Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Рассказ

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Мурзик

в

Кассетник хрипит, подавившись плёнкой. Звук сперва плывёт, а потом и вовсе кончается. На низких нотах.


- Зажевал... - вздыхает Андрей. - Что ж всё не слава Богу-то, а?


Вопрос остаётся без ответа. Не Мурзику же кивать: мол, прав ты, хозяин. Тащи клей и крестовую отвёртку - иначе кассету не оживить.


- Что ругаешься, Андрюш? - спрашивает жена. Она что-то готовит, с кухни пахнет блинами и варёным мясом.


- Мятые теперь твои "Арабески", мать. Вот и ругаюсь...


В приоткрытое окно рвётся апрельский ветер, тёплый, но с ноткой зимней свежести. Северный, что даже в этих краях неприятно. Ветер пахнет дымом, причина которого виднеется в трёх километрах от города. Заметная причина - вторые сутки столб дыма... Занавеска надувается и ложится на подоконник, привлекая внимание Мурзика. Котёнок настороженно присматривается к цветастой, в синих кораблях, шторке. Вроде и добыча, но что-то не то... Опять же навязчивый запах - смесь битума, пережжённого металла и прогорклого масла.


Где-то в городе ревёт очередная сирена. Мерзко, как ножом по тарелке, зато громко - мёртвого разбудит. А живые и так толком не спят вторые сутки, все же всё знают.


Андрей с тоской смотрит на чертёж. Ватман закреплён на столе кнопками, свисая по бокам вниз. То ли лист великоват, то ли столешница не уродилась. Конечно, работать лучше в конторе, за кульманом, но так неохота переться туда в воскресенье.


- Папа! - это уже Виталик, с тубусом от бумаг на плече похожий на американского спецназовца из "Международной панорамы". - Там всё ещё горит?


Сын слегка картавит. В шесть лет немудрено. Но трубу для чертежей - нестандартную, толстую, украшенную надписью по трафарету "Совершенно секретно. Министерство среднего машиностроения СССР" держит крепко.


- Горит, сынок... - задумчиво говорит Андрей. - Там дяди пожарные работают. Скоро потушат.


Чертёж решительно не идёт. Голова забита вчерашним взрывом, пожарными машинами, проносящимися под окнами, гулом вертолёта над Объектом, разговорами, мыслями, страхами.


На самом деле, ничего срочного в его работе. К Объекту он отношения не имеет, просто инженер. Даже тубус - и тот знакомый подарил по случаю. А что? Выглядит солидно. И крепкий, вон сын его сколько раз ронял.


- Так, ровесник олимпиады! - с шутливой строгостью одергивает Виталика мать, выглядывая из кухни. - Положи папин футляр на место и бегом руки мыть. Завтракать будем.


- Хорошо! - сын уносится вглубь квартиры, роняет там что-то. Мурзик уносится вслед за ним. Обычное утро, если бы не...


- Говорят, эвакуация будет, - говорит жена. Она вытирает руки кухонным полотенцем, перекинув его длинный конец через плечо. - Маринка сказала, у неё муж... Ну, сам знаешь.


- Знаю... Контора глубинного бурения. Этим - верю.


К сиренам присоединяются репродукторы. Их в любом городе завались, на каждом столбе, а уж здесь тем более - режимное место.


-...организованно погрузиться в автобусы. Повторяю, личные вещи, одежду, домашних животных не брать, только деньги и документы. Временная эвакуация...


Жена так и застывает, услышав усиленный репродукторами, дробящийся эхом голос с улицы.


- Точно... Слушай, собираемся, сейчас по квартирам ходить начнут. Куда ж Мурзика девать?!


- С собой возьмём! - беззаботно машет рукой Андрей.


- Сказали, нельзя...


- Не расстреляют, возьмём. Убежит, пока нас не будет, Виталька не простит. Только спрятать надо как-то... А! Сын, неси тубус обратно!


У автобусов уже толпа. Кто-то ругается с капитаном, решительно откладывающим в сторону узел с одеждой:

- Фонит! Повторяю, фонит! Вы ж советский человек, сознательный, нельзя вывозить за пределы, понимать надо.


Хозяйка узла что-то настойчиво говорит, но капитан устало машет рукой: следующий. Вещи остаются лежать в растущей куче.


Рядом с ним пара солдат: совсем юные, тонкие шеи торчат из необмятых воротников. Один держит счётчик Гейгера. Машинка стрекочет, словно внутри пригоршня пойманных кузнечиков.


- Мама... - Виталик жмется к отцу, а спрашивает её. - А точно?..


- Точно. Просто помолчи пока - и всё. Ладно?


Сын кивает. Лицо у него растерянное, но не плачет, держится. Андрей крепче сжимает его руку, второй удобнее перехватывая тубус. На обоих торцах - ряды почти незаметных дырочек. Не присматриваться - не заметишь. Лишь бы орать не начал.


Жена тоже испугана. В голове у неё так и не съеденный завтрак - старалась, старалась, а толку... Хорошо, хоть сын пару блинов на бегу съел, до обеда дотянет. Хотя - когда тот обед? И где? И вообще непонятно, на сколько они уезжают. Куда. Как там быть - здесь у всех квартиры, свои, новые дома. До осени бы вернуться, Витальке в школу. Или не нервничать? Пару дней переждать - и можно возвращаться? Одни вопросы...


Спокойнее всех Мурзику. Он успел слопать кусок варёного мяса и сейчас в сладкой истоме. Внутри тубуса калачиком не свернёшься, но крошечным - с грецкий орех - мозгом он понимает: так надо. Хозяева хорошие, зря не потащат в этой тёмной трубе в неизвестность.


Даже маленький хозяин, суетливый и шумный, - он хороший. Мурзик всех их любит.


Котёнок приоткрывает глаза и смотрит сквозь тонкие дырочки в небо. А вот эти жуткие громадные птицы - они нехорошие. Словно сотканные из вонючего дыма, они кружат и кружат над городом, рассыпая во все стороны невидимый яд. Щедро, горстями, закрученными в спирали вихрями. Птиц много, но ему они не страшны.


Мурзик сыт и просто дремлет, пока большой хозяин доказывает капитану, что чертежи секретные, он отвечает за них головой перед министерством, как бы они ни фонили. Гостайна, понимать надо.


Замотанный военный зовёт комитетчиков, но Маринкин муж, узнав знакомых, велит оставить секретное имущество. Без них забот хоть отбавляй, столько народа вывезти.


И никто из них не видит дымных птиц, не чувствует на губах вкус отравленного воздуха. Просто хлопоты и суета, в центре которой спокойно дремлет котёнок. Ему снятся занавеска с синими кораблями, плотно натянутая апрельским ветром, и столб дыма над умирающей станцией.


Звук плывёт и кончается ничем. На низких нотах.


© Юрий Жуков

Показать полностью
  •  
  • 48
  •  

В лавке Волшебника: Предметы с волшебными свойствами.

— Да это же настоящий Рыцарь! — восторженно воскликнул Волшебник. — Какая честь видеть вас на пороге моей скромной лавки! Прошу!


Рыцарь, смущённо улыбаясь, вежливо поклонился.


— Здрав будь, добрый человек. Вокруг да около ходить не стану — мне нужен…


— Меч! — уверенно заявил Волшебник, направляясь к оружейной стойке. — Вы когда только зашли, я сразу понял — этому молодому человеку нужен меч! Взгляните на этот — прекрасная работа оружейных дел мастера, прямиком из самой благородной… этой самой, как бишь её… Возьмите в руки! Сила, которую он дарует, скажет всё куда лучше меня!


Рыцарь послушно взял в руки меч и умелыми движениями рассёк воздух. На втором взмахе лезвие отделилось от рукояти и пролетело аккурат над головой Волшебника.


— Невероятная вещь! — важно сказал он. — Никогда не знаешь, чего от него ожидать — в этом главная особенность этого меча.


— Предпочитаю знать наперёд, — пробормотал Рыцарь, протягивая рукоять Волшебнику, — так удобнее.


— Умного человека видно сразу, — с уважением в голосе ответил Волшебник. — Вы когда только зашли, я сразу понял — это не просто Рыцарь. Это умный Рыцарь! А вот взгляните на этот посох — ходят слухи, что именно им…


— Я, признаться, не за этим пришёл, — перебил его Рыцарь. — Меня интересуют товары другого рода. Знаете, вроде семимильных сапог.


— Предметы, наделённые волшебными свойствами? Да у меня этого добра — на любой вкус и прихоть! Вот вы сказали: семимильные сапоги. Это прошлый век! У меня есть восмимильные сапоги — гораздо эффективнее!


С этими словами Волшебник вынул из-под прилавка пару простых кожаных сапог.


— А? — подмигнул он. — Единственные в своём роде, ручная работа! Ввиду небольшого побочного эффекта готов сделать солидную скидку — а я вас уверяю, по сравнению с обычными скидками она очень солидная — с учётом которой эти прекрасные сапоги обойдутся вам в какие-то жалкие тридцать золотых!


— За такое добро не жалко, — кивнул Рыцарь, разглядывая сапоги. — А о каком побочном эффекте вы упомянули?


— Сущий пустяк, не берите в голову.


— И всё же?


Волшебник с грустью вздохнул и пожал плечами.


— Они работают по принципу «одна нога здесь, другая там».


— Это как?


— Как-как, — недовольно пробормотал Волшебник. — Делаешь шаг — перемещаешься на восемь миль. Одна нога остаётся на месте отправки.


Рыцарь испуганно отбросил сапоги. Волшебник бережно поднял их, отряхнул и убрал под прилавок.


— Какие все нежные! Что ж, раз такое дело, позвольте вам предложить шапку-невидимку.


— Настоящую? — уточнил Рыцарь.


— Самую, что ни на есть! — кивнул Волшебник. — Цена смешная — сорок золотых!


— Побочные эффекты?


Волшебник тяжело вздохнул, вынул из-под прилавка старую шапку-ушанку и водрузил её на голову. Рыцаря передёрнуло.


— Снимите, — попросил он, — пожалуйста. Это не шапка-невидимка. Это шапка-почтиневидимка.


— Подумаешь, — Волшебник снял шапку, пожимая плечами. — Сущий пустяк. Если не обращать на него внимания — вещь незаменимая.


— На него невозможно не обратить внимания. А у вас есть товары без побочных эффектов?


— Дайте-ка подумать… Ну конечно! Как я сразу не вспомнил!


Волшебник бросился к оружейной стойке и через минуту протянул Рыцарю лопату.


— Что это?


— Летающая лопата! — насмешливо заявил Волшебник. — Прекрасная вещь без единого побочного эффекта! Пользуйтесь на здоровье, предварительно заплатив за неё шестьдесят золотых.


— Уже лучше, — Рыцарь покрутил лопату в руках. — А как ею пользоваться?


— Тут всё просто — размахиваешься и бросаешь.


— И что потом?


— Она летит.


— А я?


— А что вы? Хотите — летите следом, если сумеете.


— На ней? — уточнил Рыцарь. — Или просто за неё держаться?


Волшебник на секунду задумался и расплылся в улыбке.


— Ну конечно! Именно так! Вы только зашли, а я сразу понял — это не просто Рыцарь!


— Я помню, — усмехнулся Рыцарь, — я умный. Не был бы умным, заплатил бы за какую-нибудь бестолковую вещь, не проверив. А так стал обладателем полезного предмета с волшебными свойствами. Держи свои шестьдесят золотых. Автор -  Роман Седов,.https://zen.yandex.ru/skazka,

Показать полностью
  •  
  • 197
  •  

Хочу все знать #159. История легендарного побега из казахстанского лагеря.

Когда ты осужден на 25 лет лагерей, терять уже нечего.


Букв будет достаточно, но как по мне, читается легко и непринужденно.

В эту публикацию я не включаю понятие "политика". Если уж по своему убеждению читатели увидят какую то дерзкую и ярко выраженную полит.составляющую, голосуйте, у Вас есть право.


Иллюстрации: Алексей Никаноров

Текст: Екатерина Чекушина

Хочу все знать #159. История легендарного побега из казахстанского лагеря. Хочу все знать, Побег, Лагерь, ГУЛАГ, Беглецы, Рассказ, Реальная история из жизни, Длиннопост
Показать полностью 12
  •  
  • 30
  •  

Привет, это я, или Особая порода.

в

Да, я знаю должна бы уже не удивляться подобным звонкам заказчиков, которые считают,

что если они когда-то что-то у вас заказывали, вы их никогда не забудете, потому что «он улетел, но обещал вернуться!», а ты должен «ждать, надеяться и верить».


Очередной подобный звонок:


-здравствуйте, это я! Я хочу заказать у вас то, что заказывал прошлый раз!


- очень приятно, рады вас слышать ( ещё пара расшаркиваний), напомните, пожалуйста, Имярек и детали заявки.


- да это было прошлым летом, я точно не помню! Но у вас где-то должно же сохраниться! Вы поищите! И цвет нужен такой же!

- напомните, на кого оформлялся заказ?

- ну это я, Дима! /обиженным голосом, что его ещё не идентифицировали/


Вот скажите, это порода такая, - думать, что ты исключительный настолько, что забыть всё, что с тобою было связано, никак невозможно?

Переплюнуть такого заказчика по абсурдности могут не многие.

Рассказываю директору про сегодняшний звонок:

- вы занимаетесь распилом ЛДСП? (Да)

-кромку клеете?(да)

-а можете упилить 240 деталей и заново наклеить кромку? (Да, привозите детали)

- неет, нам надо на месте! Лучше вы к нам!

Уточняю, на всякий случай:

- вы хотите, чтобы мы к вам приехали с форматно-раскроечным и кромко-облицовочными станками? ))

-да! Что тут непонятного?!


Но тут-то как раз понятно, что человек не в теме, вопрос простительный. Забавно было просто представить возможность осуществления логистическое подобной операции. (Вот мы к вам приехали с трехметровым станком, куда поставить? Вот сюда, скраешку? Ок, один момент.)

Директор, кстати, не удивился.

Сказал, что к нему как-то обратились с такой заявкой, которую пока ещё никто не смог переплюнуть.

А всего-то человеку надо было упилить собранную мебельную стенку в глубину. Но! Сделать это, не разбирая шкафы, и, ясен пень, на месте! На ответ, что мы так сделать не сможем (к нашему великому сожалению), заказчик вздохнул и сказал: «что ж, буду искать.»

Директор жалеет об одном: очень хотелось бы ему посмотреть на того, кто смог бы это сделать (лазерный меч, все дела).

Но что меня удивляет, что подобные звонки не разбросаны хаотично по всему рабочему периоду, а как-то удивительно систематизированны и сгруппированы: начнется день с нелепого звонка, и поехали, как вирус или весеннее обострение)

- привет, это я! Мой заказ готов?

Показать полностью
  •  
  • 629
  •  

Как сербский офицер генерала США в тупик поставил: О русских и армии НАТО

Мог ли этот случай быть правдой? Мое мнение - мог. Дыма без огня не бывает. Да, одни считают сию историю вымышленной, другие просто анекдотом о сербском офицере и генерале НАТО. Мне же она просто понравилась. Оформил в виде рассказа. Текст, или звук с картинками, кому как удобней.

Когда Роберт Неллер спустился с трапа самолета, и внимательно окинул взглядом встречающую его делегацию, Милош понял, тот приехал на сербскую землю не гостем. Нет. Он приехал сюда хозяином. Это читалось в жестких серо-голубых глазах, в резких властных движениях, в сухом, немного трескучем, голосе, не терпящем возражений.


Белградский аэродром встретил американского гостя и его свиту холодным недружелюбным ветром. Казалось что он как и Милош не рад Неллеру, не рад остальным военным США, именно потому пытается набрать в охапку побольше капель начинающегося дождя. И швырнуть их прямо в лицо генерала. Словно пытается стереть с американских физиономий выражение превосходства.


— И этому напыщенному четырехзвездочному индюку и его приближенным я должен проводить экскурсию? — тихо, сам себе пробормотал Милош, но его услышали.


— Капитан, соблюдайте субординацию, вы ведь кадровый офицер, — зло зашипел один из чиновников, из той самой элиты, которая радостно прогнулась под НАТОвской пятой. — Отмучаетесь и свободны. Программа для гостей уже расписана. Вы в нее вписаны командованием.


Милош непроизвольно сжал правую руку в кулак, отчего культи пальцев уперлись в ладонь, напомнив о последнем, для него, дне войны, когда самолеты НАТО разбомбили аэродром ВВС Югославии с МиГ-21. Тогда Милош просто не успел добежать до истребителя...


Музей воздухоплавания заинтересовал американцев. По крайней мере, речь Милоша они слушали с охотой. Особенно истории про свои самолеты. Вот и у F-86 встали, в ожидании, когда серб на английском расскажет историю появления данного экспоната в музее.


— Сейбры Югославия получала бесплатно по программе военной помощи, — монотонно начал Милош. — Но, поставки сопровождались политическими условиями от США и страна перешла к закупкам на коммерческой основе, получив 78 F-86E, дневной фронтовой истребитель к уже имевшимся и 130 F-86D, которые представляли экспортную модификацию с пушечным, а не ракетным вооружением...


— Скажи-ка мне, капитан, — неожиданно оборвал его Неллер, искоса поглядывая на ту самую поврежденную руку Милоша. — Что у вас с пальцами? И откуда у вас награды? С нами воевали?


Милош запнулся. Внутри на миг всколыхнулась ярость. Но, рассудок победил, не дав сорваться в обвинения. Что американцам претензии сербов? Пустое.


Откуда генерал знает про награды? Ведь их только представили друг другу. И все. Милош даже форму не надел, хотя некоторые чиновники настоятельно просили.


— Просто, я заранее поинтересовался о нашем будущем экскурсоводе, — ответил на немой вопрос Милоша генерал.


— Я не хочу о том говорить, — сухости в голосе Милоша хватило бы на целую пустыню Сахара.


— Как знаете, капитан, — неопределенно ухмыльнулся Неллер. — Но вот скажите мне, как военный военному... Ну и как вам, трудно было биться против самой сильной армии в мире?


Внутри Милоша опять вспыхнула злость. Особенно, когда он увидел, как лица подчиненных генерала расплываются в самодовольных улыбках. Только чудовищным усилием воли он взял себя в руки и успокоился.


— Честно? — увидев кивок Неллера, капитан неожиданно улыбнулся и не сводя глаз с генерала произнес. — Если честно. Не знаю. Мы никогда против русских не воевали. И даже в час беды, когда они сами на краю бездны находились, они все равно пришли к нам на помощь. Я не хочу воевать с такой армией. Хорошо что они нам друзья.


Лицо Неллера на миг перекосило. Будто на краткий миг у него возникла острая зубная боль. Пропали улыбки и на лицах свиты. Но, удар генерал держать умел.


— Достойный ответ. Уважаю, капитан, — после секундного молчания, наконец, произнес Неллер. — Спасибо за экскурсию. На этом, думаю закончим. Был рад общению с вами...


Милош еще какое-то время, не двигаясь, смотрел как генерал и его свита покидают музей. Потом пригладил левой рукой (что не пострадала после бомбежки НАТО) свои седые волосы... И, первый раз за последние шесть месяцев, искренне рассмеялся.


АББ

Показать полностью
  •  
  • 37
  •  

Бабушка Яга: О судьбе, недоверии и свёкле.

— Доброго денёчку! — поклонился Богатырь. — Сам я…


— Не местный, — важно кивнула Баба-Яга. — Издалека пришёл, чтобы помощи попросить или за какой-нибудь информацией.


— Ух ты! Правду говорят — велика твоя мудрость! Как узнала, бабушка?


— Тоже мне! — фыркнул Баюн, спрыгивая с печи. — Сапоги пыльные да стоптанные, рожа незнакомая небритая — а мы всех Богатырей в радиусе множества километров знаем — значит, совсем с дальних земель. А в такую даль ради пустого разговора не ходят — разве что дураки. Ты не дурак?


Богатырь удивлённо посмотрел на Ягу. Та в ответ развела руками.


— Не дурак.


— Значит, за помощью, — кивнул Баюн, вынимая из мешка свёклу. — Конечно, ещё есть вариант, что пришёл сражаться — но, как мы выяснили ранее, ты не дурак.


Отряхнув свёклу лапой, он сунул её в пасть и вернулся на печку.


— Умён! — восхищённо протянул Богатырь. — Что за дивный Кот! А свёкла ему зачем?


— Организм очищает, — ответила Яга. — Вредные вещества выводит, что от настойки остались.


— Я уже тысячу раз сказал, что не пил никакой настойки! — Баюн злобно сверкнул глазами. — Что за недоверие?


— Ну конечно! На трезвую голову видел, как Богатырь болотных чудищ в коней превращает!


— Да!


— Жри свёклу, валенок, — нахмурилась Яга. — Ещё не все вещества вышли. Пока всю не съешь, другой еды не жди.


Баюн со злобой вцепился в свёклу зубами.


— Вот и молодец. А ты, милок, рассказывай, зачем пришёл. Помощь нужна?


— Информация, — ответил Богатырь. — Судьбу свою узнать хочу. Знаешь, где книгу отыскать?


— Какую книгу? Судеб, что ли?


— Её самую.


— Чего её искать — вон она, на полке стоит. Четвёртая слева.


Богатырь удивлённо похлопал глазами и протянул руку.


— Не тронь! — рявкнула Яга. — Откусит. Заколдованная она, чтоб не лапал кто попало. Садись пока, сейчас прочитаю.


Богатырь послушно сел на лавку. Яга взяла книгу с полки и осторожно положила её на стол.


— Ну? — Богатырь вытянул шею. — Чего там пишут?


— Не спеши, — усмехнулась Яга, открывая книгу. — Ей время нужно, чтобы судьба твоя на страницах проявилась.


— Я думал там про всех сразу написано.


— Думал он! — фыркнул Баюн, хрустя свёклой. — Это ж каких тогда размеров книга должна быть, чтобы там про всех сразу написано было?


— Твоя правда, — смутился Богатырь, — не подумал.


— Не удивлён.


— Цыц! — Яга погрозила Баюну кулаком. — Молча жуй. Что узнать хочешь, милок?


— Всё.


— Конкретнее. Чтобы всё прочитать, несколько дней понадобится, а мне ещё полы мыть и ужин готовить.


— Тогда в общих чертах — что меня ждёт?


— Что ждёт, — задумчиво повторила Яга, глядя в книгу. — Да в общем-то всё хорошо. Славу обретёшь, жену-красавицу найдёшь, детей полон дом будет. Даже руки-ноги на месте после сражений с Чудищами останутся, если думать наперёд станешь. В общих чертах так.


— Ну слава…, — Богатырь осёкся, поймав взгляд Яги. — Ну и отлично, бабушка! Обрадовала, слов нет!


— Да я-то что? Судьба такая, я к этому касательства не имею. Чаю выпьешь, милок?


— Благодарю, но нет, — Богатырь встал и направился к двери. — Что нужно я узнал, больше задерживаться не стану.


Низко поклонившись, Богатырь попрощался и вышел из избы. Баюн спрыгнул с печи на стол и заглянул в книгу.


— «Возьмите три стакана муки, два яйца и луковицу», — прочитал он. — Это же не та книга! Ты чего, Книгу Судеб с поваренной перепутала?


— Намеренно, — кивнула Яга. — У неё обложка красивая и без надписей. Видишь ли, котёночек, когда кто-то говорит, что хочет узнать свою судьбу, то он обманывает. В первую очередь сам себя.


— Это ещё почему?


— Потому что никто не хочет знать свою судьбу. А если узнаёт — тут же забыть хочет.


— Не понимаю, — Баюн почесал лапой за ухом. — А зачем тогда спрашивают?


— Чтобы услышать, что всё будет хорошо.


— А если после твоих слов у них всё будет плохо? Обманщицей назовут.


— Не назовут, — подмигнула Яга. — Тогда мои слова помогут не падать духом. Решат, что это временные проблемы, в книге же иначе написано. И благодаря этому уверенно преодолеют все препятствия.


— И из-за этой уверенности у них всё действительно будет в итоге хорошо, — догадался Баюн, — Хитро, признаю.Ты всегда была такой умной! Я всем всегда это говорил и никогда в тебе не сомневался.


— Хорошая попытка. Но другой еды всё равно не получишь.


Баюн вздохнул и со злобой впился зубами в ненавистную свёклу. Автор - Роман Седов. https://zen.yandex.ru/skazka

Показать полностью
  •  
  • 627
  •  

ПРО КАРАБАСА БАРАБАСА И БАНКОВСКУЮ ТАЙНУ

в

     Карабас Барабас откинулся на спинку стула. Он был сыт и слегка пьян. Весь день они с Дуремаром бегали по Стране Дураков в поисках Буратино, но теперь, после сытного ужина, удаль заметно убавилась, и директор кукольного театра лениво похлопывал своё необъятное брюхо. 
     – Положу Буратино на ладонь, – хвастливо говорил он, – другой ладонью прихлопну – мокрое место от него останется.
     - Как же мокрое? – с сомнением спросил Дуремар – Он же из сухого полена!
     - Тогда, и мокрого места от него не останется! – выкрутился Карабас.
     Вдруг из глубины кувшина, стоявшего посреди стола, раздалось неясное гудение. Звук нарастал, и, в конце концов, вылился в членораздельные слова:
     - Открой тайну, несчастный! Открой тайну!
     Карабас прежде никогда не разговаривал с кувшинами и откровенно не знал как себя вести. Он тряхнул бородой, проверяя – не почудилось ли ему это мрачное завывание. Похоже, хозяин харчевни в какой-то момент всё-таки подменил столовое вино креплёным. Желая убедиться в том, что это была всего лишь алкогольная галлюцинация, Карабас взглянул на Дуремара. Белый как зарплата в Газпроме продавец лечебных пиявок забился под стол и крупно дрожал. Посмотрев на собутыльника, Карабас испугался не на шутку.
     – Открой тайну, несчастный! Открой тайну! – зловещий голос повторил своё требование.
     Карабас попытался ещё раз оценить ситуацию. Ну что, откровенно говоря, может сделать кувшин? Рук и ног, чтобы подраться у него нет, разве что голосом оглушит. Так можно бороду в уши запихать! Карабас ещё раз посмотрел на Дуремара – бедолага бегло крестился левой рукой и бился голой о каменный пол. В правой руке у него оставался стакан, вино в котором уже порядком расплескалось. Это окончательно сломило директора театра.
     – Как-ка-какую та-та-тайну? – спросил он заикаясь.
     Голос ответил:
     – Тайну черепахи Тортилы.
     Дуремар глотал нитроглицерин, запивая остатками вина. Карабас Барабас умоляюще обратился к кувшину:
     - Я не могу! Это банковская тайна! 
     – Где находится дверь, где находится дверь? – будто набирающий скорость самолёт провыл голос.
     - Да не могу я! Только по мотивированному постановлению суда! – в страхе ответил Карабас Барабас, и через секунду спросил с надеждой – Может у вас есть мотивированное постановление?
     - Открой тайну, иначе не сойдешь с этого места, несчастный!
Карабасу очень хотелось сойти с места. Тем более что дверь туалета была совсем рядом.
     - А можно я другую тайну открою?
     - Какую ещё другую? – заинтересованно завыл голос.
     - Врачебную, например! Кот Базилио – не слепой! Он просто от военкомата прячется. А на самом деле у него даже права есть!
     - И какой мне навар с твоей тайны? Военкомат за призывников не доплачивает. Нет! Про дверь рассказывай! – категорично взвыл голос.
     - Коммерческую тайну знаю! – не сдавался Карабас – Пиявки Дуремара не лечебные! Самые обычные пиявки - паразиты из болота! И санитарная книжка у него просрочена!
     - Позвольте! – обиженный Дуремар попытался выползти из-под стола, но взгляд его упал на кувшин, и он поспешно нырнул обратно.
     - Мелко! – завыл голос – Банковскую тайну открывай!
     - Ну не могу я! Права не имею! Меня лицензии лишат, а то и того хуже – дело уголовное заведут!
     - Открывай, говорят тебе! А то точно с этого места не сойдешь!
     Сойти с места Карабасу хотелось уже по-большому.
     - А может, тайну исповеди?
     - А это ещё с какого перепугу – вой голоса казался удивлённым – Ты что – поп, капеллан, или другой какой священник?
     - Просто я единственный с бородой и многие мне доверяют – Карабас смущённо потупил глаза.
     - И что у тебя за тайна исповеди?
     - Мальвина живёт с Артемоном!
     - Эк, удивил! Об этом все знают!
     - Так она в дурном смысле с ним живёт.
     - Тьфу – в глубине кувшина раздался плевок – Ну вот нафига мне было это знать! Фуфло твоя тайна! Только настроение испортил!
     - А Пьеро и Арлекин…
     - Молчи! Знать не хочу твои тайны исповеди! Про дверь рассказывай!
     - Я знаю тайну Бермудского треугольника! На самом деле, он – трапеция!
     - Чушь! Давай про дверь! И не зли меня, борода!
     - Тайна мадридского двора… Тайна Третьей Планеты… Тайна перевала Дятлова – Карабас хватался за последние соломинки – Тайна усыновления!
     - Это что ещё за тайна?
     - Папа Карло не родной отец Буратино!
     - Как?! – голос из кувшина почти взревел.
     - Он его из полена выстругал, а в ЗАГСЕ оформил усыновление.
     - А почему же тогда он Папа?
     - Это профессиональное. Лет двадцать назад он в Ватикане работал, недолго совсем.
     - Быть не может! Я паспорт видел! "Буратино Папакарлович!"
     - Это потому что в паспорте места не хватило! Не поместилось "Буратино Приёмныйпапакарлович".
     Аргумент был убедительным. Ещё пару секунд кувшин молчал, а потом из него вылез Буратино злой как чёрт. На глазах изумленных Карабаса и Дуремара он плюнул на пол и с размаху ударил кувшин ногой. Тот разлетелся по комнате, несколько осколков застряли в бороде Карабаса Барабаса. Буратино зло посмотрел на собутыльников и, никем не останавливаемый,  медленно пошёл из харчевни. 
     Банковская Тайна Черепахи Тортилы так и не была раскрыта, но это уже не имело значения.

© Сергей Марковский

Показать полностью
  •  
  • 28
  •  

Лесник (часть 1)

в

— Ой, Вить, глянь какая прелесть! — воскликнула Наташа, разглядывая ухоженные заросли цветов перед большим двухэтажным домом, у которого они только что остановились. Остановились, кстати, именно по этой причине — девушка поначалу глазам не могла поверить, что где-то в лесу найдётся такое сокровище. На просьбы Наташи не проезжать мимо, а остановиться и всё разглядеть поближе, сидевший за рулём и уже порядком уставший Витя печально скривился, но затем милостиво сделал небольшой перекур. Да и Катя тоже, опустив стекло, с небывалым наслаждением вдыхала чистый воздух, присоединившись к мольбам притормозить.


А посмотреть было на что. Несколько видов фиалок, ландыши, иван-чай, глициния и другие, названия которых Наташа не знала, но видела картинки в интернете. И у покойной бабушки в  деревне.

Фиолетовые, жёлтые, красные, голубые - цветы складывались в мудрёный и сложный узор. И этим притягивали к себе всё внимание. Взгляд не мог оторваться, перескакивая с одного растения на другое. Разноцветный душистый ковёр, от запаха которого кругом шла голова и хотелось зайти подальше вглубь и утонуть в этом летнем цветочном озерке.


— Хочу сфотаться... там, — сразу же махнула рукой Катя в середину ухоженного садика и, невзирая на мелкую декоративную оградку, перешагнула через неё, как ни в чём не бывало. "Мне бы такое умение" — подумала Наташа, неодобрительно покачав головой. — "Всегда и везде вести себя, словно дома"

— В инсте у себя выложу, все сучки обзавидуются! — продолжила подруга, тряхнула копной рыжих волос и поправила изящные босоножки. — Этож, типа, природа, всё натуральное.


Катя, покряхтев, начала устраиваться с краю оградки, призывно выпячивая грудь, обтянутую топиком, который в принципе особо не скрывал, что его обладательница не любит носить лифчик в такую прекрасную погоду.

— Для начала здесь...Саш, чё стоишь, доставай!

Витя громко заржал.

— А нас не стесняетесь? — он подмигнул другу. Тупо пошутил, зная, что и так сойдёт. — Может мне тоже чё-нить достать?

— Фу, ты пошляк, — скривила носик Катя, не заметив, как наступила на пару цветков, звонко хрустнувших под ногой. — Давай живее, снимай на телефон!

Саша, продолжая смеяться, включил камеру на мобиле, с вожделением рассматривая свою девушку.

— Давай милая, потряси, чем тебя природа наградила!


Наташа, хмыкнув, отошла в сторону, чтобы ненароком не попасть в кадр и, с сожалением, смотря на поломанные цветы. Жалко как...Кто-то их растил, ухаживал, чтобы однажды пришла расфуфыренная девка и они умерли, раздавленные, у неё под ногами...

— Натусик, — сзади её обнял Витя. Притянул к себе как можно крепче, но при этом достаточно ласково. — Может и тебе сорвать несколько?


Девушка опустила взгляд на его руки, которые настойчиво трогали талию и подбирались повыше. Она попыталась выскользнуть. Парень, вроде нормальный - атлетически сложен, да и на лицо очень даже. Такой своеобразной брутальной красотой - серьёзный цепкий взгляд, скулы, немного приподнимающие в усмешке губы, лёгкая щетина и небольшой шрам на правой щеке. Но... Временами Витя был очень жесток с другими людьми, любил жёстко прикалываться над знакомыми, да и интеллектом не блистал.

И девушка всё никак не могла решиться на более серьёзные вещи. И при этом не могла понять, хочет ли она дальнейшего...или нет.


Катя, в это время, уже чуть ли не распласталась на земле, раскидывая руки и заливисто хохоча. Вскидывая ноги и призывно облизывая губы, когда Саша продолжал щёлкать её.


Наташа снова вспомнила, что как раз подруга и виновата в том, что затащила её в эту поездку. "Отдохнём пару дней в лесу, шашлычки, весёлая компания, и с Витей поближе познакомишься! А то ты совсем скисла с учёбой. А он твою кислинку уберёт и настроение подымет. После того, как ты ему что-нибудь другое поднимешь!"

При окончании фразы Катя подпихнула девушку локтём и засмеялась, увидев, как покраснела Наташа. Со своим глупым и грубым юмором подруга намного больше подходила Вите, да и по темпераменту тоже, но уже давно встречалась с Сашей. И на удивление девушки у них было всё серьёзно. А зная на какие выходки была раньше способна Катя...удивление вызывалось двойное.

"Всё замечательно будет, не волнуйся и соглашайся!" — как змея-искусительница вкрадчиво продолжала Катюха, видя нерешительность Наташи. — "Ещё выбирает, коза такая! Между потным жарким городом и выходными в прохладном лесу!"

И та, ещё чуть поломавшись, всё же согласилась...

Правильно ли она поступила? Пока ещё сложно сказать.


— Я там по-моему розы видал, — пробасил парень, разглядывая её подругу и потихоньку разминая девушке плечи. Словно сам почувствовал, что нужно немного притормозить, но и руки убирать рано. — Давай, сорву?

— Слушай, Вить..., — Наташа неловко отстранилась, пытаясь не слишком обижать "своего" молодого человека, — я...

— Что тут происходит?! — перебил неожиданно рявкнувший голос сзади. Напугав и её, и остальную компашку.

Девушка вместе с Витей резко обернулась.

Метрах в пяти от них находился заросшего вида мужчина, быстро сокращавший расстояние до машины. Одетый в тряпьё, которое и на не каждом бомже бывает, он не произвёл на ребят должного впечатления.

Когда мужчина подошёл поближе, Наташа заметила уродливый шрам, располовинивший верхнюю губу. Проходя через всю щёку бледно-красной загогулиной, он заканчивался в районе правого глаза, чудом не задевая его. Возможно именно для этого и нужна была густая растительность - хоть немного скрыть такое убожество на лице. Цепкие, почти чёрные, глаза успевали следить за каждым из ребят, а рот искривился в злобном оскале, обнажая поразительно белые зубы. Чересчур белые и ровные для такого видавшего виды человека.


"Сколько же ему лет? Дурацкая борода мешает - может быть, как и тридцать пять, так и под шестьдесят...Ну последнее, я конечно сказанула не рассчитав — мужик довольно крепкий для старика. Короче, дам сорок" — лениво подумала Катя, ничуть не пугаясь. Из-за долбанного крика за спиной, она чуть не свалилась с ограды на землю! А на деле чепушила какой-то...Два молодых здоровых лба уж как-нибудь утихомирят непонятного дядьку. — "Обломал всю съёмку! Это его дом что ли?"

— А ты кто? — сразу же вклинился Витя, делая шаг вперёд. Краем глаза заметил, что и Саня весь подобрался, на всякий случай засовывая бесполезный и мешающийся телефон в карман шорт.

— Лесник, — коротко ответил мужчина. Его губы искривились в презрительной усмешке, делая лицо ещё более неприятным. Словно вокруг него не прилично одетые ребята, а кучки дерьма. — Что вы, студентики, тут забыли?

— Хотели на пару дней палаточный отдых себе организовать. Вот, проезжали мимо и заметили ваш домик, — миролюбиво влезла в разговор Наташа. А то обстановка стала накаляться. Мужик буквально прожигает их всех злым взглядом. Не хватало ещё, чтобы Витька что-нибудь сказанул нелицеприятное. — В особенности цветочный садик. Очень красиво! — слишком неправдоподобно воскликнула она, но лицо мужчины сразу смягчилось. — Вы сами выращиваете?

— Да, — коротко ответил тот, уже более спокойным тоном. — Почва тут хорошая, только успевай подрезать, да ухажив..., — он мгновенно запнулся, наконец-то увидев, когда Катя тихонько отошла в сторонку, поломанные цветы. — Вы что наделали, уроды! — взревел он жутким голосом, от которого спина Наташи покрылась мурашками. Лицо исказилось в страшной гримасе и он, практически отшвырнув попавшего на пути Витю, в несколько шагов добежал до уничтоженных растений. Присел рядом с ними на корточки, чуть ли не гладя их.


"Точно больной!" — Катя, от таких резких движений, испуганно взвизгнула и отскочила за Сашку. Витя поднялся с земли, с сожалением разглядывая испачканные в земле шорты. Перевёл серьёзный взгляд на мужчину.

— Ты чё, старый, совсем рехнулся? — парень похрустел костяшками. — По морде захотел? Знаешь сколько эти шмотки стоят?

— Убирайтесь, — безжизненным тоном ответил мужик, даже не удостоив его взглядом. Но голос был настолько "мёртвый", что Витя немного притормозил, сбитый таким настроем. Помотал головой, взвинчивая себя. "Это же просто бомжара!"

Мужчина так и продолжил сидеть спиной, разглядывая загубленные цветы и не обращая больше ни на что внимания. А Наташа буквально повисла на груди Вити, пытаясь его остановить. Не дать совершить глупость.


— Витюш, не нужно, — горячо зашептала она. — Поехали дальше, оставь его.

Саня переглянулся с другом и неопределённо пожал плечами. Типа, делай что хочешь, я в любом случае помогу.

— Не приближайтесь больше к моему дому, — мужчина распрямился, бросив прощальный взгляд на цветы. — Для вашего блага... А лучше уезжайте.

— А ну повтори, — буркнул в сторону Витя, но послушно поплёлся за Наташей, схватившей его за руку. Девушка, как на буксире, потащила парня обратно к машине, пока тот успокаивался. Санёк с Катей, не желая оставаться рядом с мужиком, тоже заторопились. Быстро погрузились и Витя, напоследок смачно харкнув на землю, намеренно поддал газу, чуть не въехав в небольшой сарай сбоку дома. Взвизгнув шинами и оставив клубы пыли, машина поехала дальше по сужающейся дороге.

Мужчина медленно подошёл и, смотря вслед уезжающей Тойоте, лениво вытер ногой харчок. Губы снова изогнулись в усмешке.



* * *

Витя галантно приобнял девушку. Та, словно не замечая, продолжала пялиться в костёр, уже начинающий потухать. Остатки дров трещали и пускали последние искорки в небо. Красивое зрелище, но в данный момент ему это было неинтересно.

Весь вечер он оказывал знаки внимания Наташе, начиная с момента, когда они приехали на поляну и разложили вещи, заканчивая наливанием алкоголя в её непустеющий стаканчик. Напиваться не входило в планы девушки и Витя, это поняв, решил действовать более мягко. Ненавязчиво.


Злость на то, что он уехал практически "поджав хвост", только сейчас немного улеглась. Но не давала покоя. Долбанный лесник!

"Не думай об этом. У тебя рядом сидит более интересный объект. Неприступная красотка. Которая в итоге всё равно будет твоей"


Немного навеселе от выпитого ранее вина, Витя собирался сегодня "распечатать" свою "зазнобушку", во что бы то ни стало. Хватит ей ломаться! Да и он не железный. Особенно видя улыбки друзей, которые начали страстно целоваться, забив на присутствующих рядом людей, а после пошли в свою палатку. Саня поднял большой палец вверх, подмигнув ему. Прошептал одними губами "Ты сможешь" и пропал из виду.


"И что я так к ней прицепился?" — в который раз подумал Витя. — есть подруги, с радостью прыгнувшие бы в койку, только позвони...а я сиськи мну, так сказать, с Наташкой. Да даже сиськи её ещё не мял! Но ничего, всё впереди. Так долго я никогда не получал желаемое, но тем слаще будет само действие..."

— Красивые, правда? — неожиданно произнесла Наташа.

Парень, в этот момент, разглядывающий её грудь через вырез майки, закашлялся.

— Ччего? — не сразу понял он. — Кто, что?

— Цветы, — мило улыбнулась девушка. Смущённо прошептала, покраснев. — Мне очень понравились те цветы...


"Вот оно!" — загорелась умная мысль в голове. — "Ключик к её раздвинутым изящным ножкам"

— Да я щас сгоняю, нарву, — практически вскочил Витя. Чуть пошатнулся, но всё же удержался на ногах.

— Но... они же не наши. Тот мужик за ними ухаживает, выращивает, — сбивчиво произнесла Наташа, смотря на него снизу вверх. Привлекательный вид, ничего не скажешь. Парень покачал головой, отгоняя приятные видения. Сейчас не время.

— Да похрен ваще, ещё наделает! — Витя похлопал по карманам, ища ключи от машины. "Плёвое дело!"— Всё будет ок, Натусик. Красивые цветы для красивой девушки! — закончил он, сделав вид, что снимает шляпу.

Наташа звонко и заливисто рассмеялась. Затем пристыженно затихла.


— Нет, не нужно никуда идти. Я, не подумав, брякнула эту глупость.

— Так я не пойду, а поеду, — он позвенел ключами. — Одна нога здесь, другая там. — Поднял руку, останавливая хотевшую ещё что-то сказать девушку. — И не надо перечить. Я сам так захотел!


Витя, не теряя времени, направился к палатке друга.

— Слышь, Сань, — неожиданно деликатно, не влезая к ним, произнёс Витя, лишь пошкрябав ногтями твёрдую ткань, — выйди на минутку. И, извини, Катюх.

Внутри раздалась возня, тихий стон Кати и через тридцать секунд друг расстегнул молнию, протискиваясь на природу. На ходу натянув футболку, он спросил:

— Ты че, Витёк? — взгляд метнулся на продолжавшую стоять у костра Наташку. — Не дала?

— Ды нет, — замялся Витя. — Про цветочки эти сраные всё вспоминает...

— Я понять не могу, что ты с ней телишься? — прямо спросил Саня, приглушив голос и отойдя немного поотдаль. — Вокруг куча девок, которые совсем не против, а ты прицепился к ней... Она из тебя верёвки уже почти вьёт, а дать, не даёт, — друг хихикнул, — Ты прямо меня удивляешь. Другую бы уже уломал давно, а здесь сам ломаешься, как целочка.

— Я захотел растянуть удовольствие, от этого будет ещё слаще победа, — хвастливо заявил Витя.

— Ну-ну, — пробормотал друг в сторону, что не укрылось от Витьки.

— Не хочешь пробздеться немного? — не стал ходить вокруг да около парень.

— А что? — вопрос был риторический, он уже заранее знал ответ, как только прозвучали слова про "цветочки". Все беды из-за баб! Но ведь ради своей взбалмошной Катюхи он тоже сделал бы любую хрень... Так что хватит шутить над другом. — Ладно, не отвечай. Ты прямо сейчас хочешь?

— Ну...да, — Витя немного удивился такому быстрому согласию Санька.

— Ладно, я в деле. Моя тоже будет рада такому подарку под утро. Да и дед слишком выделывался, нужно проучить его чутка.

— Не боишься? — ехидно спросил Витя.

Санёк расслабленно махнул рукой на эту реплику.

— С какого перепугу? Сидит тут один, дрочит на деревья. Ваще не представляю, как тут можно в одно жало жить.

— Точно! — развеселился Витя, повышая голос. — Накидаем ему мусора под дверь.


Дружище поперхнулся от вырвавшегося смеха, в красках представляя, как они в потёмках раскидывают пустые бутылки, стаканчики и другую одноразовую посуду по "поместью" мужика.

— Ты прямо гроза десятилеток. Ещё предложи обоссать цветник его.

— Тоже идея! — загорелся Витя, серьёзно задумавшись. — Дельная мысля, нужно обмозговать по ходу дела.

— Короче, — остановил его фантазии Саня. Зевнул во всё горло и продолжил. — Заводи машину, по-бырику смотаемся. Только тормознуть надо подальше от дома, чтобы не переполошить лесника раньше времени.


Саша услышал от Катюхи разные слова о том, кто он и только какие умственно отсталые индивидуумы прутся ночью...за цветами! Ну и много других "ласковых" фраз. По итогу девушка махнула рукой, сказав, что если ребята заблудятся, то лучше пусть не возвращаются, а образуют с лесником крепкую шведскую семью.

Наташа, из-за которой всё и началось, попыталась ещё раз отговорить Витьку, но тот уже упёрся и ни в какую не хотел идти на попятный. Поцеловав её в щёку, горделивой походкой направился к машине.

— Вот, болван, — пробормотала покрасневшая Наташа, но в душе была рада, что парень ради неё готов на такое.



* * *

Прихватив из тачки по бутылке пива, парни двинулись в путь, негромко переговариваясь. Лесная дорога тут одна, так что запутаться было бы очень сложно. Поэтому даже ночью, Витя не боялся, что свернёт не туда. Опасений было больше, что он въедет в какое-нибудь дерево, но по итогу поездка прошла без приключений. Он примерно помнил, когда по времени появится домик лесника, так что пораньше притормозил и дальнейший путь ребят продолжился пешком.

А почему бы и нет? Погода отличная, фонарики есть, да и луна вполне нормально освещает всё вокруг. Кроме самого леса. Там хозяйничает темнота и сложно что-то разглядеть... Несколько минут ходьбы, несколько минут на кражу, затем что-нибудь придумать с мужиком и назад. В объятия радостной Наташки. Тогда уж она не отвертится!


— Кстати здесь год назад пожар был нехилый, — произнёс Саня, смачно рыгнув, чем рассмешил Витьку.

— Правда? — тот попробовал перебить только что поставленный рекорд, но вовремя спохватился.. — Балда! По твоему рыку весь лес проснётся!

— Кто именно? Медведи, зайчики и белочки? — заржал Саша, всё же примолкнув.

— Так что там с лесом? — поторопил его Витя. Ему стало интересно. Да и идти в молчании он не хотел.

— Ээээ..., — лоб прорезали морщины, словно Саня вымученно пытался вспомнить что-то очень важное. Наконец лицо просветлело. — Мне батя рассказывал. У него друг пожарным работал. Говорит полыхало знатно, самый сильный в округе пожар за всё время.

— А из-за чего?

— Хрен знает, но там самый смак даже не в самом пожаре был, а в другом. Очаг возгорания. Старая заброшенная турбаза. — Друг сделал паузу, видя любопытство на морде друга. Приглушил голос и продолжил со зловещим хрипом. — Там после тушения и всякой бумажной волокиты по разным структурам, а их говорит тот знакомый, было слишком много, палки в колёса ставили просто все кому не лень, словно нарочно...Короче обгорелые трупешники нашли.

— Врёшь, — выдохнул Витя, не поверив ни единому слову Сани. — Откуда?

— У меня спрашиваешь? Может бомжи, может такие же как и мы любители отдохнуть на природе. Главное, что обнаружились тела пяти - восьми человек.

— Хрена себе расхождение в цифрах.

— Там несколько спеклись друг с другом, что не поймёшь сколько их было в действительности. Может и больше...Особо-то территорию не прочёсывали, да там и смотреть уже не на что было - одно пепелище.

— И где это происходило?

— Не особо далеко отсюда. Проплешина на земле там здоровенная была, судя по фоткам. Кусок леса вырастать ещё лет пятьдесят будет, а то и под сотню. Я вообще хотел тебе завтра рассказать про эту турбазу. Думал, съездим посмотрим, что да как.

— На что смотреть-то? — удивился Витя, отпил из бутылки и чуть не спотыкнулся об неприметный камень. — Чёрт! По твоим словам там одни головёшки остались. И заросло всё травой.

— Ну да..., — видимо это не приходило в голову Сани, так как он огорчённо примолк.

— Трупы опознали? — вспомнил Витя, растормошив его подзатыльником.

— Ты меня слушал вообще? — друг сердито выпучился на Витьку, — там считай остались одни костяшки спёкшиеся! И так и осталось тайной - кто был и что там делал. Может вообще самоубийцы приехали последние деньки воздухом подышать, перед самосожжением.


Он сделал последний глубокий глоток из бутылки и, размахнувшись, зашвырнул её в кусты.

— Обязательно было мусорить?

— Похрен. Ты с чего таким защитником-то стал? — толкнул его локтём Саня. — Спорим ты дальше не сможешь закинуть?

— Не буду..., — отмахнулся Витя.

— Зассал? — продолжал подначивать парень.

— Ха-ха. — Витя всё-таки кинул бутылку, как можно дальше. Несколько раз стукнувшись об ветки, она захрустела листьями и рухнула вниз.

— Чётенько! — легонько хлопнул в ладоши немного захмелевший Саня.


Хруст продолжился...в совсем другом месте. Справа от ребят. Словно кто-то нечаянно наступил ногой на кучу сухой осенней листвы. "Но сейчас же лето - откуда там взяться этой грёбаной листве?"

— Это что было? — заинтересованно отозвался Витя, посветив туда фонариком.


Луч чиркнул по высоким кустам, захватывая быстро юркнувшую в сторону тень.

— Видел? — толкнул друга локтём, потрясённо отшатнувшись.

— Мелкая животина небось, — в голосе Сани скользнули нотки страха, но сразу испарились.

— Смотри не уссысь от страха, — Вите было неуютно и он попытался всё скрыть шутками над другом.

— Кстати отличная идея, а то я уже давно хочу, — бравируя выдал парень, — хотя нет, всё-таки потерплю ещё. Цветочкам нужна водичка...

— От твоих поливаний они вообще сгниют все, — глупая беседа дала передышку и полное спокойствие. Нет...успокоение так и не пришло. По спине без причины бегали мурашки, а затылком он ощущал чей-то взгляд. "Бред...Нас тут двое, хватит хренью маяться!"

— Пошёл ты, — беззлобно ответил Саня, не замечая нервозности друга.


Витя никак не мог двинуться с места, беспокойно шаря фонариком по сторонам. Он сам понимал, что ведёт себя глупо, но никогда ещё в жизни ему не было так...некомфортно.

В чаще леса он заметил что-то странное. Прищурился, пытаясь лучше разглядеть...Там шевелились тонкие длинные тени, будто ветки, уже сбросившие листья. Или куча, непонятно откуда взявшихся, змей. Или щупальца...

В отблеске фонаря чёрный клубок веток явственно двигался, расползаясь всё дальше по дереву. Колыхания прекратились, только когда он навёл луч света прямо туда.


Витя прогнал дурные мысли из головы. Первый раз ему так неуютно находиться на природе. Ощущение, словно за ними следят отовсюду, усилились. Дебильные ощущения, но они не давали ему покоя. А лишь заставляли беспокойно хмурить брови.

— Тебе не кажется..., — он запнулся, подбирая нужные слова, — что за нами наблюдают...

Только закончив фразу, Витя понял, как глупо она звучит, но было слишком поздно.

— Следят? — недоумённо вылупился на него Саня. Покрутил головой. — Скрытые камеры что ли?

— Да, это я... не подумав...забей.

Не могут ветки так шевелиться. Даже под сильнейшим ветром, а уж сейчас, когда нет ни малейшего дуновения...

— Не-не-не, — ухмыльнулся друг. — Или за тобой белочки из дупел выглядывают?

— Щас я в твоё дупло пару белок запихну! — разозлился Витя. "Нашёл кому рассказывать про свои опасения! Просто фантазия шалит"


Санёк, шаря своим фонариком больше по земле, чем по деревьям, только хмыкнул.

Витя, осторожно сместив луч фонаря в сторону, продолжал пристально разглядывать ветки. Ну же, двигайтесь проклятые! Но они не шевелились, снова став обычными.

— Ты там заснул? — раздалось под ухом. — Чё тормозим?

Парень чертыхнулся.

— Тише ты!


Всё же пересилив себя, сдвинулся с места. Вроде противные ощущения пропали...Но отчего они появились? Не к добру это.

"Может пойти назад, к машине?" - подумал Витя, но тут же одёрнул себя. — "Никуда ты не пойдёшь! Сам вызвался, никто не тянул. И хватит вести себя, как распоследнее ссыкло!"

Саня, отвлёкшись за поглядыванием на странное поведение друга, чуть не грохнулся, спотыкнувшись об ветку. Еле успел вцепиться в рядом стоявшее дерево, удержавшись на ногах. — Дерьмо! Откуда эта сраная ветка взялась... Я же только что тут проходил? — Саня с досадой пнул, неожиданно взявшееся препятствие.



* * *

А вот и домик. И цветы.

Витя, улыбаясь, посмотрел на этот ухоженный садик. Даже он признавал, что как ни крути, а цветник мужик сделал действительно уматный. Жаль, что дядька такой мудак. Промолчал бы при их встрече и всё было бы путём.


— Как думаешь он спит? — прошептал ему на ухо Саша.

— Света нет, звуков тоже, так что думаю да. Но лучше особо не шуметь, — так же тихо отозвался Витя. Нервозность от предстоящего не напрягала его, а наоборот, приятно возбуждала. Чувствуя, как шустро бегает кровь по жилам и разливается по телу адреналин, он продолжил. — Особо мельтешить фонариками не хочется, так что щас быстренько сорвём цветы ближе к середине и свалим. Там розы должны быть, которые Наташке больше всего понравились.

— Всё понял, босс. — козырнул ему Саня. — А если мужик нас всё же запалит?

— И чё он сделает нам? По мордасам нахлестаем если нужно, — храбро ответил Витя, разминая руки. — Он с самого начала просится.

— Может решим поцивилизованнее? Ты слишком нервный сегодня, — неожиданно миролюбиво сказал друг. — Подыши, успокойся.

Воздух и правда был...вкусным. Насыщенный сладковатый запах пробивался в ноздри, заставляя вспоминать летние беззаботные деньки в деревне, чувство свободы, первый поцелуй...


— Тебя Катюха попросила за мной приглядеть?

— Угу, — не стал отнекиваться Саня. — Поэтому мордобой отменяем, не нужен он.

— Хорошо, — буркнул Витя, — если будет сильно ныть, кинем ему пятёру. За весь моральный ущерб, так сказать. Думаю, заткнётся сразу.

— А у тебя деньги-то при себе?

— Завтра, заедем, — парню уже надоел этот ни к чему не приводящий разговор. — Но мы так сделаем, только если мужик проснётся. А такого не будет. Небось дрыхнет, попёрдывая своей дряблой жопой. Поглядывай на дом на всякий случай, а я пока что пособираю гостинцев для девчонок.

— У нас ситуация прямо как в песне, — неожиданно сказал Саня.

Витя так и остался стоять с занесённой над оградкой ногой. Потом опомнился и опустил её.


— Ты о чём вообще? — нахмурив брови, спросил он друга.

— Ну песня, у КиШа была такая, — замычал тот, вспоминая текст, — там вроде бы, если не забыл, парень за цветами для девушки...нет, сестёр... к садовнику пошёл. Ночью.

— И? — до сих пор не мог въехать Витя.

— Там плохо всё закончилось. Ему бошку отрезали.

— Спасибо за интересную историю, чувак, — Витя аккуратно перелез через заборчик, стараясь выбросить глупую болтовню друга из головы. И не шуметь. Но под ногами всё равно хрустнул какой-то маленький цветок.

"Хрен с ним" - злобно подумал он. — "Одним больше, одним меньше"


Следом тут же сломался, попав под кроссовок, ещё один. Скосился набок, почти вплотную придавленный к земле.

— Ты так все цветы передавишь, громила! — окликнул его Саня.

— За домом лучше гляди, — шикнул парень. Нарвал цветов разных расцветок. По пять для каждой из девушек. Расколотые в кровь пальцы об особо шипастые розочки неприятно ныли. Но это мелочи.

Вернулся назад, сложив их рядом с оградкой.

"Нет! Наташке нужно побольше. Я вроде видел ещё какие-то голубые бутоны. Ближе к центру садика"

Фонарик в руке замерцал и Витя недоумённо потряс его. Мигание прекратилось.

"Фух, я уже думал, что поломал его. Видать батарейки барахлят"


— Ты куда намылился? — Саня, приглушив голос, окликнул повернувшегося друга. Но Витя продолжил движение, добираясь до нужных. Под ногой что-то оглушительно громко хрустнуло.

"Это уже не похоже на цветы"

Саня сплюнул на землю и сказал на повышенных тонах, забив на секретность. — Вить! Нам хватит!

— Щас я, — отмахнулся тот, выискивая ногой, на что же такое он наступил. "Где же оно?" Вслух сказал. — Можешь пока дверь полить. Ты же хотел...

— Остановись, — прошипел парень, аккуратно держа цветы в двух руках. Услышал тихий шорох сзади себя. Даже не шорох...поскрипывания, как звучат деревья в сильный ветер.

Мгновенно насторожившись, Саша обернулся.


И тут же заорал в голос.


Продолжение следует...

Показать полностью
  •  
  • 66
  •  

"Зачем матросу высшее образование?"

Произошла эта история в 1999г. на одном из подводных крейсеров 25-ой дивизии в п.Рыбачий на Камчатке.


- Не сосает совсем – выдал вердикт Гидросолдат, жалуясь на насос откачки воды из трюма 5-го отсека.


Гидросолдатом дембеля прозвали его из-за сапог выданных ему интендантом. Кирзачи он конечно сразу же обрезал по самое нихачу, но сапог он и в кишках кашалота останется сапогом. Вот поэтому теперь он сокращено именуется Гидро.


- Так вы его продуйте – посоветовал ему Ржевский, мой напарник по 4-му


- А как? Тама всё запробкованно, как у ведмедя в жопе после спячки. Здеся нужон анженерная мысля – Гидро вновь перешел на наречие глухой деревни середины 19-го века.


- Мы сейчас свой насос продуем из ВНД, потом твой. Всему вас учить нужно, мутанты – миролюбиво предлагаю я, виновник засорения этих весьма полезных насосов.


Да, гениальная идея, приведшая к кратковременному выходу из строя матчасти, посетила именно мою светлую голову. Но был виноват во всём Злой Мичман. Нахрен ему понадобились сухие трюмы? Как ему жить вода там мешала? А нам и Старпому теперь последствия прихоти мичманской расхлебывай.


Дело было так…


Служили мы, не тужили, пару месяцев. Пассажиры, китайцы, БЧ-2. Семь офицеров. Три мичмана. Два дембеля. И нас, дрищей, шестеро – Я, Ржевский, Гидро, Маска и двое новеньких, которые на вахте стояли и в событиях не участвовали.


До этого успели в моря сходить на учения. Выпивали по плафону морской воды, целовали кувалду, вытирали губы наждачной бумагой. Ну прям уже настоящие подводники, полноправные члены семьи в 150 человек, ну почти во всём остальным равные.

Но тут перед вторыми морями пришел он – Злой Мичман. Или в командировке на другой лодке был, или в отпуске – не помню. Но скорее всего не в отпуске, иначе не был бы таким злым и доёбистым.


- УУУ, бля, какие дрыщи расслабленные. Я из вас нормальных подводников быстро выдрачу!


Вы дембель или мичман? Что-то странные у вас, мужчина, желания… – хотел я у него спросить, но решил судьбу не испытывать.


Пошли вновь на учения, дней на десять.


Не успели из бухты выйти, зовет нас со Ржевским в трюм 4-го. Там наш боевой пост, мы там должны какие-то вентили крутить при запуске ракет, ну и порядок поддерживать. Тыкает в самое дно лодки пальцем, загнувшись раком на пайолах:


- Почему вода в трюме?


- Конденсат, товарищ мичман, точка росы, перепад температур между поверхностью корпуса и воздуха – отвечаю я, как носитель высшего образования. Пусть и экономическо-строительного, но все же высшего.


- Это я и без тебе знаю. Вода почему в трюме, а не за бортом, спрашиваю? Осушить до прихода к пирсу. Иначе хрен вы у меня спать до самого дембеля будете!


- Сделаем – обещаем и провожаем его ненавидящими взглядами.


Злой мичман ушел дрочить таких же горемык как мы в 5-ый.


Сушить трюм дело непростое. Насосы бесполезны из-за малой глубины водного покрытия. Остается озерцо глубиною в 5-10 сантимов, но объем воды с учётом габаритов прочного корпуса получается значительный. Приходится спускаться вниз, застревая между пайолами, черпать сначала кружкой, потом промакивать ветошью, выжимать её и макать в грязную воду заново. И так до победного. Тесно, грязно, холодно. Намучаешься, а потом через неделю опять мокро. Проходили всё это - знаем, плавали. Потому что плавает сами знаете что… И вот когда сушишь трюм, тем самым себя и чувствуешь.


Прошло шесть дней.

До конца морей оставалось дня три-четыре, не более. Мы под видом осушения трюма, всё свободное время дрыхли по очереди в трюме. А Злой Мичман спускался, загибался раком, изучал глубину «трюмного» водохранилища и зловеще многозначительно скалился.

Неизбежность расправы очерняла наши сны обреченностью.

А его сны наверно расцвечивала радостью.


И вот когда пошли на очередное погружение, услышал я журчание воды под пятой точкой.

Встав в позу «наблюдающий за водой мичман» обнаружил я вещь, удивительную даже для своего высшего – при дифференте вода сквозь отверстия в шпангоутах стекается к носовой переборке, образуя глубоководные заводи.

И, следовательно, при всплытии будет течь в обратном направлении.

Глубины же подходят для работы насоса – сосать будет как миленький. Ждем всплытия.

Практика осушения прошла без отклонений от теории. Всю воду засосал мощный насос и заодно с ней и трюмный мусор – ошмётки ржавщины, тряпки, объедки, крысиный помёт и прочую гадость.


Пошли мы со Ржевским в 5-ый.

А там осушение трюма уже подходит к стадии ветоши. Смотрят Гидро и Маска на нас взглядами гребцов галер, идущей на дно вместе с их жалкими рабскими душами.

Дело в том, что в 5-ом отсеке помимо ракетных шахт и оборудования находятся каюты офицеров, мичманов и матросов.

И не успев толком проснуться, Злой Мичман первым делом нырял к ним в трюм. Проводил визуальные замеры и драл их хоть и моральным, но зело нещадным способом.

К нам же в 4-ый он приходил уже немного эмоционально насытившимся, и вкушал только неминуемость нашей скорой казни через изнасилование бессонницей.


Ну как тут не помочь товарищам по несчастью?

К тому же по каштану объявили «срочное погружение».

Рассказали, как и что делать, и побежали на свои боевые посты по расписанию. Тоже всё у них получилось - трюм стал сух как Сахара.

Засосал насос воду и мусор. И аналогично нашему забился наглухо.


Но зато как недоумевал Злой Мичман, когда мы пришли всей гурьбой доложить ему о выполнении задания.

Сначала долго смотрел из позиции раком.

Потом притащил фонарь-переноску. Ползал, светил, бормотал «Не может быть, не может быть…».

Попросил держать его за ноги, и свесившись с пайол, водил рукой по металлу дна трюма.

Смотрел на руку, тёр пальцы.

На язык разве только не пробовал.

Сдался перед объективной реальностью сухого трюма и спросил заговорщеским голосом:


- Как вам удалось так быстро?


- Никак, товарищ мичман! Само рассосалось!


- Как так само?


- Изменения давления способствовало переходу воды в иное агрегатное состояние. Парадокс кота Шрёдингера. Корпускулярно-волновой дуализм. – глумлюсь над ним применяя воспоминания из физики первого курса.


Злой Мичман потом конечно отыграется и ёбнет мне по голове ПДАшкой, когда я усну сидя на ящике из-под ЗИПа и не услышу учебной аварийной тревоги.


Но сейчас я победитель, а он уходит с видом побитой собаки.


Слышу беззвучные аплодисменты от младших по возрасту, но не по сроку службы. Звучат в мозгу фанфары, въезжаю в триумфальную незримую арку. Занавес! Занавес, где, блять, занавес? Где крики «Брависсимо!»?


Это была лишь преамбула дальнейшего.


Решили мы приступить к продувке насоса.

Долго ползали по трюму вдоль труб, изучая хитросплетения трубопроводов в поисках места вдутия.

Подводный крейсер это кошмар, адский сон для любого сантехника ЖЭУ. А для нас бывших вольных прожигателей жизни вообще как неевклидовая геометрия для Евклида, как квантовая теория для Ньютона, как цифровая экономика для феодала. Мы же ракетчики, а не трюмные. В делах трубных мы святее всех святых Собора парижской богоматери.


Нашли на магистральной трубе дренажный патрубок с подходящим вентилем. Закрыли клапан на магистрали в цистерну грязной воды (ЦГВ).

Теперь если мы подадим в трубопровод сжатый воздух, то ему некуда будет идти, кроме как в сторону шлангов от насосов.

Таких шлангов два – в корме и носу отсека. Сразу оба и продуются.

Осталось найти воздух низкого давления (ВНД). Вспомнили, что он на средней палубе.

Только начали разматывать шланг, идет Старпом из своей каюты в Центральный пост.

Каюта его в 5-ом, напротив нашей. Мы в 4-ом, Центральный пост в 3-ем, конечна наша встреча была неминуемой.


- Куда вы, мутанты, ВВД тащите? Совсем в святости своей упоролись наглухо? – вопрошает громадный Старпом согласно инструкции и опыту.


У нас аж ноги затряслись, и хотелось все насосы вселенной послать нахуй и найти себе другое занятие.

Но призрак Злого Мичмана и неизбежность появления новых порций конденсата витали над нами. Как-то быстро шёл процесс накопления влаги в подводном положении, и хотелось операцию по осушению повторить еще раз, пока из глубин будем выныривать.


Поэтому пришлось объяснять Старпому, что он немного заблуждается. Это не Воздух высокого давления (ВВД), сжатый до 400 кг/см2. От которого металлические трапы в косички заворачиваются, да тела людские тонким слоем по переборках размазываются. А всего лишь ВНД кило так на 50 максимум, но мы будем по-тихоньку открывать, осторожненько.


- А зачем вам, милые матросики, это надобно? – ласково, по-отечески спрашивает Старпом


Пришлось выдать военно-матросскую тайну про забитые насосы


- Молодцы, за матчастью бдите! – хвалит нас этот волк морской, моржевидной наружности


- Так мы, это, как там? Служим России – не без налёта гордости отвечаем почти в унисон


- А чего он у вас забился-то? Вы в него срать, что ли ходите?


Все посмотрели на меня как на автора инновационных водоосушительных методик. Давай, мол, неси ответственность, ты же у нас самый ученный.


Изложил Старпому я суть своих новаторских решений. Не забывая возвеличить эффективность метода над сопутствующими издержками в виде небольшого засорения. Пара секунд и насос вновь работоспособен будет.


- Вот не зря человек 5 лет штаны протирал, водку пил и баб драл! – ставит меня в пример третий после бога остальным неучам – Давайте там, без косяков. Экономист за старшего.


Практика подтвердила теорию.

Единственное замечание по результатам испытания было вынесено коллегиально – нужно под шланги герметички-ёмкости подставлять. Чтобы мусор потом не собирать, лазая под пайолами.


И вот пришла очередь 5-го отсека, после настойчивых просьб Гидросолдатика.

Там трубы почему-то немного по-другому были проложены, с какими-то дополнительными ответвлениями.

Но головы наши, вскруженные успехами, не придали этому нюансу должного значения. Выполняем всё строго по проверенному опытным путем алгоритму . Я как триумфатор уже не вмешиваюсь в поиски мест подключений – пускай теперь сами разбираются.

Моя миссия выполнена.

Ржевский, как ветеран битвы с водой, Маской и Гидрой командует.

Прикрутили шланг, подают потихоньку ВНД. Но что-то мусор не спешит вылетать из шланга. Странно… Увеличили напор воздуха. Нет мусора, не идет даже шипение из шланга. Еще воздуха! Еще!


И тут мы услышали глас старпомовский:


- Экономииииист срааааааный!!!!


Нюансы очень важны на подводных лодках.

Игнорировать их никогда нельзя. Особенно если каюта старпома находится там, где ты начинаешь свою непрописанную в Борьбе за живучесть корабля бурную деятельность.

Есть у Старпома в каюте умывальник.

Ни у кого нет, а у него есть.

Командир не в счет, он вообще отдельно в носу живет с гальюном возле кровати. И хорошо, что конструкторы этого смертоносного чуда инженерной мысли, БДР667 то есть, не сделали такой поблажки для старших помощников. Иначе не писал я бы строки эти как воспоминания.


Старпомовский умывальник был подключен к отдельной малой цистерне грязной воды.

Которая в свою очередь соединялась с главной ЦГВ через ту же магистраль, что и трюмный насос.

И воздух задумался – зачем мне выбивать мусорную пробку, если я могу выйти через умывальник, затратив на работу меньше энергии?

Что и поспешил сделать, забрав с собой перебродившие за долгие месяцы в воде сопли, щетину, слюни и прочие отходы жизнедеятельности Старпома.

Прихватил воздух эту зловонную черную бражку за собой и развесил, словно сталактиты, по всей каюте старшего помощника командира. Украсив её словно пещеру гнома –углекопателя на рождество черными гирляндами.


К тому же, Старпом был живой, а значит не покойник, следовательно он ссал в рукомойник.

И в результате этой нехитрой логической цепочки теперь лицезрел собственные анализы на кровати, столе и полках, вернувшись из Центрального.


Как крысы из напоровшейся на рифы бригантины, хлынули мы из люков трюма, но было поздно. Трап, ведущий на нижнюю палубу, уже прогибался под тяжелой поступью владельца уделанной каюты.


Наступали самые тяжелые минуты для рядового населения китайской подводной республики.

Великий кормчий шёл вершить свой суд.


Суд был долгий и громкий.


Сначала мы прослушали лекцию об особенностях своего эволюционного развития, в результате которого остались в тупиковой ветке гоминидов.

Потом прошли астрологические прогнозы о нашем скоропостижном безрадостном будущем.

Затем нахлынула ностальгия об ушедших в прошлое исполнительных и технически подкованных старшин и матросах, по совместительству являющимися комсомольцами, спортсменами и великолепными танцорами «Эх, яблочко, да на тарелочке».

Познали всю беспросветную пропасть между нами и теми, которые канули в лету вместе с Советским Союзом.

Иногда в речи заложника нашей тупорылости проскальзывали слова из школьного учебника русского языка, но в основном информация доводилась нам на особенном языке - «старпомо вульгарус»


И всё это время Старпом хватал всякие тяжелые приблуды – ключи-трещётки, деревянные плашки и топоры для перерубки концов, аварийные упоры и прочую разнообразную утварь сурового быта в прочном корпусе.

Взвешивал их в руке, словно примеряясь для удара и оценивая их пробивную способность.

Но не найдя ничего не грозящего смертельными увечьями в его мощных лапах, отставил затею физической расправы.

Все же в морях мы, вдруг пожар в ракетных отсеках, а тушить уже некому. Повезло, что не у пирса стояли.

Есть все же удача у матросов по понедельникам.


Направил обладатель рукомойника Маску и Гидросолдата на уборку каюты, Ржевского послал к интенданту за шилом для снятия стресса экспресс-методом. Прочитал мне нотацию о вреде высшего образования для матросской безопасности и об ответственности за тех, кого обучил новаторству.

Мои аргументы об отсутствии в программе обучения на кафедре «Экономика и управление в строительстве» даже теории о водотранстпортных артериях подводных крейсеров остались без внимания.

Ну ладно бы я учился на Воздухоплавание и Космонавтика, как в политехе у нас называли специальность ВиК – Водоснабжение и Канализация. Но экономика тут причем?

И то, что по ВУС я вообще радист, и в Учебном отряде подводного плавания №51 только пару раз учились стучать ключами всякие «айда домой» и «баки текут», ему вообще похрен было.


Я тебя, говорит, назначил старшим? Так вот теперь получай на всю катушку. Будешь знать как умничать.


Согласился я с ним, осознал всю глубину вины своей, раскаялся в содеянном, и пообещал исправиться.


Напоследок помахав перед носом службы не нюхавшим громадным кулаком, приказал проконтролировать уборку и больше хренью не маяться.

О результатах доложить по завершению, а то он уже сутки на ногах из-за таких мутантов как я.

Но без меня лодка задачу выполнит, а вот без него может и на берег как безумный кит выброситься.

А пока он будет в кают-компании.

Ибо Ржевский уже прибыл с пренаприятнейшими известиями от интенданта.


- Лучше бы поджопников надавал или плюху отвесил, чем морали читать – жаловались убирающиеся мутанты из 5-го как нашкодившие первоклассники.


Мы со Ржевских не убирались, так как мы то из 4-го, косяка на нас нет поэтому.


Закончили уборку оперативно.

Каюта стала еще чище, чем до продувки штатной системы умывания старших помощников .


Вот только немного пахло поликлиникой – хлоркой и кабинетом сбора анализов. Так два матроса-уборщики тоже покойниками не были, а лимит времени не позволял отлучаться до гальюна в жилой 5-ый «бис» отсек, где можно нарваться на оказание всевозможных услуг перцам и дедушкам .


Но Старпом уже вкрай умаявшийся, потерявший настрой воинственности, не вникал в тонкости букета каютных запахов и лег вздремнуть накоротке, пока перерыв между задачами.


Ржевский встал на вахту, у меня оставалось еще четыре часа отдыха. И тут я увидел, как Гидросолдат тянет шланг ВНД на нижнюю палубу.


- Разкумекал я как воздух подключать надобно, щас я справно сроблю, тама просто всё, как полба варенная – отвечал он на мое «Ты ебнулся?»


«Ну, вас нахуй всех» - решил я. И спрятался. Так глубоко на чердаке заныкался, за шахту пролез и как йога скорчился. Маска так сутки спал, когда все решили, что он с лодки в бега дёрнул. Очень укромное место, я там Маску тогда нашел, на свет и общее поругание вытащил, но секрет этого места никому не рассказывал. И не зря, ох, не зря зашухерился я, очень мудро поступил и своевременно.


- Суууууукиииииии!!!!!


Да… недолго проспал Старпом, прежде чем его накрыла черная зловонная жижа, Гидрой и Маской повторно из цистерны выпущенная. И ими же до этого свежей струей разбавленная.


Говорят, что бегал Старпом весь грязный и вонючий, искал какого-то сраного экономиста-выскочку.

Грозился голову его через систему ДУК за борт выстрелить.

Мясо ягодичных мышц его намеревался использовать для приманки в ловушках крабовых.

И кишками, измученными жизнью студенческой, швартоваться придумывал, на кнехты мотая их из распоротой брюшины четвертованного тела на ракетной палубе распятого .

Всем частям организма организатора строительства применение нашёл. Каждой косточке.

Только вот донора органов найти так и не удосужился.


Не учел капитан первого ранга простого правила – высшее образование нужно матросу не для похвальбы своей образованностью или чего-нибудь полезного для службы выдумывания.

А лишь для того, что бы два раза в одно и тоже говно не вляпываться.


Когда смена моя подошла, Старпом уже отошёл от потрясения.

Поумерил свой гнев праведный, переключившись на дела более важные.

Да и приборка в каюте совершена была генеральная.

Робу новую надел и пошел раздавать пиздячих подчиненным в Центральный.


Хороший мужик наш Старпом был, справедливый, жёсткий, но и быстро-отходчивый.

Уважали мы, матросы-первогодки, его искренне.

А ругаться и мутантов гонять - так это ему по рангу положено.

Как и нам - косячить, но только без угрозы жизни личному составу ракетоносца подводного, ракетного, стратегического.


© BlackIvan (Livepodvodnik)

Показать полностью
  •  
  • 505
  •  

"Где твой ремень, подводник?" С праздником ! (19 марта - День моряка-подводника.)

Куда исчезают личные вещи матросов с подводной то лодки – долго оставалось для меня загадкой.


Я понимаю там, что-нибудь ценное, офицерское «уйдет в автономку».


Кортик с пояса уснувшего офицера на День ВМФ, кассетный плэйер из баночки-тумбочки офицерской каюты, или сигареты из кармана висящей в шкафу у штумана рубашки – всё это желанная добыча для клептоманов первого года службы.


Ну и само собой - балабас.


Так называют на флоте жратву и помои одновременно.

Но в данном случае интересует нас первый вариант этого подводного фольклора.


Продовольствие, завозимое на корабль ящиками, исчезало значительными объемами на пути от пирса до кладовых камбуза - провизионок.


Картонные ящики сгущенки, тушёнки, сайры, вина красного, шоколада с орехами и без, сливочного масло в огромных брикетах, сухового творога в пакетах, утаскивались «дрищами», специально-обученными «годками», в передаваемые по наследству тайники между легким и прочным корпусами.


Один раз заносили с пирса три говяжьих туши. Донесли лишь две.


Ни поиски, ни пытки, ни очные ставки не помогли интенданту отыскать следы бывшей бурёнки.


Облазил всё, изнюхал, и махнул интендант рукой - вам же, воришкам окаянным, меньше паек выйдет.


А ночью расчлененку под видом мусора вытащили матросы на берег и продали за полцены по отлаженным каналам.

Каналы перепродажи отдельная история, и я неё не посвящен.


Но думаю, что если была бы рядом мексиканская граница, то наверно под землей прокопали бы туннели и таскали на белоснежные пляжи Акапулько сухой творог в обмен на кокаин и марихуану.


Но это была всего лишь край земли – Камчатка.

Негде было развернуться молодым контрабандистам-самоучкам.


Более умелыми и рискованными личностями из приборов ходовой лодки добывались ценные металлы – палладий, золото, платина.


Одного мичмана из нашей БЧ-2 хорошенько токнуло ёбом, когда он за золотишком в щиток на 380 Вольт полез.


Так себе оказался старатель, скажу я вам.


И самородков не добыл и спалился перед вышестоящим начальством подводной артели.

Обгорел мичман слегонца, до черноты, потерял ресницы и брови.

Но не унывал, каким-то образом откусался и продолжил службу по угрозе американским империалистам на этой же лодке.


Но тут не надо быть Конан-Дойлем, женатым на Донцовой и Марининой одновременно, для установления мотивов преступления.


А вот с парадной формой матросского и старшинского состава творилась мистика, неподвластная для осмысления даже при помощи спиритических сеансов.


Казалось, что парадка разлагается на атомы в условиях сжатия пространственно-временного континуума и улетает в другие измерения темной материей как фекальные массы из ЦГВ (цистерна грязной воды) в соленные воды Тихого океана при продувках гальюнов.


Парадная форма №3, при всей своей легендарной сексуальности в глазах юных гимназисток, не нужна была никому.


Ни местному населению, ни мексиканским наркоторговцам, ни даже дембелям, постоянно интересующимся количеством дней до приказа.


В отличие от гидросолдатов, звенящих в рамках аэропорта своими невидимыми железками в тряпках, как шахиды перед встречей с гуриями, дембеля 25-ой дивизии предпочитали разлетаться по своим мухосранскам в гражданском прикиде.

Им эта «парадка» из числа потенциальных плюшкиных нужна была меньше всех.


Вот если даже представить, ну так, чисто гипотетически – поймали матроса с мешком ворованной формы №3.


И спрашивают, мол, зачем она тебе нужна?


Он задумается на секунду, но может на полчаса, не более.

А потом разум обязательно победит.


Исчезнет в глазах у него фанатичный блеск клептомана, мелькнет привидением на его челе тень здравомыслия.


«Да нахуй не нужна мне эта сраная ветошь» - скороговоркой проречетативет матросик и выкинет мешок в море.

И уже крабы на дне будут рвать эту тряхомудь своими клещами на мелкие кусочки, очищая бухту Крашенникова от бесполезного мусора.


Ну раз не нужна никому эта «тройка», следовательно должны быть полны её рундуки матросские, скажете вы и будете правы.


Но это в теории.


На практике бескозырок, гюйсов, штанов-клёш без ширинки и ремней с якорями на бляхах на всех матросов ракетного подводного крейсера стратегического назначения катастрофически не хватало.


И если к тому же Дню ВМФ в последнее воскресенье июля готовились еще с конца июня, то внезапные проверки залетными адмиралами носили характер провокаций к третьей мировой.


Этих проверок до икоты как щекотки боялся Зам по воспитательной работе. Сам Командир и немного Старпом.

Остальным было глубоководно дистиллировано, то есть абсолютно похрен.


И вот случилась не предвиденное - к нам приехал ревизор…


Как глас небесный на головы грешников прозвучала по каштану на весь 150-метровый подводный ракетоносец команда «Всем наверх, форма одежды парадная» и закрутилась карусель паники.


Дембеля предсказуемо проявили рвение к служебным обязанностям, вскочили с мягких тряпок и встали на вахту.

Изгнанные с этих, мгновенно ставших блатными, мест, молодые срочники побежали к своим рундукам.

Там их уже поджидали карасики.

Произошел быстрый обмен товаров текстильной промышленности на ничего. Потом сильные дрыщи отобрали у дрищовых дрыщей всё, что выглядело чуть лучше, чем лохмотья обитателей трюмов межконтинентальных коравелл, везущих «черное дерево».


И подгоняемое в спину испуганным внезапностью проверки Замом, это разношерстное стадо понеслось по трапу на свежий летний воздух.


Командир корабля скептически окинул тренированным взглядом прибывшую пародию на кремлевский полк.

Презрительно сплюнул и велел Старпому – «Нормальных вперед, ВМУ назад»


Старпом, бывавший в таких переделках не раз и знавший что, один наш адмирал страшней трех «Лос Анджелесов» на хвосте, быстро произвел выявление из неоднородной биологической массы представителей касты ВМУ – "Военно-Морское Уёбище".

Выявил и задвинул их во вторую шеренгу, на задний план.

Там они усталые от постоянного недосыпа, грязной работы на камбузе и трюмах, согреваясь под хилым северным солнцем, предались нирване мечтаний о доме.

Передняя шеренга же лицезрела приближение грозы османских галер – сверкающего орденами и медалями сурового флотоводца.


Старенький адмирал, маленький, сухонький с мечтательными глазами являл собой воплощение славного прошлого Военно-морского флота, как минимум Советского Горшковского, как максимум Российского Императорского.


Не ведомы были нам его регалии, должности и полномочия.


Возможно, он был простой заслуженный пенсионер или какой-нибудь блюститель флотских традиций на полставки. А может быть жутко секретный и важный перец.


Мы даже не интересовались. Ни сразу, ни потом.


Не наше этого ума дело думать- зачем достают из пыльного комода восковую фигуру, полируют, оживляют и оправляют проводить осмотры внешнего вида матросского и старшинского состава?

Если выдают бескозырку – значит это кому-то нужно.


Позади этого бравого ветерана линейных баталий семенила на полосогнутых расшаркивающая в реверансах и в поклонах, заискивающая многочисленная свита из дивизии.

На флагманских аристократических лицах были начертаны кистями ренессанских художников все краски человеческих эмоций - от детской неожиданности, до предпенсионной беспомощности.


- Кто это? – задал простой риторический вопрос один кап-лей


- Чёрный писец – ответил Старпом, цитируя Покровского


- Неужто оттуда? – палец кап-лея проткнул камчатское небо


- С самого верха насеста, с начала пищевой цепочки – намекнул Старпом на фамилию Главнокомандующего Флотом


Минутой молчания товарищи офицеров на всякий случай почтили свою беззаботную жизнь.


Адмирал прошел на полных парах мимо офицерского строя, резко застопорил свою турбину и встал как вкопанный.


- Здравия желаю, товарищи подводники! – голос Адмирала громкостью мог поспорить с Впередсмотрящим Колумба, когда тот обнаружил Вест-Индию.


А в ответ тишина… И мертвые с косами…


Нет, никто от страху не наполнил штаны зловонием, не пошел ва-банк полного игнорирования высшего командования.


Таковы нюансы подводного этикета, 25-ой дивизии в частности.


После приветствия от начальства в строю на пару мгновений ничего не происходит.

Потом подводники начинают шумно вдыхать окружающее воздушное пространство.

На весь объем своих легких набирают запас кислорода, как будто собираются прямо сейчас нырять головой в асфальт.


Если вы думаете, что сейчас они выплюнут весь резерв сжатой атмосферы из нутра своего с резкими рубленными фразами, то опять ошибаетесь.


Сначала тихо, протяжно и лениво подводники начинают свой ответ чемберлену:


- Ззззздддддрррраааааавввввиияя….


Постепенно повышают темп и громкость во время «желаю товарищ".

И орут уже в конце, выпучив глаза и насилуя связки:


- Адмирал!


Старичок аж на месте подпрыгнул от такой ярости боевого клича. Взгляд его сверкнул аки молния, и рука потянулась к кортику.


«На абордаж! Руби вражин в капусту!» – гремело у него в ушах невидимое боевое корабельное прошлое, ушедшее в небытие для одних и оставшиеся навечно рядом для него одного.


Взгляд Адмирал упал на первого матроса.


Высокий, розовощекий, стоял матросик в новенькой синей фланке с белоснежной бескозыркой на голове.

Черные ленты с золотыми буквами реяли на ветру, прославляя Краснознаменный Тихоокеанский.


«Эх, таких бы сотню, да на Зимний! А потом брать почту, телеграф, Институт благородных девиц!»


Но таких наскреблось лишь пятеро


Шестой матрос тоже был не промах - стрелками наглаженных клёш можно было резать бурные штормовые волны или покладистые танцевальные девичьи юбки. В начишенных боинках сверкало солнце и плыли облака.


«Еще бы подобных ему, с дюжину. Чтобы бескозырки об землю и в присядку залихватски «Эх яблочко, да на тарелочке!...»


Набралось таких, созданных в день шестой господом по подобию своему, не больше десяточка. Что впечатляющий результат для конца безалаберных годов 90-х.


На пятнадцатом флибустьере восторг адмиральский немного поугас – гюйс мятый. А так вполне себе бравый хлопец.


У остальных до двадцать пятого тоже были отдельные изящно дополняющие совершенство недостатки.

То бескозырка с мятыми лентами.

То стрелок на брюках чуть больше чем восемь.

То бляхи с якорями не чищены.

То гады стоптанные вместо ботинок хромовых обуты на ноги, когда с носками, когда без..


Но оптимистом слыл Адмирал. В его стакане с чаем всегда было полстакана коньяка.


«С такой братией Сталинград отстояли, Паульса в плен взяли, и НАТО в клещах зажмём, стиснем, и там уже пощупаем торпедой с красной боеголовкой мягкий заокеанский зад…»


Двадцать пятый, он же и последний в шеренге, в принципе ничем не отличался от уже просмотренных экземпляров народно-морского творчества.


Но что-то насторожило нюх проверяющего.

Где лента кожаная на поясе и якорь латунный, желтенький, пупок от штыка в рукопашной прикрывающий?


- Где твой ремень, сынок? – вкрадчиво поинтересовался Адмирал, собирая силы для кары неминуемой нарушителя трехсотлетних традиций.


Флагманская свита в синхронном инфаркте-инсульте чуть не слегла полностью.


Вдруг на ремне этом в корме уже кто-то удавленный болтается?


Или клапан сугубо важный для карабельной непотопляемости ремнем, как соплёй, на месте удерживается?


А может этим ремнем молодняк по ночам избивается?


Вариантов мало, но все они очень пугающие


Матроса пристальный адмиральский взор не устрашил нисколечко.


Наоборот, от этих старческих мудрых глаз повеяло домом в деревне Кривохуево оставленным.

Деда на заваленке, махоркой попахнувшим и бабушкой за перманентную пьянку коромыслом гонимого, напомнило.

И растаяло жесткое матросское сердце, освободилось душа морская от лжи, всеминутно его путь служивый сопровождающей.

Ответил как есть Адмиралу отрок, ремня в гардеробе своем не имеющий:


- Проебался, товарищ адмирал!


Над базой подводной эскадры повисло молчание.

Тучи нахлынули и скрылось солнышко.


А в глазах адмиральских расцветал всполохами мыс Гангут, Ушаков терзал турок у Тендра, бриг Меркурий дерзко шёл один против двух, и гремели пушки Синопа.


И на лица флагманские падали отблески тех баталий, что шли в адмиральском сознании.

От предчувствия залпа главных калибров адмиральского рта ныли зубы и сокращался кишечник спазмами.


Но тут внезапно во взоре начальническом отгремела скоропостижно Цусима и поник адмирал.


Лишь рукою взмахнул, «Ну вас нахуй» сказал, развернулся и неспешно пошёл.


Свита бежала, неутомимо на ходу кланяясь и что-то извиняющее нашёптывая адмиральским ушам.


В ответ старичок лишь махал сухими ручонками, словно мух от котлет отгонял, словно всем нам говорил:


« Ремень? Да какой там нахуй ремень! Неужели вы не понимаете?

Весь Флот проебался!

Весь Советский Союз проебался!

Вся жизнь…»


По итогам смотра никому ничего не было.


Если кого и отодрали как Нахимов Османа-пашу, но уж точно не нас, матросов простых.


Наверно Командир счел данное происшествие оптимистичным сценарием развития событий.

Пессимистичный - Адмирал обнаружил вторую шеренгу с ВМУ.


Во избежание подобных инцидентов были пополнены запасы парадной формы на корабле.


А виновнику торжества, матросу-первогодку, присвоено почетное звание-кличка «Проебался»


Ну а я наконец таки понял - зачем и куда.


Зачем нужна парадная форма подводнику? Чтобы не расстраивать заслуженных адмиралов


Куда она девается с подводной лодки? Враги пиздят, чтобы адмиралов расстраивать


Другой альтернативной, но достоверной версии у меня нет.


© BlackIvan (Livepodvodnik)

Показать полностью
  •  
  • 308
  •  

Дорога.

История эта случилась лет 10 назад. Усиливали мы насыпь одного моста.


Генподрядчик завез щебень. Да завез странно - не той фракции и марки. И с избытком. Проект меняли в итоге раза четыре и это в процессе работы.


Щебень так и лежал горой под мостом - не много его и не мало. Частично использовали конечно.


Работы подходят к концу. Осень поздняя - время сдачи объекта.


Щебень бесхозный - никому не нужен. Шеф звонит генподрядчику - тот: девайте куда хотите, но чтобы через неделю его там не было! Министр приедет!


Шеф пытался продать - никому не нужен. Возить на полигон - себе дороже.


Из города за ним никто не поедет - до моста километров 70!


А там рядом деревенька была небольшая - дворов 60.


Я говорю - давай им дорогу сделаем? Шеф подсчитал - вроде норм - дешевле утилизации. Техника-то вся своя. Порешал с кем-то этот вопрос, как уж - не знаю. В итоге звонок - делай!


За пару дней закатали его. Щебень в смысле. Пара грузовиков, грейдер и погрузчик, и 5 рабочих - сделали свое дело.


Объект сдали.


Только потом узнали, что местный председатель начал со стариков - местных, деньги собирать - по 10 000 со двора! Якобы за работу!


Шеф взбесился прям - рванул в эту деревню, нашел председателя и заставил деньги вернуть, что тот успел собрать. Пригрозил судом.


Я вот не понимаю, как со стариков, ни за что можно деньги собирать. Записки дачника - прораба. https://zen.yandex.ru/evhrustalev

Показать полностью
  •  
  • 5416
  •  

Повышение квалификации.

Был простой двухдневный выход. Ну как простой — сплошная тактика. Тут тебе и скрытное перемещение, и движение на марше, и «ночная» - в общем, всё в одном флаконе. Просто бегаешь по тайге - в «войнушку» играешь, правда, много и долго. Одно радует, что твои командиры и начальники любят тебя на расстоянии. То есть подарок это мне такой, согласно планов боевой подготовки. Короче, разрешили мне мои командиры послужить с ними отдельно. Проверить чуйства, так сказать. Жаль только, что - не годами.


В войнушку играем по-серьёзному. Вместо БК в РД у бойцов по два силикатных кирпича. Причём не просто сереньких, а расписных, некоторые даже «под хохлому». Ну и с моей подписью, естественно. Мне ротный писарь сделал для всех бойцов, красивенькие такие. На каждом «дарственная» от меня - «Самому Сильному Пулемётчику взвода!», «Изя — ты лучший!!! Чмоки, чмоки.», «От л-та А. Новикова, На долгую память.», ну и так далее.


Побегали, поигрались и привал, обед, типа. Пулемётчик с радистом грустят. Нет, не так - ГРУСТЯТ. Здоровенные они. Этот «сухпай» нормальному мужику при сутках активной работы так - «на один зуб». А для таких РАМ - это вообще издевательство.


Расположились на полянке. Море недалеко. Время года — поздняя осень, но сухо. Листва уже с деревьев облетела. Это, кстати, огромная проблема при отработке тактических навыков в лесу. Условия значительно меняются. Всё уже по-другому делать приходится. Свои тонкости, в общем.


Рядом заливчик небольшой. Места очень красивые. ЗКП ТОФа недалеко — когда-то была закрытая зона, КПП на дорогах стояли. А сейчас джипы по ней катаются, ну «на шашлыки», типа. Вот рядом одна такая компания и расположилась. Машины дорогие, лица в них тревожные, дамы с ними, соответствуют понятиям - со всеми наворотами. Сразу видно, младшие научные сотрудники из какого-то НИИ. Не, нам не жалко, конечно, да и мы первые сюда прибежали. В море уже, правда, за «чо пожрать» не полезешь — холодно. Сидим, отдыхаем.


Минут через двадцать подходят к нам два младших научных сотрудника, ну, чисто познакомиться. Один из них поздоровался.


- Здорово, военные. Вы из чьих будете? Штукатурка у вас на лицах (мы в боевом гриме) впечатляет.


- И тебе не хворать. С какой целью интересуешься?


- Да я мимо вас тут за дровами проходил, волыны на вас интересные.


Сотрудник кивнул на мой Вал.


- Да морпехи мы, морпехи. Видишь, Родину охраняем.


- Слышь, братан, а помацать можно?


Опять кивок на мой Вал. Я отсоединил магазин. Передёрнул затвор. Подобрал патрон. И протянул разряженный автомат сотруднику. Я на всех выходах всегда грубо нарушал меры безопасности. Оружие у всех было всегда заряжено. Патрон в патроннике. Оружие поставлено на предохранитель. Всё по-боевому. Боец тогда по-другому к своему оружию относится. Привыкает его уважать. Не бояться, а именно уважать. Эта штука убивает, а не просто на стрельбище мишени валит.


Два моих сержанта демонстративно положили свои автоматы себе на колени. Сотрудник манёвр оценил и уважительно хмыкнул. И обратился ко мне.


- Слышь, братан, ты же здесь, типа, за бригадира.


- Ну да. А это (кивок на сержантов) — звеньевые.


Сотрудник радостно заржал. Повертел в руках Вал и вернул мне.


- А ты молодец, в теме. Чё делаете то здесь?


- Да обеденный перерыв, типа, у нас.


- Да? Ну и как оно?


Тут уже не выдержал ГРУСТНЫЙ радист.


- Да. Бля! Щас к морю спустимся, пингвинов наловим, вот и пообедаем!


- Понял. Долго ещё здесь будете.


- Да ты понимаешь, с пингвинами щас не очень — не сезон. Так что мы пойдём скоро.


- Подожди, не уходи так сразу. Щас вернусь.


Сотрудник вернулся к трём своим джипам и начал что-то объяснять одному братку. Через некоторое время вернулся со здоровенным ящиком. Ящик даже по виду был тяжёлый и пах очень вкусно.


- Бригадир, это, типа от нашего стола — вашему столу. Чисто - уважуха от нас. Мы в понятиях. Дело вы правильное делаете. Родина — это святое.


- Ага. Спасибо. А хотел -то ты что. Ты дальше слова говори, пожалуйста.


- Не, ты не подумай, что я тебя впрягаю. Но пошмалять из этого можно?


- Почему нельзя? Уважу правильного человека. Сколько вас?


- Да так-то нас шестеро.


- Ладно. Дам вам два магазина. Только прошу очень — без непоняток. Злые мы.


- Ага, вижу. Эт точно, лица у твоих звеньевых добрые. Мы через полчаса подойдём, когда вы покушаете?


- Да не вопрос. Жду.


Пообедали мы достойно. Потом отстрелялись у меня эти «братки» по пенёчку за пятьдесят метров. На лицах щенячий восторг. Ну да. «Вал» очень сильное впечатление производит, когда из него первый раз стреляешь. Если фанат этого дела, конечно. Ну и потом последовал неожиданный вопрос.


- Бригадир, ты бы уже обозвался.


- Поручиком зови.


- Поручик? Крутое погоняло. Поручик, из чего другого у тебя пошмалять можно?


Я задумался.


- Ладно. Дай свой пейджер. А то мобила у меня на других частотах работает ( я хлопнул по рации). Если решу твой вопрос, сообщение скину — куда и когда подъехать. Но, обещать железно не могу. Там уже сам думай.


- Забились.


На следующий день вернулись в ППД. Как только сдали оружие в оружейку (после чистки!!!), помылись — переоделись, я рассказал ротному о своей неожиданной встрече. В канцелярии, кроме ротного, присутствовал грустный политрук Лёха.


Почему грустный? Вы не поверите. Каким-то образом Лёша умудрился «намотать на винты», причём не просто «намотать», а ему там знакомые девушки составили целую «екибану», вплоть до «лобковых БТРов». Медик так и сказал - «Полный комплект». К тому же, поделился «этим» со своей супругой. И в один прекрасный день она примчалась на КПП с криком - «Где эта блядь трипперная???!!!». Так что в настоящее время Лёхе кололи антибиотики, а он уже третий день скрывался в расположении батальона от гнева разъярённой супруги. И все офицеры роты разрабатывали ему легенду «Заражение венерическими заболеваниями военнослужащих МП неполовым путём». Не ну а что? Настоящий замполит, я считаю!


Начал я, как говорится, издалека.


- Костя, у тебя же день рождения на следующей неделе, так?


- Ну да, а что?


- Ну, ты там поляну уже хоть в теории подготовил?


- А то! Не сцыте, Поручик! Будут вам «вино и фрукты». Три литра «Шила» есть и две большие железные банки маринованной капусты.


- Молодца. Уважаю. Прям — свадьбу в Китае можно отпраздновать.


- Не, ну а ты что хотел? Кордебалет с шампанским?


- Неплохо бы, конечно, но не получится, хотя мысль одна есть.


Я красочно, в лицах, описал ротному свою встречу с младшими научными сотрудниками и предложил идею — бандосы стреляют у нас на полигоне и платят нам за это деньги. А мы на них устраиваем феерический дебош в ближайшем баре «Снежинка» (в народе «Сугроб»), посвящённый дню рождения любимого командира роты.


Ротный от такой моей наглости аж прибалдел и молча открывал рот, не в силах что-либо проорать. Лёха, автоматом пролетающий мимо — ему антибиотики колят, пить нельзя, возмутился.


- Сядем все!


- Молчи уже, замполит трипперный! Твою тельняшку, вон, в углу, две бледные спирохеты с кокер-спаниеля размером с рычанием терзают!


- Не, поручик, он прав!


- Да мы по уму всё сделаем. Двух бойцов на КПП с рацией — на стрёме. И запаркуются они не на въезде, а в сторонке. Ну и на обеде отстреляются. Всё равно все боеприпасы еле успеваем отстрелять.


- Костя, сядем все!


- Поручик, мне тока с особистами проблем не хватало!


- Да я просто на шлагбаум замок повешу и бойцов своих в кустах поставлю. Не спалимся. Я уже тройную систему безопасности продумал.


- Костя, сядем все!


- Костя! День рождения — это святое! С этим не шутят!


- Костя, сядем все!


Короче, уломал я ротного. Да и возможностей вагон — рота три раза в неделю стреляет. Подобрал день, когда наши офицеры (ДШБ) и по полку, и по автопарку стоят, чтобы оповестили, если что. Скинул на пейджер сообщение бандосам. Приехали. Первый раз их четверо было. Я сразу с ними определился.


- Товарищи братва, в одну шеренгу становись! Слушай меры безопасности при проведении стрельб из стрелкового оружия.....


Все как надо до них довёл. Два сержанта с ним занятие провели «изготовка к стрельбе». Что докладывать и как действовать они у меня уяснили.


Стреляли они из всего. Вплоть до АГСа. Там много. Всё как положено. Обычные УКС (упражнения контрольных стрельб). Правда, бойцы не в камуфляжах, а в кожаных куртках. Ну и два сержанта сзади с заряженными автоматами — мало ли что.


Ротному организация понравилась. Всё «по уму». Бандюги просто в щенячьем восторге. Очень фотки просили сделать. Но, у меня ума хватило жёстко отказать. Вот, думаю, если что, какой хороший ментам подарок будет.


Как закончили (в час уложились), подходит ко мне их бригадир.


- Поручик, ну спасибо, уважил! Скока я тебе торчу за боеприпасы?


Я набрался наглости.


- Двести (тогда в России всё в у.ё. меряли).


Не, ну а что? По полтиннику с персоны, за такой «Праздник Души»? Я считаю — даром.


- Не вопрос. Держи. Чот ты так, символически. В следующий раз когда?


- Я маякну.


- Договорились.


Бригадир протягивает мне 800, ВОСЕМЬСОТ ДОЛЛАРОВ !!! Видимо посчитал по двести с братка. Сказать, что полученная сумма меня немного шокировала — культурно промолчать. При моей-то зарплате, в пятьдесят баксов, два месяца назад!


Разделили всё красиво. По сотне всем офицерам, кто присутствовал, включая трипперного Лёху. Ну и блок хороших сигарет и торт - сержантам-инструкторам. Осталось у нас триста. День рождения прошёл шикарно. Не пошлая пьянка в ротной канцелярии, а «культурный выход с очередными любимыми женщинами». Авторитет наш в «Сугробе» взлетел до небес.


На следующей неделе сотрудники приехали уже вшестером. Прошли через КПП. Их ко мне направили. Я как раз со взводом занятие по тактике проводил - «Бой в городе». Не первый раз уже. Бойцы по дому (был на полигоне один — как раз для таких целей) очень красиво и эффектно скачут. Братва ооочень впечатлилась. Бригадир их аж вопрос задал.


- Поручик, а моих так натаскать можно?


- Да было б желание. В цирке медведи на велосипедах ездят.


- Так может ты это — проконсультируешь? Не обижу.


- Подумаем.


Отстрелялись они у меня опять, расплатились по установленной таксе и уехали. У меня уже мысли всякие в голове нехорошие бродят — Чё я в этой армии делаю? Это же ведь не уже просто - «Так, повезло, на халяву», а уже серьёзный стабильный доход.


Подхожу к ротному.


- Костя, тут такое дело, братва просит с ними занятие по «Бою в городе» провести.


- Да ???!!! Ты, ваще уже оборзел !!! Ты мне ещё план-конспект проведения занятия на подпись принеси!!! Инструктор хренов!!! Тебя Родина чему учила?! Братву натаскивать?!


- Не, ну а чо? Время-то можно выкроить.


- Ага! А на КПП табличку сменить на «Учебный центр «Пацанский»! Нет, бля! И так из-за тебя всей толпой по лезвию гуляем!


В общем. Не получилось у меня «штурмовую группу беспредельщиков» подготовить. А мысль была интересная.


После того, как бандосы третий раз на полигон приехали, я понял — Жизнь Удалась! Я даже парфюм себе дорогой купил, ну слабость у меня такая, после вшей на первой чеченской. «Мыльно - рыльные» себе обновил, как у принца Монако. В «Сугробе» мы уже, по ходу, жить стали. Даже мысли всякие глупые в голову лезть начали — «гражданку» себе купить штоли?


Через неделю, когда ротный проводил совещание (график несения службы, с дикими воплями, офицеры роты обсуждали), прибежал посыльный от дивизионных особистов. И сразу ко мне.


- Тащ, лейтенант, вас в особый отдел вызывают, срочно.


Занавес. Немая сцена - «К нам едет ревизор!». Ротный сбледнул с лица. Лёха собрался падать в обморок.


Прихожу в застенки. Встретили меня два наших гестаповца очень ласково. С добрыми улыбочками фельдфебеля расстрельной команды.


- Ну чо, Новиков, как оно? Как пизднес?


- Мне ваши беспочвенные намёки очень даже странны.


- Да в курсе мы уже всего. Нам просто интересно твою версию послушать.


Я на минуту задумался, потом отчаянно махнул рукой и с решительным видом сказал.


- Ладно! Записывайте! Сдам всех.! Значит так. Складские всю нормальную тушёнку на китайскую «Стену» поменяли. На паёк только её выдают. ГСМщики спирт на перевод техники на зимний период — зажали. Стопудово — сами выжрали. Вещевики такие «камки» хотели выдать, что на них шевроны МП пришивать — мужества не хватит. Расцветка - «Пленные Румыны». Что ни вечер - в батальоне дикие пьянки. Свою «пятёрку» по утрам - уже еле бегаю. Короче, товарищи особисты, принимайте меры! Служить так - у меня уже никаких сил нет!


Особисты выслушали меня с искренним сочувствием на лицах. Мы все хором с ними немного помолчали. Повздыхали. Потом старший из них (капитан) ласково меня спросил.


- Тебе чо, щас начать яйца в дверь пихать, штоли? Ты ж, падел, на полигоне криминальный учебный цент организовал. Ты действительно хочешь, чтобы ОМОН по городу на танках ездил?


- Ничо подобного! Ликвидирую, так сказать, пропасть во взаимопонимании между военными и шпаками. Прививаем патриотизм и чуйство сопричастности в деле обороны Родины, так сказать.


- В общем, так! Считай, что беседу мы с тобой провели. Края тебе указали. Дальше сам думай. Всё. Давай. Дуй отсюда.


Уже когда выходил, мне в спину.


- Ты про подоходный налог у барыг слышал? Такие дерзкие в пизднесе не живут!


Пришёл в роту. Пересказал ротному всю беседу, даже в лицах. Выводы он сделал правильные.


- Значит так. Кто нас сдал - уже не важно. У нормального особиста в каждой роте по паре стукачей должно быть — работа такая. Тему закрываем. Или потом у нас с тобой бригада пропишется, а деньги мимо пойдут. А когда спалимся, то никто нас прикрывать не будет. Из армии как пробки вылетим. Всё! Ты братве обещал чего?


- Да нет. Просто, «если есть возможность, маякну».


- Считай, больше у тебя её нет! Понял?


- Есть!


Вот так. А как хорошо всё начиналось. Да и младшие научные сотрудники расстроились.


В общем, не получалось у меня никогда, чтоб одновременно всё было — и деньги, и служба интересная. Нет, бывали, конечно, «моменты», но, к сожалению, ооочень эпизодически. Понятия эти, как я понял, несовместимые. Хотя, всё логично — если ты фанат профессии, то нафига тебе ещё и платить за получаемое тобой удовольствие.  Автор: Новиков.

Показать полностью
  •  
  • 402
  •  

ЗИП*.

«Наша армия непобедима лишь потому,


что она действует вопреки логике


и здравому смыслу»


(армейская мудрость).


Гулял я как-то с журналюгами по территории части. Ну как «гулял»? Меня полковой комиссар попросил сопроводить - показать, для репортажа. Перед этим выдрал! Как же без этого? Если подчинённого драть «после», то уже весь смысл процесса теряется. «Косяк уже упорот!». Так и сказал.


- Хоть Вы, лейтенант, и падел редкостный, но язык у Вас подвешен. Ты уж не подведи, поручик. Я на тебя надеюсь. Ролик они будут делать. Пропаганда службы по контракту и всё такое...


- Есть. Не волнуйтесь, тащ полковник, всё будет проведено на высоком художественном уровне.


- И я тебя очень прошу. Без фанатизма. Да и сам понимаешь, это ж гражданские. Тонкий душевный мир. Впечатлительность. Юмор ихний - дебильный.


- Так а что, из Красной Звезды никого? И разрешите поинтересоваться. А что меня-то Вы решили к этому привлечь?


- Про Красную Звезду - я вот тоже в растерянности. А про тебя, они просили кого‑нибудь из «боевых» с ними отправить. Тебе и карты в руки. Короче! Вперед! И без песни!


Погуляли мы с ними. Грамотно я им всё показал. Без всяких «изнанок» и «обратных сторон».


Ну и, конечно, не забыл про «романтику морских походов, ветер в стропах парашюта и солидную тяжесть пулемёта». Они аж расчувствовались. Но я всё-таки вовремя остановился, пока их дамы с себя бельё сдирать не начали. Всё, хватит, думаю, а то уже квадратные глаза за габариты лиц выходят. Только уже под конец на спортгородке не удержался.


Там как раз в это время разведбат развлекался. И решили они там рукопашкой заняться. Ну и проводят спарринги. Одна из молодых «акул пера» не удержалась.


- Ой. А что это они?


Вот что мне нужно было ответить? Праильно! Так и сказал.


- А это - два самца, морских пехотинца, бьются из-за самочки.


- А самочка где?


- Видимо, пошла попудрить носик.


На лице у неё сумбур и растерянность. Тут боец мой подбегает.


- Господин лейтенант, Вам в роту, срочно. Ротный с совещания пришёл, командиров подразделений собирали, Вас не нашли. Злой, как тигра уссурийская. Построение через пять минут.


Ну, ясно всё. Сегодня понедельник. А в субботу ночью НШ полка в караул попёрся с проверкой. Третий ДШВ нашей роты стоял. Этот нехороший человек что учудил? Никого не предупредил и пошёл в ночи, просто на посты, погулять - посмотреть со стороны, как службу тащат. А там - картина маслом. Постовые пытаются лист кровли с крыши продсклада снять. Вот такое у них понимание «охраны и обороны вверенного объекта». Видимо, хотели на складе сквозняк устроить, сгущёнку проветрить, мало ли - вдруг испортится. Караул снят. Заменён. Кровь рекой льётся. Благо я в патруле на выходные был.


Примчались с бойцом в роту. Рота стоит на центральном проходе. В канцелярии ротный беседует с офицерами. Из-за двери доносится вдумчивое чавканье и хруст разгрызаемых костей. Не, не пойду, меня туда не звали. Я лучше в строю со своими партизанами подожду окончание этого увлекательного процесса. Да и зачем мешать «приёму пиСЧи». Тем более что про мой взвод тоже есть, что вспомнить. Встаю в строй. Ну и перед этим поинтересовался у своего снайпера (мл. сержант Изя Розенфельд).


- Я дико извиняюсь. А шо ви тут стоите так печально и торжественно? Шо, кого-то таки хоронят?


На лице Изи нарисовалась вся скорбь богоизбранного народа.


- Ой, вей, господин лейтенант, ви таки думаете, шо до нас не доберутся?


- Изя, не делайте мне беременную голову. Или ви хочите мине сказать за то, шо ви уже успели за моё отсутствие таки совершить подвиг?


Я изобразил подозрительный прищур, а Изя состроил философское выражение лица.


Тут дверь ротной канцелярии открывается и выходит ротный. Вид у него ‑ председатель Нюрнгбергского международного военного трибунала. Короче, наслушался человек перед этим в штабе полка про ужасы военных преступлений.


Прошёл на середину строя. И начинает садиться. Но ни стула, ни табуретки сзади него нет! Ближайший к нему сержант среагировал мгновенно. Схватил рядом стоящую табуретку и подсунул под него в последний момент (очень старый прикол в морской пехоте).


- Тааак. Ну спасибо, товарищи матросы. Короче, если данный инцидент будет иметь для меня хоть какие-то последствия.... Всё. Начинайте суицидничать прямо сейчас. Я вам такую службу устрою, что вы этого не только в кино никогда не увидите, но даже в страшном сне вам этого не приснится. Это ж надо было додуматься! Хрен с ним, что залезть пытались! Я даже не вспоминаю про то, что пытались ограбить объект, вверенный под охрану и оборону! Но более дебильного решения этой простейшей задачки сложно было придумать. Третьему ДШВ — моё почтение. Заступаете снова в субботу. Вместе со мной командир ваш дублёром пойдёт. Я сам предложил. Будем вас в чуЙство приводить. Устав учить, до запятых. Отражение нападения на посты отрабатывать, с оборудованием капониров для боевой техники. С пожарами-наводнениями в караульном помещении бороться.


Ротный аж мечтательно глаза прикрыл.


- Ммммм...... Короче, продумывайте дизайн нагрудного знака «За караул с командиром 1-ой ДШР», с мечами и лавровыми листьями. Вам присвоят! Всем! Посмертно! Я обещаю!


Третий взвод хором всхлипнул.


- И ещё. Через месяц, точную дату до нас доведут, будет проводиться соревнование среди снайперов полка. То, что всем снайперам роты подготовиться соответствующим образом - даже намекать не буду. Все комары на стрельбище летают, пищат, но любить уже не могут. Ну а сейчас для разминки проведём занятие по теме «Порядок в расположении роты». ВСЁ, что есть в ротном помещении, выносим и расставляем на плацу! Буду проверять параллельность - перпендикулярность, порядок в тумбочках, аккуратность заправки кроватей через тридцать минут. Потом наигенеральнейшая уборка пустого ротного помещения. Время пошло.


Короче, подтянул ротный гаечки. Это, в принципе, не сложно. Если знаешь как. При грамотном подходе, бойцы за одни сутки как волки на луну выть начинают. И главное - «всё по уставу». Да и нужно это делать. Боец понять должен, что если офицер добрый, сытый и спокойный, то и у него служба как «сладкий сон». Про боевую подготовку не говорю — это святое. Имеем в виду «внутреннюю службу». Промежутки, так сказать, между стрельбищами, полигонами и занятиями.


На следующий день стрельбы.


После проверки боя, снайпера приносят мне свои КВМ (контрольно-выверочные мишени). А там... Налицо бурятско-сионисткий заговор! С целью дискредитации меня как командира взвода! Габариты кучности — писец. Нет, не так, ПИСЕЦ!!! Такое впечатление, что стреляли не из снайперской винтовки Драгунова, а из дробовика, картечью!


- Тааак... Это што?! Чо вы мне здесь суёте?! Только не говорите мне, что ЭТО - ваше! Давайте-ка сделаем так, что Я НИЧЕГО ЭТОГО НЕ ВИДЕЛ! Скажите мне, пожалуйста, что вы эти две бумажки просто нашли.


Бурятско-еврейская снайперская пара молчит, скромно потупившись. Через моё плечо заглядывает ротный.


- Обана! Чем стреляли? У нас же в роте ЭТОГО на вооружении нет? Правда, Новиков?


- Да я вот сам в растерянности, тащ командир.


- А что это у них за винтовки за спиной?


- Да с утра СВД были, а вот сейчас уже даже и не знаю.


- Мне что-нибудь тебе сказать на полшишечки?


- Спасибо, тащ командир. Не стоит. Щас урегулируем.


Начал я допрос с пристрастием. И что выяснилось. Эти два нехороших человека. Залезли в УСМ (ударно-спусковой механизм) своих винтовок с целью регулировки усилия на спуске. ОН НЕ РЕГУЛИРУЕТСЯ!!! Там пружины гнуть - отпускать надо! Вернее - ни в коем случае нельзя этого делать самому! Только в мастерской у артмастера! Ну и «отрегулировали», как положено - через жопу. Хотя везде написано, что ПОЛНАЯ разборка производится ТОЛЬКО в присутствии офицера. Пытались согнуть - выгнуть пружины, плюс ещё напильником там шоркали. Результат — налицо. Я, грешным делом, сначала на каналы их стволов подумал. Но потом вспомнил, что недавно проверял, с зеркальцем. Всё нормуль там у них было, без раковин и всякого другого непотребства. Винтовки были хоть и старые уже, но стволы не убитые, можно сказать — в идеальнейшем состоянии (не стреляли из них патронами всякими нехорошими, типа БЗТ.) Ну нет у меня других объяснений этого стрелкового ужаса. Может и не влияет это никак. Но ведь получается, что они при других характеристиках УСМ раньше стреляли. Вот и имеем, что имеем. Отстрелялся уже сам. Тот же тихий ужас. Стою думаю.


- Изя, вот что бы и с какой интонацией я бы Вам сказал, если бы мы в ЯпонЯх служили?


- Меня не ебёт !!!


- Вы чо орёте?! И что себе позволяете?!


- Нууу... Вы бы, господин лейтенант, это бы так и сказали.


- Какие Вы ужасы говорите. Я Вам сейчас травмы нанесу. И вообще, это скорее Вам замполит ответит. Он вас ещё в лицо всех не выучил. А я вас, геев, уже хорошо знаю и насквозь вижу. Даже по звукам пуканья в строю различаю.


- Когда это такое было?


- В общем так, слушайте меня сюда, Изя.


Подобен ситаре


Нефритовый стержень


В руках самурая.


- Ээээ.....


- Для покорёженных верхним гражданским образованием - поясняю. В умелых руках - и хуй балалайка. Занимайтесь!


Помучались они ещё. Результат тот же. Не, нам в училище полканы с огневой рассказывали, как можно это сделать, но делать ни в коем случае нельзя. Есть там приколы. Но сам-то я ни разу этого не делал. А проблему решать надо. Я им потом геноцид еврейско-бурятской нации устрою. Да короче, нуивонафиг! Менять всё надо. ЗИП нужен. Иначе ковыряться будем до святого пришествия. Хотя можно попробовать. Мне даже интересно стало. Ещё раз попробовал. Нет, не выйдет. Чувствуется, что там всё не то и всё не так.


Как в ППД прибежали, сидели с бойцами в курилке и думали «Чо делать?».


- Ну, накажу я вас потом, по любому, когда вопрос решим. СВДшки нам полностью не заменят. Да я и рапорт на замену писать не буду. У меня мужества не хватит. И ротный не подпишет. И правильно. Значит, нужен ЗИП. Вернее, все приблуды к УСМ. А ещё лучше весь УСМ в сборе. На складах должно всё быть. Да там чего только нет. Они и сами, по ходу, точно не знают, что в их «клондайке» найти можно. Но не дадут, по любому. Только за бартер. А у нас ничего интересного нет, что пить можно.


Мнения бойцов разделились примерно поровну. Грабёж и кража. Предлагались даже варианты - тупо бить матросов из РМО (рота материального обеспечения полка), пока те то что надо сами не принесут. Изя поведал, что его «зёма» из РМО (ну как же в РМО без них?) как раз таки на складах РАВ, у прапоров на подхвате, службу тащит. Ну не должен настоящий Российский прапорщик ничего тяжелее члена и стакана в руки брать. Вот бойцы за них ящики и ворочают. Когда на складах работа есть.


Отправил Изю на разведку в РМО. Он мне подробный план принёс. Что и где там у них лежит. С ЗИПами правда - проблема. Они уже там, по ходу, хапают всё на автомате и в кучу валят. Но разобраться можно. Только кто нас туда рыться пустит? Это же ведь СКЛАД. То есть гарантия сытой и беспечной жизни российского прапорщика. Кормилец, так сказать. А тут мы - на святое покушаться собираемся. Здесь без вариантов. Встанут грудью на защиту.


Думал долго. Решение нашёл простое и в тоже время оригинальное.


Как-то раз, при получении инвентаря в подвале казармы, бойцы обнаружили два запасных ствола от КПВТ. Убитые в хлам. Их, по ходу, когда-то давно как ломы пытались использовать. Только вот зачем? Но это уже теряется во мраке истории. Я, помню, номера их переписал и принёс к ротному. Подняли документацию в оружейке. Нет их. И никогда не было. Даже в природе. Короче, это мне всё померещилось. Ротный так и сказал.


- Отнеси туда где взял. Иначе устанем объяснительные писать. Что это и откуда. На роте они не числятся. Ну и нафига мне этот гемор?


Так и лежат они в подвале. Идея простая до изумления. Приносим их на склад РАВ, типа - сдавать. И пока ругаемся с прапорами по этому поводу, тихо «находим» зип. Только прапоров отвлечь надо будет, тоже придумали как.


На следующий день изгваздали эти два ствола в смеси грязи и солидола и понесли на склад. Аж впятером. По два человека на каждый ствол и я - старший. Не, ну а что, вдруг устанем по дороге? При подходе к складу решили запеть песню. Прапора очень не любят, когда к ним без предварительного звонка подкрадываются. Пели новую. Комиссару батальона она почему-то очень не понравилась.


- Я в бинокль ясно вииидееел


Стены дрееевнего кремляааа


Скоро будут наши каааскиии


На берёзовых крестаааах...


Заходим на склад. Там присутствуют два «матёрых борца с материальными ценностями». Наблюдаем картину «Обед у складских». На расстеленной газетке порезано сало и чёрный хлеб, стоит банка огурцов. И ВСЁ!!! Какой-то неполный натюрморт, правда?


- Шалом! Приятного аппетита, тащ прапорщики! Как служба? Вы тут, как я вижу, изо всех сил готовитесь мне патроны в окоп подтаскивать!


- Да не дай Бог! Если у тебя окоп и будет, то будет он в самой глубокой жопе! Мы про тебя здесь уже наслышаны! Ты нам зубы не заговаривай, поручик! Чё пришли? И отойди от двери на три метра, пожалуйста. А то у меня такое подозрение, что ты в прошлый раз к нам тоже не просто так забегал. Откуда у тебя новые бойки к гранатомётам появились? Ваш старшина проговорился. Ты недавно в роте у себя все менял.


- Гнусные инсинуации. Экономика должна быть экономной. Принимайте наследство.


Я с радостной улыбкой указал рукой на два грязнющих КПВТэшных ствола.


- Ага. Щас! Бумаги на них давай. Нам про них ничего никто не говорил.


- И что?


- Ты ваще, по ходу, уже обнаглел! В таком дерьме нам ещё ничего не приносили!


- Ничо не знаю! Это не наше! Трофеи, так сказать. Тока нашли. Ротный сказал вам отнести. Делать мне больше нефиг, как чужое железо обслуживать.


- Ну выкинь тогда. Нам-то они зачем?


- Понял. Офигеть! Я - правильный офицер, буду должностное преступление совершать?! Щас обратно отнесём и под окнами у особистов выкинем.


Складские РАВ ооочень не любили особистов. Это взаимное чувство у них уже годами. Но гестаповцев они боялись. А кто их не боится? Это ж не чечены — просто так не грохнешь.


- Ладно, ладно тебе. Сразу бы сказал.


- Ну так что? Куды несть?


- Ага, бля! Несть? Чистите сначала!


Прапора кинули нам ветошь и подвинули ведро с соляркой. Пока бойцы приводили в порядок эти убитые железяки, беседовал с прапорами «за жизнь», попутно добывая инфу по оружию - интересная картина складывается. Бойцы быстренько обслужили две эти железяки и понесли их за одним прапорщиком вглубь склада. Снайпера остались возле входа со мной и вторым «скупым рыцарем». Вдруг из глубин склада донёсся жуткий грохот и матерный рёв.


Второй прапор ломанулся на звук катастрофы. А снайперская пара быстро юркнула в соседний проход и через десять секунд вернулась с довольными мордами и полными «запазухами».


Минут через пять вернулись прапора - руководили работами по ликвидации последствий стихийного бедствия.


- Бля!!! Поручик!!! Не то про тебя рассказывают! Бойцы у тебя, как на подбор - талантливые рукожопы. Чуть ящиками меня не прибили. Идите уже отсюда, пожалуйста. Нам щас стресс снимать придётся.


- Как скажете. Успехов в работе. И это, вы тут не шибко расслабляйтесь. Мы уже с ротным вам заявочку составили. На днях забегу - забрать, перетереть.


- Ну да. Только через мой труп!


- Не вопрос!


Вот так мои снайпера и поимели себе СУПЕР ЗИП для СВД. Я когда увидел - тихо прибалдел. Я не знал раньше, что на наших складах можно из ЗИПа СВД собрать. Если ствол со ствольной коробкой старый есть. Там ВСЁ было. И в пакеты запаяно. А ведь придёшь и никогда у них, на складе РАВ, ничего нет.


Перебрали винтовки. Песня. Да и просто - выглядят даже, как новые.


Через месяц прошли соревнования. Вроде как неплохо. Оба в первой пятёрке. Но, всё равно!


Лично для меня - «НЕ АЙС»!!! Хотя, разведчик - это больше тактика, чем стрельба и всякие дрыгоножества и рукомашества. Мы ж не «мясо штурмовое». Но, сцуко, обидно, да?


А потом, уже перед Дагестаном, нам эти винтовки и заменили, на абсолютно новые.


* ЗИП - Запасные части, инструменты и принадлежности.  Автор: Новиков.

Показать полностью
  •  
  • 321
  •  

Женщинам разрешат водить поезда. Машинист объяснил, почему это плохо.

Летел на днях из Москвы в Крым и самолетом управляла женщина-командир. И вспомнил я новость о том, что скоро женщинам и поезда водить разрешат. Здорово, думаю. Но знакомый машинист не разделил мой оптимизм.


Я уже писал, что женщин-машинистов почти нет. Женщины успешно водят трамваи и троллейбусы, автомобили и городские автобусы, вертолеты и самолеты (в «Аэрофлоте» насчитывается уже пара десятков женщин-пилотов). А поезда им водить запрещено.


Дело все в действующем законодательстве. Профессия машиниста поезда входит в документ под названием «Перечень тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин», утвержденный в 2000 году.


Мне известно два исключения. В «Аэроэкспрессе» помощником машиниста работает Юлия Юрова, а в Центральной пригородной пассажирской компании – Елена Лысенко (она сейчас учится на машиниста).


Неужели железнодорожные компании нарушили закон, приняв этих двух женщин на работу, справедливо спросите вы. Нет! Дело все в том, что в перечне есть примечание, в котором написано, что работодатель вправе принять на работу женщину, обеспечив при этом безопасные условия труда. А в современных электропоездах класс опасности довольно низкий.


Меж тем наш автор, машинист Алексей Алексеев, напоминает, что в войну женщины и паровозы водили, но сейчас, замечает он, время невоенное и увидеть женщину-машиниста в кабине тепловоза ему было бы неловко. По словам Алексея, в локомотиве нет даже туалета, а в комнатах, где ночуют машинисты, нет никакого разделения на мужскую и женскую часть. Кроме того, работа машиниста тепловоза, в отличие от машиниста электрички или вагоновожатого в трамвае, иногда предполагает применение тяжелого физического труда.


«Если в сталинские военные и послевоенные времена труд женщин на паровозе был обыденным явлением, поскольку мужики гибли на фронте и их катастрофически не хватало, то в наши дни переход женщин на локомотив – это будет сигнал о нашем крайне низком социальном уровне нашей жизни. Показателем, так сказать, обнищания населения. В мирное время отправить женщин, по сути, наш генофонд страны, на локомотив. Работу, связанную со многими вредными и опасными факторами», – говорит Алексей Алексеев.


Он также напомнил, что часто работа на локомотивах может быть связана с травмами, поэтому, по мнению действующего машиниста тепловоза, брать женщин на такую работу негуманно.


После нашей предыдущей публикации о женщинах-машинистах в комментариях развернулась бурная дискуссия. Преобладали два мнения. Одно – что женщинам не место в кабине локомотива, потому что это вредно, опасно и некомфортно для мужчин. Другое – что женщинам нужно дать равные права, а затем уже судить по результату. Если конкретная женщина-машинист не будет справляться – уволить, если все хорошо, то пусть работает.


Минтруд обещал принять новый перечень запрещенных для женщин профессий уже этой весной. В ведомстве говорят, что он будет формироваться принципиально иным способом. Список будет включать в себя вещества, которые негативно влияют на репродуктивную способность женщин, и с которыми женщинам будет запрещено контактировать на производстве. Исходя из этого списка работодатель сможет принимать решение и ограничивать прием женщин на работу. Источник - https://zen.yandex.ru/1520

Показать полностью
  •  
  • 98
  •  

Оборотень.

Летом, после окончания первого курса, я с парой друзей поехал в село, к нашему общему приятелю, родители которого купили там здоровенный дом, но сами, почему-то в нём не жили, регулярно, однако, ссылая туда своё ненаглядное чадо, присматривать за новоприобретённой недвижимостью. Приятель наш натурально прозябал там с конца мая, дичал, терял навыки письма и речи, обрастал густой шерстью и был несказанно рад любым гостям из большого мира.


А нам, не то что бы вот очень хотелось вкусить прелестей сельского неспешного бытия, и полные студёных рос ковыльные степи, нехотя просыпающиеся под одуряюще звенящим невидимыми птицами летним восходом нас особо не манили. Нет.


Не сильно влекла нас и перспектива всласть напиться парного молока, надышаться девственным кислородом и посидеть с удочкой на тенистом берегу, степенно таская тугих окуньков и осклизлых ершей. Ягодная роскошь лесов и чинный уклад размеренной жизни — это всё не то. В семнадцать лет всего этого ещё не ценишь и не ищешь.


Цель была проста и понятна — максимально отдалиться от пристального взора родителей, которые пусть и не столь рьяно, как в школьные годы, но всё же ещё выполняли воспитательные функции, и там, в благодатной глуши, самозабвенно придаваться беспробудному юношескому веселью, выражающемуся, как правило, в обильном пьянстве, фривольном общении с молодыми крестьянками и удалом схождении в кулачном бою с их суровыми односельчанами.


Мы ехали тусить. Мы ехали за приключениями. Нас ждал пустой, огромный дом, абсолютная свобода и полная неизвестность. Чего ещё желать?


Молодость непрактична и нерасчётлива. Увы! Всё, что было привезено нами из города, было выпито, выкурено и съедено за первые пару дней как нами, так и нашими новыми друзьями-подругами, по-детски жадными до всего неизведанного, непривычного и бесплатного.


Так что мы безальтернативно были вынуждены перейти на подножный корм, а именно — на провиант местный, весьма аскетично представленный в единственном сельмаге.


Имелись там, и были крайне популярны среди местных донов и сеньорит сигареты «Прима» и «Астра». Присутствовал так же совсем уже невозможный «Памир», блёклый «Полёт» и конечно же «Беломор» Одесской табачной фабрики, кажется.


С фильтром были только сигареты с оригинальным названием «Фильтр», курить которые было крайне затруднительно и, вероятнее всего, грешно, и залётный гость из только что рухнувшего соцлагеря — неповторимые «Родопи», которые аборигены неизменно называли «вкусные» и «блатные», но покупали неохотно, сетуя на дороговизну и слабую забористость.


В жизни не курил я столько «Родопи», как в ту неделю. Вообще начало моего курения практически совпало с массовым проникновением зарубежного табачного разнообразия на развалины союза, и я, как следствие, был избалован «Кэмэлом», «Мальборо» и прочими «Житанами» с «Данхилами».


Но после «Полёта», который мы обнаружили на печке у нашего приятеля и который мы курили потом полдня, поскольку именно столько не было продавщицы, неизвестно куда удалявшейся с рабочего места, «Родопи» были поистине ангельским благословением.


Водки там были тоже — под стать сигаретам, страшные, угрюмые, в тёмнозелёных бутылках, с криво приклеенными этикетками. И это всё немного притормозило наш бессистемный разгул и перевело его в режим более созерцательный и философский, исполненный тягучих дум и взвешенных поступков.


Мы оставили легкомыслие, и более уже не обещали разгорячённым дискотекой девам вечной любви за сельским клубом, и не мерились там же в удали с местными мотоциклистами.


С достоинством и как бы нехотя мы, мерно потягивая тёплую, июльскую водку из железных кружек безрадостно и истово тянули столь уместную теперь «Гражданскую оборону» под расстроенную гитару, и чёрная, жуткая степная бездна вторила нам несчётной ратью сверчков, а местный фрик Вася-Сопля, одетый в умопомрачительной ширины и ветхости брюки-клёш и белую рубашку с невероятно большим воротником, и весь как бы на секундочку выскочивший из семьдесят пятого года, внимательно слушал причудливое повествование, периодически угрюмо сплёвывая через выбитый кем-то передний зуб и, как бы соглашаясь и одобряя, кивал кудлатой головой.


И вот в один из таких вечеров мы, накупавшись и напрыгавшись с тарзанки, шли с дальнего пруда домой и были те самые, бесконечные летние сумерки, когда весь мир — смесь розового и фиолетового, а у неба нет дна, и тонкие щупальца призрачной, всё никак не наступающей ночной прохлады нежно касаются обгорелой кожи, а поздние птицы со свистом прошивают воздух, и где-то далеко-далеко работает мотоцикл и играет радио.


Мы курили «Приму». Ибо запас «Родопи» в селе был скуден и истощился практически мгновенно, мы неспешно перекидывали друг-другу бутылку излишне ароматного, и приторно тёплого самогона, пить который совершенно не хотелось, но каждый понимал, что не пустого развлечения ради вкушается это, а исключительно сурового постижения сути всего сущего для.


Мы шли молча и вселенная была с нами, и мы были вселенной.


И тут мы заметили собаку. Она шла параллельно нам и всё время не отводила от нас взгляда. Никто не заметил, когда она появилась, но все почувствовали её внимание и не сговариваясь стали смотреть на неё. Собака была некрасивая, худая, грязно серая с чёрными подпалинами вокруг глаз, и остро точащими ушами.


Несколько раз мы останавливались. Собака останавливалась тоже. Несколько раз мы пытались подойти к ней — и собака, с глухим рычанием отходила, сохраняя дистанцию.


Стоило же нам продолжить путь, как она возникала из густеющей синевы и снова начинала сопровождать нас.


И как-то незаметно вдруг, в и без того не особо шумном мире наступила кромешная, оглушающая тишина. Мы как во сне шли по короткой, выгоревшей траве, и собака неотрывно глядя на нас бежала поодаль.


Совершенно иррационально стало жутковато и тошно, потом каждый признал это, и неизвестно откуда ветерок принёс призрачный, сладковатый запах падали. Звенел бесшумный воздух и, казалось, мы идём так уже не одну сотню лет. Дышать стало трудно, ноги наливались невыносимой тяжестью и глаза предательски начинали слипаться и слезиться.


Потом на нашем пути внезапно возник небольшой стог сена, вставший на какой то миг между нами и собакой. Она скрылась за стогом и больше не появлялась из-за него.


И словно лопнув, исчез пузырь вязкой тишины, в котором мы шли, как в гипнозе. Спало оцепенение и разом хлынули из ниоткуда привычные сельские шумы — густо мычали вдалеке коровы, мерно урчал трактор, где-то сипло гудели колонки с отборным техно.


Не сговариваясь мы подошли, заглянули за стог и с удивлением увидели за ним хмурого, тощего мужика, который просто стоял там.


Собаки с ним не было. Не было её и вообще где либо. Вокруг была бескрайняя степь и никаких собак в ней не наблюдалось. Убежать так далеко, чтобы скрыться из виду за столь короткое время она тоже не смогла бы.


Мужик, худой, в видавшей вида штормовке, надетой на голое тело, злобно зыркнул на нас и поинтересовался, чего нам тут надо. Мы растерянно ответили, что ничего, и пошли дальше и какое-то очень нехорошее ощущение повисло в воздухе над нами и не отпускало до самого дома.


А ближе к ночи поднялся ветер, внезапно испортилась погода и пошёл шквалистый ливень. Где-то, в всполохах молний жутко выла чья-то собака. Приятель наш, сидя на кухне, не без удовольствия травил нам местный хоррор-фольклор про оборотней, домовых, старух, зазнающихся с нечистой силой и покойного деда Степана, которого, вот те крест, после похорон теперь многие на селе видят по ночам. Мол, дескать, встанешь среди ночи водицы испить, глядь, а он синий, трупный, к окну с улицы привалился и смотри глазищами красными, и улыбается нехорошо, и манит пальцем молча. Вроде как подь сюды, касатик, дам чего! А у самого из пасти что-то чёрное так и течёт по бороде!


В сенях протекающая крыша мерно капала в эмалированный таз, с сухим треском раз за разом разламывал гром невидимую небесную твердь, а мы слушали истории, кисло кривились в ухмылочках, потягивали чай, ибо спиртное почему-то не лезло и каждый, слушая стоны ветра в печной трубе, думал о своём, невольно время от времени косясь на чёрный провал окна, как бы ожидая в нём что-то увидеть.


А где-то в ночи, по пришибленной ливнем степи бежал серый, остроухий оборотень с чёрными пятнами вокруг злых глаз.


© soba4ki

Показать полностью
  •  
  • 159
  •  

Сделка

в

Варвара пила кофе, когда по средине кухни возник столб огня, из которого, с лицом приглашенной звезды, вышел Сатана.
Огонь исчез. Варвара вопросительно подняла бровь, Сатана был разочарован произведенным впечатлением, но виду не подал.
- Знаешь ли ты, смертная, какое счастье выпало тебе?
- Просветишь? Голос Варвары был холоден и спокоен, шутка ли, 10 лет отработать урологом в городской поликлинике, да у нее каждый третий пациент так в кабинет вламывается.
Дьявол закашлялся от возмущения, угораздило же, надо было кого-нибудь повпечатлительее найти.
- Я выбрал тебя из тысячи счастливцев и счастливиц, с кем готов заключить договор.
- В обмен на душу, конечно же? Спросила Варя, отхлебывая кофе.
- Вот, знаешь, даже обидны такие стереотипы. Сатана принял максимально обиженный вид, ну на сколько позволяла его рогатая рожа.
Тут удивилась даже Варя.
- А на что тогда?
- Нет, ну вообще-то на душу...
- Что ты тогда мне голову морочишь?! Рассердилась женщина.
- Ну ты даже не дослушала, да, на душу, зато любое твое желание, любооое, Варя. Хочешь кошелек, в котором никогда не кончаются деньги? Способность испепелять взглядом, читать мысли, высыпаться за 1.5 часа?
- Не хочу, пшел вон, скотина рогатая.
Сатана хрюкнул от негодования, первой мыслью было сгинуть, пока его самолюбие тут окончательно не растоптали, но план по договорам в этом квартале катастрофически не выполнялся, так что пришлось забыть гордость и включить представителя " Орифлейм". Придав голосу максимальную вкрадчивость и приятную хрипотцу он спросил, глядя прямо в глаза Варваре.
- Ну неужели у тебя нет заветных желаний, исполнение которых неподвластно смертным? Вечная молодость, например?
- Конечно есть; лекарство от всех болезней, чтобы не было войн и голода, чтобы младенцев не выбрасывали в мусорки. Вот только, знаешь, я не готова стать тем, кто пожертвует своей душой во имя всего человечества, до меня таких тоже, судя по всему, не нашлось. Так что повторюсь, катись от сюда, пока меж рогов не заехала!
Сатана уже было подумал, что лучше и правда уйти, как, вдруг, пристально посмотрел на женщину.
- А ребенок, Варя, ты хочешь ребенка?
Варвара побледнела. Перед глазами замелькали кадры из последних 10 лет, как отчаяно они с мужем пытаются завести ребенка. Пожимающие плечами врачи, которые не понимают, почему у здоровой, во всех отношениях, пары не получается зачать, четыре неудачные попытки ЭКО, жесточайшая депрессия и попытка суицида, после которой муж сказал "хватит", нет, значит не надо. Они смирились и даже научились быть счастливыми, без, некогда такого желанного, ребенка. Вот только Варя так и не научилась не заглядывать в проезжающие мимо коляски, или не притормаживать у витрин с детской одеждой. Тайком от мужа она вязала пинетки, 50 штук пинеток, тщательно завернутые в старое полотенце и спрятанные на верхней полке гардеробной.
Нет, Варя не смирилась. А сейчас, сейчас это стало так близко, так реально, что какую цену придется заплатить, за-то, чтобы эти пинетки не сгнили от времени, Варе было не важно.
Дьявол довольно улыбнулся, в этой битве он победил.
Щеки женщины залил лихорадочный румянец, тем не менее она попыталась сохранить прежний, незаинтересованный вид.
- Погоди, а разве рождением детей занимается ваше ведомство, мне казалось, что это не твоя специализация?
- Ну у нас, конечно, поделены сферы влияния и все такое, но кое что мы умеем одинаково хорошо.
- Ок, а когда я, голос Вари пропал от волнения, и она почти прошептала, забеременнею?
- Ну, милая, как только возляжешь с мужем, тут, уж прости, другими методами не владею, я тебе не бородатый со своим непорочным зачатием, хотя что-то мне подсказывает, что и тогда старый мудак приврал.
- Чтож, голос Вари стал стальным, слушай сюда, договор теряет свою силу, если я потеряю ребенка!
- О, что ты, никаких подвохов, твой ребенок проживет долгую и счастливую жизнь, а обо мне ты не вспомнишь, до скончания своих земных дней.
- И ты, богомерзкий, никак не будешь способствовать, чтобы эти мои дни скончались быстрее!
- Да за кого ты меня принимаешь?! Взвизгнул дьявол. И вообще, хватит обзываться, я ведь и передумать могу. Ну, что, подписываем?
- Подписываем, ответила Варя, после секундного замешательства.
Сатана достал сверток плотного, пожелтевшего пергамента, на котором вязью был написан договор и...медицинский ланцет.
- Ну что?! Вскликнул он, в ответ на поднятые Варварины брови, дешево и стерильно, между прочим, могла бы, как врач, и оценить.
Варвара поставила подпись, а точнее кровавый отпечаток и Сатана, подмигнув, растворился в воздухе, вместе с договором.
Варя не знала, что уже 4 недели, как ждет ребенка.

Показать полностью
  •  
  • 42
  •  

Президент, съевший казну государства.

1979 год, в джунглях Центральной Африки военные нашли обезумевшего старика, жующего купюры. Им оказался не кто иной, как Франсиско Масиас Нгема Ндонг — бывший президент Экваториальной Гвинеи, жестокий диктатор и самодур.


За каких-то 11 лет Нгема Ндонг умудрился развалить вполне развитую страну и погрузить её во тьму. Чем же отличился президент, что его ненавидел абсолютно каждый житель государства?


Безграмотный прогульщик рвётся к власти


Франсиско Масиас Нгема появился на свет в 1924 году в Испанской Гвинее. Его семья была не особенно богата, но достаточно известна. Папа будущего президента и его родственники были мелкими чиновниками в администрации своего родного городка.

Они поддерживали колониальную власть испанского правительства и получали за это некоторые привилегии. В частности, маленького Нгему Ндонга отправили в католическую школу. В первом классе учителя месяцами не видели мальчика, а потом он и вовсе перестал ходить на занятия. Ндонг не умел писать, лишь ставить свою подпись, а читал и вовсе по слогам. Но это не помешало ему быстро продвинуться по карьерной лестнице в правительстве. Франсиско Масиас Нгема открыто выказывал свою лояльность к испанским властям, называя их режим единственно правильным.


Видя такое отношение, местные управленцы разрешили ему попытаться сдать экзамен на должность государственного служащего. Удалось это Ндонгу лишь с четвёртой попытки. И то не без подсказок присутствующих на экзамене испанских чиновников. Так в 36 лет Ндонг стал мэром своего родного города. А уже через год он являлся членом колониального парламента. В 1968 Ндонга назначили на пост главы Ассамблеи. Осенью того же года Экваториальная Гвинея перестала быть испанской колонией. Безграмотный чиновник стал главой нового государства. Тут же перед Ндонгом встала задача формирования нового правительства и проведения президентских выборов. Испания, сохранившая за собой многочисленные плантации кофе и какао, не переживала об их дальнейшей судьбе.


Правительству казалось, что у них в руках послушная марионетка, ведь Ндонг не прекращал сотрудничать с Испанией. Но это спокойствие было ложным. Едва оказавшись у руля, Нгема Ндонг принялся перекраивать страну под себя.


Сумасшедший диктатор Ндонг


Первым указом президента Экваториальной Гвинеи было объявление всех испанцев врагами народа. Ндонг назвал их наглыми захватчиками, которым нужно отплатить за все годы, когда страна была колонией Испании. Внявшая речам президента молодёжь отправилась по домам испанцев, вытаскивала людей на улицу и избивала. Некоторых и вовсе казнили без суда и следствия.


Практически все семь тысяч испанцев, проживающих в стране, в страхе бежали. При этом они оставляли имущество, в том числе и богатые плантации. Власти Испании пытались защитить своих подданных, но не преуспели. Любой человек, попытавшийся помочь испанцу в Экваториальной Гвинее, тут же приговаривался к смерти. Особенно сильно это касалось чиновников.


Глава министерства иностранных дел Мийоне попытался достучаться до президента и уговорить его не убивать испанцев. За что и был избит до смерти охраной Ндонга.


Чуть больше повезло министру сельского хозяйства, активно помогавшему прибрать к рукам испанские плантации. Но везло ему ровно до того момента, пока сумасшедший диктатор не решил, что тот помогает испанцам. В одночасье мужчина пропал. Убили и министра образования, попытавшегося было предотвратить повсеместное закрытие школ.


В общем, занимать пост министра в Экваториальной Гвинее в то время было подобно смерти в буквальном смысле. Впрочем, Нгема Ндонг в министрах и не нуждался. Ну, по крайней мере, он так считал. Некоторое время посты министров занимали многочисленные родственники президента Экваториальной Гвинеи. Но и их казнили за малейшую провинность или просто косой взгляд.


В 1973 была издана новая конституция, объявлявшая Нгему Ндонга пожизненным президентом. Согласно ей, Франсиско Масиас обладал неограниченными полномочиями во многих областях. А так как на многие должности так и не были назначены министры, Ндонгу «пришлось» занять их места. Так он оказался министром народного строительства, министром вооружённых сил и спецслужб.


А ещё Ндонг один занял треть мест в парламенте. Казалось бы, при такой куче обязанностей Франсиско Масиас Нгема должен был быть чрезвычайно занят. Но это было не так. Ему было глубоко плевать на политику. Находясь на посту главы государства, он лишь исполнял собственные капризы и прихоти.


Запреты и произвол президента Экваториальной Гвинеи


Все декреты, изданные Нгемой Ндонгом, тут же становились законами. Своими указами президент мог арестовать любого человека и приговорить его к казни. Аресты, кстати, были бессрочными и проводились безо всякого суда, что неудивительно. В стране существовал лишь один суд, и его, разумеется, возглавлял Ндонг.


Возглавил он и единственный банк страны, в котором хранилась казна государства. Впрочем, хранилась она там недолго. Франсиско Масисас Нгема решил, что у него деньги будут в большей сохранности и перевёз весь золотовалютный резерв в свой дом. Пополнял казну государства президент одним нетривиальным способом. Он брал в заложники зарубежных послов и туристов и требовал выкуп.


Кроме того, Ндонг решил, что он теперь стал богом для своих подданных и запретил в стране христианство. Вместо распятий и икон в католических церквях теперь висели портреты Нгемы Ндонга. Прихожане должны были молиться за его здоровье, а священнослужители — читать проповеди о нём. В сохранившихся воскресных школах детей учили не Слову Божьему, а только лозунгам во славу правителя. Обычные же общеобразовательные школы перестали существовать. Так же как институты и техникумы. Среднее и высшее образование находилось под строжайшим запретом.


В стране не осталось ни одной библиотеки и ни одного театра. Даже пары очков было не сыскать — Ндонг запретил их ношение. Само слово «интеллект» тоже оказалось под табу — ни произносить, ни печатать его было нельзя. А печатать, к слову, было нечего и негде. Все типографии, кроме одной, выпускавшей правительственную газету, были закрыты. Вдоволь поглумившись над людьми, Ндонг решил ещё больше ухудшить жизнь в Экваториальной Гвинее, население которой, кстати, за несколько лет уменьшилось втрое. Президент Ндонг сам устанавливал цены на все продукты. Причём делал он это так: в один день буханка хлеба стоила копейки, в другой — как неплохой дом.


А после Ндонг захотел контролировать и энергетику страны. Поводом для этого стало обращение директора одной из электростанций с просьбой о помощи. На станции не хватало рук и оборудования. Нгема Ндонг решил проблему радикально — директора утопил, а все электростанции отключил. Экваториальная Гвинея оказалась во тьме. К тому же, по всей стране не работала канализация и водопроводы. За несколько лет страна сильно сдала назад и оказалась чуть ли не в каменном веке. Но сумасшедший диктатор упрямо продолжал гнуть свою линию. Вплоть до 1979 года.


Спасительный военный переворот


Когда Нгема Ндонг только пришёл к власти, многим стало понятно, что у него не всё в порядке с головой. Но помогать диктатору никто не спешил, да и некому было. Почти все доктора были расстреляны или изгнаны из страны. А между тем болезнь президента Экваториальной Гвинеи всё прогрессировала. Он неделями не выходил за пределы своей комнаты, не общаясь ни с одной из трёх своих жён. Вечерами Ндонг разговаривал с убитыми им же чиновниками и министрами, не обращая внимания на недоумевающих охранников. Они, кстати, сыграли не последнюю роль в случившемся в 1979 году перевороте.


Согласно указу Франсиско Масиаса Ндонга, заработная плата в стране выплачивалась только армии, полиции и его охранникам. Однако в какой-то момент деньги начислять перестали. Тогда солдаты гвардии явились в резиденцию Ндонга, чтобы поинтересоваться, где, собственно, их деньги. Нгема Ндонг не отступил от своих привычек — солдат расстреляли.


Это стало последней каплей для Теодоро Нгема Мбасого — племянника президента и главы Нацгвардии. За короткое время тот сумел организовать переворот, и гвардейцы захватили дом Ндонга. Охранники диктатора спасать своего бывшего начальника не стали. Но он сумел каким-то образом скрыться в джунглях, прихватив с собой несколько чемоданов, в которых хранились все деньги страны. Две недели Нгема Ндонг скрывался в джунглях, пока его не нашли. А когда нашли — ахнули. Ни единой купюры у Ндонга не было, за это время он все их просто-напросто съел! Пожирателя денег арестовали и тут же отправили под суд.


По его решению 29 сентября 1979 года сумасшедшего диктатора расстреляли. Причём сделали это не гвинейские солдаты, а специально нанятые марокканцы. Все местные жители, и солдаты в том числе, были уверены, что Франсиско Масиас Нгема Ндонг был великим колдуном и может проклясть кого угодно. После расстрела диктатора к власти пришёл его племянник Теодоро Нгема, отменивший все законы своего дяди и правящий страной до сих пор.


(С) Фактрум

Показать полностью
  •  
  • 946
  •  

Пассажирка пьяного виновника ДТП требует денег с потерявшего жену саратовца.

UPD: решение областного суда: https://oblsud--sar.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&s...


Верховный суд РФ заинтересовался делом жителя Саратовской области Сергея Копытина, потерявшего в аварии жену и вынужденного выплачивать компенсацию пассажирке виновника ДТП.


Запутанную историю об аварии, которая произошла еще 31 августа 2014 года, рассказало РИА Новости.


Сергей Копытин и его жена возвращались на "Ладе Калине" из Пензы, где учился их сын. Навстречу им несся "Volkswagen Passat". Когда расстояние между машинами составляло всего около 40-60 метров, иномарка неожиданно выехала на встречную полосу, зацепила обочину и протаранила правую переднюю часть "Калины".


В результате ДТП Елена Копытина скончалась от травм на месте, ее муж был ранен. Пассажирка виновника аварии Юлия Коннова стала инвалидом первой группы.


Сам же водитель иномарки Сергей Пяточкин получил небольшие повреждения. Медосвидетельствование показало, что в его крови содержалось 2,2 промилле алкоголя.


В 2016 году Пензенский районный суд признал Пяточкина виновным и приговорил к пяти годам колонии-поселения с лишением права управлять транспортным средством на два года и 10 месяцев.


В ходе судебных разбирательств старшая дочь погибшей Копытиной подала иск к Пяточкину на 1 млн рублей. Аналогичный требования заявила и оказавшаяся в инвалидной коляске Коннова.


Однако суд удовлетворил иск потерпевших частично, назначив дочери Копытиной 500 тысяч, а пассажирке Volkswagen — 300 тысяч рублей. Пяточкин безуспешно пытался обжаловать приговор в Пензенском областном суде. Тем не менее выплачивать компенсацию он не стал, в колонии работать виновник аварии отказывается.


Тогда пассажирка иномарки решила взыскать деньги с вдовца и подала на Сергея Копытина в суд как на участника ДТП. В апреле прошлого года Ртищевский районный суд отказал ей в удовлетворении иска. Однако женщина на этом не остановилась и подала апелляцию в Саратовский областной суд. В июле 2018 года облсуд постановил взыскать с вдовца 300 тысяч.


"Коннова в тот день распивала вместе с Пяточкиным. Зная, что он пьяный, села в машину, чтобы продолжить веселье в Пензе. Она — соучастница убийства моей жены. А теперь я оплачиваю ей смерть Елены. Представьте, каково это с моральной точки зрения.


Сначала я попросил у суда отсрочку, чтобы доучить сына. Мне отказали. Из зарплаты вычитали половину в счет выплат. Через суд добился снижения "дани" до 30% от заработка. Я электрик, получаю около 25 тысяч рублей. Вот и посчитайте. Говорил с Конновой, пытался взывать к ее совести, но она лишь ответила, что хочет получить деньги с меня, а не с Пяточкина", — цитирует "РИА Новости" слова вдовца.


Житель Саратовской области подал кассационную жалобу в Верховный суд, материалы находятся на рассмотрении.  http://www.vzsar.ru/news/2019/03/16/passajirka-pyanogo-vinov...  https://russian.rt.com/russia/article/571955-dtp-saratov-sme...

Показать полностью
  •  
  • 7274
  •  

Что там, в подвале?

– Что делать, что делать… Слесаря вызывайте!


– Так воскресенье же сегодня.


– Значит, в аварийку звоните. Если ваш слесарь не готов в выходной день на объект приехать.


Председатель правления ТСЖ чертыхнулся, достал мобильный телефон. Гудки тянулись долго, на том конце не желали брать трубку. Наконец щелкнуло, заспанный голос ответил: “Алло?”.


– Иван Федорыч, это Всеславский. Да, с Обводного. У нас тут ЧП, трубу прорвало в подвале. Сможешь подъехать? Или мне в аварийку звонить?


Иван Федорович поворчал, но согласился. Смущал его отнюдь не выходной день, не сверхурочная работа, а сам дом. Припарковав старенькую “Ладу”, он поздоровался с председателем, направился ко входу в подвальные помещения.


– У вас там сам черт ногу сломит. К некоторым узлам и не подберешься. И кто так строит…


– Ну, вы же знаете, – оправдывался Всеславский, – Вояки не достроили, сбросили с баланса. А что у них там было запроектировано – кто теперь скажет?


Они спустились вниз, включили освещение. Где-то из глубины подвала доносился шум воды. Предусмотрительно надевший сапоги слесарь посмотрел на туфли председателя. Вздохнул.


– Стойте здесь. Я сам…


Прорыв в доме случался не впервые. Несмотря на новые, не изношенные еще коммуникации, поломки происходили с завидным постоянством. Иван шел на шум, под ногами уже хлюпало.


– Ну да, конечно.


Он остановился. Водовод прорвало в том же месте, где на прошлой неделе слетел болт на батарее отопления. Вроде узлы разные, но располагались в одном закутке.


– Заколдованное это место, что ли?


Поставил на бетонный выступ сумку с ключами, разложил все, что может понадобиться для ремонта. Место действительно было странным. Совершенно непонятно, зачем создавать закрытый со всех сторон тупик из толстых металлических стен и проводить через него главные магистрали. Каждый раз, когда Иван здесь работал, ему казалось, что в тупике слышно что-то еще, кроме шума воды в трубах. Гул или вибрация какая-то… Но он старался не обращать внимания. Шумит иногда и в ушах – возраст, давление, ничего не попишешь.


Наложил хомут, остановив поток. Вроде и не сильный прорыв, а воды натекло порядочно. Придется насос включать, откачивать. Он собрал инструменты, снял перчатки. Крякнул, поднимая тяжелую сумку, направился к подсобке, где находился насос.


Позади что-то звякнуло. Иван оглянулся, остановившись. Ему показалось на мгновение, что он видит, как гаечный ключ, появившийся из ниоткуда, повисший в воздухе, сам собою подкручивает болт, скрепляющий хомут. Слесарь зажмурился. “Вчера не пил. С утра тем более”. Открыл глаза – никакого ключа нет. Иван Федорович тряхнул головой, прогоняя наваждение.


Снова в этот же дом его вызвали через неделю. На все вопросы – как такое может быть, что новые трубы и соединения выходят из строя – председатель Всеславский только разводил руками. Иван сделал свою работу, нисколько не удивившись, что поломка опять случилась в знакомом тупике. Обошел его два раза, посидел напротив, хмуро наблюдая. Встал, похлопал рукой по трубам.


– Ну что, будем еще ломаться?


Никто ему не ответил и слесарь, забрав сумку, снова покинул таинственный подвал.


Он вернулся в тот же вечер, вспомнив, что хотел позаимствовать в подсобке Всеславского новый перфоратор. Договорившись с председателем по телефону, Иван Федорович спустился вниз, нашел нужную ему вещь и собрался уже было уходить. Но решил на всякий случай проверить – все ли в порядке с коммуникациями? Где проверять, он прекрасно понимал.


Железные стены, странный гул. Трубы в порядке, никаких протечек. Вот только… Внутри тупика, на дальней стене, почти закрытой магистральными трубопроводами, было что-то непонятное. Он подошел ближе. Металл, покрытый несколько лет назад черной краской, словно подсвечивался изнутри. Свет был бледный, едва различимый, и казалось, что он пульсирует. Через мгновение Ивану почудилось, что там, внутри стены, он различает движение. Слесарь отшатнулся. Мутная тень, видимая будто через матовое стекло, приблизилась с той стороны. “С какой еще той стороны?”. Он обошел тупик – позади стены ничего не было, ни света, ни движения. Вернулся на свое место, и… Увидел, как тень превратилась в очертания фигуры, схожей с человеческой, рука ее потянулась в сторону Ивана Федоровича, обрела четкость и появилась в нашем, реальном мире, сжимая разводной ключ. Скрипнул хомут, который таинственное нечто принялось откручивать. И тут уж Иван не стерпел! Бросился вперед, схватил руку всей пятерней, стараясь отобрать инструмент.


– Что ж ты делаешь, гад?!


Послышался сдавленный крик, рука вырвалась, скрылась внутри металлической стены, продолжающей слабо светиться и пульсировать.


Ошарашенный слесарь вытер пот со лба, постарался успокоиться, перевести дыхание. Лучше всего было бы убраться подальше, может даже сходить к врачу. Не исключено, что к психиатру. Но признаваться кому бы то ни было в том, что у него крыша поехала, Иван Федорович не хотел. Работа ему нужна, два кредита не погашены, так что спускаться в подвал еще придется. Значит… Надо самому выяснить, в чем дело.


Он снова подошел к шершавой металлической поверхности, поднял руку. Коснуться стены было страшно, но он пересилил себя, потянулся вперед, коснулся пальцами. Они не встретили никакого сопротивления, погрузившись в металл, словно в теплую воду. Иван Федорович помедлил, потом просунул руку еще дальше. Ничего, будто в пустоту толкнул. И тогда он решился: наклонился к стене еще ближе, почти касаясь ее носом, нырнул на ту сторону всей головой!


Сначала ему показалось, что вокруг лишь темнота. Но потом он разглядел очертания такого же подвала, как и тот, в котором оставалась большая часть его туловища. Впрочем, тот, да не тот. Он обратил внимание, что стены, трубы – все, что находилось в поле его зрения, было зеркальным отражением подвального помещения, оставшегося позади. “Ну дела!”.


И тут Иван Федорович заметил того самого, который, видимо, и протягивал руку с разводным ключом. Человек стоял к нему спиной, слегка нагнувшись над чем-то. Кажется, он быстро собирал во что-то слесарные инструменты. В сумку, что ли? Человек, почувствовав спиной его взгляд, обернулся.


– Ну дела! – повторил Иван уже вслух.


Человек ответил так же, только добавил еще одно слово, покрепче.


Иваны Федоровичи сидели в одном из подвалов и допивали бутылку беленькой, которую оба предусмотрительно таскали с собой.


– Это что же получается, твой мир такой же, как и мой? Отражение?


– Хе! Еще неизвестно, кто чье отражение! Все проклятые вояки, так и знал, что они здесь эксперименты ставили!


– Точно, и я подозревал!


Слесари чокнулись пластиковыми стаканчиками, опрокинули их, дружно крякнув, занюхав рукавами.


– Неужели все одинаковое? У тебя, у меня?


Второй Иван отрицательно помотал головой.


– Не совсем. Я так понимаю, что когда ты там чинишь, у меня здесь протекает. И наоборот.


Первый Иван почесал затылок.


– Да-а… Тут надо как-то договариваться. Иначе мы так и будем друг другу мешать.


Но договориться именно сегодня им помешало выпитое, поэтому специалисты-ремонтники договорились встретиться завтра, чтобы все как следует обмозговать.


Когда Иван Федорович вышел, наконец, на свежий воздух, у него даже голова закружилась, главным образом от осознания необычайности открытия, на пороге которого стояли оба мира. Он успел дойти до автобусной остановки, когда заподозрил что-то неладное. Машины двигались по дороге словно где-нибудь в Англии или Австралии, по левой полосе. Он покосился на стоявшего рядом пешехода. Плащ у того был застегнут пуговицами, располагающимися на левой стороне.


– Тьфу!


Иван Федорович быстро зашагал обратно к дому. Спустился в подвал, нашел пресловутый тупик. В этот же момент с той стороны стены вылез другой слесарь.


– Перепутали! – сообщили они друг другу.  С просторов.

Показать полностью
  •  
  • 1780
  •  

Как мы меняли прокладку ГБЦ.

Работали мы тогда все время в разъездах. Было у нас два водителя в штате, на своих личных автомобилях и оба Володи. Одного мы называли ВолодЕй (с ударением на е) ибо помимо водителей были ещё и другие Владимиры, а второго водителя того, что  постарше называли Петрович.


И вот, вечер пятницы, я привез семью к теще и собирался уже начинать отдыхать перед законным выходным, как раздается телефонный звонок от водителя ВАЗ2114. Он возвращался с нашими инженерами из Брянска и не доезжая Ельца машина чихнула сизым дымом и датчик температуры упал в крайнее нижнее положение.


Володей был мужиком рукастым, жил в селе, до этого работал механизатором, с техникой дружил. И потому полез под капот со знанием дела. Первым делом выкрутил свечи, вытащил масляный щуп и вместо масла увидел эмульсию, ну и расширительный бачок был пуст. Все симптомы пробитой прокладки головки и блока цилиндров. Инженеров он отправил попуткой, машину на галстуке дотащили до ближайшего г. Ливны. Там он начал искать ближайший авто сервис, но кроме шиномонтажа ничего не нашел. Начал звонить Петровичу, но тот был тертый калач и в пятницу вечером трубку не брал. Тогда он начал звонить руководству, докладывать обстановку и все такое. Там ему тоже не особо были рады, сказали вертись как хочешь, авто твое личное и в понедельник ждём тебя на работе к 9ч. Вот после этого дошла очередь до меня. Про то, что у меня есть машина он знал. Знал он и про то, что я сам периодически разбирал и собирал двигатель на ней. Даже машины были практически одинаковые, такой же инжектор, как и у него, только моя ВАЗ2109 2001 года выпуска, а его четырнадцатая была 2007 года.


В итоге, дозвонился он до меня, рассказал сложившуюся ситуацию и вот думает, что и как делать? Ладно, говорю, сейчас собираю необходимый инструмент, покупаю необходимые прокладки и еду к тебе на выручку.


Приехал я в Ливны уже поздно ночью. Нашел горемыку, который при росте чуть больше 1м 80см спал калачиком на заднем сиденье. Договорились дождаться утра и утром начать поиски автомехаников.

Кое как, в позе эмбриона, подремав на сидении  девятки утром оставили четырнадцатую и моей девятке поехали на авторынок. Распросили кто и что, где, да как? И поехали по предложенному адресу, на котором обитал мастер.


Оказался частный дом с гаражом, в котором и была мастерская. Автомеханик явно был с будуна, всё-таки суббота, разгрузочный день. Браться за работу он сначала не хотел, но потом договорились о цене с учётом накрутки выходного дня и огонек в у него в глазах загорелся. Притащили ему четырнадцатую стали смотреть как снять голову и оказалось, что на четырке болты под звёздочку, а у меня на девятке под шестигранник. Нет такого инструмента ни у меня, ни у мастера. Договорились, что мастер пока будет снимать все остальное, а мы опять на рынок за звездочкой, потом назад к мастеру, а тот уже другого клиента принимает.


Приехала к нему девушка на восьмёрке с проблемой замка двери. Он уже диагноз поставил, менять привод замка в сборе. Пришлось девушку выручать и ехать опять на рынок вместе с ней за замком. Потом его ей на восьмёрку поставили, чтоб мастера не отвлекать, а тот уже головку снял. И говорит, вам нужно головку фрезеровки, от перегрева ее повело, она винтом. Даёт нам адрес фрезеровщика, езжайте договаривайтесь. А время уже обеденное, ночевать в Ливнах вторую ночь в машине нам очень не хотелось. Хотелось поскорее собрать машину и уехать. Забираем головку и спешим к фрезеровщику. Тот тоже для вида поломался, как красна девка, работы много, всего не успеваю, а у самого даже станок не включен и чайник закипает. Понятное дело, цену себе набивает, коэффициент выходного дня, сверхурочные, сложность и напряжённость...


В итоге, сошлись в цене, тот начинает первый прогон и косячит. Фреза делает задиры и чувак начинает нервничать. Очень ему неуютно в нашем присутствии и начинает нас отправлять чай попить лишь бы над душой не стояли. А мы с вечера ничего не ели, хотч бы чаем решили угоститься. На нашу радость ещё и печенье оказалось на столе.


Вернулись с головкой к мастеру. Тот уже апохмелился, расслабился и такой заявляет: - Мужики, я вам двигатель собиру, но он не заведется. Вот это новость.

- Почему вдруг? - недоумеваем мы.

- Он у вас инжекторный, после переборки двигателя нужно мозги прошивать. Я два раза перебирал такие движки и оба раза их прошивали.

- И как нам его прошить?

- У нас в Ливнах только два мужика это могут сделать. Коля и Рома. Вот вам адрес, езжайте договаривайтесь.

Мля. Что за день такой? Едем к первому Николаю, соседи назвали его Баптист. Не знаю почему, или погоняли такое или вероисповедание, но Николай, как истинный Баптист отказался работать в субботу.  И нашей последней надеждой остался Роман. В дом Романа мы постучались уже в пятом часу вечера. И получили очередной конский ценник за диагностику, а что там и как это он скажет только после диагностики. И на диагностику он сможет принять только в понедельник.


Ну, всё. Возвращаемся обратно к мастеру. Тот уже собрал двигатель. Но он, как и было обещано не заводится. Мастер пожелал нам удачи, забрал деньги и пошел заливать за воротник. Мы стояли возле его дома, крутили стартер и ждали чуда, что вот вот двигатель сделает чих-пых и после очередного "вжих" стартера прочихается и заработает. Нифига.


Начали мыслить логически. Я свой двигатель перебирал несколько раз, была у меня проблема, когда масло шло в тосол. Мы раз 5 или 7 снимали головку, меняли прокладку, в надежде, что причина именно в ней, но это не помогало. И только на 8й раз, когда заглушив все отверстия и налив в рубашку керосин мы подали под давлением воздух в масляные каналы, только тогда увидели трещину в блоке цилиндров, которая работала как нипель. Масло под давлением уходило в систему охлаждения, а тосол через эту щель никак не попадал в масло. Тот ещё был квест.


Так вот. После разборки двигателя ничего мы не прошивали и не программировали. Заводили и ехали. Значит проблема в чем-то другом. Начали со свечей. Выкручиваем, а они мокрые. И мокрые не так как бензином, а как буд-то водой. Открыли воздушный фильтр, а там как был тосол, так и остался. Пришлось его убрать, впускной коллектор протереть. Свечи пришлось поменять, был у меня комплект новых свечей. Собрали, запускаем, ... хрен. Не заводится. Думаем дальше. Начали проверять давление в топливной рампе, но мономера нет, просто нажали на нипель и чего-то там не особо и брызнуло. Обычно бьёт струя во все стороны и все вокруг в бензине, а тут капнуло, как последняя капля с конца и все, тишина. Начали проверять шланги бензопровода и обрати, какой куда идёт. А они абсолютно одинаковые, какой где не понятно. Пришлось открутить оба шланга, включить зажигание и посмотреть откуда струя бьёт, тот и шланг подачи топлива. Разобрались, закрутили все как положено, заводим... хрен. Да, что за б... Вторая попытка, двигатель чихнул и завелся.


Вот это был оргазм. Такое эмоциональное облегчение и удовлетворение от потраченных усилий редко кода бывает. 


Думаю все на этом.

Обратно мы ехали поздней ночью, в грозу, в сильный ливень, практически плылыли, или, как говорят автомобилисты, аквапланировали. Володей ехал первым, я по его габаритам за ним, глаза закрывались от усталости, но очень хотелось домой в мягкую кровать.


Перед выездом из Ливны мы заехали в гости к той девушке, которой помогли отремонтировать ее восьмёрку. Володей успел и телефон взять и о встрече договориться и уже на ночлег начал меня подбивать ;)

На тот момент мы ограничились чашкой кофе и бутербродом, а как его отношения сложились с этой дамой это уже другая история...

Показать полностью
  •  
  • 273
  •  

5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса

Если вы давно хотели навести порядок в бизнесе и разобраться, почему вкладываете деньги в оборот, а зарабатываете меньше, чем на банковском вкладе, — этот пост для вас. Вместе с Битрикс24 рассказываем и показываем (на котиках!), с чем может помочь хорошая система CRM.

5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса Гифка, Длиннопост
5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса Гифка, Длиннопост

Звонки, мессенджеры, голубиная почта – обращения сыпятся со всех каналов, попробуй все собрать!

5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса Гифка, Длиннопост
Показать полностью 11
  •  
  •