Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу
Пикабушник 2 года 3 месяца 2 недели 1 день

В пятницу вечером

в

В баре было почти пусто. Девушка сидела на табурете напротив меня. Из глаз ее струились слезы.
- Выпьете со мной? – Хлюпая носом, спросила она.
- Спасибо. Но нет. - Ответил я.
- Я себе не нравлюсь! – вдруг горько всхлипнула она. Рот ее искривился. Слезы полились ручейками.
- Это еще не повод с вами пить. Никто себе не нравится.
- Я не знаю, чем хочу заниматься в жизни…
- Никто не знает.
- Я не счастлива…
- Все кругом несчастливы.
- Но вы-то должны же меня понимать, - она вскинула на меня покрасневшие, чуть припухшие глаза.
- Не-не-не, - протестующе поднял я ладонь. – С чего это вдруг мне вас понимать? У меня-то все хорошо. Все что я делаю – классно. И я себе нравлюсь так сильно, что готов одалживать себе деньги.

- Вы серьезно? – Девушка недоверчиво приподняла одну бровь. В ее взгляде появилось любопытство, а слезы перестали капать на стойку.
- Нууу… - замялся я, - Не то, чтобы речь шла о крупных суммах…
- Я про то, что вы себе нравитесь.
- А, вы об этом… Да, я серьезно.
- Но вы же… - Она окинула меня взглядом от макушки до пояса. Окинуть меня взглядом ниже мешала стойка. – Вы же просто… Бармен. – Наконец нашла она нужное слово.
- Да. И как бармен, хочу заметить, что вы плачете себе в бокал.

Она автоматически посмотрела на свой стакан. Затем горько усмехнулась. И мрачно сказала:
- Понятно. Вы просто шутите…
- Нет. Если бы я хотел пошутить, то сказал бы, что мы не разбавляем напитки.
Она снова подняла на меня глаза. На ее лице появилось слабое подобие улыбки.
- Может, все-таки выпьете со мной?
- Спасибо. Но нет. – Снова отказался я.
- Дайте-ка я угадаю. Это потому что вы не пьете разбавленное?
- Хм. А вы быстро схватываете суть. – Согласно кивнул я.

- Ну, предположим, я вам поверила, - сказала она, поднимая бокал и глядя на меня сквозь мартини. – Как вам удалось понравиться себе? И как вы решили, что бармен – это вот как раз то, что нужно?
- Ладно. Итак, я родился очень давно в семье…
- Так. Стоп. – Остановила меня девушка. – Может быть, есть какая-то сокращенная версия?
- Вот так всегда. – Удрученно покачал головой я. – Ладно, черт с вами. Слушайте сокращенную. Для начала я перестал пытаться понравиться другим людям. И перестал пытаться соответствовать чужим представлениям о себе. Все ж люди разные. Все равно не получится всем угодить.
- Ну… Мнение близких-то все равно важно. – Возразила девушка.
- Важно, - согласился я, - Но видитесь вы с ними даже не каждый день. А вот сами с собой – круглосуточно. Поэтому мне все-таки в первую очередь важно нравиться самому себе.
- Так. Ну, допустим. – Сказала девушка и махом допила бокал. – Но почему все-таки бармен?
- Как-то раз я спросил себя – кем я всегда мечтал быть. И в какой-то момент понял, что вот оно. Ночная жизнь. Веселые пьяные люди рядом. Дикие безумные истории каждую ночь. Тебе доверяют. К тебе тянутся. Всегда классная музыка.
- И не жалеете?
- Честно говоря, нет. Я искренне люблю то, чем занимаюсь. Можно сказать, я этим живу.

- Может мне тоже к вам барменом пойти? – Усмехнулась она.
- Давайте. – Парировал я, - Я совсем не против напарника. Одному тут в последнее время скучновато.
- И когда приступать?
- Можете завтра в это же время.
- Хорошо. Обещаю, завтра буду тут. Как штык. – Шутливо произнесла девушка и протянула мне руку. – Марина.
- Влад, - представился я и ответил рукопожатием.

Мы немного помолчали. Каждый думал о своем.
- Еще не передумали насчет выпить со мной? – Наконец спросила Марина.
- Черт с вами. Уговорили. – Сдался я.
Я налил ей еще один бокал мартини. Себе я нацедил рюмку темно-красной жидкости из личной фляжки.
- Что это? – Спросила девушка, кивая на рюмку. – Кампари?
- Скорее «Кровавая Мэри». Собственный рецепт.
- Ого. Дадите попробовать?
- Нет. – Ответил я. И немного подумав, добавил, - Может позже.

Девушка натянуто улыбнулась. Возникла неловкая пауза.
- Так значит, - Наконец сказала она, - Перестать оглядываться на других. И подумать о собственных желаниях. И это весь секрет вашего счастья?
- Ну да. – Ответил я. – Ну и еще, пожалуй, свежая человеческая кровь помогает делу.
- Что?
- Ой… Я забыл упомянуть, что я вампир?

- Ого, - насмешливо сказала Марина. – Так вы еще и вампир. А чем докажете?
- Ну сами подумайте. Сейчас разгар пятничного вечера, а в баре ни души кроме нас. Если вы внимательно посмотрите на зеркальную стену за моей спиной, то поймете, что я в ней не отражаюсь. А если зайдете за стойку, то увидите, что я не отбрасываю тени.

Она недоверчиво смотрела на меня широко распахнутыми глазами.
- Не бойтесь, - Постарался успокоить я ее, - Я не собираюсь вас убивать. Только выпить немного крови и обратить. Понимаете, у нас сегодня ночь обращения. Мы пополняем свои ряды. Это совсем не больно.
Она по-прежнему улыбалась. Но теперь укоризненно и немного разочарованно.
- Слушайте, Влад. – Сказала она. – Вы, конечно, меня извините. Но прикинуться вампиром – это худший подкат на свете. Нам же не двенадцать лет, правда?
Я улыбнулся ей в ответ. Но она все равно закричала. Наверное, потому, что улыбнулся я слишком широко. И она заметила клыки.

Показать полностью
  •  
  • 159
  •  

Однажды в Питере #7

в

Рано утром у меня зазвонил телефон. Сквозь сон я нашарил трубку.
- Два «Куба Либре» пожалуйста. Со льдом, – сонно пробормотал я в нее.
- Чего?! Ты там совсем с ума сошел?! – Вдруг громко сказал мне в ухо мамин голос.

Мама поведала мне душещипательную историю знакомых наших родственников. У которых в семье недавно случилось пополнение. Пополнение назвали Макаром. С некоторых пор пополнение покрылось какой-то сыпью и стало часто реветь. Педиатр, осмотрев Макара, сказал, что это аллергия. И настоятельно рекомендовал устранить ее источник.
На общем семейном совете источником единогласно выбрали кота. Кот пытался возражать. Но его защита, тщательно выстроенная на пронзительных аргументах и протяжных фактах, была отклонена.

В общем, суть маминого звонка сводилась к просьбе приютить несчастное животное на несколько дней. Пока не выясниться от него ли краснеет и чешется Макар. Или все-таки от апельсинов, которые заботливо скормил ему его дядя Сергей Сергеевич.

- Ну так что, возьмешь кота на пару дней?
- Нет. Скажи, что не могу.
- А почему? – не сдавалась мама.
- В основном потому, что не хочу, – искренне признался я.
- Вообще-то я им уже пообещала. Твой отказ поставит меня в неловкое положение…
- Во-первых, ты сама себя поставишь в неловкое положение. Я лично никому ничего не обещал…
- Ну там совсем без вариантов. Они всех уже обзво…
- …а во-вторых, - размеренно продолжил я, - какой смысл спрашивать, если ты уже все решила?
- Так. А вот можно без ехидства обойтись?
- А без чужих котов в моей квартире можно?
- Ну это на пару дней всего.
- Точно на пару дней? – вздохнул я.
- На пару дней.

- Дней на пять. Не больше. – Ласково улыбаясь, сказала Василиса Андреевна. Бабушка Макара. И что куда важнее - хозяйка кота. – Так… Это переноска. Тут лоток, кормушка, миска для воды… Корм с запасом. На неделю вам…
Мне понравилось это уважительное «вам».
- Он кастрирован?
- Кастрированные мы, кастрированные, – все так же ласково улыбаясь, ответила Василиса Андреевна. Она открыла переноску.
Кот выходил не спеша, по частям. Осторожно нюхая воздух перед собой. Самый обычный серо-полосатый кот. С белой манишкой.
Первым делом он мрачно оглядел меня, прихожую и Василису Андреевну. Затем принялся обстоятельно мыть лапку.

Кот мне понравился. У него было удивительное свойство быть незаметным и аккуратно сливаться с интерьером. Иногда я проводил на кухне полчаса, прежде чем осознавал, что все это время кот мыл свои конечности на обеденном столе.
Когда я спал в кровати, кот занимал мое кресло. Когда я сидел в кресле, он дрых на моей кровати. Всех все устраивало.
На третий день он стал кашлять. Кашлял долго, протяжно и шумно. На его мордочке было такое мученическое выражение, что я готов был сделать ему искусственное дыхание, если бы приступ не прошел.
После того как приступ повторился, я несмотря на все протесты со стороны кота запихал его в переноску. И мы пошли в ближайшую к моему дому ветклинику «Далай-лапа».

Ветклиника была крошечная. Приемная занимала два квадратных метра. Обслуживанием пациентов занималась медсестра. Передвигалась она исключительно бегом, что в таком маленьком пространстве выглядело несколько странно.
В приемной кроме нас сидел странный мужчина с котенком на коленях. Мужчина все время говорил высоким фальцетом и после каждой фразы нервно посмеивался.
- А нам чуть меньше годика, хахаха. Нас зовут Эван, хахаха. Мы британцы по породе, хахаха. Пришли на осмотр, у нас было выпадение прямой кишки. Хахаха.
Эван смотрел прямо перед собой несколько ошарашенным взглядом.

- Нууууу… Тут разные причины могут быть, - сказала женщина-ветврач, после того как кот был взвешен, прослушан и осмотрен. – Он мог простудиться у вас. Может быть бронхит или астма. Аллергию не стала бы исключать. Паразиты тоже могут быть…
- Так. И что теперь делать?
- Ну пока пронаблюдайте несколько дней. Если ситуация станет критической – приносите. Посмотрим по симптоматике.
- Другими словами, что с ним непонятно. И вы советуете ничего не делать и тупо посмотреть – чего будет.
- Ну, в целом да, - ответила ветврач.
- Чудесно, - резюмировал я.
- С вас триста рублей за осмотр, - подвела итог запыхавшаяся медсестра.

- Как зовут животное? – спросила медсестра, заполняя карточку. Даже стоя на месте, она энергично переминалась с ноги на ногу.
Она посмотрела на меня. Я посмотрел на кота. Кот посмотрел на медсестру. Медсестра снова посмотрел на меня.
- Мяу! – Прервал кот этот порочный круг. Ориентируясь исключительно на интонацию, я вольно перевел это как: «Давай свалим из этого дурдома!».
- Запишите «Мортон», - поддался я порыву творческого вдохновения.
Кот и медсестра посмотрели на меня одобрительно.

Когда мы вернулись, мне позвонила мама. Новости были отличные: Макар полностью поправился.
- А меня-то это как касается? – не понял я.
Но меня это все-таки касалось. Поскольку кот и Макар не могут жить вместе, то родители Макара, конечно же, сделали выбор в пользу…
- Неужели кота? – не удержался я.
В общем, кот официально стал бездомным. И раз уж он все равно уже обжился у меня…
- Да-да, мама. Я понял. Кот теперь мой. Без проблем. Только передай, пожалуйста, Василисе Андреевне, что к моему однокурснику из Новосибирска должна приехать семья на две недели. Пусть она у себя их разместит. Раз уж у них есть свободная комната. Их всего трое. И если что: я им уже обещал, мама.

К вечеру Мортон опять стал кашлять. И выкашлял огромный ком шерсти.
- Если бы ты сделал это вчера, то мы бы сэкономили триста рублей и полтора часа, - упрекнул я кота, убирая за ним с пола.
Кот многозначительно посмотрел на меня и продолжил мыть хвост.

В конце дня позвонила Лида.
- Я завтра прилетаю. План такой: едем к тебе… Ииии… Это весь план. Годится?
- Годится. Но только если у тебя нет аллергии на котов.
- У тебя появился кот?
- Появился. Точнее не скажешь.

- Ну, Мортон, - сказал я коту, закончив разговор, - надеюсь у тебя нет аллергии на девушек.
- Мяу, - ответил кот и отправился есть.
Я, подумав, последовал его примеру.

Показать полностью
  •  
  • 2976
  •  

Однажды в Питере #6

в

Однажды я убедился, что хорошо там, где нас нет.

Лида уехала с родителями на юг. Я остался в Питере.

- Слушай, тут о-фи-генно! Море теплое, чистое, огромное! – Слушал я взволнованный Лидин голос в телефонной трубке.

- Здорово, - неискренне порадовался я за нее. Я стоял у окна. Вдалеке виднелся Финский залив. Маленький, грязный и холодный.

- В следующий раз мы обязательно поедем вместе. – Обнадежила Лида, и где-то на фоне издевательски закричали чайки. – Буду звонить тебе каждый день. – Добавила она с теплом в голосе. И перестала мне звонить.

У меня сразу неожиданно образовалась масса свободного времени. Его стало так много, что было не совсем ясно, что с ним делать.

Позвонить самому мешала гордость. И роуминг.

На третий день телефонной тишины я вспомнил, что пока в моей жизни не появилась девушка, в ней вроде бы были еще и друзья. С которыми я вроде бы даже дружил. И временами нам даже было весело вместе.

Я набрал Толика, и приготовился подробно объяснять, почему меня не было видно последние три месяца.

- О, здорово. – С ходу сломал систему Толик. – Че вечером делаешь?

Вечером я делал ниче. Поэтому в семь вечера уже сидел на продавленном Толиковом диване. Напротив меня сидел сам Толик. Он на правах хозяина занял единственное удобное кресло. Колченогий табурет занимал Валера. Валера учился на актера. И поэтому заполнял собой все ментальное пространство немаленькой комнаты. Он был как бы одновременно ведущим вечера, основным исполнителем и саундтреком заодно.

- Ну, рассказывай. – Кратко предоставил слово мне Толик, когда в Валерином бенефисе случился небольшой перерыв на уборную.

Я рассказал.

- Ну, - успокоил меня Толик, - Либо она там с другим мужиком. И поэтому не звонит. Либо че-то у них там серьезное случилось.

Ну что может быть лучше дружеской поддержки?

Часам к одиннадцати пустых бутылок в комнате стало значительно больше.

- Слушайте. А давайте пойдем гулять? – Немного покачиваясь на истерзанном табурете, предложил Валера.

- А давайте не пойдем? – Внес я встречное предложение. Толик тоже не хотел никуда идти. Тогда мы втроем стали голосовать, и я почему-то оказался в меньшинстве.

Мы вышли к набережной Невы. Видимо нас манил прохладой несвежий речной воздух.

- Пацаны, зацените как я могу. – Сказал Валера и пошел по краю парапета.

- Пацаны, а зацените как я могу. – Сказал Толик, попробовал запрыгнуть на парапет с места, поскользнулся и разбил нос. Он присел на гранитную плиту набережной и запрокинул голову, чтобы унять кровотечение. Нос медленно, но верно распухал.

- А вот так слабо? – Сказал Валера и стал делать стойку на руках. На парапете. Туристы стали притормаживать возле нас и фоткать Валеру. Некоторые, подумав, щелкали заодно и Толика. Кто-то вручил ему пачку салфеток.

Возле моего плеча материализовался молодой милиционер.

- Добрый вечер. – Произнес он, ни к кому вроде бы не обращаясь. И в тоже время будто ко всем сразу. – Хорошо время проводите ребята, как я посмотрю.

Отвечать решил я.

- Добрый вечер. Да просто гуляем.

- А с другом твоим что?

- Поскользнулся. Нос разбил.

Милиционер внимательно посмотрел на меня.

- Поскользнулся или ты помог?

- Поскользнулся.

- А чего тогда злой такой стоишь?

- Да у меня девушка на юг поехала. И чего-то не звонит третий день. – Вдруг совершенно честно выдал я.

- Пфффф… Тоже мне… - Фыркнул милиционер. – У нее сейчас либо акклиматизация, либо воды в море хлебнула. На море что ли не был? Тут уж знаешь не до звонков, когда полощет со всех сторон… А вот этот у вас, - он показал на Валеру, который снова сделал на парапете стойку. – В цирке, что ли, работает?

- Нет. Он на актера учится.

- Да ладно, - удивился служитель правопорядка. – У нас, что ли? На Моховой?

- Ну да.

- Я ведь поступал. Представляешь? – С грустью продолжил он. - На втором туре слетел. Бродского читал.

Милиционер перевел глаза куда-то на горизонт. И начал с чувством декламировать Бродского. А у меня зазвонил телефон.

- Привет… - У Лиды был мученический голос. Она часто и тяжело дышала.

- Привет.

- Прости, что не звонила. Я тут заболела, представляешь? На второй же день. Непонятно, то ли отравилась, то ли просто акклиматизация. Половина поездки уже, а я только с постели встала. А ты там как?

- Да я тут… С друзьями встретился, гуляем в центре. – Я хотел много всего сказать, но слова почему-то разбегались в разные стороны.

Она немного помолчала.

- Как прогулка? Как там Питер?

Я посмотрел на Валеру, который в очередной раз стоял на руках. Он успел собрать вокруг себя небольшую толпу. На Толика, который уже пришел в себя. Разливающиеся вокруг глаз синяки делали его похожим на панду. Посмотрел на милиционера, который все декламировал Бродского и, кажется, не собирался заканчивать. И совершенно честно ответил:

- О-фи-генно. В следующий раз обязательно пойдем вместе.

Показать полностью
  •  
  • 2966
  •  

Друг

в

Однажды я обрел нового друга.

Встречался с девушкой. В какой-то момент она стала отменять наши свидания. Разговоры по телефону стали короткими и сухими. Переписка в интернете затихла.

В конце концов, она назначила мне встречу в том самом кафе, где мы впервые вместе провели вечер.

Она грустно улыбалась и была как-то особенно, по-печальному мила. Мы разговаривали, ужинали и пили мартини. Когда принесли десерт, она тяжело вздохнула и сказала:

- Я думаю, ты понимаешь, что я собираюсь тебе сказать?

Я предположил, что она хочет расстаться.

- Да. – Кивнула она. – Но я не хочу, чтобы ты винил себя. Дело не в тебе. И я очень надеюсь, что мы сможем остаться с тобой добрыми друзьями.

Я полностью с ней согласился. И первым шагом в нашей с ней дружбе стал раздельный счет, который я попросил по дороге в туалет.

  •  
  •  
  •  

Однажды в Питере #5

в

Однажды я проявил себя дипломатом.

Мы сильно поругались. Уже не помню из-за чего. Но к тому моменту, когда градус ссоры достиг своего пика причины уже стали неважны. Лида орала на меня и просто выплескивала все, что у нее накопилось и сдерживалось за последние три месяца. Слова лились из нее бурным потоком и в их выборе она явно не стеснялась.

- У тебя все? – Спокойно уточнил я, когда возникла небольшая пауза.

Это оказалось не все. Я выслушал еще один гневный поток речи. Суть его сводилась примерно к тому, что в моем случае эволюция сильно облажалась.

- Ну а теперь-то все? – Спросил я, когда она остановилась, чтобы набрать в грудь воздуха.

- Черт! Ты! Просто! Невыносим!!! – Заорала Лида. И быстрым шагом отправилась в прихожую. Я решил не обращать внимания на очевидное противоречие ее последних слов с действительностью и прислушался.

Хлопнули дверцы шкафа. Стукнули каблуки ее туфель. Зашелестел расправляемый плащ. Потом громко хлопнула входная дверь и стало тихо. Где-то на кухне задребезжал холодильник. Я остался один.

На тумбочке в прихожей одиноко стояла Лидина сумочка. Выждав пять минут, я вышел из дома. На скамейке у подъезда никого не было. Дойдя до ближайшего магазина, я купил бутылку колы и вернулся домой. Поразмыслив, сделал себе пару бутербродов и чаю. Утолив голод, я стал читать новости.

Телефон молчал. В квартире по-прежнему было тихо.

Я допил колу и повертел пустую бутылку в руках.

- Черт! Да сама ты невыносима! – Прорвало наконец меня. Я швырнул пустую бутылку на пол. И разразился гневным потоком слов. Выплеснул пустой комнате все, что у меня накопилось за последние три месяца. Комната ничего не могла мне ответить. И это меня еще больше злило.

Наконец, я иссяк и отдышался. В прихожей послышался звук открываемого замка. Лида медленно вошла в комнату. Лицо у нее было заплаканное.

- Извини за истерику. – Проговорила она и шмыгнула носом. – И давай спокойно все обсудим?

Я стер с ее щек слезы.

- Хорошо. Давай. – Ответил я и обнял ее. Она уткнулась в мое плечо, и я почувствовал насколько горячее у нее дыхание. Взгляд мой упал на пол.

- Я просто глупая истеричка, да?

- Нет. - Ответил я, аккуратно отодвигая ногой пустую бутылку из-под колы под диван. - Просто тебе надо еще немного повзрослеть.

  •  
  • 314
  •  

Три в одном

в

Однажды мы с пикабушницей @MadTillDead решили поэкспериментировать с интересными веществами форматом постов.
Почему-то мы решили, что будет здорово выложить в одном посте несколько историй двух разных авторов в формате диалога.

В общем, вот, что из этого вышло:

@MadTillDead:
Однажды я оказалась в замке с экскурсией. Был март месяц, туристов вообще не пускали, но я удачно попала в замок одновременно с толпой чехов, они уболтали провести экскурсию на чешском, ну и я к ним прибилась.
Последним помещением для осмотра была темница. Ранней весной и на улице-то нежарко, а там был вообще ледяной ад. Зубы застучали, кожа стала как в фильме аватар. Стою во внутреннем дворике, фоткаю все дрожащими руками, ко мне подходит чешка. Протягивает стаканчик и показывает "вдохни, мол". Я вдыхаю и понимаю, что внутри что-то горячее и алкогольное.
Барышня увидела, как глаза мои загорелись и тыкнула пальцем в сторону неприметной двери. За ней продавали сувениры и горячую медовину.
Так чешка спасла меня от простуды.

А тебе доводилось общаться с людьми без слов?

@Bladerunner42:
О, доводилось. Причем, совсем недавно.
Мы сидели с девушкой в кафе. Причем сидели за длинной деревянной стойкой, которая была расположена вдоль витрины.
Через огромное стекло было видно улицу и прохожих. В какой-то момент по тротуару шел помятый человек с опухшим лицом и в грязной одежде. Скользнув по мне взглядом он остановился напротив нас. Потом поднял вверху указательный палец, привлекая наше внимание. Затем извлек из внутреннего кармана видавшей виды кожанки массивную золотую цепочку. Поднес ее к стеклу и вопросительно вскинул брови.
Я поджал губы и закачал головой. Алкаш-предприниматель на секунду задумался. Затем показал на мою девушку, потом на цепочку и многозначительно пошевелил бровями.
Я поджал губы еще сильнее и снова закачал головой.
Алкаш просяще раскинул руки и сделал брови трогательным домиком.
Тут в беседу вклинилась моя девушка. Она показала сперва на себя, потом на меня. Потом нарисовала в воздухе сердечко указательными пальцами. Положила голову мне на плечо. Похлопала ладошкой меня по груди. Затем она показала пальцем на несостоявшегося продавца. А потом покачала ладошкой сложенной ладошкой параллельно улице, по которой он шел.
Алкаш просветлел, показал нам большой палец, помахал рукой и скрылся из виду.

А есть у тебя истории о романтических покупках?

@MadTillDead:
Не совсем у меня, но есть.
Сидели мы как-то на обеде с Оксаной и Олей. У Оли как раз начинались новые отношения, и она взахлеб рассказывала о своем парне.
- Мы недавно в ресторан ходили. Там к нам девушка с цветами подошла. Так этот дурень мне всю корзину купил.
- Щедрый поступок. Но "дурень"-то почему?
- Мне эти цветочки нафиг не сдались. Я б на эти деньги лучше бы туфли новые купила. Но он так гордился щедростью. Пришлось сделать вид, что мне понравилось, а сама зубами скрипела.

А ты когда-нибудь делал что-то зря?

@Bladerunner42:
В смысле, помимо обучения в гуманитарном институте?
Бадум-тссс

Показать полностью
  •  
  • 115
  •  

Однажды в Питере #4

в

Однажды я осознал неизбежность перемен.
- Слушай, а ты не хочешь попробовать переставить шкаф к противоположной стене, а стол передвинуть поближе к окну? – Спросила Лида, когда мы одевались ранним утром. – Просто мне кажется так комната станет просторнее и когда сидишь за столом будет больше света. И можно будет смотреть на вид из окна.
- Да вроде и так нормально. Не знаю. Надо подумать. – Изящно попытался я уйти от разговора, натягивая джинсы.
- Может хоть попробуешь? Не понравится – обратно переставим.
- Слушай, - Вздохнул я, надевая футболку. – Честно говоря, мне тупо лень двигать мебель. И еще больше лень будет двигать ее обратно, если не понравится. Но дело даже не в этом…
- А в чем еще?
- Ну понимаешь… - Замялся я, подходя к зеркалу в прихожей. - Это моя квартира и это как бы моя холостяцкая берлога. Тут вроде как все лежит и стоит там, где мне удобно, понимаешь? Вроде как мое личное пространство. И если ты что-то поменяешь, то это уже буду не совсем я. Только не обижайся, ладно?
- Ладно. Все нормально. Я понимаю. – Кротко ответила Лида.
Я критически оглядел себя в зеркало.
У меня была короткая стрижка. Лида как-то обмолвилась, что, когда мы целуемся, мои нечесаные патлы лезут ей в глаза и щекочут губы. Я решил стричься покороче. Потому что мне они тоже лезли в глаза и губы.
У меня была аккуратная трехдневная щетина. Как-то раз, Лида сказала, что гладко выбритый я похож на старшеклассника. И она чувствует себя растлительницей малолетних.
На мне была облегающая черная футболка. Я купил ее после того, как Лида сказала однажды, что у меня мощные плечи и руки. И их лучше подчеркивать, а не прятать в мешковатых кофтах.
- О чем ты там задумался? – Спросила Лида. Я пристально посмотрел в глаза своему отражению.
- Хм...
- Что?
- Да я офигенно выгляжу.
- Это да. – Не оборачиваясь согласилась Лида из глубины комнаты. Она что-то вымеряла там моей рулеткой.

  •  
  • 1375
  •  

Позитив

Однажды я понял, что позитивное мышление приносит пользу.
На работе у нас решили провести очередной тренинг. Тренером наняли какую-то тетеньку с искусственной улыбкой, которая рассказывала о важности позитива.
- А кто вы по образованию? – Догадался спросить кто-то из моих коллег.
Оказалось, она искусствовед.
- Но по призванию я психолог. – сказала тетенька и выдержала драматическую паузу. – К сожалению, я очень хороший психолог.
Тренинг она вела не очень интересно. В методичках, которые она выдала, были места для записей. Я от нечего делать стал рисовать картинки и показывать коллеге, с которым дружил.
На первой картинке один человечек отпилил другому голову. На второй человечек плавал в море, а из глубин под ним открывала пасть огромная акула. На третьей человечек повесился. На четвертой он застрелился.
- Мда, как-то у вас мрачно все. – Сказала тетенька-тренер, заглядывая мне через плечо.
- Ну как же мрачно. Они позитивные. Вон смотрите – все со смайликами на лицах. – Нашелся я.
На следующий день меня вызвал к себе начальник. Я зашел к нему в кабинет с нехорошим предчувствием.
- Я посмотрел – что-то давно ты у нас в отпуске не был. Сходи. Отдохни, расслабься. Выкинь все из головы. – Развеял все мои опасения шеф.
– И это, - Добавил он заговорщицким тоном. – Ты лица-то хоть нормально рисовать научись. Перед людьми неудобно.

  •  
  • 4776
  •  

Чайная история

в

Однажды я понял, что от судьбы не убежишь.

У меня в семье был культ чая. Руководил культом папа. Он все время приносил какие-то новые сорта. Каждый раз он растирал в пальцах сухие чаинки и давал понюхать всем желающим и нежелающим. Со словами: «Нет, ну ты чувствуешь, какой букет?». Букеты чувствовал только кот Кеша. И папиных восторгов Кеша не разделял.

Заваривать чай было не то, чтобы тяжело, но крайне утомительно. Вылить из чайника старую воду. Налить свежую. Поставить чайник. Вытряхнуть заварку из заварочного чайника. Ополоснуть заварочный чайник. Ополоснуть кипятком заварочный чайник. Засыпать в него строго определенное количество заварки. Станцевать джигу. Короче, я до сих пор считаю, что чайные пакетики и электрический чайник – это лучшие изобретения на свете. В одном ряду с колесом, веревкой и презервативами.

Чай папа любил. А заваривать его – нет.

«Поставь чайник» - все время говорил он маме.

Мама у меня мудрая женщина. Она быстро переключилась на кофе. И очень скоро стала резонно отвечать: «Сам ставь свой чайник. Я же тебя не прошу мне кофе варить». С этим было трудно спорить.

Тогда папа обратил свое внимание на меня. «Сынок, поставь чайник» слышал я раз по десять на дню.

«Хорошая попытка. Но тебе нельзя» - злорадно улыбнулась мама, когда я попробовал перейти на кофе по ее примеру. Мама мудрая женщина. Она понимала, что семилетний ребенок на кофеине – это к беде.

Я посмотрел на Кешу. Но Кеша обязанности по заварке чая на себя брать не мог. Он умывал лапы.

И я ставил чайник. Зимой, весной, летом и осенью. Утром, днем и вечером.

Как-то раз я заболел и остался дома.

- А ты чего не в школе? – Удивился папа, обнаружив меня лежащим в кровати под двумя одеялами.

- Болею. Температура тридцать девять. – Прохрипел я, стуча зубами.

- Ох ты елки-палки, лоб у тебя горячий. Ну выздоравливай, заяц. – Сказал папа, поправляя мне одеяло. И выходя из комнаты добавил: - Как станет получше – поставь чайник пожалуйста, будь другом.

Отвертеться было невозможно. Папа умел убеждать. За всю жизнь он ни разу не поднял на меня руку. Он действовал гораздо эффективнее – он говорил. Через час диалога с папой я понимал, что проще все-таки поставить чайник.

К семнадцати годам у меня выработалась стойкая антипатия к чайникам, чаю и заварке. И к странному мироустройству, при котором мне со всем этим приходится иметь дело. «Придет день», - говорил я себе, «И я буду свободен от этой чайной повинности. Заживу так как сам посчитаю нужным».

В двадцать лет я съехал от родителей.

Приехал в полупустую квартиру. Мои вещи должны были привезти еще через час. В ожидании, я стал бесцельно кружить по своему новому жилью.

Я оглядел комнаты и мебель. Немного посидел на кухонном столе, размышляя чем бы заняться. Проверил напор воды в раковине. Посмотрел содержимое кухонных шкафчиков.

«Да кого я обманываю», - в конце концов подумал я и поставил чайник.

Показать полностью
  •  
  • 3899
  •  

Однажды в Питере #3

в

Однажды я понял, что иногда слишком громко думаю.
Мы сидели в кофейне на Малой Садовой. Было солнечное июльское утро. Туристы толпились у фонтана с гранитным шаром. Прохожие спешили по своим делам.Последние пару дней Лида стала часто хмуриться. Она надолго замолкала и о чем-то напряженно размышляла. Но когда я пытался спросить все ли в порядке, она рассеянно отвечала: «Да, да все хорошо».
Вот и сейчас она о чем-то глубоко думала. Будто собиралась с духом сделать какой-то серьезный шаг.
- Может еще чаю? – Спросила она, оторвавшись на секунду от раздумий.
- Спасибо, - Мягко отказался я. – Думаю, третьей чашки было вполне достаточно.
Я взял ее за руку.
- Лида, - Осторожно начал я. – О чем ты хочешь со мной поговорить?
- Так заметно, да? – Как мне показалось, с некоторым облегчением усмехнулась она.
– Ладно слушай. Я долго тянула с этим разговором. В основном потому, что последние два месяца были очень хорошими и мне не хотелось все портить… Дело в том… В общем, у меня плохие новости.
Мой пульс немного замедлился. А затем меня со скоростью и тактом пулеметной очереди посетили три мысли.
Первая была проста и незатейлива: «Ой». Вторая была наполнена паникой, смятением и чувством вины: «И как же это я так оплошал?».
Третья мысль была несколько неожиданной для меня самого: «Если будет мальчик – назовем Игнатом».
Видимо все это отразилось на моем лице. Лида с тревогой смотрела в мои глаза.
- Эй, да успокойся ты. Я не беременна. Родители берут меня с собой на юг. Меня не будет две недели.
Я выдохнул.
- Так это и есть плохие новости? Я-то думал…
- Ну да. – Ответила Лида. А потом возмущенно добавила:
- И что это за имечко такое вообще – «Игнат»?!

  •  
  • 337
  •