Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Муренопикча №47

в
Муренопикча №47
  •  
  • 33
  •  

Знак «Лучшему работнику пожарной охраны»

в
Знак «Лучшему работнику пожарной охраны» Нквд, СССР, История, Пожарные, Длиннопост, Пожарная охрана, Нагрудный знак

Знак был утвержден Постановлением комиссии Президиума Центрального исполнительного комитета СССР по утверждению образцов нагрудных знаков от 8 января 1936 года за № СТ-845.

Показать полностью 5
  •  
  • 89
  •  

«Да здравствует НКВД, неусыпный страж революции, обнажённый меч пролетариата!». СССР, 1939

в

Художники В. Н. Дени, Н. А. Долгоруков

«Да здравствует НКВД, неусыпный страж революции, обнажённый меч пролетариата!». СССР, 1939 СССР, Советские плакаты, Плакат, Агитация, Пропаганда, Нквд, 1930-е, Меч
  •  
  • 51
  •  

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 9.

Напомню: автор не я, материал взят отсюда https://p-balaev.livejournal.com/1039145.html


Это продолжение серии постов про продолжающуюся фальсификацию числа жертв политических "сталинских" репрессий (в т.ч. через фальсификацию документов по "тройкам НКВД", введенным знаменитым "секретным ежовским приказом 00447"). Предыдущие выпуски можно найти через мой профиль на Пикабу или в ЖЖ непосредственного автора П.Г. Балаева.


Один сегодняшний комментарий мне напомнил об одной забавной вещи. Причем, человек, который написал его, даже не соображает, какую глупость написал.

Он в комментарии разместил ссылку на архив МФД Яковлева с перечнем документов и предложил мне найти там хоть один не подлинный документ. Причем, он утверждает, что они все подлинные, потому что их исходники находятся в архивах.


Это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Ведь на самом деле в историографии новейшего времени считается, что копия сделана с подлинного документа, если документ лежит в архиве. Понимаете? Это по-научному! Какая наука, такие и методы.

Можно из Эрмитажа вынести мраморные статуи, заменить их гипсовыми подделками и... гипсовые подделки становятся (УРА!) подлинниками.

Вы попробуйте картину даже из всемирно известного, с безупречной репутацией музея выставить на аукцион, как подлинник, не сопроводив ее экспертизой на подлинность. Вас даже к дверям здания, в котором проводятся аукционы не подпустят. Вы с таким же успехом можете пытаться продать на "Сотби" вырезанную из журнала репродукцию этой картины.

Вся разница между картиной и документом только в том, что в одном случае речь идет о деньгах, поэтому там настоящий, научный, так сказать, подход, а в другом - о пропаганде.


Поэтому можно людей считать за ослов, которые должны верить, что архивы это такое святое место, в котором работают одни безгрешные ангелы, поэтому там всё настоящее, подлинное.

Только комплексная, независимая экспертиза с законодательно закрепленной ответственностью эксперта - только это может являться доказательством подлинности любого архивного документа. И это даже в абсолютно благополучной ситуации с архивным делом.


Видео 2010 года. Крупный подлог секретных документов в госархивах - официальное заявление В.И. Илюхина по результатам его собственного расследования.

Виктору Ивановичу земля пухом...

Показать полностью 1
  •  
  • 55
  •  

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 8.

Перепост данного материала немного задержал, т.к. несколько дней предавался прелестям обобществленного коммунистического быта. Жил в прокатном коттедже с обобществленной мебелью, техникой, постельным бельем и полотенцами. Пользовался предоставленными средствами личной гигиены, ел в ресторане из обобществленной посуды с общего стола из головокружительного разнообразия еды, пил розливное пиво и крепкий алкоголь, катался на обобществленных коньках и лыжах, а также на надувных тубах (по обоществленной горке с общим подъемником). Плавал в обобществленном бассейне, перемещался между обобществленным хамамом и финской сауной, щеголяя в прокатном халате, вытираясь прокатным полотенцем. И даже играл на общих PS4. В общем, 6 дней/5 ночей работал действующим диалектическим отрицанием рыночных страшилок и ужасов про обобществленный быт. Притом в 40 минутах на такси от своей московской берлоги. Ради Вас напрягался!!!


Но, продолжим.


Напомню: автор не я, материал взят отсюда https://p-balaev.livejournal.com/1035395.html


Это продолжение серии постов про продолжающуюся фальсификацию числа жертв политических "сталинских" репрессий (в т.ч. через фальсификацию документов по "тройкам НКВД", введенным знаменитым "секретным ежовским приказом 00447"). Предыдущие выпуски можно найти через мой профиль на Пикабу или в ЖЖ непосредственного автора П.Г. Балаева.


...Но наглость деятелей «Мемориала» настолько поразительна, что по сравнению с ними попы, с их благодатным огнем, каждый год прилетающим с неба в Иерусалимский храм Гроба Господня, выглядят эталоном порядочности. Попы еще не догадались предложить атеистам провести экспертизу огня.


Мне, во время публикации серии статей в блоге о фальшивках, связанных с 37-м годом, читатели писали, что они уже давно высказывали сомнения насчет того, что некоторые публикуемые о «массовых репрессиях» документы внушают большие подозрения насчет их подлинности. И эти сомнения они излагали в переписке на сайтах и блогах пропагандистов «Мемориала».

Знаете, что им отвечали? Как они постоянно отвечают на подобные вопросы? Стандартно: Мы честные и беспристрастные обличители зверств сталинского режима, все документы не сами сочиняем, а берем в архивах, а те, кто говорят и пишут, что в архивах подделки – клеветники на нас и фрики, пусть докажут поддельность экспертизой.

Наглость, наверно, не знающая аналогов в мировой истории. Даже проделки пропагандистов Геббельса с Катынью до ее уровня не дотягивают.


Я уже писал, что наши историки, занимающиеся периодом СССР, настолько … ученые, что публикуют многочисленные сборники архивных документов, не сопровождая публикации экспертизами на подлинность этих бумаг. Понимаете это? Научная ценность таких публикаций равна научной ценности известных дневников Л.П.Берии, полученных от оставшегося неизвестным деда С.Кремлевым.


Сходите в Эрмитаж, поговорите с экскурсоводами, они вам расскажут, что на каждую выставленную музейную вещь имеется акт экспертизы, без которой картины даже Репина являются не более, чем репродукциями по своей ценности. Но там речь идет именно о ценности, выраженной в деньгах, не только о художественной. Там замена подлинника подделкой грозит реальным наказанием, предусмотренным УК.


Зато выставлять на обозрение публики вот такое, не только никаким наказанием не грозит, но, напротив, можно получить еще и поощрение в виде грантов на научную работу по разоблачению преступной сущности коммунизма:

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 8. Сталинские репрессии, Нквд, СССР, Коммунизм, Политика, Мемориал, Длиннопост, Антисоветчина

И не вздумайте задавать вопрос: кто додумался до того, чтобы начальнику 1-го Спецотдела, т.е. начальнику отдела, который занимается учетом и ведением картотеки, канцелярского отдела, поручить за ночь на двоих с начальником тюрьмы перестрелять 140 человек (этот акт на 140 человек) и их тайно закопать? Что за терминаторы служили в НКВД, если у них даже канцеляристы такими были? Кто сочинил эту фальшивку, думая, что 1-ой Спецотдел – это что-то очень крутое и страшное, ведь он- 1-ый Спецотдел, поэтому в нем должны быть самые кровавые упыри-чекисты?


Потому что вам ответят: вы неверующий фрик, ваше заявление голословно и не сопровождается экспертизой. Позор вам!


Я даже не про то, что аналогом этих подлинных документов, хранящихся в архивах, может быть только картина Репина «Иван Грозный убивает сына», на которой изображен царь, бьющий своего отпрыска смартфоном по голове, выставленная в Третьяковке, как подлинник. Сомневающиеся пусть заказывают экспертизу.


Но ведь вы же, господа официальные историки-ученые и деятели «Мемориала» предъявляете обвинение Сталину и Советской власти в незаконных массовых расстрелах граждан, это обвинение автоматически переходит на меня и моих товарищей, коммунистов, вы нам предъявляете доказательства преступности коммунизма. Так кто должен сопровождать доказательства экспертизами? Сами обвиняемые?


Мало того, что нет доказательств наличия расстрелянных, трупы так и не обнаружены, так еще нет ни одной экспертизы документов, представленных в качестве доказательства наличия этих трупов.


И вы с этим явились на суд истории над Сталиным и коммунизмом? И требуете от меня и моих товарищей доказательств, что преступления 37-38 годов не было, экспертизы требуете?

Вы, господа – подонки. Я очень желаю вам оказаться на реальной скамье подсудимых, когда вам предъявят убийство какого-нибудь гражданина, тело которого не было обнаружено, а в качестве доказательств – вещдоки, не прошедшие экспертизы, но, по мнению следователя, подлинные, потому что он взял их в вашей квартире, как написано в протоколе обыска, составленного без понятых.


И, может, хоть тогда до вас дойдет, что расследование убийства, не говоря уже об обвинении, начинается с установления факта убийства – обнаружения трупа. А потом уже – все экспертизы. Копайте.


Но все-таки, чудеса бывают. Из областных архивов ФСБ выплывают расстрельные акты и выписки из решений троек НКВД о приговорах к ВМН в рамках операции по приказу №00447, следственные дела. Объясните, как это может происходить – материализация этих документов в областных архивах, если приказом № 00447 было предписано:

«Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осужденного… Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного… Протоколы троек по исполнении приговоров немедленно направлять начальнику 8-го Отдела ГУГБ НКВД СССР с приложением учетных карточек по форме № 1. На осужденных по 1 категории одновременно с протоколом и учетными карточками направлять также и следственные дела»?


8-ой отдел ГУГБ НКВД СССР находился в Москве. В его адрес ушли абсолютно все документы, которые ныне обнаруживаются в областных архивах: выписки из протоколов троек, сами протоколы троек, документы об исполнении приговоров. Протоколы троек должны быть отправлены сами по себе, остальные документы вместе со следственными делами.

Расскажите, как вы это делаете, волшебники? Как вам удается материализовать в областных архивах документы, находящиеся в Москве? С помощью волшебной палочки или золотой рыбки? Может пора уже найти в архивах приказ, которым отменен порядок направления материалов в Москву или приказ об их отправке снова на места?


Только на экспертизу его не забудьте отнести, а то мы вам снова не поверим.

Показать полностью 1
  •  
  • 63
  •  

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 7.

Напомню: автор не я, материал взят отсюда https://p-balaev.livejournal.com/1030465.html


Это продолжение серии постов про продолжающуюся фальсификацию числа жертв политических "сталинских" репрессий (в т.ч. через фальсификацию документов по "тройкам НКВД", введенным знаменитым "секретным ежовским приказом 00447"). Предыдущие выпуски можно найти через мой профиль на Пикабу или в ЖЖ непосредственного автора П.Г. Балаева.


Но перейдем непосредственно к приказу № 00447, посмотрим на его внешний вид. Нужно еще учитывать, что этот приказ относился к документам массовой рассылки, т.е. его должны были получить все управления НКВД Союза, это примерно сотня получателей.

Вот как выглядел подобный приказ НКВД в 1936 году:

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 7. Сталинские репрессии, Нквд, СССР, Коммунизм, Политика, Мемориал, Антисоветчина, Длиннопост

Так – в 1939 году, это приказ Берии к первой странице которого придраться при всем желании не получится:

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 7. Сталинские репрессии, Нквд, СССР, Коммунизм, Политика, Мемориал, Антисоветчина, Длиннопост

А что в НКВД случилось в 1937-м году, если приказы наркома приобрели такой вид? [от репостера: напомню, речь о приказе Ежова, типа уморившем больше советских граждан, чем все остальные приказы сталинского времени. Приказ типа совсекретный, типа до 1992 года находившийся в уютной папочке архива]

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 7. Сталинские репрессии, Нквд, СССР, Коммунизм, Политика, Мемориал, Антисоветчина, Длиннопост

Но зато видно, что старый. Очень старый. Выглядит, как газета, побывавшая, извините, в общественном нужнике и потом выброшенная на помойку, где ее обгрызли крысы.


И не только один внешний вид должен внушать опасения, что такую … вещь не могли принести на подпись целому наркому. Название: «Оперативный приказ». У железнодорожников есть такие приказы, с названием «Оперативный». В НКВД приказы делились на категории: оперативные, кадровые и финансово-хозяйственные, - но никогда ни до Ежова, ни после него ни один приказ не носил названия «Оперативный приказ». Если он касался проведения оперативных мероприятий, операций, то звучал так: «Приказ № ХХХ «О проведении операции…».


Есть подозрения, что такой документ не мог был изготовлен в НКВД? У меня есть.


Продолжение следует.

Показать полностью 3
  •  
  • 45
  •  

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 6.

Напомню: автор не я, материал взят отсюда https://p-balaev.livejournal.com/1028619.html


Это продолжение серии постов про продолжающуюся фальсификацию числа жертв политических "сталинских" репрессий. Предыдущие выпуски можно найти через мой профиль на Пикабу или в ЖЖ непосредственного автора П.Г. Балаева.


Я сейчас вас удивлю еще больше, чем «тайными приговорами тайных судов».


Из «Стенограммы заседания Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х и начала 50-х гг.

26.10.1988


[моя справка - в составе Комиссии, помимо прочих:

- А.Н. Яковлев, Секретарь  ЦК КПСС, зав. Отделом пропаганды ЦК КПСС

- В.М. Чебриков, Секретарь ЦК КПСС, председатель Комиссии ЦК КПСС по вопросам правовой политики, с 1982 по 1988 - Председатель КГБ СССР (преемник Андропова)

- А.И. Лукьянов, первый заместитель председателя Президиума Верховного Совета СССР, т.е. первый зам Горбачева

- В.И. Теребилов, Председатель Верховного Суда СССР

- В.А. Крючков, Председатель КГБ СССР

- Б.К. Пуго, Председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС, генерал-майор госбезопасности (бывший глава КГБ Латвийской ССР), впоследствии до августа 1991 - глава МВД СССР, "забил заряд я тушку Пуго"

Итого, в комиссии: новый председаталь КГБ, бывший председатель КГБ, глава верховного суда, глава госпропаганды СССР, глава партийного контроля - люди наивысшей степени допуска к гостайне любых видов]


«А.Яковлев …За повесткой дня я хотел бы посоветоваться. Было много разговоров о работе Комиссии, и в воздухе повис такой вопрос: а не пойти ли нам на такой шаг, как отмена решений всех «троек», так как они были незаконны как таковые? Но надо себе отдавать отчет, что это акт политический. Мы с вами только его решить не можем, я ставлю его на сегодняшнее предварительное обсуждение.

Потому что здесь содержатся и определенные противоречия. Ведь «тройками» осуждены и лица, которые занимались шпионажем, бандитизмом, диверсиями и т.д., то есть практически действиями, подсудными по уголовному закону. Тогда что же выходит? Мы отменим все решения «троек», но тогда нужно заводить уголовные дела на лиц, которые занимались уголовно наказуемыми делами. Или же пойти на решительный шаг отмены решений «троек» и сделать оговорку, что: «те, кто уже отсидел за уголовные дела...» и т.д. И что получится? Это будет и их реабилитацией, или как?


Тов. Савинкин Н.И. Надо и КГБ, и Прокуратуре, и Минюсту, и Верховному суду посмотреть.


Тов. Теребилов В.И. Все решения «троек» подлежат пересмотру и отмене, потому что обвинять могли только юридические органы. 90 с лишним процентов этих дел не содержат никакого практического материала. Мы реабилитируем фактически на чистом листе, потому что нет толком обвинений.

Но, может быть, это сделать так: ограничить временем – до начала войны. Потому что в военное время и после есть часть таких дел, а до начала войны – я еще не встречал такого дела…».


Тов. Теребилов – это, для сведения не просто товарищ Теребилов, а целый Председатель Верховного Суда СССР, постоянный член комиссии А.Яковлева. И мы читаем, что в стенограмме идет речь о признании всех приговоров «троек» незаконными, только члены комиссии никак не могут решить, как поступать с осужденными «тройками» диверсантами и шпионами. Их тоже реабилитировать? Но что же говорит товарищ Председатель Верховного суда? Он говорит о том, что «тройки» работали во время войны и даже после нее.

Но ведь мы с вами уже знаем, что тройки НКВД были распущены Берией в 1938 году. Осталось только Особое совещание при наркоме НКВД. Но, как мы видели в приказах о предоставлении родственникам репрессированных справок, тройки НКВД-УНКВД и ОСО четко разделены. Ни Берия, ни Серов, Семичастный, Крючков их не смешивают. Может, тов. Теребилов имел ввиду, что ОСО – это тоже «тройка», ведь и сам А.Яковлев говорит «…а не пойти ли нам на такой шаг, как отмена решений всех «троек», так как они были незаконны как таковые?».

Значит, были самые разные «тройки», среди них могли быть и тройки НКВД-УНКВД, которые приговорили к расстрелу 600 тысяч человек.


Но здесь встревает в разговор товарищ Лукьянов, тоже член Комиссии, с предложением, как все «тройки» сделать незаконными: «Было постановление ВЦИК, которым эти «тройки» узаконены. Поэтому речь идет о том, чтобы отменить это постановление в сущности, признать его утратившим силу. И я за то, чтобы сделать так – до войны».


Т.е., комиссия считает «тройками» несудебные органы, которые узаконены ВЦИК. А их, действительно, было несколько: тройка Коллегии ОГПУ, тройка ПП (полномочных представителей) ОГПУ и ОСО, которое тоже называли тройкой, и которое создавало свои тройки на местах. Вот все они узаконены постановлениями ВЦИК.

Больше того, тройкам ОГПУ высший законодательный орган страны даже предоставлял право выносить расстрельные приговоры, например, когда в 20-х годах разгулялись фальшивомонетчики. Страна была наводнена поддельными денежными знаками, что создавало серьезную угрозу ее экономической безопасности, ВЦИК разрешил ОГПУ расстреливать фальшивомонетчиков в несудебном порядке и этот вид преступности за считанные месяцы был сведен к ничтожным цифрам. Когда в Сибири возникла сложная ситуация с бандитизмом, ВЦИК еще раз предоставлял право на расстрелы тройкам ОГПУ. Все делалось по закону – по решению высшего законодательного органа.


ОСО тоже введено законодательно. Т.е., комиссия имела ввиду «тройки», введенные постановлениями ВЦИК. И на этом застенографированном заседании члены комиссии решают, как «тройки» сделать незаконными. Они нашли выход – постановление ВЦИК признать незаконным.


Но еще 26 октября 1988 года, в день, когда шло это заседание, никто из членов комиссии не вспомнил, про «тройку», которая постановлением ЦИК не была узаконена. Про ОСО, решениями которого 10 тысяч человек приговорены к расстрелу вспомнили. А про тройку НКВД-УНКВД, за которой более 600 тысяч трупов – нет. Ведь постановления ЦИК по тройке НКВД не было.


Вам в голову не приходит такая крамольная мысль, что до 26 октября 1988 года тройка НКВД-УНКВД, которая упоминается во всех приказах по выдаче справок родственникам со времен Берии, еще не существовала, если о ней не было известно таким суперкомпетентным в этой теме лицам, как члены реабилитационной комиссии Политбюро ЦК КПСС? Что эта комиссия по состоянию на 26 октября 1988 года знала только о тройках Коллегии ОГПУ, ПП ОГПУ и ОСО? О тех тройках, которые были введены ВЦИК.


Продолжение следует.

Показать полностью
  •  
  • 36
  •  

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 5.

Напомню: автор не я, материал взят отсюда https://p-balaev.livejournal.com/1028289.html


Это продолжение серии постов про продолжающуюся фальсификацию числа жертв политических "сталинских" репрессий. Предыдущие выпуски можно найти через мой профиль на Пикабу или в ЖЖ непосредственного автора П.Г. Балаева.


Однако, расстрелы еще не самое непонятное в этой истории. Даже при том, что были найдены исполнители, которые журналистам во всем признались. Один старый ленинградский чекист рассказал, как они похоронили десятки тысяч жертв на Ржевском артиллерийском полигоне. Сначала жертву заводили в кабинет, там её били по голове деревянной колотушкой. Жертва падала без памяти, ее выносили и грузили в кузов автомобиля. Потом следующую жертву. И так, пока кузов не наполнят. Потом оглушенных жертв накрывали брезентом, сверху садились два сатрапа с железными пиками. И везли оглушенных километров 50 на полигон. Если кто-то по дороге очухивался, сатрапы его пиками закалывали. А потом на полигоне уже окончательно расстреливали тех, кого по дороге пиками не проткнули.


Я не представляю, какой выдержкой должен был обладать тот старик-чекист, который журналистам эту историю изложил, чтобы не спалиться во время рассказа, сохранить на лице серьезное выражение. Вот это школа была у сотрудников спецслужб тех лет!


Конечно, на Ржевском полигоне тоже не копают. Министерство обороны не разрешает.

Самое же непонятное произошло с теми, кого не расстреляли. Еще почти 700 тысяч человек «тройки» отправили в лагеря на 10 лет.


Нет, жизнь в ИТЛ отличается некоторыми своими сторонами в лучшую сторону от жизни в какой-нибудь глухой деревне Рязанской области. Во-первых, постоянное трех разовое питание, сбалансированное по числу калорий, отсутствие алкоголя и здоровый труд на свежем воздухе – ЗОЖ, сегодня это дорого стоит, а тогда власть бесплатно этим желающих обеспечивала.

Во-вторых, бесплатные коммунальные услуги. Не надо платить ни за керосин, ни за электричество, ни за отопление.

В-третьих, далеко не в каждой деревне тех лет был такой культурный досуг, как в лагерях. Тут тебе и клуб с киноаппаратом, и художественная самодеятельность...


Но, несмотря на все эти плюсы, большинство заключенных мечтали как можно раньше перестать вести ЗОЖ и снова предаться разврату и пьянству на воле. Поэтому все, кто мог писать, писали письма прокурору с жалобами, что невинно страдают. Писали еще в камерах до приговора. Но в камере, бывало, не находилось юридически подкованного человека, который мог посоветовать, на что жаловаться. В лагерях проблем с консультантами уже не было.

Т.е., товарищ Вышинский должен был получить несколько сотен тысяч жалоб от заключенных лагерей. Жалобщики писали бы, что их поместили в ИТЛ, но не дали ознакомиться с приговором, что они даже не знают, какой орган, какие судьи и за что их осудили. И не знают, что отвечать лагерному куму, который их вызывает на беседу, как ему представляться. «Осужденный тайным судом по тайному приговору зэка Петров»?


Ладно, все письма прокурору кум сжег в печке. Вышинский ничего не узнал. Или сам Вышинский их сжег. Но рано или поздно все срока кончаются. Люди выходят на свободу. И эти освободившиеся страдальцы неизбежно нарассказывали бы историй о том, что они отмотали срок, даже не узнав, кто их осудил и за что. История зафиксировала эти рассказы?

Ладно, допустим, что осужденные тройками все умерли в лагерях. Они сами ничего не могли рассказать. Но с ними же сидели и осужденные судами. Они бы на волю вынесли эти истории.

Только история не зафиксировала факта, что в 1937-1938 годах лагеря наполнились людьми, не знавшими своих приговоров и судей.


Согласитесь, что это еще более загадочно, чем отсутствие захороненных трупов на стрелковых полигонах НКВД.


У вас создалось впечатление, что Балаев вообще отрицает репрессии при Сталине? Некоторые историки так и говорят: вообще отрицает. Это диагноз такой – историк.

Репрессии, конечно, были. И очень жесткие. Именно в 1937-1938 годах. Осуждено судами к ВМН порядка 30 тысяч человек. Представляете? За полтора года в два раза больше, чем потери СССР в десятилетней советско-афганской войне 79-89 гг. Мало?


Сколько ушло в места заключения на разные сроки – точно сказать нельзя. Статистика искажена «расстрелом» 600 тысяч. Но не меньше миллиона. Целые подъезды домов, в которых жила номенклатура, опустели. В некоторых обкомах и райкомах составы секретарей по два раза сменились. Про командные кадры РККА я даже не говорю.

И массовые аресты в ходе ликвидации заговоров были. Да ликвидация заговоров всегда идет с массовыми арестами, иначе их не ликвидируешь. И 600 тысяч одних политических умерших в местах заключения. Время было суровое, опасное для страны. И законы в такие времена – суровые. Не только в СССР. Везде такие законы в опасное для государства время.

И правильно посол США в 41-м году сказал: пятую колону перестреляли.


Только есть маленькая разница в том, что я не отрицаю и в том, что приписали Сталину деятели из комиссии А.Яковлева и такие историки, как В.Земсков.

Есть осужденные по закону и судом. Пусть даже за «анекдоты». Запрещены законом антисоветские «анекдоты» - не рассказывай их. Рассказал – не обижайся и не строй из себя невинную жертву. Сталин при царе по ссылкам тоже за «анекдоты» помотался, но он из себя невинную жертву царизма не изображал.


Но навесить на Иосифа Виссарионовича 600 тысяч трупов, по приговорам незаконного репрессивного органа, при этом эти трупы не найти, отправить в лагеря 700 тысяч человек по процедуре, которая прямо запрещала знакомить осужденных с приговором (я дальше это вам покажу) – это уже перебор.


Кое-что рассказал и Михаил Горбачев в своей книге «Остаюсь оптимистом», вспоминая, как он ездил в 1956 году по районам Ставрополья, разъясняя политику партии по «культу личности»: «Две недели я провел в районе, ежедневно встречался с комсомольцами, беседовал с коммунистами… Меня поразила и та версия объяснения репрессий, которая сформировалась в сознании многих простых людей. Мол, наказаны в 30-х годах Сталиным были те, кто притеснял народ. Вот им и отлились наши слезы».


Вот дураку, даже если он бывший Генеральный Секретарь и Президент, иногда лучше молчать, чем говорить. И лучше меньше писать. Народ репрессии в отношении номенклатуры заметил. А кто его еще притеснял? Но ухитрился не заметить репрессий в отношении крестьян, проведенных по приказу Ежова № 00447. 600 тысяч расстрелянных народ ухитрился не замечать вплоть до 1988 года.


<...>


Но как понять наших соотечественников, особенно тех, кто сомневается в числе жертв Холокоста, но свято верит, что на Бутовском полигоне закопаны 50 тысяч жертв сталинизма?

Вы-то, мои дорогие соотечественники, перед кем каетесь и кому платите? Перед «Мемориалом» и «Мемориалу», который на ваши бюджетные деньги себе зарплаты платит за охрану и содержание «памятников жертвам репрессий»?


Продолжение следует.

Показать полностью
  •  
  • 34
  •  

Жалоба тов. Сталину на действия НКВД 1939 год и ответ на неё

в

Письмо бывшего помощника начальника паровозной службы по кадрам Управления Западной железной дороги С.Г. Кулакова в ЦК ВКП(б), Комитет партийного контроля, Наркомат путей сообщения о необоснованном аресте и тяжелом материальном положении


8 апреля 1939 года


Я, бывший помощник начальника паровозной службы по кадрам Западной ж.д. , член ВКП(б), исключенный в связи с арестом меня транспортным отделом НКВД Западной ж.д.

, находился один год и восемь дней в местах заключения гор. Смоленска и 15 марта с.г. освобожден следственными органами в связи с прекращением моего дела за недоказанностью предъявленного мне обвинения.

Арестован я был, главным образом, на основании клеветы находящегося под арестом бывшего начальника Политотдела Западной ж.д. Дегтярева Л. С., который показал, что якобы я в числе других состоял в антисоветской правотроцкистской, шпионско-д версионной, вредительско-террористической организации, существовавшей на Западной ж.д. , и провокационного заявления на парткоме и партсобрании в январе 1938 г. начальника дороги, тогда только что назначенного Ковалева И.В., о том, что якобы практика моей работы по кадрам есть правотроцкистская и что я, в силу этого, являюсь невольным врагом народа.

Впоследствии же Дегтярев от своих показаний отказался и на очной ставке со мной не подтвердил их, объяснив это тем, что его показания являются клеветническими и вы- думанными, благодаря применению к нему на следствии (в Лефортово) всякого рода пыток и истязаний.

Считаю своим долгом довести до Вашего сведения и просить у вас немедленного реагирования на следующие факты:

1. Несмотря на необоснованность выдвинутого против меня обвинения, ко мне применяли на следствии методы мучительного физического воздействия, в особенности это практиковалось начальником транспортного отдела Куликовым (член ВКП(б)). Достаточно сказать, что 29 суток я просидел в карцере (по существу, в каменном мешке) только за то, что я пытался нелегальным способом послать жалобу на имя наркома внутренних дел Ежова и Верховного прокурора Союза Вышинского, и за то, что я Куликову сделал такое заявление: «что я не являюсь, никогда не был и не буду врагом народа».

В результате всех издевательств я, будучи молодым по возрасту, полным сил и энергии, сейчас оказался инвалидом: тяжелое состояние нервной системы, болезнь обеих ног (правой почти не владею) и начался процесс туберкулеза легких.

2. Не меньший произвол был применен и к моей жене, оставшейся с двумя малолетними детьми. Мой следователь Цуриков (член ВКП(б)), занимавший две комнаты, решил занять третью, в которой проживала моя семья после ее переселения, и с этой целью предложил выехать моей жене из Смоленска, предупредив, что в противном случае ей будет плохо. Жена, по совету городского прокурора, освободить комнату отказалась. Тогда Цуриков записками четыре раза вызывал жену к себе в кабинет. Но так как жена, идя в НКВД в ночное время, забирала с собой обоих малолетних детей (их не с кем было оставить), то комендатура ее к нему не допускала. После этого следователь Цуриков с двумя лицами явился на квартиру к моей жене и насильственным путем выбросил вещи и детей в соседнюю комнатушку, совершенно не приспособленную для жилья, а именно: сырая, без печи и каких-либо возможностей для отопления и т.п. Жена, пытаясь оказать сопротивление Цурикову, была им сильно толкнута, при этом Цуриков разбил стекло в окне. Находясь в такой комнате, дети заболели от простуды (октябрь 1938 г.), в результате чего мой сын в возрасте 11 месяцев умер от воспаления легких, а второй – двух лет, тяжело болен до настоящего времени, и по заключению врача нуждается в санаторном лечении.

3. Сам я, несмотря на то, что был освобожден за отсутствием какого-либо состава преступления и вины по работе (меня даже не могли впоследствии обвинить в халатности), сейчас встречаю исключительно бездушное отношение со стороны начальника Западной ж.д. Ковалева.

В настоящее время я нахожусь в невероятно тяжелых материальных условиях. Жена моя, долгое время не работая (так как ее никуда не принимали), распродала все вещи, буквально до последней тряпки. Таким образом, мне сейчас неоткуда взять средств для поддержания своего здоровья (весенний период очень опасен для меня, как для туберкулезника), на лечение оставшегося в живых ребенка и на покупку самых необходимых предметов домашнего обихода.

Несмотря на все это:

а) начальник дороги, которому я подал три заявления, отказал мне в выплате зарплаты за все время пребывания в тюрьме;

б) не восстанавливают меня на прежней работе пом. начальника паровозной службы по кадрам, хотя моя работа по подбору кадров была отмечена наркоматом как хорошая; 

в) не предоставляют квартиру, и я продолжаю жить в указанной выше комнатушке,

непригодной для жилья, будучи больным и с больным ребенком.

Я днями и вечерами простаивал в приемной Ковалева, подал ему последнее заявление как депутату Верховного Совета РСФСР, но он не только не удовлетворил моих законных просьб, но и отказался меня принять, порекомендовав мне через его секретаря обратиться к своему заместителю Дедук, который, в свою очередь заявил: «что эти вопросы может решить только сам начальник дороги Ковалев».

Убедительно прошу Вас:

1. Дать указания о привлечении к партийной и уголовной ответственности работников транспортного отдела НКВД Западной ж.д. Куликова и Цурикова за чинимый произвол надо мною и моей семьей.

2. Дать указания о немедленной выплате зарплаты за время моего пребывания в тюрьме, оказании помощи в лечении меня и моего ребенка, в возврате мне жилплощади и восстановлении меня в должности пом. начальника паровозной службы по кадрам.

3. Дать указания о помощи мне в полной реабилитации моей чести большевика (Смоленский обком обещает на днях рассмотреть вопрос о моей партийности), в восстановлении достоинства советского гражданина, так как я даже в центральном органе партии – газете «Правда» от 26 ноября.1938 г. – был отмечен как враг народа.

Несколько слов о себе.

По социальному происхождению и положению – рабочий, отец в 1909 г. погиб на производстве будучи каменщиком, три родных брата – участники гражданской войны, двое из них имели тяжелые ранения и контузии, сам я в четырнадцатилетнем возрасте пошел добровольцем в ряды Красной армии, прослужив там четыре года и два месяца непрерывно. Три раза мобилизовывался на партработу в МТС, военно-авиационный завод и транспорт. За время пребывания в комсомоле с 1922 г. и в партии с 1926 г. я ни в каких уклонах и антипартийных группировках замешан не был.

Я специально приехал в Москву по вопросу настоящего заявления, днем я нахожусь в приемной КПК, а ночами на Белорусском вокзале, а поэтому убедительно прошу Ваши указания по разрешению всех вопросов дать как можно быстрее.


Бывший член ВКП(б), пом. начальника паровозной службы по кадрам

Управления Западной ж.д. Кулаков С.Г.


ГАНИСО, ф.Р-6, оп. 1, д. 334, л. 184–187. Заверенная копия, машинопись.



Справка о проверке заявления бывшего работника Управления Западной ж.д. С.Г. Кулакова, поданного в ЦК ВКП(б) на имя И.В. Сталина и А.А. Андреева


14 мая 1939 года



Согласно поданного заявления проверкой установлено, что тов. Кулаков С.Г. 7 марта 1938 г. был арестован органами НКВД по показанию бывшего начальника политотдела дороги Дегтярева, ныне арестованного как врага народа, который оклеветал Кулакова из-за мести к нему, так как, работая в Управлении дороги, тов. Кулаков с 1936г. разоблачал антипартийную деятельность руководства Подора (политотдел Западной железой дороги), в частности, Дегтярева, Курлыкина и др. В подтверждение этого, будучи арестованным, тов. Кулаков потребовал приобщить к делу его докладные записки в партийные и советские органы, где он излагал факты антипартийной деятельности Дегтярева, Курлыкина и других работников Подора. В целях уточнения действительности заявления Кулакова о его разоблачениях Дегтярева и Курлыкина к следственному делу были приобщены следующие документы, исходящие от Кулакова и излагающие факты антипартийной деятельности Дегтярева и Курлыкина:


1. Докладная записка на имя зам. начальника Политуправления НКПС и секретаря Запобкома ВКП(б) от октября 1937 г.


2. Заявление в ЦК ВКП(б) товарищу Сталину.


3. Заявление на имя секретаря Смоленского обкома ВКП(б) и начальника УНКВД Смоленской области от 7 декабря 1937 г.


4. Заявление на имя зав. транспортным отделом ЦК ВКП(б) от 9 октября 1937 г.


5. Статья Кулакова в газету «Рабочий путь» от 24 июля 1937 г. «Не большевистские нравы в политотделе Западной ж.д. »


6. Статья Кулакова в газету «Рабочий Путь» от 22 октября 1937 г. «В политотделе Западной дороги покровительствуют врагам народа» и ряд других статей.


Из вышеперечисленных приобщенных следственными органами к делу документов видно, что Кулаков действительно, начиная с 1936 г., сообщал в партийные и вышестоящие административные органы об антипартийной деятельности бывшего начальника Подора Западной ж.д. Дегтярева и Курлыкина.


Таким образом, заявление Кулакова о том, что Дегтярев на почве мести в своих показаниях оклеветал Кулакова, вполне основательно, т.к. сигналы Кулакова, о коих знал Дегтярев, безусловно имели свое значение и были приняты во внимание при снятии Дегтярева с должности начальника Подора. Это подтверждается и тем обстоятельством, что при допросе на очной ставке 11 марта 1939 г. Дегтярев ранее данные им показания в части принадлежности Кулакова к контрреволюционной организации не подтвердил, заявляя о том, что Кулаков им оклеветан.


15 марта 1939 г. Кулаков С.Г. из-под стражи освобожден, следственное дело прекращено и сдано в архив ДТО НКВД Западной ж.д.


Каково было отношение к семье арестованного Кулакова? До ареста семья жила в доме специалистов, занимала две комнаты, не прошло трех дней после ареста, семью выселили в другой дом, уплотнили к соседке Брыкиной, которая занимала две комнатки, жена Кулакова не возражала, т.к. комнатка для ее семьи с малышами была вполне подходяща, в которой прожила 7 месяцев. Но к несчастью семьи Кулаковой, в этом доме живет следователь тов. Цуриков, который вел дело Кулакова. Увидав, что комната, в которой живет семья Кулакова, неплохая, начал всякими способами стараться занять эту комнату, и вот, в одно прекрасное время, приходит управдомами Андрюшкин, предупреждает жену Кулакова, чтобы она перешла в другую комнату. Она категорически отказалась, мотивируя тем, что данная комната не отапливается, и могут простудиться малыши. Прошло некоторое время, заявляется тов. Цуриков, который заинтересован в этой комнате, с двумя рабочими, под командой которого начинают выбрасывать вещи в другую комнату. Она им говорит: как же мне жить с маленькими детьми в этой холодной комнате, где нет никакого отопления – а это было в конце сентября месяца. Ответ получила: печку поставят.


Прожив два месяца, ребенок 10 месяцев заболевает и умирает.


Мною в беседе с тов. Цуриковым – на каком основании он принимал участие в выселении семьи Кулакова из квартиры и кто дал ему разрешение занять квартиру – попросил его написать пояснительную записку. Получив записку, которую он писал 6 дней, лично у меня создалось такое мнение, что тов. Цуриков не способен работать в органах НКВД, так как он ни в практике, ни в политике абсолютно не разбирается. Вот отдельные выдержки из его записки:


«Жена Кулакова, как говорят соседи, видимо, желая избавиться от ребенка, выносила своего ребенка на улицу при повышенной температуре. К тому же практика показала, что не все простуженные умирают. При хорошем уходе за больным можно было бы не допустить смертность».


В своей докладной записке продолжает писать:


«Вероятность нематеринского отношения к ребенку может подтвердиться и тем, что Кулакова во время отсутствия мужа говорила, что она никогда не примет его к себе, ибо он такой прохвост и т.д. , а теперь, когда Кулакова освободили из-под стражи и ей надо отчитаться за ребенка, появляются другие причины смерти».


В докладной записке тов. Цуриков пишет, что Кулаков, как троцкист с грязной душонкой, может проявлять элементы мести в настоящее время. Отсюда можно делать вывод, что тов. Цуриков как коммунист, как следователь, работающий в органах НКВД, неправильно вел дело тов. Кулакова, ведь в конце же концов Кулаков оправдан следственными органами. Враг народа Дегтярев на очной ставке 11 марта 1939 г. заявил, что Кулаков им оклеветан, да и по тем документам, о которых я писал выше, тов. Кулаков разоблачал вражескую деятельность Дегтярева и Курлыкина. На каком же основании тов. Цуриков может заявлять, что Кулаков – троцкист?


После освобождения из-под стражи тов. Кулаков 20 марта 1939 г. подал заявление начальнику дороги тов. Ковалеву о том, чтобы его восстановили на работе, оплатили за прогул, оказали помощь в лечении и получении квартиры и только 11 мая 1939 г. тов. Ковалев издал приказ о восстановлении тов. Кулакова на прежней работе и оплатил за 2 месяца, обещал оказать материальную и лечебную помощь и дать разрешение на получение квартиры с одной комнатой в доме специалистов.


В беседе с тов. Кулаковым: удовлетворен ли он теми разрешенными вопросами, которые ему разрешил тов. Ковалев – им был дан ответ, что он остался доволен.


Покровский


ГАНИСО, ф.Р-6, оп. 1, д. 334, л. 179–182. Подлинник, машинопись.



В секретариат ЦК ВКП(б) – из Смоленского обкома ВКП(б)


11 октября 1939 года


Сообщается, что заявление тов. Кулакова С.Г. на имя секретаря ЦК ВКП(б) тов. Андреева А. А. проверено и установлено, что Кулаков 7 марта 1938 г. был арестован органами НКВД по показанию бывшего начальника Политотдела дороги Дегтярева, арестованного как врага народа.


Тов. Кулаков реабилитирован, в партии восстановлен, работа последнему предоставлена.


За нарушение революционной законности в проведении следствия по делу Кулакова следователь ДТО НКВД* Цуриков решением бюро обкома ВКП(б) с работы снят, соответ- ствующими органами привлечен к уголовной ответственности.

Жалоба тов. Сталину на действия НКВД 1939 год и ответ на неё История, История России, Сталин, Жалоба, Письмо, Нквд, Длиннопост
Показать полностью 1
  •  
  • 604
  •  

Антифейк. НКВД в Галиции расстреливал детей

  •  
  • 36
  •  

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 4бис ))

Очень интересное "обсуждение" произошло в предыдущем посте. Я, как говорится, просто оставлю это здесь...

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 4бис )) Комментарии на Пикабу, Сталинские репрессии, Нквд, Солженицын, Мемориал, Коммунизм, Политика, Скриншот, Длиннопост
Показать полностью 2
  •  
  • 37
  •  

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету, выпуск 4.

Напомню: автор не я, материал взят отсюда https://p-balaev.livejournal.com/1027870.html (я намеренно пропустил несколько постов автора по теме, за полной версией - добро пожаловать в его ЖЖ)

Является продолжением поста 1, поста 2 и поста 3.


Представьте себе такую картину. Вас арестовали сотрудники НКВД и посадили в камеру. Пару раз вызвал на допрос следователь, что-то там написал, что вы контрреволюционная сволочь. Дал подписать. И всё. В камере с вами сидят такие же мужики, прошедшие такие же процедуры. Народ хоть и не наученный телевизором, что арест должен закончиться либо приговором, либо освобождением, но всё-таки люди уже знали, что преступников судит суд или Особое совещание, и потом оглашают осужденным приговор, дают его прочитать и под ним расписаться. После приговора или расстреливают, или в лагерь-ссылку, иногда оправдывают.


Но однажды ночью к вам в камеру заходят пьяные в дым чекисты (а все они перед этим пили водку для укрепления нервов, как свидетели свидетельствуют), выводят всех вас толпой на мороз (большая часть расстрелов была зимой 1937-1938 годов), грузят в кузов машины и везут черт знает куда. Привозят на место, там вы видите выдолбленные в мерзлой земле ломами и кирками ямы, и вас по очереди начинают расстреливать из наганов в голову. Без объявления приговоров.


Представьте, стоите вы в строю перед ямой и здесь начинается расстрел. Уже Ваньку кокнули, потом Ваську, Федьку, скоро до вас очередь дойдет… и никто не говорит – кто вас к смерти приговорил и за что. А эти упыри с наганами еще и пьяные все.

Вы бы, что делали в такой ситуации? Я бы лично подумал, что происходит какая-то незаконная фигня, мне уже терять нечего, всё равно расстреляют сейчас, поэтому либо попробовал бы бежать, либо попытался обезоружить чекиста. В любом случае, такой расстрел сопровождался бы эксцессами в виде попыток побега или нападений на сотрудников НКВД.


Но ни одного такого случая история не сохранила. Всё у НКВД прошло гладко, как по маслу. Вспомним, у кого такие же расстрелы и расстрелы кого также гладко прошли?

Конечно, у немцев, когда казнили мирное еврейское население, большинство которого составляли дети, женщины, старики.

Но в 1937 году под раздачу оперативного приказа Ежова № 00447 попал кулацко-уголовный элемент, как написано в этом приказе.


Это совершенно другие люди. Там каждый второй, если бы его попробовали расстрелять без объявления приговора, цепляясь за жизнь, зубами перегрызал бы глотки палачам. Тем более – массовые расстрелы. Толпой набрасывались бы на исполнителей и на куски их рвали.

Это не население еврейских местечек. Это бывшие кулаки и уголовники. Они бы за жизнь цеплялись так, что чекистов не хватило бы для операции. Потери слишком большие НКВД понес бы.


Если вы думаете, что я фантазирую безответственно, то поищите приговор «тройки» с подписью осужденного : «С приговором ознакомлен». Хоть один попробуйте найти.

Показать полностью
  •  
  • 26
  •  

Лохотрон Мемориала. Штрихи к портрету, выпуск 3.

Напомню: автор не я, материал взят отсюда https://p-balaev.livejournal.com/1025250.html

Является продолжением поста 1 и поста 2


Так уж сложилась моя биография, что за время оперской деятельности мне пришлось столкнуться, наверно, с десятком-другим тысяч поддельных документов. Преступления в экономической сфере почти всегда сопровождаются еще и эпизодами подделки и использования недействительных документов. И люди, которые совершают эти преступления, осознают все последствия для себя, если их за руку поймают. Поэтому стараются всё делать максимально аккуратно. А главная проблема изготовителей фальшивок – не бумага, бланки, штампы, печати и подписи-почерки. Это мелочи, технические проблемы. Подделка денежных знаков технически очень сложна в этом плане, но эти преступления редкими не назовешь.


Главное – текстовая информация. И оперативная работа по выявлению фальшивых документов начинается именно с анализа текстовой информации, на основании которой и делаются выводы о возможной недостоверности документа. Текстовая информация зачастую выдает то, что ни одна экспертиза не может обнаружить. А в ряде случаев сам подделыватель не в состоянии всё учесть, потому что происходят события, о которых он может не подозревать.


Например, предоставляет коммерсант контракт с приложением уставных и учредительных документов. Ни к чему невозможно прикопаться. Всё выглядит безупречно. Но личность коммерсанта – «Никита Петров». Поэтому оперативник начинает проверять в документах каждое слово. И тут вдруг устанавливается, что одна из подписей выполнена человеком, который умер буквально за два дня до подписания контракта. Вроде всё ребята учли: взяли паспорт у алкоголика, зарегистрировали на него фирму, всё оформили, учли, что никто не сможет даже найти образцы почерка алкоголика для экспертизы. Но он же не был их родственником и они не могли предполагать, что случится такая подлость в виде смерти. Вроде вчера живой был…


Поэтому я почти не буду обращать на внешний вид документов по «массовому террору». Сделать их внешне почти безупречными, повторюсь, проблема технически несложная. Это не денежные знаки со степенями защиты. Состарить бумагу, либо найти старые бланки, изготовить самим бланки, штампы, печати, подобрать цвет чернил и карандашей, сделать подписи и резолюции… - это по сравнению с работой фальшивомонетчиков – элементарщина.

Сложнее другое, что на первый взгляд неискушенного человека выглядит гораздо проще технической стороны – сделать текст, не вызывающий подозрения. Потому что … человек взял и умер неожиданно, как я уже приводил пример.


На текстах даже мошенники, опасающиеся уголовного преследования, т.е., люди старающиеся фальшивки делать максимально аккуратно, попадаются. А «Мемориал» - кто ж его посадит?! Это ж – памятник! Я даже не говорю, что вся эта работа в архивах проводилась с санкции Политбюро и КГБ, о чем будем говорить ниже, когда станем разбираться с «тройками». Работали без всякого страха, поэтому наворотили такого, что аж дух захватывает.

Но мы начинаем разбираться с тем, как умерших в лагерях переписали в расстрелянных «тройками».

И «Мемориал» на своем сайте по этой теме, только в обратном ее значении, представляет первым вот этот Приказ за подписью Л.П.Берии:

Лохотрон Мемориала. Штрихи к портрету, выпуск 3. Сталинские репрессии, Нквд, СССР, Политика, Длиннопост, Текст, Антисоветчина

Нам внешний вид, особенно второго листа, не обращаем никакого внимания. Нам это абсолютно сейчас не важно.

Читаем пункт 6: «В отношении осужденных Военной коллегией и тройками НКВД (УНКВД) к высшей мере наказания, сохранить существующий порядок выдачи справок, проводя их выдачу только через 1 Спецотделы».

Прочитали? Теперь берем эту позорную залепуху и относим в то помещение, где стоит унитаз. Там ей самое место.

Понятно, что изготовителям этой бумажки нужно было тройки НКВД-УНКВД из фантастических сделать реальными. Но реальный Лаврентий Павлович Берия, тем более начальник 1-го спецотдела УГБ НКВД, не мог пропустить в приказе еще один судебный орган, который по материалам органов НКВД приговорил к ВМН довольно значительное число преступников – Спецколлегии областных, краевых и республиканских судов.

И самое смешное, в этом липовом приказе пропущен один несудебный орган, который приговаривал к ВМН постановлениями за подписью наркома НКВД и Прокурора СССР. А это уже такой косяк изготовителей данной фальшивки, который аннулирует целый ряд приказов за подписью Ежова, которые валяются в архивах. Мы о них тоже поговорим, когда «троек» касаться будем…


Продолжение следует!

Показать полностью 1
  •  
  • 36
  •  

Исторические интерпретации

Исторические интерпретации История, РПЦ, Фальсификация, Концентрационный лагерь, Нквд, СССР, Антисоветчина, Длиннопост, Политика

Это фото с выставки про "ужасы коммунизма" в Ростове, которую организуют местные попы стенающие по Николаю Кровавому.

Показать полностью 2
  •  
  • 2020
  •  

Лохотрон "Мемориала". Штрихуем портрет дальше. "Здесь рыбы нет!"

Взято отсюда https://p-balaev.livejournal.com/1024954.html

Является продолжением поста https://m.pikabu.ru/story/lokhotron_quotmemorialaquot_shtrik...


У меня давно возникала мысль, что за этими 600 тысячами жертв 37-38 годов нет ничего реального, потому что такие демографические потери вызвали бы на всех графиках с кривыми изменения численности населения СССР резкие провалы. Но этого нет ни на одном мною найденном графике. Но ведь и нельзя было просто взять и придумать 600 тысяч фамилий и имен, чтобы показать кровавость режима. Такой подлог мгновенно вскрылся бы. Значит, 600 тысяч смертей было. Но если графики изменения численности населения СССР их не показывают, как демографический провал за 1937-1938 годы, то, значит, эта смертность может быть только размыта на несколько лет, что сглаживает ситуацию. Т.е., эти люди умерли не за полтора года «большого террора», а лет за 10-15.


У меня и возникло подозрение, что эти 600 тысяч – тюремная и лагерная смертность за большой промежуток времени. Реально умершие люди, которых представили расстрелянными за менее, чем полтора года «большого террора». Поэтому их трупов никто найти не может. Они не хоронились в пределах областных городов, по месту работы «троек». Они похоронены на лагерных кладбищах.


И неожиданно, еще раз перелопачивая все исследования по этой теме, я наткнулся на такое, точнее, прочитал давно мне известную статью уже не просто глазами любопытствующего читателя:

« Утверждение О.Г.Шатуновской о том, что «большинство остальных погибло в лагерях» (надо полагать, 7—10 млн., если считать от её виртуальных почти 13 млн. «остальных»), разумеется, тоже не соответствует истине. Подобные утверждения могут восприниматься как достоверные только в той среде, где господствуют ошибочные представления, что в ГУЛАГе якобы умерли и погибли десятки миллионов людей. Детальное же изучение статистической отчётности о смертности заключённых даёт иную картину. За 1930—1953 годы в местах лишения свободы (лагеря, колонии и тюрьмы) умерло около 1,8 млн. заключенных, из них почти 1,2 млн. — в лагерях и свыше 0,6 млн. — в колониях и тюрьмах. Эти подсчёты не оценочные, а основаны на документах. И здесь возникает непростой вопрос: какова доля политических среди этих 1,8 млн. умерших заключённых (политических и уголовных). Ответа на этот вопрос в документах нет. Думается, что политические составляли примерно одну треть, то есть порядка 600 тыс. Этот вывод базируется на том факте, что осуждённые за уголовные преступления обычно составляли примерно 2/3 заключённых. Следовательно, из указанного в таблицах 1 и 2 количества приговорённых к отбыванию наказания в лагерях, колониях и тюрьмах приблизительно такое количество (порядка 600 тыс.) не дожило до освобождения (в промежутке времени между 1930 г. и 1953 г. (В.Н.Земсков. О масштабах политических репрессий в СССР)».


Вот они эти – 600 тысяч. Удивительным образом число расстрелянных примерно совпадает с числом умерших в лагерях. Удивительнейшим образом!!! Еще более удивительно, что родственники расстрелянных получили извещения и документы ЗАГСов о том, что их близкие … умерли в лагерях.


Теперь вам, думаю, еще понятней становится, почему на Бутовском полигоне не ведутся раскопки. Сами подумайте, откопать десятки тысяч «жертв» - это такая длительная и мощнейшая пропагандистская антикоммунистическая акция, что «Мемориал» ни в коем случае от нее не отказался бы. Да еще сколько можно было бы с бюджета средств стрясти на эти раскопки и их умело освоить, не обидев себя?!


Но, как в старом «Ералаше»: «Здесь рыбы нет. И здесь тоже рыбы нет…!». Я поэтому и начал главу с захоронения в Пивоварихе Иркустской области. Там «рыбы» не оказалось.

И будьте уверены, московские мемориальцы такого прокола, как в Иркутске не допустят. Они костьми лягут, весь полигон своими телами закроют, но никаких раскопок там не позволят. «Здесь рыбы нет!».


Но ведь нужно же было лагерную смертность переделать в расстрелы! Нужно же было родственникам умерших показать, что их близких на «бутовских полигонах» закопали! Сложная задача? Как бы не так! Всего несколько бумажек – и дело в шляпе.

Дальше мы и посмотрим на этот трюк и на эти бумажки. У «Мемориала» эта коллекция документов проходит под темой: «как власти скрывали сведения о «большом терроре» и показывали людям, что их родственники умерли в лагерях».


Но вот давайте учитывать личности деятелей «Мемориала» навроде Никиты Петрова и отсутствие трупов на «бутовских полигонах» и тогда мы поймем, что тема другая: как умерших в лагерях в течение многих лет изобразили жертвами 37-38 годов, добавив к реальным цифрам репрессий более 600 тысяч расстрелянных…


Продолжение следует!

Показать полностью
  •  
  • 66
  •  

Лохотрон "Мемориала". Штрихи к портрету.

Взято отсюда - https://p-balaev.livejournal.com/1024691.html


А теперь представьте себя на месте сотрудника НКВД, которому приказали привести приговоры в отношении «врагов народа» к исполнению и тайно захоронить тела расстрелянных. Какие документы в такой ситуации вы обязательно должны составить? Разумеется, АКТ о приведении приговора к исполнению. И АКТ о том, что вы надежно и тайно запрятали тела расстрелянных. Вам же нужно отчитаться об исполнении указания. И ваше начальство не может удовлетворить уверение по телефону, что всё «чики-чики», никто ничего не найдёт, если вдруг власть в стране переменится. Вы обязательно составите документ, в котором подробно опишите, какие меры конспирации вами были предприняты в рамках выполнения указания о тайном захоронении, кто из сотрудников участвовал, как они были предупреждены о неразглашении, как и где было выбрано место захоронения, которое отвечало требованиям конспирации, приложите к отчету схему захоронения и т.п.. Потом этому документу присвоите гриф «Совершенно секретно» и подошьете его в соответствующее дело.


Приедет проверка, которая будет интересоваться, как вы исполнили указание тайно закопать «врагов народа» - вы проверке покажете свой документ.

Более того, вы же выполняете очень деликатную, так сказать, миссию. Не дай бог, какой-нибудь ваш «доброжелатель» стуканет, что вы либо кого-то не расстреляли в сговоре со своими дружками по расстрельной команде за большую взятку, либо специально расстреляли не того человека. К вам же приедут проверять эту информацию. И вы должны будете оправдаться. А для этого нужно проверяющих привезти на место, где закопаны трупы, и пальцем им показать на конкретную яму, в которой похоронен конкретный интересующий их человек. Не весь же Бутовский полигон перекапывать! Т.е., у вас обязательно должен быть документ, в котором указано конкретное место захоронения каждого конкретно вами расстрелянного человека. Я уже даже не говорю о том, что у правоохранительных органов периодически возникает надобность провести эксгумацию. Вы же знаете, что следственные органы без всяких проблем устанавливают место захоронения любого тела, которое было предано земле после расстрела в тюрьмах и лагерях. Всё четко задокументировано. И доступ к этой информации строго ограничен. Тайна соблюдается. Эти документы не попадут в посторонние руки. Так какие проблемы были с документами о захоронениях, расстрелянных в 1937-1938 годах, которые не позволяли также хранить тайну? Они могли попасть из архивов НКВД в чужие руки, поэтому их уничтожили? Допустим.


Но! Почему тогда не уничтожили приговоры и акты о приведении их в исполнение?

Почему в записке комиссии А.Яковлева в Политбюро о реабилитации от 25 декабря 1988 года вдруг вылезло такое: «В архивах КГБ СССР нет документальных материалов, содержащих сведения о всех конкретных местах захоронения, именах похороненных и их числе. В результате опроса бывших сотрудников НКВД и информации, полученной от местного населения, удалось выявить часть участков захоронений. По приблизительным подсчетам, в них погребено около 200.000 человек. Время захоронения тоже установлено приблизительно»?


И теперь полюбуйтесь на следующий документ:

«Записка В.А. Крючкова в ЦК КПСС об установлении мест массовых захоронений

10.07.1990

ЦК КПСС

Комитетом госбезопасности СССР в ходе работы по реабилитации жертв репрессий выявлены и изучены архивные материалы 30-40-х и 50-х годов, десятки тысяч следственных дел, относящихся к тому периоду времени. Однако каких-либо сведений о местах массовых захоронений в них не обнаружено.

Одновременно поиск таких мест осуществляется путем опроса бывших сотрудников НКВД, получения информации от населения.

В последнее время получены данные о возможном захоронении в районе Бутово под Москвой. Однако конкретные места захоронений пока не установлены. Территория, где расположено предполагаемое место, находится под контролем КГБ СССР.

Информация об обнаружении захоронения в районе Бутово направляется в Московский городской Совет народных депутатов для принятия необходимых мер по увековечению памяти жертв репрессий. В печати будет дана соответствующая публикация .

Сообщается в порядке информации.

Председатель Комитета В. Крючков

АП РФ. Ф. 3. Оп. 113. Д. 256. Л. 221. Подлинник. Машинопись.»


Т.е., даже обнаруженные 200 тысяч захоронений – это не массовые захоронения. Это отдельные могилы. Документ за подписью Крючкова составлен почти на два года позже, чем записка Комиссии.

И о чем нам говорит цифра 200 000? А если ее отнять от общей цифры числа расстрелянных по данным комиссии А.Яковлева, то в остатке мы получим примерно 600 тысяч. Т.е. исчезло количество трупов именно столько, сколько было приговорено к расстрелу «тройками», неконституционными, незаконными репрессивными органами. А 200 тысяч – это законно, так сказать, приговоренные и похороненные в установленном порядке с составлением соответствующих документов о местах нахождения могил.


Причем, озверевшие и отупевшие от озверения чекисты уничтожили все документы о местах тайных захоронений, но сохранили в архивах приговоры и акты о приведении их в исполнение. Понимаете?


У вас не возникает такая крамольная мысль, что на бумаге можно сочинить любые акты и списки, а вот «сочинить» трупы – несколько труднее.

Показать полностью
  •  
  • 58
  •  

Как горе-диверсанты дошли до людоедства. 1944 г.

в

....Вылет Южной группы, одетой в форму младших командиров Красной Армии, под руководством 40-летнего гауптшарфюрера СС Бориса Ходолея планировался сразу после приема радиограммы от передовой группы Тарасова с задачей десантироваться на 200-400 км южнее Северной группы для уничтожения заводов Челябинской области.

Как горе-диверсанты дошли до людоедства. 1944 г. Диверсанты, Великая Отечественная война, Нквд, История, Длиннопост

Сын полковника Русской императорской армии П.П. Соколов (1921-1999), поступивший на службу к немцам по согласованию с болгарскими коммунистами, рвался на Родину и намеревался перейти к русским после заброски.


Однако в его случае СМЕРШ перехватил инициативу, приготовив ловушку сразу после его приземления в Вологодской области в сентябре 44-го. После отбытия 10-летнего срока приговора Павел Павлович, повинуясь выстраданному душевному стремлению, принял советское гражданство, окончил Иркутский институт иностранных языков, и четверть века преподавал в школе, оставив уникальные воспоминания о подготовке немецких диверсантов.

Показать полностью 4
  •  
  • 318
  •  

Ликвидация «Жулика».

Ликвидация «Жулика». Нквд, Агент-Предатель, Разведка, 30-е, Ликвидация предателя, Огпу, Длиннопост

Агабеков (настоящая фамилия — Арутюнов ) Георгий (Григорий) Сергеевич (1895—1937 годы) — сотрудник НКВД СССР, невозвращенец. Первый из высокопоставленных сотрудников советской внешней разведки, которые бежали на Запад в 1930-х годах.


1914 год — закончил в Ташкенте гимназию, с началом военных действий был мобилизован в армию и находился на фронте, участвовал в боях.


Октябрь 1916 года — направлен в Ташкентскую школу прапорщиков. После её окончания служил командиром взвода и переводчиком с турецкого языка при штабе 46-го пехотного полка на Румынском фронте.


Февральскую революцию 1917 года Агабеков принял с подъемом, солдаты избрали его командиром батальона. После Октябрьской революции покинул армию и в марте 1918 года вступил в отряд Красной гвардии.


1918 — 1920 годы — служил в Красной армии на командных должностях.


1920 год — назначен военным комиссаром батальона войск внутренней службы в Екатеринбурге.

1921 год — работал в Екатеринбургской губЧК.


1922 год — оперативный сотрудник ЧК Туркестанского фронта, затем начальник отделения по борьбе со шпионажем и контрабандой ГПУ в Ташкенте.


Апрель 1924 года — в аппарате Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ. Работал на ГПУ в Афганистане под прикрытием должности помощника заведующего бюро печати Полпредства СССР в Кабуле.

Конец 1926 года — резидент ИНО ОГПУ в Иране.


1927 год — получил задание подготовить на случай конфликта с Англией восстание племен на индийской границе. Для обеспечения этого плана вербовались агенты в Иране, Ираке, Афганистане, нелегально приобреталось вооружение и готовились тайные склады оружия, осуществлялся подкуп вождей племен, использовались ресурсы от контрабанды наркотиков.

С апреля 1928 года — опять на работе в центральном аппарате ОГПУ (начальник сектора по Среднему и Ближнему Востоку ИНО).


С октября 1929 года — резидент советской нелегальной разведки в Константинополе, сменил на этом посту Якова Блюмкина.

Июнь 1930 года — получив приказ вернуться в Москву, опасаясь за свою жизнь бежал из Константинополя во Францию.


Через некоторое время после бегства опубликовал книгу-разоблачение на английском языке: «OGPU: The Russian Secret Terror». Её публикация привела к арестам сотен советских агентов в Иране (Персии) и других странах Ближнего Востока, а также к резкому обострению отношений СССР с шахом Ирана Резой Пехлеви.


В августе 1937 года убит спецгруппой НКВД во Франции.


Сам Arабеков объяснял своё бегство исключительно идейными мотивами: за десять лет службы в ВЧК—ОГПУ он rлубоко разочаровался в политике Советской власти. Но из ero же собственных книr отчётливо проявляется и сyryбо личный мотив побеra — скоропалительный и бурный роман тридцатичетырехлетнеrо Arабекова с двадцатилетней анrличанкой Изабел Стритер.


Его побег очень ударил по советской внешней разведке и сочувствующим СССР людям — в одной только Персии на основе «изобличений» Arабекова власти арестовали около четырехсот человек, просто симпатизирующих СССР, четверо из них с чисто восточной непосредственностью были тут же казнены, около copoка приrоворены к тюремному заключению. С учетом режима тоrдашних персидских тюрем это было равнозначно медленному умерщвлению.


Серьезные неприятности Arабеков доставил и советским разведчикам, действовавшим в Европе.

Физическая ликвидация изменившего резидента, после того как он уже передал информацию западным секретным службам, в общем-то не имела никакого принципиального значения.


Однако кроме мотива мести предателю, в убийстве Агабекова для ОГПУ был также и определённый «показательный» смысл. Неотвратимость карающей руки органов должна была предостеречь всех чекистов-разведчиков от попытки повторить шаг бывшего стамбульского резидента. Но и здесь ОГПУ ожидал ряд серьезных неудач.


Сама охота за беглецом «Жуликом» продолжалась несколько лет и стоила больших расходов. В ходе ее Агабеков много раз проявлял свои уникальные профессиональные качества разведчика, упреждая действия противника и уходя живым от преследования всемогущего ведомства.

Также сложность расправы над Агабековым для чекистов заключалась ещё и в том, что по личному распоряжению самого высокого начальства — Г. Г. Ягоды и, скорее всего, лично Сталина сначала предполагалось захватить его живым. Возможно, над предателем советских органов госбезопасности хотели устроить суд, зрителями которого стали бы сами чекисты. Для них это было бы устрашающим уроком верности. Конечно же, не безынтересны для ОГПУ были и сведения Агабекова о западных секретных службах, а особенно об английской Интеллидженс сервис.


Для того, чтобы похитить Агабекова, Москва разработала сложную операцию, которая впоследствии получила в западной прессе название «Дело Филомена».


При подготовке плана похищения руководители ОГПУ ловко использовали случайно подвернувшееся им прикрытие, которое должно было ввести в заблуждение бывшего стамбульского резидента.


Один из российских эмигрантов греческого происхождения некий Нестор Филия предпринимал безуспешные попытки вызволить из Советской России оставшихся в городе Николаеве жену и дочь. Он сумел заинтересовать в этом несколько «деловых» людей, что было совсем не сложно, так как мадам Филия имела на своем личном счету в одном из швейцарских банков огромный вклад — 100 миллионов швейцарских франков. Самое удивительное в этой истории то, что этот вклад реально существовал.


Среди тех лиц, которых Филия привлек к своему делу, были инженер француз Лекок и агент ОГПУ грек Паниотис, который жил в Париже.


Последний связался со своим руководством в Москве и информировал начальника иностранного отдела С. А. Мессинга о предложении Филии помочь ему вывезти семью из СССР. Как раз в это время органы искали любую возможность для того, чтобы похитить Агабекова и решено было использовать Филию как прикрытие.


По плану советской разведки бывшего резидента необходимо было привлечь к организации бегства мадам Филии. Это удалось после того, как Агабеков убедился в подлинности истории Нестора Филии и существовании баснословного счета. Кстати, последнее ему конфиденциально подтвердил еще один агент ОГПУ, скрывавшийся под видом швейцарского банкира Отто Йегера. В задачу Агабекова входило встретить беглянок в болгарском порту Варна и организовать их переезд в Париж. За это ему была обещана крупная по тем временам сумма — 2 тысячи фунтов стерлингов. Чекисты намеревались заманить своего бывшего коллегу на борт судна, прибывшего из Одессы в Варну, там схватить и переправить в СССР.


Однако болгарская тайная полиция, хорошо осведомленная о личности Агабекова-Арутюнова и, скорее всего, имевшая какую-то информацию о предполагаемом похищении, не объясняя причин, предложила ему немедленно покинуть страну.


Оказавшись снова в Брюсселе, Агабеков передал все сведения о неудавшемся предприятии своим партнерам из английской секретной службы. Видимо, это был шаг предосторожности — опытный разведчик интуитивно почувствовал какой-то подвох во всем этом деле. Тем не менее он согласился предпринять еще одну попытку.


На этот раз предполагалось использовать как базу операции румынский порт Констанца. ОГПУ тщательно готовилось к похищению. В Марселе было зафрахтовано греческое судно «Елена Филомена». По его названию впоследствии получила в газетах наименование вся эта авантюра. Официально фрахт на шесть месяцев осуществлял Совторгфлот, но капитан грек Катаподис был посвящен в дело, причем ему обещали выплатить огромную сумму — 8 тысяч фунтов стерлингов в случае успеха. Семеро из двадцати членов команды «Филомены» уже в Марселе были заменены агентами ОГПУ.


Агабеков, одновременно с Лекоком, также действовавшим по заданию чекистов, прибыл в Констанцу в самом конце декабря 1931 года. Здесь Лекок представил предполагаемой жертве еще одного компаньона — болгарина по фамилии Цончев. На самом деле это был сменивший Агабекова в Стамбуле резидент ОГПУ, руководитель сети советской разведки в Турции. С этой минуты Агабеков не сомневался в том, что все дело Филии — провокация советской госбезопасности с целью его выкрасть или убить. Он точно догадался об этом по внешнему облику Цончева и его манерам.


9 января 1932 года в Констанцу прибыла «Филомена». На ее борту находился агент ОГПУ Г. Алексеев (кличка «Гриша»), которому была отведена роль исполнителя похищения или, в зависимости от обстоятельств, убийства. Но ни 10, ни 11 января чекистам не удалось убедить бывшего резидента подняться на борт судна — он все понял, но не предпринимал тем не менее никаких шагов.


Видимо, для Агабекова не было секретом постоянное наблюдение румынской тайной полиции, под которым он находился с момента пересечения границы.


Румынская секретная служба — Сигуранца — также как ее болгарские коллеги хорошо знала Агабекова. Однако ее действия были куда более решительные.


Вечером 11 января агенты Сигуранцы схватили с поличным «Гришу» у ресторана «Юбилейный» в тот момент, когда он пытался выстрелить в Агабекова.


Тогда же была конфискована «Филомена», арестована ее команда во главе с капитаном, задержаны Цончев и Лекок.


Началось следствие, в ходе которого были разоблачены несколько советских агентов в Стамбуле, Бухаресте и других европейских столицах. Кстати, все задержанные румынами сотрудники ОГПУ, почти не запираясь, сразу же начали давать показания и называть фамилии известных им сообщников.


В расследовании приняли участие полиции шести стран Европы. Громкое «Дело Филомена» стало известно газетчикам всего мира, общественное мнение западных стран было привлечено к этой скандальной истории, причем ОГПУ предстало в самом неблаговидном свете. Конечно, советская пресса ни словом не обмолвилась о скандале в Констанце.


Агабеков на короткое время стал знаменитостью и оказался в связи с этим недосягаем для советской разведки — его жизнь на какой-то срок была в безопасности.


Неприятности, связанные с «Делом Филомена», на этом для ОГПУ не закончились. Судно капитана Катаподиса в начале 1934 года было зафрахтовано, на этот раз уже на самом деле, Совторгфлотом и с грузом леса пришло в египетский порт Александрию. Здесь капитан заявил, что продаст советский лес с аукциона в свою пользу в счет ущерба, нанесенного ему ОГПУ из-за неудачного похищения Агабекова.


Снова начался судебный процесс и опять в газетах Европы и Ближнего Востока замелькали фамилии агентов ОГПУ. Для престижа ведомства и для его нормальной оперативной работы в ближневосточном регионе и на Балканах это была весьма нежелательная огласка.

Таким образом, Агабеков с помощью румынской тайной полиции сумел избежать похищения и нанес ощутимый урон советской разведке.


История с неудавшейся попыткой нелегально вывезти двух советских гражданок с территории СССР обернулась неожиданными осложнениями и дл самого Агабекова — Арутюнова. Бельгийские власти вынесли решение о том, что участие в подобной авантюре несовместимо с его пребыванием в стране и, несмотря на попытки главы секретной службы Бельгии барона Фельхюста отменить высылку, чекист-перебежчик был вынужден покинуть бельгийскую столицу и обосновался в Германии.


Как утверждает Брук-Шеперд, незадолго до переезда в Германию бывший начальник восточного сектора иностранного отдела ОГПУ стал фактическим агентом британской секретной службы. Чем конкретно он занимался в этом новом для себя качестве — неизвестно.


В Берлине Агабеков имел некоторые деловые связи — именно здесь в 1930 году он издал на русском языке свою первую книгу «ГПУ. Записки чекиста».


В апреле 1936 года завершилась история его романтической любви. Он разошелся с Изабел, которая вернула себе девичью фамилию и уехала в Англию.


А органы тем временем не оставляли намерений ликвидировать перебежчика. Охота за ним продолжалась…


Обстоятельства гибели Агабекова до сих пор точно не установлены. Никто и никоrда не сомневался, что ero исчезновение дело рук НКВД, однако rде и коrда это произошло никто толком не знал, версий ходило множество…



Первая версия


Приказ, который получил в конце 1937 rода Александр Коротков, обязывал ero провести боевую операцию по ликвидации сотрудника НКВД СССР — невозвращенца Г. Агабекова («Жулик»), для чеrо в ero распоряжение поступала rpуппа areнтов.


Лишь относительно недавно бывший начальник Короткова Павел Судоплатов прямо рассказал:

«Сообщалось, что Araбеков пропал в Пиринеях на rpанице с Испанией, но это не так. На самом деле ero ликвидировали в Париже, заманив на явочную квартиру, rде он должен был якобы доrовориться о тайном вывозе бриллиантов, жемчyrа и драrоценных металлов, принадлежащих боrатой армянской семье. Армянин, котoporo он встретил в Aнтвepпене, был подсадной yrкой. Oн то и заманил Arабекова на явочную квартиру, cыrpaв на национальных чувствах.


Там на квартире ero уже ждали боевик, бывший офицер тypeцкой армии, и молодой нелеrал Коротков, в 40-e rоды стaвший начальником нелеrальной разведки МГБ СССР.


Турок убил Arабекова ножом, после чеrо тело ero запихнули в чемодан, который выкинули в реку. Труп так никоrда и не был обнаружен».



Вторая версия


Брук-Шеперд выяснил, что в 1937 году во время гражданской войны в Испании Агабеков через агента НКВД Зелинского был вовлечен в осуществление операции по вывозу художественных ценностей из этой страны.


Дело заключалось в следующем — по инициативе НКВД специальные службы Испанской республики организовали широкомасштабные акции по разграблению монастырей, церквей и частных коллекций. Изъятые произведения искусства переправлялись через французскую границу, а затем поступали к перекупщикам антиквариата в Европе.


Значительная часть вырученных таким образом средств шла на оплату советской помощи испанским республиканцам.


Прельстившись большими комиссионными, Агабеков принял участие в этой незаконной и нечистоплотной авантюре. Осторожность на этот раз изменила ему — очевидно, что он не мог не догадываться о том, кто стоит за спиной испанцев и тем не менее согласился. В его задачи входило получение ценностей на границе и наблюдение за их транспортировкой на территории Франции.


Летом 1937 года Агабеков поселился в приграничном районе и в августе был убит в горах при загадочных обстоятельствах. Подробности убийства не известны, но и Бажанов и Брук-Шеперд утверждали, что спустя семь лет после бегства его настигла в Пиренеях месть советской госбезопасности. Труп Агабекова был обнаружен на испанской территории через несколько месяцев после убийства.


По материалам:


Примаков «История Российской внешней разведки в 6 томах» Том 4

Показать полностью
  •  
  • 27
  •  

Оперигра «Березино».

Перед началом летнего наступления советских войск в Белоруссии в 1944 году командование Красной Армии было заинтересовано в продолжении оперативной игры с немецкой разведкой под кодовым наименованием «Монастырь» .


4 апреля 1944 года И.В. Сталин вызвал по этому поводу в Кремль наркома государственной безопасности Меркулова, начальника военной контрразведки СМЕРШ Абакумова, начальника ГРУ Генштаба Красной Армии Кузнецова и начальника диверсионно-разведывательного управления НКГБ Судоплатова.


По результатам совещания было принято решение о том, что на этот раз лучше ввести немецкое командование в заблуждение, создав впечатление, что в тылу Красной Армии действуют остатки немецких войск, попавшие в окружение в ходе советского наступления.


Сам же замысел заключался в том, чтобы заставить немцев бросить свои ресурсы на поддержку этих частей и заставить их сделать серьезную попытку прорвать окружение.Задание выходило за рамки проводившихся до сих пор в традиционных формах дезинформационных мероприятий.


Поэтому были приняты все возможные меры к выяснению положения немецких войск на белорусском участке фронта и, в частности, о возможном наличии там окруженных Красной Армией частей. В результате было установлено, что действительно остатки разгромленных немецких частей выходили на Минское и другие шоссе, складывали оружие и ждали, когда их возьмут в плен.


18 августа 1944 года через московскую радиостанцию легендированной церковно-монархической организации «Престол» немцам было сообщено, что в районе реки Березины (Белорусская ССР) как будто скрывается крупная немецкая воинская часть численностью более 2000 человек, потерявшая связь со своим командованием и испытывающая нужду в продовольствии, медикаментах и боеприпасах.


Так началась операция «Березино» — продолжение операции «Монастырь».


Чтобы создать видимость активности на базе якобы действующей в советском тылу немецкой воинской части и обеспечить приём грузов, курьеров, радистов, которые должны быть направлены немецкой разведкой на данную базу, была создана специальная группа из сотрудников Четвертого управления НКГБ СССР, которую направили в район Березина.


В эту группу были также включены агенты-немцы, бывшие военнопленные, обмундированные в форму германской армии: «Георг» (для переговоров от имени немецкой воинской части с прибывшими немецкими агентами), «Вальтер» и «Жак», а также военнопленный немецкой армии подполковник Шерхорн, который фигурировал в сообщениях как командир легендируемой части.

Оперигра «Березино». Нквд, Судоплатов, СССР, Великая Отечественная война, Германия, Оперигра Березино, Продолжение оперигры Монастырь, Длиннопост

Шерхорн, Хайнрих Герхард (Heinrich Gerhard Scherhorn, 1897 год — после 1970 года]) — немецкий офицер, оберст (1945 год).


Из архива Службы внешней разведки:«Справка. Военнопленный подполковник Шерхорн Генрих.

Кадровый офицер, по профессии администратор коммунального имущества.

Взят в плен 9.07.1944 года в районе Минска, член НСДАП с 1933 года.

Настроен пессимистично. В победу Германии не верит».


Органами государственной безопасности подполковник Генрих Шерхорн был завербован, и ему присвоили псевдоним «Шубин».


За мнимое ведение боёв в тылу врага, фактически находящийся в советском плену Шерхорн 23 марта 1945 года был произведён в оберсты, удостоен Рыцарского креста Железного креста и до конца войны считался в Германии национальным героем и образцом солдата, в любой обстановке сохраняющего высокий боевой дух и верность фюреру.


Оперативная группа на бывшей партизанской базе на восточном берегу озера Песочное, у деревни Глухое Червенского района Минской области имитировала расположение немецкой части во главе с Шерхорном. В это время в Москве ждали ответа на телеграмму «Гейне» от 18 августа 1944 года о нахождении в тылу советских войск боеспособной немецкой воинской части.


Ответа долго не было…


Скорее всего, немцы проверяли по своим учетам и каналам личность командира подполковника Генриха Шерхорна. И вот 25 августа 1944 года пришел ответ следующего содержания:


«Благодарим за ваши сообщения. Просим связаться с этой немецкой частью. Мы намерены сбросить для них различный груз.Мы также могли бы послать радиста, который мог бы оттуда связаться со здешними руководящими органами. Для этого мы должны знать местонахождение этой части, чтобы наш радист мог найти ее, и место, подходящее для сброски багажа.Этой части нужно было бы сообщить о прибытии к ним радиста, чтобы он не был задержан этой частью, так как радист придет в обмундировании Красной Армии.

Пароль будет Ганновер. Привет».



И Александр Демьянов — он же «Гейне» и «Макс» — начал действовать.

7 сентября немцам было передано по радио местонахождение площадки этой части и подтвержден пароль «Ганновер», по которому люди, прибывшие от них, смогут связаться с командиром.


Также в районе озера Песочное была подобрана удобная площадка для приёма грузов и посадки самолетов – бывший партизанский аэродром, о котором немцам было известно в период оккупации Белоруссии. Рядом соорудили землянки и разбили несколько палаток.


В них постоянно находилась оперативная группа по «встрече гостей», одетая в немецкую форму. В составе группы было 10 надежных агентов из числа немцев, которые должны были принимать парашютистов в качестве солдат «части» Шерхорна.


Подступы к площадке-аэродрому тщательно охранялись войсковыми патрулями, а недалеко от нее на случай каких-либо осложнений были замаскированы несколько зенитных и пулеметных установок.


В ночь с 15 на 16 сентября 1944 года по координатам, указанным «Гейне», немцы выбросили трех парашютистов — радистов. Их приняли и отвели к Шерхорну.


В беседе с Шерхорном старший группы прибывших радистов Курт Киберт рассказал, что за несколько дней до его выброски о части Шерхорна было доложено Гитлеру и Герингу. Они приказали передать Шерхорну, что будет сделано всё возможное для спасения его части.


Также Киберт сообщил, что немецкое командование приняло решение послать Шерхорну врача и офицера авиационной части, который должен будет готовить площадку для посадки самолетов типа «Арадо», на которых намечалось доставить для «части» Шерхорна вооружение, боеприпасы, обмундирование и продовольствие. По заявлению Киберта, немецкое командование намерено вывозить самолетами раненых, с тем чтобы снабженная всем необходимым «часть» Шерхорна имела возможность продвигаться на запад, на соединение с германской армией.


Немецкие радисты имели задание на следующий же день после приземления сообщить каждый на своей рации и условным кодом подтверждение, существует ли действительно войсковая часть Шерхорна и что они находятся именно в этой части. Двух радистов — Курта Киберта и Фридриха Шмете получилось завербовать и они были включены в радиоигру с немецким командованием под контролем оперативной группы. О третьем радисте — абверовце было сообщено, что он тяжело ранен при приземлении и находится на излечении.


Получив подтверждение о действительно существующей в лесах Белоруссии воинской части под командованием Шерхорна, немецкое командование перестало сомневаться и начало вести полдготовку к заброске грузов и людей.


Возглавлять комплекс операции «Березино», включая координацию с белорусскими чекистами, поручили заместителю Судоплатова генерал-майору Н.И. Эйтингону. На место проведения операции были отправлены опытные сотрудники Четвёртого управления НКГБ Маклярский, Мордвинов и Фишер (впоследствии — Рудольф Абель).


Нарком государственной безопасности В.Н. Меркулов утвердил дополнительно разработанные мероприятия, в числе которых были следующие:


«- в процессе радиоигры добиться открытия немецким командованием одного из участков фронта для прохода «части» Шерхорна и ввести в проход под этим предлогом заранее подготовленное и соответствующим образом экипированное соединение Красной Армии для прорыва немецкого фронта;


— учитывая проявленный интерес противника к организации разведывательной работы в тылу Красной Армии, получить путем игры одного крупного разведчика и через него начать дезинформацию немецкого командования».



27 октября 1944 года немцы выбросили на площадку «части» Шерхорна еще двух парашютистов — врача Ешке и унтер-офицера авиации Гарри Вильда. Они были также приняты Шерхорном, которому передали датированное 26 октября 1944 года письмо командующего группой немецких армий «Центр» генерал-полковника Рейнгарда и письмо от 23 октября начальника «Абверкоманды-103» фон Баренфельда, известного под псевдонимом «Рудольф».


Арестованные Ешке и Вильд на допросах показали, что они должны были по рациям ранее присланных радистов-немцев сообщить немецкому командованию условными фразами о своем благополучном или неблагополучном прибытии. Ешке фанатично верил в победу нацистов, поэтому не пошёл на сотрудничество. Ему удалось убить часового, однако, поняв безвыходность своего положения, он застрелился из оружия часового.


Вильд был завербован и его условная фраза о благополучном прибытии ушла в эфир немецкому командованию.


С конца октября 1944 года немецкое командование все настойчивее стало требовать от Шерхорна подготовки условий для посадки самолетов. Исходя из того, что это могло привести к провалу, НКГБ СССР принял все меры к тому, чтобы затянуть оперативную игру, а затем под предлогом преследования «части» Шерхорна подразделениями Красной Армии заявить немцам о невозможности принятия самолетов.


12 декабря немецкое командование предложило Шерхорну разбить свою «часть» на группы и вести их самостоятельно к линии фронта. В связи с этим, в целях развития радиоигры НКГБ СССР легендировал разделение «части» Шерхорна на несколько групп, сообщив немцам как об их руководителях фамилии завербованных офицеров германской армии, в том числе Герта Шиффера, сброшенного немцами на площадку «части» Шерхорна в районе Березина 11 ноября 1944 года, а также Вилли-Альберта Эккардта, подполковника германской армии, взятого в плен в июле 1944 года в районе Бобруйска.


21 декабря 1944 года для усиления «части» Шерхорна немцы сбросили еще двух радистов-немцев и четырех разведчиков-белорусов, окончивших разведывательную школу в Инстенбурге (Восточная Пруссия). Радисты-немцы Войска и Саутер также были завербованы и использовались в продолжавшейся радиоигре.


Все группы двинулись в путь к линии фронта. Основную группу по-прежнему возглавлял Шерхорн.


Верховное командование германской армии в ноябре-декабре 1944 года и в январе-феврале 1945 года периодически присылало лично Шерхорну, а также солдатам и офицерам его «части» поздравительные телеграммы с благодарностью за службу, пожеланием успехов и обещаниями сделать все возможное и необходимое для вывода «части» за линию фронта.


Однажды с грузом боеприпасов прислали «железные кресты» для награждения наиболее отличившихся.


28 марта 1945 года Шерхорн получил радиограмму, подписанную начальником германского генерального штаба, который поздравил его с присвоением звания полковника и награждением рыцарским крестом 1-й степени. Ему было приказано прорваться со «своей частью» через линию фронта и затем следовать в Польшу и Восточную Пруссию.


Действуя согласно утвержденному плану, который предусматривал возможность заманить «путем игры одного крупного разведчика», советская внешняя разведка периодически подбрасывала гитлеровцам информацию, о том, что будто возможно развернуть подрывную работу и создать для этого «Белорусский подпольный центр» из числа немецких пособников.

В результате, опергруппе, которая занималась операцией «Березино», благодаря радиоперехвату стало известно о том, что начальник «Абверкоманды-103», известной в литературе как «Сатурн», обер-лейтенант Рудольф фон Баренфельд несколько раз лично вылетал в тыл Красной Армии на рекогносцировку возможной посадки самолетов в районе лесной базы Шерхорна. Однако, к сожалению, план по захвату фон Баренфельда не смог до конца осуществиться. Самолет, на борту которого он находился, попал на обратном пути под обстрел советских зениток и загорелся.


При приземлении Баренфельд пытался выпрыгнуть из горящего «Арадо», попал под винт и погиб.

1 мая 1945 года немцы сообщили Шерхорну, что Гитлер погиб, а 5 мая по всем радиостанциям, участвовавшим в игре с противником по делу «Березино», немцы передали последнюю телеграмму:


«Превосходство сил противника одолело Германию. Готовое к отправке снабжение воздушным флотом доставлено быть не может. С тяжелым сердцем мы вынуждены прекратить оказание вам помощи. На основании создавшегося положения мы не можем также больше поддерживать с вами радиосвязь.


Что бы ни принесло нам будущее, наши мысли всегда будут с вами, которым в такой тяжелый момент приходится разочаровываться в своих надеждах».

Оперативная игра «Березино» закончилась…



О её результатах говорится в выдержке из справки из архива Службы внешней разведки Российской Федерации от 8 марта 1947 года по этому агентурному делу:

«Так, по архивным данным, с сентября 1944 года по май 1945 года немцами в советский тыл было совершено 39 самолетовылетов и выброшено 22 германских разведчика, которые были арестованы Четвертым управлением НКГБ СССР, 13 радиостанций, 255 мест груза с вооружением, боеприпасами, обмундированием, медикаментами, продовольствием и 1 777 000 рублей советских денег.


Агентурное дело «Березино» состоит из 117 томов и двух альбомов, в которых сосредоточены материалы, относящиеся к этому делу».



По материалам : Примаков «История Российской внешней разведки в 6 томах» Том 4

Показать полностью 1
  •  
  • 117
  •  

Красный террор. Выставка документов и фотографий.

Прочел пост про румынский лайфхак ( https://m.pikabu.ru/story/rumyinskiy_layfkhak_6398919 ) и вспомнил выставку 2011 года, которую я от негодования решил отснять.


Некий румын Георге Марзенко устроил в центре Кишинева рядом с памятником Штефана чел Маре выставку фотографий, повествующей о том, как коммунистический режим СССР испортил жизнь его семье, о том как режим уничтожил всю его семью. Но так, как своих фотографий было не густо он придумал лайфхак.  Выставку сделал по простому рецепту: смешал фотографии своих дедушек-бабушек с фотографиями зверств и ужасов фашизма, приписав к каждой "у комунистов так же".


На этой фотографии надпись гласит "Условия 'содержания' заключенных в советском ГУЛАГЕ ничем не отличались от нацистских лагерей"

Красный террор. Выставка документов и фотографий. Румыния, Нацизм, Фашизм, Кишинев, НКВД, Бухенвальд, Зверства нацистов, СССР, Длиннопост
Показать полностью 24
  •  
  • 143
  •