Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Авторские истории

4032 поста 6558 подписчиков
Описание и правила

Стань звездой

в

В моем детстве звезд эстрады было гораздо меньше, поэтому мы с сестрой обе хотели быть похожими на Аллу Пугачеву.


Однажды нас отправилили на чердак найти какую-то важную вещь. То ли форму для печений "орешек", то ли пельменницу. Копаясь в горах старых игрушек и одежды, я поняла, что сегодня наконец обгоню сестру.


Вечером, когда все собрались перед телевизором и стали показывать Аллу Борисовну с какой-то песней я ворвалась в комнату в рыжем парике и начала подпевать. О, это был фурор! Мне рукоплескали! Я впервые ощутила терпкий вкус славы.


Дальнейшие перевоплощения в Примадонну не приносили мне былых оваций и вскоре парик за ненадобностью был заброшен. А потом я и вовсе захотела стать Эйприл из Черепашек ниндзя.


Много лут спустя я нашла свою старую фотку в свитере, растянутых колготах и с расческой, в которую я пою.

- Мам, - спросила я. - Что это у меня на голове? Я всегда думала, что парик.

Мама засмеялась:

- Не было никогда парика, было лишь воображение и лисий воротник со старого бабушкиного пальто.

  •  
  • 1585
  •  

Мой первый раз

в

В моем детстве даже домашнего телефона не было, не говоря уже о мобильном. Мы ходили звонить иногородним родственникам на почту.


Приходишь первый раз за неделю до звонка, адресату шлют телеграмму "Вызываетесь переговоры 15.07 17:00", а в нужную дату стоишь в очереди и тебе кричат: "Ташкент, седьмая кабина!" и вся очередь с завистью на тебя смотрит.


Только тайна этих переговоров была условная, потому что кабинки не закрывались из-за духоты, а на линии постоянно были помехи. Маме приходилось кричать в трубку "А Генка чё, вылечил геморрой?", а ты хоть и дергаешь её за полу платья, хоть и краснеешь перед очередью как помидор, прекрасно понимаешь, что иначе о судьбе Генки мама не узнает. А ей интересно.


Зато у меня был красивый блокнотик, куда я записывала список покупок к новому учебному году, адреса друзей по переписке, и, конечно, разнообразные номера тех счастливчиков, у которых телефон стоял дома.


Время шло, старый блокнотик ветшал и истирался, я покупала новый, но каждый раз те заветные номера аккуратно переписывались в блокнотик новый.


Когда я стала постарше, моей соседке поставили домашний телефон. Я напрашивалась к ней в гости только чтобы посмотреть как она мило беседует по телефону с родственниками или одноклассниками.


Но однажды она сказала:

- Свет, хочешь кому-нибудь позвонить?

- Это наверное жутко дорого, - ответила я, а у самой закружилась голова от открывшихся перспектив.

- Если не за границу, то недорого. Звони давай.


Я притащила уже который по счету блокнот, с волнением открыла страницу с телефонами. Ух, какой богатый выбор!


Сперва я позвонила маминой подружке, у которой была дочка - моя ровесница. Но никого не было дома. Немного расстроившись, я набрала знакомую из лагеря, куда ездила сто лет назад. Там тоже трубку не сняли, но я посчитала это знаком, ведь она бы меня и не вспомнила.


Время шло, я упускала первую реальную возможность позвонить по телефону. Когда еще такая представится? Может никогда уже и не смогу. Подруга увидела моё отчаяние и решила помочь:


- Вот номер, набирай.


Дрожащими руками я вращала диск, с замиранием сердца я ждала, пока сигнал пропикает по проводам и, наконец, трубка ожила:

- Точное московское время семнадцать часов двадцать пять минут.


Спасибо, механическая женщина. Ты была у меня первой.

Показать полностью
  •  
  • 4415
  •  

Сбылось

в

Давным-давно фотоаппараты были пленочные, а кадры приходилось экономить. А еще длинная пленка была немногим дороже короткой, и мы "добивали" оставшееся от мероприятий место.


- Света, - сказал мне однажды знакомый. - У тебя, вроде, руки из плеч. После первого сентября осталась пленка, давай сделаем фотосессию.


- А какая идея? Какая концепция снимков?

- Нужно что-то необычное, шокирующее. У бати бутылка водки спрятана за трубой, сфоткай меня с нею. Типа я крутой алкаш.


Для антуражу мы нарядили Сашу в семейники в цветочек, нашли где-то телогрейку и шапку-ушанку и стали фоткать. На печать снимки он относил сам, чтобы родители не увидели фотки с бутылкой и сигаретой.


Кто ж знал, что всего несколько лет спустя он сопьется, и те снимки останутся его самыми приличными фотками.

  •  
  • 1232
  •  

Чего хочет женщина

в

Однажды перед самым Новым Годом Лёша приехал ко мне домой, встал на одно колено прямо в коридоре и протянул бархатную коробочку.

- Господи, это ж дорого! - сказала я, подразумевая, что Лёша еще студент и не работает.

- Для моей зайки ничего не жалко, - скромно пожал плечами он.

- Но ведь я не ношу украшения!

- Ооо, тебе понравится. Я точно знаю.


Крышка открылась.

- Ммм.. - выразила я радость.


Алексей понял, что до меня не дошло.

- Ну же, Свет. Это флешка!

- Ммм..

- В ней целых четыре гига! - попытался впечатлить Алексей.

- Ммм..

- А еще у нее есть петелька! Ты можешь носить ее на цепочке, совсем как настоящее украшение. Но в отличие от обычного кулона, на ней можно носить с собой аж два-три фильма!


Но ведь кино я и правда люблю.

  •  
  • 2224
  •  

Пятничная рассказявка №187 - Дача

в

— Люся! Люся!

— Чего?

— Это что за дрянь у нас на огороде?

— Где?

Посреди грядок, нависая над кустами помидоров, на высоких ногах-опорах стояла ржавая летающая тарелка. Размером с пару дачных сортиров.

— Это же ты вчера притащил. Еще думала скандал устроить, что ты всякую дрянь подбираешь.

— Как бы я такую дуру приволок?

— Ну не знаю. Я вышла утром - она стоит. На тебя и подумала.

Крышка тарелки со скрипом приоткрылась.

Выдвинулась узкая длинная лесенка. И зеленый инопланетянин бодро спустился на землю.

— Добрый время суток.

Зеленый пришелец по-деловому пожал руки опешившим землянам.

— Приветствуем вас, - первым пришел в себя Павлик, - от всего прогрессивного человечества…

— Не надо, - инопланетянин скривился, наморщив короткие антенны, - это неофициальный визит.

— Вы собираетесь нас похищать? - Сообразила Люся и поправила прическу.

Пришелец осуждающе посмотрел на нее и покрутил пальцем у виска. И обратился к Павлику.

— Вы дачу продаете?

— Дачу?

— Дача. Двенадцать соток. С домом. Рядом пруд. Продаете?

— Д-д-да, продаем.

Из тарелки показалась зеленая голова, только с подведенными глазками и напомаженными розовым антеннами.

— Мусик, ну что там?

— Спускайся, - поманил первый пришелец голову, - это они продают.

Женская половина инопланетного экипажа спустилась по лесенке, с неодобрением покосилась на помидоры и, подойдя, взяла своего Мусика под руку. Павлик уже пришел в себя, поднял челюсть, что-то провернул в мозгах и с самой приветливой улыбкой собирался впарить дачу неожиданным гостям со звезд.

— Давайте я вам всё покажу.

И повел парочку по участку. До Люси только и долетало “здесь у нас три яблони”, “тут малинник”, “колодец, чистейшая вода, никакой водопровод не нужен”. Она собралась уже обидеться на мерзких зеленых, как над забором появилась голова соседа. Желчного мужика, собачившегося со всеми подряд.

— Эт кто у вас? Родственники шоль?

Люся кинула на него уничижающий взгляд.

— Покупатели.

— Эти? Зеленые?

Хозяйка дачи вдруг представила, как инопланетяне бластерами гоняют соседа, когда тот в очередной раз придет ругаться. И сразу передумала обижаться на зеленых. Напротив, гордо вскинула голову и с издевкой улыбнулась соседу.

— Именно.

— Да вы ни в жизнь ничего не продадите.

— Продадим. Еще как продадим. Кстати, они сказали, что на посадку им удобнее над вашим участком заходить.

И Люся почти бегом бросилась на помощь Павлику - продать участок теперь было делом принципа.

Через час инопланетные гости, изрядно утомленные, практически согласились на покупку.

— Хорошо. Аванс, пять килограмм золота, мы отдадим сразу. Остальное платиной, через десять дней.

Виталик, пораженный предложенной ценой, только икнул. А за соседским забором послышался тяжелый шмяк от рухнувшего тела.

— С-с-согласен.

Но тут в дело вмешалась инопланетянница.

— А где у вас цурюпульки?

— Какие цурюпюльки?

Виталик, подсчитывающий в уме деньги, вопроса не слышал и отвечать пришлось Люсе.

— Как это какие? Обычные, с щупальцами. Желательно лиловой породы. У вас в объявлении было написано - грядка с цурюпульками.

— Ни про какие цурюпульки мы не писали.

— Как не писали?

Инопланетянин достал свернутый вчетверо листок.

— Вот. Дача. Двенадцать соток. С домом. Рядом пруд. Пять грядок с цурюпульками. Обращаться - пятая планета Альфы Эридана.

Люся замотала головой.

— Это не наше объявление.

— Как не ваше? У вас какая планета?

— Третья. От Солнца.

— А я тебе говорила! - Взвизгнула зеленая, - А ты, это тот поворот, это тот поворот.

Инопланетянница дала спутнику подзатыльник.

— Всё, поехали. Дали же боги такого идиота в мужья.

Пришельцы, не прощаясь, забрались в тарелку и беззвучно взлетели.

Люся и Павлик в расстройстве сели на крыльцо.

— Слушай, а может на рынке спросить, вдруг есть у кого эти “цурюпульки”? А лучше твою маму попросим. Она что хочешь найдет, у неё же такие связи.

Люся печально кивнула.

А в это время сосед растягивал на крыше большой плакат с надписью “Продается дача. На участке теплица под выращивание цурюпулек”. (с)Александр "Котобус" Горбов



из "Книги пятничных рассказявок" - https://lit-era.com/reader/kniga-pyatnichnyh-rasskazyavok-b2...

Показать полностью
  •  
  • 32
  •  

В пятницу вечером

в

В баре было почти пусто. Девушка сидела на табурете напротив меня. Из глаз ее струились слезы.
- Выпьете со мной? – Хлюпая носом, спросила она.
- Спасибо. Но нет. - Ответил я.
- Я себе не нравлюсь! – вдруг горько всхлипнула она. Рот ее искривился. Слезы полились ручейками.
- Это еще не повод с вами пить. Никто себе не нравится.
- Я не знаю, чем хочу заниматься в жизни…
- Никто не знает.
- Я не счастлива…
- Все кругом несчастливы.
- Но вы-то должны же меня понимать, - она вскинула на меня покрасневшие, чуть припухшие глаза.
- Не-не-не, - протестующе поднял я ладонь. – С чего это вдруг мне вас понимать? У меня-то все хорошо. Все что я делаю – классно. И я себе нравлюсь так сильно, что готов одалживать себе деньги.

- Вы серьезно? – Девушка недоверчиво приподняла одну бровь. В ее взгляде появилось любопытство, а слезы перестали капать на стойку.
- Нууу… - замялся я, - Не то, чтобы речь шла о крупных суммах…
- Я про то, что вы себе нравитесь.
- А, вы об этом… Да, я серьезно.
- Но вы же… - Она окинула меня взглядом от макушки до пояса. Окинуть меня взглядом ниже мешала стойка. – Вы же просто… Бармен. – Наконец нашла она нужное слово.
- Да. И как бармен, хочу заметить, что вы плачете себе в бокал.

Она автоматически посмотрела на свой стакан. Затем горько усмехнулась. И мрачно сказала:
- Понятно. Вы просто шутите…
- Нет. Если бы я хотел пошутить, то сказал бы, что мы не разбавляем напитки.
Она снова подняла на меня глаза. На ее лице появилось слабое подобие улыбки.
- Может, все-таки выпьете со мной?
- Спасибо. Но нет. – Снова отказался я.
- Дайте-ка я угадаю. Это потому что вы не пьете разбавленное?
- Хм. А вы быстро схватываете суть. – Согласно кивнул я.

- Ну, предположим, я вам поверила, - сказала она, поднимая бокал и глядя на меня сквозь мартини. – Как вам удалось понравиться себе? И как вы решили, что бармен – это вот как раз то, что нужно?
- Ладно. Итак, я родился очень давно в семье…
- Так. Стоп. – Остановила меня девушка. – Может быть, есть какая-то сокращенная версия?
- Вот так всегда. – Удрученно покачал головой я. – Ладно, черт с вами. Слушайте сокращенную. Для начала я перестал пытаться понравиться другим людям. И перестал пытаться соответствовать чужим представлениям о себе. Все ж люди разные. Все равно не получится всем угодить.
- Ну… Мнение близких-то все равно важно. – Возразила девушка.
- Важно, - согласился я, - Но видитесь вы с ними даже не каждый день. А вот сами с собой – круглосуточно. Поэтому мне все-таки в первую очередь важно нравиться самому себе.
- Так. Ну, допустим. – Сказала девушка и махом допила бокал. – Но почему все-таки бармен?
- Как-то раз я спросил себя – кем я всегда мечтал быть. И в какой-то момент понял, что вот оно. Ночная жизнь. Веселые пьяные люди рядом. Дикие безумные истории каждую ночь. Тебе доверяют. К тебе тянутся. Всегда классная музыка.
- И не жалеете?
- Честно говоря, нет. Я искренне люблю то, чем занимаюсь. Можно сказать, я этим живу.

- Может мне тоже к вам барменом пойти? – Усмехнулась она.
- Давайте. – Парировал я, - Я совсем не против напарника. Одному тут в последнее время скучновато.
- И когда приступать?
- Можете завтра в это же время.
- Хорошо. Обещаю, завтра буду тут. Как штык. – Шутливо произнесла девушка и протянула мне руку. – Марина.
- Влад, - представился я и ответил рукопожатием.

Мы немного помолчали. Каждый думал о своем.
- Еще не передумали насчет выпить со мной? – Наконец спросила Марина.
- Черт с вами. Уговорили. – Сдался я.
Я налил ей еще один бокал мартини. Себе я нацедил рюмку темно-красной жидкости из личной фляжки.
- Что это? – Спросила девушка, кивая на рюмку. – Кампари?
- Скорее «Кровавая Мэри». Собственный рецепт.
- Ого. Дадите попробовать?
- Нет. – Ответил я. И немного подумав, добавил, - Может позже.

Девушка натянуто улыбнулась. Возникла неловкая пауза.
- Так значит, - Наконец сказала она, - Перестать оглядываться на других. И подумать о собственных желаниях. И это весь секрет вашего счастья?
- Ну да. – Ответил я. – Ну и еще, пожалуй, свежая человеческая кровь помогает делу.
- Что?
- Ой… Я забыл упомянуть, что я вампир?

- Ого, - насмешливо сказала Марина. – Так вы еще и вампир. А чем докажете?
- Ну сами подумайте. Сейчас разгар пятничного вечера, а в баре ни души кроме нас. Если вы внимательно посмотрите на зеркальную стену за моей спиной, то поймете, что я в ней не отражаюсь. А если зайдете за стойку, то увидите, что я не отбрасываю тени.

Она недоверчиво смотрела на меня широко распахнутыми глазами.
- Не бойтесь, - Постарался успокоить я ее, - Я не собираюсь вас убивать. Только выпить немного крови и обратить. Понимаете, у нас сегодня ночь обращения. Мы пополняем свои ряды. Это совсем не больно.
Она по-прежнему улыбалась. Но теперь укоризненно и немного разочарованно.
- Слушайте, Влад. – Сказала она. – Вы, конечно, меня извините. Но прикинуться вампиром – это худший подкат на свете. Нам же не двенадцать лет, правда?
Я улыбнулся ей в ответ. Но она все равно закричала. Наверное, потому, что улыбнулся я слишком широко. И она заметила клыки.

Показать полностью
  •  
  • 156
  •  

Два соседа.

в

История первая. Буран.


"Дела давно минувших дней,

Преданья старины глубокой"



Наверное в каждом селе есть люди, поведение и образ жизни которых, вошли в фольклор. О их жизненных коллизиях рассказывают и много лет спустя.


Во второй половине прошлого 20-го века в большом селе в Восточном Казахстане жили два соседа. Мужики уже в возрасте. Слегка за пятьдесят.

Дома их стояли, через очень широкую сельскую улицу, ровно напротив друг друга.  От домашних заборов до трассы с каждой стороны было метров под тридцать.

Заборы были в национальных традициях. У Миколы немного покосившийся, дыры от сгнивших досок заплетены ветками.

У Керльфестра забор ровный и в любое время года казался свежевыкрашенным.

Разница в национальном менталитете не мешала Миколе и Керльфестру быть закадычными приятелями.


Однажды зимой, они под самогонку, засели за игру в "дурака" в доме Керльфестра. Играли при свете керосиновой лампы азартно, матеря плохую карту и друг друга. Первач употреблялся в процессе.

Фрау Керльфестер удалось выпроводить гостя к полуночи, лишь под предлогом начинающегося бурана.

Микола проиграв последюю партию, бросил карты, попрощался с хозяевами, нетвердой походкой пошёл домой.


Казахстанский буран иногда длится днями, засыпая дома по самые крыши снегом. Видимость, в этой ужасной метели, близка к нулевой. Оказаться в степи во время него, почти тоже что сыграть в "русскую рулетку" Дороги исчезают, направление движения определить невозможно. Морозный ветер сбивает с ног. И прочие сопутствующие "радости".


В четыре часа ночи, в дверь дома Керльфестров, раздался настойчивый стук.

Ещё не протрезвевший хозяин, засветил лампу.

На пороге Микола в тулупе и малахае. Через забор он перелез.


-Микола? Что случилось?

-Ты знаешь, Керльфэстер, чому я у послидней партии дураком остався?

-?

-Бубнового туза тоби недав!


Повернувшись через левое плечо кругом, больше не сказав не слова, Микола ушёл в буран. Керльфестер, не замечая летевшего в дом снега, с открытым ртом, лишь смотрел на метель, в которой растворился его азартный и бесстрашный друг.

Показать полностью
  •  
  • 12
  •  

Тысячеликий злодей

в

Принтер запел свою пластмассово-механическую песню и выплюнул первую страницу документа. У моего друга Матвея Ерохина, к которому я зашёл распечатать договор, в комнате было тепло и спокойно.


Сам хозяин развалился на диване и уткнулся в книгу.


— Что ты там всё время читаешь?

— “Тысячеликий злодей”, Джозеф Бэлкамп.

— Роман?

— Нет, не художественное. Что-то вроде психологического исследования на основе статистики. Этот Белкамп придумал свой термин — моносценарий. Описал стадии среднестатистической судьбы современного человека.

— А, знаю. Это про которую сейчас все говорят? Человек в условиях постхристианства?

— Да.

— И что, какие там стадии?


Матвей задумался, потом начал рассказывать.


— Сначала все дети думают, что они уникальны. Это первая стадия — иллюзия. Иллюзию формируют семья и социум. А больше всего — детская литература. Малышня слушает сказки про рыцарей, которые побеждают драконов, смотрит мультики про избранного волшебника, спасителя миров и так далее. В итоге мальчики хотят стать первооткрывателями, космонавтами и великими воинами, а девочки — знаменитыми певицами, балеринами и моделями. Пока ещё никто не понимает, что из этого реально, а что нет. Главное — это образ героя, который борется за добро и справедливость и несёт в своей жизни много смысла и добра.


Потом следует отрицание. Бог посылает человеку многочисленные знаки о том, что он ничем не отличается от других. Носит такую же одежду, также мокнет под дождём и не может спасти от смерти своих близких. Там много примеров, целая глава. Люди все эти знаки предпочитают не замечать и мечтают дальше.


В какой-то момент вчерашние дети с ужасом обнаруживают себя двадцати-, тридцати- или сорокалетними серыми личностями в “большом муравейнике с однотипными норами” — как-то так. И понимают, что за всё это время ничего не поменялось. Лишь осыпался фасад в доме или протёрлась обивка на старом диване. Сам человек приходит к тому, что откладывал свою жизнь на потом и в итоге не смог реализовать свои детские порывы. Это называется осознание.


— Погоди, но есть же те, кто добился своей мечты.

— В книге говорится, что это тоже иллюзия. Люди, достигнувшие высоких целей, не понимают этого. Жадной человеческой натуре всегда мало. Ещё многих портят деньги.


Принтер перестал печатать.


— Чем заканчивается-то?

— Я только до середины дошёл. Но вроде те, у кого осознание не наступило, продолжают болтаться в тумане детских грёз. Просто плывут по жизни, остаются обывателями, и ничего не пытаются предпринять для достижения мечты. Злодеи своей судьбы и жизни.

— А другие?

— Если не будешь меня отвлекать, скоро расскажу.  

Показать полностью
  •  
  • 10
  •  

Рим пал

в

Давным-давно, в 410 году армия готов осадила Рим - Вечный город. Император Гонорий вовремя удрал в Равенну, где жил вместе со своим любимым петухом по кличке Рим. Петух - это птица такая, если кто-то не в курсе. Готы между тем штурмовали столицу Западной Римской империи, но взять ее не смогли и несли большие потери - ведь они не умели строить осадную технику. Могущественный готский король Аларих решил пойти на хитрость.


Аларих на глазах у ликующих римлян стал сворачивать лагерь и готовиться к отступлению. В Рим отправился гонец и сообщил, что Аларих восхищен стойкостью защитников города, поэтому он устал, уходит и дарит римлянам три сотни молодых рабов. По всей видимости, историю про Троянского коня латиняне забыли, да. Триста готов вошли в город, и целый день честно трудились на своих "хозяев". Вечером "рабы" напали на стражников, охранявших ворота, перебили их и впустили своих соплеменников в пределы Рима.


Три дня варвары грабили Рим. Были уничтожены многие произведения античного искусства, однако при этом Аларих пощадил церкви и священную утварь – ведь готы были христианами. Еретиками-арианами, но священники им деликатно об этом не напоминали. Разрушив и спалив часть города, готы ушли.


В Равенну пришла весть о падении города. Слуга Гонория вбежал в покои императора Запада и закричал: "Гонорий, Рим погиб!"


- О, ужас! Ах, какое несчастье! - заголосил Гонорий Я же его сам только что кормил! Кто же отравил моего любимого петуха?


Но когда Гонорий понял, что готы сожгли город Рим, он успокоился, попросил слугу больше его по таким мелочам не беспокоить, и пошел к своему петуху. Петух - это птица такая, если кто-то забыл.

  •  
  • 32
  •  

Записки торгового представителя. Часть 5. "Попытки работать на себя."

в

…Очень много лет назад, когда я был еще совсем молодым пареньком, я пришел работать в компанию "ВБД — Напитки". В тот самый год эта компания решила радикально изменить свою политику. Начиная с начала 90-х, основное направление компании — молочные продукты. Выпускаемые этой компанией различные воды и линейка соков всегда оставались в тени основного продукта. И в какой то момент компания сменила фактически всех, кто связан с продажей напитков и с нуля набрала тех людей, кто сможет вывести в лидеры всю эту продукцию. Взамен компания предложила те условия, от которых мне, как торговому, просто невозможно было отказаться. Примерно за 3-4 месяца весь штат отдела продаж обновился, от руководителей до мерчендайзеров.

И спустя несколько лет эта отличная команда вывела компанию в лидеры продаж по стране, задача была полностью выполнена.


И именно в тот самый момент, в самом начале сложного и долгого пути, в эту команду попал и я на должность торгового представителя по той самой дикой рознице. Приехав в компанию на собеседование на стареньком Опеле Вектра А 1992 года я вскоре пересел на служебную новенькую Ладу 2114 серебристого цвета. Задача нам, как работникам отдела продаж, была поставлена очень простая и лаконичная. "Максимум клиентов, максимум представленности, максимум продаж." Другой вариант мы все понимали на примере предыдущей команды, за которой мы все в случае провала могли последовать. И ребята просто вгрызались в территорию и боролись за каждого клиента.

Записки торгового представителя. Часть 5. "Попытки работать на себя." длиннопост, торговый представитель, авторские истории

Но жизнь интересная штука… В какой то день я приехал небольшому магазину…И моя жизнь резко свернула с привычных рельс и пошла совершенно в другую сторону. Об этом я написал как то раз рассказ чуть ниже в постах.


Моя беззаботная холостяцкая жизнь круто изменилась и вдруг в ней появилась женщина и две таких же блондинистых малютки, ее миниатюрные копии от первого брака.

Прошло еще немного времени с момента нашей встречи и маленькая блондинка ушла с того самого магазина и стала сотрудницей отдела продаж прямого конкурента компании ВБД — Холдинга Лебедянский. Немножко об этой истории и как вообще это произошло и что будет из-за этого дальше я так же упоминал одном из "рассказов торгового". Тем жарким летом старт карьеры обаятельной и жизнерадостной блондинки был столь успешен, что ей вскоре доверили всех ключевых и оптовых клиентов. А мы купили ей красненький автомобиль, на котором она лихо рассекала по Питеру.

…Прошло немногим больше двух лет, как я впервые пришел в эту компанию. За эти годы продажи компании стремительно выросли, значительно увеличилась линейка продукции. Новая команда компанию не подвела и полностью оправдала возложенные надежды. В ответ компания обеспечивала как и профессиональный рост сотрудников, так и карьерный. За который собственно иногда и происходила крысиная офисная возня.


."Иной раз можно стать выше, вырыв другому яму". Именно этой поговорке решил следовать один из сотрудников компании и явился с докладом к самому большому босу. На самый верх. В котором он рассказал о вопиющей несправедливости, творящейся в компании. Один из торговых такой благочестивой компании имеет невесту — сотрудницу отдела продаж конкурента. И, о Боже! Наверняка она, самым коварным способом (18+), выпытывает у него коммерческие секреты. В главе компании сидели серьезные люди, без чувства юмора, которые дали лаконичный ответ — уволить.


".Первое апреля. Раннее утро и я, как обычно, приехал на собрание в наш офис. Ко мне подошел мой начальник, очень хороший человек и просто уже друг. Помолчал, собрался с мыслями.


— Антон, мне сказали тебя уволить… Нет даты, ты можешь сам выбрать любой день в разумных пределах. Но в этой компании ты уже работать не будешь.


— Хорошая шутка! Но не смешная — сказал я, помня сегодняшнее число.


-К сожалению это не шутка…


-Но как так? Я всегда выполнял все планы. У меня скоро свадьба, ты свидетель на этой свадьбе!


У меня нет машины — я не могу вот так сходу устроиться в любую другую компанию на аналогичную должность. Я наконец снимаю квартиру, двое детей…свадьба опять же вот-вот… Как так то…


Долгое молчание…


-Антох… У нас сейчас два варианта развития событий. И ты можешь выбрать любой. Уйти самому. Но ты можешь отказаться и тогда мы уйдем вдвоем. Как будет по твоему лучше? Это система, с ней нет смысла бороться…"


В тот момент я очень сильно разочаровался в работе в отделе продаж да и в принципе в работе на кого либо. И родилась идея открыть магазин. Обычный розничный магазин, поскольку мы оба уже полностью были в этой теме, работая в этой отрасли далеко не первый год. Теща взяла кредит на 200 тысяч и присоединилась к этой идее, выступая основным спонсором. Точнее единственным, так как кроме этих 200 тыс. больше не было ничего. Ни денег, ни машины. С учетом того, что с будущей женой я жил на окраине города и до ближайшей станции метро идти пешкодральником с утра и до обеда, вопрос машины встал крайне остро. В рассрочку под честное слово у подруги моей жены был взят VW Golf 2 далекого 1989 года в полном заводском стоке и в практически максимальной комплектации: Гольф 2:

Записки торгового представителя. Часть 5. "Попытки работать на себя." длиннопост, торговый представитель, авторские истории

Теща, как генеральный спонсор, оформила ИП. Дальше мы занялись поиском помещения и жена нашла интересное предложение от представителей "Райффайзенбанка"взять в аренду их бывший офис о 80 квадратах за 50 тыс\мес. Два входа, пустые стены, подсобка и туалет. Все…

Было решено рискнуть и мы отдали 100 тысяч из имеющихся 200, как оплату первого и последнего месяца аренды. У нас осталось еще 100 тысяч и голые стены без какой либо мебели и оборудования. Это же раньше был просто офис.


Через пару дней в магазине появились полки вдоль стен и прикассовые столики-витрины. За это мы отдали еще 80 тысяч. Но не стоит забывать, что рулила всем этим обаятельная и совсем неглупая блондинка. Она встретилась со всеми торговыми всех компаний-поставщиков, которые нам были нужны. Пивоваренные основные игроки, сигаретники, молочка, хлебозаводы. И смогла договориться о беспрецедентной вещи… В течении нескольких дней поставить под свою продукцию полностью оборудование — стеллажи, холодильники и стойки. И первую поставку обязательно в рассрочку. Отказать ей не смогли и магазин стал преображаться. Во дворе появились первые Газельки с товаром, а в самом магазине глухо зашумели фирменные холодильники с пивом, Пепси и молочкой от ВБД.


А я же взял остатки бабла, сел с женой в свой Гольф и поехал в гипермаркет Лента. Там мы взяли сразу две телеги и стали складывать туда все, что шло в ней по акции, товар с красным ценником. Мы не знали, будет это продаваться в нашем магазине или нет, но ведь нужно было с чего начать. Пряники, различные шоколадки, баночки с кофе по 3-4 шт каждого наименования, несколько видов чая. Рис, макароны. Дошираки и Биг Ланчи. Консервы и несколько конфет. Просто всякой всячины по минимуму на все бабки, которые у нас были. И это все мы аккуратно "размазали" по полкам.


…В первый день работы магазина у нас в кассе оказалось 500р. Нда… Во второй день было уже получше, в кассе в конце дня оказалось аж целых 800р…Кстати как такового кассового аппарата поначалу у нас так же не было. Вместо него несколько месяцев стоял большой черный калькулятор.


Вскоре мы разделились — в будние дни работал в магазине я, а в выходные жена. Магазин решено было открывать в 7.00, а закрывать в 23.00. То есть просто работать по максимуму. А заодно понять то, что хочет народ, заходящий к нам в гости в магазин.


Это лето было очень жарким… Народ мучался жаждой и очень хотел пить. И пить все, что пьется. Это и вытянуло моментально магазин. Рядом офисный центр и проходная завода. А вот ближайшая "Пятерочка" гораздо дальше. И народ повалил в наш магазин. Работяги за пивком и сигаретами, а девченки с бизнес-центра за водой, биг-ланчами и печенюхами. И все это в виде непрекращающегося потока. Холодильник "Пепси" бывало грузился дважды в день, а холодильники с пивом к концу рабочего дня опустошались полностью. Оборот магазина стремительно увеличивался, а мы старались понять и проанализировать потребности основных наших покупателей.


…Которые поначалу приняли суетящихся в магазине невысоких и худеньких паренька и девушку за брата и сестру. Уж очень они были похожи как и внешне, так и по поведению, как будто оба они были на одной волне и понимающие друг друга без слов. И очень сильно удивлялись, когда узнавали тот факт, что у этих "брата и сестры" скоро будет свадьба. И именно к этой самой свадьбе ежемесячный оборот магазина вышел на рекордный уровень и перескочил за планку в миллион. Это был успех, который дался очень нелегко. Мы все очень устали… И сразу после свадьбы, взяв детей, мы все дружной компанией уехали очень далеко. В те края, где светит солнце и плещется теплое море…

По осени оборот магазина уже позволял взять продавцов, а не стоять с 7.00 до 23.00 у кассы. Магазин стал более автономным, уже есть кому и открыть магазин с утра и вечером его закрыть. Кредит был полностью выплачен, а теща уже регистрировала ООО вместо ИП, чтобы можно было открывать вино-водочный отдел, площади магазина это позволяли. В магазин ежедневно в среднем приезжали около десятка Газелек с заказами и их нужно было и разгружать, принимать и выставлять в наши полтора десятка холодильников и объемные полки. Чем я и стал заниматься, выполняя одновременно роль и грузчика, сменного продавца и администратора.

С наступлением зимы я ушел из магазина и больше там не работал. В нем осталась жена, теща и три продавца. А я же стал сотрудником одного из крупнейших в России хлебозаводов, где отработал на разных должностях и отделах целых четыре года. От торгового представителя по рознице до регионального менеджера. Плюс ко всему именно тогда я стал заниматься перепродажей автомобилей. Мы с женой и детьми переехали в более просторную и комфортную по своему расположению квартиру. Магазин немного уменьшил обороты, все же с разных концов поджимали сети. Но он, работая практически в автономном режиме, давал небольшую, но стабильную прибыль. А я катался по району на своем Гольфе и тоннами продавал булочки и батоны. И у меня именно в то время родилась еще одна идея…


В 2012 году я развелся. Почему и как — останется навсегда не написанной страницей. Я перестал заниматься перепродажей тачек. Я перестал выходить на работу. Стал бухать и скатываться по нарастающей вниз. И единственное, почему я был не уволен — это то, что в руководстве этой компании работают Люди. Именно так, с большой буквы. Я их помню и буду помнить. Именно с их пинка и моральной поддержки я начал все с начала.


Я начал снова взгрызаться в свой район и бороться за каждого клиента. В моем дворе вновь появились тачки на прокачку и дальнейшую перепродажу. И у меня появилась реальная возможность и средства реализовать свою давнюю идею.

Записки торгового представителя. Часть 5. "Попытки работать на себя." длиннопост, торговый представитель, авторские истории

…Свой собственный хлебобулочно-кондитерский магазин. Работая на крупнейшем хлебозаводе в стране я и успел полюбить сам по себе эту всю продукцию и понять очень многие тонкости в ее продаже. Мои непосредственные руководители сказали очень просто — "Мы всегда поможем!".

.В пригороде был с советских времен некий небольшой по меркам Петербурга хлебокомбинат. Который как и многие заводы имел собственную сеть магазинов по продаже хлеба. Но настал кризис, наступили времена сетей и завод попросту стал банкротом, а часть магазинов была продана частным лицам. Я понимал, что реализовать задуманное вот так сходу не получится. По своему виду на бизнесмена я явно не тянул. :)))


И в один из слякотных пасмурных дней владельца одного из таких магазинов поверг в психологический ступор некий скромный паренек. В двух словах он объяснил, что данным магазином заинтересовался вот тот самый большущий хлебозавод и хочет здесь иметь свой фирменный магазин. Парень к моменту визита прекрасно знал оборот магазина и его выхлоп по прибыли. И знал ту цифру, которую нужно было назвать. И владелец магазина тоже все прекрасно знал и умел считать. Но смущал скромный паренек на старом Опеле и вся эта история с фирменным магазином. Что за хрень? И была назначена встреча на другой день, для более детального и предметного разговора.


…В назначенный день и время к магазину вместе с пареньком приехали ну очень серьезные люди из руководства того самого завода и стало понятно, что никто и никак здесь не шутит. Договор был подписан меньше чем через час.Но к удивлению "фирменный" хлебный магазин вдруг стал ИП с фамилией "того самого" паренька, заключил договора с десятками различных хлебозаводов и местных пекарень и стал наращивать обороты.


Мечта отчасти сбылась…


…А в это время на другом конце Петербурга во двор большого многоэтажного дома заехала темная Пузотерка. Тихонько припарковалась на свое обычное место у подъезда. Где то рядом в том же дворе стоял старенький Логан, но юная красивая девушка, неспешно вышедшая из модного купе, не обратила на него никакого внимания. Она не знала, что этот потертый временем Логан в следующем году станет невольным катализатором перемен в ее жизни. И встречи. Именно из-за нее этот хлебный магазин в следующем году уйдет обратно к старому владельцу. На этот магазин просто не останется ни времени, ни сил. Она будет важнее. И еще она не знала, что в том году станет мамой Маленького Ржуни…


Но это уже другая история… И об этом позже....

Записки торгового представителя. Часть 5. "Попытки работать на себя." длиннопост, торговый представитель, авторские истории
Показать полностью 4
  •  
  • 31
  •  

Жадность

в

О том, что Андрюха большой любитель спорить, я узнала совсем случайно. Чудным зимним вечером, года этак 90 , мы ждали очередь в легендарную пышечную у ДЛТ. Иногда хвост любителей тогдашнего фастфуда простирался чуть не до Невского, так что стоять приходилось прилично. И тут я, смущенно хлопая глазами, признаюсь:

- Представляешь, вот знаю, что больше трех не съем, но чем ближе к дверям, тем больше начинаю жадничать и ВСЕГДА беру четыре…


-Ну, иии….


-Да ничего, одну всегда голубям отдаю. Сегодня, надеюсь, ты доешь.


А надо сказать, что стоим мы уже в тамбуре, аккурат на границе борьбы моего разума с инстинктами. И тут в Андрюхиных глазах я увидела доселе мне не знакомый лихорадочный блеск:


- А шесть – слабо? За мой счет, ну а не съешь, за меня заплатишь. Шесть как раз моя норма?!!!


- Андрюш, я же сказала, что дурочка, но никак не дебилка. Знаю, что съем три, беру четыре. Ф-у-у.


- Ир, в двойном размере.


-Что, в двойном размере ?


- Твои шесть оплачу в двойном размере,- Андрюхина решимость росла и крепла. И кто знает, до чего мы бы договорились, но он мечтательно улыбнулся и поведал:


- Я как-то с одноклассницей поспорил, что она торт из « Севера» не съест…


Если коротко, то несчастная соседка по парте имела глупость брякнуть, что так любит сладкое, что если была бы возможность, схомячила бы торт чуть не с ленточкой и коробкой. Кто ж знал, что Андрюхиным ушам непроверенные мечты доверять не то что нельзя, а очень опасно. После короткого уточнения веса торта и кондитерской (жертва металась между «Метрополем» и «Севером») юный воплотитель мечт, он же змий искуситель, чуть не с вечера писал на руке номерки, занимая очередь за кулинарным шедевром. И вуаля!!! 1,5 килограммовое чудо и столовая ложка во власти бедной сладкоежки. Я не помню предмета спора, но до сих пор глупышка даже чай без сахара пьет. А при виде белого медведя на вывеске некогда любимого магазина трусливо перебегает на другую сторону проспекта.


В тот вечер я первый (и, как показала практика, единственный) раз взяла три пышки, оставив голубей голодными.


И это только начало нашей истории.


Через пару лет, когда мы все оказались в другой стране с доселе невиданными рынком и свободой торговли, ваши покорные слуги, конечно, были во первых рядах молодой и дерзкой формации предпринимателей. Мальчишки привозили из Китая , Турции, Америки, вобщем , где давали, там и брали, огромные тюки со всем, чего раньше было не достать. Все это богатство сгружалось в халявном офисе на Пушкинской 10 (город не мог определиться кому принадлежит особняк, давно поставленный на кап.ремонт и , пользуясь его временной бесхозностью, здание захватили все, у кого такие возможность и наглость были). Каждое утро контору заполняли многочисленные сотрудники (они же наши друзья), получали товар, забирали раскладные столики, стульчики и прочие приспособления для уличного бутика и разъезжались по торговым точкам. Вечером, соответственно, все в обратном порядке.

Как то зависли у нас «Сникресы» и шампанское «Spymante», взятые у оптовика с «Апрашки» на консигнацию. Вопрос-пустяк, но глубокие Израильские Андрюхины корни не давали ему спокойно спать. И еще с нами работал мальчик Леня , а у Лени с Андрюхой была общая историческая родина, но страсть своя, индивидуальная. Леня любил халяву, но так открыто и бесхитростно, ч то мы с легкостью угощали его сигаретами, зная, что в у него есть свои .


В тот знаменательный вечер Леня залетел в кабинет со своей неизменной открытой детской улыбкой и…. произнес (тара-ра-рам!):


- Мля! Голодный, страсть! Слона б сожрал, чесслово!!!- и бухнул коробку со «Сникерсами» на стол.


Андрюха не думал ни секунды. О том, что дважды два – четыре, он знал, еще не родившись:


- А если на халяву?


- В смысле?


- Ну, коробку «Сникерсов» съешь, я оплачу ее и еще одну сверху за выигрыш, ну, а не съешь, обе оплачиваешь ты. Согласен?


Леня, аж зажмурился от такой улыбки судьбы, уж чего- чего, а ТАК ему не перло еще никогда!


- Я? Коробку сникерсов, на халяву, да еще одну сверху? Стой, стой, а ты не шутишь? Может розыгрыш какой?- у Лени от мысли о возможно уплывающей удаче чуть глаза из орбит не вывалились.


Андрюха, вспомнив об общей исторической родине и немного оторопев от такого энтузиазма, усложни задачу:


- Без запивки!


- Да! Да! Да! - Леня не верил своему счастью.


Уже это предвещало много веселья для нас и мало для стороны, принимающей спор, но тут опомнился Ленькин напарник Сережа. Нормальный парень, никто доселе его тяги к дармовщинке не наблюдал.


- Что? Где? Я тоже участвую ! Меня тоже возьмите! Э, ребя, «Сникерсы» еще есть? Я щас две коробки съем!!!!


Сказать, что Андрюха был счастлив как никогда в своей жизни, это не сказать ни чего. Свет из его глаз заполнил всю комнату, блаженная улыбка от уха до уха, отвисшая челюсть… Щелкунчик, одним словом.


- Есть, Серый, есть. Как раз две коробочки и осталось.


Мальчишки ели с энтузиазмом и в унисон. На девятых батончиках арахис, нуга, густая карамель, схватив за шиворот толстый слой шоколада, стали резво рваться обратно из молодых организмов. Одновременно включились мозги. Трезво (тогда еще) рассудив, что чем меньше они съедят, тем больше продадут, напарники выкинули белый флаг и оплатили шоколадки. Тут бы им и бежать без оглядки, но в тот вечер удача сопутствовала другим.

- Пить! Я из лужи пить готов!- простонал Серега .


Напоминаю, дом на кап.ремонте, в кране с водой напряженка. В эту секунду нашего злого гения начало просто рвать на части.


- Могу предложить шампанского. Коробочка всего- то 12 бутылок!


-Каждому?- уточнили оппоненты.


Спасибо судьбе, извергом Андрей не был.


- На двоих. И одна сверху, идет? Закусывать можно … «Сникерсами».


Тут наступила очередь Серегиной фортуны. Дело в том, что он был студентом, но не простым, а приезжим. Все понимают, что общага закаляет алкоголем похлеще , чем Павку Корчагина вера в светлое будущее.


- Мне 6 бутылок этого лимонада! Согласен!


Леня поддержал.


Пили без закуски.


По третьей открывать не стали.


Но и это еще не конец. Посчитав, что печальный, он все же опыт, друзья проанализировали ситуацию и сделали следующее:


Их точка была рядом пышечной, с которой наш рассказ, собственно и начинался (судьба). Апраксин двор – рукой подать. Задачу усложнили, во избежание проколов, но суть одна - съесть коробку «Сникерсов» за 25 минут, дальше по тексту. Оптовики с «Апрашки» носили экономических гениев на руках. Очередь за пышками отдыхала по сравнению с количеством желающих выиграть спор. Вся контора с придыханием ждала вести с полей.


Я наблюдала эту вакханалию лично, и со всей ответственностью могу заявить, за 9 месяцев нашелся ОДИН пожиратель шоколада, который выиграл спор. Уложился и во времени и в количестве. Не знаю что с этим героем сегодня, но есть огромная вероятность, что к «Сникерсам» он относится прохладно.

Показать полностью
  •  
  • 23
  •  

Крылья что грядут

в

Здравствуйте пикабушники. Я решил поделиться с вами моим маленьким проектом. Так как сейчас я ненадолго отстранился от больших произведений решил пока пописать вот такие мини-истории. Если вам тоже нечего делать либо просто понравился стиль или хочется побольше разные истории пишите в коменты свои предложения, я с радостью постараюсь написать мини-историю. И конечно же я буду рад любой критике (объективной) и спасибо за уделённое время.


***


У нас пропал свет. Нет не то что бы это случалось каждый день, но довольно часто. Раз в месяц может вырубит на пару часов, иногда дольше. Зимой эти периоды обычно обостряются, и мы можем всем взводом сидеть без света по нескольку дней. Конечно это не такая большая проблема даже зимой, казармы у нас тёплые, да и иногда есть чем согреться…

- Что опять шкрябаешь любовные записочки в своём дневничке? – это сказал Ярик как всегда хлопнув по верхней койке рукой так что в голове зазвенело.


Ярик был самым дерзким нахалом из всех что я знал. Он самый грязный кобель и самый ленивый солдат, о его лени можно создавать легенды и уверяю вас он будет по мощнее Геракла. А о отдельных его «подвигах» можно составить альманах различных отгулов, откосов и… Короче по совместительству он мой лучший друг.


Я не стану ему отвечать, не сейчас иначе это как всегда затянется в очередной разговор о… в общем неважно. Буду просто писать, он как всегда понудитсья пару минут, пошныряет по казарме и уйдёт доставать кого-то ещё.


О чём это я. Ах да, свет. Единственная проблема его отсутствия так это телевизор. Когда он не работает, работаем мы, и когда ты стоишь, зимой, по колено в снегу, то только и мечтаешь о том, как бы включить телек, забыться и утонуть в его вещании.


Нет конечно у нас есть генераторы, там, и всякое такое. Мы не сможем долго пробыть автономно с такой гигантской аппаратурой, но конечно если питать маленький телевизор. Эх, что-то я не о том. В общем есть у нас генератор, но лейтенант ух как злиться, прям краснеет… а вот и он…


- Что это такое? - крикнул лейтенант – я тебя спрашиваю ефрейтор Шпагин, что это?


- Б-бутылка из-под водки сэр.


- Я вижу, но что она тут делает? Мм? Молчишь? Убери её солдат, а ещё раз увижу такое неподобство получишь все десять нарядов вне очереди.


- Сэр так точно сер.


…И вот опять он покраснел, прям вздулся, от этого его худое лицо выглядит странно. Я закончил уборку, жаль солнце уже заходит, придётся продолжить завтра.



Ночью навалило кучу снега, лейтенант запряг отчистить радиолокационную станцию и крыши казарм, надаривались мы ух как. Но скажу я вам такой красоты я нигде не видел, уж точно не в Якутске, хоть он и тоже бог пойми где, но здесь прям природа! Вот так и поднимаешься на крышу, слева речушка, Индигирка, справа наши казармы, склад, станция, а дальше, леса, а также горы, горы, горы, очень много гор. Даже профессор что обучал меня в универе не смог бы описать то чувство, когда выходишь утром и лицом в снег, кричишь, а эхо по лесам, по реке. Жаль его тут нет, скрасил бы время, телик то не работает. Помню, как он рассказывал про Африку, и когда он говорил о ней я буквально слышал те ритуальные песни абориген, ощущал топот их танцев. А когда он описывал пляж, я будто сам лежал на писке и впитывал тепло солнца. Да, тут мне этого не хватает.


Но знаете не люблю я таких диких мест, да хоть из-за того, что свет отрубается, но мы ещё не в самой жопе, снежной, снежопе, да это слово подходит для описания. В настоящую снежопу отправили моего брата, ещё во времена СССР, вот там да, два года в пустом лесу, да в палатке. Мне ещё повезло, часть находиться недалеко от Усть-Неры, какой никакой город. А севернее нас есть посёлок Предпорожный, как говорит лейтенант он почти заброшен и интересных мест там хоть отбавляй. Ну и мы как раз посерёдке с этой станцией, сидим только консервы жрём.



Поскольку света нет уже несколько дней лейтенант решил отправить пару добровольцев вдоль проводов хоть этим обычно и занимались городские электрики. Но, конечно, мы были только рады, ведь можно вырваться отсюда хоть ненадолго, может даже в город удастся заглянуть. И конечно я не попал в число победителей. Лейтенант устроил какой-то нелепый конкурс правила, которого, я уверен никто, кроме него не понимал. Я уверен, что проиграл только потому, что он ещё держит на меня обиду за ту бутылку водки, хоть она и не моя, я даже её не заметил, да и водку я почти не пью.



Это случилось. Но я даже толком не знаю, что. Руки до сих пор трясутся, нужно собраться, успокоиться… Наши вернулись, и сказали, война? Но с кем? Как? И… м-м-м, ладно, здесь мне никто не ответит. Похоже я ещё не успокоился… нужно начать с начала.


Наши вернулись под утро (Конечно такая задержка уже никого не беспокоит). В части им это и сказали, одно слово, война. Одного этого слова хватит для дрожи в руках, но нет, это не всё, весь мир в огне и вся страна. Я сказал лейтенанту что пошёл за своим талисманом, но уже задержался. Нужно возвращаться к остальным, я видел, что не один дрожал, когда нам объявляли это.


Только что, нет это была не шутка. Ладно, всё с начала. Наш радар засёк новую ракету. Крылатая ракета с ядерной боеголовкой. Нет стоп лучше так:


- Что это? – спросил лейтенант.


- Крылатая ракета, - ответил Ярки, не отрываясь от монитора.


- Но что она… то есть как… - бубнил лейтенант.


- Похоже сбилась с курса… и упадёт рядом.


- Насколько? – спросил я.


- Усть-Нера.


И конечно понятно, что мы будем делать дальше. Я лейтенант и ещё пять человек, всё кто влезет в транспорт, едем помогать нашей части. Надеюсь в части успеют хоть что-то, хоть как-то помочь людям. Ведь мы не успеем до прибытия ракеты, поэтому я тут, собираю вещи с ребятами и иду одевать химзащиту. Наверное, это всё.


Пишу в машине, это не всё. Когда одевал химзащиту рука так тряслась что не мог поправить завернувшийся угол. Лейтенант помог мне, он не боится, по крайней мере так как мы, его руки не дрожали, но я видел что-то во взгляде. Я долго не понимал зачем пишу всё это. В начале, в казармах это было от скуки, но сейчас это история, история, написанная дрожащей рукой, и может она будет кому-нибудь нужна. Жаль только я не записывал даты.

Показать полностью
  •  
  • 7
  •  

Смирение и послушание

в

«Нет, ну надо же!», - бормотал себе под нос отставной штабс-капитан Евграфий Петрович Каляпин. «Снова эта холера ворует. Мало было дураку палок в прошлый раз – взялся сызнова за старое. Ничего-ничего, в этот раз так его накажу, что век не забудет, не станет более замышлять худого. Вот те крест!»

С этими словами Евграфий Каляпин, прихрамывая на левую ногу и истово крестясь, вошел под крышу ветхого сарая, стоявшего в дальнем углу фруктового сада. Почти докончив переведенную с немецкого книгу «Касаемо вопроса распоряжения землей и работниками», помещик Каляпин уяснил, что крепостные ничем не лучше инструмента, пользуемого в поле и огороде, а где-то даже и хуже, ведь имеют они язык и могут роптать. Вдобавок устают без меры и жрут в три горла.


Книжная ученость, живительной влагой смочившая иссыхающий мозг Каляпина, не возымела бы столь сильного эффекта, если помещик читал бы и другие книги об устройстве жизни в усадьбе. Увы, из Петербурга он выписывал для жены, недавно почившей, лишь любовные романы.


Наконец пришел тот день, когда можно испробовать немецкую диковину, машину «Смирения и послушания», в действии. Она была изготовлена плотником села Михайлова Гора, которое находилось недалеко от усадьбы. Работа велась по чертежам, представленным в заморской книге, шла трудно и результат имела неизвестный.


На платформе, выполненной из досок, был установлен деревянный стул необычной конструкции: без ножек, но с деревянным штырем, который тянулся от низа сидушки к полусфере основы, плотно закрепленной в самой платформе. Такая конструкция заставляла человека постоянно поддерживать баланс, чтобы не завалиться и не удариться головой о деревянный пол платформы. Торс наказываемого надежно притягивалась к спинке стула тремя кожаными ремнями.


В углах платформы, на четырех высоких подставках были закреплены факелы, разгонявшие темноту сарая. Рядом со стулом «Смирения и послушания» стояло мягкое кресло, обитое дорогим сукном бордового цвета, которое предназначалось для экзекутора – помещика Каляпина. Тут же стоял столик со свежими ягодами, фруктами и вином – предполагалось, что «научение уму» будет длиться всю ночь, поэтому для поддержания сил было решено добавить и этот предмет мебели.


Немецкая книга без дела лежала на деревянной платформе, около кресла Евграфия Каляпина. Она была открыта на той странице, где начинались исчерпывающие инструкции, как отучить работника от вредных поступков, используя передовой опыт.


Каляпин подошел к неустойчивому стулу, оперся на него рукой и чуть не упал, когда стул резко отклонился в сторону. Удовлетворенно хмыкнув, он сел в свое мягкое кресло, налил терпкого вина в хрустальный бокал, надкусил грушу и стал ждать.


Ждать пришлось недолго: дворовые люди вели на место наказания Порфирия Глутина, юношу лет шестнадцати, который украл у Каляпина курицу, после чего зажарил ее и съел. До этого из чудесного сада помещика он воровал яблоки, а еще раньше и вовсе груши. Каждый раз били его палками, Порфирий каялся, говорил, что больше красть не станет, но все повторялось.


Дворовые люди перекрестились, войдя в сарай и увидев помост, на котором располагался необычный стул, а в кресле сидел их помещик. Один старикашка бахнулся на колени и начал умолять, чтобы Порфирия «не садили на бесовский стул, а побили палками». Его быстро подняли и вытолкали за дверь сарая.


Каляпин, словно священник на амвоне, достал из кармана помятый листок и начал читать своей «пастве»:


«В сей день мы собрались здесь, чтобы не только наказать Порфирия Глутина, но чтобы научить его добрососедству и уважению к своему помещику, то есть ко мне, Евграфию Каляпину. Для целей этих сооружен сей стул. Садись, Порфирий, не бойся. Во благо это тебе пойдет».


Закончив речь, Каляпин махнул рукой и два мужика усадили напуганного до смерти Порфирия на стул и начали крепко затягивать кожаные ремни.


В сарае к этому моменту набилось человек двадцать дворовых, не считая собак. Порфирий с непривычки потерял равновесие и, заваливаясь на бок, выставил руки и, оттолкнувшись от деревянного настила, опять занял вертикальное положение. Смотря на подобные акробатические этюды, толпа крепостных охала и крестилась, а Каляпин, похожий на кота, облопавшегося сметаной, беззвучно бил в ладоши.


Удостоверившись, что наказываемый уяснил, как сохранять равновесие, Евграфий Каляпин положил книгу «Касаемо вопроса распоряжения землей и работниками» к себе на колени и начал зачитывать последовательность действий, необходимых для вразумления нерадивого работника.


- Итак, пункт 1: «Спросите провинившегося осознает ли он свою вину». Ога. Порфирий, пес ты куцый, понял ли, что натворил?


- Ваше благородие, каюсь, виноват, - быстро ответил юноша, широко расставив руки в стороны и извиваясь на шатком стуле, чтобы снова не упасть.


- Молодец. Цифирь 2: «Если провинившийся не осознал вину, то свяжите ему руки за спиной. Пущай бездумной головой своей бьется об пол деревянный, а ежели осознал, то все равно свяжите, пущай прочувствует вину свою». А ну-ка, подсобите!


На помост, освящаемый мерцающим светом факелов, поднялся кузнец и ловко перевязал руки Порфирия бечевой. Юноша мгновенно бухнулся на пол и потерял сознание. Из разбитого носа и лба струйкой потекла кровь.


Крепостных не удивил вид крови, однако изуверство, из-за которого эта кровь появилась, привело их в оторопь. Повисла могильная тишина. Евграфий Каляпин посмотрел на тело юноши: под головой собралась лужица крови, а грудная клетка не вздымалась. Штабс-капитан послюнявил палец и перелистнул страницу мудрой книги. В зловещей тишине он прочитал вслух очередной пункт:


- Цифирь три: «Сей труд переводил Яким Грек для помещика Кобылова, который, сукин сын, не заплатил обещанного, поэтому далее браню его, на чем свет стоит. Устройство, описанное мной доселе, есть плод моего воображения. Животину палкой не вразумишь - человека и подавно. А тайну немецкую о том, как привести к смирению и послушанию, заберу с собой в могилу.»


Каляпин быстро пробежал оставшиеся несколько страниц, которые в самых грубых выражения описывали качества помещика Кобылова, и громко выругался.


- Развязывай Порфирия, - приказал Каляпин. - Дрянная вещь эти ученые книги. Прочитал одну, и та врет.


Кузнец поднялся на платформу и осмотрел тело юноши:


- Ваше благородие, мертвой он.


- Ах ты ж, загубил! Развязывай и неси до дома.


Крепостные начали креститься и причитать, бабы зарыдали. Кузнец развязал руки, и неожиданного тело Порфирия заняло вертикальное положение и замерло. Все разом выдохнули и, как загипнотизированные, смотрели на восставший труп. Секундное замешательство превратилось в панику, когда живой труп открыл глаза и зло посмотрел на своего мучителя - Евграфия Каляпина.


Штабс-капитан ойкнул и поковылял прочь из сарая, расталкивая крепостных, которые также пустились наутек, увидя подобную чертовщину.


Между тем Порфирий освободился от ремней, вытер рукавом кровь с лица, сел в кресло помещика откусил яблоко и запил его вином. Возбужденные голоса людей раздавались за стенами сарая. Кто-то предлагал бежать за священником, чтобы изгнать беса из тела Порфирия. Услышав это Порфирий широко улыбнулся, отпил вина и подумал:


- Бес из меня что надо получился. А вот докончу бутылку вина и тарелку с яствами и из беса стану смирненьким и послушненьким человеком божьим.


Порфирий не стал дожидаться, когда его все таки накажут за воровство и в ту же ночь сбежал от помещика - поминай как звали. После случившегося Евграфий Каляпин стал еще более набожным и крепко запил, а через полтора года разделил со своей умершей женой тайну загробного мира. Чудо-стул забрала детвора и вкопала в илистое дно реки. Получилось нечто напоминающее шаткую площадку для прыжков в воду. Стоило определенного мастерства вскарабкаться на сиденье, удержаться и, оттолкнувшись как следует ногами, войти «рыбкой» в воду.


Спасибо тем, кто дочитал до сих пор!

Показать полностью
  •  
  • 7
  •  

Неправильно работает

в
Сто лет ничего не продавала по объявлению, а тут решила попробовать. Зарегистрировалась, жду покупателей. За три месяца мне позвонили 5 раз с предложением билетов в театр, 5 раз с предложением записаться в салон красоты, один раз купить акции, один раз выучить английский и один раз пройти бесплатный медосмотр. Покупателей - ноль. Мне кажется, что это не так должно работать.
  •  
  • 698
  •  

Пожар

в

- «Миша! Надень шапку!», - только и услышал он заботливый голос матери, покидая квартиру и наспех надевая головной убор.

Первый снег ассоциировался у него с чем-то новым, происходящим в его жизни. Новое белое полотно – как чистый лист бумаги.


Выйдя на улицу, Миша огляделся по сторонам – там он увидел нескольких ребят, которые лепили снеговика.


Подойдя к ним, он спросил: - «Могу я поиграть с вами?», на что самый высокий из детей ответил и рассмеялся: - «Нет, чтобы делать из снега что-то интересное, нужны обе руки».


- «Эй, однорукий бандит, не хочешь поиграть с нами?», - крикнул ему старшеклассник и хулиган Гена, который двигался по направлению к нему со своим другом Толей.


Мальчишки, направлявшиеся к Мише, жили с ним по соседству. Поэтому, выходя из квартиры, он всегда торопился.



******



Свое прозвище Миша получил пару лет назад, когда перебегая через дорогу в школу, попал под машину и в результате столкновения, левую руку мальчика пришлось ампутировать.


Родители очень сильно переживали за своего ребенка. Мать в слезах носилась по больнице за каталкой, на которой Мишу везли в операционную. Отец общался с врачами, выяснял, какие последствия аварии грозили его сыну.



******



Миша побежал, Гена и Толик побежали за ним, ноги у мальчика были в порядке, поэтому ему удавалось сохранять дистанцию. Когда он проносился мимо людей, он то и дело просил о помощи, просил остановить мальчишек, бежавших за ним, но люди были безучастны к его просьбам. Миша все также бежал, в надежде оторваться от преследователей, он свернул в переулок, но пробежав еще метров десять, заметил, что впереди тупик. Развернувшись, он понял, что бежать некуда – его преследователи стояли у него на пути. Были бы у мальчика две руки, он мог бы перелезть через небольшой забор, закрывающий переулок, но нет, в таком состоянии как сейчас, он не может этого сделать.


- «Ну, вот ты и попался!» - засмеялся Гена и ударил Мишу ногой в живот. Мальчик попятился назад, тогда Толик, подошедший сзади, дал ему пинка. И хотя, в переулке было пусто, у выхода из переулка постоянно сновали люди. На крики о помощи никто не откликнулся.



******



Домой Миша вернулся поздно, весь в синяках и ссадинах. Заметив это, мать спросила его: - «Сынок, что с тобой произошло?».


- «Все нормально, просто упал и не смог удержаться на санях, когда катался с ребятами», - устало ответил ребенок. Он не хотел рассказывать родителям о том, как над ним издеваются соседские мальчишки.


Мать давно подозревала, что с Мишей что-то происходит, но он никогда не жалуется - то ли не хочет ее тревожить, то ли у него апатия.


Потеря руки для несформировавшегося человека – равноценна потере дальнейших жизненных целей, однако, кто-то находит силы двигаться дальше, а кто-то теряет надежду на то, что жизнь вернется в прежнее русло.



******



- «Дорогой, мы с отцом уедем в командировку на пару дней. Ты достаточно взрослый, чтобы остаться ненадолго одному», - с печалью в голосе произносила мать.


- «Я справлюсь, мам, не переживай!», - уверял Миша свою маму.


Слезившиеся глаза его мамы выдавали искреннее беспокойство за сына, но работа требовала иногда закрывать глаза на мелкие семейные неурядицы. Тем более, скоро они купят большой дом в другом, более приличном районе, и Мише больше не придется находиться под «прицелом» осуждающих взглядов соседей.


- «Может мне стоит попросить кого-нибудь присмотреть за тобой?», - в сердцах спросила мама.


- «Я взрослый, мам, ни о чем не волнуйся!», - Миша был настроен решительно.


- «Будь умницей, сын!», - появившийся в дверях отец, подошел и погладил сына по голове, и сунул ему в карман немного наличных денег на карманные расходы.



******



Когда родители уехали, Миша включил телевизор, диктор что-то рассказывал о сельском хозяйстве.


Мальчик очень любил смотреть новости, он сопереживал людям, когда рассказывали о чужом горе, радовался, когда говорили о праздниках и достижениях, с интересом наблюдал за научными тенденциями, сам не зная почему.



******



Вечером этого же дня, Миша вышел в коридор, так как услышал там странные звуки. Оказавшись в коридоре, в лицо ударил жар, дым выедал глаза, люди выходили из квартир и бежали вниз. Вернувшись в квартиру, у него ушло три минуты на сбор необходимых вещей и создание ватно-марлевой повязки, как его учили на уроках ОБЖ, даже не смотря на то, что у него была всего одна рука.


Вернувшись в коридор на этаже, он уже было собрался спускаться вниз, как в квартире со соседству услышал сдавленные звуки с просьбой о помощи.


Он узнал его, это был голос Гены, который всегда издевался над ним.


Прошло секунд десять, которые длились словно вечность, пока новый горячий порыв дыма не ударил в лицо Мише.


Он заметил, что дверь заблокирована снаружи куском упавшего обломка.


Одной единственной рукой, ребенок схватился за этот кусок доски и потянул на себя. Обломок был легким, но очень обжигающим – боль пронзила единственную руку мальчика. Он понимал, что рискует единственной рукой, чтобы спасти своего обидчика.



******



Они с Геной лежали в прохладном сугробе.


- «Ты знаешь, а ведь мой лучший друг, паскуда, лучший друг, бросил меня! Он знал, что мне нужна помощь и просто сбежал!» - Гена бил кулаком по сугробу, после чего продолжил: «Прости меня, Миша, я виноват перед тобой!» - по его щекам градом катились слезы.


Миша и не винил никого, сейчас его внимание занимала только обожженная рука.

Показать полностью
  •  
  • 14
  •  

Однажды в Питере

в

В Питере я начинаю вести себя весьма странно. И я не про поедание шавермы вместо шаурмы и перепрыгивание  поребриков вместо бордюров.


Туалет в баре. Заходит барышня и тут же кидается к зеркалу. Лицо ее от одного взгляда становится страдальческим: барышня недовольна прической.


Она с тяжелейшим вздохом стягивает резинку и начинает долгую и мучительную борьбу за аккуратность хвоста. Она завязывает, тыкает пальцем, переделывает. И тут я, обычно абсолютно безучастная к судьбе чужих волос, ей и говорю:


- Третьего дня видела картинку в паблике. Растрепанная девичья голова и надпись: "Не видеть смысла причесываться - это так по-питерски".


Девушка смотрит на своё отражение в зеркале и вздыхает.

- Действительно, очень по-питерски. Жаль, что я из Уфы, - говорит она и продолжает возиться с волосами.

  •  
  • 728
  •  

Почётный корректор.

в

Часть 1

Будучи корректором в самом большом государственном интернет-издании, Николай и дня не мог отдохнуть от непрерывного потока работы. Все коллеги знали, что в кабинете номер двести двадцать кипит работа по исправлению текстов.

Николай не просто искал ошибки в текстах — он собственной жизнью отвечал за качество всех материалов, за тщательную проверку пунктуации, грамматики и стилистического оформления каждого текста, который упадёт ему на стол. Корректорские обязанности достались ему не просто так: специальная государственная комиссия совещалась на протяжении месяца, а после выбрала одного из восьми почётных членов научной академии. Должность в итоге досталась Николаю, который уже целых два года трудился на государственной службе.

В кабинете Николая висели портреты его предшественников. Нынешний корректор установил своеобразный рекорд, продержавшись на занимаемой должности огромное количество времени. Все предыдущие корректоры не могли продержаться более полугода. В один прекрасный день они совершали свою роковую ошибку, порой лишь пропуская единственную запятую, отправлялись на беседу с председателем интернет-издания, а после этого сразу на казнь. Более пятидесяти портретов смотрели на Николая в его кабинете. Они напоминали ему о государственном долге и о том, что он выполняет очень важную функцию в издании — кроме него исправлять ошибки в наиважнейших текстах было некому.

Для проверки работы корректора была создана другая специальная комиссия, наделённая полномочиями окончательного рецензирования. Каждый текст, который проверял Николай, отправлялся независимо тридцати пяти учёным-филологам. Их задача была предельно простой: найти ошибки, пропущенные корректором. Для того, чтобы инициировать процедуру недоверия текущему корректору, достаточно трём членам специальной комиссии найти одну и ту же ошибку в тексте.

Часть 2

В столовой при интернет-издании установилась необычная тишина. Привычный гул разговоров редакции о повестке дня, публикациях и документации сменился пугливым шёпотом и переглядываниями. Николай с подносом шёл к своему обычному месту под взгляды своих коллег. Он сел напротив шеф-редактора и улыбнулся. Тот посмотрел на него и хотел что-то сказать, но ком в горле ему помешал это сделать. Шеф-редактор перевёл дыхание и медленно заговорил:

— Коля, нам пришло сообщение из специальной комиссии по проверке деятельности корректора… ты знаешь о чём я. В сообщении говорилось, что в последний текст закралась какая-то… скажем-так… неточность, по поводу которой начались сильные разногласия.

По спине корректора пробежала дрожь, сознание слегка помутнело, всё вокруг ему стало казаться очень отдалённым, происходящим под толстым слоем солёной воды. Ему стало сложно дышать, но он взял себя в руки, потряс головой из стороны в сторону и продолжил слушать шеф-редактора.

— …обычная формальность. Не переживай так сильно, скорее всего, они уладят всё очень быстро. По всей видимости, в их собственной системе произошёл сбой, поэтому тебе ничего не угрожает. Продолжай заниматься своей деятельностью и не думай о плохом.

Николай слегка улыбнулся шеф-редактору, который уже принялся доедать свой обед. После разговора, к которому старались прислушаться практически все посетители столовой, люди заметно оживились, словно самое худшее осталось позади.

В голове корректора творилась настоящая суматоха. Он целый день думал о возможном месте для совершённой ошибки; старался вспомнить каждый текст, проверенный в течение последних суток. Перед глазами Николая проносились сотни предложений со сложносочинёнными и сложноподчинёнными конструкциями, распространёнными деепричастными оборотами, метафорами и эпитетами. Ночью ему приснилась собственная мать, ругающая его за немытые руки, приговаривающая, что перед проверкой каждого нового абзаца нужно обязательно вымыть руки, иначе он опять загадит текст своим нечистым правописанием.

На следующее же утро Николай немедленно отправился в кабинет к шеф-редактору — узнать больше деталей о возможно совершённой ошибке. Проходя по тесным коридорам редакции, он боролся с неудобными мыслями в своей голове. Вдруг все вокруг уже знают о сути его недочёта, но, как больному раком последней стадии, бояться об этом сказать? Вдруг прошло внутреннее распоряжение, которое запрещает рассказывать ему — главному корректору в государственном издании — детали о возникших внутри специальной комиссии разногласий? Что в таком случае грозит ему? Стоит ли ему бояться? Николай старался оттеснять все возникающие вопросы мыслями о безошибочной службе своему государству на протяжении целых двух лет — невиданного ранее для его должностного лица срока.

Шеф-редактор, настроение которого казалось приподнятым прямо с самого утра, поприветствовал Николая и предложил ему присесть.

— Коля, ты же помнишь сегодняшнюю дату? Сегодня исполняется ровно два года, как ты служишь нашему интернет-изданию, охраняя его от всевозможных ошибок и недочётов. По этому поводу моё начальство предложило наградить тебя званием почётного корректора, поместить твой портрет в зал славы редакции и выдать обязательное вознаграждение в виде дополнительных пяти дней отпуска в этом году.

Николай поначалу обрадовался новостям, но резко оборвал шеф-редактора вопросом о возможной пропущенной ошибке.

— К сожалению, никаких новостей из специальной комиссии по проверке деятельности корректора не приходило. Срок рассмотрения спорных ситуаций ими составляет тридцать дней. Если после этого не приходит никаких сообщений, то можно считать дело закрытым. Я, все твои коллеги, искренне надеемся, что всё будет хорошо. Не настраивай себя на плохое.

Николай кивнул и отправился на своё рабочее место. Кровавые мысли о преступлении перед государством не давали ему покоя. Новость о присуждении ему специального звания не успокаивала, а почему-то заставляла нервничать ещё больше. Почему эти два события наложились друг на друга так сильно — почётный корректор ответить на этот вопрос не мог.

Часть 3

Дни для Николая стали очень длинными и тягучими. Каждое утро он пытался докопаться до возможной ошибки, которую он по собственной неосторожности мог совершить. Погружаясь в работу над текущими задачами, он на короткое время забывал о своей главной заботе. Почётный корректор перестал посещать столовую: каждый раз его старались поздравить с присуждением специального звания и благодарили за безошибочный труд. Николай видел в этом какую-то насмешку со стороны окружающих его коллег. Он стал сторониться людей в редакции, почти целый день проводил в собственном кабинете наедине с каждодневной текучкой. Весь растрёпанный и в несвежей одежде, он совсем перестал за собой следить.

На двадцать пятый день разрушающего ожидания в его дверь постучались.

— Это рабочие из цеха печатной продукции.

Они открыли дверь, внесли внутрь огромный портрет Николая в рамке и облокотили его о стену, с которой на корректора смотрели все его предшественники. Рабочие бегло переглянулись, посмотрели на Николая со сдавленной улыбкой и быстро ретировались из помещения, захлопнув за собой дверь. Николай подумал, что для него уже подготовили портрет, а значит комиссия решила не в его пользу. Его сердце быстро билось от волнения, но где-то глубоко внутри он уже успокоился и смирился с тем, что его работа не была такой уж и безупречной. Если специальная комиссия всё же нашла какой-то порок в его корректуре, значит так тому и быть — он не заслуживает больше находиться на занимаемом посту. С этими мыслями нынешний почётный корректор достал из стола принесённую заранее верёвку, закрепил её на потолке и немедленно удавился, шагнув со своего рабочего стола в безмятежное спокойствие.

Эпилог

Шеф-редактор показывал кабинет с рабочим местом новоизбранному корректору,

— Это ваш письменный стол, где вы должны будете проверять все тексты, которые ежедневно производятся нашим изданием. Помните, что вы отвечаете жизнью за качество своей работы — лицо нашего издания должно быть безупречным. Ваша задача — исправлять все грамматические, стилистические и иные ошибки.

Начальник замялся на секунду и осторожно продолжил:

— Ваш предшественник занимал должность целых два года и двадцать пять дней. Это рекорд, который, мы надеемся, вам удастся побить. Он не пропустил ни одной ошибки за всё время своей работы корректором. К сожалению, он совершил самоубийство при загадочных обстоятельствах — никто не знает, что с ним произошло. Надеюсь, вы не станете переживать по поводу его случая. Желаю вам удачной работы на новом месте.

Новый корректор принялся за выполнение своих обязанностей и начал искать ошибки в текстах, которые оказались у него на столе. Со стены кабинета вместе со всеми остальными корректорами на него смотрел и портрет Николая — самого почётного из них.

Показать полностью
  •  
  • 4
  •  

Больница.

в

Травы в трубку надо положить щепотку. Ровно на одну затяжку. Это очень экономно, и практически нет лишнего дыма.

Сигарета должна тлеть, где-нибудь на подоконнике. Когда услышишь шаги в коридоре, бокс и трубку надо быстро спрятать в карман, взять сигарету и спокойно покуривать.


В общем больничном туалете я делаю напас. Задерживаю дым в легких максимально долго. Затем выдыхаю в окно. В октябрьскую ночь.


Из окна видно, как к приемному отделению подъезжает карета скорой.


Когда ты умираешь, когда становится плохо холодной ночью, надежда тебе не улыбается. Я знаю.


В отделении 90% стариков. Пахнет старостью и испражнениями. Нищета больницы давит. Я тут уже третий день. За дверью моей палаты под номером 32 еще две двери. Так как палата разделена стеной. По три койки. Хорошо, что я пока один.


Сестра забегает без стука.


- Там девочку привезли из реанимации, помоги переложить ее на кровать.


Я рад помочь, и иду за сестрой.


То, что я увидел, мгновенно заставляет меня отвернуться. Я берусь за простыню, но в руках нет силы. Я боюсь, что ткань выскользнет из пальцев.


На носилках, на простыне укрытая белым девушка. Снаружи ее голова, руки, нога из-под покрывала.


Тело девушки покрыто трескающейся коричневой коркой. Из трещин сочится гной и кровь. Руки, ноги и туловище завернуто в пленку. Идет отторжение и пораженная плоть слезает с костей. Глаза открыты. Она в сознании. Когда девушку приподнимают над носилками, она начинает кричать. Громко, душераздирающе.


Так кричала она неделю. А потом умерла.


На каталке в коридоре под простынями ее тело. Сверху и снизу простыни коричнево-красные.


Сестра говорила, что ее привезли из реанимации. Ее обрекли на мучительную смерть.


* * *


Мудрые говорят: суд божий здесь. Судьба - это суд божий.


Тебя судили. Приговор в исполнении.


И ты видишь слезы, слышишь крики по ночам. Ты думаешь: за что люди платят так?


Ты думаешь: справедливо ли обрекать на страдания?


* В палату вписали Ваню.


Ваня - типичный гопник из спального района. Ему 25 лет. Лицо в шрамах. Рассказы про пацанскую жизнь: гоп-стоп, разборки, палатки.


Ваня не агрессивен и отзывчив. Он помогает больничному персоналу, бегает за сестрой, когда мне надо снять капельницу. Мы с ним самые молодые в отделении. Если где-то необходимо помочь - просят нас.


Ваня пил в палате водку и предлагал мне. Я отказывался и думал о жизненном парадоксе: загремев в больницу, фактически из-за пьянства, желая просохнуть, алкоголь настиг меня здесь.


Я решил накурить Ваню. К тому моменту в палату вписали еще одного парня. Он мне откровенно не нравился, до такой степени, что даже гопник был милее моему сердцу. Вот в одиннадцатом часу вечера мы выдвинулись в сортир.


Сделав затяжек семь, Ваня мотает головой:


- я больше не могу. Не соображаю уже ничего.


Обломало то, что в палате пришлось шифроваться. Мы улеглись на койки. Я взял книжку, Ваня газету.


Взглянув на него, увидел, что Ваня увлеченно читает кроссворд. Не разгадывает, а пялится в пустые клетки. От живота к горлу накатывает волна смеха. Пришлось стиснуть зубы, чтобы не заржать в голос. Когда сдерживаешь смех становится еще смешнее. Я отвернулся от него, чтобы плотина не прорвалась. Палиться было нельзя. Я долго не мог успокоиться. Живот мой дергался, я давился смехом. С умным видом читающий пустой кроссворд Ваня поверг меня в тихую истерику.


* *


В палату напротив привезли парализованного старика.


Нас с Ваней попросили подтянуть его на подушку. Он, почему-то сползал, и ему было неудобно.


Скрюченное, парализованное тело. И страшная, сухая шелушащаяся кожа. С ног до головы белая отмершая чешуя.


- Давайте, ребята подтяните его, слышу я голос и берусь за простыню, скомканную под ним.


- Да нет, возьми его за руку.


Я медлю. Я не могу заставить себя прикоснуться к нему.


Ваня берет его за руку, а я тяну вверх простыню.


- Да за руку его возьми, говорят мне.


- Так нормально, я тяну простыню одной рукой, а другой пихаю под голову подушку.


- Возьми его за руку и подтяни, простыню порвешь.


- Не могу.


- Ну.


- Не могу я!


В палате я мою руки и мне не ловко. Я ничего не мог с собой поделать.


Старик медленно умирал. По ночам он плакал. Несколько раз падал с кровати. Меня не просили помочь поднять его.


* * *


Мудрые говорят: справедливости нет.


Есть боль, страдания, смерть и человеческое дерьмо. И каждый, кому приходится сталкиваться с этим, должен это принять. Пережить это.


Бывает, ношу дают еще до рождения. И только к следующей жизни она станет легче. Вода точит камень, время прощает прегрешения.


Ты должен быть чистым.


Мудрые говорят: справедливости нет, есть только любовь.


* На территории больницы помимо корпусов находится НИИ трансплантологии, а рядом кухня, где готовят еду для всех отделений. Вокруг бегает десяток собак. Веселые кухонные тетки подкармливают их.


В двадцати метрах самопальная беседка, сделанная из с##зженной лавочки и здоровой кабельной катушки. Катушка заменяет стол. Беседка чуть прикрыта облетевшей растительностью.


Приехала V. и угощает меня гашишем. Гашиш ядреный. Уже после второй затяжки меня начинает параноить, что тетки - то, все секут. От этого становится веселей. Мы кашляем от густого дыма, чем привлекаем внимание.


V. говорит:


- Да, мы вызываем у них интерес.


Приходится на время прекратить курение. Вскоре, интерес пропадает, и мы размазываем себя по лавочке глубокими затяжками.


Мир вокруг приятно вибрирует. Ароматный дым очищает голову от негативных мыслей.


V. врач, и это ее терапия для меня.


В конце она делится со мной гашишем. Я благодарен ей. Я всегда благодарен ей. Только, зачем-то скрываю эмоции.


* *


За парализованным стариком ухаживает его жена. Милая старушка с печальными глазами. Она курила, и мы пересекались с ней в курилке на лестнице.


Однажды она заговорила, а по щекам текли слезы:


- Он все понимает, он в абсолютно здравом уме. Иногда, я думаю, уж лучше бы он не соображал. Он же знает, что ему совсем не долго осталось. Мучается. Он перенес четыре инсульта.


У нас совсем нет денег -говорит она и вытирает слезы платком, а нужны какие-то лекарства, нужна сиделка. Все это его друзья. Они помогают. Платят.


Вот сейчас просится домой. Не хочет умирать здесь.


Я вижу эту слепую любовь, эту боль и думаю о том, что когда-то они были молоды, может быть, счастливы и влюблены.


Все, что осталось от этого -страдания. Разве заслужили они это.


Спустя неделю, безнадежного, умирающего старика увезли домой.


* * *


Ты должен быть лучше и сильней. Только хороших и сильных пускают выше.


Если ты не хочешь быть хорошим и сильным - тебе придется.


Тебе не оставили выбора.


Либо тьма и гибель свободы, либо яркий свет на конвейере душ.


* В палате тоже есть туалет. Прямо за первой дверью. Один на шестерых. Когда мне не охота идти в общую уборную в коридоре я задувал прямо там. Это требовало определенной настороженности.


Однажды, я решил накуриться после процедур. В 12 часов дня все отделение бодрствовало, в это время врач совершает обход.


Как только я принялся раскуривать за дверью началось суетное хождение. Это настораживало, но на пол пути останавливаться не хотелось. Затянувшись положенное количество раз, я поджег кусочек газетки -отбить запах конопли. Снаружи, кто-то упорно продолжал шастать. Выходя из туалета, я лоб в лоб столкнулся с врачом. Ничего не подозревающий доктор поинтересовался моим самочувствием. Видимо, запаха он не уловил, хотя мне казалось, что от меня разит травой.


* *


С дедом я познакомился так:я спускался на первый этаж, а дед возвращался в отделение. Ругался и причитал вслух, что не может позвонить. В больнице стоят телефоны -автоматы, которые работают по картам. Карты продаются. Старые люди не всегда справляются с этими автоматами, к тому же они работали с горем пополам. Я предложил помощь, и мы дозвонились. Дед оказался очень добрым. Семья его практически бросила. В больнице он находился очень долго. С лета. Он часто заходил к нам в палату, выпить с Ваней. Иногда приносил с собой, иногда пили Ванину. Дед по доброте помогал парализованному, ухаживал за другим брошенным, полоумным и немым стариком. У родственников или у нянек, которые навещали своих больных он, в качестве поощрения, просил четвертинку. Жена парализованного была рад помощи и приносила. Те -довольно мутного вида бабы, ухаживающие за немым, нагло обманывали деда. Им было жалко для него пятидесяти рублей. А мне было жалко деда. Я не понимал, как его могли бросить на произвол судьбы в больницу, на государственный паек. Я не ел больничную еду. Дед просил брать ему. В больнице не давали добавок. Тряслись за свою дерьмовую жратву - не дай бог съешь больше положенного. Мы с Ваней старались подкармливать его. Делились хавчеком. Я спрашивал:


-Как же получилось, что тебя здесь бросили?


А он отвечал:


-Потому что старые никому не нужны. - Состаришься, поймешь - говорил дед.


* * *


Когда бежишь, сначала стреляют в воздух. Предупредительный выстрел. Лишь затем в спину. Подобно этому высшие силы делают три предупреждения. На первое не всегда обращаешь внимание, после третьего, порой, погибаешь. Высшие силы должны вести тебя. Если ты противишься этому - ты слишком много на себя берешь. Мудрые говорят: уступи водительское место.


* Неприятного парня выписали. Ваня, предварительно вдрызг поругавшись с буфетчицей (та долго орала матом на все отделение, воспроизводя Ванины претензии; «Мне 60 лет, а он говорит, что я е#ана в рот» - кричала эта женщина) и напившись водки после укола димедрола (что повергло его в невменяемое состояние) решил из больницы уйти. Без выписки. В палату быстренько вписали мужичка по имени Владимир. Он был очень спокоен и водку не пил. Только пиво и только на улице. Когда я оставался в палате один я мог позволить себе накуриться фактически не вставая с койки. Я так же забивал по щепотке ганжи и выдыхал в открытое окно. Курить не выходя из палаты было лучше всего. Оставляя окно открытым, чтобы выветривался запах, я прятал ноги под одеялом, и погружался либо в музыку, либо в книгу. Стараясь не думать ни о них, ни о себе. Ни о чем.


* *


На часах 11 вечера и ничего не предвещает приключений. Разве что тремя часами раньше просили отнести кровь на анализ в соседний корпус. В палату входит сестра и просит помочь отвезти в реанимацию мальчика. Парню 21 год. Ему худо. Кровотечение из носа и из...короче, моча с кровью. Хреновые анализы. Никто не знает, что с ним. Хотя, в том, что это пи##ец сомнений нет. От нашего отделения реанимация буквально через дорогу. Мы с Ваней завозим парня в грузовой лифт. С нами две молодые врачихи. Сначала его надо доставить в приемное отделение, где сделают рентген и узи. Все происходит крайне медленно. В приемном старики и пьяницы. Старики и пьяницы - основной, по видимому, контингент государственных больниц. Последствия алкоголизма различны и не предсказуемы, как и последствия старости. Когда исследовать парня закончили, его переложили в каталку и теперь мы везем его в реанимацию. На месте приходится ждать. Кажется, что все растеряны, не уверены, никто точно не понимает причину происходящего. Уборщица не спеша моет мол. Врач не спешит к больному. Все же мы дождались. Парень раздевается самостоятельно. Ложится на каталку.


- Мы еще на свадьбе твоей погуляем, натянуто улыбаются врачихи.


- Если выживу, отвечает парень. Катались мы три часа.


* * *


Одни называют это бедой, другие испытанием. На самом деле это остановка в пути. Красный сигнал светофора. Возможность протереть запотевшие стекла и понять, что не там свернул. Даже если тебе нравится тут - это не для тебя. Таковы правила. Мы не выбираем маршруты.



Ум без разума - это беда!

Показать полностью
  •  
  • 46
  •  

Короткий рассказ - импровизация на тему "Мальчик и скрипка"

в

«Завтра будет луче…з..з.ззавтра будет лучше..» - неустанно бормотал парень, закутавшись в одеяло. В шалаше едва ли хватало места на свернувшегося калачиком Августа и футляра для скрипки, служившего подставкой для подсвечника с догорающей свечой. Футляр вместе со скрипкой – это подарок сапожника Билли, одного из немногих неравнодушного к Августу людей. «Судьба подскажет тебе, что с ней делать, малыш. Тебе не обязательно быть скрипачом, но с ней весь Ванкувер будет у твоих ног» - Сказал Билли, передавая инструмент. Спустя несколько дней полиция арестовала сапожника изъяв все его имущество. Август уважал Билли, поэтому бережно хранил инструмент всюду таская за собой.


Свеча, стоящая на скрипке, уже догорала и парня начал охватывать сон, «жаль, что я не могу скрасить этот вечер какой ни будь бодрой мелодией, она бы заглушила кошек, что скребут на душе» - подумал парень.


Над городом начало всходить солнце, юный Август знал, что скоро придет Луиза, продавщица из маленького газетного магазинчика, что расположен на улице, где жил Август. Луиза всегда несла на работу сверток с едой, который давала парню в благодарность за небольшую помощь в делах магазина.


«Доброе утро Луиза» - сказал Август. Луиза стояла на стремянке возле одной из полок магазина. «Ты как раз вовремя, малыш» - ответила женщина – «Будь добр, подай мне пачку с нераспроданными газетами, отложу ее на время, вдруг покупатели спросят». «Ох любишь ты, Луиза, складировать всякий мусор» - ответил мальчик, резко схватив связку с прессой. Тонкая веревка явно не была рассчитана на такой энергичный подъем и разорвалась, высвободив кучу газет на пол магазина. «Ох ты и неряха, давай собирай» - рассмеялась Луиза, спустившись со стремянки. «Конечно» - ответил парень и в спешке начал сгребать газеты в кучу, но тут его взгляд упал на фото скрипки с очень знакомыми Августу узорами. «Известный коллекционер поднял награду до 500 000 долларов долларов за возврат в его коллекцию легендарной скрипки Страдивари, которая была украдена в сентябре прошлого года» - Гласил текст статьи. На глазах юного Августа выступили слезы…

  •  
  • 4
  •  

Моя книга

в

Конечно, я понимаю, что писать сейчас нелегко. Естественно, осознаю, что написанная книга в сущности ещё ничего не стоит. Понимаю, что даже опубликованное "творение" может быть выброшено в стопку с макулатурой. Всё это очевидно, хоть и прискорбно.


Не смотря на все эти факты, я почти два года назад пустился писать свой первый, а вернее сказать пилотный, роман. Он должен был быть о космосе, о звёздах, о людях и вообще о будущем. Проигрышный вариант. Мне и самому стало скучно.


Тогда к январю 2016, когда мне стукнуло ничего незначащих 18, я решил браться за другую книгу, отложив пилотную "напотом"...


В голове играла странная идея:

Что если вся валюта на земле будет привязана исключительно к затраченной на её получение энергии? То есть сколько энергии ты потратил, столько в итоге получил условных единиц той же энергии. Простой мир, где нет места финансовым махинациям. Мне он понравился. В нём многое можно было сказать и о будущем, а ещё больше о настоящем.


Я назвал книгу Джоули, потому что так называют единицу измерения Энергии, Работы и Количества теплоты. Все эти величины так или иначе фигурируют в романе.

Моя книга книги, главы, литература, фантастика, моё, история, Энергия, мир
Показать полностью
  •  
  • 7
  •