Вам сказал, если бы мы в ЯпонЯх служили?


- Меня не ебёт !!!


- Вы чо орёте?! И что себе позволяете?!


- Нууу... Вы бы, господин лейтенант, это бы так и сказали.


- Какие Вы ужасы говорите. Я Вам сейчас травмы нанесу. И вообще, это скорее Вам замполит ответит. Он вас ещё в лицо всех не выучил. А я вас, геев, уже хорошо знаю и насквозь вижу. Даже по звукам пуканья в строю различаю.


- Когда это такое было?


- В общем так, слушайте меня сюда, Изя.


Подобен ситаре


Нефритовый стержень


В руках самурая.


- Ээээ.....


- Для покорёженных верхним гражданским образованием - поясняю. В умелых руках - и хуй балалайка. Занимайтесь!


Помучались они ещё. Результат тот же. Не, нам в училище полканы с огневой рассказывали, как можно это сделать, но делать ни в коем случае нельзя. Есть там приколы. Но сам-то я ни разу этого не делал. А проблему решать надо. Я им потом геноцид еврейско-бурятской нации устрою. Да короче, нуивонафиг! Менять всё надо. ЗИП нужен. Иначе ковыряться будем до святого пришествия. Хотя можно попробовать. Мне даже интересно стало. Ещё раз попробовал. Нет, не выйдет. Чувствуется, что там всё не то и всё не так.


Как в ППД прибежали, сидели с бойцами в курилке и думали «Чо делать?».


- Ну, накажу я вас потом, по любому, когда вопрос решим. СВДшки нам полностью не заменят. Да я и рапорт на замену писать не буду. У меня мужества не хватит. И ротный не подпишет. И правильно. Значит, нужен ЗИП. Вернее, все приблуды к УСМ. А ещё лучше весь УСМ в сборе. На складах должно всё быть. Да там чего только нет. Они и сами, по ходу, точно не знают, что в их «клондайке» найти можно. Но не дадут, по любому. Только за бартер. А у нас ничего интересного нет, что пить можно.


Мнения бойцов разделились примерно поровну. Грабёж и кража. Предлагались даже варианты - тупо бить матросов из РМО (рота материального обеспечения полка), пока те то что надо сами не принесут. Изя поведал, что его «зёма» из РМО (ну как же в РМО без них?) как раз таки на складах РАВ, у прапоров на подхвате, службу тащит. Ну не должен настоящий Российский прапорщик ничего тяжелее члена и стакана в руки брать. Вот бойцы за них ящики и ворочают. Когда на складах работа есть.


Отправил Изю на разведку в РМО. Он мне подробный план принёс. Что и где там у них лежит. С ЗИПами правда - проблема. Они уже там, по ходу, хапают всё на автомате и в кучу валят. Но разобраться можно. Только кто нас туда рыться пустит? Это же ведь СКЛАД. То есть гарантия сытой и беспечной жизни российского прапорщика. Кормилец, так сказать. А тут мы - на святое покушаться собираемся. Здесь без вариантов. Встанут грудью на защиту.


Думал долго. Решение нашёл простое и в тоже время оригинальное.


Как-то раз, при получении инвентаря в подвале казармы, бойцы обнаружили два запасных ствола от КПВТ. Убитые в хлам. Их, по ходу, когда-то давно как ломы пытались использовать. Только вот зачем? Но это уже теряется во мраке истории. Я, помню, номера их переписал и принёс к ротному. Подняли документацию в оружейке. Нет их. И никогда не было. Даже в природе. Короче, это мне всё померещилось. Ротный так и сказал.


- Отнеси туда где взял. Иначе устанем объяснительные писать. Что это и откуда. На роте они не числятся. Ну и нафига мне этот гемор?


Так и лежат они в подвале. Идея простая до изумления. Приносим их на склад РАВ, типа - сдавать. И пока ругаемся с прапорами по этому поводу, тихо «находим» зип. Только прапоров отвлечь надо будет, тоже придумали как.


На следующий день изгваздали эти два ствола в смеси грязи и солидола и понесли на склад. Аж впятером. По два человека на каждый ствол и я - старший. Не, ну а что, вдруг устанем по дороге? При подходе к складу решили запеть песню. Прапора очень не любят, когда к ним без предварительного звонка подкрадываются. Пели новую. Комиссару батальона она почему-то очень не понравилась.


- Я в бинокль ясно вииидееел


Стены дрееевнего кремляааа


Скоро будут наши каааскиии


На берёзовых крестаааах...


Заходим на склад. Там присутствуют два «матёрых борца с материальными ценностями». Наблюдаем картину «Обед у складских». На расстеленной газетке порезано сало и чёрный хлеб, стоит банка огурцов. И ВСЁ!!! Какой-то неполный натюрморт, правда?


- Шалом! Приятного аппетита, тащ прапорщики! Как служба? Вы тут, как я вижу, изо всех сил готовитесь мне патроны в окоп подтаскивать!


- Да не дай Бог! Если у тебя окоп и будет, то будет он в самой глубокой жопе! Мы про тебя здесь уже наслышаны! Ты нам зубы не заговаривай, поручик! Чё пришли? И отойди от двери на три метра, пожалуйста. А то у меня такое подозрение, что ты в прошлый раз к нам тоже не просто так забегал. Откуда у тебя новые бойки к гранатомётам появились? Ваш старшина проговорился. Ты недавно в роте у себя все менял.


- Гнусные инсинуации. Экономика должна быть экономной. Принимайте наследство.


Я с радостной улыбкой указал рукой на два грязнющих КПВТэшных ствола.


- Ага. Щас! Бумаги на них давай. Нам про них ничего никто не говорил.


- И что?


- Ты ваще, по ходу, уже обнаглел! В таком дерьме нам ещё ничего не приносили!


- Ничо не знаю! Это не наше! Трофеи, так сказать. Тока нашли. Ротный сказал вам отнести. Делать мне больше нефиг, как чужое железо обслуживать.


- Ну выкинь тогда. Нам-то они зачем?


- Понял. Офигеть! Я - правильный офицер, буду должностное преступление совершать?! Щас обратно отнесём и под окнами у особистов выкинем.


Складские РАВ ооочень не любили особистов. Это взаимное чувство у них уже годами. Но гестаповцев они боялись. А кто их не боится? Это ж не чечены — просто так не грохнешь.


- Ладно, ладно тебе. Сразу бы сказал.


- Ну так что? Куды несть?


- Ага, бля! Несть? Чистите сначала!


Прапора кинули нам ветошь и подвинули ведро с соляркой. Пока бойцы приводили в порядок эти убитые железяки, беседовал с прапорами «за жизнь», попутно добывая инфу по оружию - интересная картина складывается. Бойцы быстренько обслужили две эти железяки и понесли их за одним прапорщиком вглубь склада. Снайпера остались возле входа со мной и вторым «скупым рыцарем». Вдруг из глубин склада донёсся жуткий грохот и матерный рёв.


Второй прапор ломанулся на звук катастрофы. А снайперская пара быстро юркнула в соседний проход и через десять секунд вернулась с довольными мордами и полными «запазухами».


Минут через пять вернулись прапора - руководили работами по ликвидации последствий стихийного бедствия.


- Бля!!! Поручик!!! Не то про тебя рассказывают! Бойцы у тебя, как на подбор - талантливые рукожопы. Чуть ящиками меня не прибили. Идите уже отсюда, пожалуйста. Нам щас стресс снимать придётся.


- Как скажете. Успехов в работе. И это, вы тут не шибко расслабляйтесь. Мы уже с ротным вам заявочку составили. На днях забегу - забрать, перетереть.


- Ну да. Только через мой труп!


- Не вопрос!


Вот так мои снайпера и поимели себе СУПЕР ЗИП для СВД. Я когда увидел - тихо прибалдел. Я не знал раньше, что на наших складах можно из ЗИПа СВД собрать. Если ствол со ствольной коробкой старый есть. Там ВСЁ было. И в пакеты запаяно. А ведь придёшь и никогда у них, на складе РАВ, ничего нет.


Перебрали винтовки. Песня. Да и просто - выглядят даже, как новые.


Через месяц прошли соревнования. Вроде как неплохо. Оба в первой пятёрке. Но, всё равно!


Лично для меня - «НЕ АЙС»!!! Хотя, разведчик - это больше тактика, чем стрельба и всякие дрыгоножества и рукомашества. Мы ж не «мясо штурмовое». Но, сцуко, обидно, да?


А потом, уже перед Дагестаном, нам эти винтовки и заменили, на абсолютно новые.


* ЗИП - Запасные части, инструменты и принадлежности.  Автор: Новиков.

Показать полностью
  •  
  • 321
  •  

Женщинам разрешат водить поезда. Машинист объяснил, почему это плохо.

Летел на днях из Москвы в Крым и самолетом управляла женщина-командир. И вспомнил я новость о том, что скоро женщинам и поезда водить разрешат. Здорово, думаю. Но знакомый машинист не разделил мой оптимизм.


Я уже писал, что женщин-машинистов почти нет. Женщины успешно водят трамваи и троллейбусы, автомобили и городские автобусы, вертолеты и самолеты (в «Аэрофлоте» насчитывается уже пара десятков женщин-пилотов). А поезда им водить запрещено.


Дело все в действующем законодательстве. Профессия машиниста поезда входит в документ под названием «Перечень тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин», утвержденный в 2000 году.


Мне известно два исключения. В «Аэроэкспрессе» помощником машиниста работает Юлия Юрова, а в Центральной пригородной пассажирской компании – Елена Лысенко (она сейчас учится на машиниста).


Неужели железнодорожные компании нарушили закон, приняв этих двух женщин на работу, справедливо спросите вы. Нет! Дело все в том, что в перечне есть примечание, в котором написано, что работодатель вправе принять на работу женщину, обеспечив при этом безопасные условия труда. А в современных электропоездах класс опасности довольно низкий.


Меж тем наш автор, машинист Алексей Алексеев, напоминает, что в войну женщины и паровозы водили, но сейчас, замечает он, время невоенное и увидеть женщину-машиниста в кабине тепловоза ему было бы неловко. По словам Алексея, в локомотиве нет даже туалета, а в комнатах, где ночуют машинисты, нет никакого разделения на мужскую и женскую часть. Кроме того, работа машиниста тепловоза, в отличие от машиниста электрички или вагоновожатого в трамвае, иногда предполагает применение тяжелого физического труда.


«Если в сталинские военные и послевоенные времена труд женщин на паровозе был обыденным явлением, поскольку мужики гибли на фронте и их катастрофически не хватало, то в наши дни переход женщин на локомотив – это будет сигнал о нашем крайне низком социальном уровне нашей жизни. Показателем, так сказать, обнищания населения. В мирное время отправить женщин, по сути, наш генофонд страны, на локомотив. Работу, связанную со многими вредными и опасными факторами», – говорит Алексей Алексеев.


Он также напомнил, что часто работа на локомотивах может быть связана с травмами, поэтому, по мнению действующего машиниста тепловоза, брать женщин на такую работу негуманно.


После нашей предыдущей публикации о женщинах-машинистах в комментариях развернулась бурная дискуссия. Преобладали два мнения. Одно – что женщинам не место в кабине локомотива, потому что это вредно, опасно и некомфортно для мужчин. Другое – что женщинам нужно дать равные права, а затем уже судить по результату. Если конкретная женщина-машинист не будет справляться – уволить, если все хорошо, то пусть работает.


Минтруд обещал принять новый перечень запрещенных для женщин профессий уже этой весной. В ведомстве говорят, что он будет формироваться принципиально иным способом. Список будет включать в себя вещества, которые негативно влияют на репродуктивную способность женщин, и с которыми женщинам будет запрещено контактировать на производстве. Исходя из этого списка работодатель сможет принимать решение и ограничивать прием женщин на работу. Источник - https://zen.yandex.ru/1520

Показать полностью
  •  
  • 98
  •  

Оборотень.

Летом, после окончания первого курса, я с парой друзей поехал в село, к нашему общему приятелю, родители которого купили там здоровенный дом, но сами, почему-то в нём не жили, регулярно, однако, ссылая туда своё ненаглядное чадо, присматривать за новоприобретённой недвижимостью. Приятель наш натурально прозябал там с конца мая, дичал, терял навыки письма и речи, обрастал густой шерстью и был несказанно рад любым гостям из большого мира.


А нам, не то что бы вот очень хотелось вкусить прелестей сельского неспешного бытия, и полные студёных рос ковыльные степи, нехотя просыпающиеся под одуряюще звенящим невидимыми птицами летним восходом нас особо не манили. Нет.


Не сильно влекла нас и перспектива всласть напиться парного молока, надышаться девственным кислородом и посидеть с удочкой на тенистом берегу, степенно таская тугих окуньков и осклизлых ершей. Ягодная роскошь лесов и чинный уклад размеренной жизни — это всё не то. В семнадцать лет всего этого ещё не ценишь и не ищешь.


Цель была проста и понятна — максимально отдалиться от пристального взора родителей, которые пусть и не столь рьяно, как в школьные годы, но всё же ещё выполняли воспитательные функции, и там, в благодатной глуши, самозабвенно придаваться беспробудному юношескому веселью, выражающемуся, как правило, в обильном пьянстве, фривольном общении с молодыми крестьянками и удалом схождении в кулачном бою с их суровыми односельчанами.


Мы ехали тусить. Мы ехали за приключениями. Нас ждал пустой, огромный дом, абсолютная свобода и полная неизвестность. Чего ещё желать?


Молодость непрактична и нерасчётлива. Увы! Всё, что было привезено нами из города, было выпито, выкурено и съедено за первые пару дней как нами, так и нашими новыми друзьями-подругами, по-детски жадными до всего неизведанного, непривычного и бесплатного.


Так что мы безальтернативно были вынуждены перейти на подножный корм, а именно — на провиант местный, весьма аскетично представленный в единственном сельмаге.


Имелись там, и были крайне популярны среди местных донов и сеньорит сигареты «Прима» и «Астра». Присутствовал так же совсем уже невозможный «Памир», блёклый «Полёт» и конечно же «Беломор» Одесской табачной фабрики, кажется.


С фильтром были только сигареты с оригинальным названием «Фильтр», курить которые было крайне затруднительно и, вероятнее всего, грешно, и залётный гость из только что рухнувшего соцлагеря — неповторимые «Родопи», которые аборигены неизменно называли «вкусные» и «блатные», но покупали неохотно, сетуя на дороговизну и слабую забористость.


В жизни не курил я столько «Родопи», как в ту неделю. Вообще начало моего курения практически совпало с массовым проникновением зарубежного табачного разнообразия на развалины союза, и я, как следствие, был избалован «Кэмэлом», «Мальборо» и прочими «Житанами» с «Данхилами».


Но после «Полёта», который мы обнаружили на печке у нашего приятеля и который мы курили потом полдня, поскольку именно столько не было продавщицы, неизвестно куда удалявшейся с рабочего места, «Родопи» были поистине ангельским благословением.


Водки там были тоже — под стать сигаретам, страшные, угрюмые, в тёмнозелёных бутылках, с криво приклеенными этикетками. И это всё немного притормозило наш бессистемный разгул и перевело его в режим более созерцательный и философский, исполненный тягучих дум и взвешенных поступков.


Мы оставили легкомыслие, и более уже не обещали разгорячённым дискотекой девам вечной любви за сельским клубом, и не мерились там же в удали с местными мотоциклистами.


С достоинством и как бы нехотя мы, мерно потягивая тёплую, июльскую водку из железных кружек безрадостно и истово тянули столь уместную теперь «Гражданскую оборону» под расстроенную гитару, и чёрная, жуткая степная бездна вторила нам несчётной ратью сверчков, а местный фрик Вася-Сопля, одетый в умопомрачительной ширины и ветхости брюки-клёш и белую рубашку с невероятно большим воротником, и весь как бы на секундочку выскочивший из семьдесят пятого года, внимательно слушал причудливое повествование, периодически угрюмо сплёвывая через выбитый кем-то передний зуб и, как бы соглашаясь и одобряя, кивал кудлатой головой.


И вот в один из таких вечеров мы, накупавшись и напрыгавшись с тарзанки, шли с дальнего пруда домой и были те самые, бесконечные летние сумерки, когда весь мир — смесь розового и фиолетового, а у неба нет дна, и тонкие щупальца призрачной, всё никак не наступающей ночной прохлады нежно касаются обгорелой кожи, а поздние птицы со свистом прошивают воздух, и где-то далеко-далеко работает мотоцикл и играет радио.


Мы курили «Приму». Ибо запас «Родопи» в селе был скуден и истощился практически мгновенно, мы неспешно перекидывали друг-другу бутылку излишне ароматного, и приторно тёплого самогона, пить который совершенно не хотелось, но каждый понимал, что не пустого развлечения ради вкушается это, а исключительно сурового постижения сути всего сущего для.


Мы шли молча и вселенная была с нами, и мы были вселенной.


И тут мы заметили собаку. Она шла параллельно нам и всё время не отводила от нас взгляда. Никто не заметил, когда она появилась, но все почувствовали её внимание и не сговариваясь стали смотреть на неё. Собака была некрасивая, худая, грязно серая с чёрными подпалинами вокруг глаз, и остро точащими ушами.


Несколько раз мы останавливались. Собака останавливалась тоже. Несколько раз мы пытались подойти к ней — и собака, с глухим рычанием отходила, сохраняя дистанцию.


Стоило же нам продолжить путь, как она возникала из густеющей синевы и снова начинала сопровождать нас.


И как-то незаметно вдруг, в и без того не особо шумном мире наступила кромешная, оглушающая тишина. Мы как во сне шли по короткой, выгоревшей траве, и собака неотрывно глядя на нас бежала поодаль.


Совершенно иррационально стало жутковато и тошно, потом каждый признал это, и неизвестно откуда ветерок принёс призрачный, сладковатый запах падали. Звенел бесшумный воздух и, казалось, мы идём так уже не одну сотню лет. Дышать стало трудно, ноги наливались невыносимой тяжестью и глаза предательски начинали слипаться и слезиться.


Потом на нашем пути внезапно возник небольшой стог сена, вставший на какой то миг между нами и собакой. Она скрылась за стогом и больше не появлялась из-за него.


И словно лопнув, исчез пузырь вязкой тишины, в котором мы шли, как в гипнозе. Спало оцепенение и разом хлынули из ниоткуда привычные сельские шумы — густо мычали вдалеке коровы, мерно урчал трактор, где-то сипло гудели колонки с отборным техно.


Не сговариваясь мы подошли, заглянули за стог и с удивлением увидели за ним хмурого, тощего мужика, который просто стоял там.


Собаки с ним не было. Не было её и вообще где либо. Вокруг была бескрайняя степь и никаких собак в ней не наблюдалось. Убежать так далеко, чтобы скрыться из виду за столь короткое время она тоже не смогла бы.


Мужик, худой, в видавшей вида штормовке, надетой на голое тело, злобно зыркнул на нас и поинтересовался, чего нам тут надо. Мы растерянно ответили, что ничего, и пошли дальше и какое-то очень нехорошее ощущение повисло в воздухе над нами и не отпускало до самого дома.


А ближе к ночи поднялся ветер, внезапно испортилась погода и пошёл шквалистый ливень. Где-то, в всполохах молний жутко выла чья-то собака. Приятель наш, сидя на кухне, не без удовольствия травил нам местный хоррор-фольклор про оборотней, домовых, старух, зазнающихся с нечистой силой и покойного деда Степана, которого, вот те крест, после похорон теперь многие на селе видят по ночам. Мол, дескать, встанешь среди ночи водицы испить, глядь, а он синий, трупный, к окну с улицы привалился и смотри глазищами красными, и улыбается нехорошо, и манит пальцем молча. Вроде как подь сюды, касатик, дам чего! А у самого из пасти что-то чёрное так и течёт по бороде!


В сенях протекающая крыша мерно капала в эмалированный таз, с сухим треском раз за разом разламывал гром невидимую небесную твердь, а мы слушали истории, кисло кривились в ухмылочках, потягивали чай, ибо спиртное почему-то не лезло и каждый, слушая стоны ветра в печной трубе, думал о своём, невольно время от времени косясь на чёрный провал окна, как бы ожидая в нём что-то увидеть.


А где-то в ночи, по пришибленной ливнем степи бежал серый, остроухий оборотень с чёрными пятнами вокруг злых глаз.


© soba4ki

Показать полностью
  •  
  • 159
  •  

Президент, съевший казну государства.

1979 год, в джунглях Центральной Африки военные нашли обезумевшего старика, жующего купюры. Им оказался не кто иной, как Франсиско Масиас Нгема Ндонг — бывший президент Экваториальной Гвинеи, жестокий диктатор и самодур.


За каких-то 11 лет Нгема Ндонг умудрился развалить вполне развитую страну и погрузить её во тьму. Чем же отличился президент, что его ненавидел абсолютно каждый житель государства?


Безграмотный прогульщик рвётся к власти


Франсиско Масиас Нгема появился на свет в 1924 году в Испанской Гвинее. Его семья была не особенно богата, но достаточно известна. Папа будущего президента и его родственники были мелкими чиновниками в администрации своего родного городка.

Они поддерживали колониальную власть испанского правительства и получали за это некоторые привилегии. В частности, маленького Нгему Ндонга отправили в католическую школу. В первом классе учителя месяцами не видели мальчика, а потом он и вовсе перестал ходить на занятия. Ндонг не умел писать, лишь ставить свою подпись, а читал и вовсе по слогам. Но это не помешало ему быстро продвинуться по карьерной лестнице в правительстве. Франсиско Масиас Нгема открыто выказывал свою лояльность к испанским властям, называя их режим единственно правильным.


Видя такое отношение, местные управленцы разрешили ему попытаться сдать экзамен на должность государственного служащего. Удалось это Ндонгу лишь с четвёртой попытки. И то не без подсказок присутствующих на экзамене испанских чиновников. Так в 36 лет Ндонг стал мэром своего родного города. А уже через год он являлся членом колониального парламента. В 1968 Ндонга назначили на пост главы Ассамблеи. Осенью того же года Экваториальная Гвинея перестала быть испанской колонией. Безграмотный чиновник стал главой нового государства. Тут же перед Ндонгом встала задача формирования нового правительства и проведения президентских выборов. Испания, сохранившая за собой многочисленные плантации кофе и какао, не переживала об их дальнейшей судьбе.


Правительству казалось, что у них в руках послушная марионетка, ведь Ндонг не прекращал сотрудничать с Испанией. Но это спокойствие было ложным. Едва оказавшись у руля, Нгема Ндонг принялся перекраивать страну под себя.


Сумасшедший диктатор Ндонг


Первым указом президента Экваториальной Гвинеи было объявление всех испанцев врагами народа. Ндонг назвал их наглыми захватчиками, которым нужно отплатить за все годы, когда страна была колонией Испании. Внявшая речам президента молодёжь отправилась по домам испанцев, вытаскивала людей на улицу и избивала. Некоторых и вовсе казнили без суда и следствия.


Практически все семь тысяч испанцев, проживающих в стране, в страхе бежали. При этом они оставляли имущество, в том числе и богатые плантации. Власти Испании пытались защитить своих подданных, но не преуспели. Любой человек, попытавшийся помочь испанцу в Экваториальной Гвинее, тут же приговаривался к смерти. Особенно сильно это касалось чиновников.


Глава министерства иностранных дел Мийоне попытался достучаться до президента и уговорить его не убивать испанцев. За что и был избит до смерти охраной Ндонга.


Чуть больше повезло министру сельского хозяйства, активно помогавшему прибрать к рукам испанские плантации. Но везло ему ровно до того момента, пока сумасшедший диктатор не решил, что тот помогает испанцам. В одночасье мужчина пропал. Убили и министра образования, попытавшегося было предотвратить повсеместное закрытие школ.


В общем, занимать пост министра в Экваториальной Гвинее в то время было подобно смерти в буквальном смысле. Впрочем, Нгема Ндонг в министрах и не нуждался. Ну, по крайней мере, он так считал. Некоторое время посты министров занимали многочисленные родственники президента Экваториальной Гвинеи. Но и их казнили за малейшую провинность или просто косой взгляд.


В 1973 была издана новая конституция, объявлявшая Нгему Ндонга пожизненным президентом. Согласно ей, Франсиско Масиас обладал неограниченными полномочиями во многих областях. А так как на многие должности так и не были назначены министры, Ндонгу «пришлось» занять их места. Так он оказался министром народного строительства, министром вооружённых сил и спецслужб.


А ещё Ндонг один занял треть мест в парламенте. Казалось бы, при такой куче обязанностей Франсиско Масиас Нгема должен был быть чрезвычайно занят. Но это было не так. Ему было глубоко плевать на политику. Находясь на посту главы государства, он лишь исполнял собственные капризы и прихоти.


Запреты и произвол президента Экваториальной Гвинеи


Все декреты, изданные Нгемой Ндонгом, тут же становились законами. Своими указами президент мог арестовать любого человека и приговорить его к казни. Аресты, кстати, были бессрочными и проводились безо всякого суда, что неудивительно. В стране существовал лишь один суд, и его, разумеется, возглавлял Ндонг.


Возглавил он и единственный банк страны, в котором хранилась казна государства. Впрочем, хранилась она там недолго. Франсиско Масисас Нгема решил, что у него деньги будут в большей сохранности и перевёз весь золотовалютный резерв в свой дом. Пополнял казну государства президент одним нетривиальным способом. Он брал в заложники зарубежных послов и туристов и требовал выкуп.


Кроме того, Ндонг решил, что он теперь стал богом для своих подданных и запретил в стране христианство. Вместо распятий и икон в католических церквях теперь висели портреты Нгемы Ндонга. Прихожане должны были молиться за его здоровье, а священнослужители — читать проповеди о нём. В сохранившихся воскресных школах детей учили не Слову Божьему, а только лозунгам во славу правителя. Обычные же общеобразовательные школы перестали существовать. Так же как институты и техникумы. Среднее и высшее образование находилось под строжайшим запретом.


В стране не осталось ни одной библиотеки и ни одного театра. Даже пары очков было не сыскать — Ндонг запретил их ношение. Само слово «интеллект» тоже оказалось под табу — ни произносить, ни печатать его было нельзя. А печатать, к слову, было нечего и негде. Все типографии, кроме одной, выпускавшей правительственную газету, были закрыты. Вдоволь поглумившись над людьми, Ндонг решил ещё больше ухудшить жизнь в Экваториальной Гвинее, население которой, кстати, за несколько лет уменьшилось втрое. Президент Ндонг сам устанавливал цены на все продукты. Причём делал он это так: в один день буханка хлеба стоила копейки, в другой — как неплохой дом.


А после Ндонг захотел контролировать и энергетику страны. Поводом для этого стало обращение директора одной из электростанций с просьбой о помощи. На станции не хватало рук и оборудования. Нгема Ндонг решил проблему радикально — директора утопил, а все электростанции отключил. Экваториальная Гвинея оказалась во тьме. К тому же, по всей стране не работала канализация и водопроводы. За несколько лет страна сильно сдала назад и оказалась чуть ли не в каменном веке. Но сумасшедший диктатор упрямо продолжал гнуть свою линию. Вплоть до 1979 года.


Спасительный военный переворот


Когда Нгема Ндонг только пришёл к власти, многим стало понятно, что у него не всё в порядке с головой. Но помогать диктатору никто не спешил, да и некому было. Почти все доктора были расстреляны или изгнаны из страны. А между тем болезнь президента Экваториальной Гвинеи всё прогрессировала. Он неделями не выходил за пределы своей комнаты, не общаясь ни с одной из трёх своих жён. Вечерами Ндонг разговаривал с убитыми им же чиновниками и министрами, не обращая внимания на недоумевающих охранников. Они, кстати, сыграли не последнюю роль в случившемся в 1979 году перевороте.


Согласно указу Франсиско Масиаса Ндонга, заработная плата в стране выплачивалась только армии, полиции и его охранникам. Однако в какой-то момент деньги начислять перестали. Тогда солдаты гвардии явились в резиденцию Ндонга, чтобы поинтересоваться, где, собственно, их деньги. Нгема Ндонг не отступил от своих привычек — солдат расстреляли.


Это стало последней каплей для Теодоро Нгема Мбасого — племянника президента и главы Нацгвардии. За короткое время тот сумел организовать переворот, и гвардейцы захватили дом Ндонга. Охранники диктатора спасать своего бывшего начальника не стали. Но он сумел каким-то образом скрыться в джунглях, прихватив с собой несколько чемоданов, в которых хранились все деньги страны. Две недели Нгема Ндонг скрывался в джунглях, пока его не нашли. А когда нашли — ахнули. Ни единой купюры у Ндонга не было, за это время он все их просто-напросто съел! Пожирателя денег арестовали и тут же отправили под суд.


По его решению 29 сентября 1979 года сумасшедшего диктатора расстреляли. Причём сделали это не гвинейские солдаты, а специально нанятые марокканцы. Все местные жители, и солдаты в том числе, были уверены, что Франсиско Масиас Нгема Ндонг был великим колдуном и может проклясть кого угодно. После расстрела диктатора к власти пришёл его племянник Теодоро Нгема, отменивший все законы своего дяди и правящий страной до сих пор.


(С) Фактрум

Показать полностью
  •  
  • 946
  •  

5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса

Если вы давно хотели навести порядок в бизнесе и разобраться, почему вкладываете деньги в оборот, а зарабатываете меньше, чем на банковском вкладе, — этот пост для вас. Вместе с Битрикс24 рассказываем и показываем (на котиках!), с чем может помочь хорошая система CRM.

5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса Гифка, Длиннопост
5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса Гифка, Длиннопост

Звонки, мессенджеры, голубиная почта – обращения сыпятся со всех каналов, попробуй все собрать!

5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса Гифка, Длиннопост
Показать полностью 11
  •  
  •