Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

фэнтези

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Длинопост. Очень.

Писал я как-то историю персонажа для ролевой игры. И увлекся.
Возможны ошибки. Заранее прошу прощения.
Прочтение текста может занять до 20 минут.

Досье:

Личное имя: Сильво

Родовое имя: отсутствует

Прозвище: Аргентиум

Раса: неопределенная

Пол: мужской

Возраст: 2017 лет.

Оружие: широкий гладиаторский меч и вакидзаси.


История персонажа:

    Начало истории персонажа берёт далеко в прошлом, в период правления Октавиана Августа, а если быть более точным, то в 00 г. н.э. Его точное происхождение и раса доселе неизвестна, но поговаривают, что родился он в Альпийских лесах Римской империи от внебрачной связи потомственного чернокнижника с египетскими корнями и альвийской жрицы.

    Он не был желанным ребёнком, и по рождению был оставлен на пыльной дороге в деревянной корзине, где помимо пелёнок из тончайшей, словной воздушной, ткани, лежал ещё серебряный амулет небывалой красоты, откуда и произошло прозвище ребёнка.

    Нашла его мать семейства местных жителей, уцелевших после Альпийских походов римлян, и воспитали они ребёнка, как своего.

С малолетства он помогал свои приёмным родителям на полях и по хозяйству, но вскоре, из-за постоянных войн Империи, семейство осталось без отца, а после и он сам отправился в путешествие.

    Душа звала его на Восток, а ноги несли его на юг, и, как говорится, все дороги ведут в Рим, куда и попал наш герой в самом начале своего странствия. Был 25 г н.э.

    Молодой Сильво никогда не боялся труда, и трудился везде, где только мог. Он был и стеркорариусом, и организатором оргий, и даже добытчиком серебра, работал уринатором, и похоронным клоуном. Старался нигде не задерживаться дольше чем на несколько лет, люди начинали задавать вопросы, от чего же он выглядит так же молодо, как и пять лет назад.

    Стоит сказать, что наш герой никогда не выглядел на свой возраст и всегда тщательно его скрывал. Ему и самому не понятно, от чего он не стареет, от чего люди, которые так ему дороги, дряхлеют и умирают. Возможно, виной всему амулет, который он носил с младенчества, старательно пряча его от посторонних глаз.

    И вот, однажды, будучи вольнонаёмным на строительстве Колизея, он остался грязно оклеветанным в краже имущества одного из свиты императора, когда те приходили для наблюдения за процессом строительства. В следствии инцидента, наш Сильво Аргентиум попал в камеру содержания рабов, которую строил сам. Какая ирония. Строил для гладиаторов. Стал им сам.

    Бои шли один за другим. И из каждого наш герой выходил непобеждённым. Набираясь опыта, обрастая навыками, он побеждал диких животных, и других гладиаторов, легко и изящно.

Судя по всему, тут и проявилось его «наследство» во всей красе. Очевидцы рассказывали, что его меч, словно, летает сам, а удары противников, как будь то бы, ударяются о невидимую преграду. Особо впечатлительные говорили, что клинки этого гладиатора, в особо яростных боях, начинали мерцать, а глаза, из-под прорезей на шлеме, горели, один голубым, другой красным цветом.

    Шли года, хозяева сменяли один другого, арены менялись, публика везде и всюду хотела посмотреть на невиданное доселе зрелище. А, тем временем, наш герой никогда не снимал свой шлем в бою. Ни единого раза. Чтобы никто не смог узнать в нём того самого гладиатора, который и 50 лет назад бился на арене, чтобы даже и подумать не мог о том, что есть какой-то секрет в его долголетии. (ведь на самом деле, никакого секрета нет)

    Сильво Аргентиум видел как престол империи занимал новый император, как правил, и, как его сменял другой, казалось, что этому не будет конца, пока не случилось нечто непредсказуемое. Один из вождей варваров-наёмников прекратил начавшийся было мятеж римского военачальника, и отстранил от власти его сына Ромула Августа, провозгласив себя королём.

    Римская империя пала, как и оковы на руках нашего героя. Теперь он вновь мог отправиться в путь. Давно пора. За 450 лет Италия успела порядком надоесть.

    Дороги сменяли одна другую, он наблюдал как зарождаются государства, как строятся города, как они горят вместе со своими жителями. Всё что он видел, куда бы ни пошел – война. Одна за другой. Его меч сражался рядом с мечом Короля Артура. Его меч участвовал в крестовых походах. Его меч видел Священный Грааль. Его меч убивал ведьм и смотрел на костры инквизиции. Его меч не знал усталости, чего нельзя сказать о его глазах.

    В уставшем разуме роилась лишь одна мысль: «Восток.. Восток.. Восток..»; но раз за разом, что то мешало ему пройти дальше. Наверное, это злой рок. Но Сильво не терял надежды, ведь у него в запасе было всё время мира.

    Тем временем, где-то далеко на Востоке неутомимый народ возводил огромную стену, без конца и без края. И, конечно же, наш герой хотел это увидеть. Сооружение, которое строилось задолго до его рождения, и не прекращается и по сей день. Все его стремления и порывы были лишь в ту сторону, откуда встаёт солнце.

    Мы не станем рассказывать во всех подробностях его долгий путь на Восток, ведь вы и сами можете его проследить, ведь везде, где он появлялся, проливалась кровь.

    Кровавый путь.

    И это не было его виной. Просто так получалось.

    Горы. Наконец то его усталые глаза увидели эти белоснежные вершины. Их горделивый вид внушал спокойствие и требовал смотреть на них только с уважением.

    В горах он нашел, казалось бы, брошенный всеми монастырь, но стоило ему лишь приоткрыть дверь, как он очутился прижатый к земле десятком рук и таким же количеством ног. Привыкший к жестокости и насилию, наш герой вступил в жесткую конфронтацию с нападавшими, не ведомо ему было, что это был не знак агрессии, а лишь защита своей обители. По счастливой случайности, или же по стечению обстоятельств, все его выпады, любой немыслимый приём, который прежде внушал благоговейный ужас, и первобытный страх, в сердца и умы видевшие его, теперь был словно бессильный, и маленькие человечки с безволосыми головами в смешной одежде, которые так легко смогли его повалить, так же легко, словно играючи, уклонялись, отмахивались, и оставались недосягаемыми для лезвия его меча, который доселе бил без промаха.

    Бой прекратил очень болезненный удар по голове чем-то тупым, что в последствии, как оказалось, было навершие трости главаря этих человечков, которого они называли учителем.

    Сильво больше не предпринимал попыток изувечить этот народ, а хотел лишь понять, что даёт им такую сверхъестественную силу. Он проникся их обычаями и образом жизни, научился спокойствию, и искусству созерцания. И ещё узнал про какую-то, как они её называли, «карму», которая, по их словам, была очень и очень нечистой, но теперь стало получше.

    В изучении мантр, движений, в медитации и концентрации минуло 17 лет. Настало время двигаться дальше. Ведь он узнал, что дальше, есть ещё земля. Где-то далеко, за большой водой, есть острова, где обитает очень скрытный народ, со своими тайнами и секретами.

    Путь его проходил через воинственную империю, воины этой империи были закованы в странную броню. Она была громоздкой, но лёгкой, и совершенно не мешала движениям, она делалась их кожи, но была прочной, как камень. Диковинное зрелище для человека, видевшего до этого лишь панцирные доспехи крестоносцев. И что странно, эти воины хоть и относились к нему с осторожностью, и всегда провожали взглядом, никогда не нападали. Может быть, причиной тому был тот факт, что даже самый высокий из них, даже в броне, был ниже нашего героя на голову, и в полтора раза меньше в плечах, а может послужил и повидавший виды широкий меч, клинок которого изредка выставлялся из-под полы безразмерной одежды, ведь ширина его была больше даже двух самых массивных их копий. Так или иначе, по дороге до моря, приключения так и не нашли его.

    Беда пришла откуда её не ждали.

    Добравшись до моря, которое мы сейчас знаем, как Восточно-Китайское, он встретился с проблемой. Никто не знал, как добраться до «островов, которых не видно». И никто, как можно догадаться, не хотел брать на борт такого странного путника.

    Да, видок был у нашего героя, как говорится, не для слабонервных. То, что когда-то было красиво вышитым кафтаном, в котором он уходил из Византии после одного из крестовых походов, теперь выглядело как половая тряпка, которая видывала многое, и после использования никогда не мылась. Штаны превратились в лохмотья, которые и штанами то не назвать, и свою функцию они выполняли на столько, что с тем же успехом, можно было бы и обвязаться листьями папоротника. А обувь… Стоит ли говорить, что от славных сандалий остались лишь одни верёвки, которые крепятся к голени? Не слишком презентабельно, не правда ли?

    Выход оставался один. Кораблей и лодок много, а людей, как всегда, не хватает. И устроился Сильво рыбаком на одну из лодок, таким, как он, там всегда рады. Без друзей, без врагов, без родственников, никто не хватится, не будет искать.

    Так и началась новая глава в истории нашего героя.

    Ночь сменялась днём, утро приходило на смену вечеру, он засыпал с рассветом и вставал с закатом, но чаще, совсем не спал. Рыба ловилась, юани копилось.

    Со временем он узнал, что помимо рыбаков, которые в изобилии были в порту, есть ещё такие люди, как пираты и контрабандисты. Вот с последними и было решено наладить контакт, так как умом было понятно, не из моря они берут эти странные изделия, ох, не из моря.

    Подразжившись средствами, более не голодая, Сильво приоделся, и стал пробовать найти общий язык с этими людьми, контрабандистами. Как же это было не просто, слишком уж подозрительными они оказались, никто не хотел даже и представить, что к ним за бесплатно хочет попасть человек только лишь чтобы переправиться за море. Обычно, люди платили за такое кругленькую сумму, которой, конечно же, у нашего героя не было.

    В голове зарождался план. Не мудрствуя лукаво, наш герой просто забрался ночью в одну из лодок, которая отправлялась в плаванье. На многие мили был слышен испуганный крик корабельного мальчика, который увидел в темноте погреба два огонька, один красный, а другой синий. Но как стремительно крик пронёсся над водой, так же, молниеносно, он затих, когда из тени появилась рука, держащая большой апельсин. Так у мальчика появился новый друг, а на обратном пути экипаж не досчитался одного человека и целой бочки с провизией.

    ********************************************************

    «Страна восходящего солнца. Кажется, так её называли люди на берегу. Неужели я и вправду здесь?», - произнёс наш герой ступив на берег.

    Да. Древняя Япония. Что может быть загадочнее и таинственнее, чем страна, скрытая от глаз многие годы?

    На этом же берегу, наш герой, и спасённый им, из контрабандистского рабства, мальчик по-братски поделили провиант и разошлись каждый своей дорогой, словно так и было договорено изначально. Оба понимали, что, если путям их суждено сойтись, это произойдёт, а пока что, пусть всё идёт, как идёт. Вот они и пошли. Каждый своей дорогой, каждый на встречу своей судьбе.

    Бредя вдоль берега, любовавшись пейзажами, Сильво ощутил в себе того, чего раньше внутри не было. Ему захотелось запечатлеть это, сохранить не только в памяти. Но как? Он не знал.

    Он не знал ничего про эту страну. Ни языка, ни обычаев, ни истории, ни, даже того, как выглядят местные жители. Поэтому, для него стало неожиданностью, когда выскочившие из прибрежных зарослей люди, на поверку, оказались ещё меньше тех, которые остались далеко за морем. Но эти, в отличие от других, отнюдь не опасались его, и даже наоборот, направили в его сторону какие-то странно изогнутые длинные клинки, которые они держали двумя руками, и проверять, на сколько они остры, почему-то, не хотелось.

    Сильво сложил свой меч, к которому, встретившиеся ему люди, отнеслись с глубоким уважением, и завернули его в ткань. Нет, они не стали менее осторожны, по отношению к безоружному человеку, но, чувствовалось, накал пропал, и теперь они спокойны, и движения их размерены, словно текучи, как вода в спокойной реке. Употребляли в речи они много слов, но говорили быстро, хоть и язык был для него непонятен, по интонации стало ясно, что от него хотят что-то узнать, но что? И он просто указал рукой в ту сторону, откуда, как он думал, он приплыл.

Получив на этот жест, удивлённые возгласы, он решил, что принял правильное решение, и ответил им то, что они хотели узнать. Но это было не совсем так. Спрашивали его: «Где страна великанов, откуда ты прибыл, чужестранец?». И рукой он указал на север. Где, как они знали, была страна вечного холода.

    Так и проходил их недолгий путь через леса. Они что-то спрашивали, а Сильво лишь недоумённо молчал. Разговаривали между собой они на удивление оживлённо, и как стало понятно, это всего лишь подростки, а не взрослые мужчины, но наш герой догадывался, стоит ему лишь сделать шаг в сторону, их лёгкие клинки, бесшумно рассекая воздух, оставят его без нескольких конечностей, не успеет он и глазом моргнуть.

    Их путь подходил к концу, понял наш герой это по начинающемуся подъёму, где дорога начала приобретать форму, в отличии от тропинок, по которым они шагали ранее. Додзё – так они назвали этот странный дом, где двери открывались только вбок, а стены были картонными. На стенах висели чудаковатые картины и непонятные символы, а на, видимо, специальных, стойках располагались эти необычные изогнутые мечи.

    На встречу им вышел моложавый старичок с палкой в руках. Сильво подумал: «Что ж у них за мания на палки? На какого старика не глянь, у всякого в руках палка.», - и задумчиво почесал затылок, вспомнив святилище в горах. Усевшись напротив нашего героя, старичок махнул рукой в сторону учеников, которые быстро удалились из помещения, и, тут же, махнул рукой в другую сторону, где, на удивление нашего героя, стена подвинулась, а из проёма показалась заманчивая фигура в каком-то непонятном халате и с подносом в руках. Так произошло знакомство, как в последствии он узнал, с церемонией чаепития.

    Осев на новом месте, наше герой узнал много нового, а если быть точным, то увидел, каким может быть красивым бой на мечах, которые назывались «катана». Их тончайшие лезвия с одинаковой лёгкостью резали металл, камень и дерево, и даже падающий с дерева лист распадался пополам едва касаясь острия этих удивительных клинков. Были и другие необыкновенные оружия у этих и людей. Больше всего по душе Сильво пришелся клинок к невероятно непроизносимым названием «вакидзаси», он был короткий и быстрый, для нашего героя, привыкшего орудовать более тяжелыми мечами, было очень непривычно держать в руке ЭТО. И он приспособился к бою двумя руками, где в правой у него был исполинской ширины, по меркам этих маленький людей, гладиаторский меч без гарды, а в левой - изящный и тонкий вакидзаси, держимый очень необычно, обратным хватом, для более удобной защиты, ведь щиты наш герой недолюбливал и считал их инструментом для трусов, но, будучи, в прошлом, крестоносцем, был обязан носить это непотребство, хоть и использовал его лишь для ударов.

    Шли годы. Тот старичок, что когда-то встретил его в этой школе изучения боевых искусств, совсем одряхлел, юноши, нашедшие его тогда на берегу, подросли, возмужали, и отправились кто куда, в поисках своей дороги. Женщина, чей чай был так неимоверно вкусен и незабываем превратилась в старую бабушку, и только Сильво Аргентиум ни на миг не постарел, а был всё так же молод, как и сотни лет назад, когда ещё только начинал свой путь будучи вольнонаёмным в Римской Империи.

    И вот, оставшись в полном одиночестве, смотря на лучи закатного солнца с высокого утёса через две аккуратно сложенные кучки камней, около одной из которых в землю была воткнута гладкая, обтёртая руками, деревянная палка увеличивающаяся снизу вверх, а у другой такой же кучки, только поменьше, аккуратно стоял на камне глиняный стакан с толстым дном и стенками, Сильво почувствовал невероятную грусть, и полное опустошение. Теперь, когда он дошел до края света, куда ему двигаться дальше? От кого-то он слышал, что где-то далеко на Севере живут «великаны», чья выдержка и сила характера могут сравниться лишь с огромными утёсами, о камни которых разбиваются и пенятся волны.

Показать полностью
  •  
  • -14
  •  

Второе исполнение персонажа: милорд Вегистуэ

в
Второе исполнение персонажа: милорд Вегистуэ
  •  
  • 1
  •  

Сила найдет выход (часть 6)

в

Трибуны были большими - такими, чтобы около пяти сотен человек могли разместиться с удобством. Громадным круговым амфитеатром ряды сидений сходились к помосту. Множество публичных речей было произнесено с этого помоста, многие уважаемые люди вышагивали здесь взад-вперед, тысячи раз это место заходилось в плаче или содрогалось от аплодисментов.


Но сегодня был особый день. На помосте были установлены высокие колонны с широкими полотнами на вершинах, расположенных таким образом, чтобы их можно было увидеть даже с самого неудобного места на трибуне. Полотна были нейтрального цвета, однако знающий человек понимал, что ждать осталось совсем немного.


Каждое полотно на вершине колонны было магически связано с живой человекоподобной статуей, с големом. Заклинание "Магическое Зрение" транслировало на полотна весь свет, который попадал на глаза големов, что позволяло в прямом смысле смотреть на происходящее глазами ожившей статуи. Где бы голем ни был, стоило ему открыть глаза - и на зачарованной поверхности вспыхивали изображения, а на трибунах прекращались всякие разговоры.


Лишь две статуи стояли сейчас перед трибунами, в углах помоста. Большинство големов разбрелось по своим наблюдательным постам в локации, избранной для проведения очередного Несерьезного Сражения. Выбор места для Сражения ложился на преподавательский состав, который подходил к этому вопросу максимально креативно. Все-таки среди преподавателей дураков не держали, а потому они хорошо понимали, что правильный выбор места напрямую повлияет на результат Сражения. Перенеси его с ровной земли ристалища в заброшенные катакомбы или в нечто подобное - и обычный "мордобой толпа на толпу" элегантно превращается в "образовательное упражнение с элементами боя".


Студентам Академии довелось сражаться в густых лесах, в руинах крепостей к западу от Эс'Талакейна, в болотах, на горных плато, в запутанной сети пещер - словом, везде, где можно было смоделировать бой и куда доставала множественная телепортация. Сегодня местом Сражения оказался участок руин какого-то древнего имения, владельцы которого, судя по всему, давным-давно канули в Лету, но когда-то были баснословно богаты. Большие комнаты с высокими потолками и окнами, сложный рисунок коридоров, крытые каменные галереи, несколько внутренних дворов, поросших травой и деревьями... что ж, это место идеально подходило для Сражения.


Где-то там, на приличном расстоянии друг от друга, две армии студентов занимали стартовые позиции. Последние секунды обычно уходили на уточнение стратегии, проверку снаряжения и оружия, поднятие боевого духа и тому подобное. Армии готовились к битве.


Наконец, когда ропот ожидающих зрителей достиг предельной точки, на помост вышел человек. Печатая шаг, он встал ровно в центре площадки, развернувшись спиной к колонне и лицом - к смотрящим на него големам и зрителям.


Часы отбили одиннадцать, и с последним их ударом големы на помосте и те, что находились в далеких километрах от трибун, синхронно открыли глаза.


Тут же полотна преобразились. На них замерцали разные изображения: зритель видел локацию Несерьезного Сражения с высоты птичьего полета, два больших зала, в которых расположились армии, несколько крупных коридоров и комнат, которые, скорее всего, быстро наполнятся звоном мечей. На магических экранах проявлялось все больше деталей местности для предстоящей битвы, но на самом большом полотне, находящемся по центру, была другая картинка - лицо человека, вышедшего на помост.


Короткие черные волосы, едва тронутые сединой, карие глаза, прямой нос, щетина на лице. Сурово смотря прямо в глаза стоящего перед ним голема, Касадель Энко возвестил:


- Леди и джентльмены!


Его магически усиленный голос (а экраны передавали и звук - все ради полного погружения!) разнесся по трибунам и одновременно по коридорам имения, чтобы его могли слышать и воюющие армии. В воцарившейся тишине преподаватель продолжил:


- Студенты и преподаватели, а также приглашенные друзья! Рад приветствовать вас на Несерьезном Сражении третьего курса Адиатальской Академии. Оно начнется через минуту, сразу после оглашения правил и проверки готовности.


С приветствиями было покончено, ведь свою функцию - сконцентрировать внимание публики - они выполнили. Еще парочка формальностей, и...


- Сегодня Несерьезное Сражение осуществляется по модели "Истребление", армии сражаются до полной победы над каждым солдатом армии оппонента! Использование оружия - разрешается! Использование нечестных приемов - приветствуется! Использование местности, ловушек, секретов, потайных ходов при их обнаружении и другие творческие стратегии - поощряются! Использование заранее приготовленных магических предметов - запрещено!


Громкий низкий голос, отдающий сталью, четкая дикция и великолепная осанка превращали эти фразы, звучащие перед каждым Сражением, в произведение искусства.


- Инициирую проверку готовности! Лерикт Кровавых Грифонов, статус?


- Армия готова к бою, сэр! - на одном из экранов показался Теннер Аши в окружении своих командиров.


- Лерикт Ледяных Волков, статус?


- Все прекрасно, сэр!


- Големотворцы, статус? - спросил Касадель, обращаясь к группе магов, управляющих големами.


- Готовы!


- Медперсонал, статус?


- Все готово! - отозвался с экрана Трир Веллар, старший целитель медицинской группы, разбившей палатки неподалеку от места Сражения.


Касадель кивнул. Затем улыбнулся. Сейчас начинается самое интересное.


- Зрители, - закричал он трибунам, - СТАТУС?!


Сотни глоток разом завопили:


- МЫ ГОТОВЫ !


- Бейтесь доблестно! - воскликнул Касадель, развернувшись к экранам, показывающим армии, - Сражайтесь, словно в последний раз, сражайтесь без страха! Победа или смерть!


Главный слоган Несерьезных Сражений не орали разве что големы.


- ПОБЕДА ИЛИ СМЕРТЬ !


И битва началась.


* * *


Увернувшись от свистящих над головой стрел, Дрейк кувырком откатился за угол.


Что ни говори, а это Несерьезное Сражение пока что складывалось не в его пользу. Формат "Истребление" предполагал быстрый масштабный бой, в которым сходились две большие группы людей, желающих намять друг другу бока. Быстрота действия обеспечивалось правилом трех часов - если по истечении трех часов в каждой из армий оставался хотя бы один боец, обе они признавались проигравшими.


"Истребление" делало невыгодным уклонение от схватки - нужно было как можно быстрее выбить из строя всех воинов противника. С учетом того, что на территории имения сошлись 70 Ледяных Волков против 92 Кровавых Грифонов, армия Дрейка оказалась в печальном положении с самой первой секунды боя.


Из-за поворота выскочили пять солдат армии Грифонов - вид Дрейка, удирающего от них в одиночестве, казался слишком соблазнительным, чтобы оставить лерикта Волков в покое. Однако Дрейк лишь симулировал бегство. В соседнем коридоре его преследователей уже ждали арбалеты Волков.


Рухнув на землю, Дрейк крикнул:


- Пли!


Щелчки арбалетов, звук падающих тел. Грифонов стало на пять единиц меньше.


Дрейк был знаком с Теннером Аши уже три года, но и без этого было нетрудно представить его тактику. С учетом формата Сражения и численного преимущества лерикт Кровавых Грифонов пойдет в грубую лобовую атаку, стараясь раздавить своего противника и по возможности окружить его, загнать в угол.


Поэтому Волки будут перемещаться. Первым же приказом Дрейк раздробил свою армию на семь отрядов по десять человек, и прямо сейчас ударные группы Волков мчались во всех возможных направлениях, следуя второму приказу - обойти Грифонов с флангов и по возможности зайти им в тыл, проверять коридоры на предмет потайных ходов и тут же использовать их, и наконец, уничтожить крайние отряды противника.


А потом выполнить третий приказ.


Дрейк усмехнулся. А затем снял с лежащего противника шлем и сорвал с его плеча шеврон.


* * *


- Ничего себе!


- Спокойно, он цел и невредим.


Алия со скепсисом посмотрела на сидящего рядом с ней чародея.


- Почему тогда он так упал? Он даже не шевелится!


- Ну, во-первых, он упал и не шевелится, потому что решил напасть на Кэтрисс Кови. А во-вторых, потому что именно так работает эффект Оглушения. Студенты Академии сражаются без реального оружия (надеюсь, ты не думала, что им разрешат драться боевым оружием?). Это лишь макеты, но максимально реалистичные как по весу, так и по внешнему виду. Для дополнительного реализма оружие зачаровано на некоторые магические эффекты, такие как Сон, Оглушение или Паралич. Организаторы поработали на совесть, - Веритас говорил громче, пытаясь перекричать начавшиеся аплодисменты, - потому что эти эффекты проявляются в зависимости от того, как ты ударишь противника. Попадешь по броне - ничего не будет. Заденешь кисть, предплечье или голень соперника - и вдобавок к физической боли он почувствует усталость, головокружение, но еще останется в сознании. И только если попасть в неприкрытое броней туловище или голову, противник ощутит полновесные Сон, Оглушение или Паралич. Аналогию с блоком, простым и смертельным ударом понимаешь?


- Конечно. Только не пойму другого. У него же пол-лица кровью залито! Неужели он будет лежать там все время Сраж... ого! Это еще что было?


- А это, - смеялся Веритас, - был ответ на твой незаконченный вопрос. Один из медиков только что телепортировался к поверженному солдату Грифонов, чье ранение тебя так волновало, а затем телепортировался вместе с ним в медицинские палатки. Целители следят за Сражением еще зорче, чем мы, и вовсе не из-за сделанных ставок! Они высматривают серьезные ранения и вытаскивают студентов с поля боя при помощи такой двойной телепортации. Их яркие белые одежды показывают, что атаковать их нельзя.


На экране Алия увидела еще одного мага-целителя: буквально вынырнув из ниоткуда, человек в белых одеяниях припал на колено рядом с бесчувственным телом, положил руку ему на плечо и вместе с ним втянулся в пространство. Остальные поверженные солдаты отряда Грифонов продолжали валяться на полу. Капитан Кэтрисс Кови, а с ней и семеро выживших Волков стали наклоняться к телам противников и забирать себе их шлемы с плечевыми шевронами.


- Ладно, сдаюсь. Зачем они это делают?


- У меня есть только предположение, но говорить я тебе ничего не буду, не хочу испортить сюрприз, - с энтузиазмом в голосе ответил Веритас. - Будь уверена, развязка не заставит себя долго ждать.


- Ах ты... скажи хотя бы, откуда Дрейк знал про все эти потайные ходы?


- А он и не знал. Он узнал о месте Сражения только сегодня утром, как и все остальные. А преподавателям запрещено оказывать воюющим студентам помощь, так что никто ему рассказать о них не мог. Думаю, что здесь все дело в складе ума Дрейка - он наверняка был уверен, что такое древнее и грандиозное здание просто должно иметь потайные ходы, плюс Касадель на это намекнул в самом начале Сражения, помнишь? Для Дрейка этого было достаточно.


- Но все равно как?


- Интуиция, полагаю. У Дрейка она хорошо работает.


* * *


Ранее. Стартовая позиция армии Волков.


- При выполнении второго приказа осматривайте все, что вас окружает! Бросайте взгляды на каждый гобелен, трогайте подставки для факелов, вазы для цветов, бегло прощупывайте голые стены, толкайте каждый чертов канделябр, да и вообще не игнорируйте подозрительные предметы рядом. Нашли потайной ход - и вперед!


- Лерикт Кови!


- Да, капитан Онра?


- Осмелюсь спросить, откуда такая уверенность, что мы найдем ходы? Может, нам строить стратегию на более стабильных переменных?


- Осмелюсь заметить, что вы беспредельщик, капитан Онра. Потайные ходы не являются для нас основой, это лишь приятный бонус, которым вы обязаны воспользоваться! А что до их наличия... с позиции лерикта навязываю вам, капитан Тас Онра, пари суммой в десять серебряных. Если я найду в этом зале хотя бы один секретный проход, деньги мои, а если нет - твои.


- Пари принимается!


Окинув взглядом комнату и старательно изображая поиск, Дрейк как бы случайно повернулся к уже замеченному им странному следу на полу - он обратил на него внимание, как только вошел в зал. Тонкая, едва заметная прерывистая царапина... словно оставленная отъехавшим в сторону книжным шкафом.


- Рядовая Лаконтра, - обратился он к стоящей рядом девушке, - На пятой полке вон того шкафа стоит книга, больше других, темно-зеленый корешок. Потяните ее на себя.


Шух. В-ж-ж-ж-ж.


- Тас, с тебя десятка.


* * *


Пусть у Дрейка и было меньше воинов, но своими солдатами он распорядился прекрасно. Ударные группы Ледяных Волков были мобильны, самодостаточны и укомплектовывались таким образом, чтобы подобрать максимально опасное сочетание игроков. В условиях пересеченной местности, узких коридоров и бесчисленного количества поворотов (нет, серьезно, как тут вообще могли жить люди?) такие отряды подходили для боя как нельзя лучше.


Местность вообще была тем фактором, который сегодня играл на руку Дрейку. Во-первых, из-за потайных ходов. Конечно, никто из воюющих не знал, куда приведет его тот или иной проход, но Дрейк ничего не имел против путаницы на поле боя.


Особенно с учетом третьего приказа, данного лериктом своим Волкам.


Во-вторых, внутри имения было удобно маневрировать, что не позволяло Теннеру Аши использовать свое численное преимущество как следует. Избегая внутренних дворов, просторных залов и открытых мест, Ледяные Волки под видом отступления заманивали Грифонов на лестницы, в ряды заброшенной библиотеки, в узкие проходы, где бой велся как минимум на равных. Солдаты Дрейка медленно уводили соперника за собой, заставляли большие группы разделиться, а затем нападали на них, не забывая при случае сдирать с побежденных шлемы и плечевые шевроны.


Каким образом они все это успевали? Дело в очень быстром передвижении, правильной тактике и элементе сумасшествия - потратив много времени на поиск потайных ходов, Волки-таки нашли парочку, и их постоянные перемещения сбивали противников с толку. Вот Грифоны на крыльях возмездия летят в коридор, где только что скрылись убегающие Волки, но после поворота обнаруживают лишь тупик. Один из секретных ходов позволил капитану Кэтрисс Кови завести свой отряд за спину Сэнду Бастилле - он как раз вел вверенных ему людей по коридору, за одним из гобеленов в котором был выход из потайного хода. Отодвинув в сторону гобелен, Кэтрисс спокойно нацелила арбалет в спину Сэнду и отправила его спать. Внезапным натиском они перебили оставшихся без капитана Грифонов.


Еще одним проявлением элемента сумасшествия были так называемые "секреты локации" - всевозможные сюрпризы, оставленные организаторами повсюду в месте Сражения, которые в умелых руках становились страшным оружием. Несколько склянок с зельем Бодрости (невосприимчивость ко Сну, Параличу или Оглушению на минуту), маскировочный плащ (принимает цвет обстановки за тобой как хамелеон), невзрачный камешек с заклятием «Солнечная Вспышка» (лучше закрыть глаза, когда он расколется на части) - организаторы могли сколько угодно говорить о реализме, мол, в настоящем сражении может случиться и не такое, но Дрейк был уверен, что все эти штуки нужны только для восторга публики. Впрочем, сейчас его это мало волновало. Заглянув за какой-то постамент и обнаружив там две взрывные сферы, Дрейк думал только о предстоящем сражении.


На самом деле такие секреты были нужны для того, чтобы приучить студентов быстро принимать решения и реагировать на ситуацию. Сам по себе секрет никогда не приводил к победе, и в этом был еще один урок - получить преимущество нетрудно, трудно грамотно его использовать.


Свое преимущество Дрейк использовал, устроив пожар в библиотеке.


Со своим головным отрядом в двадцать воинов Дрейк старался создать как можно больше хаоса, завладеть вниманием Теннера настолько, чтобы тот не обращал внимания на фланги. Дрейк постоянно маячил у Теннера перед глазами, шаг за шагом отступая все дальше, пока в конце концов не оказался в просторной комнате с ровными рядами книжных шкафов. Два из них в ходе акта вандализма были превращены в баррикаду, за которой и засел отряд Дрейка - обстреливая подступающих Грифонов из арбалетов и изредка швыряясь книгами, Волки удерживали позицию и тянули время. Дрейк помнил о своей роли и знал, что не должен отступать далеко. Головной отряд Волков должен был медленно отходить назад, но оставаться примерно в центре имения и при этом как можно больше шуметь - их фланговые группы должны иметь хоть какие-то ориентиры, чтобы продолжить осуществление злодейского плана.


Затупленные стрелы прошивали воздух и с глухим стуком бились о баррикаду. Волки отвечали неприятелю тем же, но Грифонов было больше.


- Они нападут, - заявил Найл Ву, один из капитанов армии Волков. Он припал на колено и в щель между досками изучал поле боя. - Я вижу Теннера, он размахивает руками и выкрикивает указания. Часть их авангарда обходит нас со стороны.


- Сколько у нас времени?


- Полминуты, не больше.


Дрейк кивнул.


- Когда начнется пекло, уводи Волков в дверь позади нас, а потом - налево от развилки. Ясно?


- Понял. Ты что будешь делать?


Вместо ответа Дрейк вытащил из-за пазухи взрывную сферу и взвесил ее в руке.


Брошенная сфера сдетонировала так, что два первых ряда Грифонов буквально смело назад. Вслед за ударной волной вихрем разлетелись языки пламени. Оранжевые змеи мигом захватили соседние шкафы и стремительно распространялись дальше.


Огонь и дым заставил Теннера и всех воинов авангарда Грифонов отойти назад. Дрейк же со своими людьми ушел в боковой коридор, где нырнул в уже знакомый потайной ход, чтобы внезапно появиться с другой стороны от армии Грифонов и продолжить атаку.


До исполнения третьего приказа осталось совсем немного.


* * *


Волки были хороши, но Грифоны не отставали. Через сорок минут непрерывных стычек, столкновений, взаимных оскорблений и нескольких поваленных стен счет команд составлял 43 на 49. Об этом красноречиво заявляли цифры на магических экранах, пылающие синим и красным цветами соответственно.


Теннер Аши не позволял своей армии рассеяться. Их численное преимущество - очевидный козырь, и благодаря ему вместе с жесткой тактикой и отличной выучкой Грифонов неприятель будет повержен.


Было приятно думать, что Дрейк и сам это понимает. Ведь он убегал, не вступал в открытое сражение, он исчезал в коридорах, а люди его падали на землю - подмечая упавшие тела с синей линией на шлемах, Теннер с возрастающим пылом велел своим солдатам продолжать преследование.


Да, Волки погибали, а Грифонов было больше. Смирившись с возможной потерей отряда капитана Бастиллы, который должен был уже давно присоединиться к общему отряду, Теннер тем не менее был уверен в победе. Крайние группы Грифонов возвращались, присоединялись к его погоне за Дрейком - все больше воинов в красных шлемах выбегали из боковых коридоров и без лишних слов бросались на отступающих Волков.


Остатки армии Ледяных Волков (по прикидкам Теннера, соотношение сил составляло примерно 20 на 60) пытались скрыться, перегруппироваться. Теннер не мог их в этом винить, но бесконечная гонка уже начала ему надоедать. Хлопнув себя по карману и почувствовав, что бутыль на месте, лерикт Кровавых Грифонов зловеще улыбнулся.


Пора заканчивать. Грифонам нужно всего лишь одно прямое столкновение - и победа у них в кармане.


- Хватит убегать, Дрейк! - заорал Теннер.


Дрейк был слишком занят, чтобы ответить - в эту самую секунду он вместе со своими воинами был прижат стене каменной галереи. Спрятавшись за щитами, Волки под градом стрел отходили в сторону двери и, не успели Грифоны добить их, выскользнули в соседний внутренний двор.


- Не дать им уйти! За ними, вперед, вперед!


Где-то далеко, на трибунах ристалища, зрители и преподаватели Академии затаили дыхание. Было ясно, что Сражение близится к концу, ведь внутренний двор упирался в крутой обрыв без какой-либо надежды на дальнейшее бегство. Дрейка наконец загнали в угол.


- Бежать больше некуда, волчонок! - громко сказал Теннер. - Твои воины перебиты, помощь не придет. Хочешь что-нибудь сказать перед поражением?


- Хочу задать тебе вопрос, - с довольным видом ответил Дрейк. Выстроившиеся напротив него Грифоны, казалось, его ничуть не волновали. - Ты действительно такой идиот или просто притворяешься?


Осознавая, что на него смотрят сотни людей, в том числе и те, кто будет писать о нем итоговую характеристику студента, Теннер негромко рассмеялся; в смехе его были нотки снисхождения, как у человека, уже чувствующего вкус победы и готового простить проигравшему такую вольность, как оскорбления. С тем же видом превосходства лерикт Кровавых Грифонов произнес:


- Что ж, будь по-твоему.


Но не успел он отдать команду, как Дрейк сбросил с головы шлем и закричал:


- Зову за собой!


Ответом на прозвучавший сигнал был оглушительный, сотканный из десятков голосов боевой клич, который, к недоумению Теннера, звучал не только от остатков армии Дрейка, но и со стороны его собственных воинов:


- ЛЕДЯНЫЕ ВОЛКИ !!!


* * *


Не было времени думать или ругаться. Теннер размахнулся и швырнул бутыль под ноги Дрейку и его воинам, но оценить эффект броска не сумел. В следующее мгновение кто-то, стоящий позади лерикта Кровавых Грифонов, схватил его за запястье, обезоружил, молниеносно заломил ему руку за спину и опрокинул Теннера Аши, пригвоздив к земле.


- Ку-ку, - произнесла Кэтрисс откуда-то сверху.


"Дерьмо" - успел подумать Теннер, прежде чем крепко уснуть.


* * *


Веритас часто твердил Алии о самоконтроле. «Твой разум должен быть чист, словно стекло, потому что это твое самое главное оружие и твоя главная опасность. Как воин заботится о своем мече, так и ты должна заботиться о своем разуме. Не позволяй ему туманиться эмоциями».


Трудно было воспринимать это всерьез, поскольку сейчас этот блюститель самоконтроля, хватив кулаком по спинке кресла впереди, смеялся до колик. Его истерика уже дошла до того уровня, когда в легких не остается воздуха, поэтому Веритас просто согнулся в три погибели и закрыл лицо руками, сотрясаясь от беззвучного хохота.


Подобная картина возникала повсюду на трибунах. Всякий, кто вовремя сообразил, что происходит, сейчас держался за живот от смеха, а все остальные во главе с Алией оторопело смотрели на магические экраны.


А экраны показывали вполне мирную картину – среди бесчувственных студентов, равномерно покрывающих внутренний двор локации Сражения, одиноко стояли на ногах несколько фигур в синих шлемах. Именно таким был итог боя, и именно таким был результат третьего приказа Дрейка Кови.


«После того как уничтожите крайние отряды Грифонов, снимайте с павших шлемы и шевроны и надевайте на себя! Да-да, вы должны надеть их шлемы и налепить их плечевые шевроны поверх своих, словно вы из армии Грифонов. А свои шлемы надевайте на тела противников. При этом лучше расположить тела так, чтобы со стороны не было видно лица павшего и плеча без шеврона – Грифоны должны быть уверены, что это побежденные Волки!»


Они и были в этом уверены. Проходя мимо очередного тела в синем шлеме, Теннер Аши отмечал еще одного побежденного Волка, мысленно ставил плюс своей команде и минус – команде соперника, не подозревая, что на самом деле все обстоит с точностью да наоборот.


Шлемы и плечевые шевроны были единственными знаками отличия, по которым можно было определить принадлежность солдата к армии. Методично истребив несколько крайних отрядов Грифонов, солдаты Дрейка присвоили себе их знаки отличия, а затем вернулись к центру боя, но уже в другом амплуа. Став новым воплощением фразы «волк в овечьей шкуре», солдаты в красных шлемах аккуратно вливались в центральный отряд Теннера Аши, изображали атаку на группу Дрейка и дожидались сигнала. В общей неразберихе хитрость осталась незамеченной.


«Не разговаривайте ни с кем из командующего состава Грифонов, вас не должны раскрыть раньше времени! Просто будьте рядовыми из армии Кровавых Грифонов. Отвернитесь от остальных, имитируйте бурную деятельность, заряжайте арбалеты, прячьтесь за щитом или даже стреляйте в мой отряд. Держите друг друга в поле зрения и медленно окружайте Теннера с его командой. В нужный час я позову вас за собой!»


И Дрейк позвал. Он позвал их за собой, и двадцать воинов как один сорвали с себя фальшивые шлемы и выкрикнули в небо название своей настоящей армии. Долой полетели шевроны с вышитыми на них кровавыми крыльями. Плечи рычащих Волков гордо показывали миру свой знак - профиль оскалившегося волка.


Не успел Теннер понять, что его армия стала меньше на треть и к тому же окружена, как вокруг уже кипела битва. Надо отдать им должное, Грифоны бились достойно, сражались до конца, но все равно проиграли.


- Им не помог даже секрет локации, который обнаружил Теннер незадолго до решающей схватки, - произнес Веритас. Они с Алией возвращались в общем потоке студентов обратно в Академию. – Видела бутылку, которую Теннер кинул под ноги Дрейку? Это очень интересная, но сложная в исполнении вещь под названием «Сосуд Гроз». В эту бутыль были собраны молнии, которые и вырвались на свободу, стоило стеклу разбиться. Конечно, этот экземпляр был не такой уж сильный, но его хватило, чтобы моментально парализовать Дрейка и еще четырех его солдат. Тем не менее, Волки все равно победили – помимо Дрейка там достаточно хороших полководцев. Ну, каковы твои впечатления?


- Это было… невообразимо, я даже не думала, что… - Алия взмахнула руками, в не силах выразить мысли словами.


- Как я тебя понимаю, - глубокомысленно закивал Веритас. – Ты ожидала увидеть что-то, смахивающее на обычную драку, не понимала, откуда весь этот ажиотаж, но сейчас круто пересмотрела свои взгляды. Да, я когда-то был таким же. Точно так же шел по дороге с открытым ртом и отсутствующим взглядом.


- Сражения всегда… такие?


- Если ты подразумеваешь то, что Дрейк обычно называет «улетностью», то нет, не всегда. Бывает по-разному, это зависит от формата Сражения, от выбранной местности, от секретов организаторов и, разумеется, от лериктов. Ну и от курса, конечно. На первых курсах Сражения редко могут удивить зрителя, и чаще всего их наблюдают полупустые трибуны. Но на третьем курсе… что ж, ты слышала не хуже меня, что Касадель в начале Сражения приветствовал, помимо всех, еще и приглашенных друзей. Но самое интересное, - в глазах Веритаса заплясали огоньки, - что на третьем курсе в некоторых Сражениях участвуют маги. И я уверен, что в одном из следующих Сражений мы с тобой примем участие.


- Правда? – спросила девушка.


- О да, это будет здорово!


Какое-то время они шли в тишине. В своих мыслях Алия была еще там, на развалинах древнего имения, и заново переживала сцены, увиденные ею на магических экранах. Звон мечей, крики, взрывы и магия навеяли на нее такую задумчивость, что Веритас даже взял ее за руку, чтобы не пропустить нужный поворот.


- О чем ты задумалась? – спросил он. – У меня такое ощущение, будто тебя что-то гнетет. Все в порядке?


У стены комнаты длинная фигура, теряющаяся во мраке. Ее очертания подергиваются, а протянутая рука раскрывает жуткий веер когтей. В очередной раз увидев такое во сне, поневоле задумаешься, чтобы ответить «нет».


Но Алия сказала лишь:


- Просто устала. Старый кошмар не дает спать. Ничего серьезного, Веритас.


Нахмурившись, чародей внимательно посмотрел на девушку и, когда она ответила на его взгляд улыбкой, произнес:


- Ладно. Но если вдруг что – сразу говори мне. Мы разберемся с этим. А проблему усталости отлично решает медитация, что мы сейчас и сделаем.


- Отлично, - искренне ответила Алия. – Слушай, хочу спросить, а этому сосуду гроз меня…


- Нет, тебя ему не научат. Во всяком случае, пока что. Это мастерская работа, которая нам сейчас недоступна и во многом по причине серьезной опасности.


- Ну что ж, придется сделать заметку на будущее.


- Сделай, - одобрительно кивнул Веритас. – Когда-нибудь и я этому научусь, но пока что у нас другие задачи. Идем, покажу тебе медитацию Эшена.

Показать полностью
  •  
  • 1
  •  

И я ищу книгу UPD Найдено ! Робин Хобб "Сага о Видящих"

в

Приветствую, друзья.

Настала и моя очередь попытаться восстановить кусок детства и постараться найти книгу.

Помню отрывочно и очень плохо, но зацепки следующие:


- Фэнтези или около того

- Главного героя называют Убийца, если мне не изменяет память. или как-то подобным образом

- Возможно, он каким-то образом перевоплощался в волка, или собаку.. или у него был волк.

- Эпизод из книги - ГГ заточили в тюрьму и его товарищ, оставшийся на свободе - через решетку в двери плюнул ему в лицо. Как оказалось, плюнул какой-то таблеткой или чем-то подобным, чтобы ГГ уснул.


Обложка того издания, что было у меня - возможно желтого цвета.


К сожалению, это все, что я помню.


Всем добра. надеюсь на силу пикабу)

  •  
  • 36
  •  

Фэнтези-зарисовки (Две штуки)

в

Первая штука_____________________________________________


…Их осталось лишь пятеро. Отряд возмездия был разбит драконом в считанные минуты. За мгновение до уничтожения походная катапульта успела-таки попасть в цель, и крылатая тварь ретировалась в своё логово, нырнув в тёмную пещеру у подножья горы. Выжившие не преминули воспользоваться шансом добить ослабленного врага ….

Тидмар и Эйминг сотворили светочи, чтобы хоть немного рассеять кромешную тьму пещеры. Все пятеро, настороженно озираясь, продвигались к свету, брезжащему впереди во тьме. Им оказался проход, который вывел воинов в следующую пещеру, своды которой когда-то обрушились, усеяв пол множеством крупных обломков. Под светом солнца они сразу заметили тоненький ручеёк застывшей лавы, тянущийся к черной дыре в одной из стен – значит, дракон был ранен.


Тидмар приложил палец к губам и жестом приказал всем остановиться, а сам, крадучись, направился к краю дыры. Подойдя, он высунул голову за край прохода и произнес заклинание, направив вспышку света в тёмную глубину. Всполохи белого огня осветили пустую пещеру. «Но ведь у него не может быть другого выхода отсюда! Кроме…» — он взглянул на громадную дыру в своде пещеры и закричал: — Это ловуш…


Но не успел Тидмар договорить, как чёрная тень закрыла солнечный свет, и дракон, словно пушечное ядро, влетел в провал. Он резко повернул рогатую голову и схватил огненной пастью одного из воинов, тут же перекусив его пополам. Ударом шипастого хвоста с чудовищной силой отшвырнул Эйминга за большой каменный обломок.

Показать полностью 3
  •  
  • 5
  •  

Любые волны нипочём

в

О! У нас уже более 500 человек в сообществе.)

Любые волны нипочём дракон, арт, море, волна, tatiilange, фэнтези

https://tatiilange.deviantart.com/art/What-lies-beneath-6670...

  •  
  • 83
  •  

Ищу книги

в

Доброго времени суток, пикабу! Ищу две книги, которые читала в детстве, и очень бы хотелось перечитать сейчас. К сожалению родительская библиотека была роздана, а авторов и названий я, естественно, не запомнила.


Обе книги жанр - зарубежная фэнтези/фантастика. Оформление схожее - издательство одно, авторы разные, мягкий переплет, обложка у обеих - черная, с красочной иллюстрацией.


Первая: ГГ - два принца (то ли в изгнании, то ли сами сбежали), претворяются фокусником и акробатом - а на деле сильный маг и обортень(вот он точно был не совсем человек, только оборотень или какой-то эксперимент злого колдуна - не помню). Ищут отца принца-мага, который и есть этот злой колдун(он уничтожил свое государство (или почти уничтожил), - чтобы отомстить. Название книги было как-то связано с дворцом или замком, типа "Замок кого-то там".


Вторая: начинается почти как многие истории про поиски остатков древних цивилизаций - небольшая экспедиция идет искать город, в котором по легендам много золота. Случайно натыкаются на красивую девушку, которая, как потом оказалось, из этого древнего города, и цивилизация на самом деле не исчезла, просто люди спрятались от внешнего мира. Жители могли выбрать - либо не стареть, либо иметь возможность завести детей - поэтому там было очень много молодых и красивых людей, которым сотни лет, а детей почти не было. У них еще ящеры ездовые были, типа маленьких версий динозавров. Правила/присматривала за ними  женщина-полузмея - древнее магическое создание. ГГ - мужик из экспедиции, естественно влюбился в девушку, как обычно влез в местные разборки и помогал предотвратить глобальны пипец.


Мде, сумбурненько получилось... но если кто-то вдруг узнает хоть одну из книг - буду дико благодарна за инфу!

  •  
  • 37
  •  

Записки пилота. Символ контакта – открытая Дверь, гл.3, Воспоминания

Глава 3. Воспоминания


Штурман: Держись, пилот, держись! Я же говорил тебе, не лезь, не лезь! Ты же плавать не умеешь! Да кто меня слушал! А сейчас-то уж точно, наверное, не услышишь, не до того! Держись, счас что-нибудь придумаем. Эй, вы там! Пилот в опасности!!!


Мысли тонущего в волнах пилота: Всё! Писец!


Штурман: Отставить панику! Запаникуешь и тогда точно – писец!!!


Мысли пилота (она не слышит голоса штурмана): Запаникую, начну биться в истерике, захлёбываться, тогда точно – конец. Так, так спокойно, спокойно, ведь так плавать и учатся!


И за считанные секунды у неё в голове пронеслись все когда-либо слышанные ею истории о том, как кого-нибудь в шутку или всерьёз бросали в воду и человек, до этого не умеющий плавать, тут же с перепугу этому обучался. Но волны накрывали её с головой, и она не успевала нормально вдохнуть, когда ей удавалось вырваться из-под воды. Через некоторое время она сообразила, что обучение плаванию может сильно затянуться, а воздуха в лёгких не хватает.


Мысли пилота: А может тут и неглубоко совсем? Я же близко к берегу, может, меня просто волнами поднимает, и я не чувствую ногами дна? Может, надо просто найти дно и встать на ноги!


Штурман: Какого дна!!! Сумасшедшая! Там – яма!!!


Пилот не слышит штурмана и перестаёт биться в волнах, пытаясь опуститься на дно, слой воды над её головой становится всё толще и толще, он начинает давить. Дна – нет. Она понимает, что в поисках дна у неё потом может просто не хватить сил, чтобы вырваться на поверхность, и тогда сильным движением ног она делает рывок и её выбрасывает наверх.


Штурман: Пилот, пилот, ты слышишь? Хватит стесняться и кокетничать, тебе не выбраться самостоятельно. Зови на помощь! Да ори ж ты, наконец!!!!


Пилот, на секунду вырвавшись из волн кричит: Аааааа!!!!!!!!!


На большее у неё не хватает времени, волны тут же накрывают её с головой.


Штурман мысленно концентрируется и обращается к плавающей у буйков подруге пилота: Оглянись, оглянись! Посмотри как она там. Оглянись!!


Видя безуспешность попыток, он бормочет сам себе: «Слабый контакт!», – техникам: «Усильте сигнал, и направьте его через пилота её подруге, между ними связь лучше!»


Штурман подруге пилота: Оглянись, оглянись, оглянись!


Пульсирующие мысли всё ещё сражающегося с волнами пилота: Меня никто не слышит! Шум волн всё заглушает! Кричать бесполезно, только дыхание теряю. Всё – бесполезно. Это – конец! Только что получила диплом бакалавра, дальше магистратура, должна была быть. Первый раз на море, первый день на море! Совсем рядом с берегом. И… – всё! Как глупо! Как глупо!


Штурман: Пилот!!! Она возвращается, она уже близко! Биться надо до конца! Помнишь, пилот?!!! Держись!!!!


Пилот, задыхающийся, не слышит штурмана, ничего не видит, полная дезориентация в пространстве, даже уже не понимает в каком направлении берег, проносятся мысли: Что впереди? Смерть? Это больно? Какого чёрта! Мне УЖЕ больно! Будет больнее? Нет, не будет больнее! Биться надо до конца! Буду биться до конца! Когда устану, потеряю сознание, умру и не замечу как умру.


Из последних сил пилот выныривает, видит подплывающую подругу, протягивает к ней руку.


Штурман: «Убери руку, пилот! Ты утопишь её! Убери руку!», – техникам: «Усильте сигнал!»


Пилоту: «Убери руку! Это – приказ!»


Мысли пилота, ей как будто слышится издалека чей-то чёткий голос, и он приказывает: «Убери руку! Ты утопишь её! Погибните обе!»


Потом у неё в голове вихрем проносятся когда-то давно прочитанные правила поведения на воде, где описываются ситуации, как спасать утопающих, как утопающие могут буквально утопить своих спасателей, цепляясь за них и мешая им, и так и утаскивают их за собой.


И, хотя, тело пилота истерично вопит: «Жить!!! Любой ценой! Жить!!!», – пилот волевым усилием убирает руку. Рука подчиняется плохо, но подчиняется.


Последние мысли пилота: Так хотя бы она выживет. И у меня будет шанс, наверное.


Пилот закрывает глаза и прекращает борьбу.


Штурман: Она не бросит тебя, пилот. Ты же её знаешь, она не бросит.


Пилот не слышит штурмана.


Штурман: Пилот, пилот, открой глаза. Они тебе искусственное дыхание делать собираются.


Пилот, чувствует спиной, как волны слегка таскают её по каменистому берегу, кто-то держит её голову, слышит доносящийся откуда-то, будто издалека голос подруги, которая к кому-то тревожно обращается: «Ты умеешь делать искусственное дыхание?»


Путанные мысли пилота: Зачем искусственное дыхание? У меня же сердце бьётся. Не надо делать искусственное дыхание, когда бьётся сердце.


Штурман: Вот именно! Они тебе сейчас, по незнанию, все рёбра переломают! Открой глаза, пилот!


Пилот еле-еле разлепляет тяжёлые веки. Как болит голова, как тяжело, как жутко болит голова.

Показать полностью
  •  
  • -2
  •  

Путь домой | Пролог. Это не мое

Ночью мир людей замирает. Уже практически не осталось квартир, в окнах которых можно было бы увидеть свет, мир ночи освещал лишь тусклый свет фонарей, слабый оранжевый свет, который придавал этому месту в темное время суток еще большую пустоту. Идеальное время для того, чтобы помечтать и подумать.

Это и привлекало Фудо, который страдает бессонницей. Уже третий час парень бродил по ночному городу, размышляя над проблемой, которая в данный момент беспокоила его больше всего.

— Черт! — выругался герой, наступив в яму, после чего упал на колени и оказался прямо на освещенном участке тротуара. Теперь его можно было хоть немного разглядеть.

Белые волосы средней длины, разделенные пробором посередине, карие глаза и худощавое телосложение. Одет был в джинсы и футболку, цвет которых было сложно разглядеть из за плохого освещения.

Поднявшись, он отряхнул колени, после чего сказал еще пару ласковых слов про людей, причастных к строительству этого участка дороги, и направился в сторону дома. В размышлениях он даже не заметил, как пролетело уже несколько часов, и время уже давно перевалило за три. Он прекрасно помнил, что завтра, а точнее уже сегодня, ему предстоит проснуться очень рано, а желания спать не было и близко.

До дома было около двух километров, поэтому Фудо ускорил шаг, твердо решив, что он должен хотя бы немного поспать, ведь уже через четырнадцать часов ему предстоит представлять своей проект, над которым он работал весь последний год, на международной конференции, участниками которой являются лучшие студенты со всего мира. На их плечах лежит большая ответственность, ведь им предстоит не только представить изобретение, которое может изменить положение вещей в мире, стать революционным, но и отстоять честь своей академии.

К тому моменту, когда он пересек порог своего дома, время уже приближалось к четырем. Парень, не теряя ни минуты, поднялся к себе в комнату, завел будильник и завалился спать, забыв о проблемах.

Проснувшись, он первым делом посмотрел на часы.

— 6:58, — с неким облегчением произнёс про себя Фудо, — до того, как прозвенит будильник есть еще две минуты, но самое главное, что я не проспал. Как же хочется просто закрыть глаза и поспать еще немного. Почему именно сейчас, когда сон сам идет ко мне в объятия, я должен оттолкнуть его? А впрочем ничего удивительного, так бывает всегда.

С такими мыслями он наконец-то встал с кровати и не спеша принялся выполнять утренние процедуры. Парень особо не спешил, ведь до самолета оставалось еще около двух часов, так что он мог позволить себе делать все медленно, постепенно отходя ото сна. Управившись со всеми делами за час, он вызвал такси.

Путь до аэропорта как раз занимал около двадцати минут, так что времени на регистрацию и посадку на рейс у него было предостаточно.

— Надеюсь, мне попадется нормальный сосед, не хотелось бы провести весь полет, наслаждаясь "приятными" запахами или криками детей, — с надеждой думал парень, вспоминая свой недавний перелет.

Соседом оказался ученый из России по имени Дмитрий, который тоже летел на конференцию, но не в качестве участника, а с целью показать свою разработку коллегам, с которыми они могут встретиться только на таких мероприятиях, ведь все остальное время он проводит за работой и практически не выходит из своей лаборатории.

— "Благодаря такому совпадению у меня появилось больше уверенности, что я смогу победить в предстоящем мероприятии. Целый год я занимался разработкой прибора, который может поглощать излучения вокруг в радиусе пяти метров и преобразовывать их в энергию, которую в дальнейшем можно будет использовать на свое усмотрение".

— Как же хочется узнать, что за устройство он везет с собой, наверное, что-то очень крутое. Я то ему о своем рассказал, — с некой обидой думал Фудо.

— Прости, но это государственная тайна, чтобы узнать ее, нужно обладать соответствующим уровнем доступа, так что я не смогу рассказать тебе. Но меня заинтересовало твое изобретение, если мне удастся вырваться, обязательно загляну на твое выступление, — немного расстроился герой, но было очень приятно услышать такие слова, к тому же не от простого человека, а от того кто разбирается в этом и может оценить, надеюсь, он и правда придет.

Время полета пролетело незаметно за разговором с соседом, который, оказался очень интересным собеседником, и теперь, когда до посадки оставались считанные минуты, Фудо еще раз прокручивал в голове недавний диалог.


После приземления Фудо быстро схватил свой багаж и направился в отель, в надежде вздремнуть перед важным событием. Сейчас ему было наплевать на ужасную стоимость такси, что стояли возле аэропорта, ему просто хотелось быстрее добраться до кровати, спать хотелось жутко.

Номер был самым обыкновенным, единственное, что сразу бросилось в глаза, это низкие потолки. В дверной проем нельзя было зайти прямо, приходилось опускать голову, чтобы не удариться.

— Либо потолки здесь слишком низкие, либо комнаты просто не предназначены для людей с ростом сто девяносто четыре сантиметра. Никогда не сталкивался с такой проблемой, хотя, мой рост частенько дает о себе знать в повседневной жизни, — промелькнула мысль в голове парня.

Это была первая и последняя мысль, которая его посетила, он даже не стал осматривать номер. Быстренько охладившись под душем, Фудо зашел в спальню и рухнул на кровать, сбежал от проблем в мир снов, даже забыв о содержимом своей сумки, которое являлось единственной причиной его пребывания здесь.

Проснувшись чрезмерно бодрым, парень сразу заподозрил что-то неладное. С надеждой он кинул взгляд на часы, о чем в ту же секунду пожалел. До начала конференции, к которой он готовился целый год, целыми днями проводя время за работой, оставалось всего 40 минут. Он просто не мог сейчас опоздать.

Первым делом Фудо вызвал такси, после чего побежал в ванную чистить зубы, оделся, и, схватив сумку со своим изобретением, выбежал на улицу. Такси к тому моменту уже подъехало, что очень обрадовало парня.

Сев в машину, он наконец расслабился, ведь по времени он должен был успеть, хоть и впритык. Теперь он мог собраться с мыслями и подумать о своем выступлении.

Только лучшие получают возможность блеснуть умом и представить свое изобретение на этом мероприятии. Если твой проект будет одобрен, можешь считать, что твоя жизнь удалась. Тебя ждет престижная работа, статус, ты будешь богат до конца своей жизни. Но даже в случае провала тебя ждет слава и признание. Вот только Фудо не устраивает такое развитие событий. Ведь он был твердо уверен, что сможет победить. Ну, или просто врал с целью убедить в этом не только окружающих, но и себя, так как проигрывать он не любил, да и имидж хладнокровного гения нужно было сохранить. Неизвестно, можно ли было назвать его гением, но он определенно был умен, о чем свидетельствует тот факт, что именно его послали представлять академию на всемирной выставке научных проектов. Многие преподаватели недолюбливали его за чрезмерную наглость, так как иногда он мог позволить себе сделать вещи, на которые другие не решались, но когда речь зашла о представителе академии все единогласно поддержали его кандидатуру.

Прервала его размышления резкая остановка, время пролетело незаметно, и даже волнение немного отступило.

Первым делом он поспешил найти порядок выступлений, что было сделать не так сложно. Пробежавшись глазами по списку, Фудо обнаружил свое имя под четвертым номером. Конференция еще не началась.

— Идеально, — подумал парень. Он очень не любил долго ждать, поэтому был рад выпавшему номеру. Теперь же у него было время, чтобы перевести дух и еще пару раз прокрутить в голове сценарий своего выступления.

Раздался громкий голос из громкоговорителя, который проник в каждый угол громадного сооружения, заглушая собой самые оживленные споры. Отложив все дела, люди сосредоточили свое внимание на больших экранах, приготовясь увидеть обращение, которое положит начало самому ожидаемому событию последнего года.

— В наше время, в две тысячи шестьдесят восьмом году, каждый человек имеет доступ к громадной информационной библиотеке, предоставляющей знания о любом предмете на планете, будь то обычный градусник или же передовая разработка ученых, нужно иметь лишь соответствующий уровень доступа. Заработать его можно посредством своей научной деятельности, что уравнивает шансы каждого человека, отсеивая лодырей, и давая шанс человеку, который увлечен саморазвитием, получить необходимые данные и материалы, которые соответствуют его знаниям и достижениям.

Один лишь факт, что вы сегодня пришли в это место, показывает ваше небезразличие к развитию мира, так что все присутствующие здесь заслуживают бесконечного уважения. Каждый из вас, не покладая рук, трудился весь этот год, поэтому мы желаем успеха каждому. И не важно, будете ли вы выбраны сегодня в качестве победителя или нет, выступление здесь не пройдет для вас незамеченным.

Объявляем тринадцатую международную технологическую конференцию открытой и желаем успеха каждому участнику.

После того, как голос сверху закончил свою речь, весь зал на этот раз заполонили уже звуки аплодисментов. Определенно, людям уже не терпелось посмотреть на этих юных гениев.

Время за наблюдением выступлений других участников прошло незаметно, но Фудо сейчас находился в прекрасном расположении духа и был полностью уверен в своих силах, но при этом никуда не ушло и легкое волнение, которое, в надеждах парня должно смениться удовольствием во время самого выступления, какое получаешь, осознавая еще на сцене, что ты не зря старался все это время.

Услышав свое имя, парень не спешил сорваться с места, а вместо этого досчитал до десяти, успокоил дыхание и пульс, которые разыгрались, несмотря на недавнее спокойствие и отсутствие поводов для волнения, и только после этого взял сумку с прибором и уверенным шагом направился на сцену.

— Если бы я сразу побежал, когда меня пригласили, уверен, что споткнулся бы на одной из ступеней, — думал парень. Он был горд, что провернул этот трюк, который задумывал уже давно, хотя в нем и не было ничего особенного, но сейчас это придало ему еще больше уверенности и придало уверенности в своих силах.

— Главное, не нужно суетиться, иначе можно сделать много вещей, за которые потом будет стыдно, просто нужно получить удовольствие от процесса, — думал Фудо, стараясь не дать волнению одержать верх и сохраняя разум холодным, ведь увидев такую огромную толпу, любую уверенность может смыть волной эмоций.

Преодолев все ступени ни разу не оступившись, парень подошёл к столу, опустив сумку справа от стола. Все еще не осмеливаясь поднять глаза на зал людей, он принялся расстегивать замок сумки, в которой лежало его счастливое и безбедное будущее.

— Какого чёрта? — в состоянии полного шока подумал Фудо. Он просто не мог найти слов и подходящую эмоцию, чтобы описать свое состояние в данный момент. Такого он точно не мог ожидать, с большей вероятностью он допускал падение метеорита на комплекс, в котором проходит конференция, чем то, что произошло сейчас.

Из состояния остолбенения его вывел голос одного из организаторов, присутствующих на сцене.

— Что-то не так? — спросил подошедший человек в строгом костюме, — ты как то побледнел, — продолжил он, добавляя нотки беспокойства в свои слова.

— Да все не так, все, — мысленно кричал парень, он просто не мог подобрать слова. — Это не мое, — безжизненным голосом выдал из себя эту фразу герой, продолжая стоять столбом. Он все еще не мог прийти в себя.

— Что? Как это не твое? — с недоумением спросил мужчина в костюме, — может вызвать врача? У тебя нездоровый вид, — продолжил организатор.

Отойдя наконец от шока, Фудо решил, что нужно срочно что-то предпринять, но никаких идей в голову не приходило.

— А, нет, ничего, все нормально, просто мысли в слух, у меня часто такое бывает, — с запинками произнёс юноша. Вышло не очень убедительно, но вроде организатора это удовлетворило, и тот, кивнув головой, отошел на свое привычное место чуть позади.

Достав содержимое сумки, Фудо положил его на стол, пытаясь как можно быстрее понять, что лежит перед ним и как можно с его помощью выкрутиться из сложившейся ситуации.

Перед ним лежало нечто, очень сильно напоминающее большой проектор, с кучей различных кнопок, но сразу бросился в глаза красный рычажок. Очевидно он предназначен для включения аппарата.

Не теряя ни секунды, он передвинул рычажок в нужное направление, которое означало, что прибор приведен в состояние запуска.

Аппарат заискрился. Судя по всему, рычажок следовало двигать медленно, но эта мысль дошла до Фудо слишком поздно. Фиолетовый луч вырвался из прибора, образовав на противоположной стене воронку. Стена вокруг нее начала трескаться, искры усилились, и теперь к ним прибавился не предвещающий ничего хорошего звук, который слился со звуком трескавшейся стены и влился в общую картину разрушений, дополнив ее. Парень принял решение, что нужно выключить прибор и ринулся к нему. Но как только он коснулся луча, свет погас. Последним, что запомнил Фудо, был яркий фиолетовый свет, принимающий форму спирали. Его предельно куда-то засосало. Это было последнее, о чем он подумал, перед тем как отрубиться.

Показать полностью
  •  
  • -3
  •  

Killing Monsters Art

Killing Monsters Art
  •  
  • 8
  •  

Глава 5

Глава 5

***

Ёши печальным, грустным взглядом осматривал место побоища. «Эх, если об этом узнает мастер Тонг, мне опять попадет. А этот человеческий детеныш не плох. Не испугался, хорошо держался, опыта правда не хватает. К мастеру Тонгу его бы на стажировку. Через пару лет глядишь и вышел бы толк в результате. Ну да посмотрим, сейчас надо быстрей тут прибраться, без свидетелей».

Обдумывая такие не хитрые мысли, молодой грумлен выбрался из книжного завала. Окинув все окружающее уже более сосредоточенным взглядом, он хлопнул в ладоши, за тем развел руки в стороны и скрутил их по окружности к центру. Правую руку он сжал в кулак, левую с открытой ладонью повел по кругу, против часовой стрелки. Вслед этому в зале начали происходить изменения, будто время повернуло вспять, сломанные полки восстанавливались, различные предметы, книги, свитки и тому подобное взлетали и вставали по своим местам. Кайдэр, не успевший выбраться из своего завала, свалился на пол, поскольку все книги устремились в ближайший шкаф. Он с немалым интересом наблюдал за происходящим вокруг, потирая ушибленное место пониже спины.

Не прошло и минуты как в зале все вернулось на свои места и ни чего не напоминало о недавних событиях. Ёши с довольным ворожением лица стряхнул ладони и с немалой толикой гордости глянул на пацана. Оный не заставил себя упрашивать дважды.

***

- Охренеть! Слушай, научи а? Этому ж цены нет! Любая уборка, хлоп и готово! – Восхитился я.

- Хе! Какой не терпеливый. А кто тут битву устроил?! – Насупил бровки Ёши.

- Ты! – Невозмутимо ткнул пальцем я, в его сторону.

- Что?!

- А кто ко мне подкрался со спины, с явно не добрыми намерениями?! Я, между прочим, сидел книжку читал, ни кого не трогал. Тянулся можно сказать к свету знаний из тьмы невежества! А тут ты со зверским выражениям лица и с кинжалом на перевес! Что я по твоему подумать должен был?!

Ёши несколько опешил, поскольку не ожидал такой, гневной и обличительной отповеди от малолетнего нарушителя покоя. За тем спохватившись и вспомнив из-за чего все началось, уже в ответ ткнул пальцем в Кая.

- Ты во первых шумел в библиотеке!

- Клевета! Я лишь тихо ржал!

- А во вторых ты ел, в то время как читал! Ты мог замарать книгу грязными руками или что-то пролить на нее!

- Да не фига! Я яблоко держал в левой руке, а книгу читал и листал правой! Плюс держал его в стороне!

- Да фига! Все вы так говорите, а потом нам книжки чистить и восстанавливать!

- Да не фига!

- Да фига!

- ТИИИИИИИИИХАААААА! – Раздался громогласный окрик.

- Во попал… – Расширив глаза и повесив уши, произнес Ёши.

- Чего такое? – Не понял я.

- Мастер Тонг… - Видимо считая, что этого более чем достаточно, ответил он.

- Эм, мастер Тонг, это кто?

- Мастер Тонг это я. – За моей спиной оказался абсолютно белый грумлен в синей мантии. Глаза его имели фиолетовый цвет, и в этот момент они грозно смотрели на нас. – Ёши это как понимать твою?! Что за черт здесь происходит?! Совсем края потеряли в библиотеке наводить бардак и орать как заполошные?!

- Да какой бардак мастер Тонг? Все чинно, спокойно, решил объяснить нарушителю как следует себя вести в библиотеке. А он, гад такой, сопротивлялся активно.

- Да неужели? – Полным скепсиса голосом, прищурил он глаза. – А кто тут недавно применял «откат»? Видимо мыши?

- Никак нет мастер Тонг, заклинание использовал Ёши! – Затравленный взгляд на меня со стороны рекомого. – Но использовано оно было как раз для восстановления бардака устроенного мышами! Точнее одного Мыша! Но за то какого! – Вздернул я палец в верх. – Мышь была вот такенная! – Развел я руки в сторону, показывая размер. – Она развалила тут пару стеллажей, грызла и рвала книги, а так же порочила достославных хранителей библиотеки всякими нехорошими словами! Но Ёши не растерялся и навалял этому грызуну по самое не балуйся! – Браво закончил я.

Выражения лица грумленов надо было видеть. Глаза расширены, челюсти в пол, у обоих один из глазиков дергается. У Тонга левый, у Ёши правый. «Хм, почти синхронно! Может они тренировались? Тьфу ты! Опять бред какой-то в голове!». Ёши же еще и за уши схватился, явно представляя, к чему приведет негодование мастера.

- Кхе, кхе – Прокашлялся Тонг. – А мышь тогда где? Коли наваляли, как ты говоришь?

- Так это, испарилась! – Не моргнув глазом, ответил я.

- Чего?! Это как? – «По моему, мастеру надо нервы лечить, успокоительного там попить. А то глаз дергается, теперь еще и щека дергаться начала… правая».

- Да шут ее знает мастер Тонг. – Почесал я затылок. – От последней атаки, она вырубилась. Потом превратившись в белый дым, испарилась. Вот после сей битвы Ёши и использовал то заклинание, чтоб восстановить все как было.

- Нда? А ты тогда кто и откуда все это знаешь? – С прищуром и ехидной улыбкой спросил он.

- Так я это, скромный и тихий посетитель библиотеки, сидел вон там за стелажиком, книжечку читал ни кого не трогал, а тут как кинется с ножом!

- Кто кинется с ножом? – Снова немного расширил глаза мастер Тонг.

- Да Мышь этот! Орет «Всех зарэжу! Адин астанус!» далее не цензурно. Ну я и подумал все, отбегался малой. Ща тебя этот грызун на колбасу пустит! И поминай, как звали. А у меня, между прочим, дома сестренка не кормлена! – «И по фиг, что я младший! Ведь могу я сестру покормить в конце то концов?! Хотя уж скорее она меня… печеньками… Брр! По ходу у меня появляется фобия!» – Тут как раз, откуда не возьмись, – «Ага! Полный такой нежданчик!» – появляется Ёши. Да как начнет тому объяснять, насколько мышь был не прав! И что обижать детей в библиотеки, а так же шуметь и тому подобное не хорошо, и не правильно. В общем, он не только победил эту мышь, но и меня спас от растерзания!

Ёши изобразил «рука лицо», раздался тихий хлопок и не внятное бурчание. Видимо благодарил меня за столь яркое представление его заслуг перед начальством. А громко спасибо сказать просто стесняется.

- Кхе, мда. Вот знаешь Ёши, так и тянет ему сказать, ВЕРЮ! Вот тебе у кого учиться выкручиваться надо! А то вечно мямлишь и двух слов связать не можешь. Тут же пара минут, а уже такую легенду сочинил, что тебя героем можно выставить и как минимум благодарность от лица Старших выписывать. А главное как убедительно все! Вот так должен докладывать каждый! Вид иметь бравый и придурковатый, после такого даже докапываться не охота до деталей! – Покачал головой мастер Тонг. – Ох ладно, сделаю вид что поверил, мда, точно сделаю вид. – Покивал он своим словам. – Так что считай тебе сегодня, крупно повезло малыш Ёши. Взамен на его помощь, поможешь ему и объяснишь правила. Пока этот мальчик тут, ты за него в ответе, понял?

- Да мастер Тонг! – Встал по стойке смирно и принял надлежащий вид молодой грумлен.

- Ну и хорошо, а я пойду чайку попью. Староват я уже для всей этой шумихи. Тебя как звать то мальчик? – Обратился он ко мне.

- Кайдэр, мастер Тонг! – Вытянулся я.

- Доброе имя, ты заходи на чай как ни будь Кайдэр, глядишь коль в здравии буду, подучу тебя ремеслу воинскому! – Произнес он и не спеша растворился в воздухе.

- Фууух, кажись пронесло. – Выдохнул я, вытирая не существующий пот со лба.

- Угу. Не то слово.

- А вот насчет чая он прав, я б сейчас тоже навернул чашечку, с чем ни будь сладким.

- Пхе, так зачем дело встало, пойдем. За одно обговорим, какими судьбами тебя в центр лабиринта занесло, да еще и одного. Раньше то таких как ты по одному не отпускали. Максимум в первые секции.

- Да меня собственно в первые секции и отправили. Только вот, портал походу засбоил и не успел я удивиться, как оказался здесь.

- А дальше чего было?

- Да ни чего особенного, определил по карте, куда я попал, прикинул месторасположения тех секций, и в какую сторону мне надо. Уже собирался идти, когда глаз, за тот шкафчик зацепился. Ну и залип я там основательно. Нет ты представляешь, там даже картинки были, с подписями чего и как! Потом появился ты, а дальше ты знаешь.

- А меня-то ты как засек?

- Как, как? – Пожимаю плечами. – Поставил пару зеркал для того чтобы видеть, что твориться вне моего поля зрения. Вот в одном из них ты и появился. Так что когда ты кинулся ко мне, я уже ждал тебя.

- Хм умно, тут аккуратно обходи ловушка на полу. – Указал он лапой на пол.

- Ооо? И что за ловушка? – заинтересовался я.

- Обычная, маго-механика в действии. Шипы с электрическим зарядом. Чудо как хороши, убить не убьют, но обездвижат основательно! – Хмыкнул он.

Так мы и шли, в неизвестном для меня пока направлении, обсуждая ловушки, мастера Тонга и как тут живется. Вообще как я понял, жилось тут не плохо. Еды в достатке, откуда они ее правда берут не понятно, опасностей, особых, нет. Бывает, что кто-то из молодых в ловушку вляпается, но это даже хорошо, быстрей до мозгов дойдет, что надо быть всегда на стреме. Правда последние годы среди самых младших грумленов начали ходить интересные разговоры, что читать и жить спокойно конечно хорошо, но хотелось бы и побывать в тех местах, про которые читал. Так сказать мир посмотреть да себя показать. Старики же на это лишь ворчали, что неймется молодежи, что надо быть разумнее и ценить что имеешь. Стараться не привлекать к себе внимания. В общем, извечный спор на тему «Вот в мои временааа…». Старшие же махнули лапами на эту всю, как они выразились «кухонную интеллигенцию», мол не хай болтают, делать то все равно ни чего не делают.

Так и жили уединенно по своим законам и правилам. Основным законом у этих ребят оказалась книга «Путь воина» или другое его название «Путь меча». Написана она была в очень древние времена, неизвестным автором. В этой книге был собран свод правил и рекомендаций как следует жить истинному воину и мужу. И как ему же следует умереть. К чему он должен стремиться и как ему следует относиться ко всему окружающему его.

Книга меня очень заинтересовала, так что я вытряс с Ёши обещание дать мне ее прочитать, хотя, к слову сказать, он не особо то и сопротивлялся. Через какое-то время неспешной прогулки мы прошли одну из арок и оказались в комнате напоминающей кухню. Ёши подойдя к шкафам, задумчиво потеребил ухо, видимо что-то вспоминая. Его лицо просветлело, он взмахнул лапами, и началось завораживающее действо.

Чайник взлетел в воздух и наполнился текущей в него водой из под крана. По воздуху текущей, между прочим! После этого вода в нем буквально через несколько секунд закипела. Из шкафчиков на стене появились банки с травами. Травы из них вылетали маленькими порциями и опускались в заварник. Следом за ними из чайника уже кипящая вода начала заполнять его до краев. От заварника пошел приятный аромат.

Но на этом действо не закончилось. Из тех шкафчиков была извлечена мука и что-то похожее на шоколадную стружку. Прямо в воздухе не достигая стола, замесилось тесто, перемешиваясь с шоколадом и некими приправами. Оно разделилось на небольшие кусочки, кои приняли причудливые формы. Потом тесто намазали маслом при помощи кисточки. На появившуюся большую тарелку, приземлялись уже остывающие, но еще теплые, запеченные кексы. Тарелка с ними и вместе с заварником, в окружении кружек плавно спланировали на стол.

- Офигеть! – В восхищении высказался я. – Слушай, научишь а?

- Хе, хе! Повторяешься.

- По фиг! Научи! Это же мечта! Ни какой возни и грязи разводимой на кухне! Или в походных условиях, пара минут и готова горячая еда и ни каких заморочек! Хочууу!

- Ха! Ладно, научу, но позже. – Смилостивился он. – А пока прошу к столу.

Пока мы рассаживались и разливали чай, он попутно рассказывал, что мы находимся в так называемых «Технических помещениях».

Оказывается, они разбросаны по всей библиотеки для удобства обслуживающего персонала. Но так как в библиотеки люди уже давно не живут, ими из редкости пользуются грумлены. В этих помещениях нету ловушек, можно передохнуть и перекусить. Если ты столкнёшься в таких помещениях с грумленами, то тебе ни чего не грозит. Так сказать действуют негласное правило «о нейтральной территории».

Раз смог сюда добраться то имеешь право тут быть. Все помещения соединены между собой небольшими техническими коридорами, проложенными через всю библиотеку. Ну как не большими, для взрослых людей считай, что и маленькими, а вот для грумленов практически полноценные анфилады, примерно метр в высоту и метр в ширину. Как выяснилось из дальнейшего рассказа Ёши, туалет, спальня, помывочная и даже комната отдыха. Вот как раз последняя, является самым часто посещаемым местом у этих пушистиков. Поскольку в их библиотеки хоть и очень интересно, но даже им временами требуется сменить род деятельности.

Я наслаждался разговором и великолепным чаем, имевшим прозрачный, яркий, янтарный цвет. Он постепенно раскрывался ароматом кофе и молока, перетекающим в запах ягодного варенья, с легкой цитрусовой ноткой. Затем его аромат неожиданно напомнил о хвойном лесе. Вкус чая был легким, объемным, терпковатым, свежим, оставляющим приятное, чуть вяжущее послевкусие.

- Хороший чай! А кексики вообще выше всяких похвал! – Искренне восхитился я.

- А то! Некоторые из наших сильно увлекаются кулинарией, но так как мы едим очень мало, все наши экзерсисы хранятся вот в таких холодильных ларях. – Указал он на металлический шкаф. – Хорошо, что у них вместимость огромнейшая. А некоторые, например как мастер Тонг, занимаются выращиванием чая в местных горных долинах, пытаясь вывести идеальный сорт.

- Думаю, у мастера Тонга практически получилось.

- Может быть, но как он говорит, нет предела совершенству. Ну да ладно, так что ты за книги тут искал и в какие тебе секции надо?

- Вообще меня отправили в секции «Энергии тела» и «Бытовой магии» наитии там «Бытовая магия для «чайников» и «Азы постижения своего тела».

- О как. Ни как из тебя «энергета» решили сделать? Что совсем способностей к магии нет?

- «Энергета»? А это кто такие? Да нет, способности есть, но пользоваться до совершеннолетия, категорически не рекомендовано, а в идеале еще пару лет после.

- О как, такой мощный резерв?

- Эх. Угу. Вроде и повезло, а вроде и полная жо… печаль в общем. Приблизительно уровень архимага.

- Фить фиу. Серьезная силушка. – Присвистнул Ёши – Пытаешься избежать воплощения подавителями?

- Угусь. – Кивнул в ответ.

- Хм, ну теоретически может сработать. И кстати возможно тебе действительно правда стоит изучить техники энергетов!

- Почему? – Немного удивился я.

- Да собственно причина одна, совместимость!

- То есть?

- Сейчас погоди, чайку еще налью горячего и расскажу подробней. – Неспешно разлив чай по чашам он продолжил. – В общем, смотри. Энергеты, это воины умеющие смешивать, или как некоторые считают выделять, энергию души и тела, а за тем использовать ее в бою, либо за счет нее менять себя или влиять на окружающее. Для того чтобы было проще отличать одну энергию от другой назовем энергию тела и духа, Чара. Это название пришло к нам из седых былин, задолго до нынешних времен. Назвали ее так за счет разрозненных «очагов» или как они говорили, Чакр, в теле, но значительно позже эту энергию стали называть так же, чарой. Ох, извини отвлекся, подробней позже расскажу. В отличие от тех же магов, энергеты сильно завязаны на физическую силу своего тела, его здоровье и соответственно крепость духа. Маги же, я думаю, как ты знаешь, используют и управляют энергией мира или маной, но заметь не все. Встречаются в природе маги, которых называют Источниками. Внутри себя они, как и энергеты носят Источник или по-другому, очаг энергии в котором смешивается чара и мана. Которая вырабатывается постоянно. Постепенно под действием этой энергии тело существа меняется, что у Источников, что и у энергетов. Кстати у магов это тоже наблюдается, хотя им требуется на это гораздо больший срок. Но для магов это опасно из-за более высокой вероятности воплотиться. А с энергетами и источниками все обстоит, как раз таки наоборот. Чем больше они пропустят через себя поток энергии и чем дольше будут так сказать вариться в ней, тем сильнее они изменяться. Став тем самым ближе к своей энергии. Но при этом за счет этой близости они застрахованы от воплощения. По какой причине до сих пор не разобрались, но за всю историю не зафиксировано ни одного случая воплощения среди энергетов и источников. Ну да я опять отвлекся. Почему же это не используется повсеместно? Дело в том, что ни один разумный не смог до сих пор совместить способности энергетов и магов. Видишь ли, похоже, что они как бы это сказать? Конфликтуют. Если маг пытается изучить способности энергетов, начиная тренироваться в этом направлении, то через некоторое время, он начинает терять магические способности. И соответственно наоборот, энергет обучающейся магии теряет свои способности к манипулированию чарой. В чем причина этого феномена до сих пор не ясно. Хотя около ста лет назад один из тогдашних магов подвел интересную базу под это дело. Мол, на самом деле энергеты, это всего лишь «куколки». Из которых при должном умении и тренировках должен будет родиться Источник. И что по его теории, все маги сначала должны пройти обучение энергетов и через какое-то там время, количество должно перейти в качество. – Ёши замолчал, пригубив чая.

- Выходит что, каждый человек может стать энергетом? А со временем стать магом обладающим своим источником. Что позволит ему жить, не боясь воплощения?

- В теории да. А вот в практике черт его знает. Тот маг пропал, оставив после себя лишь рукопись, в которой весьма расплывчато написано, что и как делать. Хотя метод «Единения» и тренировки там все же есть. Но тебе я думаю, особой разницы нет. Для тебя вообще по идеи единственный вариант, это начать обучение энергетов. Чтобы уменьшить свой запас манны, либо вообще полностью уйти в это направление. Собственно энергеты практически ни чем не уступают магам. А в некоторых аспектах и превосходят их. Хотя и не всё они способны решить. В некоторых вещах маги все же лучше их. Они так сказать две стороны одной медали.

- Слушай, а грумлены маги или энергеты?

- Хе ну ты спросил. – Хмыкнул он. – Вообще среди наших встречаются и достаточно сильные маги, но значительно меньше, чем у других рас, Примерно процентов восемьдесят всех грумленов, это чистые энергеты. Не смотря на наше тщедушное тело, мы проповедуем «Путь воина», а это накладывает определенный отпечаток на сознание. Что в свою очередь влечет за собой очень жесткие тренировки тела. Без ложной скромности за свой народ могу сказать, что взрослый грумлен с легкостью потягается с бойцами дваргов, не то что людей.

Учитывая, что силушкой грумлены явно не обижены, верю. А если учесть еще и их скорость с ловкостью, то очень даже верю! Вот только скажите, какая сволочь говорила, что с одиночной особью справиться может и ребенок?! Это что же за дитетко то должно быть?!

- Так что нет ни чего удивительного в том, что наша молодежь стремиться постигнуть пути энергетов.

Так болтая о важных и не очень вещах, мы просидели еще где-то около часа, после чего отправились в секцию «Энергии тела». Подумав и взвесив все за и против, решил начать с наиболее насущного вопроса, а бытовую магию оставил на потом. Слова Ёши уже тогда заставили меня задуматься. Ведь получалось, что теория того мага, волне возможно верна. Стоит этот вопрос изучить глубже и разобраться есть ли хоть какое-то правдивое зерно в этом. Но всему свое время, для начала, стоит изучить азы, а попутно, коль время будет собирать нужную информацию по вопросу Источников.

Показать полностью
  •  
  • -5
  •  

Записки пилота. Символ контакта – открытая Дверь, гл.2, Кто тут за старшего?

Глава 2. Кто тут за старшего?


Штурман: Итак, ты не сможешь что-либо сделать, не изменив конфигурацию существующей системы, иначе говоря, не расширив или не убрав совсем некоторые рамки, ограничивающие сознание, то есть, по сути, надо будет серьёзно изменить понимание реальности и её законов.


Пилот: Я чего-то очень сомневаюсь, что в этих условиях вообще можно что-либо сделать.

Штурман: А раньше не сомневалась.


Пилот: Раньше? Не припомню чего-то.

Штурман: Ладно, неважно, проехали. Короче, для загрузки новой программы надо внести определённые изменения. Так?


Пилот: А сразу нельзя?

Штурман: Всё тебе сразу подавай! Нетерпеливая какая! Сразу не получится, вот тебе пример: Вот скажи, ты можешь загрузить круто навороченную компьютерную игрушку в старенький компьютер с убогим процессором?


Пилот: Знаешь, я вообще-то в этой теме не очень, но, полагаю, ответ – отрицательный.

Штурман: «В этой теме не очень? А в какой очень?»


Он ухмыльнулся: «Ладно. В общем, всё верно, ничего не получится, компьютер придётся усовершенствовать и расширить его возможности. Теперь вопрос на засыпку, что есть этот самый комп в данной системе?»


Пилот: Ммм, ну, человек, наверное, люди.


Штурман (передразнивая): Ну, наверное, ммм, что за ерунда такая! Я тебя не узнаю! Говори всегда уверенно, даже если не знаешь, тогда если и ахинею какую сморозишь, тебе всё равно поверят!


Пилот: Да иди ты!

Штурман: О! Вот это звучит уверенно! Вот с таким вот чувством и интонацией и говори! Запомнила, я надеюсь? Хотя, где тебе! С твоим-то объёмом памяти!


Пилот: Ах, ты га

Штурман: Да, да, я знаю, что ты хочешь сказать, спасибо за комплимент. Кстати, и эта интонация тоже подходит. Итак, представь полянку, а на ней сидят три богатыря: Алёша Попович, Добрыня Никитич и Илья Муромец, в полном, так сказать, облачении, в шлемах кольчугах, и тому подобное, сидят себе и самокрутки раскуривают.


Пилот: Самокрутки? Так в это время ж


Штурман: Да, пожалуй, ты права. Курить – вредно! Ну, так вот, сидят они себе и думу думают, как им злого Тугарина одолеть, стратегический план, понимаешь, разрабатывают. Смекаешь? И вдруг, мальчонка в футболке, бейсболке, с плеером, да на скейте мимо катит. Как тебе картинка? Как думаешь, чего с богатырями случиться может?


Пилот: Мммм???

Штурман: Прально! Сбой системы со всеми вытекающими последствиями! Так что мы должны сделать, чтоб у наших богатырей крышу разом не снесло?


Пилот: Эээээ…

Штурман: И снова верно! Тихонько, постепенно и бережно расширить систему мировоззрений наших доблестных борцов со злыми силами, дабы допустили они сию невероятную возможность в их системное пространство! Соображаешь? Чего-то долго ты соображаешь. Эй! Ты чего? Зависла что ли? Хватит думать! Действовать пора!


Пилот: Да, я не знаю.

Штурман: Зато я знаю! Давай, делом займись!


Пилот: Может ты сам, как-нибудь?

Штурман: Эээ! Давай-ка ещё раз разберёмся, кто из нас пилот? А?


Пилот: А…

Штурман: «Можешь не отвечать! Пилот – ты! Ты и действуй! А я так, просто, просто голос свыше!», – Вдруг чрезвычайно торжественно сообщил он, – «И поэтому ты должна во всём меня слушаться! Ну-ка попрыгай на одной ноге! Или ласточку сделай!»


Пилот (неожиданно зло): Счас! Бегу и спотыкаюсь! Держи карман шире!


Штурман (себе под нос): «Я так и знал! Не прокатило! Не все параметры поддаются корректировке, а жаль, но попробовать стоило. А врали то, врали, полное форматирование! Пиши чего хочешь! Техники хреновы! Вот другим пилотам бывало скажешь, я, мол, Высший Разум! Или Я – Господь Бог! И всё! Ходят как шёлковые! Сама вежливость! Чё ни попроси, ну всё сделают! А не сделают, так тысячу раз извиняются, мол прости ты меня Господи, прости ты меня Господи, не буду мол так больше. Пустячок, а приятнооо… А тут? Ээххх!»


И дальше Пилоту: «Ладно, хватит теории, перейдём к практике. Начнём с себя! Тьфу ты! То есть с – тебя

Показать полностью
  •  
  • 0
  •  

Дюка вышел в ночь

в

Дюка вышел в ночь. Вязкой прохладой его окутал сырой от прошедшего дождя воздух, проникая сквозь плотную ткань плаща, отчего тело покрывалось множеством мурашек, приподнимая волоски в попытке хоть как-то защититься от наступающего холода. Он поднял ворот и направился вдоль мостовой, на которой отражались желтые блики фонарей и белые отблески лунного света, то и дело выбивающиеся из-за клубов мохнатых, похожих на комья ваты, туч - остатков прошлого ливня. Мир вокруг казался чужим и враждебным. Деревья голыми сучьями вгрызались черными трещинами в небо и шептали под порывами ветра об отчаянии, таящемся в потаенных углах сознания.

Дюка не мог уснуть. Это копошение мыслей в голове, словно множество черных усатых жучков, ползающих по спинам друг друга в глубокой яме без возможности выбраться, снова и снова цепляющихся за стенки и вновь срывающихся в пропасть, не давало возможности забыться. Их надо было разгонять. Идя вдоль ночных домов, с оскалом темных арок и бездонными глазницами потушенных окон, под горящими фонарями, безмолвно стоящими, словно постовые у королевского дворца, он слушал, что шепчут внутренние голоса. А шептали они об одиночестве. О том, что дома никто не ждет, что некого обнять и некому улыбнуться промозглыми вечерами. Пустота, вызванная этим, не щадящим ничего, чувством, давит и черной дырой засасывает всё светлое, что накопилось за день, не оставляя ничего после себя. Только темноту и грусть.


Ветер новым порывом толкнул в спину страдальца, фонари моргнули, и небо, спрятав остатки свечения луны, разразилось громом. Деревья застучали сучьями, аплодируя начинающемуся светопреставлению, зашелестели еще громче, одобрительно кивая в такт усиливающемуся ненастью. Сотни молний осветили яркой вспышкой морщинистые стволы и обшарпанные стены. Громким аккордом, оглушая и яростно треща, разразился еще один каскад грома, громким лаем разъяренного Цербера разносясь по округе. С неба упала вода. Единым пластом. Сразу объявив войну всему сухому. Вдоль дороги моментально образовались неукротимые потоки. Они неслись с верхнего города вниз, к морю, унося с собой все, что лежало на пути, двигая камни и периодически проваливаясь в еще не затопленные подземные каналы сквозь чугунные решетки ливнёвок.


Дюка сильней закутался в плащ и остановился. Жалость к себе не позволяла ему возвращаться в пустой дом, где он мог бы налить себе бокал коньяка и не спеша наслаждаться его вкусом в одиночестве за книгой, сидя в удобном мягком кресле в полной тишине комнаты и неутомимым треском грома, хлопками воды о камень мостовой, и переливами ручьев за окном. Дождь не давал шансов на спокойное продолжение прогулки.


Его размышления прервал стук каблуков, кто-то бежал навстречу. Не обращая внимания на лужи, сквозь плотную стену дождя приближался силуэт. Не дойдя и десяти метров, этот кто-то споткнулся и упал. Дюка подбежал и протянул руку, предложив свою помощь. Ему в ладонь легла маленькая ручка, с тонкими белыми пальцами, они словно были сделаны из сахара и, казалось, что вот-вот растают под каплями воды. Девушка подняла голову, и сердце Дюки замерло. Прекраснее он никого не встречал. Оперевшись на его руку она попыталась встать, но оступилась.


- Похоже, подвернула ногу, болит – подытожила она.


- Тогда давайте я отнесу Вас к себе, а как дождь кончится, сможете спокойно доехать куда нужно.


Не дожидаясь ответа, Дюка поднял девушку на руки и понёс домой. Дома, сохраняя безмолвие, он перевязал ей ногу и уложил в кровать спать. Сам, устроившись в кресле, закурил.


- Что это, знак судьбы? Это то, чего я хотел? То, что я искал? Теперь конец моему одиночеству? Она будет ждать меня дома вечерами и с улыбкой встречать меня хмурого и усталого? Как её имя? Уже спит, а я не спросил. Как она прекрасна. Эти глаза, губы, нежные очертания лица! А её ручки, никогда не отпускал бы этих рук! Спит. Как неровно ее дыхание, наверное, что-то тяготит. Но я помогу, спасу её. Тысячу раз, если придется. А утром спрошу имя. Её прекрасное имя. То имя, с которым я покину этот свет.


Из окна пробивалось утреннее солнце, теплое и радостное, под стать настроению. Дюка лежал с закрытыми глазами и размышлял о том, как сварит кофе и пригласит свою прекрасную гостью на завтрак. Он прислушивался, хотел услышать дыхание спящей нимфы, но не слышал ничего, кроме ветра и птиц за окном. Вскочив с кресла, в два прыжка он оказался у кровати, она была пуста. На ложе, как и в квартире, девушки не оказалось. Только записка.



«Дорогой незнакомец!


Спасибо тебе за твою доброту и заботу, но мне нужно идти.


Меня ждет в услужение старый купец, что живет на вершине холма за стеной. Я обязательно должна явиться в назначенный час, иначе худо будет мне и моим родным. Надеюсь, судьба пересечет снова наши пути.


С благодарностью,


Авалит»



- Это ли знак судьбы? Этого ли я хотел? Остаться мне здесь или идти на поиски? О, Авалит. Как сладко произносить имя твоё. Идти и просить старого купца освободить тебя от услужения, дать дозволения идти со мной. А если не отпустит? Просить ещё. Требовать. Стучать кулаками. Но настоять на своём. Без Авалит я не уйду. – такие слова шептали голоса в голове Дюки. И с ними он был согласен. Герой собрался в путь. Но не знал он куда идти, и главное, как добраться до старца целым и живым. Нужно было найти провожатого, благо, Дюка знал, где коротают время отчаянные ребята, готовые идти на приключения ради самих приключений.


Пройдя по каменной улочке, сплошь состоявшей из темных от копоти и грязи стен и арок, с которых вот-вот упадет на голову черепица, он зашел в таверну. За тяжелой дубовой дверью было многолюдно и шумно. Света было не много, пара керосиновых ламп по углам тускло кидали отблески сквозь полу-закопченные стекла в зал. В полумраке гости, представляющие собой отребье города, напивались пойла, не самого лучшего качества с отвратительным вкусом и жутким похмельем на утро после него, курили свои трубки набитые зловонным дешевом табаком, и всячески придавались веселью, доступное за гроши. Дюка сел за стол и стал ждать хозяина.


- Снова ты, - поморщившись, сказал полный лысеющий мужчина в промасленном переднике о который он вытирал покрытые густым покровом волос руки – будешь напиваться?


- Спасибо нет, я сегодня ищу компанию.


- Девушки это не к нам, тут их слишком сильно любят – рассмеялся толстяк.


- Мне провожатый нужен, кто сможет через лес провести.


- Не нужно тебе туда, плохое это место.


- Нужно. И даже очень. Подскажи, будь добр.


- Черт с тобой, сиди здесь.


Трактирщик, ловко маневрирую между пьяных тел, скрылся в глубине. Через некоторое время за стол к Дюке сел человек. Одет он был весьма неопрятно и даже бедно. Чем мало походил на успешного наемника. Рука его была изувечена и подвязана на шею, а второй он опирался на трость. Лицо, покрытое морщинами и шрамами, искривленное в перманентной ухмылке не давало возможности понять настрой собеседника. Единственный открытый глаз покрытый белесой пленкой смотрел будто сквозь.


- Ты чёртов идиот, если собрался идти в лес. Зачем тебе туда, жизнь надоела? Так знай, там отшельником не проживешь - лучше в монастырь. - прохрипел калека


- Мне не в сам лес надо, мне на холм надо, что за стеной, к старцу.


- Душу решил продать, значит. Тогда лучше мне отдай, проще и идти никуда не надо. – визгливым хохотом разошелся собеседник.


- Я девушку хочу спасти. – обиделся Дюка


- Забудь. Если старец её себе забрал, то живой точно не отпустит. Да и тебя прихватит заодно.


- Вот поэтому ты мне и нужен…


- Не я тебе нужен, точно не я. Что ты знаешь о старце? Не отвечай. Вижу что ничего. Так слушай. Когда-то, лет примерно тысячу назад, человек по имени Зарт был молодым успешным торговцем. Он продавал датские ткани, заморские специи и скандинавские мечи. Не было у него нужды ни в деньгах, ни в женщинах, ни в друзьях. Как-то раз полюбилась ему девица. Все бы ничего, но девица эта была дочерью короля. А Зарт хоть и имел богатства и влияние, но не был рода знатного. Не мог просить руки дочери первой семьи королевства. Пошел он тогда на сделку с Дьяволом. Просил он любви принцессы и согласия королевского на свадьбу в обмен на душу свою. Так оно и случилось. Сыграли молодые свадьбу и стали жить. Но не могла родить принцесса ему детей. А старость все ближе и ближе подбиралась к Зарту и жене его. Так и умерла она, не испытав радость материнства. Похоронил купец жену свою, упал возле могилы и воззвал к Дьяволу, готовый исполнить свой долг. Но позабыл о нём Князь Тьмы. Не явился на зов. Не забрал душу обещанную. Так и остался Зарт жить на земле один. Поселился он отшельником далеко за стенами города на одиноком тёмном холме, куда путь пролегает через глухой лес и болота, чтоб никто не мог его потревожить. Ждёт, когда Сатана вспомнит о долге и придет за ним.


В таверне нависла тишина, все прислушивались к рассказу о старце. Кто-то сплюнул на пол, кто-то чертыхнулся и, отвернувшись, продолжил разговор, несколько человек в балахонах перекрестились. Из дальнего угла поднялась фигура и, бросив несколько монет на стол, вышел прочь из таверны.


- Ты можешь и дальше стращать меня ужасами пути. Но я уже принял решение. Скажи, кто сможет провести меня?


- Иди, тебя уже ждут. – кивнул на дверь калека.


Дюка выскочил во двор, но никого не увидел. Ветер блуждал по переулку, гоняя выкинутые бумажки по брусчатке и перенося зловоние от одной мусорной кучи, до другой. Он побежал в сторону главной площади, но кто-то схватил его за шиворот и затянул в подворотню. Решив, что это грабители, Дюка начал махать кулаками, в надежде попасть по разбойнику, и взывать о помощи. В ответ получил сильный удар в живот, так что перехватило дыхание, от чего Дюка сразу рухнул на землю.


- Ты чего суетишься, малец? Спокойней надо быть. – сказал разбойник сверху.


- У меня… нет… денег… - задыхаясь, смог проговорить, лежа на земле, Дюка.


- Раз нет денег, то зачем мне тебя тогда вести куда-то? Бывай тогда.


Незнакомец развернулся и пошел в сторону таверны.


- Подождите. – вскочил и побежал за ним Дюка. – Мы договоримся. Я заплачу.


- Интересно чем же?


- Найду, в долг возьму. Мне очень нужна помощь.


- Давно не видел, чтоб так из-за девицы сокрушались. Последний раз было, когда после набега всех молодок из деревни с собой забрали. Но тогда и местные были покрепче. Хорошая бойня получилась. А ты, боюсь, помрёшь в пути. Ладно, идем. С оплатой после разберёмся. Как зовут хоть её?


- Авалит!


Незнакомец направился в сторону верхней башни, где был выход из города.


Когда Дюка со своим спутником вышли за стену луна была в зените, и ночь не думала уходить. Тропа изгибами удалялась вперед и терялась в темноте. Казалось, стоит только сделать шаг и тьма поглотит тебя и больше не отпустит никогда. Проводник ухмыльнулся, глядя на сжимающегося от волнения Дюку и твердым шагом направился по тропе в глубь.


Они шли молча, то обходя овраг, то перепрыгивая через ручьи, пока, наконец, не добрались до леса. Деревья плотной стеной стояли на пути, высоко подняв свои стволы. Пройти между ними не было никакой возможности. Колючий кустарник рос густо и не пускал никого сквозь себя. Проводник пошел вдоль деревьев. Не пройдя и сотни шагов остановился, резко прыгнул в чащу и пропал. Подойдя ближе Дюка увидел небольшой просвет между стволами. Туда он и шагнул следом за своим провожатым. Темнота окутала его. Не видя ничего перед собой Дюка ударился о дерево и поцарапал веткой щеку. Кровь из рассеченной раны тонкой струйкой потекла по шее. Рядом чиркнула спичка и загорелся факел. Огонь осветил пространство вокруг, кроме темных деревьев и мха под ногами поблизости ничего не было. Проводник вручил факел Дюке и зажег себе второй, показав жестом следовать за ним, направился в глубь, уворачиваясь от веток и перешагивая через упавшие стволы.

Шли путники долго, сколько именно никто не мог сказать. Усталость и голод давали о себе знать, но Дюка, полный решимости спасти свою Авалит, держался изо всех сил, стараясь не показывать попутчику свою слабость. Он очень боялся, что тот может бросить его, если почувствует страх и малодушие. А боятся было чего. Лес был ужасен. Деревья, искривленные в причудливых позах, раскинув свои ветви-руки в стороны старались зацепить и схватить в свой плен, чтоб никогда больше не отпустить. Трава и мох на земле прятали собою ямы-ловушки, надо было ступать очень осторожно, чтоб не потерять ногу или другу часть тела, проходя через них. Спустя еще несколько часов блужданий провожатый,наконец, объявил привал. Срубив несколько веток он развел костер и, нанизав на заточенную ветку куски мяса из сумки, повесил томиться над огнем. Люка сел рядом, достал несколько сухарей и положил рядом с огнем, чтоб согрелись. Проводник одобрительно хмыкнул и протянул бурдюк с вином, густым и пьянящим. Долго сидеть на месте было нельзя. Поэтому, быстро поев, путники продолжили свой путь.


Откуда ты знаешь как идти? - пытаясь развеять тишину, спросил Дюка.


Я не знаю, просто иду.


Как это? Ты же не хочешь сказать, что мы заблудились?


И да и нет. Я просто знаю, что холм, до которого ты хочешь дойти, находится вон в той стороне. И, не теряя направления, иду к цели. Периодически делая крюки, обходя опасные места. Или ты хочешь пожаловаться, что на тебя кто-то напал?


Нет, но… странно это для меня.


Вот тогда и не наводи панику. Помни, если придется спасть жизнь - мне своя дороже. А теперь прекращай трястись и молча следуй за мной след в след.


Путники не знали день сейчас или ночь. Чем глубже продвигались они в лес, тем становилось темнее: солнечный свет не мог проникнуть сквозь густую крону деревьев. В этой темноте жили и размножились зловещие твари, жаждущие свежей плоти. Они блуждали по лесу в поисках своих жертв, разрывая на куски и проглатывая целиком всех, кто попадется на пути. К несчастью рана на щеке Дюки продолжала сочиться кровью. Её тонкий металлический запах распространялся по округе, дразня обоняние оголодавших чудовищ. Монстры, разъяреные и опьяненные, крались незаметно и неслышно по деревьям, по кустам. Незримые, ползли промеж просветов мха. Предвкушая сытную трапезу.


Проводник с Дюкой не заметили, как были окружены тенями, все чаще мелькающими между стволов. Шелест листьев и хруст веток под лапами хищников перестал быть тайным. За спиной послышалась тяжелая поступь и хриплое дыхание. Из чащи, ощетинившись, выходило нечто. Растения сворачивались от его горячего дыхания. Зловонная слюна капала из оскаленной пасти, оставляя на земле черные дымящиеся лужи. Когти на лапах, острые и длинные, от прикосновений которых кора на деревьях облезала и опадала на землю. Высотой с двух здоровых мужчин, покрытое чешуёй на брюхе и, отливающий синевой под светом факела, мехом на спине. Оно надвигалось на путников.


Проводник шагнул вперед, отодвинув Дюку за спину, обнажил меч. Монстр, издав громкий рык, широко размахнулся и сбил с ног своего соперника. Проводник, защитившись от когтей, от удара упал на землю. Но быстро поднявшись и, занеся меч над головой, нанес удар зверю по спине. Монстр взревел от боли, из раны обильно потекла кровь. Обезумев от боли, чудище схватило Дюку зубами и убежало в чащу. Проводник побежал следом. Когда он догнал его, было поздно. Возле бездыханной туши зверя лежало истерзанное тело Дюки. Проводник ни разу в жизни не провалил ни единого задания. Ни разу он не видел мертвое тело вверенного ему подопечного. Всегда клиент доходил но места назначения и возвращался обратно. Провожатый был растерян.


- Я не могу так вернуться в город. Меня не поймут. Ушел с клиентом - вернулся один. “Где малой, которого повел ты?” спросят все. - он отхлебнул вина из бурдюка. - Авалит, так кажется он сказал её зовут. Я обещал ему помочь вернуть её.


Через сутки блужданий, он, наконец, добрался до дома старца. Это


был величественный и мрачный дом с полукруглым фасадом, окнами выходившими на усыпанный гравием двор, где два чахлых дерева с почерневшими стволами скорее стучали, чем шелестели - так были прокопчены их листья. Дом стоял на острове посреди озера. На поверхности воды не было ни одного волнения. Только туман стелился по водной глади и рогоз шелестел своими острыми листьями у берега. Проводник взошел на помост и три раза топнул каблуком. Из облака показалась пустая лодка и причалила рядом. На ней он переплыл озеро. Никто не встретил его. Ворота небыли заперты и проводник без труда вошел в дом. Двери сами открывались перед ним и вели его прямиком в зал, где, сидя у камина, его уже ждал старый купец Зарт.


- Ольден, дорогой мой, ты все-таки соизволил прийти и вернуть свой долг? Что же тебя заставило, если ни мертвые жена с детьми, ни потерянные богатство и влияние не были достаточно убедительными? Я уж думал, что тебе понравилось истреблять деревни и насиловать женщин. Кто бы мог подумать: граф Ольден - разбойник и варвар. Хорошо, что все, кто мог осудить тебя, уже мертвы. Правда, друг мой? В общем что это я, ты наверняка устал с пути. Отдохни, поешь. А завтра вечером расскажешь что же ты принес мне в уплату долга.


Появившиеся за спиной проводника тени, вытянули свои руки, приглашая за собой. Ольден, кивнув в ответ на слова старца, последовал за ними в покои, где его уже ждала горячая ванна и сытная трапеза.


Времени было мало. Авалит была в одной из комнат, но только в какой? И как найти ее не наткнувшись на стражей или самого Зарта? Из своих покоев выйти тоже не получилось, дверь была заперта, а на окнах высели решетки. Решив отложить действия до утра, Ольден принял ванну и поел. Когда он завершил трапезу, дверь тихонько отворилась и на пороге появилась старая служанка, которая пришла забрать посуду и объедки. Это был шанс.


- Скажи, есть ли в замке еще кто-то из гостей? - положив руку ей на плечо спросил граф


- Здесь нет гостей: лишь рабы и приговоренные. Вот и ты сгинешь скоро, не пощадит тебя хозяин.


- Свою судьбу я знаю и не страшусь ответа перед ним. Но долг мой выполнить мне нужно. Есть здесь девица по имени Авалит? Как найти мне её?


- Не нужно тебе к ней. Себя ты уже погубил, еще и её погубишь. Не жених ты ей и никто. Спи лучше. Последняя у тебя ночь на этом свете.


- Так жених её и ищет. За озером остался, ждет, чтоб я её к нему вывел.


- А что же сам не явился просить, не любит видать!?


- Ты сама знаешь, что ничего не получится у него.


- Думаешь справишься, обхитришь хозяина? Если не сможешь, всем нам плохо будет. - с сомнением взглянула на него старушка


- Буду сидеть здесь и ждать своего суда, точно не узнаю этого.


- Сиди тогда здесь. - старушка вышла, захлопнув за собой дверь.


Прошло несколько часов. Ольден уже начал думать, что служанка его обманула, как дверь приоткрылась и в комнату скользнула девушка.


- Кто ты? Кого ты привел с собой?


- Меня зовут Ольден. Некогда Граф Северной Земли и Мрачных Лесов. Ныне известный как Проводник. Меня нанял юноша, по имени Дюка. Он влюблён в вас и отправился вызволить из плена старца.


- Дюка, кто это? Я никого не знаю с таким именем. Зачем вы пришли?


- Он говорил, что ваша встреча была под дождем, вы заночевали у него, а на утро исчезли.


- Так это тот несчастный мальчик? Глупый, маленький и глупый мальчик. Но где же он, раз вы его провожатый?


- К сожалению он не смог дойти - его в лесу погрыз зверь. Я здесь чтоб закончить его дело. Прошу вас, собирайтесь. Пока ночь нужно бежать с этой земли.


- Вы же понимаете, что живым отсюда нет возможности выйти? Если вам не дорога своя жизнь, с чего вы взяли, что я доверю вам свою? Жизнь бедного юноши, который доверился вашему опыту, уже оборвалась.


- Вы боитесь уйти отсюда или боитесь уйти со мной? Что вас здесь ждет? Вечное услужение? Или страх, что редкие лучи солнца, изредка выглядывающие сквозь эти ветви, онажды не согреют вашего лица и душа превратится в тень, одну из многих в этих стенах? Что вы должны Зарту, что сами пришли сюда?


- Не важно что меня привело. Важно только то, что не уйдет отсюда никто. Забвение удел всех, кто попал в эти стены.


- А вы знаете, что есть способ вернуть Дюку к жизни?


- Знаю… Господин Зарт может вернуть его...


- Да, лес принадлежит дому, и все души в нем застрявшие также собственность Господина. Вы пойдёте со мной, если Дюка вернется?


- Ольден, вы подлец.


- Поэтому-то я и попал сюда.



Утром графа пригласили к Зарту. Одев свежую одежду, принесенную слугами, Ольден помялся у зеркала, прокручивая в голове слова, которые он скажет старому купцу. Выйдя из своих покоев, он направился в главную залу. Тени неустанно следовали за ним. протягивая к нему свои тонкие. длинные руки. В зале было темно, не смотря на раннее утро: комната освещалась только светом огня из камина. В глубоком кресле, обитым шелком. сидел сухой старец со скрюченным носом, впалыми глазами и тонкими синюшными губами. На нем был одет странного вида камзол, таких не одевали очень много лет, но по всей видимости он был ему очень привычен и удобен. Старик не отрываясь смотрел на огонь. и губы его шевелились то ли нашептывая отрепетированную речь, то ли в старческом маразме. Ольден встал в дверях, ожидая приглашения. Зарт долго не обращал никакого внимания на гостя, недвижимо глядя на огонь в собственных мыслях не замечая происходящего вокруг. Некоторое время спустя с губ старца слетели слова:


Ольден! Друг мой! что же ты принес мне в уплату своего долга?


Граф замялся. Он не знал как сказать, что цель внезапного визита была не уплата долга, а воровство. Зарт молча ждал ответа. Языки пламени бликами играли на лице купца и стенах, наполняя треском тишину комнаты.


Ольден, расскажи мне про свою жизнь. Что ты делал с нашей последней встречи?


Господин Зарт! Ты и так знаешь о всех моих деяниях. Твои глаза и уши всюду. Ты прекрасно знаешь как я разбойничал, сжигал деревни, убивал людей. Зачем тебе об этом рассказывать?


Не ври мне. Ты знаешь о чем я. Я видел твои деяния, но я не видел твоих мыслей, не видел твоих побуждений. Расскажи, любил ли ты кого? Стоили твои прожитые века того, чего ты в итоге добился? Ведь ты так и не удержал свой замок, не смог сохранить жизнь жене, убил своих детей.


Ольден молчал в ответ. Воспоминания давних времен очень больно трогали его душу. Сердце сжималось и черные жучки в бездонной яме вновь приходили в движение, шевеля своими длинными усами и скрежеча лапками.


Нет, - отвечал граф - я больше не любил. И да, я страдаю.


Тогда чем ты все это время занимался, почему раньше не пришел?


Мне было скучно, а уходить не хотелось совершенно.


Ты мог служить у меня и был бы в роскоши и знати.


Нет, Господин, служение тебе не приносит радости, ведь служба тебе - служба тьме.


Твоя душа и так продана тьме.


И это моя ошибка.


Что же ты принес мне в уплату своего долга?


Я вел сюда юношу. Имя его Дюка.


Где он?


Он первая из душ обещанных тебе.


Где он?


В твоем лесу. Зверь его погрыз.


Хм... Это он?


Комната в один миг заполнилась густым черным, с отливом синевы, дымом. В следующий миг дым сжался и превратилась в объемную тень. Черную с едким запахом серы. Тень постепенно обрела очертания Дюки. Его не было слышно, но весь образ показывал, что он кричит от боли и ужаса.


Да, это он. - ответил граф


Хорошо. Первый из сотни.


Зарт извлек из кармана флакон, похожий на яицо. Тень, вновь обратившись в дым, втянулась в него без остатка. Купец тяжело встал, подошел к массивному дубовому столу, достал из полки бумагу, чернила и перо. Оторвав небольшую полоску и обмакнув перо в чернила написал: “Граф Ольден. 1 из 100”. После, подойдя к стоявшему противоположном углу стеклянному шкафу, поставил туда флакон с прикрепленной к нему биркой.


У Ольдена внутри все сжалось. Расчет был на то, что Зарт материализует душу Дюки в наш мир и они смогут бежать из этого проклятого дома. И никак не ожидал, что призрак юноши будет томиться во флаконе на полке в шкафу.


Господин, что мне делать дальше?


Иди и принеси мне еще душ.


Слушаюсь, мой Господин.


Граф покинул зал. Он быстро вернулся в свои покои. Нужно было бежать. Нужно найти Авалит, с ней найти коней и скакать из логова чародея и его владений. В этот момент, словно слыша мысли, Авалит вошла в комнату:


Ну что? Где Дюка?


Дюка… Дюка остался у Зарта. В шкафу во флаконе.


Этого и следовало ожидать. Господин слишком стар и хитер, нам его не обхитрить.


Нам надо идти. Нужно бежать.


Кому нам? Если он тебя отпустил, то иди и исполни свой долг. А я буду исполнять свой долг здесь. Мне такого права никто не давал покидать дом. Каждый должен быть на своем месте. Каждый должен исполнять свой долг.


Авалит, я обещал...


Кому? Мертвецу, сгинувшему в лесу? Спросить долг некому. Возвращайся домой.


У меня нет дома.


Тогда просто уходи.


Авалит, закрыв тихонько дверь, ушла. Граф не мог уйти так просто. Он тихонько выбрался из комнаты и ,старясь быть незамеченным, пробрался в комнату. Зарта там уже не было. Горевший жарким пламенем в камине огонь уже превратился в угли. Ольден прокрался к шкафу, приоткрыл дверцу, приподняв ее чтобы избежать громкого скрипа, взял флакон с душой Дюки, положил её в карман и вернулся в комнату. В комнате его уже ждала старуха, она тихонько напевала себе под нос древнюю песню на менее древний мотив, явно родившийся во времена её молодости, протирая рамку картины с изображением колдуна Зарта верхом на змее, которую она только-что принесла, коротая время в ожидании.


Пришел? Садись и слушай. - сказала она.


Ольден послушно сел. А старуха продолжила.


А теперь встань и иди за мной.


И быстро вышла из комнаты. Ольден пошел за ней. Старуха привела его сквозь замок на задний двор. Там с оседланными конями их ждала Авалит.


Побежали. - прошептала она.


Его не надо было долго упрашивать. Он вскочив на коня поскакал вслед за Авалит. Проскояив по водной глади, как по суше, кони по незаметной тропе двигались быстро и неслышно. Постепенно приближаясь к краю леса.


Неожиданно поднялась буря.

Показать полностью
  •  
  • -1
  •  

Записки пилота. Символ контакта – открытая Дверь, гл.1, Есть контакт

Записки пилота. Символ контакта – открытая Дверь, гл.1, Есть контакт эзотерика, фэнтези, голоса в голове, иные миры, попаданцы, Философия, длиннопост

Глава 1. Есть контакт


Ночь, темно. Она спит в своей комнате.


Голос в темноте: Пилот, пилот, ответь! Я – штурман! Пилот ответь! Я – штурман!


Она поворачивается на другой бок и продолжает мирно спать.


Голос: «Пилот! Пилот! Пилот!!!! Мать твою!!!!»


Она подскакивает на кровати, протирает глаза. Темно. Включает свет, смотрит на часы, они показывают около 3-х ночи, думает: «Чего проснулась!? Вечно ерунды всякой наснится! Вот как теперь заново уснуть!?»


Она снова ложится и мучительно пытается заснуть, долго вертится, пока дрёма не накрывает её.


Голос: «Пилот!!!! Зараза! Хватит спать! Ответь! Я – штурман!!!!»


Она снова подскакивает: «Опять кошмары какие-то! Даже спать страшно.»


И тут она слышит уже более спокойный и тихий голос, как будто где-то у неё в голове: «Пилот, ну наконец-то! Я – штурман! Ответь! Ты меня слышишь?!»


Она машинально, мысленно: «Слышу


И тут же спохватывается и начинает рассуждать сама с собой: «Кому это я? Может это продолжение сна?»


Голос: «Какого, нафиг, сна! Я – штурман! Еле доорался! Одному богу известно, сколько времени я тебя искал, и ещё – сколько времени я тебе орал!! Кстати, ты слух не хочешь проверить?»


Она, ещё не до конца проснувшись, ошалело: «Ну, вообще-то у меня в детстве уши болели и с тех пор одно ухо. Эээ! Постой! Ты кто?»


Голос: «Таааак, у неё ещё и с памятью полный абзац! Штурман я! Я же только что тебе сказал!»


Она: «Какой такой штурман!?»


Сама себе: «Ничего не понимаю, я ЕЩЁ сплю что ли, или УЖЕ с ума схожу


Голос: «Спокойно, спокойно. Ты не сошла с ума


И тут же продолжил, но уже тише и как бы сам себе: «Очень на это надеюсь.»


И снова ей, успокаивающе, как маленькому ребёнку по буквам: «Я – твой – штурман. Ничего такого сверхъестественного не происходит, просто ты – пилот, а я – штурман. И ты должна кое-что сделать. А я тебе должен в этом помочь. Вот, собственно, и всё.»


Она: Я?


Голос: Ну не я же!


Она: Сделать?


Голос: Ага.


Она: А что сделать?


Голос (с насмешкой): Мир спасти естессно! Ну, знаешь там, Армагеддон, Брюс Уиллис, смотрела?


Она (растерянно): Не помню чего-то.


Голос: Темнота!


Она: Да. Темно, так ведь ночь на дворе.


Голос: Блин, да это ты – темнота!


И опять тихо сам себе: Во подвезло! У всех пилоты как пилоты, а у меня. Нда, придётся работать с тем, что есть.


И снова ей: Значит так, я – штурман. Задача штурмана обнаружить пилота, установить контакт, ну, и при необходимости помочь. Добрым советом. Ясно?


Она (машинально, в ошарашенном состоянии): Ясно.


Голос: Ты – пилот! Твоя задача: Успешное внедрение в систему, ответить на позывные штурмана, выполнить ряд задач в системе при поддержке штурмана. Ясно?


Она: ????


Голос: Что неясно? Спрашивай?


Она: Почему я?


Голос: Почему-почему – по качану! Ещё вопросы есть? Нет? Тогда продолжим.


[иллюстрация обложки DareToBelieve]

Показать полностью
  •  
  • -8
  •  

Невозможное возможно, часть 1, Предисловие

Часть 1

В которой перед читателем разворачиваются события, где:


Бархатные дали Космоса, необозримые по красоте звёздные просторы, бесконечности миров Духа сплелись в разрешении вопросов интересов собственного мироздания, неожиданно для себя столкнувшиеся в одной малюсенькой точке пересечения миров и мерностей. Которая живёт собственной жизнью, не подозревая по наивности, какая страстная борьба мировых сил разгорается вокруг, только за право их возможного обладания толикой крупиц неведомого им доселе бытия невообразимой новизны.


И пока всё космическое сущее готовится делить саму возможность обладания, в самом мире со странным названием "Земля" неспешно и обыденно подрастают и возможно распустятся неведомые ранее всем Вселенным ростки невиданных ими ещё крупиц изумительного Нового и прекрасного Будущего.


Возможные совпадения с реальными событиями случайны.



Предисловие


Это был обычный день. Совсем обычный, ну просто очень обычный. Жёлтое тёплое солнце приятно грело. Она как обычно всё знала. Она всегда всё знает, а что не знает, то не существует в принципе. Веря в свои безграничные способности, она частенько попадала в разные разности, откуда её с завидным постоянством доставали.


И она с прежним упорством продолжала всё знать, вляпываясь в проблемы раз за разом. Всегда повторяла заученную фразу – «и что, это можно было объяснить словами». И очередной раз, «поняв как надо», вляпывалась в очередную историю. Это было привычно, зато не скучно. Её активность компенсировали постоянные залёты в те или иные проблемы. Постоянно куда-то рвалась, что-то хотела, что-то желала, но тут же пряталась, когда что-то случалось. Ничего особенного.


Но в этот день она вляпалась серьёзно, Мир не оставил шанса исправить. Тело было попорчено и само вряд ли восстановится, а её силы были истощены очередной причудой. Она должна была уйти, потеряв здесь багаж опыта этого круга. В конце концов, все уходят, если не он, то кто? Он просто и буднично отдал свет своей жизни ей, чтобы она жила. Его Сознание, собравшись в кокон, что он давно приготовил, но не надеялся использовать, а так, на всякий случай, нажало в первый и последний раз в этом мире и теле оранжево-красную кнопку сброса. И, покидая привычное тело, Сознание вылетело, из него, уже угасающего, корчащегося и сжимающегося в порыве передачи запасов света жизни ей. Из такого привычного и удобно обустроенного, но если не он, то кто?


Она вздрогнула, вздохнула, и открыла глаза. Ей было привычно вернуться, но его больше не было рядом. Его тело покинула жизнь, сжавшись в неузнаваемый комок, чтобы дать шанс ей. Его кокон, сделав привычный круг над прежним и таким знакомым местом, ещё висел в нерешительности, а Система уже опознала его выход. Опознав, не могла определить, куда его направить, ибо в привычные рамки не помещалось. Сгусток был нейтрально независимым - это было неправильно. Отсутствие привязок сделало своё дело, и сгусток, усмехнувшись нерешительности системы, направился по ближайшему волноводу в путь туда. Со стороны было видно, как этот яркий, отличный от основной массы комочек, продвигался вне основного потока, от уже теперь ставшей ему иной планеты-мира.

Показать полностью
  •  
  • -4
  •  

Нужен совет!

в

Недавно закончил читать серию книг Анджея Сапковского про Геральта из Ривии. Так полюбился жанр фэнтези, что не мог смириться с тем, что больше нечего почитать. Начал перечитывать "Эрагона", но рано или поздно закончу и эту серию.
Посоветуйте, что можно почитать в этом стиле. (Кроме Толкина).

  •  
  • 19
  •  

Куплю книги - Робин Хобб

в

Добрый день, пикабушники!

Увлеклась творчеством автора Робин Хобб и хотела бы купить все её книги, особенно относящиеся к вселенной Элдерлингов.

Может кто продаёт и готов поделится ими?

Заранее благодарю

Куплю книги - Робин Хобб книги, куплю книги, фэнтези
Показать полностью 1
  •  
  • 17
  •  

Незримые Границы. Глава 1 (1/4). [Первый опыт написания фэнтези]

в

- Эй, Ракхар! Слезай уже, не то на занятия опоздаешь! Отец не любит, когда опаздывают.

Звонкий голосок отразился от скал и повис в воздухе. Молодой ракшас белого с черными полосками окраса висел на кривом горном деревце вниз головой, зацепившись задними лапами за ветку. На вид ему было лет двенадцать, одет был в совершенно идиотский наряд: мантия, сшитая из кусков разной ткани, висела на нем как лоскутное одеяло; дурацкий остроконечный колпак синего цвета держался исключительно на кошачьих ушах, вдетых в прорези; единственная черная перчатка без пальцев; и, наконец, замызганая красная лента на длинном хвосте. Ракшас расслабил ноги, и, перевернувшись в воздухе, упал на четвереньки. Встав в полный рост, Ракхар посмотрел на свою сестру Киру. Кира была его точной копией, только чуть стройнее и выше. Она была, как всегда, в практичной одежке и, как всегда, вездесуща. Раньше, когда они были детьми, они выбешивали отца, меняясь одеждой, и он не мог их различить. Это очень их веселило, но теперь Кира смотрела отцу в рот и ловила каждое его слово. А он не терпел детских розыгрышей. Ракхар снисходительно улыбнулся и сказал:


- Ой, да сдались мне эти тренировки! Лучше погляди, что я умею! Природы плащ, скрой меня от взглядов!


Он уперся левой рукой в ствол дерева, и текстура коры переползла на его руку и покрыла все тело и одежду. За пару секунд ракшас превратился в кривой приросток черемухи. Кира разинула рот от изумления, но в ту же секунду разразилась смехом. Ракхар недоумевающе посмотрел на сестру и спросил:


- Что здесь смешного? Быть деревом – лучше, чем девчонкой!


- Ой, ты бы видел себя! Пень из тебя куда лучше, чем брат! Пошли, леший, или ты здесь корни пустить решил? Сегодня отец будет нас учить совершать налеты!


Ракхар отпустил ствол и принял обычный вид. Он кисло посмотрел на Киру и ответил:


- Лучше уж пень, чем ложиться с синяками. Если я пожелаю, то отец меня вообще никогда не найдет. Зачем мне идти с тобой? Твой визг, когда отец снова завалит тебя топором, я и здесь услышу.


- А вот и не услышишь! Ты просто боишься, что я снова тебя побью! Давай, пошли, будет весело! – Подзадоривала его Кира, - Или ты струсил?


Ракхар пожал на это плечами и ответил:


- Я уже давно не клюю на это. Давай, заинтересуй меня в тренировке.


Кира задумалась на мгновенье, затем сделала гнусную улыбочку и проговорила:


- Если не пойдешь, то я расскажу папе, кто спалил его любимый плащ!


- Ах ты грязная шантажистка!


- Сам просил заинтересовать! Пошли уже, маг и волшебник.


Ракхар уныло поплелся за сестрой, но вскоре поравнялся и шел рядом. “Вот же зараза! Я почти создал аспект головокружения, когда висел на том дереве! Но тут появилась моя сестрица-дьяволица! Зря я ей разболтал об этом месте. Как бы Кира сюда не привела кого-нибудь… Тогда мое убежище перестанет быть секретным. Наше убежище! Ведь теперь это и ее место тоже. Будь я проклят…” Большая раскидистая черемуха была любимым местом молодого ракшаса. К ней вела неприметная тропа, по которой они шли, скрытая между скалами и заросшая кустарником. Он обнаружил это место давным-давно, когда в очередной раз сбежал от военных тренировок. Его разбудили ни свет, ни заря, и сказали быть готовым к очередной дуэли, но в тот раз Ракхар решил выспаться и сбежал из дома. Пройдя вдоль стен ущелья, где расположен город, он обнаружил проход в скале, ведущий к небольшой площадке с деревом, расположившимся на южном склоне горы Возмездия. С тех пор он часто отдыхал в кроне древнего дозорного и любовался на раскинувшуюся, на многие мили, долину. Он знал каждую деревеньку, каждый ручей и каждую рощицу. Он сам давал им названия, сам придумывал им истории и представлял, как ходит где-то там внизу, знакомиться с живущими там людьми. Людей он видел только в караванах, заезжавших в Черный Горн, но ему не позволяли с ними заговорить. Тропинка стала уже, и Ракхару пришлось чуть отстать и идти сзади. Вдруг Кира спросила:


- А почему ты сказал “природы плащ”? Ведь ты не плащ создал.


Ракхар удивился, что его сестра в кои-то веке проявила интерес к магии и решил ответить учено:


- Ну, это была метафора. “Плащ” – это маскировка. А “природы”, потому что именно природа создала маскировку, чтобы животные могли укрываться от врагов.


- И кто же будет маскироваться под дерево?


- Ну, не знаю. Может белка или бурундук? Это заклинание предполагает, что я замаскируюсь под любое растение, к которому прикоснусь. Легче всего маскироваться под дерево или траву.


- А почему?


- Ну, потому что и в дереве, и в траве много аспектов. В стволе много аспекта цвета коры, а в траве – цвета зелени. Взять аспект из лепестков цветов сложно, потому что его мало. Приходиться многократно усиливать, а я устаю от этого. Можно еще черпать энергию растения, но она быстро кончается и растение увядает. Но, зато, можно стать фиолетовым ракшасом, пока цветок не завянет!


- Тогда ты будешь ракшасом цвета перегноя!


- Да иди ты! Я могу и тебя такой сделать!


- Эээй! Если хочешь валяться с побитой рожей, то можешь попробовать! Кстати, а на кой нужны эти заклинания? Вернее, зачем их в слух-то произносить? Это же глупо! Враги могут услышать.


Ракхару начинало нравиться отвечать на сестрины вопросы. “Мне нравиться, что она считает меня волшебником. Надо будет окрасить ей шерсть в коричневый, чтоб не разуверилась. Может, это мне нравится потому, что в такие моменты я понимаю, что лучше своей сестры хоть в чем-то. Что бы ей такого ответить?”


- Ну, так волшебники дают магическому потоку знать, чего они хотят от него. Эфир, то есть магический поток – он ведь почти живой! Благодаря нему маги могут черпать аспекты, ведь он что-то вроде проводника от скопления аспектов, до тела мага. Есть, конечно, и маги, которые не произносят заклинаний, а просто делают жесты. Но это очень могучие маги, чаще всего старые. Те, кто на короткой ноге с эфиром.


Внезапно потемнело. Ракхар так увлекся разговором о своей магии, что не заметил, как они вошли в расщелину между скалами. Древний туннель прорыл горный поток, спускавшийся сюда от ледника, затерянного в снегах многими километрами выше. Спустя много лет, поток изменил направление.


Взрослому ракшасу пришлось бы нагибаться, чтоб пройти, но близнецы шли в полный рост. Шли в благоговейном молчании, как всегда, когда входили в древнее место. Они и сами не знали, отчего их так завораживает этот туннель, ведь он даже не был создан руками ракшасов и не являлся чем-то особым. Таких мест в горах было полно, но это было ИХ место. И никто больше о нем не знал. Это наделяло их какой-то иллюзорной властью, вселяло гордость в сердца.


Но вот туннель кончился, и в глазах защипало от яркого света. Перед близнецами предстало великолепное зрелище: крошечный городок, затерянный в скалах на противоположной стороне ущелья и колоссальная постройка – Черный Горн. Это была гордость ракшасов – самая ужасная тюрьма в мире. Тысячи имперских солдат сожгли в нем и закоптили здание изнутри. Оно было в виде перевернутого колокола, оббитого чугуном, и держалось на громадных цепях, а нижней и верхней частями буквально вросло в стены ущелья. Камеры и помещения находились лишь в стенах колокола, а в центре был дворик для заключенных. Но тюрьма уже много лет пустовала, и дворик переоборудовали в тренировочную площадку, где сейчас и ожидал появления близнецов их отец и вождь клана Серебряной Крови Ракхим. Горное эхо доносило до них отзвуки проходящей тренировки, и было понятно, что там сейчас происходит самое интересное. Ракхар кисло посмотрел на Горн и сказал сестре:


- А может не надо? Давай лучше на зайцев поохотимся? Я тебе даже их приготовлю под соусом.


- Не в этот раз. Я хочу крови, причем не заячьей. Пошли, все равно мост здесь только один.


- Ну, теоретически я мог бы нас перенести на ту сторону…


- Сдурел? Пропасть метров триста в ширину! Как ты собираешься это сделать?


- Я могу попробовать создать плотный воздух… Правда, я не умею это делать.


- Никто не знает, есть ли дно у этого ущелья. И я не собираюсь это проверять. Пошли уже! Отец ждет, – сказав это, Кира посмотрела на Горн, откуда донесся крик: “Ааааааа! Моя рука!”


- Может, смерть - не самый худший вариант…


Ракхар уныло поплелся за сестрой, раздумывая о реализации своей идеи. “Плотный воздух… Хм… Какая бы формулировка подошла? “Ветра, повинуйтесь мне” – для начала. Затем, будет “сгоните туман сюда” и… “Да превратиться он в лед”? Быть может, а может и не быть. Проклятье! И почему отец запрещает мне заниматься магией? Почему он не может попросить кого-то из Ракшассккой Дюжины меня обучить? Это просто нечестно! Почему я должен тратить силы на подготовку к бессмысленным битвам? Разве я много прошу? Отец никогда не ценил мои силы, не будет и потом, если я не докажу, что достоин обучаться! Я добьюсь признания любой ценой. Меня уже достали постоянные избиения и насмешки! Я не слаб, я сильнее их всех, только не физически! Я открою ему глаза и скажу все, что думаю об этих треклятых тренировках.”


Ракхар был полон решительности, которая испарялась по мере приближения к колоссальной постройке. Горн загородил солнце, и близнецы вошли в густую тень, поглотившую половину пути до здания. Вот впереди показался каменный мост, ведущий на противоположную сторону прямо сквозь Горн. Близнецы ступили на мост и вместе вздрогнули. Он был холоднее обычного камня, руны, которые не давали ему обрушиться, делали камень холоднее снега. Близнецы, не сговариваясь, побежали к спасительному металлическому полу тюрьмы. Едва они забежали в небольшой дверной проем, как их окликнул суровый хрипловатый голос:


- Стоять, бояться! Вы где пропадали, чертята? Что это за хрень на тебе, Ракхар?! Бегом марш в оружейню за нормальной одеждой, пока тебя кто-нибудь не увидел! Тебя это тоже касается, чертенок номер два!


- Да, отец, - хором выдохнули близнецы. Ракхим был очень недоволен. Его челюсти были крепко сжаты, хвост метался из стороны в сторону, пальцы левой руки волнами ходили по предплечью правой. Одет он был в тренировочную броню: поверх грубой рубахи и штанов был надет дешевый металлический доспех, шлем был прицеплен к поясу, вместе с мечом и кинжалом. Брат и сестра поспешили скрыться от тяжелого взгляда отца.


Кира и Ракхар резво побежали вниз по металлической лестнице. Спустившись на ярус ниже, они оказались в оружейной. Вернее сказать на складе, где находился инвентарь для военных тренировок. Но, тем не менее, там водились некоторые приличные вещи. На многочисленных стойках красовалось затупленное, но уже опробованное в бою оружие: чеканы, клевцы, серпы, мечи, сабли, алебарды, короткие мечи, клейморы, ятаганы, глефья и прочие прелести военного дела. Ракхар скинул с себя свой шутовской наряд, оставшись в одних портках. Кире переодеваться было не нужно, она и так всегда ходила в довольно практичной одежде. Кира оценивающе посмотрела тело на Ракхара, который примерял затупленную гизарму.


- Может, тебе что-нибудь полегче взять? Палку или вон тот деревянный меч, например?


- Спасибо за заботу, милая сестрица, но я, пожалуй, оставлю швабры для женщин, - и Ракхар бросил Кире оружие. Та ловко поймала за древко. Ракхар, тем временем, взял тупой ятаган, сделал пару пробных взмахов и произнес вердикт, – Вот оружие настоящего мужчины.


- Ну-ну. Посмотрим, что ты скажешь, когда упадешь со своим мечиком в пропасть, когда кто-нибудь скинет тебя такой же шваброй.


- Предки были не дураки и придумали вот эту штучку, - молодой ракшас подбросил в воздух боевой серп, - Я запросто могу зацепиться за склон. Пожалуй, его я тоже возьму.


Ятаган и боевой серп являются традиционным оружием ракшасов, наравне с цепом. Когда-то давно, чуть больше сотни лет назад, ракшасы жили в долине и вели исключительно мирную жизнь. Занимались разведением скота, пчеловодством и сельским хозяйством. Однако, когда на континент приплыли люди и эльфы, ракшасам стало не до пчел. Из-за низкого уровня технологий, ракшасов выбрали целью номер один для покорения. Их убивали, жгли поселения, продавали в рабство. Крестьяне придумали, как защитить себя: они брали серпы и молотилки, косы и самодельные тесаки и шли в бой. К сожалению, ракшасы проиграли предпоследнюю войну, и им пришлось уйти в горы. Но традиции не забыты, и они придумали отличное оружие, основываясь на прошлом. Боевые серпы, лезвием больше похожие на короткие косы, стали смертоносным оружием против людей, которые еще не заковывали себя в тяжелые латы. Так же, от них и произошли ледорубы. Лезвия кос, которые брали как мечи или ножи, стали ятаганами. А молотилки для зерна превратились в цепы. Поражение загнало ракшасов в горы, где они и по сей день занимаются охотой, пчеловодством и скотоводством. Правда, к этим занятиям теперь прибавились разбой и хищение чужого имущества.


Ракхар отложил оружие и нашел подходящие по размерам доспехи. Он натянул на себя грубую рубаху, сандалии и подшлемник. Затем попытался надеть доспех из укрепленной кожи, но ремней было так много, что процесс слегка затянулся. Кира положила выбранный шест, имитирующий копье, на каменный пол, и, не говоря ни слова, подошла к брату и помогла застегнуть ремешки. Ракхару стало сразу как-то неловко. “Ох, ты. Так близко… Она раньше никогда мне не помогала в таких мелочах. А теперь вот решила мне ремешки застегнуть. Мы же так часто ссорились, взять хоть вчерашний суп. Я жаловался, что она мне специально пересолила, а она вылила мне его на голову. В итоге оба от отца огребли. Может, она так хочет извиниться? Похоже на то. Возможно, она не такая уж и стерва, надо бы и мне извиниться перед ней. Но не розыгрыш ли это? Может, она мне еще не простила того кролика, нафаршированного дурманящими ягодами… Ладно, это моя сестра, в конце-то концов, и она, наверное, тоже любит меня.”


- С-спасибо, наверное, - пробормотал смущенный Ракхар.


Кира усмехнулась и дала ему смачный подзатыльник.


- Э-эй! За что?


- Это тебе “пожалуйста”. Пошли, чучело, мне хочется увидеть, как ты грохнешься в пыль!


- Ах, так! Ну, тогда держись!


Он бросился на нее, пытаясь схватить за локти. Но Кира была готова и, грациозно уйдя от атаки, повалила брата на пол. Они еще некоторое время катались по полу, задыхаясь от смеха, роняя на пол стойки с оружием и броней, пока Кира, наконец, не одержала верх. Сестра уложила Ракхара на лопатки и уселась на него верхом. Оба еще продолжали смеяться. Дурные мысли Ракхара как рукой сняло, а он просто забыл, что еще полчаса назад злился на сестру. Она сидела на нем и смеялась, а он смеялся, радуясь потеплевшим отношениям. Они могли бы так еще долго веселиться, но тут их прервал грозный окрик с лестницы:


- Чем вы двое там занимаетесь? Бегом на площадку!


Близнецы вскочили с пола и похватали свое оружие. Кира выбрала ятаган, а Ракхар взял ятаган и серп. Он родился обоюдоруким и мог одинаково эффективно пользоваться и правой, и левой руками. Он пользовался этим, немного повышая шансы на победу. “Будь проклята эта обоюдорукость! Отец считает, что это дар духов, и возлагает на меня несбыточные надежды. Думает, что я буду каким-то героем или великим вождем. Но я не хочу быть даже воином. Как бы я хотел, чтоб этот треклятый “дар” достался Кире! Ей эта роль подойдет куда лучше, чем мне. Я не гожусь в солдаты или офицеры. Но мне так не хочется огорчать отца. Как же мне быть? Жаль, что нам с Кирой нельзя поменяться руками”.


В раздумьях он вышел на площадку вторым, немного отстав от сестры. Свет на мгновенье ослепил глаза, привыкшие к уютному полумраку оружейной, но через пару мгновений Ракхар увидел то, отчего его настроение испортилось окончательно. На большой песчаной арене тренировались его сверстники и друзья. Руководил их синхронными движениями ни кто иной, как один из лучших воинов клана по кличке Зверь. И прозвищу своему он соответствовал полностью: широченные плечи, грудь колесом, плоский живот, очень крепкое и рельефное тело, шерсть как у зубра. Некоторые даже сомневались в подлинности его огромных мышц. Этот колосс возвышался над толпой мальчишек и рявкал на них за каждое неверное движение.


- Будь я проклят. Он опять заставит нас бежать десять километров по козьим тропам. Или драться в гладиаторском бою, и сам примет участие. Может, еще не поздно свалить? – Настроение Ракхара падало с каждым словом. А боевого духа и в помине не было.


Он не любил Зверя. Зверь никогда не называл учеников по именам, придумывал глупые клички. Ракхара он окрестил Болтом, а Киру Гайкой. Все посчитали эту шутку невероятно остроумной. Все, кроме близнецов. Какое-то время Ракхим тренировал молодых ракшасов, показывая боевые приемы и хитрости, лишь изредка объявляя перерыв.


Но вот, пришло время учебных боев, и за учеников взялся Зверь. Молодые ракшасы расселись вокруг арены. Ареной был квадрат песчаника, выступавший из песчаного пола на полметра. Правила каждый раз были разные. Сегодня Зверь решил устроить турнир. Он решил проводить дуэли между учениками, затем победители сражались друг с другом, потом еще и так далее. Зверь проревел клички первой пары:


- Гайка! Кирпич!


Кирпичом звали невысокого крепкого ракшаса светло-кирпичного цвета. Близнецы не были с ним друзьями, да, в общем-то, друзей у него не было. Кирпич был нелюдимым молчуном, сыном сильно пьющего пчеловода. И вот, он вышел на арену. И Ракхар вдруг испугался. Кира была худенькой девчонкой, а напротив нее стоял крупный сильный детина в железных доспехах. В руках он держал большой щит и учебную палицу – дубинку обмотанную ремнями. У Киры доспехов не было. Ракхра испугался за сестру. Кирпич считался самым сильным из учеников, но не слишком искусным. “Справится ли она? Кирпич более чем в два раза тяжелее. А если он попадет по ней палицей? Ушиб будет болеть долго. Поди, и кость перебить может. О чем думает Зверь? И почему отец просто смотрит на это и ничего не говорит? Жаль, я не могу выйти вместе с ней.”


Поединки ракшасов проводились до полной капитуляции противника. Поскольку, это учебный поединок, то достаточно было лишь вытолкать соперника за арену. Но Ракхар понимал, что гордая сестра сдаваться не собирается. И прошептал духам молитву, чтобы Кира оступилась и сама упала с арены.


Поединок, меж тем, начался. Оба противника встали в стойку и начали кружить по арене. Один круг, два, три. Никто не спешил приближаться, но Кира намерено ускоряла движение. Четыре, пять, шесть. Они уже перешли на бег. “Она изматывает его!” – осенило Ракхара. Внезапно, она поменяла направление и попробовала обмануть Кирпича финтом. Тот попытался отвести ложный удар щитом и открылся для нападения. Вложив в атаку всю силу, Кира ударила его под колено, но удар пришелся по широкому наколеннику, не нанеся вреда Кирпичу. Однако, тот пошатнулся от удара и завалился на бок. Кира отскочила и начала ждать, пока тот поднимется. Едва Кирпич оперся на две ноги, она молниеносно атаковала его в голову. Удар был заблокирован широким щитом, и противник рубанул наотмаш. Кира не успела среагировать и получила удар по левой кисти. Ракхар потом готов был поклясться, что слышал отвратный хруст.


Кира взвизгнула от боли, выронила меч и согнулась, держа кисть правой рукой. “Будь я проклят! Я так и знал, что этим все закончится!” Толпа ахнула, с задних рядов послышался голос отца:


- Остановить бой! Немедленно!


Кирпич снял шлем, видно было, что он тоже в ужасе. Он сделал шаг вперед и неуклюже проговорил:


- П-прости, пожалуйста, Кира!


- Прочь от нее! – Вскочил со своего места Ракхар, оскалился на Кирпича.


- Позовите целителя! Остановите бой! – Крикнул кто-то из учеников.


Кира внезапно схватила меч с земли и бросилась на Кирпича. “Будь я проклят! О чем она думает!? Она не может сражаться!” – Ракхар в ужасе посмотрел на отца. Тот стоял как статуя и наблюдал за происходящим на арене. – “Я должен помочь ей! Пока она еще больше не покалечилась. Но как? А, знаю!”


Сестра Ракхара, жаждя возмездия, наносила молниеносные яростные удары, блокируемые большим щитом, но верно оттесняла противника к краю. С каждым ударом она яростно кричала, от щита летели щепки. Кира вновь попыталась обмануть Кирпича финтом, и у нее вновь получилось. Внезапно для него, Кирпич получил звонкий удар по лбу. Шлем он не успел надеть, уронив его с арены. Удар получился не очень сильный, и Кирпич лишь пошатнулся, на его лбу разверзлась красная полоса, из которой мгновенно потекли струйки крови. Это напоминало закрытый плачущий глаз. Кира потеряла равновесие в порыве ярости, чего раньше с ней не случалось. Противник размахнулся для удара. “Проклятье!” Ракхар сделал незаметный жест и прошептал формулу. Удар, который должен был отправить Киру в нокаут, лишь слегка задел ухо. Кира мгновенно атаковала, развернулась, как свернувшаяся пружина, вновь ударила по колену. Ноги Кирпича подломились, и он сверзился с края арены. Толпа ликовала.


Кирпич сел и непонимающе посмотрел на палицу. Кира попыталась слезть с арены, но как-то неуклюже скатилась. Ракхар подбежал и склонился над ней.


- Кира? Очнись, Кира! Будь я проклят! Надо отнести ее к целителю!


Он с трудом взвалил ее на плечо и потащил сквозь толпу. Ученики расступались перед ним, кто-то предлагал помочь, но Ракхар игнорировал, либо рявкал на приставучих. Он был в ярости. Все это время он наблюдал за поведением отца. Но Ракхим лишь смотрел на все это с холодным любопытством. “Даже ничего не сказал! Даже не подошел! Он должен был вырвать ее у меня и понести самому, но он даже не шелохнулся! Продолжил тренировку, как ни в чем не бывало! Что же он за мразь такая?!”

Сугубо положительно отношусь к критике. Если понравилось, меня можно найти на фикбуке, где выкладываю новые части по мере готовности.

Показать полностью
  •  
  • -2
  •  

3 глава

Глава 3


Прошло полгода. Мое расписание на данный момент практически не изменилось. Зелье с утра на завтрак. Легкая пробежка до монастыря. На сладкое же… практически беспрерывные тренировки. Почему беспрерывные? Дело в том, что старик Лотр прознал, про то чем меня пичкают по утрам. После чего принял волевое решение наращивать нагрузки ежедневно по чуть-чуть. А раз в месяц практически в два раза. «И кому сказать «спасибо» за это?!». Лекции же и теоретические знания можно и во время нагрузок получать. Кстати брат Керет утверждал, что так запоминается лучше.

- Ибо разум чист и не замутнен излишними переживаниями. – Важно кивал он головой, поглаживая бороду. «Меня окружают садисты!»

Ага, не замутнен он! Особенно когда через час такого измывательства, перед глазами возникает туман и сознание почти отключается. Дальше тушка работает на автомате. Желание же остается только одно, лечь и помереть, или уснуть, чтоб ни кто не трогал и не доставал.

С каждым днем начала накапливаться усталость. И если физическую еще можно было перетерпеть, то вот моральная подкралась не заметно. Она выливалась в виде плохого настроения и желания опустить руки. Иной раз и в самом деле хотелось сбежать, спрятаться и забыться лишь бы все это кончилось.

Согласитесь, не каждый взрослый выдержит такой график жизни. Мне же было почти десять лет. Пару раз, на полосе покоя, я начинал впадать в истерики, правда, кратковременные. Вырубало меня раньше, чем они набирали силу. Но каждое утро я снова вставал, и все снова повторялось. Как будто время для меня остановилось. Отец с матерью поглядывали на меня с тревогой в глазах. Через некоторое время матери надоело, и она пропесочила батю, на тему что мне нужно отдохнуть. Отец почесал в затылке и признав что с женой спорить бесполезно, пошел трясти Лотра. Старик же только сказал, что ничего не может сделать.

- Пойми Гурон, я не по своей прихоти это делаю. Ты сам прекрасно знаешь, какие нагрузки проходят маги и для чего это делается!

- Знаю, конечно, но он все же еще маленький мальчик! Ты же его почти в полноценный «пресс» загнал! Взрослые то его не все выдерживают! Да что взрослые! Даже бывалые бойцы иной раз «ломаются» на «прессе»! На что хочешь, могу с тобой поспорить, что не один из твоих более старших послушников, еще ни разу не ощущал на себе это!

- Даже спорить не буду Гурон, поскольку ты прав! Не один из них не готов к этому, склад характера не тот. Они смогут попытаться пройти это только когда повзрослеют и окрепнут. С Каем же совершенно другая ситуация! Он не по возрасту развит и целеустремлен. У него уже есть внутренний стержень, который требует закалки! Но при этом он все же еще ребенок, а детская психика пластичнее и гибче! Пройдя сейчас «давильню», разум парня окрепнет куда лучше, чем у любого взрослого! Плюс к этому он сможет подчинить свои эмоции! Это же увеличит его контроль над магией! Да и сломаться мы ему не дадим. Уж за этим я слежу постоянно. – Более спокойно закончил он.

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь Лотр. Как то не хочется, чтобы мой сын крышей потек.

- Когда Кай подходит к краю, мы не навязчиво его подталкиваем в нужную сторону. Благо один из наших послушников псионик. Хоть и слабенький, но проверять состояние мальца его хватает. А нагрузить, чтоб меньше думал о глупостях, и отвлечь его внимание, опыта у меня хватит.

В общем, отец ушел задумчивый, ему еще предстоял разговор с мамой. Которая будет отрабатывать на нем навык «Съесть мозг особо изощренным способом». Ну а я, не зная о своей участи, продолжал издеваться над собой. Через полгода произошло интересное событие. Вытащившее меня из этого омута.

Не заметно подкралась осень. Легкая прохлада в воздухе. Постепенно желтеющие и краснеющие листья, переливающиеся в лучах еще теплого солнца. Временами жители поселка замирали и смотрели на окружающее их задумчивыми взглядами. Казалось люди, на короткое время впадали в летаргию, наблюдая за игрой ветра в листьях. Но за тем стряхивая оцепенение, продолжали заниматься своими делами. Осень на каждого, в той или иной мере, действует несколько гипнотически.

Для меня же день не особо отличался от предыдущих, разве что, странное состояние, витавшее в моей душе. В ней царил… Покой. А легкая улыбка не сползала с лица. Это, кстати, изрядно удивляло и нервировало окружающих. Приятно черт! Именно тогда мою голову посетила почти гениальная мысль «Улыбаться надо чаще, это всех нервирует!». Обычно в осеннею пору философское настроение не хотело покидать меня.

Все эти полгода я жалел себя и начинал тихо ненавидеть своих мучителей. Но сегодня с утра, что-то изменилось. Буквально щелкнуло в голове «Почему я ненавижу и обвиняю всех вокруг? Когда сам же и виноват! Ведь инициатива шла от меня! Ведь, это я, хотел стать сильнее! А значит подотри сопли тряпка и вперед к новым вершинам! Жалеть же себя, значит презирать свой труд и труд других. А это, ни что иное как, унижение! Унижение себя и других! Нет уж. Не хочу. Ни какой жалости больше, ни к себе, ни к другим!». Вот такие совсем не детские мысли появлялись и уплывали из головы.

Лотр увидав мое странное поведение, решил изменить расписанию тренировок сегодня и пошел сразу к полосе Покоя. Войдя туда, моих губ лишь слегка коснулась улыбка и… я просто не спеша прошел всю полосу. Не одна из ловушек не сработала. Выйдя на улицу, вдохнул прохладный воздух и улыбнулся небу и солнцу. А за тем произнес.

- Я понял и принял мастер.

- О чем ты Кай? – Спросил меня задумчивый старик.

- О кодексе мастер. – Лаконично ответил я.

- Поясни, что именно, ты понял и принял Кай?

- Первые строчки Кодекса:

Познав Смирение, обретешь Покой,

Покой, порождает Контроль…

- Смирив, эмоции и чувства, обретаешь покой в себе. Покой же дарует контроль над собой. Контроль над порывами и сиюминутными желаниями. Понимая эти слова, начинаешь смотреть на мир иначе. Но ведь понять слова это всего лишь полдела. Вторая же часть состоит в том готов ли ты к тому, чтобы принять их. Сегодня я, наконец, осознал и принял их в душе. Таким образом, я обрел Смирение, Покой и Контроль. Одно проистекает из другого ведь так мастер? – Мягкая улыбка стала чуть шире.

Мастера и послушники смотрели на меня с крайней степенью удивления.

- Верно, мой юный ученик. – С затаенной гордостью во взгляде, ответил мастер Лотр.

- В столь юном возрасте так глубоко понять и принять Кодекс, поразительно! – Произнес Керет. – Да уж Кай. Умеешь ты удивить.

- Что ж Кайдэр, на сегодня ты свободен. Ну а завтра наши тренировки продолжаться с новой силой. Теперь тебе предстоит пройти следующую веху в своем пути.

Контроль, позволяет обрести Знание,

Знание же, дает Силу…

- Хорошо мастер. – Поклонился, выказав уважение. – Ну, я пошел.

В таком же приподнятом настроении я пошел на выход. В голове же крутилась лишь пару мыслей «Свободен, это хорошо. Свободен, это просто замечательно, главное теперь с меня практически целиком будут сняты подозрения. Мва ха ха! Пришло время мести! Хи, хи, хи!»

План мести зрел давно, да и большую часть приготовлений я уже завершил. Так что осталось пару штрихов и можно приступать.

«Первый и самый важный, это создание алиби. Нужно добраться домой и сделать вид, что отчий дом, я не покидал, весь день и всю ночь. Второе это подготовиться к проникновению в Храм ночью, но сначала, проверить все возможные пути отступления, если вдруг меня засекут. За тем нужно будет установить ловушки с клеем перьями и слабительным порошком. А на всех основных проходах и лестницах разлить масло. Да, народу будет весело! Хы хы хы».

Еще была пара коварных мыслей, чтобы все сработало наверняка. Но об этом чуть позже. А сейчас выполняем первый пункт! Домой, пора домой!

Дома меня встретила радостная мать и печального вида отец. Видимо мозг ему уже, за что-то съели. Но судя по тяжелым вздохам и «доброй» улыбке мамы, все только начиналось. Я подошел к отцу, положил руку ему на плече и тихо произнес.

- Крепись отец! Морально я с тобой! – В поднятом на меня взгляде отца мелькнула благодарность.

- А кто-то получит! – Прямо из-за спины раздался голос матери.

- Тикай сына! Я прикрою! – В притворном ужасе, громко прошептал отец.

- Ну, вы у меня получите заговорщики! – Возмущенно уперев руки в бока, произнесла мать.

А я, в притворном ужасе и похрюкивая, от сдерживаемого смеха, скрылся в зале. Через некоторое время показались брат с сестрой. Сания как всегда начала меня затискивать до полуобморочного состояния. Иргус только ехидно ухмылялся и едко комментировал сей процесс.

У сестрицы был пунктик насчет моей скромной персоны. Она считала меня жутко милым и при каждой возможности, старалась затискать. При этом все мои попытки к бегству каждый раз проваливались. Как она меня находила, понятия не имею. Но факт остается фактом. Если у Сании возникало экстренное желание пообщаться с младшим братиком, то скрыться от нее было просто не возможно!

- Кай, ты такой милашка! – С этими словами я был захвачен в плен, загребущими лапками и подвергся абсолютно не человеческим пыткам.

- Ааааа! Спасите! Помогите! Остановите эту садистку! – Переходя почти на фальцет, заорала моя многострадальная тушка.

- Гы гы гы! Терпи Кайдэр! Она и так уже пару месяцев себя сдерживала как могла! Теперь настало время расплаты, за все твои прегрешения! – Зубоскалил братец.

- ЫЫЫ! Мгуфп! Эмгр! – Дело дошло до пичканья меня печеньками. При этом, она старательно, выдавливала своими обнимашками из меня воздух. «Ща сдохну!» – Воздуху мне! Воздуху!

- Кай лапочка не брыкайся, на вот печеньку! Вкууусная! Ути мой хорошенький!

Сания почти впала в состояния полного просветления. Не реагируя ни на какие внешние раздражители. Продолжая замучивать мою многострадальную тушку.

- Иргус спасай! – Выдохнул я, почти на последнем издыхании.

- Хм, а шо мне таки за это будет? – Лицо его стало хитрым, хитрым, так и просило кирпичиком промеж ушей.

- Это шантаж! Не смей опускаться до моего уровня! Ты же выше этого! Спаси братика от мучительной смерти и таки тебе ни чего за это не будет! – Проникновенно и немного возмущено начал говорить я. Немного подумав, добавил. – Целую неделю!

- Неа, не интересует. Уж больно срок маловат. – Его лицо приобрело доброе и мечтательное выражение. Ой, что-то мне кажется это не к добру. – Да и сестричка Сания соскучился по своему пупсичке Каю… - Протянул этот… этот… Садист! Его улыбка растянулась от уха до уха. Совсем не к добру. – Надо будет поговорить с дядей Лотром, на тему ежедневных посещений Храма Санией. – Его улыбочка, стала поистине подлой.

Отец с матерью уже откровенно хихикали, над моей пантомимой. Мое лицо серело, бледнело, краснело, горло сдавило в спазме. Рот беззвучно открывался и закрывался. Воздух категорически не желал проникать в легкие, для того чтобы впустить свежую порцию. Такой изощренной подставы я не ожидал. Во мне боролись моя гордость и жуткое желание сбежать от старшей сестренки. После впихивания в меня, очередной печеньки, гордость, позорно капитулировала.

- Я те амнистию на свои каверзы на месяц выдам! – В молитвенном жесте сложил руки, которые удалось кратковременно освободить, и сделал жалостливые глаза.

- Двойная плата иначе не работаю! – Сказал, как отрезал и поднял он руку с двумя вытянутыми пальцами.

- Ууу! Вымогатель! Договорились! – Окончательно сдался я.

- По рукам! - С довольным видом кивнул он.

С довольной ухмылкой он подошел к Сании и что-то зашептал ей на ухо. При всем моем желании, расслышать я ни чего не смог. Но эффект был просто волшебный! Сестра, покраснев, немедленно отпустила меня и умчалась на кухню.

- Фух! – Громко выдохнул. – Слава тебе господи, выжил!

- Ну что ты Кай, мне до господа еще работать и работать, нооо… прогиб засчитан! Гы гы гы! – Выдала язва, братом моим именуемая.

«Ладно, ладно… через два месяца, я тебе это братец припомню. Как только так сразу!». А теперь быстро скрыться в комнате от греха подальше. Нет, не спорю Сания очень хорошая и добрая сестра, но вот этот ее пунктик. Доводил меня до нервного тика.

Сестра была на три года меня старше. Рост примерно метр семьдесят пять. Цвет волос имела зеленый, как и глаза. Кстати у всего нашего семейства цвет волос был почти у всех различен. А вот глаза были у всех зеленые. Цвета весенней листвы. За исключением меня. Как говорили мама с папой, это во мне кровь предков взыграла. «Интересно, что это за предки такие были? Ну да ладно, потом узнаю». А сейчас пора поспать. Ночь предстоит бессонная. И по фиг, что завтра буду почти как муха вареная, месть того стоит!

***

Ночью из дома шмыгнула неприметная тень, целенаправленно двигающаяся в сторону монастыря. Взобравшись на дерево, и по толстой ветке перебравшись на стену, тень скользнула в парк. Кай тихо, стараясь, лишний раз не потревожить растительность под ногами, шмыгнул в сторону общежития. Там же он не спеша взялся за дело.

Пробежавшись по этажам, он подсыпал в лампадки, освещающие коридор, одной интересной травки. Она вызывала сонливость и легкие галлюцинации. Вполне безопасная травка, часто использующаяся как снотворное для страдающих бессонницей. После чего, уже более уверено, закрепил ведра с клеем и пухом, перемешанным со слабительным порошком, над дверьми. Сие действо сопровождалось тихим зловещим хихиканьем и невнятным бормотанием.

- Хе, хе, хе! Ой, вы у меня повеселитесь, дорогие мои! Вы это на дооолго запомните! Хи, хи, хи! Ох, ждет вас сюпризик! Гы гы гы!

Продолжая все так же злобно хихикать, Кай начал поливать все лестницы и проходы маслом. Не забыв и тропинки в парке. Благо весь монастырь спал. Попутно он закинул порядка двух кило закваски в туалет монастыря. За тем проникнул на кухню и добавил в воду слабительного порошка.

- Ну что ж, все закончил, остался финальный штрих. – Пробормотал Кай.

Сняв задвижки с двери, он бодрой рысью двинулся в район местной фермы. Там перебравшись через забор, шустрой тенью, метнулся по направлению к подвалу, где хранились овощи. По дороге прихватив ведерко, спустился в подвал, тихо насвистывая бодренький мотивчик. Через некоторое время, он вышел на улицу и пошел уже с полным ведром морковки, в сторону загонов для коров. Остановившись возле загона начал тихо звать.

***

- Тур! Иди сюда разговор есть!

В свете луны с земли поднялась тело, почти два метра в холке и не спеша двинулось к нему. Шкура его была черной. Рога венчающие голову были почти метрового размера каждый. В носу торчало круглое кольцо. Это кто не догадался, был местный бык производитель. Почему то все считали, что у него очень вредный и склочный характер. Но мы с ним, в свое время, быстро нашли общий язык.

- Муу!

- И я рад тебя видеть! Хочешь развлечься на славу?

- Мууу! – Бросил он взгляд на коров.

- Да я не про то, я имею в виду хорошенько погонять народ в свое удовольствие?

- Му? – О, сколь заинтересованный взгляд.

- Ща я тебя выпускаю и мы двигаем в парк монастыря. Через час как раз они начнут просыпаться там. И у тебя появиться прекрасная возможность!

- Муу! – Отрицательно мотнул бык головой.

- Что значит нельзя?! – Искренне возмутился я. – Сегодня как раз можно! Да и не прибьешь же ты никого, так просто попугаешь. Плюс, я тут тебе ведро морковочки принес!

- Му, му!

- Чтооо?! Двойная плата?! Вы что сговорились все?! Ладно, согласен. На, хрумкай, ща второе ведро принесу, а потом пойдем потихоньку.

После получения обещанного Тур в весьма благодушном настроении двинулся за мной. Ну, еще бы не быть благодушным. Пожрали, а теперь еще и повеселится есть возможность. Приведя быка в парк при Храме, рванул на заранее подготовленную наблюдательную позицию. Зрелище обещало быть интересным.

***

Светало. В храме наставники и послушники начали вставать с постелей и готовиться к грядущему дню. Один из старших послушников, отвечающих за хозяйственную часть, собрался поменять масло в лампадах. Голова была слегка тяжелой. Поскольку вчера со старшими товарищами они культурно посидели. Все было тихо чинно, естественно ни кому не хотелось палиться перед наставниками. А то, в противном случае, их бы ждало недельное наказание. Но всё, слава силе Господней, обошлось. Наставники не прознали про их проделку. «Все таки Кай привнес в наше болото некую сумятицу, уже вон правила нарушаем» подумал он.

Знал бы Кай о чем думал послушник в тот момент, наверняка бы рухнул со своего наблюдательного пункта в праведном возмущении. Ибо знал, что старшие послушники, иной раз отмораживали почище его невинных шалостей. Но он не знал, а посему сидел тише мыши и ждал предстоящего действа. Не заставившего себя долго ждать. Разлитый в воздухе дурман уже начал свое коварное действо.

- Я все знаю... - Послышался зловещий шепот за спиной послушника.

Парень замер как мешком пришибленный, по его спине пробежали мурашки, поскольку голос принадлежал брату Керету. Даже брат Лотр не был столь кровожаден в своих наказаниях как он. Юноша пытался ускоренно найти хоть какое-то подходящее оправдание, чтобы смягчить грядущее наказание, но мысли путались и в ужасе убегали из головы.

- Я знаю, что вы натворили... - Шепот приблизился, а табун мурашек начал разбивать походный лагерь и танцевальную площадку на спине парня. - И вы за это заплатите! - Взревел уже нечеловеческий голос.

Послушник, сглотнув комок в горле, обернулся, и в ужасе заорав ломанулся из комнаты. Мурашки же дружным маршем тяжелой пехоты спустились пониже спины и там скрылись. Из темного угла его комнаты, выскочила демоническая тварь.

С громким хлопком о стену открывается дверь, сверху льется поток чего-то липкого, а за тем падают перья и что похожее на муку. Но парень, не обращая на это внимания с диким воплем «ДЕМОН!» пытается бежать по коридору. Нет, в принципе за счет инерции у него это даже получилось. Вот только в поворот он уже не вписался. С отчетливым звуком "чпок" он влип в стену.

На его дикий крик из своих покоев повыскакивали все остальные. С ними происходило, практически все то же самое. В коридоре образовалась куча мала. Подстегнутое воплями воображение, ну и травкой разумеется, рисовало им различных демонов, что пытались до них добраться. Наставники в это же время, хоть и получили свою порцию клея и перьев, но за счет своего не малого опыта, быстро взяли себя в руки. Сразу проверив все происходящие на наличие скверны. А не обнаружив ни каких ее следов, пришли к выводу что это лишь иллюзии.

Хоть это и слегка успокоило их, настроение все равно было на отметки «Умри все живое». Поскольку скользкие полы и лестницы его явно не повышали. Так, например, брат Керет, поминая всех чертей и демонов, что знал, слетел со второго этажа, пересчитав своей пятой точкой все ступени. Брату Лотру повезло больше, он успел зацепиться за перила и проскользить вниз, придерживаясь за них. Опыт так его раз этак. Через некоторое время, наведя порядок среди послушников и втолковав им, что это всего лишь иллюзии, было принято решение выбраться на улицу.

Картина маслом! Пятнадцать, белых и оперенных, человек выползающие из общежития, костерящие всех демонов на чем свет стоит, замирают перед застывшей спиной брата Лотра. Который неотрывно смотрел, куда-то в сторону парка. Повернув голову в ту сторону, все присутствующие могли наблюдать занимательную сцену. Огромный бык с красными глазами и выдыхающий пламя из ноздрей, рыл копытом землю опуская голову вниз и сверкая в их сторону глазами. Явно не с добрыми намерениями. За тем он скакнул вперед и помчался в их сторону. Мастер недолго думая рванул в противоположную сторону. Там кстати находились полосы препятствий. Все недоуменно взглянули в след ему.

- Мастер это же иллюзия! - Кто то из послушников попытался его урезонить.

- Это не иллюзия! Бегите дурни! - На бегу крикнул тот, даже не думая уменьшать скорость.

Бык взревел, и до послушников дошла суть происходящего. Правда дошла она до них, уже на бегу. Ибо нижние конечности, простимулированные ревом быка, заработали на автомате. Вся толпа рванула вслед за братом Лотром. Скорость хоть и была приличной, но демонический бык их явно нагонял.

В этот момент заработал еще один подарок, оставленный не известной своло... эм, не хорошим человеком. Слабительное начало действовать. Глаза брата Лотра, как и всех бегущих за ним, начали постепенно расширяться в панике от осознания всей ситуации. А вы представляете, какого это бегать на пределе сил, когда даже чихнуть боязно? Вот и они не представляли, до той поры.

Народ резко прибавил в скорости. Поскольку альтернатива была печальна. Их не спасали даже полосы препятствий. Ранее кто не мог протии некоторые из них, на данный момент просто пролетал, даже не замечая на своем пути. Некоторые уже готовились смириться со своей участью, поскольку животы начало скручивать все сильнее, бежать же было все тяжелее.

- В рассыпную! Пока бык будет гоняться за кем-то одним, остальные успеют… - крикнул кто-то из послушников.

Идея была поддержана всеми. Толпа разбежалась в стороны как тараканы при свете. Бык на некоторое время замер, не зная какую цель выбрать. Обиженно взревев, он помчался за братом Лотром.

- Ох, Создатель! За что?! – Припустив к дереву, возопил оный.

Подбежав к одному из растущих в саду деревьев, брат Лотр практически не снижая скорости, взлетел на его ветви. Его пятая точка и рога быка разминулись почти на мгновения. Вот только, древо и рога не разошлись. Сильнейший удар сотряс ствол. Старый монах не удержался и рухнул вниз. Приземлился он аккурат на спину быка. Единственное, что он успел сделать, это вцепиться мертвой хваткой в его рога. А дальше начались скачки на спине очень негодующего и раздраженного быка.

- Твою жеш маааааааа…! – Разнесся вопль души старого монаха.

- Держись брат Лотр! Мы не забудем твою жертву! – Донесся из кустов тихий голос брата Керета.

Тур брыкался, скакал, мотал головой, пытаясь скинуть с себя своего седока. Но старик и не думал отпускать, хотя желудок и намекал, что вот-вот может случиться не поправимое. Но жить как то больше хотелось. И он продолжал держаться, вспоминая обороты речи своей бурной молодости. Кай же ухахатывающийся в это время, даже умудрялся записывать особо понравившиеся эпитеты.

- Бхы хы хы! Да уж не каждый день можно услышать подобное! Ухи хи хи! Ой не могу! Гхы хы хы!

Часть послушников что успели так сказать облегчить свою душу уже старалась помочь мастеру. Через некоторое время, быка все же смогли направить в открытые ворота. Когда он проскакивал через них, брат Лотр оттолкнулся от спины быка и уцепился за створку ворот. Не долго думая ворота закрыли, а старик слегка отряхнув свой наряд, чинно, но быстро двинулся в сторону уборной. И все бы ни чего, да вот только к тому времени, оная была уже не пригодна для использования.

- Кааааааайдээээр!!! – Разнеся вопль негодования над территорией храма.

Пришлось, как и всем довольствоваться кустиком, присев и расслабившись, он только и произнес.

- Фух! Пронесло.

- И меня тоже брат Лотр, и меня тоже. – Донесся голос брата Керета из куста по соседству.

«Это точно ЕГО проделки! Иначе и быть не может! Убью засранца! Хотя кто из нас сейчас засранец? Ууу! Гаденыш мелкий! Погоди, доберусь я до тебя». В это же время некий тихий и просветленный ребенок.

- Ой, ой! Кажись пора линять. Главное первым оказаться дома и фиг они чего докажут! Гы гы гы!

С такими мыслями мальчик на полной скорости рванул домой. Успел он буквально на несколько минут раньше. Скинув всю одежду, он с ходу зарылся в кровать.

Брат Лотр и брат Керет, в очень гневном состоянии, прибыли к дому этого малолетнего чудовища. Гурон уже вставший и проводивший утренний моцион, в виде поливания себя колодезной водичкой из ведра, был несколько удивлен видом своих старых друзей.

- Лотр, Керет, что-то вы странно выглядите. Аль случилось чего?

- Случилось Гурон, сын твой с нами случился! Это мелкое чудище… - дальше пошел краткий пересказ произошедшего. По мере рассказа его лицо медленно менялось, кривилось и багровело. Не знавший его человек мог подумать что он на грани того чтобы впасть в ярость. Но на самом деле Гурон ели сдерживался, чтобы не заржать. Его уже начинали пробивать конвульсивные судороги. Открывать рот было опасно, ибо сдержаться в таком случае, не получилось бы, от слова совсем. Заметивший это Лотр лишь нахмурился.

- Это не смешно Гурон! – Хотя в глазах старика уже и мелькали бесенята, поскольку человеком он был отходчивым, да и сам по молодости далеко не агнцем был. Но реноме надо поддерживать!

- Бхы! Ыхы! – Согласился с ним отец, схватившись одной рукой за живот, а второй прикрывая рот. Держаться больше сил не было. – Не гхы смешно! Да! Уха ха ха! Все не могу больше! Буга га га!

Истерика продолжалась минут десять, после чего отсмеявшийся и немного успокоившийся Гурон выдохнул.

- Фух! Отпустило! Так, что могу сказать. Ваши, хи хи, претензии, хы хы, не обоснованы, поскольку малой вчера, весь день и всю ночь был дома, и спал сном праведника.

- Разреши проверить?

- Да пожалуйста, но если я прав, с тебя бочонок! – Прищурился отец семейства.

- Договорились.

Проведя их к комнате сына, отец открыл дверь. Там перед ними предстала картина, громко сопящего во сне ребенка. Мирная улыбка не желала покидать его лица. Он спал без задних ног.

Показать полностью
  •  
  • -2
  •  

Железные земли

в
Железные земли фэнтези, Комиксы, веб-комикс, длиннопост
Железные земли фэнтези, Комиксы, веб-комикс, длиннопост
Железные земли фэнтези, Комиксы, веб-комикс, длиннопост
Железные земли фэнтези, Комиксы, веб-комикс, длиннопост
Показать полностью 4
  •  
  • 17
  •