Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

психика

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Как чужие бабушки ломают психику чужим детям

В жизни каждого ребёнка происходил переломный момент, когда его одного отправляли в магазин. Для меня это было великое событие, становление полноценным членом общества! В честь такого кардинального изменения в моей жизни  я принарядились, разработала точный маршрут и план действий. Ничего сложного - думала я. Ага.  Отправляли меня за хлебом в соседний дом. Идти - ровно 100 метров прямо по аллее. Ничего с ней не случится - думали родители. Ага.

Путь до магазина мне дался легко, я даже успешно купила свою трофейную булку и шла по улице в обратном направлении . Счастливая и с заветной упаковкой наперевес. В один момент со мной поравнялась старушка на аллее, я старалась не обращать внимания, но она в упор рассматривала меня.

Наконец пожилая женщина выдала умилительным тоном :

- Ой, девочка, ты такая красивая!

Я не ответила, молча шла и смотрела под ноги. С чужими разговаривать нельзя, даже с милыми бабушками. Жизнь научила меня, что ничего просто так не бывает.

Бабулька продолжала тешить мое ЭГО:

-А какое на тебе платье! И уже сама в магазин ходишь! ...А знаешь, у нас район опасный. Тут столько педофилов и маньяков развелось, в каждой подворотне сидят. Вот недавно такую же красивую девочку, прям как ты....

В этот момент я побежала, размахивая булкой. Влетела в квартиру, закрылась на все замки и залилась слезами на пороге. Ещё около полугода боялась выходить одна на улицу.

Зачем, старая ты карга?

  •  
  • 4442
  •  

Внутри шизофрении. Часть 5.

Предыдущая часть: https://pikabu.ru/story/vnutri_shizofrenii_chast_4_5236200.


Помимо лекарств, очень редко, но все же применяется еще электросудорожная терапия (про инсулинокоматозную у меня нет информации). Сохранение таких методов связано не только не с садистскими наклонностями врачей, а с существованием феномена полной резистентности к лекарствам. Этот метод всегда предлагается как «опция отчаяния», когда других вариантов просто нет. Не помогает ни одно лекарство, психоз очень выраженный, с агрессией, с суицидальными наклонностями и т.д. В таких случаях, по сути, ничего более не остается. Иногда применение ЭСТ позволяет преодолеть резистентность к лекарствам, и к нему не возвращаются. Иногда не помогает даже он, к сожалению (но это большая редкость). Метод весьма опасный, по сути, это вызывание судорожного припадка при помощи электрического тока. Нередко встречается амнезия на предшествующие (ретроградная) или последующие (антероградная) события длительностью до нескольких недель или месяцев (!). После ЭСТ бывает продолжительное нарушение запоминания и ухудшение качества мышления. Метод очень жестокий, поэтому применяется только с согласия представителей пациента и только в самом последнем случае. Сейчас применяется так называемая «модифицированная ЭСТ», ток специальным образом модулирован, а электрод накладывают только с одной стороны головы (реже осложнения). Механизм действия ЭСТ до конца не ясен, ибо изобрели его в те времена, когда о мозге знали очень мало. По всей видимости, разряд тока вызывает «перезагрузку» нейрохимических механизмов, в связи с чем возможно изменение работы тех звеньев, которые запускают болезнь. В любом случае, этот метод очень неизбирателен и действие его спорно, о чем много раз было сказано с момента открытия нейролептиков.


Очень зря обходят стороной и такой метод лечения, как психотерапия. Да, психотерапией невозможно заниматься в момент острого психоза, когда больной скорее включит вас в бредовую систему, чем послушает, о чем вы ему рассказываете. Однако после стабилизации состояния, когда больной «приземляется», лечение словом ему очень пригодится. Дело в том, что каждое пережитое обострение оставляет не только «шрамы» в ЦНС (в виде более глубокого нарушения механизмов регуляции психики), но и очередной «проигрыш болезни» в сознании больного. Каждый больной надеется, что прошедший приступ был последним, и каждый больной чувствует, как рухнула очередная надежда, когда выходит из приступа. Это очень бьет по самооценке, по восприятию себя и своего места в обществе, очень часто приводит к депрессии. Больной чувствует одиночество (ведь он с болезнью один на один), печаль по поводу того, что жизнь проходит мимо и многие другие негативные эмоции. И самое главное – чем он провинился в жизни, что получает такое наказание? Чем он заслужил очередное погружение в сумасшествие? Ведь нередко это происходит, скажем, перед важным событием (свадьба, окончание вуза и т.д.), срывая все планы на несколько месяцев. Как бы мы ни старались заглянуть в природу болезни, нельзя забывать о том, что человек – не машинка с множеством рычажков, которые просто надо переключить в нужном порядке. Биологизация в психиатрии, на мой взгляд, серьезная проблема, вызванная изоляцией медицины от философии. Человек остается личностью даже в серьезной болезни, и нужно все же стремиться ему помочь на самом банальном уровне – поддержкой. Негативная симптоматика, скорость и степень прогрессии шизофрении находятся в значительной связи со степенью социализации больного, с тем, насколько одиноким и изолированным он оказывается.


С другой стороны, есть немалая проблема психологизации шизофрении, начатой с популярной некогда психоаналитической теории. Полностью отказываясь признать существование органического субстрата шизофрении, адепты психоаналитической школы пытались собрать воединое расколотое «Я» пациента, ссылаясь на различные детские травмы и нереализованные желания в качестве причины развития заболевания. Не отменяя пользы психотерапии, все же следует сказать, что такой подход в той же мере является крайностью, и себя совершенно не оправдал. Попытки откопать психологические причины шизофрении приводили либо к временному облегчению, либо к метаморфозу симптомов (например, иногда психоаналитикам удавалось убрать голоса в одной части головы больного, но в другой части их становилось вдвое больше), либо к обострению процесса. Кстати, больным шизофренией нельзя употреблять алкоголь и другие психоактивные вещества, а также нежелательно заниматься психотехниками (например, медитацией). Есть немало случаев, когда пришедшие в кружок медитирующих больные впоследствии госпитализировались, поскольку в процессе медитации впадали в кататонический ступор. Психотехники, как и психоактивные вещества, в той или иной степени задействуют дофаминергическую передачу, что, вероятно, и порождает такие феномены. По той же причине нередки обострения накануне или во время стрессов (сессия, свадьба, похороны и т.п.).


Последним пунктом хотелось бы упомянуть движение антипсихиатрии, начавшееся в 60-е годы. Его затруднительно назвать организованным движением, поскольку оно объединяет очень большое количество различных критических мнений касательно психиатрии. Часть из этих мнений является вполне конструктивной критикой, которая положительно повлияла на психиатрию как науку и практику, но другая часть – это лютая античеловеческая ересь, происходящая от полного невежества. Как водится, в нашей стране с легким опозданием тоже поднялись схожие настроения. И, как водится, переняли не самые адекватные идеи. Нередко встречаю в инете лозунги, что психиатрия не наука, что психических заболеваний не существует (ничего не напоминает?), а лечение – это всего лишь карательная мера со стороны государства, чтобы ограничить «оригинальные и необычные» умы. Попытки сугубо психотерапевтического лечения шизофрении также относятся к ветке антипсихиатрии. Таким образом, если у пациента голоса в голове – это просто его мировоззрение, его способ восприятия, и его не надо лечить. Правда, ничего не сказано на случай, если голоса приказывают ему взять топор и крошить всех подряд. Ничего не сказано и на случай, если он хочет покончить с собой от того, что ему говорят голоса.

Внутри шизофрении. Часть 5. шизофрения, психиатрия, психика, сознание, нейролептики, длиннопост

Все лекарства в антипсихиатрии есть зло и, даже если признается существование шизофрении, то лекарственное лечение лишь ухудшает течение. Негативной симптоматики тоже не существует – вся она происходит именно из-за лекарств.


И подобных точек зрения на разные аспекты психиатрии еще очень много. Нередко к движению примыкают либо сами больные из числа отказавшихся от лечения, либо их родственники, которые решили лечить больных самостоятельно. При этом сторонники антипсихиатрии забывают то, о чем я говорил выше – течение болезни до открытия нейролептиков. Да, вторичная негативка – большая проблема, но без лекарств негативные симптомы тоже возникают. Нарушение познавательных процессов действительно вызывается лекарствами, но без них оно тоже возникает. В большинстве своем, самая заметная часть антипсихиатрического движения – это невежественные люди с эпатажными лозунгами.


Тем не менее, у этого движения есть положительный вклад. В частности, с 60-х серьезно улучшили условия содержания больных, снизили применение ограничивающих средств (типа смирительных рубашке, ныне уже не применяемых), прислушались к жалобам больных на побочные эффекты, делающие жизнь мучительной. Таким образом, ни психиатры, ни антипсихиатры не являются святыми мучениками на алтаре науки и гуманизма. Есть лишь развитие науки, адекватная критика и информационный мусор, который обычно и звучит громче всего.


На этом я заканчиваю посты про шизофрению. Следующей темой, как и обещал, будет эпилепсия. А потом биполярное аффективное расстройство.

Показать полностью 1
  •  
  • 29
  •  

Внутри шизофрении. Часть 3.

Итак, мы немного поговорили о параноидной форме шизофрении. Описанные симптомы в той или иной степени характерны и для других форм: бред, истинные/псевдогаллюцинации, паранойя, расстройства настроения. Я описал некую усредненную картину заболевания, в реальности все гораздо более разнообразно.



Можно перейти к простой форме шизофрении. Ее название проистекает из ее весьма нехарактерной для шизофрении бедности симптомов. В культуре шизофрения прочно ассоциируется с бурными галлюцинациями, танцами на улицах в голом виде и встречах с инопланетянами. А вот простая форма скорее соответствует какому-нибудь трамвайному хаму или хикки-затворнику (казалось бы, очень несхожие типажи). Простая форма шизофрении нередко начинается в подростковом возрасте. Человек довольно быстро меняется: становится замкнутым, необщительным, разражительным. Быстро и легко устает, теряет прежние интересы (например, начинает хуже учиться), иногда при этом у него появляется какой-то новый очень узкий интерес. Например, часто увлечение философской литературой, но необязательно: это может быть, скажем, и литература об известных маньяках-убийцах. А в соответствии с веяниями времени это запросто может быть увлечение вселенной доты или скайрима.



Тут хочется сделать важную ремарку: все мы слышим периодически вот это глупое вытьё о том, что компьютерные игры вызывают жестокость и сводят с ума детей. Весьма часто, если не в абсолютном большинстве случаев, эти дешевые сенсации связаны с манифестацией шизофренического психоза (и не только шизофренического). В комментах к первой части поста была шутка, что сначала я писал о медитации, а теперь вот начал про шизофрению. Это ошибка причинно-следственной связи: не игры или литература о духовных практиках вызывают шизофрению, но нередко на фоне начала ее развития эти вещи увлекают больного сверх меры. Почему? Трудно сказать. Больные чувствуют, что мир вокруг них и/или они сами изменились, у них начинаются расстройства мышления и часто снижается настроение. В начале болезни они ощущают свою измененность и, вероятно, ищут ответа о причинах этой перемены. Также играют роль изменения в нейрохимии, порождающие изменение влечений. Болезнь начинается очень по-разному - иногда постепенно, стерто, а иногда так бурно и внезапно, что человек меняется до неузнаваемости за пару-тройку месяцев. При начале болезни в подростковом возрасте это часто спускается на тормозах, так как подросткам вообще нелегко живется в связи с гормональными изменениями и прочими признаками взросления. Многие в подростковом возрасте меняются довольно значительно, а хорошее настроение в этот период вообще не очень часто встречается ("Это же лучшие годы твоей жизни!"), и это не признак болезни. Но, к сожалению, родители далеко не всегда могут отличить обычные подростковые проблемы и начало шизофрении. Заподозрить неладное можно по наиболее важным признакам: аутизм (замкнутость, затворничество, особенно если раньше ребенок не был замкнутым); апатия (безразличие ко всему, рассеянность, трудно сосредоточиться); снижение энергетического потенциала (легко устает, часто ложится спать); постоянно плохое настроение и/или уплощение эмоций (перестал радоваться жизни, безразличен к своим прежним удовольствиям); часто жестокость и грубость, в том числе по отношению к родителям. Дети становятся агрессивными, могут устраивать истерики по мелким поводам, проявляют безразличие к родным, теряют к ним теплые чувства и привязанность. Могут часами и днями сидеть дома, ничем не занимаясь или ограничиться каким-то одним занятием, стереотипно его повторяя. Подобные вещи, как минимум, должны насторожить родителей, особенно если изменения произошли более-менее внезапно, в течение недель-месяцев.


Как видите, я ничего не сказал о галлюцинациях или бредовых расстройствах. Описанные мной симптомы подходят под определение негативных. Простая форма шизофрении начинается и в своей главной линии содержит именно негативные симптомы. Позитивные симптомы могут быть, однако в большинстве случаев ограничиваются короткими эпизодами или стертыми проявлениями: например, больного кто-то иногда окликает или мерещится какой-то звук, порой видит какие-то элементарные галлюцинации (мелькают точки, мушки) или испытывает иллюзии (мерещатся фигуры в темноте, все начинает казаться слишком большим/маленьким и т.п). Довольно характерна эмоциональная холодность. Больные утрачивают чувство близости с родными, друзьями, теряют возможность испытывать удовольствие, очень ограничивается эмоциональный диапазон. На этом фоне нередко появляется жестокость по отношению к окружающим и близким.


Вспоминаю случай. Мальчик 12 лет. Рос необщительным, учился не очень хорошо, предпочитал постоянно быть с матерью. Лет в 10 стал еще более замкнутым, настроение снизилось, стал угрюмым, учеба стала даваться еще хуже: не понимал заданий, не мог сосредоточиться, быстро уставал и истерил. Интересов и раньше особых не было, а с 10 лет они пропали почти совсем. Гулять стал только один, пропадал в каких-то укромных местах типа аллей и парковых зон. Стал отдаляться от матери, хотя раньше был очень привязан к ней эмоционально. Периодически взрывался по какому-то поводу и орал матом на родителей, а потом извинялся и подлизывался. Настроение от резких колебаний перешло в какое-то аморфное состояние, стало постоянно "никаким". А теперь немножко жести. Одно увлечение у него все же осталось. Парень недаром уходил в парки и скверы. Там у него местами были шалаши, в которых он часами мучил бездомных животных. Он мне рассказывал, как ломал или отрезал кошкам лапы, раздавливал хвосты, ломал шеи. И все это - с такой характерной мечтательной улыбочкой. Это были единственные моменты, когда у него на лице появлялись хоть какие-то эмоции и он оживлялся, и даже в эти моменты его реакции и эмоции были сглаженными и плоскими, а увидеть их можно было только благодаря контрасту с обычным состоянием. Я спрашивал: "Ты понимаешь, что ты делал ужасные вещи? За что ты мучил животных?" - он отвечал: "А мне нравилось, они так смешно орали. Мне пофигу, ужасно или нет". Не было вещи, которая могла вызвать у него жалость. Несколько раз у него были конфликты с другими детьми и он всегда лез в драку с максимальной жестокостью и часто внезапно. Вот вроде ему сказали что-то обидное - ноль реакции, а потом вдруг хватает стул и замахивается, чтобы дать по голове. К счастью, подобное ему ни разу не удавалось.


Так выглядит простая форма шизофрении. Конкретно у этого пациента выраженная гебоидность - он эмоционально выхолощенный, жестокий, не способен сдерживать влечения, - это весьма характерно для простой формы.



Я описал формы шизофрении довольно поверхностно и обзорно, и связано это с тем, что болезнь проявляет себя очень многообразно. При простой форме шизофрении не исключены рудиментарные параноидные расстройства (идеи преследования, подозрительности, бреда воздействия и т.п.), но проявляются они обычной не стойко и не выходят на первый план. Более того, первые приступы шизофрении могут протекать как будто по стереотипу простой формы, а последующие трансформироваться в параноидную с псевдогаллюцинациями и прочими типичными симптомами. А бывает и наоборот, о чем свидетельствует еще одна история. Мальчик 9 лет был регулярным постояльцем и, в общем, все проблемы сводились к тому, что он совершенно не умел контролировать себя: почти постоянно бесился, дрался с кем-нибудь, хулиганил. Все влечения дико расторможены: и непристойные предложения делал медсестрам, и наедался до тошноты и т.д. Причем тут шизофрения? Не хватает отцовского ремня! Ну, максимум на диагноз "психопатия" натянуть можно. Мне тоже так казалось, пока не познакомился с анамнезом. В позапрошлый раз, в возрасте 7 лет, мальчик был госпитализирован с типичной картиной... параноидной шизофрении. Галлюцинации (голоса, видения), бред, все, как полагается. За ним постоянно гнался какой-то негодяй с короной на голове, а в течение дня на ухо нашептывали голоса, чтобы он себя плохо вел. Естественно, причин происходящего он не знал: в этом возрасте бред редко бывает настолько структурированным, чтобы включать причинно-следственные связи. Тогда психоз купировали, привели его в чувства и отправили домой. Все было хорошо, но через год поведение начало разлаживаться и парень стал вести себя из рук вон плохо, беситься, хулиганить, орать на родителей, ругаться матом и т.д. При этом начались, конечно проблемы с учебой. При осмотре психиатра прямых или косвенных признаков т.н галлюцинаторного поведения не было. (Галлюцинаторное поведение - это поведение человека, испытывающего галлюцинации. Когда у него нет критики, человек может говорить со своими галлюцинациями, отмахиваться от них и другими способами взаимодействовать. Если больной желает скрыть наличие галлюцинаций, то заметно их наличие может быть по взглядам, жестам, шевелению губами и т.д.). Таким образом, течение болезни приняло такой психопатоподобный вид, что, кстати, не исключает следующего приступа по параноидному или другому сценарию.


У того мальчика выявлено было небольшое эмоциональное оскуднение и отчетливые нарушения мышления, весьма характерные для шизофрении, поэтому сразу расскажу и про них. В той или иной степени они присутствуют у любого шизофреника и называются полностью "формальные нарушения мышления" - то есть нарушения формы мышления, мы их и опишем. В первую очередь, это нарушение сложных операций типа обобщения и установления причинно-следственных связей. Самая классика: больному предлагают тест на обобщение/разобщение. Выберите из четырех предметов лишний и объясните, почему он лишний: карандаш, ручка, кисть и самолет. Пациент выбирает "кисть" и на вопрос "почему?" отвечает: "в карандаше, ручке и самолете уже есть то, что оставляет след на бумаге, а на кисть это нужно наносить (краска)". То есть неправильно сделан вывод о принадлежности предмета к той или иной категории. Но это пример весьма грубых нарушений, бывает гораздо тоньше. Например: пациент объединяет слова "карандаш" и "ботинок" на основании того, что оба "оставляют след". По сути, здесь нет логической ошибки, однако в своем рассуждении пациент опирается на вторичный, слабый признак. Бывают и другие тесты, например, тест с пиктограммами: пациенту нужно установить ассоциацию между словом и зрительным образом, чтобы потом по образу суметь воспроизвести слово. Например, говорят слово "рыба" и человек, что логично, рисует рыбку, чтобы потом вспомнить это слово. Больные шизофренией имеют нарушения ассоциативного мышления, в связи с чем рисунки могут быть весьма своеобразны: иногда рисуют по схожести звучания (например, "дом" и "сом" рисуют в виде рыбы), иногда просто рисуют малопонятные рисунки, которые схожи для любых произносимых слов. Также для больных характерна разноплановость мышления: в том же тесте на обощение они могут объединять разные предметы по разным основаниям (например, обобщать на основании цвета одного предмета и формы другого, то есть классифицировать предметы в одну категорию, пользуясь разными критериями). И главное, что объединяет нарушения мышления: все они ведут к потере или искажению цели рассуждения. Это примерно как долго готовить фарш для котлет, приправляя его разными специями, придавая ему нужную форму, а результат затем выбросить в окно вместо того, чтобы поставить в духовку.



Тут сразу хочу оговориться: описанное выше - это НЕ тесты на шизофрению и поставить по ним диагноз невозможно. Шизофрения поражает психическую деятельность в целом, и вывод не может строиться на отдельном тесте или опросе. Здоровые люди довольно часто делают ошибки и опираются на слабые признаки в этих тестах, у многих своеобразные рисунки в тесте пиктограмм. Это лишь отражает некоторые особенности мышления и не говорит о болезни, если не демонстрируется явных нарушений логического рассуждения (и даже в этом случае речь не идет только о шизофрении). Опора на слабый признак и тенденция к разноплановости - это вообще мощный творческий инструмент, применение которого позволило появиться на свет не одному шедевру. Тем не менее, вкупе с остальными признаками, тесты имеют важное диагностическое значение.



Как можно видеть, диагностика шизофрении - нетривиальная задача и справиться с ней может только психиатр, имеющий хорошую базовую подготовку. Даже студент старших курсов медвуза после курса психиатрии редко способен правильно диагностировать синдромы, характерные для шизофрении.



Для течения шизофрении характерна своя динамика, про что я говорил, описывая типы течения и прогредиентность. В зависимости от особенностей конкретного больного, болезнь может как почти не двигаться долгие годы, так и течь катастрофически, превращая человека в психического инвалида за год-два. Степень прогредиентности порождает целую гамму возможных вариантов течения, которые накладываются на несколько форм болезни (которые также могут между собой соединяться), что образует прямо-таки обилие возможных картин болезни. Именно по этой причине шизофрения часто не диагностируется годами и больные ходят с диагнозами "невроз" (в том числе, навязчивых состояний), "обсессивно-компульсивный синдром" (как более тяжелый вариант), "психопатия", "шизоидная акцентуация" и т.д. Неврозоподобные симптомы характерны для шизотипического расстройства и малопрогредиентных форм шизофрении и только при очень тщательном изучении выясняется, что присутствуют изменения личности, характерные для шизофрении. И происходит это обычно поздно, когда эти изменения уже весьма заметны и повернуть их вспять невозможно. Очень показательным в данном контексте является вот этот пост:


http://pikabu.ru/story/istoriya_o_tom_kak_ya_doshel_ot_nevro... (Желаю его автору всего самого хорошего и пусть болезнь отступит как можно дальше). В начальной своей фазе болезнь действительно очень напоминала ОКР (обсессивно-компульсивный синдром), и в комментариях весь цвет диванной психиатрии уже начал устанавливать этот трендовый нынче диагноз. Хотелось бы предостеречь от таких действий, поскольку это может направить автора по ложному следу и только навредить, как и с любым другим заболеванием. Тем более, что описанное автором действительно похоже на шизотипию, хотя я не берусь ставить какой-либо диагноз по интернету.


Историю этого пикабушника я вспомнил неспроста. Наличие синдрома навязчивости с обсессиями и компульсиями нередко путает карты даже психиатрам. Описанный случай, к счастью, относительно нетяжелый (и, видимо, другой нозологии), а я припоминаю совсем другую историю. Лежал у нас молодой парень, самый тяжелый больной в отделении. Тем печальнее, поскольку был он довольно умный, добрый и отзывчивый. Началось все за несколько лет до этого: он посмотрел какую-то передачу про микробов и начал их бояться. Начал мыть руки по 5-10 раз в день, потом начал мыть их с порошком, по 10, 20, 40 минут. Лечили его от того самого ОКР (серотонинергические антидепрессанты, анксиолитики и т.п). Постепенно навязчивости начали распространяться на другие сферы жизни и в наше отделение он попал уже в совершенно катастрофическом состоянии. Он буквально не мог сдвинуться с места из-за навязчивого синдрома. Встать с кровати нужно было определенным образом и перед этим попробовать встать обязательно 5-10 раз. Если что-то было сделано не так - начинать цикл сначала. В туалет он ходил около 40 минут, хотя до него было ровно 5 метров. В коридоре перед туалетом была плитка, которая каждый раз вызывала дикие страдания, ведь по швам ходить нельзя и идти нужно в определенном порядке. Если не справился - все сначала, как в самых жестких играх для NES, когда из-за потерянных жизней приходилось проходить всю игру заново. Все остальные действия и мысли также были жестко связаны навязчивостями. В связи с этим он не мог делать буквально ничего, даже лежать в кровати для него было мучительно, потому что то и дело проскакивали "неправильные" мысли, заставлявшие его перевернуться, подвинуться и т.д. Разговаривать с ним было почти невозможно, несмотря на сохранный интеллект: он повторял все десятками раз, при этом просил, чтобы некоторые части диалога повторял и собеседник (он сказал "неправильно"- значит, надо повторить не только свои слова, а всю ситуацию в целом). Его эмоции, казалось, тоже были зациклены: он мог несколько раз стереотипно посмеяться в ответ на удачную шутку. Буквально так, словно его жизнь снимали дублями: засмеялся, прокомментировал, завис, затем снова идентично засмеялся, так же и в том же темпе прокомментировал и т.д. Очень скоро присоединились более зловещие симптомы: стремление к самоповреждению. Вместо простого психологического дискомфорта от неправильно исполненного ритуала он начал бить себя по лицу двумя руками. В итоге лицо у него было в синяках и с постоянным раздражением кожи. Мы пробовали хоть как-то решить проблему и сделали ему "шлем" из ваты и бинтов, чтобы удары были мягче. Однако действие просто трансформировалось: он начал бить себя по лбу и валиться на пол всем туловищем. При этом парень осознавал, что болен и что все навязчивые действия не имеют смысла, однако прекратить их совершать или хотя бы ограничить, или хотя бы исключить самоповреждение не мог. Он почти не выходил из больницы, его не брали никакие нейролептики, а состояние только утяжелялось, появлялись новые симптомы. К сожалению, такая картина болезни весьма неблагоприятна. Возможно, следующим этапом станет присоединение параноидных симптомов.



Как видите, даже в рамках этого поста я описал несколько клинических случаев, которые друг на друга не похожи, хотя все это – именно шизофрения, диагностированная по имеющимся в МКБ-10 (и DSM-5) критериям. Помимо этой болезни в структуру так называемых «расстройств шизофренического спектра» входят еще шизоаффективное и шизотипическое расстройства, а также аффективные психозы (грубо говоря, «аффект» – значит «настроение») с бредовыми идеями. Считается, что у этих психозов схожая природа, однако разная степень выраженности расстройств и дезинтеграции психики. Возможно, именно поэтому в их дифференциальной диагностике любо й галлюцинаторный черт сломает обе ноги и шею.


Спасибо за внимание! В следующей части постараюсь описать современные взгляды на лечение шизофрении, а также еще пару штрихов к природе болезни, поскольку после этого поста должна лучше зайти концепция единого психоза, вновь ожившая в современной психиатрии. Вопросы, предложения – в комменты.

Показать полностью
  •  
  • 133
  •  

Внутри шизофрении. Часть 2.

И снова здравствуйте. Первая часть поста здесь: http://pikabu.ru/story/vnutri_shizofrenii_chast_1_5122303.

Прошу прощения за долгое отсутствие. Это связано не столько с дефицитом времени, но и со сложностью подачи поста. Очень много надо уложить, очень много отрезать, а оставшееся сильно спрессовать))) Поэтому заранее извиняюсь, если местами будет трудно понимать. Все, что непонятно или, на ваш взгляд, не освещено, можно спросить и осветить в комментах.


А я продолжу с того места, где остановился – с дофаминовой теории шизофрении. Как мы выяснили, современные представления о шизофрении считают наиболее важным звеном патогенеза именно нарушения синтеза дофамина, которые, предположительно, заложены генетически и с определенного возраста в силу разных причин могут проявиться. Собственно, фазы болезни (если они есть, о чем ниже) обусловлены циклическим изменением синтеза дофамина: начало приступа характеризует «дофаминовый дождь», когда мозг наводняется этим медиатором и появляется обильная психотическая (позитивная) симптоматика: бред, галлюцинации и формальные нарушения мышления (обо всем расскажу). Окончание приступа знаменуется «дофаминовой засухой», когда после ударного труда запасы медиатора и синтетические возможности синапсов временно падают, что проявляется депрессией, спадом мотивации и другой негативной симптоматикой.


Но в комментах возник резонный вопрос: все мы знаем дофамин как «гормон счастья», так почему же все шизофреники не счастливы до безобразия? Само происхождение вопроса связано с крайне упрощенным представлением о центральной нервной системе, которое обычно используется в популярных статьях. Действительно, нет никакого смысла в статье на 4-5 тысяч символов рожать макаку и пытаться объяснить все тонкости, тем более, что и задачи такой не стоит. Дофамин, как и все остальные нейромедиаторы, как и многие россияне, работает на нескольких работах сразу. Одна из самых фундаментальных ролей – универсальный мотиватор. Это вещество в ЦНС отвечает за фиксацию правильного поведения. «Правильного» - значит, обеспечивающего наилучшую приспособленность организма. Чувство радости и счастья – это наше индивидуальное восприятие своего положения в жизни или в какой-либо ситуации, а для мозга актуальнее удовлетворение/неудовлетворение потребности. Если поведение, скажем, утконоса приводит к тому, что его организм не поврежден, он сыт и успешно размножается – его мозг будет стимулировать такое поведение дофамином, который, в свою очередь, запускает еще ряд механизмов, которые мы сейчас не будем рассматривать, чтобы не поехать мозгами. То есть здесь имеет место не столько радость, сколько закрепление поведения: «я хочу это сделать еще раз». Например, эффект кокаина - прямого стимулятора выделения дофамина в синаптическую щель – во многом заключается не в каком-то космическом кайфе, а в простом желании потребителя принять еще. Не потому, что ему как-то небесно хорошо, а просто потому что хочется. И это, кстати, один из самых важных механизмов формирования любой зависимости. В какой-то момент поведение повторяется уже не из-за большого субъективного удовольствия, а в силу его усвоенности, как чистка зубов. Иногда мне кажется, что, к примеру, Оззи Осборн рефлекторно затягивается трубкой с крэком, а потом в ужасе отбрасывает ее со словами «Мать твою, я же бросил!». То есть краткий вывод: дофамин отвечает за закрепление поведения, а не за счастье, как таковое.

Внутри шизофрении. Часть 2. шизофрения, психика, расстройство, психоз, расстройства психики, мозг, психиатр, длиннопост

Следующая важная функция – контроль непроизвольных движений. Именно с дефицитом дофамина связана болезнь Паркинсона, основным проявлением которой является тугоподвижность мышц и тремор (дрожание) конечностей.


Также дофамин работает в качестве – внезапно – тормозного медиатора в симпатических ганглиях, которые ответственны за реакции типа «бей»: расширение зрачков, учащение сердцебиения, сужение кожных сосудов и т.д.


При агрессивном поведении его уровень также возрастает, поскольку он является биохимическим предшественником норадреналина и адреналина и, кроме того, увеличивает к ним чувствительность некоторых рецепторов.

А еще он, к примеру, расслабляет нижний пищеводный сфинктер и расширяет брыжеечные артерии.


Думаю, теперь очевидно, что дофамин не так уж плотно занимается нашим счастьем, хотя играет в этом заметную роль.


Перейдем, собственно, к самому интересному: симптомам шизофрении. Как я уже говорил, это заболевание чрезвычайно мозаично и многообразно. В психиатрии часто говорят, что для шизофрении «типично все нетипичное», настолько полярной может быть ее симптоматика. Я использую принятую в нашей стране классификацию шизофрении (немножко упрощенную). За границей классификация отличается.


Начнем с самого мрачного свойства этой болезни: прогредиентность. Это слово означает, что заболевание практически неуклонно прогрессирует. К сожалению, никогда не наступает полный «откат к дефолту», всегда остается некий шрам на психике, засвидетельствовавший прошедший приступ, что, кстати, роднит шизофрению с нейродегенеративными заболеваниями – например, с рассеянным склерозом, каждый приступ которого также наносит некий необратимый урон. Выраженность этого свойства болезни (или «процесса», как часто говорят) может быть разной – от едва заметной до грубой, но рано или поздно формируется специфический шизофренический дефект личности (о котором мы тоже поговорим).

Внутри шизофрении. Часть 2. шизофрения, психика, расстройство, психоз, расстройства психики, мозг, психиатр, длиннопост

Теперь о типах течения шизофрении. Существует приступообразный и непрерывный варианты. В случае приступообразного варианта болезнь проявляется лишь временами, в межприступный период у больного обычно есть критика к болезненным переживаниям (то есть осознает, что был болен). Как только начинается приступ, больной довольно быстро уходит в мир болезни и теряет критику. Начинает верить галлюцинациям, поддаваться навязчивым идеям и т.д. Этот вариант течения считается более благоприятным, поскольку больной все же иногда «выныривает» из мира болезненных представлений в наш мир и успевает немного адаптироваться.


Непрерывный вариант считается более тяжелым, поскольку здесь никогда не наступает полного восстановления нормальной работы психики, лишь небольшой послабление. Больные вне обострения могут даже по-прежнему слышать голоса, просто сохранять к ним критику, обычно внушаемую врачом («нет, я не пойду с топором на соседа, доктор сказал не слушать, что ты говоришь»). Соответственно, прогредиентность болезни здесь гораздо выше, поскольку она постоянно разъедает ядро личности. Кроме того, этим больным труднее приспособиться к социуму, потому что их реакции и восприятие отличны от нормальных. Из-за болезни им сложно общаться и учиться, что ведет их к еще большей изоляции.


Существует гибридный вариант течения – приступообразно-прогредиентный (шубообразный). В данном случае постоянно присутствуют некие симптомы, но периодически они накатывают в полную силу, вызывая ускорение формирования дефекта. Момент приступа здесь называется «шубом». Эта форма встречается чаще всех.


Еще один, минорный, вариант – малопрогредиентная, или вялотекущая шизофрения. Эта форма сильно себя дискредитировала в годы политических репрессий, однако клиническое значение все же имеет. Сейчас она соответствует понятию "шизотипическое расстройство".


От типов течения переходим к формам шизофрении. Тут я немножко смешаю классификацию для простоты понимания. Рассмотрим всего две формы: параноидную как некую "классику" с характерным набором симптомов и простую из-за ее своеобразности.

Начнем с наиболее яркой и классической формы – параноидная шизофрения. Эта форма наиболее часто демонстрируется в кино/литературе и имеет все характерные черты заболевания.

Внутри шизофрении. Часть 2. шизофрения, психика, расстройство, психоз, расстройства психики, мозг, психиатр, длиннопост

В первую очередь, все симптомы шизофрении делятся на два вида: позитивные и негативные. Никакого отношения к прогнозу или самочувствию больного эти названия не имеют.

Позитивные (они же продуктивные) симптомы – это такие проявления, которые не характерны для нормальной психики, то есть некие психические «новообразования». К ним относятся бред, галлюцинации и другие расстройства восприятия и мышления. О них мы сможем поговорить прямо по ходу описания параноидной шизофрении. Также в большинстве случаев присутствуют расстройства настроения. Очень часто шизофрения начинается с депрессивного расстройства, либо с явлений эмоциональной неустойчивости, либо с агрессии и разрдражительности (иногда все вместе). Реже появляется эйфория.


Негативные (дефицитарные) симптомы – это дефицит каких-либо свойств, характерных для нормальной психики. Словно кто-то отрезал часть личности. К ним относятся схизис, апатия, абулия (отсутствие влечений и стремлений), аутизм (замкнутость на своих переживаниях), эмоциональная тупость. Именно «негативкой» шизофрения себя наиболее ярко демонстрирует для психиатра.


Вот про схизис надо сказать сразу. Кардинальным симптомом шизофрении считается схизис, от которого, собственно, она и берет название. Схизис – «разорванность, расщепленность». Имеется в виду разорванность процессов мышления, процессов восприятия. Психика в норме – это один цельный механизм, в котором все пригнано вплотную друг к другу. Психика шизофреника теряет это единство функций, «разлаживается». Одни психические процессы почти сохранны, другие полностью нарушены, взаимосвязь между разными процессами также работает крайне причудливым образом, что полностью опрокидывает мир в глазах человека и порождает самые странные проявления. Например, человек способен запоминать страницы книг, единожды взглянув на них, но не способен запомнить 7 названных ему слов. Или у человека нарушена произвольная речь и он не может связать двух слов, однако наизусть читает Пастернака. Вариантов чрезвычайно много, вплоть до того, что больной может превосходно понимать квантовую физику и при этом верить, что завтра ему доставят письмо из Хогвардса. У этого симптома есть другое название – интрапсихическая атаксия, весьма точное, на мой взгляд. Атаксия – это неустойчивость, нарушение согласованности (например, неутойчивость и рассогласование мышц при ходьбе также называют атаксией), интрапсихический – значит «внутри психики», то есть буквально «рассогласованность, неустойчивость психических процессов».


Именно благодаря схизису нарушается критический анализ происходящего и больной может верить в очевидно бессмысленные идеи. У него даже может выйти черепаха, внутри которой Бэтмен, и это не будет чем-то слишком странным. Самое интересное, что критика может быть сохранна мозаично: к каким-то явлениям сохранна, а к своим бредовым идеям – нет. Схизис в сочетании с продуктивными симптомами может творить с психикой совершенно жуткие вещи, от которых стынет кровь у создателей «Человеческой многоножки», поскольку личность больного превращается в разбитый пазл. Возможно сочетание взаимоисключающих черт характера (истероидность и замкнутость, например). Весьма типичен симптом «дерева и стекла» - эмоциональная тупость в сочетании с крайней ранимостью. Подробнее об этом поговорим ниже.


Эти симптомы (негативные и позитивные) сосуществуют в рамках любой из форм шизофрении. Мы же возвращаемся к параноидной шизофрении. Наиболее ярким проявлением параноидной шизофрении является бред различной степени систематизированности. Бредовая идея – это представление большой субъективной значимости, включающее при этом какие-то логические противоречия. Больной не может жить с этой идеей спокойно, она требует каких-то действий. При этом характерной чертой бреда является абсолютная невозможность разубедить в нем больного. Даже если идея откровенно идиотская и логические противоречия в ней режут глаз, больного это не беспокоит. Например, вспоминаю случай. В годы работы студентом-старшекурсником на неотложке к нам регулярно приходила бабка с целью измерения давления. Я заметил, что… кхм… макияж на ее лице в зависимости от каких-то факторов менялся от «я бабка с синими стрелками под глазами» до «КОСМОДЕСАНТ ВЫСЫЛАЕТ БЕСПИЛОТНЫЙ МОДУЛЬ НА НИБИРУ!!1». То есть стрелки становились размером больше чем в пол-лица, при этом явно рисовались с остервенением.

Внутри шизофрении. Часть 2. шизофрения, психика, расстройство, психоз, расстройства психики, мозг, психиатр, длиннопост

Как-то раз я имел неосторожность ей приглянуться в такой период, и она мне излила душу. Оказывается, соседи снизу варят наркотики (ну хоть не перфоратором долбят…), а сквозь пол просачиваются ядовитые пары, которые отравляют нашу бабку и, кроме того, повышают ей давление.


Казалось бы: причем тут Лужков? Почему я, гадкий черствый человек, сразу записал ее в психически больные? А это произошло не сразу. Я начал расспрашивать, почему она не заявила в полицию? Оказывается, полиция куплена наркоманами. Что ж, может быть и такое. Почему не обратились в наркоконтроль? Наркоконтроль тоже кулпен! Подъездными наркоманами, варящими на кухне какую-то дурь. Вот тут в душе зашевелились подозрения, однако виду я не подал, посочувствовав бабке в столь нелегкой ситуации. И вот тут БИНГО! Поскольку я был способен просто с ней поговорить, она увидела во мне живого человека и решила рассказать то, что не рассказывала никому. Она сказала, что наркоманы – это еще полбеды, а вот соседи сбоку изобрели синий лазер и сквозь стену выжигают ей кору головного мозга. В связи с этим бабка нашла один-единственный участок квартиры, которого не достигали ни пары, ни лазер, и там целыми днями сидит, надев на голову какое-то устройство собственного изобретения (я не уточнял, но шапочка из фольги вполне вероятна).


Этот случай – классика параноидной шизофрении с бредом воздействия. Пациент уверен, что кто-то или что-то воздействует на него, как правило, с целью нанести ущерб. Причем этот случай показывает нам важную особенность бреда: он не обязательно должен быть очевидно глупым. Если бы я не разговорился с этой пожилой женщиной, я бы не узнал, что в ее голове. Да и поверхностное обсуждение было вполне правдоподобно. Тем не менее, здесь еще бросаются в глаза некоторые детали (неизвестное устройство, работающее странным образом без явной цели; испарения сквозь пол и т.п.). Хотя пациентку, естественно, не разубедить в ее представлениях относительно соседей.


Но бред бывает и еще более систематизированным. Таким, что на секундочку приходит в голову мысль: «А может, это правда?». И пациент может выглядеть весьма адекватным, и доказательства могут быть правдоподобными. Например, другим классическим примером параноидного бреда является сюжет фильма «Терминатор». Во второй части Сара Коннор совершенно обоснованно попала в клинику Пескадеро. Некий робот из будущего охотится за ней и ее сыном. Доказать его существование невозможно, ибо все улики уничтожены жадными корпорациями. Невозможность технологии объясняется ее отдаленностью во времени. Очевидный бред с высокой степенью систематизации. А ведь если подумать: это могло бы быть правдой. Просто «обтяните» тот же логический каркас более приземленным сюжетом. Например, жена нового русского уверена, что за ней (и ее ребенком) охотится наемный убийца с татуировкой в виде штрих-кода на затылке. Почему нет? На Пикабу иногда проскакивают истории из жизни, которым трудно поверить, если сам не видел. При шизофрении бывает обратный вариант: легко поверить, пока не копнешь поглубже.

Внутри шизофрении. Часть 2. шизофрения, психика, расстройство, психоз, расстройства психики, мозг, психиатр, длиннопост

Впрочем, болезнь существует не сама по себе, она весьма интимно спаяна с личностью больного и симптомы сильно варьируют именно потому, что все мы уникальны и непохожи. В том числе, содержание бреда и галлюцинаций очень зависит от уровня интеллекта и увлечений больного.

Параноидный бред является довольно типичным для шизофрении, однако это не единственный вариант. Кроме параноидного могут наблюдаться и другие виды бреда: бред величия, ущербности, бред исключительности и т.д. Больной может воображать себя исторической личностью, экстрасенсом, животным, жалким или великим человеком и т.д. Однако, весьма условно, существуют типы бреда, характерные для тех или иных расстройств. Например, для нейросифилиса считается характерным гротескный бред величия (пациент – владыка всех владык Мультивселенной), а для шизофрении – нет. Но это не значит, что при ней подобное встречаться не может.


На эту тему есть интересный пример. Один пациент поведал, что временно получал доступ в рай при помощи мастурбации (гусары, молчать!). Там его ждал сын (вполне живой в этой реальности), у которого на спине были ангельские крылья. В основном, это было короткое переживание (таков уж мужской оргазм), в котором он просто наблюдал прекрасные картины небесной жизни. При этом больной прекрасно осознавал несовместимость цели и средств для ее достижения. Мы ему намекали на некие религиозные мотивы, считающие такое поведение неприемлемым и на то, что доступ в рай живым обычно не предоставляется. Он со всем соглашался, однако идея от этого не переставала быть актуальной. На вопрос «как же так?» он отвечал нечто вроде «ну я же сам видел». Поскольку пациент был свежий и еще целиком в галлюцинациях, критика там отсутствовала напрочь.


Кстати, этот пример хорошо показывает связь бредовых расстройств с галлюцинациями (видения рая). Дело в том, что бредовые расстройства могут быть первичными, то есть зарождаться в виде идей, «кристаллизоваться», а могут быть вторичными - то есть существовать в виде реакций на галлюцинации.


Первичный бред обычно формируется по типу инсайта. Больной какое-то время испытывает «бредовое настроение» - специфическое расстройство механизмов мышления, при котором он начинает видеть в привычном окружении и обычных событиях какой-то тайный, пока неясный, смысл. Всё вокруг становится подозрительным, имеющим второе дно, дополнительное измерение, потаенный карман. Это сопровождается аффективной напряженностью (тревожным, настороженным настроением). И потом – бах! – и картина становится ясной, из переживаний больного «кристаллизуется» бредовая идея, в которой все его подозрения увязываются в единую систему. Конечно же, все причины, следствия и доказательства в этой системе основаны на субъективных впечатлениях больного и обычно не имеют объективных оснований, однако для больного они весьма значимы. Благодушный в целом пациент может переживать настоящую метаморфозу, когда речь заходит о его бредовых идеях: он становится подозрительным, напряженным, иногда даже агрессивным.


Вторичный бред происходит уже как попытка интерпретации творящегося треша. Допустим, больной видит, как директор Рен-ТВ по ночам ссыт ему в ботинки. Пока нет еще никакого бреда, только галлюцинация. Но ведь, согласитесь, событие не рядовое. Что с этим делать? Не замечать невозможно, тем более, что ботинки жутко пахнут кошачьей инопланетной мочой. Значит, директор Рен-ТВ с какой-то целью так поступает. Вероятно, он хочет испортить имидж нашего пациента, или даже пьет мышьяк, чтобы своими испражнениями отравить пациента. Вот это уже вторичная бредовая идея (кстати, можно заметить, что больному не приходит в голову, что само по себе происходящее совершенно невероятно, его сознание и привычные рамки действительности уже изменены).

Внутри шизофрении. Часть 2. шизофрения, психика, расстройство, психоз, расстройства психики, мозг, психиатр, длиннопост

Можно еще очень много написать про бред, но тогда пост превратится в книгу, поэтому предлагаю перейти к следующему характерному симптому: галлюцинации. Конечно же, не все галлюцинации одинаковы, они тоже разделяются: на истинные и ложные (псевдогаллюцинации). Галлюцинация вообще – это восприятие объекта/явления, не существующего в объективном пространстве, то есть такое восприятие, когда стоящий рядом с вами человек не видит, а вы – видите.


Истинная галлюцинация - это галлюцинация, при которой воспринимаемый объект кажется пациенту чем-то реально существующим для всех окружающих. Например, Иммануил Кант пьет с вами по утрам чай, при этом вы всякий раз пытаетесь познакомить с ним своих друзей («мужик вообще толковые вещи говорит!»), однако они лишь испуганно на вас смотрят и разводят руками, словно не видя. Истинные галлюцинации могут относиться к любому органу чувств (зрительные, слуховые, тактильные, висцеральные – относящиеся к внутренним органам, обонятельные), могут даже быть т.н экстракампинными, то есть выходить за рамки возможностей органа (например, пациент способен видеть инопланетян на Юпитере с Земли невооруженным взглядом). Слуховые галлюцинации, особенно голоса комментирующего или указывающего характера, считаются весьма характерными для шизофрении. (крики в зале: случай! случай!). Конечно же, расскажу случай. Поступил в мою психушечку однажды ночью мальчик 7 лет… Вообще, детская форма шизофрении – отдельная обширная тема, но об этом потом. В общем, поступил мальчик 7 лет, очень буйный, плакал, орал, кидался на персонал. Около часа успокаивали, потом успокаивали всех проснувшихся, потом себя. Конечно же, я потянулся к истории болезни и нашел сюжет, достойный Стивена Кинга.


Мальчик в последнее время стал каким-то угрюмым, необщительным и напряженным. Играл без особого интереса, иногда плакал без особых причин. И все время тусовался в обнимку со старой, грязной и рваной плюшевой собакой, которая по размерам была почти с самого мальчика. Родители умилялись такой любви к игрушке, однако в какой-то момент собака просто стала представлять эпидемиологическую опасность, в связи с чем родители попытались забрать ее в стирку и заодно подшить. Мальчик сначала отпирался и просил собаку не забирать, поэтому родители решили просто взять ее, когда он не видит, а отдать уже чистой и отремонтированной. Пацан сразу заметил пропажу и выдал ТАКУЮ истерику, что родители чуть не поседели. На следующий день они повторили попытку, получив еще одну истерику помощнее, а заодно агрессивное хаотичное поведение: сын бросался на родителей, крыл их последними словами, потом попытался выброситься в окно. Родители вызвали скорую и пацана сразу забрали.


Казалось бы, что за плюшевая зоофилия? Психиатр начал опрашивать мальчика, но тот около двух часов отпирался и утверждал, что просто очень любит игрушку, однако потом дядя психиатр сделал умный ход, сказав, что они сейчас включат специальную штучку и никто на свете не услышит, о чем они говорят. И парень, пустив слезу, рассказал историю. Как-то раз он проснулся среди ночи и услышал, что его зовет низкий и хриплый мужской голос. Голос был злой, но старался говорить, как будто добрый. Оказалось, что это говорила та самая раздраконенная грязная собака. Собака сказала, что выбрала мальчика в качестве своего хозяина и он должен ее любить и ухаживать за ней, тогда она будет дружить с ним и они будут играть. Мальчик ни при каких обстоятельствах не должен расставаться с собакой, в противном случае собака жестоко убьет его родителей, а потом и его самого. Если хоть один человек узнает, что собака живая и они с мальчиком говорили – все умрут.

Внутри шизофрении. Часть 2. шизофрения, психика, расстройство, психоз, расстройства психики, мозг, психиатр, длиннопост

Просто представьте эту картину: спишь ночью, и тут хриплый и злой мужской голос говорит тебе из собаки (возможно, представляясь Лёхой), что вы теперь повязаны до конца жизни. А если кому расскажешь – умрешь мучительной смертью. А теперь представьте, если бы вам было при этом 7 лет. Читал я это в третьем часу ночи, и по спине у меня пробежал холодок. А «Оно» Кинга я прочитал только пару лет спустя.


Это был пример истинных галлюцинаций. Есть также псевдогаллюцинации. Они отличаются от истинных тем, что сам пациент ощущает их "сделанность", искусственную встроенность в окружающее. Он не обязательно отличает их от реальных объектов, но выделает среди них. Часто пациенты говорят, что видят/слышат образы не через органы чувств, а как бы напрямую (мозгом, душой) и ощущают, что эти образы были сделаны специально для них и спроецированы в их сознание.


Псевдогаллюцинации весьма характерны для шизофрении и тесно связаны с другим характерным для нее явлением - синдромом Кандинского-Клерамбо, или синдромом психического автоматизма. Этот синдром состоит из сочетания псевдогаллюцинаций (особенно слуховых), бредовых идей воздействия и чувства отчужденности собственного "я" и тела (симптом отчужденности). Первые два симптома мы разобрали. Симптом отчужденности же иначе называется симптомом автоматизма: пациент ощущает свои собственные мысли и действия чужими, навязанными. Одним из проявлений автоматизма является ощущение "открытости" своих мыслей. Больные ощущают, что их мысли открыты окружающим, либо что кто-то может извлекать и вкладывать мысли прямо им в мозг. Естественно, это часто составляет основу бреда: мировое правительство вложило в мозг плохие мысли и отняло все хорошие. Иногда больные прямо в процессе разговора теряют мысль и утверждают, что ее только что "извлекли". Касаемо сделанности галлюцинаций припоминаю интересный пример описания начала болезни одним больным. Он рассказал, что во время прогулки по парку ему в голову "задуло ветром" голоса - то есть буквально, они появились после порыва ветра и больше не исчезли.

Внутри шизофрении. Часть 2. шизофрения, психика, расстройство, психоз, расстройства психики, мозг, психиатр, длиннопост

Продолжение в следующей части, а то не влезает :)

Показать полностью 8
  •  
  • 90
  •  

Битой по голове. Почти 3 года, вернее 2 года 8 месяцев.

Для подписчиков которые подписались на травму. Итак отчет:


Полный список постоянного - атаракс, симпатил и иногда мелаксен. Судя по ощущениям - атаракс работает хуже чем адаптол, потому как "скучать" я начинаю намного чаще, и опять, как в паузе могу "не проснутся". При этом при атараксе намного лучше СБН, его нет вообще, полностью отсутствуют панические атаки в метро, но при этом чуть сложнее ходить по лестницам.


Врачи говорят, что надо пытаться бороться самому, делать то, что надо, а не то, что говорит мозг. Помнить что ты должен делать. Это помогает. Не знаю, возможно я слишком слабый и сдался, но у меня не всегда получается. Заметил странную штуку, мне намного проще делать что--то для кого-то, то есть - не предлагать самому, а просто делать то, что кому-то нужно. Это странно, но работает.


Следующее обследование в августе. Может быть поменяют список "таблеток", пока не знаю. Будем надеяться, что снятие части пройдет успешно, в конце месяца планирую слезть с симпатила, это успокаивающие. В крайнем случае попробую перейти на одну, на ночь.

  •  
  • 126
  •  

Внутри шизофрении. Часть 1.

Как и большинство других терминов, слово «шизофрения» составлено из двух греческих корней: «схизис» - расщепление, «френос» - душа, дух. Это основная болезнь психиатрии и одновременно ее главная загадка. Огромное количество теорий было предложено для объяснения ее причин и динамики, и еще огромное их количество будет предложено в будущем, однако до сих пор нет никакого прочного теоретического основания, которое в достаточной мере подтвердилось бы практикой. Шизофрения успела побывать инфекционным заболеванием, видом слабоумия, нарушением развития либидо, даже вообще единственным заболеванием в психиатрии, а в последнее время умудрилась даже исчезнуть (прямо как ВИЧ-инфекция). Написанное уже немного похоже на бред, а ведь я даже не начал повествование.


Заболевание, которое можно счесть за шизофрению, было известно с древних времен, возможно, даже доисторических. Отчетливые упоминания есть в Библии (помните, как царь Навухудоносор кушал траву с луга?), ими сквозит Античность и так далее. Однако утверждать на 100% ничего невозможно: существуют психозы и помимо шизофрении, а также есть, например, паразиты, поражающие нервную систему и способные вызвать галлюцинации. К тому же, не надо забывать о сифилисе, который с человеком живет уж точно не меньше, чем шизофрения.


Внутри шизофрении. Часть 1. шизофрения, мозг, психика, нейромедиаторы, дофамин, длиннопост

В историю шизофрении я не собираюсь сильно вдаваться, поскольку об этом много сказано. Все написанное выше я упоминаю только с одной целью: чтобы показать, насколько сложный и ускользающий смысл вкладывается в этот термин.

Люди издавна знали, что есть некое «безумие» и «помешательство». Только ближе к 18 веку психические заболевания начинают потихоньку различать, а в 19 веке благодаря Крепелину появляется классификация психических заболеваний, в частности, такое понятие, как «раннее слабоумие» (dementia praecox) – именно такой Крепелин увидел шизофрению.

Здесь нужно сделать небольшую оговорку: нам с вами, с раннего детства давящимися плодами науки, которые созревали в течение столетий, люди прошлого могут казаться очень недалекими. Ну как тут было не отличить, скажем, расстройства настроения и психозы? Ну вот больного глючит, как скотину, а вот он просто грустный сидит. Очевидно же, что это разные заболевания! На самом деле, нет. Главная боль всей медицины состоит в том, что одна болезнь в большинстве случаев не мешает развиваться другой. И расстройства настроения (аффективные расстройства) не только не мешают психозам, а зачастую сочетаются.

Как выглядела шизофрения в годы, когда ее называли «ранним слабоумием»? Крепелин заметил, что у ряда больных проявляется довольно специфического помешательство с бредом и галлюцинациями. Это продолжается несколько лет, а затем постепенно бред с галлюцинациями угасает, оставляя пациента в состоянии специфического слабоумия. То есть не такого, как у слабоумных от рождения. Не такого, как у стариков в маразме. Какого-то своеобразного и мозаичного – интеллект поражен не полностью (далее мы узнаем, что интеллект вообще не сильно затрагивается), а в глаза бросается полное отсутствие мотивации у пациента. Больной может дни напролет лежать в постели, глядя в потолок, не приступать к еде, не следить за естественными отправлениями. Умирали такие больные, в основном, конечно, от пневмоний, пролежней и т.п. В общем, довольно типично для слабоумного старика, если бы только эта болезнь не начиналась обычно в юношеском возрасте.

(Вот и сам Крепелин):

Внутри шизофрении. Часть 1. шизофрения, мозг, психика, нейромедиаторы, дофамин, длиннопост

Надо сказать, что в те годы содержимое черепа было настоящим черным ящиком для науки. Оно и сейчас в значительной мере остается черным ящиком, но тогда мы даже представить не могли, КАКАЯ херня там творится. Все эти нервные связи, нейромедиаторы, нейронные сети, колонки, контуры… Едва ли хоть кто-то догадывался, что все может быть устроено так странно. Сама идея о том, что электрическая активность мозга большей частью опосредуется химическими веществами – дикость какая-то. Поэтому все, что оставалось психиатрам тех лет – наблюдать и накапливать знания, надеясь на психиатров будущего.

Для того, чтобы хоть немного приоткрыть завесу тайны над заболеванием, нужны были очень крупные открытия в нейробиологии и нейрофизиологии, которые в те времена были невозможны просто технологически. Первый толчкок, который помог предположить истинные причины шизофрении, был со стороны фармакологии. Это открытие аминазина. Цитата с одного ресурса:

В 1950 году французский нейрохирург Генри Лабори предположил, что чрезмерные переживания его пациентов перед операцией вызывают выброс избыточного количества гистамина. Гистамин — небольшая молекула, которая регулирует сотни процессов в организме: от выделения желудочного сока до температуры. Лабори считал, что именно чрезмерный выброс гистамина из-за тревоги пациентов может вызывать осложнения анестезии и даже внезапную смерть.

Лабори методом проб и ошибок пытался подобрать подходящий антигистаминный препарат. Совершенно случайно он обнаружил, что не самое популярное лекарство — хлорпромазин — действительно успокаивает пациентов. Более того, хлорпромазин усиливал действие анестезии.

Внутри шизофрении. Часть 1. шизофрения, мозг, психика, нейромедиаторы, дофамин, длиннопост

Предположение довольно типичное для тех времен, хотя и неверное. Тем не менее, ошибочное предположение привело к великому открытию – открытию первого на свете нейролептика. А сочетание нейролептиков с анестетиками используется до сих пор (нейролептанальгезия). Нейролептики (они же антипсихотики) – препараты, (относительно) избирательно действующие на симптомы психоза – бред и галлюцинации. Это открытие, в конечном счете, и помогло составить современные представления о причинах и патогенезе (т.е развитии болезни) шизофрении. Последовавшие исследования позволили открыть различные рецепторы в головном мозге, в том числе рецептора домафина. Именно тогда и оказалось, что основным эффектом нейролептиков является блокада эффектов дофамина, а дальше все заверте…

Вот мы и подошли к тому, чтобы описать сегодняшние представления о патогенезе шизофрении. Только представьте, какую дикую работу пришлось проделать, чтобы подойти к примерному представлению о том, как развивается эта психическая болезнь. Я буду идти в своем рассказе по такому принципу: от самых элементарных представлений на уровне молекул и клеток до нарушений в работе мозга в целом, а затем до нарушений психики.

Итак, зачаток нервной системы закладывается в процессе внутриутробного развития (где-то на 4-й неделе). Рождается ребенок с мозгом, который в основном сформирован – то есть все отделы, большинство связей между ними и внутри них уже готовы к работе. В мозге около 80 миллиардов нейронов. Представьте себе степень сложности и тонкости процесса, с помощью которого абсолютное большинство всех этих клеток развивается в правильных взаимосвязях друг с другом. Тормозные контуры не должны слишком тормозить, возбуждающие не слишком возбуждать, необходимо правильно синтезировать ощущения, выставить правильные параметры для того, чтобы было возможно обучение, настроить работу памяти и ее сопряжение с настоящим опытом, движениями и т.д. Это все работает лишь при условии, что нейроны, использующие дофамин для нервной передачи (дофаминергические), расположены там, где положено, серотонинергические тоже на своих местах, а связи между ними правильно развиты. Все это происходит с помощью различных эмбриональных процессов миграции, делеции, дифференциации клеток под влиянием кучи факторов роста. То есть, говоря простым языком, пулы нервных клеток «расставляются» в мозге подобно шахматным фигурам, готовым к игре. И у каждого пула есть своя «клетка», которая его «зовет» к себе. Современные представления о шизофрении предполагают нарушение именно этого тончайшего процесса. В какой-то момент нарушается правильный ход развития нервной системы, и часть будущих нейронов мигрирует не туда, куда нужно, часть клеток, которые должны были апоптировать (умереть), не умирают. Тем не менее, эти нарушения оказываются совместимыми с дальнейшим развитием и даже приводят к рождению вполне, казалось бы, здорового ребенка. Дальше возможны варианты: 1) Ребенок только кажется здоровым, и вскоре выяснится, что у него явные отклонения в психическом развитии: некоторые навыки развиваются аномально быстро (например, способность читать), другие навыки ужасно отстают (например, способность общаться), либо не развиваются вообще 2) Ребенок вполне нормально развивается, однако в начале пубертатного периода начинаются проблемы (появляются странные интересы, видения, мысли, замкнутость и т.д.) 3) Значительно реже человек успешно становится взрослым, однако лет в 30-40 также появляются нарушения.

Таким образом, шизофрения может появиться в разном возрасте, что указывает на полиморфность заболевания, то есть большое количество вариантов проявления. Это означает, что болезнь затрагивает не один ген или структуру мозга, а представляет собой куда более сложный процесс, корни которого многократно ветвятся и уходят как в генетику, так и во взаимодействие организма со средой. Считается, что потенциальный шизофреник, говоря простым языком, рождается с каким-то количеством «поломок» в центральной нервной системе. Поломки эти словно микротрещины в рельсах, и у нас пока что нет такого дефектоскопа, который бы их сумел точно определить. Наш организм всегда стремиться приспособиться к окружающей среде, поэтому в большинстве случаев все эти поломки какое-то время компенсируются благодаря огромным возможностям пластичности нервной системы. Но в какой-то момент количество и степень дефектов достигают критической величины, и запускается болезнь. Иногда это происходит под влиянием какого-то триггера (trigger – спусковой крючок): тяжелая инфекционная болезнь, алкоголь, наркотики, сильный стресс и т.д. Иногда это происходит без видимой причины.

Внутри шизофрении. Часть 1. шизофрения, мозг, психика, нейромедиаторы, дофамин, длиннопост

Нужно понимать, что микроаномалии в развитии мозга до определенного момента могут не проявляться, поскольку мозг ребенка до пубертата работает несколько иначе, чем мозг взрослого. Например, в действии «оперативной памяти» (смысл тот же, что у компьютера) до полового созревания мало участвует префронтальная кора, функции которой нарушены у больных шизофренией, поэтому ребенок с такой дисфункцией может нормально развиваться до пубертата, а потом, когда префронтальная кора возьмет управление, и начнутся симптомы. Тем не менее, нейрохимические нарушения обычно есть уже в детстве, что может приводить к различным расстройствам поведения: например, пресловутому синдрому гиперактивности с дефицитом внимания (он МОЖЕТ встречаться, но не является предвестником шизофрении).

Возможно, у вас уже возник вопрос: а почему тогда не использовать методы типа позитронно-эмисионной томографии или ф-МРТ и не выявить, какие отделы мозга работают неправильно? Да, заманчивая идея, и это, конечно же, пытались сделать, и даже есть результаты. Однако результаты эти породили больше вопросов, чем ответов. Действительно, удалось найти нарушения в работе мозга при шизофрении на ПЭТ и ф-МРТ, и касаются они преимущественно работы височных и лобных долей мозга, а также лимбической системы и их взаимодействия. Однако они встречаются не только при шизофрении, и не у всех шизофреников идентичны, чтобы можно было вбить в программу шаблон, который бы автоматически определял подобные изменения. Идея не нова, и в свое время изучали шизофрению с помощью рентгена, эхоэнцефалографии/скопии и других методик, однако результат всегда был похожим: да, что-то есть, но данных, однозначно указывающих на шизофрению, нет.

Внутри шизофрении. Часть 1. шизофрения, мозг, психика, нейромедиаторы, дофамин, длиннопост

В последнее время в практику введен еще один метод – диффузионно-взвешенная томография, также известная как диффузионная МРТ и анализ свободной воды. Методика позволяет количественно оценивать диффузию молекул воды сквозь биологические мембраны. Короче: она очень сложная и хитрая, а еще дорогая и современная. Конечно же, не потыкать новой крутой палочкой старый трупик ученые не могли, поэтому взялись за исследование шизофрении и с этой стороны. Благодаря этой методике в настоящее время получены данные, свидетельствующие о наличии в мозге шизофреника воспалительного процесса, поражающего белое вещество (т.е нервные пути) вышеописанных отделов и приводящего к разрушению нейронов в будущем. То есть, вероятно, шизофрения также ассоциирована с аутоиммунным процессом (атака иммунитетом собственных тканей). Вот как выглядит результат работы диффузионной МРТ (визуализация проводящих путей - трактография):

Внутри шизофрении. Часть 1. шизофрения, мозг, психика, нейромедиаторы, дофамин, длиннопост

Как видно, даже здесь шизофрения дает прикурить. Очень мозаичное и скользкое заболевание, не дающее нам никакой нити, за которую можно было бы уцепиться и распустить весь клубок. Таким же оно предстает перед психиатрами – королева масок.

Как нетрудно догадаться, эти анатомические изменения порождают нейрохимические изменения, и тут, боюсь, придется вкратце напомнить основы нейрохимии мозга.

В нашем мозге постоянно осуществляется напряженная работа, которая проявляется в передаче электрических импульсов между нейронами. Соединение между двумя нейронами осуществляется с помощью специальной структуры – синапса. Примерно так он выглядит:

Внутри шизофрении. Часть 1. шизофрения, мозг, психика, нейромедиаторы, дофамин, длиннопост

Импульс приходит на пресинаптическую мембрану одного нейрона, а дальше… из этой мембраны выделяются специальные вещества. Казалось бы, чего проще – гнать импульсы по проводам, как в любом электроприборе. Но нет, природа подарила нам куда более сложный механизм, и передача электричества опосредуется с помощью химического вещества. Так вот, это вещество выделяется в синаптическую щель, – пространство между двумя нейронами, - а затем попадает на рецепторы, расположенные в постсинаптической мембране (то есть на «принимающей стороне») и, в зависимости от типа нейрона и многих других параметров, вызывает или не вызывает генерацию импульса и, соответственно, его дальнейшую передачу. Это вещество называется нейромедиатор, или нейротрансмиттер. Зачем так сложно? Это позволяет осуществлять тончайшую модуляцию (настройку) активности нервной ткани. Благодаря такой системе нейрон способен «принимать решение» относительно своего возбуждения/торможения и передавать это решение другим нейронам, работа которых от него зависит. Те нейроны регулируют активность следующих и т.д. Так образуется нейронный контур, то есть структура из нервной ткани, выполняющая определенную функцию. По принципу работы такая структура напоминает микросхему: есть вход/выход и есть определенное преобразование сигнала, осуществляемое внутри схемы (например, передача пачки электрических импульсов в ответ на стимуляцию единичным – амплификация; торможение какой-то структуры при возбуждении данной структуры и т.д.). Только не стоит забывать, что передача сигнала опосредована химически, и нейромедиаторов существует целый ворох (дофамин, серотонин, ГАМК, норадреналин, энкефалины, эндорфины, анандамиды, глутамат, аспартат, вещество Р, глицин, ацетилхолин и многие другие). А также существует несколько механизмов регуляции чувствительности рецепторов пре- и постсинаптических мембран (например, с одним из них связан эффект марихуаны). Плюс к тому, выделяемые нейромедиаторы одновременно способны динамически изменять экспрессию (проявление) генов в нейронах. То есть работа нейрона – это не реле на пути электрического тока, как мы привыкли считать из школьной биологии, а огромная химическая лаборатория, корпуса которой могут в реальном времени сноситься и строиться, а также входить в разное время в разные институты (обычно в несколько тысяч сразу). Это краткое и очень схематичное лирическое отступление в сторону нейрохимии, чтобы понимать масштаб дальнейших действий.

На сегодняшний день наиболее крепкую позицию в смысле патогенеза шизофрении по-прежнему занимается так называемая дофаминовая теория. Она гласит, что развитие шизофрении связано с избыточным синтезом (либо повышенной чувствительностью рецепторов) дофамина в определенных структурах височной и лобной долей, особенно в медиальной височной и префронтальной коре. Это приводит к довольно специфическому нарушению познавательных процессов, то есть к симптомам, которые и складываются в диагноз «шизофрения». Именно о них мы и поговорим в следующей части поста.

Показать полностью 7
  •  
  • 326
  •  

Что есть, то есть

Что есть, то есть
  •  
  • 316
  •  

Непростая работа. Хоспис. Часть 2

в

Пока есть время и возможность, напишу еще пару историй.


Так как моя работа предполагала посещать квартиры наших пациентов, видеть там довелось очень многое. Вот несколько моментов, которые помню очень хорошо.



Поступает вызов, что нужно госпитализировать женщину в тяжелом состоянии к нам в хоспис. Обычно такие вызовы проходят в сопровождении бригады скорой помощи, но в тот день мы были одни. Для нас дело обычное, парни мы были молодые и крепкие, но еще не сильно закаленные в плане психики. Этот день мне запомнился именно тем, что с любым человеком можно найти контакт, несмотря на его состояние. Собственно сама история.


Приезжаем мы по нужному адресу. Ничего не предвещало беды. За 20 минут до этого созванивались с сыном пациентки, сказал что нас ждут и сейчас состояние стабильное. А вот дальше началось самое удивительное. Вы можете себе представить на что способен человек, который думает, что он обуза для своей семьи и от него хотят избавиться? А вот я видел. Эта женщина, которая с большим трудом передвигалась, как только увидела нас впала в состояние, которое не поддается описанию. Она схватила со стола ножницы и представила их к своему горлу. Постоянно крича, что она не поедет в психушку... Как на зло, мы приехали без сопровождения клинического психолога, возможно он бы быстрее разрешил ту ситуацию. Но весь груз ответственности пал на нас. Около часа мы пытались объяснить, что мы не санитары, что мы приехали ей помочь, что мы отвезем её туда, где ей смогут помочь. На горле уже была кровь. Нам было очень трудно. Мы два молодых пацана, ничего толком не видели, а тут такое, буря эмоций, в основном страх. В итоге нам удалось её успокоить. Причем в форме диалога. Она согласилась на госпитализацию и мы благополучно доставили её к нам. Позднее она несколько раз нас благодарила и угощала конфетами, говорила что ей намного легче. И конечно извинялась. Было приятно осознавать, что ты помогаешь людям. Помнить это я буду всю жизнь.



Вторая история о том, какой силой воли может обладать человек. Тут я понял, что при желании, можно сделать всё!

Очередная госпитализация. Едем на вызов. Пациентка женщина, не может передвигаться самостоятельно. Зачастую это самые простые вызовы, кладем на носилки и спокойно переносим. По пути, как обычно, созвонились, сказали что едем. Ок, нас ждут. Поднимаемся в квартиру, 15 этаж. Встречает очень хрупкая женщина, показывает куда идти. Сейчас я помню что и как я делал в тот момент, а тогда, я был в состоянии реального шока. Зайдя в комнату мы увидели как пациентка пытается перекинуться через оконную раму... Помню, что мы рванули к ней и поймали её за ноги. С огромным трудом оторвали руки от подоконника и посадили на кровать. В это время она очень активно орудовала руками, словно двумя кувалдами. Было больно, но делать нечего, терпим. Как выяснялось позже, она услышала как её дочь разговаривала с нами по телефону, и подумала, что её увезут в психушку. Категорически отказываясь ехать туда, она решила что так будет проще. Сама доползла до окна, открыла его, и полезла на тот свет. Мы смогли объяснить ей кто мы и зачем приехали. Она успокоилась и спокойно уехала с нами.

После того случая, мы всегда спрашивали у родственников о разговоре с пациентом. Лучше всего они воспринимают информацию от родных. Без подобных бесед уже не ездили, страшно было...


Бывали и случаи когда мы разворачивались и ехали назад. Просто не успевали, то таблетки, то просто воля случая, то неадекватные дети. Один забил насмерть свою мать, говорил потом, что устал от неё. Надеюсь до сих пор сидит в тюрьме.  


К сожалению веселых историй у меня практически нет. Специфика работы такая. Из положительного только то, что люди с огромным уважением относились к нашему труду, часто благодарили. Денег мы не брали никогда, с этим было очень строго. Хотя предлагали неоднократно. Насколько было известно, этим промышляли окружные онкологи, они направления давали к нам. Грустно всегда было, осознавая, что люди наживаются даже на таких ситуациях, но ничего сделать мы не могли. Онколог редкая профессия.


Позже расскажу как выглядит совместная работа с бригадами скорой помощи, и как они всегда удивлялись нашей выдержке, это хотя бы не грустно будет.


Спасибо за внимание. Постараюсь писать больше, но зависит от свободного времени.  

Показать полностью
  •  
  • 338
  •  

Ой ляжу я на пляжу...

После прочтения истории про "журчание" в парке http://pikabu.ru/story/park_ne_tualet_ili_net_5088541 , в моей голове всплыла история про похожую вседозволенность, но на пляже. Было это лет 15 назад.
Итак, лето, солнце, пляж... Радуясь минутам отдыха под солнышком и наслаждаясь великолепным пейзажем речного берега, предаю свое бренное тело солнечным лучам, мечтая получить красивый загар. Рядом бегает маленькая голая девочка, лет 2-3 и спустя некоторое время начинает проситься в туалет покакать. На что мама девочки, лениво подняв голову от места, на котором она лежала и, видимо, решив, "что естественно, то не безобразно", говорит доче, чтобы та "сама нашла место, где покакать". Побегав минут 5 в поисках горшка и поняв, что ее попытки найти его на пляже безуспешны, девочка садится прямо перед моими глазами в нескольких метрах и начинает делать свои "большие дела". Прямо на берег!!! Прямо перед водой!!! Рядом оказалась еще одна семья, которая сделала замечание нерадивой мамаше, однако получила ответ вроде " Ну и что!? Это же маленький ребенок!!! Пусть делает свои дела там, где ей нравится!!! Она же не взрослый человек!!! ".
Моя психика была сломана. Радость жизни вдруг исчезла, а желание загорать или купаться было потеряно еще на долгое время. С тех пор я с опаской хожу на пляж, а заходя в воду внимательно всматриваюсь в линию берега.

  •  
  • 984
  •  

Дурной сон

Доброго времени суток, уважаемые читатели. Если не хотите читать вступление, то пропустите этот абзац. Очень давно ничего не постил по разным причинам, но подписчик Mr.law воззвал к моим лучшим чувствам)) Просьба о постах касалась осознанных сновидений, однако о них были посты и чего-то большего в этой теме я просто не могу сказать, она не настолько разработана (в том числе, лично мной). Однако есть еще интересные, на мой взгляд, вещи, и практика покажет, интересны ли они читателям. Различные психиатрические истории целой волной прошли не так давно по Пикабу, но тема эта неисчерпаема, и я решил обратиться к ней.


Шизофрения. Царица психиатрии, ящик Пандоры и одновременно святой Грааль психиатрии. Кто сможет ее вылечить или хотя бы до конца открыть ее природу, тот сможет двинуть науки о мозге за столь далекий горизонт, что фантазия пасует перед перспективами. А пока спустимся на довольно суровую землю и почитаем историю.

Меня очень давно интересует психиатрия, и поэтому, когда на практике еще в медколледже у нас была психиатрия, я первым делом напросился поболтать с пациентом. Настоящий шизофреник! Он мне запомнился не только потому, что был первым живым больным из настоящей психиатрической больницы, но и некоторыми деталями нашего разговора.

Спросить хотелось о многом, но делать это в стиле "ну чё? как оно ваще?" было нельзя. На помощь врачу (тогда еще фельдшеру) приходит сбор анамнеза жизни и болезни. Начав расспрос, я параллельно формировал образ своего пациента: в каких условиях жил, с кем и как общался, какие интересы имеет и т.д. Обычно собирают только объективные данные, но мне была очень интересна внутренняя картина болезни, то есть самоощущение пациента. Сначала мне показалось, что с этим не повезло. Моему пациенту было около 20 лет, перенес уже приличное количество приступов болезни, в больнице бывал, кажется, почти каждые полгода. Парень из не слишком благополучной семьи, с явным когнитивным снижением (по-простому - умственные способности ниже среднего) и очень слабой критикой к состоянию. Говорит исключительно простыми предложениями, сравнения и абстракции понимает с большим трудом и только самые простые. В общем и целом, наш разговор выглядел примерно так:

- Расскажите, чем бы вы хотели заниматься?

- Ну, эээ, хотел бы деньги иметь, работать.

- А кем работать хотели бы?

- Нууу, не знаю, там...

- Как сейчас себя чувствуете?

- О, ну я как бы на волнах плыву. И ты тоже такой... расплываешься.

Это почти цитата из разговора. Почему он там плыл на волнах, точно не скажу: то ли был хорошо загружен лекарствами, то ли испытывал какие-то иллюзии.

В общем, я потерял надежду получить какие-то интересные сведения об ощущениях больного. И начал расспрашивать его о болезни. Болезнь он осознавал, знал, что бывают приступы. И вот я спросил:

- А вот сейчас что чувствуете? На что похоже, когда приступ болезни?

И он из своего обычного дурашливого состояния как будто протрезвел, а во взгляде появилось, как писал Достоевский, "что-то тяжелое и тихое":

- Как будто снится страшный сон и не можешь проснуться.

Наверно, эта фраза звучит довольно банально, когда ее читаешь, но в той обстановке, особенно в связи с этой резкой переменой в его лице, мне стало очень не по себе. И фраза эта так и засела на подкорке.

С тех пор психическая болезнь для меня - не только дело врачебной специальности, но и катастрофа личности. Есть много болезней с разными исходами и страданиями. Но шизофрения (и некоторые другие) стоит особняком, потому что затрагивает самую суть человека - ядро его личности. Диабет или ревматоидный артрит могут искалечить, но они не отберут у вас сознание того, что вы - это вы. А шизофрения может.


P.S. Могу сделать несколько постов на тему шизофрении как болезни - что это, как это. Есть несколько реальных историй. Интересно? Пишите в комменты. Спрашиваю, потому что недавно была серия постов на эту тему и, возможно, это уже надоело.

Показать полностью
  •  
  • 50
  •  

История одного расстройства

Всем доброго времени суток, дамы и господа.



Я пишу этот пост не для того, чтобы покричать: «Вот смотрите какой я есть», не для привлечения внимания, а потому что иногда очень хочется поговорить с кем-нибудь. Я никогда и никому из своего окружения не раскрывал этих фактов. Да и окружение у меня, мягко говоря, скудное.

Я научился мастерски лгать, с легкостью скрывая все что угодно, кстати, этот навык неплохо помогает в жизни.


Так вот, к чему я это все размазываю. У меня так называемое биполярное аффективное расстройство личности. Здесь уже были посты об этом заболевании, и скорее всего уже много всего было сказано, но мне хотелось бы вставить свои пять копеек, может быть это поможет вам, если у вас тот же самый недуг или если у вас в окружении есть такие люди.

Прочитать о БАР можно без проблем в википедии, знаете, сухие цифры и обилие терминов.

Я же хочу поведать об этом изнутри, с позиции опытного человека.


Для начала немного о природе заболевания. Биполярное расстройство в большинстве случаев является наследственным, конечно, есть люди, у которых оно появилось независимо от этого, но их не так уж и много.

Сама по себе болезнь это, так сказать, генетическая мутация (Люди Икс: Человек-таблеточка) связанная с неправильной, избыточной выработкой нейромедиаторов в головном мозге. Из-за чего все эмоции и чувства «биполярников» (звучит как нетрадиционная ориентация на северном полюсе, но это не так) в разы сильнее, чем у обычных людей.


Ну и немного статистики: число больных в мире примерно 1%. И другой забавный факт – каждый пятый из нас умирает от успешной попытки суицида, а попытки так или иначе есть примерно у 70%.


Как известно, суть БАР заключается в постоянной смене состояний. Если брать классические источники, то это мания или гипомания и депрессия. В принципе, для читателей таких статей этого вполне достаточно для общего понимания принципов биполярки. К сожалению, у этих людей складывается ощущение, что они понимают и разбираются в этом, и что это заболевание достаточно простое.

Но – БАР, как любое психическое отклонение, весьма сложная вещь и даже профессиональные психотерапевты не способны понять его полностью, ведь в любом случае они смотрят снаружи.


К примеру, давайте рассмотрим состояния биполярников. Очень часто я слышу, как кто-то рассуждает о БАР и говорит: «Есть такая болезнь, когда тебе то весело, то грустно». Мне всегда немного досадно и смешно это слышать. Мания это не когда тебе весело, а депрессия это не когда тебе грустно.

Лично я (если у вас БАР, вы поймете) выделяю четыре основных состояния:



1. Мания.


Мания это когда ты бог, нет – БОГ. Гений, сверхчеловек. Ты способен на все. Выучить новый язык за месяц? Пффф, изи-пизи. Спать по 3-4 часа и быть нереально бодрым? Да раз плюнуть. Выступать на сцене, вести концерты, писать музыку, сражать наповал девушек харизмой.

Звучит круто, правда? Только вот это далеко не все эффекты мании.


Взять последние деньги и накупить херни, которая совершенно никому не нужна, но ты считаешь что это золотая жила? Взять в долг и вложить все средства в высокорискованные финансовые инструменты? Оставить в ресторане на чай в четыре раза больше, чем наел? Дать уличному попрошайке 5000 рублей? Выйти в одиночку против толпы кавказских борцов? Метнуть нож над головой соседа по комнате? Сломать нос клиенту за претензию в твой адрес? Приставить нож к горлу своего друга? Спрыгнуть с третьего этажа и удивиться что ты сломал ногу? Странно, да как так-то? Ты же неуязвимое существо..


В мании адекватные решения – редкость. Ты не принадлежишь себе, внутри тебя веселый демоненок творит свои пляски.



2. Депрессия.


Очень часто люди говорят: «Ой, ты знаешь, у меня депрессия». Только вот в большинстве случаев это либо подростки и ТП, либо люди типа унылое говно.

Но, конечно же, есть и те, кто правда болен. Клиническая депрессия - это не то что пройдет, если ты погуляешь, запишешься на фитнес или «перестанешь вешать нос, чего ты?». Она лечится только медикаментами и работой с психотерапевтом.

Биполярная же депрессия - это депрессия классическая помноженная на повышенную чувствительность и чрезмерный уровень нейромедиаторов.

Это когда яркий свет приносит физическую боль, громкие звуки приносят физическую боль, прикосновения, разговоры. Все приносит боль. Ты забиваешься в самый дальний и темный угол комнаты, стараешься спрятаться, не ешь, не спишь. Только смотришь перед собой, ты не можешь остановить ту боль что внутри тебя. Тебя словно засасывает в темноту. Закрывая глаза ты видишь только смерть, потому что она дарует спасение и свободу.


Основное число самоубийств совершается именно в этой фазе. Потому что очень тяжело жить в аду. Мне есть с чем сравнивать, сейчас я чувствую себя хорошо, и когда я вспоминаю прошлое мне страшно: я не хочу и не могу туда вернуться.



3. Вакуум.


По сути это деперсонализация/дереализация, но мое название, мне кажется, лучше описывает состояние. Это когда звуки вокруг становятся очень тихими, цвета блекнут, разговоры людей уходят словно бы на второй план, время замедляется, все течет очень медленно, мысли в твоей голове становятся вязкими и густыми, и почти прекращают движения, ты больше не существуешь в этой реальности.

Но это полбеды. Самое страшное – что ты ничего не чувствуешь. Ни страха, ни радости, ни грусти, ни веселья. Ни-че-го.


И чтобы хоть что-нибудь ощутить, чтоб понять жив ли ты, ты берешь в руки острые предметы и режешь тело до потоков крови, сжигаешь запястья, сдираешь кожу, вгоняешь нож в ладонь.

Боль – это хоть что-то, что ты можешь почувствовать. Много ли у меня шрамов? Очень.



4. Хаос.


Это так называемое «смешанное состояние». В этом состоянии ты чувствуешь сразу все: печаль и воодушевленность, боль и блаженство, страх и бесстрашие. Представьте, что в вашем мозгу постоянно движется и крутится воронка, которая затягивает все и сразу же выплевывает обратно. Представьте, что ваши эмоции беспрестанно перетекают из одной в другую. Ты не можешь сказать точно какой ты: радостный, спокойный, грустный. И это жрет тебя изнутри, ты не принадлежишь себе в крайней степени.


Я считаю, что это самое опасное состояние, самое нестабильное, потому что ты не знаешь, что произойдет в следующую секунду. Не знаешь, что случится, если произойдет что-либо выходящее за рамки, что-то что произведет эмоции сверх меры, не знаешь, вскроешься ты сам или сделаешь это с кем-то другим.



В принципе, пожалуй, этого хватит для тестового поста. Если кому-нибудь будет интересно, то я могу рассказать именно свою историю болезни, рассказать о своей достаточно редкой форме, о лечении, принятии и жизни с психическим заболеванием.

Показать полностью
  •  
  • 92
  •  

Итог.

в

Приехав домой, я первое время чувствовала вроде как радость. Все таки дома - то приятнее. Но уже на следующий день меня накрыло осознанием. Я все еще никуда не сдвинулась. Все так и идет по кругу. В это трудно поверить, это смешно и грустно одновременно, за за, вот уже 3 года мне не могут толком поставить диагноз, не могут назначить лечение. Я пыталась сохранять позитивный настрой. В конце концов, надо просто обратится в то закрытое отделение. Мне ж не отказывают в помощи. Ну ошиблись, с кем не бывает. Так я думала до того момента как не прочитала внимательно свои выписки с результатами исследований. И тут у меня уже, что называется, "бомбануло"


В заключении к Холтеровскому мониторированию ясно было сказано что во время сна у меня фиксировались частые эпизоды остановки дыхания, от 30-ти секунд до 1 минуты с хвостиком. От этого я постоянно выходила из фазы глубокого сна в быструю и обратно. Логично что после такого сна я чувствовала себя уставшей. В довершении стоял диагноз - "апное 1 степени". Хотя забавно, я ведь не храплю) И тем не менее. Они никак не прокомментировали СОБСТВЕННЫЙ же диагноз. Не обратили внимания на такую "мелочь", при том что эта мелочь вызывает аритмию, усталость и прочие радости на которые я жаловалась и на что они говорили "блин, чет непонятно почему, у вас же все нормально". Может это ерунда, я не врач все таки. Но сам факт того что никаких комментариев по поводу апное я не от кого не слышала повергло меня в некое подобие гнева.


Ну то есть,я все понимаю, но разве при работе с пациентом у которого происходит полнейшая, непонятная хрень, не стоит обращать внимания на все детали? В общем да, у меня бомбануло.


Такого отчаяния и бессильной злости я не испытывала со времени ухода из дома. К сожалению, любимый был дома и я не смогла скрыть свои эмоции. В какой-то момент я схватила первое что попалось под руку (моделька машины) и запустила ее в стену. Потом размашисто сшибла с комода все что на нем было (косметические принадлежности). Юра, быстро оценив ситуацию, молча наблюдал за моими действиями, справедливо рассудив что когда маленькая, обычно веселая и тихая девочка начинает крушить все что видит вокруг, лучшее ее не трогать. В моей голове стучала одна единственная мысль "ТАК БУДЕТ ВСЕГДА".


Смирись, ничего не изменится. Никто тебе не поможет. Так. Будет. Всегда.


На долго меня не хватило, однако. Вспышка небывалой активности длилась не больше пяти минут. От слез и переизбытка эмоций на меня накатила усталость. Я виновато приползла к Юре на диван. Он гладил меня по голове, подбадривая. Я же почувствовала себя лучше после выплеснутых эмоций. Это порой полезно, правда важно знать меру)


Погоревав некоторое время, я таки взяла себя в руки и мы начали прощупывать почву на предмет поступления в закрытое отделение. Мне уже было даже все равно, сделают из меня овощ или нет. Просто, пусть сделали бы хоть что-нибудь.


Закрытое отделение пожалуй, разительно отличалось от открытого. Оно было менее просторное, люди были уже с явными проблемами. Мне мучительно хотелось встать и уйти, находится там было невыносимо. Я быстро поняла в чем дело. В отстраненных лицах местных пациентов я видела себя. И мне это не нравилось.


Пообщавшись с заведующей отделением, мы вроде как договорились что меня примут. Правда, бюджетных мест не было, так что надо было подождать. Еще какое-то время без лекарств, предоставляя мне медленно сходить с ума и дальше. Что ж, ладно,подумала я. Надо потерпеть. Никто не виноват что бюджетные места ограничены.


Прошла неделя. Затем вторая. Третья. Мы регулярно звонили чтобы узнать как там и что. И вот в итоге, по телефону нам сказали что они посовещались там и решили что мне не подходит их отделение. Что меня надо класть во 2-ое. Совсем закрытое призакрытое. Тут у меня чуть было не бомбануло второй раз, но я сдержалась.


Не поймите неправильно. Я ничего уже давно не имею против закрытых отделений. Но поразмыслив, я поняла что просто не готова довериться полностью (а нахождение в подобном отделении подразумевает полное доверие) специалистам которые уже около 4-х месяцев в общей сложности не могут принять банальное решение - куда же меня класть. Хотя я все говорила честно и подробно.


Общее впечатление от работы в Бехтерева сложилось не самое хорошее. Отделения, казалось бы,смежной направленности, совершенно не в курсе чем занимаются их коллеги и это вроде как отдельные миры. При поступлении тебя слушает один человек, говорит что-то свое, потом другой человек не соглашается и шлет нафиг. То есть, нет и намека на слаженную систему. И что-то я уже не была уверена что такой же канители не будет при, уже непосредственно, лечении. В общем, мое терпение и способность понимать и ждать лопнуло.


Я записалась на прием уже в платную поликлинику. 122 если быть точнее. Да, я отдала за первый прием 1400. Но наконец, по прошествии почти полу-года с начала обострения, мне назначили лечение. Выписали лекарства. Через пару недель я почувствовала себя лучше. Сейчас я чувствую себя НАМНОГО лучше. Да, все еще бывает тяжело. Бывают помутнения, но они сейчас длятся пару минут в день а не неделями, как раньше. Во время второго сеанса врач назначил мне еще стимулирующее лекарство для работы мозга. И, о чудо, я вновь стала живее и проще усваивать информацию. Снова могу сосредоточенно работать часов 5. И господи, какое это счастье.


Я не знаю как будет дальше. Но я знаю что это можно контролировать. Просто нужна помощь, поддержка лекарств. Тут не помогут самонастройки, железная воля и прочее что любят советовать. И вот тут начинаются сложности.


Я обещала подробнее поговорить о своем отношении к Бехтерева и врачам в целом. Так вот, у многих, читая мои посты, могло сложится впечатление что я их ненавижу. Это и близко не так. Даже когда врачи вели себя некорректно по отношению ко мне (разглашение истории болезни пациента родственникам, при том что пациент совершеннолетний и просил этого не делать - довольно грубое нарушение со стороны этики) я никогда не грубила и не ругалась с ними. Потому что я очень уважаю врачей. Для меня быть вежливым с врачем тоже самое что быть вежливым со старшими - и те и те заслуживают уважения, так или иначе. У работников медицины по истине порой адский труд. Когда смотришь как носятся туда сюда врачи в какой-нибудь областной больнице, когда на скорой приезжают уставшие, помятые но сосредоточенные люди, делающие все чтобы тебе помочь, задумываешься, смогла бы я так же?


Врачам совершенно не пытаются создать адекватные условия для работы. Всем плевать, к сожалению. Всем плевать что в больницу доставляют компот с червями. Всем плевать что врачи получают копейки. Как быстро в таких условиях молодой специалист, выбравший своей профессией помогать людям, просто перегорит? Но и я, как пациент, разве виновата в этом? Я очень сочувствую им, но я просто хочу вылечится или добиться чего-то вроде ремиссии. От этого и негодование, и обида, и злость. Я понимаю что врач, работая за копейки в раздолбанной областной больнице устал, ему может быть плохо. Но и мне невесело было приехать к нему на прием на скорой, после 40 минут в отключке на холодном асфальте. Короче, я против того чтобы тупо поливать говном безразличных врачей. И я против того чтобы винить во всем глупых и нетерпеливых пациентов. Мы все в одной лодке и всем по-своему тяжело.


Я не знаю как в других областях, вроде как с той же хирургией у нас не все так плохо. По крайней мере в клинике Эксперементальной Медицины, той что рядом с метро Спортивная, я слышала от пациентов что врачи там проводили ювелирные операции на высшем уровне.  Я видела какие там были молодые врачи, как они подходили к своим пациентам. Добрые, открытые. Хотелось подойти и просто пожать им руку. На таких людях держится наш мир.


Говоря про психиатрию у нас в стране, я бы сказала что сама система у нас не отлажена. Когда я читала то что рассказывала Р.Д. о том как у них Германии все устроено, я понимала что нам ой как далеко. Вроде как попытки и есть но...такое в общем. А делать систему работающей и отлаженной, вводить новые стандарты в лечении, к подходу к пациентам, это задача не рядовых врачей а тех кто повыше. А тем кто повыше, понятное дело, пофиг. И это печально. Очень.


Такой вот итог. Не так и плохо все, я рада что сейчас вновь чувствую себя более менее здоровой. Главное никогда не переставать бороться) В следующем посте расскажу чуть подробнее о том как с родными дела обстоят, ну и чем я вообще занимаюсь (вроде некоторым было это интересно)


Отдельное спасибо всем кто меня поддерживает на этом сайте) Мне очень приятно видеть что есть много людей способных адекватно воспринимать подобные вещи, которые понимают что психика - штука сложная. Мне порой тяжело дается писать что-либо здесь, но все же я считаю что надо говорить о таких вещах.

Показать полностью
  •  
  • 63
  •  

Здоровое сумасшествие // Как мозг заставляет нас чувствовать невозможное

в

Галлюцинации, бред, ложные воспоминания, ощущение выхода за пределы собственного тела — эти странные и страшные игры разума происходят не только при тяжёлых психических заболеваниях. Такое может случиться с каждым здоровым человеком. Как и зачем мозг заставляет нас почувствовать себя сумасшедшими?

Здоровое сумасшествие // Как мозг заставляет нас чувствовать невозможное КШ, Кот Шредингера, психиатрия, мозг, сумасшествие, психика, здоровье, Спецпроект, длиннопост

Одно безумие на двоих


// Индуцированное бредовое расстройство


Во второй половине XIX века в парижскую больницу Сальпетриер были госпитализированы супруги Маргарита и Мишель. Оба находились в состоянии острого психоза и бредили одной навязчивой идеей — были уверены, что в их дом незаметно пробираются посторонние люди, мусорят и разнашивают их новую обувь.


Этим беспрецедентным случаем (когда у двоих людей одновременно проявляется бред с одной и той же фабулой и одинаковыми деталями) занялись психиатры Эрнест Шарль Ласег и Жан-Пьер Фальре. После длительных наблюдений за супругами врачи заявили, что стали свидетелями манифестации нового и достаточно редкого синдрома, название которому folie à deux, что в переводе с французского означает «безумие двоих». ­Исходно муж и жена страдали от разных нарушений психики. Но в какой-то момент один из них начал высказывать бредовые идеи и «заразил» ими другого.


Более поздние исследования ­этого синдрома так и не смогли ­объяснить, как происходит «заражение», но установили, что ему подвержены и здоровые люди — если они очень близки с носителями бреда, проводят с ними почти всё время и не появляются в обществе. Кроме того, были зафиксированы случаи, когда в бредовое расстройство впадала целая семья. Этому явлению медики дали отдельное название folie à famille («безумие семьи»).


Сегодня эти красивые французские термины можно встретить только в научной литературе. В клинической практике синдром принято называть так, как он обозначен в Международном классификаторе болезней (МКБ‑10): индуцированное бредовое расстройство.


Индуцированный бредом здоровый человек может находиться в болезненном состоянии от нескольких минут до нескольких лет. А вот излечение порой происходит быстро, без применения препаратов — достаточно изолировать друг от друга носителя бреда и «заражённого».


Сон наяву


// Гипнагогические и гипнопомпические галлюцинации


В 1882 году в Великобритании было основано Общество психических исследований, которое занялось первой в мире «пе­ре­писью галлюцинаций». После 12 лет работы организация выпустила отчёт, где говорилось, что 1 684 психически здоровых человека из 17 000 опрошенных, то есть около 10 % выборки, признались, что хотя бы раз в жизни испытывали галлюцинации. Это шло вразрез с утверждением, что такие искажения восприятия действительности возникают лишь у людей с психическими расстройствами либо находящихся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Учёные всего мира заинтересовались изучением галлюцинаций у здоровых людей, а в психиатрическом лексиконе появился новый термин — доброкачественные галлюцинации.


Самыми распространёнными среди них считаются гипнагогические галлюцинации, которые проявляются в момент засыпания, и гипнопомпические, возникающие при пробуждении. Они могут быть не только зрительными, но и слуховыми, обонятельными, тактильными.


Гипнагогические галлюцинации чаще всего случаются при сильном стрессе или переутомлении, но порой приходят и к людям отдохнувшим, переполненным впечатлениями. Например, если долго кататься на горном велосипеде, засыпая, можно почувствовать вибрацию, будто катишься вниз по каменистому склону. А после красочного представления можно повторно увидеть на сон грядущий отдельные эпизоды этого яркого шоу.


Согласно самой популярной среди психологов и психиатров версии, гипнопомпические галлюцинации возникают из-за того, что в течение нескольких минут после пробуждения функции лобной доли головного мозга остаются подавленными. Учёные называют это инерцией сна. В таком состоянии у ­человека зачастую бывает нарушена координация движений, плохо работает память, нередко наблюдается спутанность речи (гипнопомпическая речь), могут возникать видения или слуховые галлюцинации.


Вне себя


// Деперсонализация


Случалось ли вам ощущать, что события, в которых вы участвуете, происходят не с вами? Например, вы на отдыхе, светит солнце, плещется море, под ногами белоснежный песок, вы окружены любимыми людьми, но не радуетесь всей душой, потому что всё это словно проживает другой человек, а не вы. Так проявляется деперсонализация — расстройство, которое, согласно последнему обзору в научном журнале CNS drugs, «является третьим по распространённости психическим переживанием после чувства тревоги и депрессии».


Это явление входит в симптоматику шизофрении, шизотипического и биполярного расстройства, клинической депрессии. Если этих заболеваний нет, но деперсонализация продолжается долго (месяцы, годы), её рассматривают как отдельную болезнь — синдром деперсонализации-дереализации. У психически здоровых людей он проявляется обычно на фоне переутомления, недостатка сна или сильного горя и, как правило, длится не больше пары месяцев.


Точные причины расстройства учёные пока не установили. Но есть две зацепки, позволяющие продолжить поиск.


По одной из версий, в возникновении деперсонализации ведущую роль играют NMDA-рецепторы головного мозга, которые отвечают за большинство когнитивных функций (внимание, память, речь, координация и т. д.). У части пациентов с нарушением работы NMDA-рецепторов (например, после черепно-мозговой травмы) или с дисбалансом нейромедиатора глутамата, который влияет на эти рецепторы, отмечались случаи деперсонализации.


Вторая версия тесно связана с реакциями, происходящими в организме человека при стрессе. Угнетённый и уставший мозг всеми силами пытается спастись и производит большое количество эндорфинов — нейромедиаторов, которые действуют подобно опиатам: снимают боль или вызывают чувство эйфории. Однако при избытке эндорфинов запускается целый каскад реакций с участием других нейромедиаторов и рецепторов, а это нарушает работу участков мозга, регулирующих механизмы формирования эмоций, долговременной памяти, обработки и хранения пространственной информации.

Здоровое сумасшествие // Как мозг заставляет нас чувствовать невозможное КШ, Кот Шредингера, психиатрия, мозг, сумасшествие, психика, здоровье, Спецпроект, длиннопост

Ненастоящий мир


// Дереализация, дежавю и жамевю


Хотя МКБ выделяет именно комплексный синдром деперсонализации-дереализации, мы всё же решили условно разделить эти эффекты. Ведь нам важно акценти­ровать внимание не на патологических случаях, а на эпизодах со здоровыми людьми, у которых переживания, сходные с деперсонализацией (ощущением нереальности себя) и дереализацией (ощущением нереальности мира), могут встречаться по отдельности.


Пожалуй, понятнее всего дереализацию иллюстрирует феномен дежавю — состояния, в котором человек воспринимает абсолютно новое как уже виденное. Это чувство хотя бы раз в жизни испытывало большинство людей. Само по себе дежавю — не синоним дереализации, а лишь один из эффектов, возникающих при этом расстройстве.


Ощущению дереализации может сопутствовать и обратный дежавю эффект — жамевю — состояние, при котором знакомые места и люди кажутся увиденными впервые. Это явление встречается несколько реже, но тоже вполне себе норма для психически здоровых людей.


Что именно происходит в мозге при запуске таких странных реакций, непонятно. Пока исследователи сошлись на том, что проявления дереализации, дежавю и жамевю, провоцируются нарушением обмена веществ в участках мозга, управляющих памятью.


Вспомнить небыль


// Псевдореминисценции, конфабуляции и криптомнезии


Иногда при нарушениях или расстройстве памяти наш мозг порождает ложные воспоминания — это явление называется парамнезией. Она, как и описанные выше феномены, может быть симптомом психических расстройств, но порой проявляется у здоровых людей.


Психиатры делят ложные воспоминания на три типа: псевдореминисценции, когда события из далёкого прошлого воспринимаются человеком как случившиеся недавно (десять лет назад вам подарили отличную научно-популярную книгу, а вы совершенно уверены, что получили её в подарок на этот Новый год); конфабуляции — замещение некоторых эпизодов прошлого вымышленными или искажёнными воспоминаниями (вы припоминаете, что в школе у вас был пенал в форме ракеты, но на самом деле такой пенал был не у вас, а у вашего соседа по парте); криптомнезии, когда источник конкретной информации забывается и человеку кажется, что он воспринимает её впервые (в детстве вам запала в душу строчка из Пушкина, и спустя несколько десятков лет вы пишете стихотворение, в котором есть точно такая же строчка; при этом вы уверены, что сочинили её сами).


Первыми исследователями парамнезии были Пьер Жане и Зигмунд Фрейд. Причём Фрейд связывал это явление с травматичным опытом прошлого (утрата близких, насилие или другие стрессовые ситуации), который человеческая психика старается вытеснить и заменить искажёнными воспоминаниями. Однако современные исследования показывают, что такие нарушения памяти могут возникать и без серьёзных предпосылок. Как именно работают эти эффекты, до сих пор остаётся загадкой.


Призрак боли


// Фантомная боль и фантомные конечности


Впервые фантомную боль — болевые ощущения в ампутированных или парализованных конечностях — описал американский врач Сайлас Уэйр Митчелл. Во время Гражданской войны в США он ухаживал за ранеными солдатами и наблюдал этот странный эффект почти у каждого, кто перенёс ампутацию. Также Митчелл зафиксировал похожий парадокс — не связанное с болью ощущение присутствия удалённой части тела. Эти искажения восприятия доктор назвал «фантомными конечностями».


В медицинском журнале Pain в 2000 году приводилась статистика, согласно которой утраченную конечность или боль, жжение, покалывание, зуд, а порой даже судороги в ней пациенты чувствуют не только сразу после ампутации. Такие переживания тревожат долго: 65 % опрошенных подтвердили, что испытывали эти фантомные ощущения спустя полгода после удаления части тела.


Некоторое время назад этот феномен считался разгаданным. Врачи полагали, что фантомные боли вызывают травматические невромы — аномально разросшиеся нервные волокна в области отсечённой конечности, которые врастают в соединительную ткань рубца, раздражаются даже при лёгких прикосновениях и подают в мозг сигналы о боли. Однако всё оказалось не так просто. В 1998 году в окс­форд­ском журнале Brain был опубликован обзор исследований, доказывавших, что фантомные боли могут испытывать люди с врождённым отсутствием конечностей. Это поставило под сомнение универсальность версии про травматические невромы.


Учёные поняли, что причина может скрываться глубже — в дебрях центральной нервной системы, и принялись за исследования с примене­нием магнитно-резонансной томо­графии. Они позволили сделать вывод, что за ощущение фантомных конечностей и болей ­могут ­отвечать зоны мозга, регулирующие восприятие формы и образа своего тела.

Здоровое сумасшествие // Как мозг заставляет нас чувствовать невозможное КШ, Кот Шредингера, психиатрия, мозг, сумасшествие, психика, здоровье, Спецпроект, длиннопост

Аллергия на декорацию


// Психосоматическая реакция


На приём к врачу пришла пациентка с сильнейшей аллергией на розы. Заметив этот цветок в кабинете, женщина начала чихать, кашлять и задыхаться — симптомы опасного для жизни аллергического приступа нарастали. Однако роза была бумажная. Когда женщина это поняла, её состояние нормализовалось за считаные минуты.


Эта классическая легенда, якобы описывающая реальный клинический случай, хорошо демонстрирует ещё один довольно распространённый сегодня феномен — острую аллергическую реакцию в отсутствие источника аллергена. Обычно такие проявления, обусловленные лишь психическими факторами, называют психосоматическими реакциями.


В 1970-е годы психосоматической аллергией всерьёз заинтересовался клинический психолог из медицинского центра Университета Рочестера Роберт Адер. Он хотел выяснить, как именно нервная ­система влияет на иммунную, вызывая все симптомы настоящего аллергического или астматического приступа.


Адер поставил эксперимент на крысах. Сначала он поил их подслащённой водой (сахар выступал условным раздражителем) с добавлением циклофосфамида — препарата, вызывающего тошноту и угнетающего иммунную функцию. А затем давал тем же крысам сладкую воду без каких-­либо примесей — реакция подавления иммунитета проявлялась снова.


В более поздних исследованиях появилось не исчерпывающее, но убедительное объяснение того, как мозг влияет на иммунитет: во время стресса, который возникает у аллергика при виде потенциального источника аллергена, пусть даже декоративного, надпочечники выбрасывают в организм большое количество адреналина и кортизола. Через специальные рецепторы эти гормоны воздействуют на иммунную систему и нарушают её работу.


Целебное ничто


// Эффект плацебо


Об эффекте плацебо — чудесном оздоровительном действии лекарств-пустышек на организм человека — слышали многие. Известен он был ещё несколько столетий назад. Как ­писал в 1811 году английский врач Роберт Хупер в своём медицинском словаре Lexicon Medicum, «есть такие лекарства, которые предназначены для того, чтобы в первую очередь угодить пациенту, нежели его излечить».


По-настоящему за изучение эффек­та плацебо взялись в середине XX ­века. Именно тогда появилось определение плацебо как препарата без действующего вещества или же содержащего его в ничтожно малой дозе, никак не влияющей на организм.


Многочисленные исследования, проведённые за последние 60 лет, показали, что плацебо ­способно снимать не только боль разного ­типа, но и приступы бронхиальной астмы, острые аллергические реакции, синдром раздражённой толстой кишки, депрессию, тревожные расстройства и множество симптомов других заболеваний. Также исследователи заметили, что эффективность плацебо меняется в зависимости от формы, в которой пациент принимает псевдолекарство: большие таблетки-пустышки помогали лучше, чем маленькие; инъекции оказывали ещё более благотворное влияние. Проводились даже опыты с плацебо-операциями — они оказались эффективнее любых фальшивых препаратов.


Долгое время положительное влияние фиктивных лекарств и опера­ций на самочувствие пациентов списывали на самовнушение. Однако в начале 2000-х появились данные о том, что применение плацебо и вера пациента в его эффективность способны запустить физиологические изменения в головном мозге, а именно увеличить уровень нейромедиаторов эндорфинов и дофамина, как это бывает при приё­ме опиатов, снимающих сильную боль.

Здоровое сумасшествие // Как мозг заставляет нас чувствовать невозможное КШ, Кот Шредингера, психиатрия, мозг, сумасшествие, психика, здоровье, Спецпроект, длиннопост

Источник: научно-популярный журнал «Кот Шрёдингера».


Авторы: Алёна Лесняк при участии Евгения Пашнина, ординатора федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского

Иллюстрации: Наталья Дюкова

Показать полностью 3
  •  
  • 376
  •  

Уж я то знаю, как психов вычислять...

"У соседа сверху обострение. Каждую весну-осень где-то высирает перфоратор, и мы вынуждены наслаждаться симфонией рабочего-долбежника" - с болью в голосе, говорит мне соседка по этажу. Дама так сказать бальзаковского возраста и интеллигентной наружности. У нее на голове компресс, а за спиной 20 лет проживания с этим соседом сверху "душа в душу до перфорационных высеров" - это ее цитата. У меня на голове компресса нет, да и переехали мы только этой зимой, поэтому слушаем концерт впервые.

Никогда не думала, что он затянется на 5 дней. Знаете, тут-то я поняла, что все-таки есть во мне гнилое зерно "яжматери". Целыми днями на улице под дождиком с ребенком не погуляешь. А ремонт у соседа знатный на 5 этажей. Акустика, ммм....

Поднимаюсь на этаж выше. С благими намерениями в голове и пустырником в желудке. Открывает дверь этот весельчак и балагур. Дальше (С) - сука-сосед, (Я) - пусть будет яжматерь.

С - чего нужно?

Я - Да вот хотела спросить когда ремонт закончите? Может быть помочь чем? (Замуровать Вас нахер?)

С - Да нет, я ведь знаю, что ты пришла не помогать. (ой, ля, как догадался?)

Тебе перфоратор мешает. Я его специально включаю, каждую осень и весну. Знаешь за чем?

Я - (Вы долбо*б?) Ремонт делать наверное?

С - неееет (он улыбался, сука, улыбался) Я так психов вычисляю, вот еще недельку поработает, и всех Вас на чистую воду выведу. Шизофреников и параноиков... Уж кто-то, а я Имярек Имярекович Всех Вас психов вычислю.

Тесты Роршаха -прошлый век. Перфоратор - вот детектор вашей психической неустойчивости!

Интересно, а бита, как детектор его физической неустойчивости - сойдет? Мне эти испытания еще с неделю терпеть.

  •  
  • 1863
  •  

В Бехтерева: Финал.

в

И ста лет не прошло как я собралась продолжить. Прошу прощения за такую долгую задержку у тех кто ждет от меня продолжения. У меня долгое время был один из тех периодов когда мне сложно нормально излагать свои мысли, а пытаться из себя что-то вымучивать, не самая хорошая идея.


В общем, шла вторая неделя моего пребывания в Бехтерева. Пятница. Мой лечащий врач позвала меня к себе, как всегда с утра. Пришли результаты исследований. Как я и ожидала, ничего у меня не нашли толком. То есть, видно что есть некоторые проблемы с сердцем, некоторые проблемы с головой, но в чем именно причина все так же было неясно. В плане сердца, было не понятно от чего у меня постоянно учащенное сердцебиение и частая аритмия. В плане головы, было непонятно почему при явном отсутствии эпилептической активности присутствуют пароксизмы на ЭЭГ. Я конечно не врач, но будучи уже дома я немного почитала про причины возникновения пароксизмов и вроде бы такое может быть при депрессиях и иных расстройствах психики.


Врачом было принято решение добить таки версию с эпилепсией окончательно. Она сказала мне принимать с пятницы до понедельника некий препарат от эпилепсии. Если мне станет лучше - значит это эпилепсия и меня переведут в невралгическое отделение. Если же мне будет хуже - то это все таки психика и мол, будут думать дальше. Ну думаю, звучит как вполне себе план.


В середине следующего дня стало очевидно что препарат действует на меня скверно. Мне сутками хотелось спать, постоянно была дикая усталость и легкая тошнота. Но я не жаловалась. Мне нравилось что мне постоянно хочется спать. Можно было хотя бы немного отдохнуть от всяких мыслей, от скуки и ощущения одиночества.


Однако, скоро появился побочный эффект который, пожалуй, один из самых необычных которые я испытывала. При попытке расслабиться и послушать музыку в наушниках, я испытала легкий шок когда заиграла мелодия...не так как обычно. Певец будто бы не попадал в ноты, музыка звучала искаженно. Ну здорово, подумала я. последнюю радость жизни отбирают) Я рассказала об этом странном эффекте врачам, но они никак особо это не прокомментировали.


Проходя мимо столовой, я внезапно услышала разговор мед-сестры и уборщицы. Говорили обо мне. Я даже не помню как именно я это поняла. Каюсь, любопытство взяло вверх и я аккуратно пристроилась рядом с дверью, дабы послушать.


Если вкратце описать диалог, все сводилось к тому что мед-сестре было меня жалко. Ей было жалко что меня, такую милую и вежливую девочку хотят отправить на закрытое отделение. Я слушала, думала ну да, ну да, наверное ей может быть меня жалко..погодите, чего? Закрытое отделение?! Послушав еще немного ее рассуждения о том что она не понимает зачем, ведь я же вменяемая, так то, я пошла обратно в палату. Офигено вот так узнавать о планах врачей касательно тебя.


Меня пугало данное открытие. К концу второй недели я уже не особо доверяла врачам и усиленно готовила себя морально к тому что ничего не поменяется. Разговоров с психологом так и не было. Лечащий врач откровенно не знала что делать. А где гарантии что на закрытом отделении будет лучше? А ведь там меня и спрашивать никто не будет. Это не говоря уже о том что из-за усилившейся деперсонализации я и так чувствовала себя изрядно поехавшей. К концу вечера воскресенья я уже, однако, смирилась с мыслью о пребывании на закрытом отделении, убедив себя что с моими проблемами мне там самое место.


Сейчас мне смешно вспоминать свое состояние в утро понедельника. Но тогда мне было не до смеха и когда врач позвала меня к себе, я ожидала увидеть там двоих амбалов в белых халатах которые силком уведут меня в дурку)) Какого же было мое удивление, когда узнав что от лекарства мне было хуже, врач сказала что в таком случае мне надо сегодня покинуть стены Бехтерева. Желательно, вот прям щас пойти собираться. Ну и пусть вас кто-нибудь заберет. А если не сможет, вам все равно к 15-ти часам надо пойти с вещами на выход.


Признаюсь, я немного опешила. Мне было плохо от лекарства, я еле переставляла ноги. И надо было вот так ни с того ни с сего выгонять меня в разгар рабочего дня? Если бы мне заранее сказали что если у меня не эпилепсия то они меня выписывают, я бы смогла заранее договорится с кем-нибудь, чтоб меня забрали.


Юра разумеется работал и не мог вот так все бросить. Пришлось просить сестру. У нас чуть-чуть наладились отношения на тот момент, да и делать было нечего. Я понимала что в таком состоянии у меня просто не было выбора, я одна не доберусь до дома.


Напоследок меня прогнали еще по нескольким врачам, отвели еще раз к неврологу. Не знаю зачем. Моя лечащий врач сказала что да, к сожалению они таким не занимаются, то что происходит со мной слишком серьезно. На мое замечание о том что я это все говорила еще до поступления и ничего не скрывала, она лишь смущенно улыбнулась и сказала нечто вроде "ну что ж теперь поделаешь". Она так же сказала что мне надо бы обратится на 10-ое отделение, но есть ли там бюджетные места или нет она не знает и это надо все будет узнавать.


Остаток времени в стенах Бехтерева проходил в диком сумбуре. Меня то звали срочно с врачами поговорить, то собрать документы, то еще что-то. Потом приехала сестра, она заказала такси. Распрощавшись с соседями по палате, я стены НИИ.


Вот так и закончилось мое пребывание там. Мне есть еще что сказать по этому поводу, но это уже для следующего поста.

Показать полностью
  •  
  • 50
  •  

Битой по башке, 2,5 года, очередной отчет.

Что там с вами будет, если вам долбануть по башке - читайте в истории, ссылки в конце. Это отчет для тех кто подписался именно на результаты, они, ну местами з

В целом, результаты. ЭЭГ, узи сосудов черепа, кровь общее, кровь B12, офтальмолог. Все - хорошо.


Начало - тупим, частое ощущение головукружения, периодически состояние "депрессии", это не классическая депрессия, просто ты не можешь проснуться утром. Вернее так - ты просыпаешься, но не можешь встать. Тебе хочется остаться вот тут, в тумане, с короткими снами, блоками по 15 минут.


Результат - замена старых транков на новые. Зачем-то прописали миорелаксанты, на них я огреб две прекрасных побочки - первая, пытался уснуть на работе в 12 часов (примерно), второе - полное расслабление организма, во первых - ты чувствуешь себя зомби, во вторых - ничего не видишь. Я никогда не думал, что в глазах есть мышцы и их можно сознательно напрячь.


Если описать общее состояние, то - все лучше по сравнению с состоянием после травмы и все хуже по состоянию до нее. Ну это понятно. Большой плюс - нет тормозов, ты конечно многого не помнишь, но это многое можно упустить, работе и жизни оно не мешает. Что странно - повышенная эмоциональная составляющая, мне обещали, что она уйдет - нет. Конечно я сейчас не буду плакать над мультиком про тома и джери, но часто замечаю, что плакать начинаю над книжками, там где раньше и не заметил бы.


Я тут чуть выше писал про "проснуться". Это, сука ад! Я не могу нормально уснуть без таблеток. Я хочу спать весь день, но вечером, после 19 часов я - энерджайзер! Ну как тот зайчик, только не дрыгается. Мозги начинают бешеную круговерть, они готовы решить любую мировую проблему, но так как проблемы нет, то они думают - упорно, непонятно что. Уснуть при этом нельзя. Днем - легко! Ночью - хрен. Почему так, я не знаю. И есть еще такая страшная херня как СБН, ночью ты хочешь бегать, ноги хотят. Иначе, если не бегаешь, они начинают болеть. Вернее не так, не болеть, но ощущения - прекрасные... Шевелись или сдохнешь.


В целом, все ок, жить можно, с таблетками - даже комфортно. Ну и на будущее - берегите себя :)

Ссылки:

http://pikabu.ru/story/bitoy_po_golove_25_goda_trankvilizato...
http://pikabu.ru/story/chto_s_vami_budet_esli_vam_dat_bitoy_...

http://pikabu.ru/story/nebolshoy_otchet_dlya_podpischikov_bi...

http://pikabu.ru/story/bitoy_po_golove_25_goda_4860464

Показать полностью
  •  
  • 66
  •  

Принесли сегодня "можно как нибудь починить?"

Принесли сегодня "можно как нибудь починить?" ремонт, психика, длиннопост
Показать полностью 3
  •  
  • 499
  •  

В Бехтерева: I Believe I can Fly

в

- И сколько у тебя там этих булочек? - спросила Ю. наблюдая за тем как я увлеченно поедаю упитанного вида булочку с ветчиной и сыром.

- Много! - с блаженной улыбкой ответила я. Как тут не порадоваться, наконец - то несколько дней подряд я могла позволить себе начать день с чего-то вкусного. Да я понимаю, каша запускает желудок и все такое но уж извините, с меня хватило этой каши. Я честно пробовала запихивать ее в себя каждое утро, и каждый раз боролась с приступами рвоты. Я могу есть кашу, на самом деле, но она должна быть приготовлена прям идеально, потому что в детстве мне настолько осточертела бабушкина каша что на все что по оценке вкусовых качеств можно было оценить ниже пятерочки у меня выработался стойкий рвотный рефлекс.


Хотя мне нравилось ходить на завтрак, тем не менее. Мне нравилось в этом то что я чувствовала себя частью вот этого всего общества. Типа как походы в столовую в школе.


Обеды и ужины в принципе, всегда были съедобными. Правда я никогда не могла осилить на обед и суп и второе, поэтому либо ела суп либо сразу просила второе. Гороховый у них там был вполне ничего, поэтому когда был он, я ела суп. В один из дней, не помню какой, на ужин подавали очень странную фигню. Ну то есть, по отдельности блюда были вполне себе ничего, но когда я видела как на тарелку с бигусом плюхают сладкую творожную запеканку...мне кажется, так с едой нельзя)) Хотя в больнице ты понимаешь что либо ты сейчас поешь, либо еще 5 часов будешь сидеть голодным и поэтому ешь как миленький. Я правда все таки разделяла и запеканку клала на кусок хлеба и забирала с собой, чтобы съесть хотя бы не в прикуску) Не знаю, может повара у них закусывают бигус десертами но я так не могу, уж извините)


Но в целом, меня это все скорее забавляло чем прям, раздражало. Другие условия, непривычная обстановка, это всегда интересно. Правда в один из дней в компоте который пользовался большой популярностью, обнаружили дохлых гусениц...это было не очень приятно. С того дня я его больше не пила)


Был где-то третий день как раз с того момента как мне сделали укольчик. Мое состояние было стабильно депрессивным, я могла взять и расплакаться без причины..ну хотя как без причины, причина то была в принципе. Я уже совершенно не верила в то что здесь люди смогут мне помочь. Не говоря уже о том что я как - то особенно остро в стенах Бехтерева стала ощущать себя, как бы это сказать по-мягче...не такой как все) Вокруг меня были люди с вполне вменяемые, которых лечили от всяких там неврозов, психогенных болей ( как раз мою соседку по палате от них лечили). Никто из них не страдал такими  симптомами как я. Я чувствовала отношение ко мне людей. Да, на меня не тыкали пальцем и не кричали в след "о, местная поехавшая" но тем не менее я довольно часто ловила на себе тревожные взгляды, чуть что у меня тут же спрашивали все ли нормально, с тем самым выражением которое я уже насмотрелась. Жалость, смешанная с испугом и что-то еще...не знаю как описать.


Действия врачей так же не внушали мне доверия. Уже несколько дней прошло с момента как мне сделали ЭЭГ, но никто никаких комментариев мне не давал, хотя уже можно было начать делать выводы и проводить хоть какое-то лечение. Да, мне еще не сделали Эхо-сердца, но они ведь не думали что есть вероятность того что мои приступы вызваны проблемами с сердцем?


Возможно они просто боялись назначать мне лекарства пока не проверят что сердце у меня нормальное и я смогу перенести лечение без вреда для себя. Скорее всего, так и было, потому что иных причин медлить у них не было.


Учитывая мое состояние, день ничем примечательным не запомнился. Я была сонной, в отрыве от реальности, очень подавлена и в целом чувствовала себя одинокой и несчастной) В больнице я стала писать в тетрадь свои мысли и переживания, чтобы хоть как - то облегчить тот груз который порой давил на меня, но в эти дни описать свои чувства словами у меня не выходило.


Наступил вечер, было где то, наверное, часов восемь. Чувствуя усталость, я решила пойти умыться и лечь спать, хоть до отбоя и было еще два часа. Я помню как зашла в туалет, подошла к раковине, а дальше опять все как в тумане. Помню что украдкой бросила взгляд на окно.


Следующее мое воспоминание - я стою на подоконнике, окно распахнуто, я смотрю вниз на заснеженный асфальт. Какое то время я просто переваривала картину которая предстала перед глазами. Мозг будто бы медленно включался, и пока он включался, до меня медленно стало доходить что я делаю. У меня нет цензурных слов чтобы описать свои мысли в тот момент. Представьте что вы проснулись и видите что стоите на подоконнике у раскрытого окна. Если вы хотя бы немного знакомы с русским матом, в такой момент скорее всего реакция у вас будет несколько отличаться от банального "Надо же, какая неожиданность!"


В общем, сложив про себя весь трехэтажный, я поспешно спустилась с подоконника, закрыла окно и пару минут просто пялилась на себя в висящее рядом зеркало. Какая часть меня так сильно хочет причинить себе вред? Пусть мне уже и объясняли как это все работает, но когда это происходит с тобой, порой так сложно перестать удивляться происходящему. Каждый раз одни и те же мысли. Одни и те же вопросы. Как такое может происходить, если я люблю жизнь? Я получала удовольствие от нее даже когда работала на вонючем складе, весь день выполняя механическую работу. У меня столько стремлений и желаний, мне так все интересно. У меня есть любимый человек, в конце концов. Так почему же?


И тем не менее, психика человека - очень сложна. Я давно запретила себе винить себя за все это,потому что тогда можно окончательно рехнуться. Что-то во мне заставляет меня делать все это, но это не значит что я этого на самом деле хочу. И это самое страшное. Потому что лишаешься возможности доверять самому себе. И не денешься никуда от этого.


Более менее успокоившись, я направилась в палату. Я не стала никому ничего говорить. А смысл? Я все врачам рассказывала уже. И про неконтролируемые суицидальные наклонности, и про мои эти стремления погулять пойти незнамо куда. И что? Даже когда я заблаговременно предупредила мед-сестру, это никак не помогло, она все равно куда-то ушла и никто меня не остановил от того чтобы выйти таки на улицу. У меня это все в голове просто не укладывалось. При том что мне говорили что в Бехтерева очень сильно трясутся над своей репутацией они уже дважды допустили опасную для пациента ситуацию обладая полной информацией о том что может быть.


А самое обидное, кто был бы виноват в итоге? Если бы я таки выпрыгнула из окна? Конечно же я! Сразу бы налетели особо одаренные и (останься я в живых) стали бы мне рассказывать какая я дура, проблем не знаю, не о ком не думаю и вообще, в аду гореть буду. Суицид это же не православно. А то что я как раз таки и пришла за помощью к специалистам которые по идее с таким должны уметь работать, это херня. А самое страшное - такие речи могут задвигать и сами врачи. И вот тогда понимаешь что ты в полной жопе, если даже врачи не понимают что влиять на свое поведение когда у тебя психическое расстройство так же невозможно как и перестать истекать кровью усилием воли при ранении.


Короче, я промолчала про данный инцидент и решила надеяться исключительно на себя. Впрочем, как и всегда. Определенная часть самоконтроля была мне доступна, просто не на всех этапах развития приступа. На самых начальных я вполне могла понять что будет дальше и принять какие-нибудь меры. Предупредить кого-нибудь или попытаться самой справиться. Проблема была только в том что после транквилизаторов отслеживать свое состояние было очень сложно. Но благо, на следующий день мне уже стало лучше и я выдохнула. И решила что если ко мне еще хоть кто-нибудь подойдет с Феназепамом, Атараксом и прочей дрянью, я соберу вещи и просто свалю отсюда.


Лежа в кровати я думала о том как пока все складывается. Выводы напрашивались неутешительные. НИИ Бехтерева про которое мне столько всего говорили. Одно из лучших мед.учреждений не только в Питере, о котором слышали и в других городах. И что в итоге? Дважды уже возникла опасная для меня ситуация. И сказать спасибо за то что я все еще цела и невредима я могла только себе. Врачи же в упор не слышали меня,выводов будто бы не делали,при жалобах на полную оторванность от реальности колют транквилизаторы, чтобы видимо, вывести мою деперсонализацию на новый уровень. Задаешь вопросы - врач смущенно улыбается, мнется, однозначного ответа дать не может. Все это не вызывало никакого доверия. Я уж молчу о том что не было никакой попытки со мной поговорить чтобы понять что у меня в голове вообще делается. Я то думала что смогу с психологом там проработать некоторые мои психологические замарочки. В итоге я ее так и не увидела больше ни разу.


В общем, и рада была бы сказать что-то хорошее, думала выйду из Бехтерева другим человеком. Но какой там. Впрочем, не все так однозначно, но о дальнейшем расскажу в следующих постах.

Показать полностью
  •  
  • 44
  •  

В Бехтерева: Прогулки по ночам.

в

На следующий день, после ЭЭГ, утром я встретила в коридоре лечащего врача. Она как обычно с улыбкой поприветствовала меня и стала расспрашивать как все прошло и удалось ли мне не заснуть. Я похвасталась тем что я не только не заснула, я еще и играла всю ночь! Получив заслуженную долю похвалы за такой подвиг, я пошла с врачем к заведующей, узнать что там с Холтером. В итоге что с Холтером было не ясно, либо сделают сегодня либо в четверг. Наказали мне шастать по отделению и никуда далеко не уходить, чтобы потом не искать меня. Да я и не собиралась собственно. Мне выходить куда - либо одной опасно и я уже твердо себе это уяснила.


В тот день я дочитала книгу. Это была самая странная книга что я читала. Одна моя подруга говорит что порой жизнь, или можно сказать, Вселенная, подает нам знаки. И вот в такие моменты как с этой книгой, мне сложно с этим поспорить. Из всего изобилия что там было, мне на глаза попалась именно эта - "Мех Форели". Не знаю что в ней такого было, но у меня сразу возникло ощущение будто бы эта книга прям для меня. Она была короткой и я подумала, почему бы и не почитать?


И вот надо же было взять именно ту книгу в которой описывалось, от лица главного героя, то как он медленно терял рассудок. Мне было неприятно это читать, порой я резко захлопывала книгу, но что-то заставляло меня продолжать. Думаю это то самое гипнотическое чувство, которое побуждает нас порой пялится на опасные вещи. Глаз не оторвать. Мне не нравилось и пугало то что чем дальше погружался главный герой в безумие, тем его внутренние рассуждения были схожи с моими порой. И так плавно происходили в нем эти метаморфозы..со стороны и не скажешь что человек сходит с ума. Закончилась книга на том что главный герой символически "воспарил над землей" под чем, разумеется, подразумевалось что от лишился разума окончательно. Вот значит как, подумала я. Вот так оно происходит? Теряешь связь с реальностью окончательно и все? Ни боли, не страданий больше? Нет, я так не думаю.


Мне не кажется что человек который рехнулся, не страдает и не испытывает ничего. Он же не умирает, сознание как было его так и осталось. Просто оно воспалено, человека мучают разные эмоции, чувства, ему больно и плохо. Я делаю эти выводы из того что я испытываю когда мне "сносит крышу". Пусть я и нахожусь в каком-то трансе и плохо реагирую на внешние раздражители, но внутри мне совсем не сладко. Это не описать так просто словами. Так что не буду и пытаться.


Я дремала после обеда когда в палату вошла заведующая с врачем. Я аж подскочила. Почему-то я очень стесняюсь спать при посторонних. К соседям по палате я уже привыкла, а перед врачами было как-то неудобно. Уж и не знаю, почему)


Пришли ставить мне аппарат Холтера. Довольно забавная штука, ходишь такой весь в электродах и проводах, с сумкой через плечо в которой болтается весомый такой каробас который регистрирует работу сердца. Мне дали задание поделать провоцирующие пробы - то бишь, побегать по лестнице пооджиматься там, все такое. Я стала морально готовить себя к этому. Во всех моментах в которых от меня что - то требовалось, я старалась выкладываться по полной и не халтурить, потому что от этого зависела чистота эксперимента.


Первая пробежечка далась мне на удивление легко. Через час я ее повторила. И все вроде было нормально и можно было бы резюмировать что вот, еще один тихий денек в стенах Бехтерева подошел к концу, но не тут то было...


Еще во время последней пробежки, когда я спустилась на второй этаж, я заметила знакомые "звоночки". Я уставилась на выход из НИИ и в голову вязким туманом начали просачиваться странные мысли. Я сделала пару неуверенных шагов в сторону выхода, потом резко мотнула головой, пытаясь избавиться от наваждения. Мне удалось вернуть контроль себе, и я поспешила обратно на отделение.


Поднявшись на третий этаж, я почувствовала себя хуже, сердце билось как бешеное, мысли путались. Я знала к чему все идет и дождавшись мед - сестру, предупредила ее что порой у меня бывают приступы "неконтролируемого чего - то" и что я могу взять и уйти куда-нибудь. Попросила приглядеть за выходом, и не давать мне никуда уходить. На лице мед-сестры отразилось легкое удивление, затем она улыбнулась и сказала мол, без проблем.


Тело плохо слушалось,все было как в тумане, но я приказала себе идти в палату и лечь. Если я отключусь или просто усну - все будет нормально. Когда проснусь, будет уже лучше.

Что было дальше - я не помню.


Помню урывками как спускалась по лестнице. Окончательно хорошо я могу вспомнить себя уже на улице. Было довольно холодно, но я не ощущала низкой температуры. Стояла в спортивном костюме и тапочках посреди дороги и пыталась вспомнить что мне тут понадобилось. Голову сдавливали тиски, в голове каша и какое - то животное ощущение..сложно описать. Чувствовала я себя не то ребенком не то запуганным зверьком. Из этой каши порой просачивалось мое "Я" которое в гневе вопрошало "да че за фигня то?!" и уходило куда-то обратно в недры подсознания. Мне не удавалось взять себя в руки и я просто стояла, обхватив голову руками и пытаясь прийти хоть к какому-то решению. Усилием воли я все таки заставила себе повернуться и тело нехотя повиновалось и побрело обратно в сторону выхода из Бехтерева. Там стояла одна из пациентов 9-го отделения и окликнула меня. Спросила, что я тут делаю одна и в одних тапочках. Я честно сказала что не знаю и что мне надо бы обратно на отделение.


С этой девушкой мы с последствии стали часто пересекаться и каждый раз когда мне становилось плохо на людях, она была в числе первых кто мне помогал. За что ей спасибо.


Она помогла мне вернуться обратно, рассказала мед-сестре что обнаружила меня на улице. Мне посоветовали присесть. Я послушно села и дальше начался какой-то совсем уже пиздец. Я помню что меня стал быть сильной озноб, я ничего не соображала, утратила возможность говорить, порывалась обратно к выходу, забивалась в угол, всяческий шарахалась от людей и врачей в частности...ну то есть, я не была агрессивной или буйной и меня можно было призвать к порядку, но поведение мое уже было очень далеко от адекватного. Все это время я пыталась вернуть контроль себе, всеми силами слушала то что мне говорят. Это было...тяжело. Как проще было бы просто отпустить поводья и позволить моего воспаленному сознанию творить что ему хочется. Но я не хотела себе этого позволять. Сдаться - это всегда проще всего сделать, но вот лучше ли?


Все это время девушка что привела меня, Н. сидела со мной и вместе с мед-сестрой всячески меня увещевала и успокаивала. В какой-то момент на меня накатила дикая усталость и я начала засыпать сидя на кушетке. К этому моменту подошел дежурный врач. Я помню что он мне говорил.

- Ну и что тут у нас? Успокойтесь. Вы меня слышите? Возьмите себя в руки. Ну вот вы же читаете тут целыми днями, все же у вас в порядке.


В его словах мне слышалось недоверие, укор. "Нет - нет - нет, я не прикидываюсь, помогите мне пожалуйста, я не понимаю что со мной" хотелось мне сказать ему. Но я не могла ничего сказать а лишь сжалась еще сильнее, пытаясь инстинктивно защититься от него.


Забавно что мне неплохо удается разбирать собственные реакции. В момент когда это все происходит, я разумеется, не могу проводить такой глубокий психо-анализ. Но потом уже, выуживая отдельные детали, вспоминая свои ощущения, это порой удается сделать.


В итоге врач, поняв что ничего от меня не удастся добиться, сказал что-то там про укол Феназепама. Я безропотно поплелась за мед-сестрой в процедурную. Что-то мне в этом не нравилось, хотелось их остановить, но почему я не могла вспомнить. Это потом уже, когда рассудок ко мне вернулся окончательно, я вспомнила слова Р.Д о том что мне не в коем случае нельзя транквилизаторы, потому что от них мои эти состояния будут усугубляться. Так же хочу заметить, что о том что у меня деперсонализация и что от транквализаторов она усиливается я говорила сотни раз специалистам из Бехтерева. Но после даже банальных обмороков они продолжали мне давать всякие Атараксы. Зачем после обморока человека, который и так еле ходит, успокаивать еще больше, я не знаю..в той ситуации я более менее могу понять почему они решили вколоть мне Феназепам. Чтоб срубить меня и предотвратить мои дальнейшие походы хотя бы на сутки. В итоге это вышло боком, но об этом позже.


Феназепам, ничего не могу сказать, штука классная. Мне как-то таблетки выписывали, так меня сваливала напрочь четвертинка. А тут укол...чтоб вы понимали, колят его буйным пациентам. А тут сонная, уставшая и ничего не соображающая я. В общем, отходила я от него дня три в общей сложности. Зато выспалась, это да. Однако в этот период я выпала из реальности окончательно. Я не могла уже даже читать, концентрации было ноль, я либо спала либо слонялась по коридору с отсутствующим видом. Суицидальные мысли внезапно подскочили, опасные идеи стали посещать мою голову с удвоенной силой.


На время пока я отходила от Феназепама, борьба за рассудок для меня стала уже постоянной. Борьба с подобными состояниями заключается в контроле, концентрации и силе воли. А все эти качества с концами вымываются из головы после транквилизаторов. Я говорила лечащему врачу что мне стало хуже после недавнего укола, но она никак не прокомментировала данную ситуацию. Видно было разве что, то что она стала немного по другому относится ко мне. Чаще в ее глазах мелькала неуверенность и растерянность. Она уже не делала попыток объяснить мои приступы желанием внимания.


После этого случая мед-сестер предупредили приглядывать за мной. Ко мне стал повышенный интерес, раз в три часа мне приходили мерить давление и стоило мне пройти мимо поста, меня всегда провожала пара настороженных глаз, зорко следящих куда собственно, я иду. Меня это совершенно не напрягало, напротив, так и должно было быть. Удивляло разве только то что они только сейчас все это будто бы внезапно поняли. Будто бы когда я говорила о своих этих приступах при поступлении и лечащему врачу, это воспринималось как шутка. И только после того как я реально чуть было не ушла непонятно куда, они стали бояться что я реально могу что-то вытворить.


Я надеялась что меня уже скоро отпустит и будет попроще себя контролировать, время действия Феназепама ограничивается примерно парой дней. Я надеялась что обойдется без приключений. Ага, как же.

Показать полностью
  •  
  • 65
  •  

В Бехтерева : Знакомство с соседями, ЭЭГ и мрачные мысли.

в

После происшествия с обмороком в коридоре, утром меня позвали к заведующей отделения. Присутствовали там мой лечащий врач и собственно, заведующая. Они стали меня более подробно расспрашивать о об этих моих обмороках, что я ощущаю, как это происходит и все такое. Я говорила, они говорили, и в какой-то момент я вновь почувствовала знакомое ощущение жара в голове. Последнее что я помню - внимательный взгляд врача и фразу "может вам присесть?"


Пролежала я очевидно недолго, поскольку, придя в себя я была все еще в кабинете заведующей. Голова немного болела, все таки сложно совсем не удариться головой когда вот так падаешь. Меня усадили в кресло и о чем - то еще стали говорить, но я ничего не помню, если честно. Выйдя из кабинета, лечащий врач решила со мной еще пообщаться. И то что она сказала, оказалось для меня словно удар под дых. "Скорее всего, это истерические припадки...привлечь внимание...вы может и неосознанно.." Я слушала, кивала головой а сама думала "Ну нет..ну только не опять, почему вы все говорите одно и тоже? Меня уже лечили от этого..." Я постаралась обнадежить себя тем что это всего лишь первые предположения, до проведения всех обследований она все равно серьезно не хочет вдаваться в раздумья по поводу моего диагноза. И все же я спросила:


-Хорошо, если я хочу привлечь внимание,почему это происходит даже когда я одна дома?


Врач немного замялась и ответила что, вот поэтому - то мы и хотим проверить вас на эпилепсию, потому что неувязочка есть. Мысленно я понемногу начала хоронить свои надежды. Проще пройти все стадии осознания что тебе пиздец и выхода нет постепенно и заранее.


Ничего не хочу сказать про врача. Она явно старалась, просто..не ее это профиль был. Но тогда мы с ней об этом еще не знали.


После того как врач меня оставила, я начала мерно расхаживать по коридору, пытаясь взять себя в руки. Это не о чем еще не говорит. Ну сказала и сказала. Может она все таки поможет. Может, здесь все будет все таки по - другому. Но какая - то часть меня уже понимала - нет, не будет.


Прогрессия моего мрачного состояния пришлась как раз на субботу и воскресенье. Выходные дни в больнице, время весьма унылое. Ничего толком не происходит, врачей нет, даже уборщиц нет. Помнится, в самое первое свое утро в Бехтерева, я проснулась раньше всех и сидя в коридоре и читая книгу, с интересом слушала перепалку уборщицы с пациенткой из моей палаты, той самой которая показалась мне немного раздражительной. Она ругалась на уборщицу что та так рано пришла и вообще, хлоркой навоняли. Утро же выходного дня ничем никогда примечательным не выделялось.


Я вставала вместе со всеми к завтраку, делала вид что ем кашу, с виноватым видом отдавала ее обратно и шла бездельничать. Сконцентрироваться на чем-то полезном не получалось, я постоянно уходила в себя и свои мысли.


Я вспоминала все то хорошее что было. Вспоминала как жила у друзей. Потом как устроилась в тех-поддержку, как мы там катались на офисных стульях, когда отключили электричество и делать было нечего. Вспоминала работу в тире, улыбку той маленькой девочки и ее родных, когда мне удалось таки помочь ей сделать свой первый удачный выстрел...курсы гитары..свои проекты..и то что все это мне недоступно. Меня обуревала ярость, бессильная злость, желание прекратить все это. Я ведь не перестаю надеяться и от этого только больнее. Найти бы в себе силы просто сдаться, забыть, смириться что это все не для меня...принять тот факт что я ничего не смогу добиться. Но я не могу, упрямо на что - то надеюсь. Размышляя подобным образом, я испугалась когда поймала себя на мысли о том что очень ярко себе сейчас представила как открываю окно и выпрыгиваю из него. "Хватит размышлений на сегодня" подумала я и пошла обратно в палату. Да и тут всего лишь третий этаж, сводить счеты с жизнь она собралась, ага.


Я постепенно стала привыкать к моим соседям по палате. Первая, назовем ее М. Была женщиной лет 45-ти, довольно таки резкая порой и явно за словом в карман не лезла. Не особо стеснительная и запросто могла поделиться с желающими и не желающими своим мнением. С ней я решила вести себя осторожно и поменьше откровенничать.


Затем была И. С ней мне было попроще, хотя более активно мы стали общаться ближе к концу моего пребывания. У нее было довольно много замарочек и я ей искренне сочувствовала. С момента как меня отпустили из Бехтерева, лучше ей не стало.


Затем к нашей веселой гоп-компании присоединилась Н. Вот уж кого я могу выделить! Очень активная такая девушка, за словом в карман тоже не полезет, но в хорошем смысле. Как мне показалось, ее довольно сложно смутить и она единственная в нашей палате кто не боялся подкалывать М. Собственно, из бесед Н. и М. я поняла что не так страшна М. как я ее малюю.


Про Н. надо рассказать немного отдельно. Попала она к нам на 9-ое, психотерапевтическое отделение по одной очень интересной причине. У нее были боли в спине. После операции. Передвигалась исключительно с костылем. А теперь внимание - вопрос! Куда надо первым делом отправить человека с болями в спине после операции на этой самой спине? Правильно, надо бы ей голову проверить, боли по - любому просто "в голове"! Наблюдая за этим цирком в течении тех двух с половиной недель что я пробыла в Бехтерева, я очень сильно разочаровалась во всем) Ее лечащий врач откровенно не знал что с ней делать, назначал ей лошадиные по своей убойности препараты, от которых она только сутками спала, но боль как не проходила так и не проходила. Оно и понятно, с чего ей проходить??? Цензурных слов у меня как не было так и нет, чтобы описать свое отношение к данной ситуации. Приведу только лишь один пример отношения к ней врачей, который мне рассказала Н.


Собрали консилиум врачей по поводу ее болей. Все такие серьезные, заведующие, профессора, короче, светила медицины. И вот подается вперед заведующий отделением и говорит "трахать ее надо чаще чтоб спина не болела!" Понимаете да? Секса у девушки мало, вот спина то и болит! Н. поинтересовалась у врача не идиот ли он часом и на этом гениальных предположений больше не последовало.


Не поймите меня не правильно. Я уважаю врачей и их профессию. Но везде,в каждой области есть дебилы, врачи не все сплошь поголовно святые а их пациенты не все сплошь рассадник злобы и неуважения. Просто с врачей и спроса больше, потому что халатность врача = поломанная жизнь. Я как-то разговорилась на эту тему с мед-сестрой и она согласилась со мной. Сказала что сама в ужасе от того что некоторые ее одногруппники пойдут лечить людей, после того как на парах сидели в наушниках и плевать хотели на все. Но да хватит о грустном.


В ночь перед ЭЭГ мне надо было не просто не спать, надо было как можно больше играть в игры, чтобы мозг раздраконить окончательно. К данному условию я подошла максимально ответственно и с 12-ти до 5-ти утра играла в самое яркое что у меня было на планшете. В 5 я же просто физически не могла. Чтобы не уснуть, я начала ходить туда - сюда по коридору, потому что стоило мне сесть и я начинала засыпать. Выглядела я наверное ужасно, потому что когда мед-сестра проснулась и прошла на свой пост, она постоянно ко мне приглядывалась и спрашивала, все ли в порядке. Мне стали мерещиться то вспышки света то тени по углам. Обычное дело, если сутки не поспать. Кое как дотерпела до завтрака, и уже на пути к столовой, в надежде что еда немного меня взбодрит, я отключилась.


Когда я пришла в себя, мне помогли дойти таки до столовой чтобы хотя бы немного поесть. Потом стали готовиться к отправке меня на ЭЭГ.  Было видно что одну меня отпускать нет смысла, я не дойду, поэтому мне выделили сопровождение. Помотавшись по корпусам Бехтерева, выяснилось что ЭЭГ мне должны были делать в том что корпусе, этажом ниже.


Сама процедура была интересной. Сначала надо было час сидеть с закрытыми глазами но не засыпая. Это было тяжело, меня постоянно будто бы что-то било по затылку, я теряла равновесие, восстанавливала его и так до следующего раза. Но я все таки не уснула и смогла вытерпеть это испытание. Сидеть час и вообще не двигаться - не так то просто как может показаться. Мне помогло то что я одно время немного пробовала медитировать. Медитация, по сути своей, такое же балансирование между сном и бодорствованием (если говорить о самой простейшей) поэтому я просто сосредоточилась на своем дыхании и старалась не терять концентрацию.


После часа данной пытки, пришла врач чтобы с уложить меня спать на 4 часа, со всей этой мишурой на голове. Я была только за, сил уже не было никаких. Я довольно быстро погрузилась в сон, однако ровно через два с лишним часа проснулась от дикого недомогания. Дошло до того что я, впервые за всю жизнь, начала изо всех сил звать на помощь. Разумеется, с моим-то голосом, никто меня не услышал. Я пыталась уговорить себя потерпеть, но не смогла и после еще пары минут моих отчаянных, но слишком тихих призывов, сделала попытку встать. Тут уже ко мне зашли врачи, спросили че это я встаю, я им объяснила ситуацию. В надежде что мне станет лучше, я, в шапке с электродами, нетвердой походкой направилась в туалет. Там я немного пришла в себя, умыла лицо, и поразмыслив чуть чуть о том что это такое было, отправилась назад. Там меня снова подключили к аппарату мониторирования и я снова уснула. На этот раз проснулась я уже от прихода врача. Она сказала что надо теперь еще час посидеть с закрытыми глазами и не двигаясь. Ну думаю ладно, что ж делать.


Короче, когда это все кончилось я будто бы вышла в мир живых. Терпеть не могу ЭЭГ.

В этот день мы еще пообщались в лечащим врачем, я продолжила ей зудеть о том что не совсем понимаю как я могу привлекать внимание, "если я не хочу внимания и вообще" но мы с ней не пришли к консенсусу а остановились на том что нет смысла гадать пока не будут готовы все анализы.

Остаток дня прошел без каких либо приключений, чего нельзя сказать про следующий день.

Показать полностью
  •  
  • 49
  •  

Distrust: глюки с доставкой в голову!

Про Distrust мы рассказывали не так много, как про Beholder.

Поэтому попробуем заинтересовать вас вот такой гифкой:

Distrust: глюки с доставкой в голову! гифка, видео, длиннопост

Оставляя за скобками все стандартные описание выживалок с бродилками, крафтингом и прочими лутами, перейдем к главному: все участники последнего квеста, которые в качестве приза выбрали ключ к Distrust, получат его обязательно в течение нескольких часов (если еще не получили письмо с ключом).

Не, не это ж главное! Главное – в игре 4 разных концовки!

Хотя, главное другое: Distrust уже доступeн в Steam, с традиционной скидкой на запуске!

Показать полностью 3
  •  
  •