Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

фантастика

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Ищу серию книг

Ищу довольно таки интересную серию книг, которую читал лет 10 назад. Первая книга начинается с того что изобретена машина времени и в будущем существует некая проблема, они не могут попасть на какую то планету, на ней существует магнитное поле ,за которое не могут проходить радио сигналы, и все отправленные экспедиции пропали. И ещё вся электроника после прохождения этого поля ломается!! Было решено привезти воинов из прошлого хорошо владеющих холодным оружием и среди них русский, японец ну и всякой твари по паре. С этого и начинается история этой серии примерно из десяти книг! Главным действующим лицом конечно же является русский. За ошибки простите . Искренне надеюсь на помощь сообщества, т.к. неоднократно видел что находили то что искали.

  •  
  • 10
  •  

Colonise new wolrds!

в
Colonise new wolrds! акварель, моё, рисунок, космос, фантастика, колонизация

Колонизационные модули далекого будущего в моем представлении.

  •  
  • 7
  •  

Фантастические зарисовки (остатки-крошки, 3 штуки)

в

№1__________________________________


...С мягким шуршанием, чуть зарывшись колёсами в бледно-розовый гравий, планетоход остановился на краю каменистого плато.

Взявшись за трубку каркаса, из машины выбрался человек в облегающем скафандре. Он медленным шагом направился к самой кромке обрыва. Подойдя - остановился.

— База, если бы вы видели, как здесь красиво! — сентиментально вздыхая, сказал он. — Фотографии с орбиты никоим образом не передают всю масштабность и бесподобие этой местности. Пустота и величие.

— Угу. Камни да пара сотен облезлых ёлок, — недовольно буркнули ему в ответ. — Давай, делом займись, мечтатель, блин!


Под ногами мужчины в обе стороны — насколько хватало видимости—тянулся довольно-таки крутой спуск с плато, весь изрезанный фьордами и лощинами. Вниз уходили осыпи из бледно-розового гравия и булыжников, по которым, словно кровавые реки, раскинулись ленты и поля лишайников всех оттенков красного. На небольших площадках, уцепившись корнями в расщелинах меж камнями, росли чахлые бурые деревья. Долина далеко внизу смутно виднелась в туманной дымке.


— Ты там что — всё еще созерцаешь виды?— резкий голос прокаркал у него в наушниках.

— Эй! Я десять лет валялся замороженным в проклятой консервной банке, и вы не дадите мне хоть немного времени полюбоваться, пусть и своеобразной, но всё-таки красотой?

— Я отлично понимаю тебя, Эскарт, — ответил голос уже более мягко, — но у нас есть строгие инструкции, которых мы обязаны придерживаться.

— Аааа! К чёрту инструкцию! Дайте побыть в одиночестве!

— Эскарт, пос... — голос оборвался, когда он нажал клавишу на маленькой пластине, закреплённой на предплечье, заглушив тем самым эфир.

Затем Эскарт нажал еще одну клавишу - и куча данных, выводимых на обзорный щиток его шлема, пропала: "Так-то лучше". Он уселся на край, и, набрав пригоршню розовых камешков, стал бросать их вниз. Затем встал и, глядя в бескрайнюю, серую даль, вдохнул полную грудь воздуха. Тут же усмехнулся, нелепости этого действия: вдохнуть-то настоящий воздух этого мира он не может. Постояв так ещё минуты три мужчина, тоскливо вздохнув, включил электронику шлема и некоторое время водил головой из стороны в сторону, пока анализатор не указал ему нужный выход скальной породы ниже по склону. Затем включил и связь.

— О! Смотрите-ка! Наш бунтарь вернулся, — услышал он недовольный голос.

— Выполняю процедуру "двенадцать Б", — вяло пробубнил Эскарт и, начав насвистывать какую-то мелодию, спрыгнул на осыпь, погрузившись при этом по середину голени в розовое крошево. С трудом передвигаясь, он наискосок двинулся вниз по склону к нужному булыжнику...

Фантастические зарисовки (остатки-крошки, 3 штуки) Фантастика, ненаучная фантастика, фантастическая зарисовка, длиннопост

№2 ______________________________________________________


.... Разведывательный глайдер неспешно летел в нескольких сотнях метров над землёй. Пилот любовался величественными пейзажами неизведанного мира.

—Чайка-три, доложите! — раздался голос в динамиках шлемофона, вырвав пилота из созерцательного оцепенения.

— Квадрат "Д-семнадцать" — снова пусто,— он печально вздохнул. — Выходов кристаллических пород не обнаружено.

— Продолжайте разведку еще полчаса — потом возвращайтесь.

— Принял. Направляюсь в "Д-восемнадцать"— он провёл пальцем по карте на сенсорном экране, задав направление для автопилота.


Глайдер собирался свернуть за край отвесной скальной стены, как вдруг взвыла предупредительная сирена и правая сторона кабины замигала красным стробоскопом. Компьютер произнёс: " По правому борту быстро прибли...". Удар страшной силы сотряс глайдер, оборвав механический голос. Пилот лишь краем глаз успел заметить неясную темную массу, врезавшуюся в корабль. Глайдер стал бешено вращаться по всем осям, выли сирены, освещая кабину красными вспышками. "Критическое повреждение двигателя! Немедленная катапультация!" — раздалось из динамиков.

Пилот рванул красную скобу под сиденьем — прозрачный купол кабины отстрелился, а спустя секунду струёй сжатого воздуха выбросило вверх и его кресло. Тут же по спинке кресла пришёлся удар коричневым чешуйчатым хвостом, запустив его в хаотичное вращение. Пилот оттолкнулся руками от подлокотников и включил двигатели компактного реактивного ранца за спиной и миниатюрные маневровые двигатели, вмонтированные в стальные голенища ботинок. Стабилизировав своё положение, он завис в воздухе. Вокруг творился сущий ад: всюду кружились огромные крылатые ящеры. С рёвом и шипением они сшибались и начинали рвать друг друга когтями и зубами. Подбитый глайдер, кувыркаясь, падал вниз и в него на всей скорости врезался зелёный монстр. Мужчина едва успел увернуться от огромного шипастого хвоста. Окровавленные туши поверженных ящеров камнем падали вниз.


— Чайка-три , Чайка-три ! Что случилось?! — раздался в его наушниках испуганный голос. - Мы потеряли сигнал вашего корабля!

— Я подбит! Подвергся нап... — он едва увернулся от зубастой пасти, — ...подвергся нападению неизвестных существ! Следите за сигналом скафандра! Шлите на него челнок. Скорее ! Попытаюсь найти укрытие.


Запас топлива в спасательном ранце был невелик, и нужно было срочно снижаться. Уворачиваясь от проносящихся рядом чешуйчатых тел, пилот направился к земле. Он был уже в нескольких метрах над поверхностью, когда сверху раздался ужасный рёв и два сцепившихся ящера яростно сражаясь, оказались возле него. Пилот не успел толком увернуться, и его нога попала под мощный удар хвоста. Голень изогнулась под неестественным углом, и он с криками упал на землю. В нескольких метрах от него, с грохотом, сотрясая землю, рухнули огромные сражающиеся монстры.

Пилот сорвал с пояса тюбик шприца с обезболивающим и всадил себе в бедро. Тут же, с рёвом и шипением, ящеры рвали друг друга в клочья, беспрестанно извиваясь и взрывая землю когтистыми лапами. Мужчина стал медленно, пятясь, отползать в сторону, лишь чудом избегая участи быть раздавленным или разорванным; окровавленные зубастые пасти щёлкали прямо перед его лицом. С неба продолжали падать изуродованные тела мёртвых ящеров, вызывая локальное землетрясение....

Фантастические зарисовки (остатки-крошки, 3 штуки) Фантастика, ненаучная фантастика, фантастическая зарисовка, длиннопост

№3____________________(Идейный вдохновитель — рассказ "Коррида" Роджера Желязны )


....Понимание пришло мгновенно — в тот же самый миг, как только я открыл глаза, и заработали органы чувств. Скорее не понимание, а абсолютная ( хоть и ничем не обоснованная ) уверенность, что я нахожусь здесь — что это не сон, не бред. Желания узнать, как я здесь оказался, зачем и каким образом, не было. Оно словно потухло, отдалилось или спряталось за мутным стеклом, так же как и чувства страха и тревоги. Будто что-то в голове спокойным, властным и уверенным голосом говорило: «Ты здесь - и это факт! Не думай, зачем и почему! Не отвлекайся на бессмысленные размышления, ты здесь не для этого».

Попытавшись вспомнить что-нибудь о себе, я понял, что знаю всё …и ничего: кто я, что могу, как мыслю — это ясно. Но, погружаясь в конкретику: имена, события, словесные обозначения тех или иных явлений и действий — всё это было словно в тумане.


Осмотревшись, я понял, что нахожусь внутри некой области, окружённой слабо фосфоресцирующей зелёной линией. Как только взгляд упал на неё, мгновенно пришло осознание: "Оказываться за ней СОВЕРШЕННО не нужно!"

За границей круга — кромешная тьма. Без ясного начала или источника, сверху, в центр площадки падал столб света. Он освещал её, не доставая буквально пары метров до фосфоресцирующих границ, где я и находился.

Вот в голове, откуда ни возьмись, появилась мысль, полная уверенности: "Пора! Нужно действовать". Я шагнул в круг света и увидел, что облачён в облегающий всё тело чёрный материал. Он весь был пронизан тёмно-синими канавками. Подняв взгляд, заметил, что на другой стороне площадки, на свет тоже вышел человек, одетый как и я. Нас разделяло около десяти метров.

Я понимал, зачем мы здесь. Он, думаю, тоже. Почему я должен противостоять человеку ничего плохого мне не сделавшему, и даже пытаться убить его (а именно такое условие— чёткое и неоспоримое,— как и понимание того , что я нахожусь здесь, ясно главенствовало в сознании)? Любые мысли о кооперации или каких-либо взаимовыгодных отношениях с ним, а также о бездействии тут же вызывали чудовищную головную и сердечную боль, потемнение в глазах и еще массу неподдающихся описанию отвратительных ощущений. Выход был лишь один.


Мы стали медленно сближаться. Я продумывал всевозможные комбинации для эффективной атаки. Взглянув ему в глаза, прочёл в них так понятное и мне чувство безысходности и неотвратимости происходящего и холодную уверенность в дальнейших действиях. Его взгляд молниеносно метался туда-сюда по моему телу. Видимо, он тоже уже что-то просчитывал.


Мы начали медленно, крадучись, кружиться вокруг центра, выставив вперед полусогнутые руки. Тут моё сознание словно раздвоилось: я №1 отлично контролировал действия своего соперника; я №2 пустился в размышления в столь, казалось бы неподходящее время. "Вот так! - думал я. - Два человека, никогда друг друга не знавшие и не имеющие до сих пор причин для вражды поставлены перед фактом: либо он, либо ты. И неважно, что, возможно, вы оба - добрейшей души люди и доселе муравья не обидели. Ты либо остаешься в победителях, продолжая жить, существовать, осознавать себя – в общем получить всё, что в самом основном смысле понимается под определением «жизнь». Либо теряешь всё это. И, думаю, даже вера в жизнь после смерти, рай и т.п. не заставит нас опустить руки и, смирившись, принять свою участь, когда вот так грубо ставят перед возможностью в мгновение ока потерять жизнь земную. Вы будете бороться! И человеческого в вас в этот роковой миг останется меньше, чем звериного. Либо ты будешь, либо тебя не будет".


Он сделал ложный замах рукой и попытался пнуть ногой в колено сбоку, но я успел отскочить.


И ведь где-то в закоулках сознания сидит непоколебимая уверенность, что я не могу погибнуть. Кто-то может, но не я. Эта уверенность была не такого типа, как те, внедрённые в сознание извне - она зиждилась лишь на том подходе к мировосприятию, который используют большинство адекватных людей. И это вовсе не инстинктивное чувство самосохранения (оно действует на подсознательном уровне в самый критический момент).

И как бы ты не ненавидел войны, порицал убийства и прочую жестокость, в данной ситуации выбрал бы, может быть и задумываясь, но понимая тщетность этих размышлений, единственный возможный вариант действия.

Самое интересное, что я смотрю на это лишь с той точки зрения, где есть первоочередное "Я" и второстепенное "остальные". Но каждый из этих "остальных" смотрит на это таким же образом. В том числе и мой соперник. Поэтому в нашей ситуации лишь тот, чья жажда к жизни больше, одержит победу.


Мы обменивались ложными выпадами, боясь оказаться в смертоносных объятиях друг у друга. В какой-то миг он всё-таки успел поймать мою ногу и подсёк опорную - мы рухнули на чёрный матовый пол. Не даваясь для смертельного захвата, мы извивались, словно клубок змей....

_______________________________________


Завтра ещё немного "крохотулек", потом, возможно, выложу самую первую свою пробу пера.

Показать полностью 2
  •  
  • 3
  •  

Найдено! Попробую еще раз

в

Добрый день. Помогите найти книгу! Читал году этак в 90м. Помню, что несколько героев очнулись в разных местах (дом, офис и т.д.), все вокруг под толстым слоем пыли, люди при прикосновении рассыпаются, мегаполис покрыт пылью и растениями, и люди пытаются выжить и понять что произошло.

  •  
  • 18
  •  

Помогите найти книгу.

Книга читалась мной в конце 90-х, про какую-то музыкальную что ли группу, которые каким-то образом оказались замешаны в правительственном действе, их отправляют к инопланетянам, сначала на корабль вроде бы, потом на базе они каким-то образом оказываются. Обложка была ещё какая-то кислотная вроде. И вообще впечатление от книги какое-то то ли кислотное, то ли трешовое.

  •  
  • -5
  •  

И снова каналы, и снова телеграм. Но в этот раз о фантастике

Я не знаю, может это только мое впечатление (или плохо искал), но такое ощущение, что в телеграме, кроме маркетинга и загадочной штуки под названием smm, мало кто чем интересуется. Т.е. вру, конечно, хватает всяких сообществ, но, на фоне вышеуказанных, меркнут они.


В общем, как наверное видно из названия, я попытался найти каналы о фантастике. Ну чего, люблю и всегда интересуюсь как. Нашел много комиксов Марвел и ДиСи, сериалов, фильмов и т.д. Про книги ровно четыре штуки, причем один из них мой собственный, читать мне его увлекательно и отрадно, но как-то слегка надоедает. Вот собственно привожу найденное (свой не буду, потому что прибьете же).


Дальше мое брюзжание:


https://t.me/sfiction - выкладывают фантастические рассказы. Полезная просветительская деятельность. Но вот смотрю последние записи: Гаррисон, Лавкрафт, Силверберг. Ребята проверенные, кто бы спорил. Но серьезно - кто-то из любителей фантастики их не читал? Да и странно мне в телеграме рассказы читать.


https://t.me/fantpril - опять выкладывают фантастику (не только ее). Но в аудио. И снова смотрю на фамилии: Булгаков, Парнов, Браун. Гхм. Ну, аудиокниги это хорошо, но опять же - скачайте хотя бы того же Бэккера "Князя пустоты", его всяко меньше народу читало.


https://t.me/mirf_ru - Мир Фантастики в телеграм. Это уже ближе к тому, что искал. Если б только канал не был собранием ссылок на их сайт - вообще было бы хорошо. Смысл использовать мессенджер, если один черт потом на сайт переходишь.


И вот собственно вопрос - знает кто хорошие каналы о фантастике?


Если что - бейте несильно, первый раз я здесь пишу, заранее во всем каюсь.

  •  
  • 0
  •  

Помогите найти книгу

в

Это скорее повесть. Публиковалась, в каком то известном в то время журнале, по частям. Выходила ли как произведение изданное в книжном варианте, не знаю. Автора конечно же не помню.

Журнал года 89-90. Повесть в жанре фантастика - хоррор.

Суть: Экспедиция изучает древний подземный город, где то в пустыне, кажется на ближнем востоке. Над лагерем исследователей взрывается атомная бомба и они прячутся в подземном городе. И в темноте кто то  начинает их всех убивать, выдавая себя за древнего духа этого города (или что то подобное).

В конце концов, остается только один участник экспедиции и мальчик проводник, который идет сражаться с духом-убийцей.

Помню, когда читала, кирпичей наложила знатно.

Спасибо за внимание )

  •  
  • 15
  •  

Художник Евгений Шмидт, или человек, рисующий комиксы по нашему

Евгений Шмидт (Otto Schmidt), ироничный и незаурядный российский художник-иллюстратор, создающий очень яркие, живые и неординарные рисунки. Все его работы выделяются благодаря отточенной до мелочей технике исполнения, оригинальному чувству юмора и характерному визуальному стилю.

https://notagram.ru/otto-schmidt-komiksy-devushki-i-russkij-...


П.С. творчество Евгения очень напомнило шедевральный мультфильм «Heavy Metal» :)

Художник Евгений Шмидт, или человек, рисующий комиксы по нашему Комиксы, Художник, фантастика, иллюстрации, арт, цифровой рисунок, ламповость, длиннопост
Художник Евгений Шмидт, или человек, рисующий комиксы по нашему Комиксы, Художник, фантастика, иллюстрации, арт, цифровой рисунок, ламповость, длиннопост
Художник Евгений Шмидт, или человек, рисующий комиксы по нашему Комиксы, Художник, фантастика, иллюстрации, арт, цифровой рисунок, ламповость, длиннопост
Показать полностью 3
  •  
  • 17
  •  

Неизвестная история Адама Лестера (Часть 4)

в
Неизвестная история Адама Лестера (Часть 4) фантастика, триллер, штуренков, штуренков сергей, проза, рассказ, история, длиннопост

Вся эта комната, которая до недавнего времени, казалась мне раем, превратилась в кошмар. Потолок, пол и стены, были пробиты осколками мебели, словно насквозь. А израненные тела всех, кто присутствовал в этом клубе для избранных, будто замерли в воздухе.


Только Джон, не успевший понять, что к чему, был придавлен ударом волны в своё кресло. Его взгляд был повёрнут на барную стойку, где стоял тот мужчина, который кричал.


Я узнал его сразу, это он приходил в ту больницу, где меня приводили в себя. Его тело сейчас распадалось на атомы, осыпаясь на пол, словно мокрый песок.


Невесомость окутала комнату. Я медленно поплыл к потолку, наблюдая как пол застилает туман.


И внезапно, после яркой, ослепляющей вспышки, моё тело швырнуло об пол.


Через десять минут, моё зрение, стало ко мне возвращаться. Очертания комнаты удивили меня настолько, что я не мог поверить своим глазам. Всё в этой комнате было как прежде. Только было одно исключение. Сэнди Леманса, больше здесь не было.


Как в тумане, смотрел я за стеной пелены и пытался вглядеться в детали. Джон всё также сидел в своём кресле. У портьер обсуждали дела незнакомые люди. За большой барной стойкой крутился бармен.


Но пока я на это смотрел, что-то сильно меня беспокоило. И когда моё зрение полностью стало нормальным, я едва не свихнулся от страха. Они были мертвы, а глаза их наполнились мглой. Они стали как мумии, словно их изожгли изнутри. Я смотрел и всё больше во мне просыпалось то чувство, будто смерть где-то рядом, и смотрит на нас отовсюду.


Мой инстинкт тогда, спас мою жизнь. Словно раненый зверь, я влетел на пожарную лестницу, и как пуля отправился вниз.


Я бежал по ступенькам минут двадцать пять, и когда оказался на улице, задыхаясь, упал на асфальт.


—Вы в порядке!? — Спросил незнакомый мужчина.


—Полиция… вызывайте полицию… — Еле-еле произнёс я и в полуобморочном состоянии, перевернулся на спину.


На моё удивление, самой первой приехала скорая. Неприятный на вид, но талантливый врач, первым делом проверил зрачки. После этого смерил давление, и послушал своим стетоскопом, рваный ритм моего сердца.


—Помогите. — Сказал он мужчине, что стоял неподалёку от нас. — Ему срочно нужна медицинская помощь. Кайли. — Обратился он к практикантке. — Позвони в сорок первую, пусть нас ждут через десять минут.


***


Пришёл в себя я, только через пару дней. Открыв глаза и увидев себя в реанимации, я был немало удивлён. Рядом со мной стояла медсестра и проверяла приборы моей жизнедеятельности.


—Я в больнице? — Еле шевеля губами спросил я её.


—Да, мистер Лестер. — Сказала она и нажав какую-то кнопку, продолжила наш диалог. — Признаться, мы уже думали, что вы не очнётесь.


—Что случилось? Я даже не помню, как здесь оказался. — Продолжил я расспрашивать медсестру.


—Сейчас придёт доктор и вы обо всём побеседуете. Я уже вызвала его, скоро он подойдёт.


Доктор действительно пришёл очень скоро. И отойдя в сторону, они долго о чём-то говорили, изредка поглядывая на меня.


—Ну что Адам. — Улыбаясь произнёс врач. — Как самочувствие?


—Признаюсь, не самое лучшее. А что произошло, я не понимаю…


—Там наверху, я не знаю, что там произошло, но ты явно там был, это так? — Доктор меня не допрашивал, он скорее интересовался.


—Да, был. И честно скажу, я не видел, что именно там произошло.


—Ну, об этом ты расскажешь полицейским, они уже давно пытаются тебя допросить. — Он остановился и посмотрел на меня. — Видишь-ли, после того как ты выбежал из здания и попросил вызвать полицию, здание осмотрели, и нашли несколько трупов.


—Я не имею к этому отношения, правда. — Занервничал я.


—Да дело-то в другом, я не обвиняю тебя в убийстве. Трое полицейских, которые осматривали то место… все трое мертвы…


Я не мог понять о чём сейчас говорит этот доктор. На розыгрыш эти слова не похожи, но и правда, мне кажется слишком сомнительной. Наверху не осталось в живых никого, я отчётливо помню. Все там были мертвы и убить полицейских там было бы некому. Но зачем тогда…


—Так что же там произошло Адам?


—Я не знаю, я правда не знаю…


—Эти полицейские до сих пор там лежат. Дело в том, что третий, он пытался забрать своих коллег и тоже остался лежать рядом с ними. Они заходили туда, и буквально минут через пять умирали, с глазами полными страха. Почему? Я не знаю, я думал, что ты мне ответишь на этот вопрос.


—Если бы я только знал. Я так понимаю, что тоже чуть там не остался?


—Именно, Адам. Когда тебя к нам привезли, мне казалось, что все твои силы, кто-то просто забрал. Там творятся для нас непонятные вещи, и мы думали ты нам расскажешь. — Доктор всё ещё с надеждой смотрел на меня. — А сейчас я могу тебя выписать, все твои показатели в норме, и держать тебя здесь, смысла в этом я просто не вижу.


Он ещё раз проверил приборы, и слегка удивился.


—Не понимаю, ещё пару часов назад твоя жизнь зависела только от них, а теперь… ты здоров и в порядке. Собирай свои вещи, на посту тебе сделают выписку. Всего хорошего Адам.


Доктор пожал мою руку и поднявшись со стула, вышел за дверь.


***


Я забрал документы, пожелал всем хорошего дня и с облегчением вышел на улицу. Самочувствие было в порядке, на душе всё спокойно и тихо, только мысли роились одна за другой. Кто, зачем, почему? Я единственный кто побывал в этом месте и остался в живых.


До дома я добрался пешком. Путь конечно не близкий, но очень приятный. Я впервые с трагедии ощутил себя снова живым. Будто уши услышали улицу, ноги снова идут по земле, даже солнце, и то словно светит совсем по-другому. Раньше этого я как-будто не видел, а теперь я прозрел.


У подъезда стояла машина полиции. Я как знал, что приехали снова ко мне, и поднявшись на лифте увидел знакомое лицо.


—Здравствуй Адам. — Произнёс детектив, что неделю назад приходил ко мне в дом.


—Добрый день. Чем могу быть полезен? — С недоумением посмотрел я на него.


—Адам, давай только без глупостей. Ты знаешь такие вещи, из-за которых мы здесь. И если ты не расскажешь о них сейчас, то мы вынуждены будем тебя задержать.


—На каком основании? — Вежливо перебил я его.


—На каком основании? — Рассмеялся он мне прямо в лицо. — Поверь мне, основания мне нужны меньше всего. — И тут он впервые достал корочку, которую поднёс прямо к моему лицу.


“Управление по делам президента.


Личный помощник – Уилфред Бейди”


—Загреметь можно очень надолго. Я прошу тебя, быстро и ясно, не теряя деталей. Только можно мы сделаем это внутри, тут я думаю могут услышать. — Он уже не казался приветлив, и мне осталось лишь всё рассказать.


Мы вошли в квартиру, я снял с себя куртку и пригласил его на кухню.


—Всё началось с того чёртого дня, когда я потерял свою Джулию… — Я рассказывал ему всё подетально, шаг за шагом погружая его в свои страшные будни.


Он лишь слушал и молча кивал. И когда я закончил, то понял, что он мне нисколько не верит.


—Так и знал… — Расстроенно произнёс я.


—О чём? — Переспросил он меня.


—Что вы не поверите.


—В своей работе я сталкивался с разными вещами Адам, но здесь. Вот ты бы поверил, скажи? Не как федеральному агенту, а как обычному человеку? — Он посмотрел на меня ожидая моего подтверждения.


—Нет. — Ответил ему я, и опустил свой взгляд вниз.


—Вот видишь. — Уилфред глубоко вздохнул. — Давай мы допустим, что твои слова — это правда. Какие дальнейшие действия мы должны предпринять?


—Я… не знаю… я всё делал как было написано в этом письме. — Моё настроение с грохотом рухнуло вниз.


—Это оно? — Указал мне Уилфред на белый конверт.


—Да, но там ничего интересного.


Он прочитал его полностью и сказал лишь одно.


—Интересного там очень много. Хотя-бы того, что ты мне сказал сейчас правду. А теперь, я прошу тебя вспомнить такие места, где ещё могут быть её письма? — Он вопросительно посмотрел на меня.


В моём сердце как-будто раздался хлопок, надпочечники стали импульсивно выбрасывать в кровь адреналин.


Уилфред смотрел лишь, как я, переворачиваю свою квартиру вверх дном. Через час, я без сил опустился на стул.


—Ничего. — Запыхавшись сказал я ему.


—Думай Адам, я знаю, что это не так. Может быть она перед той трагедией запрещала тебе трогать какую-то вещь?


—Да нет… хотя… — И тут кажется я догадался.


Я подошёл к окну, и показал ему на сухую пальму, которую Джулия, просила никогда не поливать.


—Она принесла её с работы, так она мне сказала, и просила её не трогать. Я лишь смотрел как она засыхает. — С недоумением вымолвил я.


—Аккуратно достань её из горшка, только без резких движений.


Я медленно стал тянуть стебель вверх и он как-будто поддался.


—Там письмо! — Ликующе прокричал я.


Уилл посмотрел на меня словно на маленького ребёнка, который нашёл клад с пробками от лимонада.


Я взял письмо в руки и открыв его, увидел короткую фразу.


“Ты знаешь где меня ждать. Третье марта.”


Я так ничего и не понял.


—Адам, третье марта тебе о чём-нибудь говорит?


Я напрягся пытаясь вспомнить о чём говорит этот день.


—Разве что мы познакомились, это было в марте, но я точно не помню в какой день.


—Где это было? — Пытался вернуть меня в реальность Уилл.


—На вокзале, у автомата с напитками, я тогда ещё… — Он не дал мне договорить, и схватив меня за руку, потащил в сторону лифта.


Мой мозг тормозил мои мысли. Я не мог даже думать банальные вещи.


—Мы туда?


—Адам, приходи в себя, я не смогу долго тащить тебя за руку.


Мы буквально влетели в машину, и она с визгом сорвалась с места, оставляя за собой клубы белого дыма.


Мигалка, сирена и скорость под двести. Мы были у автомата уже через десять минут.


Я подошёл к нему, хотя ноги едва меня слушались. Никого. Только тучный мужчина, который меня перебил.


—Брать будете?


—У тебя что-ли? — На нервах грубо спросил я идиотский вопрос.


Мужчина что-то пробубнил и пошёл в сторону другого аппарата.


И тут ко мне подошла незнакомая девушка. Волосы убраны в тёмный платок, солнечные очки, бежевое пальто. Аккуратно ухожена. Она смотрела на меня и молчала.


—Вы что-то знаете? — Спросил я её. — Вы что-то знаете о моей Джулии?


Она опустила очки и из моих глаз, по щекам, побежали слёзы…


Это была она… моя Джулия…


—Но как? Ты же…


Она приложила к моему рту указательный палец и после того как я замолчал, поцеловала меня в губы.


—Джулия Лестер? — Перебил нас Уилфред. — Боюсь вам придётся многое объяснить нам.


Она вопросительно посмотрела на меня.


—Ему можно всё рассказать, он и так уже в курсе. — Виновато произнёс я.


—Я помогу вернуть вам вашу прошлую жизнь, только мне нужен точный рассказ, без потери деталей. — Мистер Бейди внимательно смотрел на мою любимую женщину.


—Уилл нам правда поможет, не бойся.


—Я уже ничего не боюсь. И она достала из кармана письмо. Его написала не я, как и то, что вернуло тебя в мою жизнь.


“Здравствуй, Адам.


Сейчас мне придётся тебе многое рассказать. Будет сложно поверить, но всё же это не выдумки.


Меня зовут Аглерия-0701, и я родилась не на вашей планете, но это сейчас не имеет значения.


Шесть тысяч лет назад, наши учёные нашли вашу планету. То, что на ней была жизнь, стало для нас очевидно, практически сразу. Живые организмы дают большой фон во вселенную. Мы знали много обитаемых планет и до вашей, но Земля стала первой, куда наше правительство, решило отправить свою экспедицию. В ней принимали участие трое, я, тот мужчина, которого ты устранил и мой брат.


Подлетая к Земле, мы ликовали от восторга. Было сложно поверить, что нам, открывался красивейший мир. Примитивная жизнь, окружила корабль практически сразу. Птицы стали над нами кружить, подлетая порой очень близко. Это было чудесно. Для меня этот мир, стал как рай. Я всю жизнь ценила любовь и заботу о близких. И влюбилась бездумно, влюбилась в планету Земля.


Поначалу всё было прекрасно. Сэнди Леманс, мой муж, он у нас называется избранный, вёл себя просто прекрасно. Пока на нашей родной планете, не случилась трагедия. Наше солнце выбросило огромный сгусток энергии, и через двадцать минут, на наши сообщения больше никто не отвечал.


Сэнди словно свихнулся после этого. Я не знаю, что с ним случилось. Я пыталась его успокоить, но тщетно. Они стали ругаться с моим родным братом, и порой доходило до драк. Пока однажды я не ощутила, что брат умирает. Это Сэнди, он убил его… я тогда проревела всю ночь, было страшно… было больно и страшно... я осталась одна.


Мы с тех пор с ним почти не общались. Лишь изредка он пытался проникнуть в мои мысли, чтобы знать наперёд мою жизнь. Но он так и не смог. У меня всегда с собой был Маралонский кристалл. Он давал мне большие возможности.


А когда я увидела вас, я имею ввиду людей, я была просто поражена. Мы настолько казались похожи, только вы в то время были совсем не ухожены.


Я вас стала учить, развивать, наставлять. Это было самое лучшее время в моей жизни. Я дарила любовь и заботу всем вам. Пока однажды Сэнди Леманс, его настоящее имя Маккирданс-2212, не напал на моё поселение.


Он воспитывал настоящих убийц, это были не люди, а звери. Настоящие изверги. Они разграбили и убили целую деревню, что я восемь месяцев ставила на ноги.


И тогда я решила уйти. Я ушла далеко, захватив с собой тех, кто остался в живых.


И вся жизнь началась у нас снова. Поначалу мы жили в пещерах, ведь построить одной целый дом, не имея инструментов, было почти невозможно. Я растила их в полной любви.


Так прошло много лет. Мы с Маккирдансом вечны, и спасибо за это, лишь нашим учёным. Он воспитывал себе целую армию. Тайный правитель, так он себя называл. Его эго зашкалило все допустимые нормы. Но в итоге у него всё срослось, он добился того, что хотел получить.


Однажды, я вошла в его жизнь, зная то, что ему уготовано. Его смерть подошла очень близко. Я вошла в его мысли, показав ту картину, которая вскоре его ожидает. И тогда он взбесился от страха. Он искал меня среди семи миллиардов людей, но не знал, что Маралонский кристалл, при таком количестве времени рядом со мной, дал возможности перевоплощаться и менять внешность.


А картина, что я ему показала, была очень и очень болезненной. Ваша дочь Адам, она вскоре после своего совершеннолетия, уничтожила бы его, подняв бунт.


Все его ходы я знала наперёд, он хотел убить твою дочь, до её появления. И мне ничего не оставалось, как поменяться местами с Джулией. Долго она не хотела мне верить. Пока я не показала ей будущее.


Он убил меня выстрелом в парке. Помнишь, что я сказала тебе? Скоро всё у нас будет в порядке.


И теперь вы одни на Земле. Я хочу чтобы жизни людей наполняла любовь. А животные, которых воспитал этот убийца… им не место на вашей планете…


Спасибо вам, и надеюсь вы простите меня…”


Я опустил письмо вниз и посмотрел на свою жену. Что такое вселенская грусть, я теперь понимаю…


И любовь за людей, она стоит дороже чем жизнь…



Автор: Штуренков Сергей

Показать полностью
  •  
  • 5
  •  

Логово кракена: Экстренная эвакуация. Часть 2-я.

в

Предыдущая часть: https://pikabu.ru/story/logovo_krakena_fragment_chast_1ya_ye...


Тщательно продумав план действий, Андрей торопливо прихватил с собой всё необходимое и через несколько минут уже оказался перед входом в помещение госпиталя. Портативная рация, что лежала в правом кармане, была предусмотрительно включена и настроена на рабочую частоту патрульных периметра.


— Капрал координатору! — произнёс Андрей, нажав тангенту. — Срочно в госпиталь! Возможность действий криминального характера в госпитале!


Прошло не меньше минуты, пока Андрей дождался ответа.


— Ты что там, на солнце перегрелся?


Андрей повторил своё сообщение. С минуту в эфире царила тишина, потом Капрал пообещал придти, вернуть Андрея в чувство всеми доступными способами и отключился. Прибежал он гораздо раньше обещанного, но приводить координатора в чувство ему не пришлось — Андрей счёл нецелесобразным обсуждать что-либо вне помещения госпиталя.


Вместе с Капралом они спустились по ступенькам. Летерье по-прежнему неподвижно лежал на койке, на экранах системы жизнеобеспечения весело плясали цифры и синусоиды — жизненные показатели пациента были в норме.


— Что за шпионские игры? — нахмурившись, спросил Капрал. — В бойскаутов не наигрался?


Андрей, в меру коротко, изложил Капралу свои соображения: по его мнению, с высокой вероятностью ни в ближайшее время, ни в отдалённом будущем могло не произойти ничего существенного, но могло быть и так, что раненого постараются как можно скорее отправить в мир иной, и если опасения имели под собой хоть какие-то самые мизерные основания — следовало принять меры.


— Сорды сюда не полезут, — возразил Капрал.


— Сорды — нет. Сюда полезет один из обитателей станции.


— Ты вконец рехнулся? — не на шутку рассвирепел руководитель охраны. — Мне следует поверить, что кто-то из персонала, по твоим словам...


— Это легко проверить. Прямо сейчас. А заодно и поставить меня на место. Доказать раз и навсегда всем, включая меня, что я щенок и заигравшийся в бойскаутов зелёный юнец. Или же как вариант — вычислить крысу в рядах персонала.


Поставить на место заигравшегося юнца, судя по выражению лица Капрала, было для него заманчивой перспективой. Особенно раз и навсегда.


— Хорошо, — нехотя согласился Капрал по некотором размышлении, — обеспечим круглосуточную охрану, людей у меня для этого хватит. После этого маловероятно...


— Этого недостаточно, — прервал его Андрей. — Охрана — это полумеры. Согласен, Сордов можно исключить, они сюда не полезут — они пока ещё в своём уме. Но если я прав — кто-то попросил Сордов отправить нашего пациента на тот свет, и возможно, попробует самостоятельно завершить то, что у них не получилось. Если охрана помешает ему сделать это сейчас, то он просто отложит это на потом, а у нас под боком будет тикать бомба замедленного действия. Мы ведь не знаем, какие он цели преследует и кого сочтёт помехой на своём пути. Может быть, тебя, Капрал?


— Здоровья не хватит, — буркнул Капрал, обдумывая слова Андрея. — Что мне понравилась — так это твоя идея полезть в рабочий эфир с коротковолновки со своими фантазиями. Только ты забыл расклеить объявления на всех корпусах. Чтобы ни одна живая душа не догадалась, что у тебя на уме.


— Давай так: если я ошибаюсь, ты ничем не рискуешь. Постоит кто-то из твоих пару часов возле койки, поскучает немного — и пойдёт к себе отсыпаться. Не будем терять времени понапрасну. Для начала, мне нужно кое-что уточнить...


Выслушав Капрала, Андрей невольно вынужден был признать, что интуиция всё-таки существует: расклад обстоятельств максимально благоприятствовал предполагаемому оборотню. Он изложил Капралу план действий. На подготовку мизансцены пришлось затратить изрядное количество времени. Наконец, одышливо отдуваясь, оглядывая помещение госпиталя, Капрал спросил:


— Что дальше?


— Когда смена патрульных?


Капрал взглянул на наручные часы.


— Через три минуты.


— Отлично, ждём. Как только сменятся — предупреди, чтобы на некоторое время оглохли, ослепли и держали язык на привязи. Скоро придёт. Лишь бы мои догадки подтвердились...


Андрей щёлкнул выключателем, и помещение госпиталя погрузилось в кромешную темноту. Из прохода на улицу тянуло ночным сквозняком. Секунды тянулись бесконечно. Еле слышно попискивала медицинская аппаратура. Ночную полуподвальную тишину внезапно нарушили резкое короткое шипение и хриплый голос из портативки: «Приготовьтесь, идёт к вам». На входной лестнице послышались шаги.


Дождавшись, пока шаги приблизятся, Андрей щёлкнул выключателем, и помещение залил свет.


— Добрый вечер, Савицкий. Капрал, карманы!


Савицкий подслеповато моргал, осматриваясь вокруг. Капрал с торжествующим видом извлёк у него из правого кармана халата небольшой медицинский шприц, к которому была прикреплена несколькими витками скотча ампула с прозрачной жидкостью.


— В чём дело? — возмущённо спросил Савицкий. — Что вы тут делаете? Кто вам разрешил сюда заходить? Почему без халатов?


— Тот же вопрос, Савицкий! — повысил голос Андрей. — Что вы тут делаете?


— То есть как что делаю? — изумлённо переспросил Савицкий. — Я пришёл проверить состояние Ле... своего пациента. Проверить показатели жизнедеятельности. Выполнить медицинские процедуры в случае необходимости.


— Медицинские процедуры вы чем собирались проводить? — перебил его Капрал и показал нежданному визитёру шприц с прикрепленной к нему ампулой. — Вот этим препаратом, что был у вас в кармане? Мне одному кажется, Савицкий, что после применения такого препарата все жизненные показатели пациента свелись бы к абсолютному нулю?


— Я не знаю... ничего подобного я не мог бы...


— Идёмте, Савицкий, — прервал его Андрей и положил ему руку на плечо. На второе плечо учёного твёрдо легла рука Капрала.


У выхода их уже ждали двое патрульных периметра.


— Всё в порядке, — бросил им Капрал, демонстрируя находку из кармана Савицкого. — Завтра подыщем нашему пациенту нового врача, взамен этого любителя лечения посредством эвтаназии. Надеюсь, одну ночь как-нибудь протянет без медицинского осмотра. Продолжайте патрулирование в штатном режиме.


***


В качестве комнаты для беседы с Савицким Капралом была выбрана столовая — как нельзя более подходящее помещение: без стёкол в оконных проёмах, с видом на западную стену — туда же, куда вёл выход из госпиталя.


— И всё-таки объясните мне, что происходит? — в который раз спросил Савицкий, переводя взгляд с Андрея на Капрала и обратно. — Что за балаган вы тут устроили?


Шприц в кармане халата Савицкого мог означать только одно: план Андрея сработал. Попробуем немного форсировать события, решил Андрей. Он набрал в лёгкие побольше воздуха.


— Хватит лгать, Савицкий! — что есть силы заорал он, вскакивая из-за стола. — Вы знали Летерье и собирались убрать при помощи смертельной инъекции!


Казалось, Андрей почти потерял самоконтроль над собой — сейчас его не смущал ни спящий в соседнем корпусе научный состав, ни патрульные, шаги которых время от времени раздавались в темноте за окном. Капрал с безучастным выражением лица сидел поодаль. Савицкий растерянно, ошеломлённо смотрел на Андрея.


— Да что вы тут устраиваете? Вы что, с ума сошли?! У вас всё нормально с рассудком?!


— Шприц и ампула в кармане вашего халата! — всё так же оглушительно гремел голос Андрея. — И вы ещё имеете наглость всё отрицать?!


Совершенно неожиданно, присев обратно за стол напротив Савицкого, Андрей без малейшего видимого перехода негромко добавил:


— Извините, Иннокентий Аскольдович. Приступы гнева. Страшная штука. Практически не поддаются лечению. Но к счастью, через некоторое время проходят. Чаще всего довольно быстро. Этот, по моим расчётам — пройдёт минуты через три. В ожидании этого счастливого события предлагаю спокойно попить кофейку и на время забыть о возможных разногласиях.


Сказано это было спокойно, почти дружелюбно. Капрал как ни в чём не бывало поднялся и принялся размешивать сахар в чашках. В глазах Савицкого мелькнули какие-то неведомые Андрею соображения, он по-прежнему продолжал сидеть, переводя взгляд с Андрея на Капрала. Вне всякого сомнения, и тот и другой меньше всего ожидали от Савицкого столь весомого подтверждения, что учёный не зря занимает место руководителя научного коллектива. Вздрогнули и едва заметно приподнялись углы губ учёного. В следующую секунду Савицкий вскочил из-за стола, с грохотом опрокинув стул, и так же оглушительно, как незадолго до него Андрей, заорал срывающимся баритоном:


— Да, да, да! Я собирался убить его! Да, я боялся и ненавидел Летерье! И да, он не мог, не должен был пережить сегодняшнюю ночь, если бы не ваше вмешательство! Он мог рассказать слишком многое!


Вероятно, лишь присущее по роду профессии самообладание позволило Савицкому сдержать смех при виде изумлённых лиц Капрала и Андрея. Он поднял стул, поставил его обратно на место стул и уселся за стол с довольным выражением лица.


— Превосходно, Иннокентий Аскольдович! — очень тихо, но полным искреннего восхищёния тоном произнёс Андрей. — Восхитительно! Право же, вы зарыли свой дар Мельпомены в землю, вам могли бы сейчас рукоплескать толпы благодарных зрителей.


И в подтверждение своих слов он несколько раз беззвучно хлопнул в ладони.


— Но сейчас, — продолжил он, — нас с вами интересует всего...


Рация на столе рядом с Капралом вновь ожила. «Капралу, порядок, гость прибыл, ведём к вам».


Не прошло и минуты, как патрульный периметра втолкнул в столовую интенданта научной станции Фецио Маннаро. Под глазом у того красовался приличных размеров кровоподтёк — по всей видимости, подсадной патрульный не стал особо стесняться при задержании.


— Пытался отключить мне приборы, — коротко сообщил патрульный. — Сбежать не вышло, начал махать руками. Пришлось немного остудить.


— Отлично, Пауль! — одобрил Капрал. — Свободен, иди отдыхай, тебя подменят. С меня причитается, твой бывший сослуживец — добыча пожирней рождественского гуся.


И повернувшись к интенданту, Капрал удовлетворённо заключил:


— Вот теперь, похоже, действительно порядок.


***


Андрей неторопливо расхаживал по столовой взад и вперёд, заложив руки за спину.


— Ты даже представишь себе не можешь, Фецио, как глупо было с твоей стороны подбрасывать Савицкому шприц в карман халата. Знаешь, Фецио, словами «самая идиотская идея» — этого не передать. Картина акварелью: Савицкий, по совместительству клинический хирург, с огромным опытом в области практической медицины, вместо того чтобы последовать твоему же примеру — то есть отключить всего на пару минут систему жизнеобеспечения Летерье, затем включить её снова и впоследствии заявить, что у больного наступило внезапное ухудшение состояния с летальным исходом, — зачем-то выносит из лаборатории шприц и ампулу со смертельной дозой препарата, несёт всё это к себе, прикрепляет ампулу к шприцу скотчем и потом отправляется обратно в лабораторию. Нет-нет, конечно, я понимаю, что косвенно обвинить Савицкого в скверных намерениях без весомой улики было бы затруднительно, и всё же мне интересно: кого ты всерьёз надеялся заставить поверить в подобную ахинею?


Маннаро угрюмо молчал, глядя в пол.


— Позвольте, коллега, — вмешался Савицкий, — Пауль сказал, что Маннаро пытался отключить ему приборы. Он что, Летерье отключал?


— Патрульный по моему распоряжению просто лёг на кушетку вместо Летерье, — пояснил Капрал. — Рядом с ним мы поставили и запустили такую же систему, их там три штуки готовые стоят. Включили в режиме имитации, без фактического подключения, и Маннаро успешно купился на этот нехитрый трюк, в значениях параметров он всё равно не разбирается. В темноте он, естественно, принял Пауля за пациента и кинулся отключать систему. А самого Летерье мы на всякий случай откатили в дальний угол госпиталя.


— Ну зачем вы на меня орали, — с улыбкой повернулся Савицкий к Андрею, — мне уже нет необходимости спрашивать.


— Ни малейшей, — подтвердил Андрей, — тем более вы очень быстро уловили суть моего плана, на лету подхватили партию и тем самым дали понять патрулирующему периметр Маннаро, что подстава удалась и теперь никто не помешает ему воплотить на практике гибель пациента вследствие отсутствия присмотра. Каким образом ему удалось отлучиться, он расскажет нам сам, хотя я предполагаю, что он мог сказать напарнику что-то вроде «Надо бы спуститься в госпиталь, посмотреть, как там пострадавший, а то из-за мерзавца Савицкого тот теперь без присмотра, мало ли что». Собственно, весь расчёт был на психологический эффект: Летерье со дня на день мог прийти в сознание и заговорить, в случае его физического устранения вы как опытный врач могли обнаружить криминальный характер смерти, и в итоге перед Маннаро стояло сразу три задачи: устранить Летерье, подставить вместо себя невиновного и помешать вам установить истинные причины смерти пациента. Да к тому же он не знал, как много успел рассказать вам Летерье при первой встрече. Нам с Капралом оставалось лишь смоделировать видимость благоприятной для Маннаро ситуации, остальное — дело техники. Первым сигналом для Маннаро стало моё сообщение по коротковолновке об опасениях за жизнь Летерье — как и весь военный персонал станции, тот обязан держать свою портативку включенной постоянно, моё сообщение он, конечно же, услышал и решил действовать. Я правильно излагаю, господин интендант?


Маннаро снова не ответил.


— Впечатляюще! — оценил Капрал. — Готов сию же секунду принять вас в свои ряды на полное обеспечение и довольствие, о Координатор, именуемый Андреем! Но вот что вызывает во мне неподдельную горечь...


Капрал указал на кровоподтёк под глазом Маннаро.


— ...так это крайне прискорбное для меня отсутствие второго такого же — симметричного первому.


И прежде чем Андрей успел остановить Капрала, тот одним мощным ударом исправил упомянутое упущение.


Маннаро давно уже увели в госпиталь, чашки на столе уже дважды опустели и снова наполнились ароматным турецким напитком, а Савицкий всё ещё сидел с ошеломлённым видом и пытался переварить ночные события. Однако один вопрос, судя по всему, особенно не давал ему покоя.


— Что же такого наговорил мне Летерье, чтобы Сорды объявили на него охоту, а Маннаро ломился на виду у своих коллег в госпиталь к его системе жизнеобеспечения?


— А вот это, — ответил Андрей, — уже тема для отдельного разговора. Когда Летерье придёт в себя, он наверняка сможет рассказать нам много интересного, но не менее занятные материалы нашлись на электронном носителе, который был вшит в его одежду и найден мной при осмотре. Судя по этим материалам, вокруг станции ведётся крупная и опасная игра, масштабы которой сложно представить даже вам. Маннаро — не игрок, он всего лишь мелкий прихвостень, и его разоблачение не устранило главную угрозу для нашей станции — оно всего лишь ненамного отсрочило её.

Показать полностью
  •  
  • 5
  •  

Фантастическая зарисовка №5 (Часть Третья)

в

Продолжение.....


Дмитрий спрыгнул с крыши. Олег наклонился над гигантом, разглядывая: на месте головы был лишь небольшой приплюснутый холмик с утопленными в нём окулярами видеокамер; на месте правого манипулятора, на перебитых поршнях свисал искорёженный плечевой сервопривод с парой оборванных кабелей; оторванная конечность валялась неподалёку, скрытая под травой; в бронепластинах на широкой груди зияла дыра размером с крупный апельсин.

— Дыра, вроде бы, не сквозная, — Олег вгляделся в тёмное отверстие. — Значит, есть шанс, что энергоблок и позвоночник костюма не повреждены.

— Ты считаешь, что он еще на ходу? — Дмитрий пнул железную ногу, а потом вопросительно посмотрел на друга. — А откуда ты вообще знаешь, что здесь, да как?

— Мой отец работал в Службе спасения. Они использовали схожие машины для разбора завалов. Я частенько бывал у него на работе, и отец иногда давал мне облачиться в этот костюм и побродить по ангару.

Олег указал на узкую прорезь с подписью на чужом языке: — Видишь эту щель? Это разъём для ключ-карты, отпирающей костюм. У военных, если не ошибаюсь, ей является личный жетон пилота.

— Думаешь, пилот там? — Дмитрий испуганно взглянул на друга.

— Придётся выяснить, — с кислой миной пробормотал Олег. Он просунул руку в дыру и сразу же поморщился: — Здесь он.

Олег закрыл глаза и стиснул зубы, сдерживая отвращение, затем просунул руку глубже.

— Угу….вот! — он дёрнул, внутри что-то хрустнуло.

— Достал?

Олег вытащил руку: в кулаке, свисая на цепочке, болталась блестящая пластинка.

Продув щель от пыли, Олег вставил в жетон. Металлическое тело судорожно дёрнулось. Передние броневые листы стали медленно, со скрипом и скрежетом, разъезжаться в стороны. Повреждённые выстрелом секции безуспешно пытались войти в пазы — ударялись искорёженными краями об направляющие и отскакивали назад. Показались останки пилота: коричневатый череп с куском позвоночника отломился, когда Олег сорвал с шеи скелета жетон, и теперь валялся сбоку, уставившись на мужчин тёмными провалами глазниц.

Олег потеребил форменную куртку пилота: — Сухая. Хорошо всё-таки, что синтетическая одежда не истлевает и не горит. Плохо, что дырявая,— в дыре виднелись обугленные обломки рёбер, — но главное — сухая.

Олег схватил скелет за грудки и вытянул из кокпита, аккуратно положил на землю.

— Смотри, что тут есть, — он указал Дмитрию на длинноствольный бластер, пристёгнутый к бедру мертвеца.

— Оружие — это хорошо.

— Это регулятор мощности, — Олег показал на маленький переключатель на боку бластера и повернул его на отметку с одной чёрточкой. — Поставим на минимум — нужно экономить боезапас. Видишь, энергоячейка почти пустая, — он надломил ствол и указал на красный цилиндрик внутри. — Заряды покрыты особой краской-индикатором. Она меняет цвет от зелёного к красному по мере истощения энергозапаса.

Дмитрий удивлённо уставился на друга: — Такое ощущение, будто ты забыл, где мы находимся и в каком положении!

— ?

— Может быть, мы не доживём даже до наступления темноты, а ты сидишь и преспокойно рассказываешь мне об устройстве древних бластеров!

Олег печально взглянул на друга и лишь пожал плечами: — Как знаешь, – он отстегнул ремешки кобуры и протянул бластер Дмитрию. — Держи.

Дмитрий прилаживал кобуру к бедру, а Олег обернулся к пилоту.

— Не обессудь, приятель, но твоя одежда мне нужнее, — с извиняющимся видом обратился он к останкам и стянул с них куртку и штаны.


Дмитрий услышал шорох с другой стороны транспортника, насторожился. Оружие придало ему ощущение излишней самоуверенности и он, крадучись, двинулся на разведку.

Олег сидел на земле и пытался натянуть на ноги ссохшиеся ботинки пилота. Он тоже услышал шум и, наклонив голову, заглянул под днище машины: с той стороны из земли вылезало какое-то крупное существо. Олег подскочил, как ужаленный и бросился вдогонку за другом.


Дмитрий замер в напряжённой позе, положив ладонь на рукоять бластера. В нескольких метрах перед ним, счищая суставчатыми лапами налипшую на панцирь грязь, стояло крупное, чуть ниже человеческого роста, насекомое бледно-серого цвета. Дмитрий потянул бластер, но тут к нему подскочил Олег и с силой сдавил запястье:


— Не вздумай, — прошипел он сквозь зубы. — Вдруг выстрел только разозлит его?


Насекомое резко повернуло маленькую сплюснутую голову в сторону звука. Чёрным пятном выделялась отвратительная пасть: массивные жвала медленно раздвинулись, обнажая целый лес маленьких подвижных лезвий, шипов и лапок, меж которых сочилась, стекая на землю, тёмная жидкость. Насекомое припало головой к земле и угрожающе приподняло длинные передние лапы; белые надкрылья приподнялись, и тёмное сегментированное брюшко изогнулось кверху.


— Мне это не нар…..— Олег зажал ладонью рот друга и приложил палец к губам.


Неожиданно надкрылья насекомого завибрировали с высокой частотой, а из пасти и меж сегментов брюшка стала активно сочиться тёмная жидкость. Мужчины с криками зажали уши: нестерпимая боль пронзала голову, сводила с ума. В воздухе распространилась отвратительная вонь, от которой слезились глаза.


— Стреляяяяяяй! – корчась от боли, заорал Олег.


Дмитрий выхватил бластер, на ходу передвинув регулятор мощности на максимум, и, не целясь, нажал на спусковой крючок. На секунду полыхнул оранжевый луч, и жутка боль прошла. Дмитрий протёр слезившиеся глаза и посмотрел на насекомое: от того остались лишь дымящиеся, обугленные куски, а дальше в поле виднелась длинная, идеально прямая канавка, окаймлённая полосой почерневшей травы — результат выстрела на максимальной мощности.

Подпружиненная крышечка на бластере открылась, и на землю упал чёрный цилиндрик пустой энергоячейки.

Дмитрий отбросил бластер и в изнеможении рухнул на четвереньки; его стошнило. Утерев рот, он обернулся к Олегу и тупо смотрел на него. Друг понимающе кивнул, и медленно поднялся. Он подал руку Дмитрию: — Нужно опробовать броню, заглянуть в транспортник и уходить отсюда. Не нравится мне всё это, — он с опаской взглянул на дымящиеся останки насекомого и смачно сплюнул.


Они вернулись к экзоскелету. Олег всё-таки надел ботинки пилота и подошёл к раскрытому кокпиту. Он заглянул внутрь и выбросил через плечо отвалившуюся нижнюю челюсть скелета.

— Что ж, попробуем! — Олег влез в броню и стал разглядывать обозначения кнопок на внутренней панели. – Отойди подальше на всякий случай, но будь начеку!— крикнул он и продолжил поиск нужной кнопки. —Так, думаю, эта она, — Олег надавил, и бронелисты начали сходиться. Из внутренних стенок брони выдвинулись и раскрылись кольца на гибких ножках — три для одной руки и три для другой; вокруг лба закрылся тонкий обруч. Он положил руки в кольца, и те защёлкнулись вокруг локтевых, плечевых и кистевых суставов. К ладоням прильнули рычажки с гашетками и кнопками управления навесным вооружением; на глаза надвинулось визирное устройство с графическим интерфейсом. Система обратной связи активировалась, и по стальному телу пробежала дрожь.

Олег медленно отвёл руку назад: надрывно загудели сервоприводы, и со страшным скрежетом манипулятор повторил его движение, упёршись в борт транспортника.


Верхняя часть стального тела повторяла движения пилота с помощью системы обратной связи, движениями же ног нужно было управлять с помощью обыкновенного нажатия на соответствующие педали. Такой комплексный способ управления часто сбивал с толку новичков-пилотов. Олег не стал исключением, несмотря на то, что он уже управлял схожей машиной. Ему пришлось потратить около десяти минут, чтобы поднять гиганта на ноги. И вот, спустя десяток попыток—со скрипом и скрежетом — металлическое тело наконец-таки распрямилось во весь внушительный пятиметровый рост.

— Тут все обозначения на чужом языке, — раздался искажённый динамиками голос Олега. — Хорошо, хоть всё снабжено интуитивно понятными значками. Итак: общий боезапас — тридцать пять процентов; общий энергозапас – двенадцать процентов; топливо в реактивных прыжковых двигателях — отсутствует.


Перемещения по меню графического интерфейса осуществлялось с помощью системы слежения за движением зрачка, поэтому выбираемые пункты были оптимально крупными, чтобы не закрывать общий обзор и разбросанными по разным углам экрана, чтобы избежать ошибки случайного взгляда. Подтверждение команд или выбранных пунктов\ элементов интерфейса производилось по нажатию кнопок на рычажках управления в руках пилота.


— Не густо, — разочарованно сказал Дмитрий. — Какой нам вообще толк от него? Будем охотиться на всю эту мерзость?

— Как минимум, нужно исследовать траспортник.

— И как ты заберёшься внутрь? С одной-то рукой, которая и не рука вовсе.

— Чёрт! — взвился Олег. — Да возьму и разнесу оставшиеся лапы, тогда эта рухлядь шлёпнется на брюхо и — милости просим — входите!


Вдалеке, неслась к земле очередная «медуза». Начал накрапывать дождик.


Дмитрий заметил на спине экзоскелета, ниже колышущих воздух радиаторов прорезь, схожую с той, что отпирала броню.

— Будь добр, преклони колено.

— Что случилось?

— Нашёл ещё одну щель для жетона. Нужно посмотреть, что там.

С трудом Олег опустил машину на одно колено, склонил торс и для надёжности упёрся манипулятором в землю. Дмитрий взобрался на массивное бедро, выдернул жетон из переднего разъёма и вставил в щель на спине: узкая пластинка брони приподнялась и отъехала в сторону, открывая нишу с торчащей рукоятью какого-то оружия. Дмитрий ухватился за неё и потянул: в глубине что-то щелкнуло, предмет освободился от скрытых креплений, и мужчина вытянул его наружу.

— Опять бластер! Только этот явно помощнее — в одной руке не удержишь, — он раскрыл складной приклад и постучал по массивному барабану, расположенному подобно револьверному: в каждой из шести ячеек лежал ярко-зелёный цилиндрик. — И зарядов тут побольше.

Олег выбрался из брони и подошёл к другу, чтобы рассмотреть оружие.

— Хорошая пушка. Солидная. И ремень есть, — констатировал он после внимательного рассматривания бластера. – Но есть кое-что ещё, — Олег хитро улыбнулся и постучал ногой по воткнувшимся в землю массивным стволам навесного оружия. — Огнемёт! Десять фугасных снарядов и скорострельное энергетическое орудие! На другой руке, судя по указаниям компьютера, была смонтирована электромагнитная пушка. Вот, видишь, — он указал на вертикально закреплённый на спине экзоскелета цилиндр, из которого свисал длинный огрызок толстой металлической ленты. — Лента наполнена болванками для стрельбы из этой пушки. Надо бы отцепить этот барабан — толку от него всё равно нет.

Мужчины взобрались на стальную спину и несколько минут потратили на открытие заржавевших замков. Дмитрий толкнул цилиндр ногой, и тот с глухим стуком упал на землю.

Олег распрямился, утирая со лба пот, и, прищурившись, взглянул на горизонт. Его внимание привлекла большая, стремительно приближающаяся масса неясных очертаний: — Что за?!


Дмитрий взглянул туда же и, тотчас, обернулся к Олегу: — Они летят к нам! — лицо его исказило гримасой ужаса. В широко распахнутых глазах Дмитрия Олег увидел первобытный, неконтролируемый архистрах — страх смерти, и искорки стремительно зарождавшегося безумия. — Эта тварь! Это она их привела сюда! — надрывно, чуть не плача продолжал причитать Дмитрий.

На скулах Олега заходили желваки. Он с отвращением отвернулся и спрыгнул на землю.

— Олег, нужно бежать! Они нас сожрут!

— И куда ты собираешься здесь бежать? — с холодной яростью ответил Олег и обвёл рукой окрестности. — Куда, чёрт подери, ты побежишь, а?!

Дмитрий всё еще стоял на броне и сверху вниз, тупо смотрел на друга. Затем он спрыгнул и схватил Олега за плечи; совсем уже потеряв контроль над голосом, истерично кричал, тряся друга: — Я не хочу умирать! Олег, я не хочу умирать! Мне страшно! Жить хочу! А они нас сожрут, Олег! Я умирать не хочууууу! — тело Дмитрия сотрясали рыдания.

Олег оттолкнул друга и, с силой, наотмашь, ударил его по лицу тыльной стороной ладони.


— Хватит ныть! — рявкнул он. — Никто не собирается здесь подыхать! Мы убьём их всех!


Дмитрий перестал плакать и пустым взглядом смотрел в никуда, затаив дыхание. Он боролся со страхом, затмевающим сознание, сковывающим движение и толкающим его в пучину безумия. Он понимал, что спастись им не получится, но разум отказывался принимать этот факт, пытаясь уйти, отстраниться от неразрешимой проблемы. Никогда ещё Дмитрий ни оказывался в такой ситуации: шаблонов для действий в таком случае не имелось. Он был на пределе эмоций и чувств: сознание балансировало на тонкой грани. Одно мощнейшее волевое усилие — и он примет факты, и переступит через этот предел, освободившись; либо не сумеет, и тогда волна безумного страха потопит разум.

И Дмитрий смог. Изменения произошли по его воле, но, отчасти, подсознательно, поэтому они не причинили ему моральных страданий.

Осмысление. Смирение. Принятие.


Наверное, что-то похожее происходит в сознании стариков, ощущающих скорый конец, и у людей, осознано идущих на смерть – людей, которых впоследствии назовут героями.


Возможно, безумие Дмитрия и не исчезло, а лишь приняло столь необычную форму, но главное — страх ушёл. Мужчина медленно выдохнул.

Олег толкнул Дмитрия в сторону транспортника: — Давай внутрь. И сиди там. Я буду прикрывать один люк, ты следи за вторым.

— Я не полезу туда, в темноту, — упрямо ответил Дмитрий. — Хочешь, чтобы гады, которые там сидят, сожрали меня наверняка? Буду сражаться вместе с тобой.

Олег бросил удивлённый взгляд на друга, но ничего не сказал. Он вытянул из брюк ремень и протянул его Дмитрию: — Надень. Потом отцепляй ремень бластера и растяни его, затем полезай на броню. Там один конец ремня закрепишь сюда, – он указал на прямоугольную скобу наверху металлической спины, — другой к ремню, который ты наденешь. Понял? Это, чтобы обе руки были свободны, и прыгнувший жук не сбил тебя с брони.

Дмитрий суетливо проделал все указания, пока Олег втискивался в кокпит.


Разъярённо жужжащая орда была уже в нескольких сотнях метров от транспортника. Пять минут назад запах сигнальных феромонов (с оттенками опасности) погибшего сородича ощутили в ближайшем подземном гнезде и, подчиняясь инстинкту, сотни насекомых бросились на помощь попавшему в беду.


Дождь всё усиливался.


Экзоскелет распрямился. Наверху, меж стальных плеч, стоял, припав на одно колено, Дмитрий с бластером в руках. Бронепластины почти сомкнулись вокруг Олега, когда Дмитрий торопливо сказал: – Стой, Олег. Не закрывайся полностью….пока что.

—? — Олег задержал в пальцах тумблер

— Просто….мне страшно и….. неуютно, — глаза Дмитрия забегали, избегая взгляда Олега. — Словно я буду один на один с ними…тут.

— Но я не смогу стрелять, пока визирное устройство не опустится на глаза.

— Да. Секунду….— Дмитрий замялся. — Знаешь, я просто хотел сказать, что….обидно. Так глупо — погибнуть, и не за что.

— Мы не собираемся гибнуть — сказал Олег. Хотя он и понимал, что по всем раскладам им не выжить, мысль эта всё же была подавлена и отправлена на задворки сознания. Олег не привык сдаваться.

— И, знаешь, — Дмитрий, словно не слышал его, — это будет совсем не героическая смерть….. как бывает в кино, — он нервно хихикнул. — Мы даже заряда ни одного не нашли, чтобы взорвать его вместе с собой. Да и эти жуки не испытают ни злости, ни разочарования, когда будут дохнуть. Они же….жуки. И никто о нас не узнает….о нашем подвиге; не напишут ни в одной газете.

— Они уже совсем рядом, Дим, — Олег отпустил тумблер, и бронепластины продолжили сходиться.

— Олег…— мужчины встретились взглядом. Больше слов было не нужно. Они смотрели друг на друга, пока металл брони полностью не скрыл Олега.

Дмитрий шмыгнул носом и, утерев навернувшиеся слёзы, прицелился. Выстрелил: в кишащем рое образовался обугленный тоннель.

На глаза Олега надвинулся визир: на экране красными квадратиками обозначились цели. Их было много, очень много. Олег нажал клавиши на рычажках управления, и из бронированной спины выдвинулась пара миниатюрных ракетных установок. С пронзительным шипением двенадцать стальных ос вырвались из своих гнёзд и, расчертив воздух тонкими нитями выхлопных следов, обрушились на полчища разъярённых насекомых. Прогремели взрывы, и сотни серых тел разметало во все стороны.


Авангард орды злобных насекомых был уже совсем близко – каких-то двадцать – тридцать метров. Воздух наполнился тем отвратительным запахом и шумом сотен трущихся, скрежещущих хитиновых тел. Насекомые напирали, карабкаясь через своих сородичей.


Олег услышал яростный крик друга. Дмитрий зажал спусковой крючок и оранжевым лучом выжигал дыры в беснующейся массе. Барабан его бластера одну за другой отстреливал опустошенные энергоячейки.

Олег дал насекомым подобраться поближе, глубоко вдохнул и зажал гашетки……



Март — Июнь 2017г.


__________________________________________________

Предыдущая часть:https://pikabu.ru/story/fantasticheskaya_zarisovka_5_chast_v...

P.S.


Так, завтра будет фэнтези-зарисовка (может две ).  Таких объёмных рассказов, каким был этот, больше нет на данный момент. Остались еще некоторые зарисовки-крошечки + один мини-рассказик в процессе неспешного дописывания ( около 80% готово) и еще один рассказ (повесть? ) замороженный после трёх глав и ожидающий своего часа по причине непродуманности логики дальнейшего повествования.

Показать полностью
  •  
  • 5
  •  

Помогите найти фильм

Давно смотрел, в начале двухтысячных. Фильм про детей, которым прививали каким-то образом повадки и способности разных животных. Также им вживляли чипы, чтобы следить за ними. Был там момент, когда один парень нашел своего друга, которого сожгли за какие-то провинности, и этот чип обнаружил на сожженном. После чего парень вырезал такой же чип из себя, и пошел против системы. Это все, что я помню.

Комментарии для минусов присутствуют.

  •  
  • 0
  •  

Ищу книгу.

в

Всем доброго времени суток, особенно книголюбам! Мой первый пост здесь, не судите строго. Итак, ищу книгу, жанр фантастика. Действие происходит на захваченной пришельцами Земле. У энных пришельцев одна особенность - не переносят низкую гравитацию, отчего строят себе города с повышенной силой тяжести, где и заставляют работать рабов-землян. Вот в такой город и попадает главный герой, что-бы зажечь очаг сопротивления и сбросить ярмо инопланетных басурман. Вот и все что помню. Благодарен за содействие. Сила Пикабу помоги!

  •  
  • 15
  •  

Чужой. Ресайкл арт .

в

Доброе время суток!
Снова с вами Дмитрий Митрофанов и на этот раз...Угадайте кто?
Слюнявый ,мерзкий и страшный ...вообщем Чужой!

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Проект занял три недели по 10-12 часов в день

Ушло полторы катушки проволоки, баллон газа, кило с лишним электродов, электричество не считал.


Голову делал из пятилитрового газового баллона и листа от советского дачного титана.


так же на нее пошли трубки и элементы каркаса сидений от иномарки.

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Челюсти сделал из цепи конвеерной. У некоторых звеньев были выступающие оси,из них получились слюни.

Далее, прикинул тело.Взял большую коробку и нарисовал на ней руки ноги, тело.

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Торс сделал из трубок автомобильных сидений, ребра из полос металла от диванов.

Контуры рук и ног -либо арматура, либо пруток

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Руки и ноги сделал объемными, по контуру пустив цепи, арматуру, колени и локти сделал из трубы, прикрыв сбоку шестеренками

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Ноги сделал так-же, но добавил третью часть из шатуна Москвич 412,у

Чужого два изгиба в ноге.


"Набил" ноги пружинами, полосами, проволокой.


Совет-если хотите приварить пружину, например на усы коту из металла-не варите ее саму-дурное дело, витки сгорают, отваливаются и т.д. Вставьте внутрь подходящую по диаметру проволоку или арматуру и варите с ней.

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост
Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Получил две ноги, как у кузнечика;)

Позже выступающие шипы убрал,не понравилось.

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Руки набивал таким-же образом.

Прикинул компоновку с руками и ногами.

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Далее, делал ступни монстру.

на них пошли четыре шатуна Москвич 412,распиленные вдоль.


Задний коготь-шатун Заз.


Ступня формировалась так

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Далее все это приваривалось к ноге и затем прикрывалось сверху проволокой, найденной вдоль железной дороги.

Эта проволока-вязанка, ей крепят груз к платформе, машины, запирают двери вагонов и т.д.У нас рядом с ж/д станцией вечно что-то грузят и эту проволоку б\у щедро бросают вдоль рельс.


Проволоку резал на кусочки и приваривал, закрывая шатун.далее прошелся сваркой вдоль проволоки, создав картину оголенных жил или нервов, в результате нога выглядела так

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Сделал кисти рук Чужому из жестко попиленных  ж/д костылей.Наточил и наполировал когти.

Прикинул посадку еще раз и начал собирать элементы вместе.

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Сначала приварил ноги к торсу, все стояло на своих ногах, но сделал распорки-времянки

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Добавил руки ноги и что-то он вышел у меня толстолапый, как гибон- какой-то, брр, пришлось руки переделывать, убрать одну из четырех плоскостей, оставив три. Руки получились изящнее.

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Далее -хвост.

Прокатал по диаметру профиль 40Х40 профилегибом -жесть, профиль такой тяжко крутить вручную-он мнется, а не только гнется.вышел наверное 45х35 после прокатки.


Сделал пропилы и согнул хвост по намеченному-около ноги Чужого

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

На хвост пошли в качестве крючков куски трубы, треугольники из металла, рокера, а на лезвие на конце хвоста-часть топора.

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

На нижнюю часть торса, что ниже пояса пошли элементы бублика АКПП, обруч пропанового баллона.

Далее стал набивать каркас.Той-же проволокой.


резал в хаотичном порядке, как была гнутая, так и ставил, так интереснее, живее.предварительно почистив крацовками.


Словно узлы вен под кожей.


Посередине торса пустил уголки, как броню у динозавра.


Трубы, торчащие из спины Чужого сделал из труб глушителей, обвив их проволокой.на конце попилил хаотично болгаркой и обварил.


Над плечами тоже сделал элементы из глушителей, разрезал, согнул по диаметру, приварил по контуру сверху полосу, а внутри-цепь.


Сделал ему вторую челюсть, как в фильме, где она клацает перед лицом беззащитной жертвы.


Хотел сделать на пружине или амортизаторе, но все попадались какие -то слишком жесткие.


В итоге взял амортизатор спущенный от офисного кресла и сделал честь на нем, выдвижную.


Саму челюсть делал из сдвоенных рожковых гаечных ключей, попилив их для придания вида мышцы.


Добавил ему еще зубов из глухарей по дереву и слюней.

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Что бы вид был более мерзкий и противный-в это вся сущность Чужого:)

Все хорошенько отдраил крацовками.


внутренние полости покрасил хаммерайдом.


Снаружи покрыл в несколько слоев лаком.


Лак придает металлу темный блеск, отлично смотрится

Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост
Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост
Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост
Чужой. Ресайкл арт . рукоделие с процессом, Чужой, пришелец, ресайкл арт, монстр, скульптура, киногерои, фантастика, видео, длиннопост

Ну и видео:

Показать полностью 21 1
  •  
  • 108
  •  

Моя книга

в

Конечно, я понимаю, что писать сейчас нелегко. Естественно, осознаю, что написанная книга в сущности ещё ничего не стоит. Понимаю, что даже опубликованное "творение" может быть выброшено в стопку с макулатурой. Всё это очевидно, хоть и прискорбно.


Не смотря на все эти факты, я почти два года назад пустился писать свой первый, а вернее сказать пилотный, роман. Он должен был быть о космосе, о звёздах, о людях и вообще о будущем. Проигрышный вариант. Мне и самому стало скучно.


Тогда к январю 2016, когда мне стукнуло ничего незначащих 18, я решил браться за другую книгу, отложив пилотную "напотом"...


В голове играла странная идея:

Что если вся валюта на земле будет привязана исключительно к затраченной на её получение энергии? То есть сколько энергии ты потратил, столько в итоге получил условных единиц той же энергии. Простой мир, где нет места финансовым махинациям. Мне он понравился. В нём многое можно было сказать и о будущем, а ещё больше о настоящем.


Я назвал книгу Джоули, потому что так называют единицу измерения Энергии, Работы и Количества теплоты. Все эти величины так или иначе фигурируют в романе.

Моя книга книги, главы, литература, фантастика, моё, история, Энергия, мир
Показать полностью
  •  
  • 8
  •  

Дилэнявости пост

в

Потому что "дилэнимания" не звучит.

Четверг, господа! Время запасаться стопочкой литературы на выходные.

Маститый парень, обладающий ехидной улыбочкой, что просматривается даже через снежно-белую бороду. Один из 33 магистров-лауреатов премии Дэймона Найта. Смуглый Санта-Клаус, мастер психоделики в жанре фантастики и фентези - Сэмюэл Рэй Дилэни!

Дилэнявости пост Сэмюэл Рэй Дилэни, обзор книг, Что почитать?, литература, фантастика, космоопера, длиннопост

Вы только посмотрите на эту бороду.


Да и на "манию" пост похож не будет. Если у Диксона и Фостера я могу упомянуть почти каждый роман, то известнейшая серия "Неверйон" от СРД, например, до сих пор не переведена. Да, есть свой цимес в том, чтобы читать книги в оригинале, но до всего Дилэни я пока, увы, не добрался. Читал только то, что есть в переводе на русский. И то, не все вещи.

И, да - Дилэни пишет для сумасшедших. С подобной точкой зрения на просторах этих ваших интернетов можно не раз столкнуться. Думаю, дело в отрывистых диалогах и некоторой взаимосвязи между поступками героев, которую писатель всегда оставляет за кулисами, а также его любви не к точным формам, а к поэзии, музыке, искусству.


Далее - несколько романов, "взявших за душу".


1. Вавилон-17 (Babel-17)

перевод - А. Шевченко


Необычно, и, как всегда у дяди Сэма (нет, не того), с небольшой ноткой шизофрении и тайны, которая не приоткрывает свой подол читателям до самого конца романа. Ридра Вонг, поэтесса с галактической известностью и бывший сотрудник отдела К-криптография, внезапно получает привет из прошлого. К ней обращается генерал с просьбой расшифровать неизвестный код, который, как подозревают военные, является совершенно новым языком. Куча лингвистических рассуждений, нюансы профессии, взаимоотношения гражданских/военных. Скорость развития сюжета небольшая, но не дайте ей себя обмануть - в галактике, между прочим, царит самая настоящая война.


Крепкая научно-фантастическая драма, местами перетекающая в космооперу. 9/10.

Дилэнявости пост Сэмюэл Рэй Дилэни, обзор книг, Что почитать?, литература, фантастика, космоопера, длиннопост

2. Нова (Nova)

перевод - А. Орлов


Паруса звездолетов, сделанные из силовой энергии, жажда самоубийства, история одного человека. Но не того, на которого вы повесите ярлык протагониста за первые пару глав, помните - СД не любит ярлыков.

Очень много звездных регат, аристократии, описания искусства будущего. Мало того, что называют "твердой" научной фантастикой, поскольку "Нова" - чистокровная космоопера про человека и человеческую же драму.

Ах да, еще ставшая уже классической схема "специализации" людей по профессиям. Киборги, генетические "спецы" в рамках корабля, как слаженно действующего организма (как тут еще раз не вспомнить про Лукьяненко, хоть "Нова" и написана за 30 с лишним лет до "Танцев на снегу"), много вкусных рассуждений о природе человека и его бытии.


Переводчики смягчили имя персонажа "Лох" до простого и ненавязчивого "Лок". Слава переводчикам! Слава!

10 киборгов-самоубийц из 10.

Дилэнявости пост Сэмюэл Рэй Дилэни, обзор книг, Что почитать?, литература, фантастика, космоопера, длиннопост

3. Пересечение Эйнштейна

перевод - Златко. Ничего плохого не хочу сказать про перевод Перевезенцевой, но мне последний не по нраву, увы.


А давайте построим примитивную цивилизацию после глобальной катастрофы? Нет-нет, не как примитивные племена в том же "Эдеме". Еще примитивнее. Дадим им на вооружение только простые словоформы, и заварим из всего этого такую кашу, что невольный зритель будет рукоплескать!

Ох, не зря его признали заслуженным. Дэймона Найта просто так не дают, я это не раз говорил и буду повторять. Как описать "шаманство" языком, далеким от науки? Телепатию, телекинез, другие таланты, которые сейчас и не встретишь в форме, отличной от "временная рекомбинация генетических цепочек"? Да легко, "Пересечение Эйнштейна" расскажет и покажет наглядно.


10 "Иных" из 10.

Дилэнявости пост Сэмюэл Рэй Дилэни, обзор книг, Что почитать?, литература, фантастика, космоопера, длиннопост

ЗЫ: Кому по нраву более краткие формы повествования, в этом же зеленом сборнике, тоже в переводе Златко есть рассказ "Время, точно низка самоцветов". Как всегда, слегка шебутное повествование и много сюжетных "вотэтоповоротов".

Рассказ взял звездную пару Небула-Хьюго. Поверьте, там есть чем насладиться.


Ах да, еще один существенный момент - рассказ переводило пять (!) человек. Каждый по-своему, каждый с некоторыми особенностями. Из того, что мне нравится перевод Златко, ничего не следует - он единственный из пятерых позволил себе поменять название. Пробуйте разные варианты. Дословно же его можно перевести как "Время, словно спираль из полудрагоценных камней".


Когда-нибудь я доберусь и до цикла "Падение башен", еще один сценарий постапокалиптики. Эх. Время бы еще найти. БМ ругается на сиськи. Где в посте сиськи? Хм.


А пока - всего доброго и читайте книги!

Показать полностью 3
  •  
  • 18
  •  

Фантастическая зарисовка №5 (Часть Вторая)

в

Продолжение....


***

Небольшой двухместный космолёт казался крошечной песчинкой на фоне огромного бледно-жёлтого диска планеты.


Олег сидел в пилотском кресле и разглядывал планету на смотровых экранах. Своей бледностью она напоминала ему нечто холодное, безжизненное. Нехорошее предчувствие, не покидавшее Олега с того самого момента, как только они узнали о своём задании, теперь — по прибытии к месту назначения, многократно усилилось.


Их космолёт выскочил из подпространства и уже тридцать семь часов шёл на сближение с планетой.


За спиной Олега прозвучал длинный, громкий зевок, и в кабину протиснулся растрёпанный Дмитрий. Он поскрёб щетинистую щеку и что-то невнятно пробурчал.


Олег взглянул на друга: — Чего?


Дмитрий протёр всё еще слипающиеся глаза: — Говорю, что там—мы уже….Ого! – он заворожено уставился на экраны.— Ну и громадина!


Когда Дмитрий видел планету последний раз, размером она была не больше футбольного мяча, а теперь бледный шар заполнял почти всё пространство экранов. Уже который раз Дмитрий проникался чувством бесподобного величия, разглядывая космических исполинов. В такие моменты он особенно ясно ощущал свою ничтожность и безграничность вселенной. Дыхание замирало, а тело покрывалось мурашками.


Несколько секунд он, молча, разглядывал планету.


— И всё-таки что-то с ней не то. Словно бы веет от неё смертью, разложением. Всё дело в этом бледном цвете.


Олег понимающе посмотрел на друга: — Мне тоже она не нравится.


— Может ну её – эту планету? А, Жестянка?! — Дмитрий обратился к механической морской звезде, вмонтированной в потолок кабины. — Плюнь ты на приказ Барона, и полетели куда-нибудь подальше — где он нас не найдёт!— он саркастически улыбнулся.


«Звезда» направила на него девять своих оранжевых окуляров и с механической яростью проскрежетала: — Заткни пасть! Я могу нарушить приказ Барона только одним способом — взорвать корабль прямо сейчас, да так, что ваши ошмётки разбросает по разным концам галактики. Еще одна твоя неудачная фраза, и я с удовольствием это сделаю.



«Звезда» была установлена Бароном в корабль, как мера предосторожности и гарант уверенности в том, что его задание будет выполнено в точности, исключая любые своевольные действия экипажа. Робот был соединен с навигационной системой корабля, контролировал все виды связи и был подключен к детонаторам бомб, установленных по всему корпусу космолёта. Стоило мужчинам изменить курс от указанного или же покинуть определенный сектор галактики или попытаться связаться или сблизиться с другими кораблями — робот активирует бомбы. То же самое произойдёт, если робота попытаются отключить: обесточенные реле разомкнутся, и с небольшой задержкой (из расчета на случайный перебой в системе электропитания) активируются детонаторы. Автономные скафандры с двигателям были заменены на другие, питаемые через пятнадцатиметровые шланги напрямую из корабля, чтобы исключить попытку побега при вынужденных наружных ремонтах.



Главной сложностью в этом полёте было точное определение сектора поиска. Снимок голограммы являлся образцом для сравнения, а вычислительным машинам корабля предстояло найти аналогичный участок на поверхности планеты, анализируя поступающую с камер информацию. Изучив голоснимок, компьютер произвёл необходимые вычисления, определив ракурс-плоскость, в которой нужно будет оказаться космолёту при выходе из подпространства, чтобы обнаружить требуемый сектор.


Камеры корабля вели съёмку сразу в нескольких световых диапазонах, поэтому облачный слой, практически полностью скрывавший рельеф планеты не стал препятствием для поиска, и спустя некоторое время компьютер просигнализировал об обнаружении сектора, совпадающего с указанным на снимке.


На подлёте к планете Олег сбавил скорость и переключил двигатели космолёта в режим «внутрипланетного» использования. Полчаса спустя маленький кораблик нырнул в атмосферу.


Дмитрий щёлкнул тумблером, и броневые листы, покрывавшие прозрачную полусферу кабины, стали бесшумно разъезжаться. Там, за стеклом, несколькими километрами ниже расстилался бесконечным ковром слой плотных тёмно-серых облаков. Их поверхность беспрестанно освещалась бледными фиолетовыми или голубоватыми вспышками, идущими откуда-то изнутри.

— Похоже, там гроза, — Дмитрий указал на отсветы на облаках.

— Главное, чтобы там не было ещё чего-нибудь похуже, иначе нашей скорлупке несдобровать, – Олег неодобрительно разглядывал мрачные тучи. — И самое скверное то, что такая гадость здесь повсюду, судя по тому, что мы видели из космоса. Придётся рисковать.

Они продолжили снижение. Тучи вокруг становились всё темнее. Время от времени сверкали молнии.

— Смотри! — указал вперёд Дмитрий.

Из-за одной из туч в нескольких десятках метров от космолёта выплыло большое медузоподобное существо: тело походило на полупрозрачный шар, заполненный жидкостью, внутри которого что-то беспрестанно копошилось. Снизу шар обрамляли бесформенные лоскуты бледной плоти и свисавшие гроздьями, пульсирующие органы. Среди этих органических масс медленно извивались щупальца разной длинны и толщины. Шар размеренно пульсировал.

Внезапно, одним резким движением существо вскинуло вверх самые длинные отростки. Их концы сплелись над шаром, и в этот момент в сплетение ударила молния: голубоватые всполохи высветили на секунду внутренности существа. Шар раздулся на несколько секунд, а потом вернулся в прежне состояние. Щупальца обмякли, снова опустились, и существо, как ни в чём не бывало, медленно двинулось дальше.

Мужчины заворожено наблюдали эту сцену. Даже робот соизволил развернуть все свои окуляры, заинтересовавшись диковинным созданием.

— А там еще один, — Олег указал на похожее существо вдалеке.

— И ещё, и ещё, и ещё, — Дмитрий тыкал пальцем во все стороны. — Да их здесь целая куча!

«Медузы» парили повсюду. То в одну, то в другую регулярно били молнии. Одно существо неподалёку от корабля судорожно дёрнулось, щупальца его обвисли, и оно стало медленно падать. За те несколько минут, что мужчины наблюдали за необычной жизнедеятельностью существ, без видимых причин упала ещё пара «медуз».

— Летающие шары притягивают к себе молнии, питаются ими и мрут без видимых причин, — Дмитрий усмехнулся. — Что еще нас поджидает там внизу?

— А с чего ты взял, что они умирают? Мы наблюдаем этих тварей всего несколько минут. Может быть, они так экстренно снижаются.

Робот проскрежетал: — Двигайте вниз! Хватит пялиться — мы тут не на экскурсии!

— Слушаюсь, начальник, — с издёвкой ответил Олег и ухмыльнулся.


Они спустились еще ниже. Здесь облака уже утратили зловещую черноту, и медуз практически не было. По стеклу кабины забарабанили крупные капли дождя.

— А вот и земля показалась,— Дмитрий вглядывался в равнину, раскинувшуюся далеко внизу.— Фу! Какая блёклая, и однообразная поверхность: до самого горизонта одна серая степь, да болота – глазу не за что зацепиться. Мерзко! Еще и дождь льёт.

— Надеюсь, мы провернём всё по-быстрому и надолго здесь не задержимся, — Олег недовольно разглядывал поверхность планеты. — Вот не нравится мне эта планета. Чую — что-то недоброе может случиться.

И словно подтверждая его слова, взвыла тревожная сирена. На экранах замигала красная надпись: « Опасное сближение: объект сверху! Возможно столкновение!»

Не прошло и трёх секунд, как корабль сотряс страшный удар. Дмитрия сбило с ног. « !!! Критическое превышение подъёмной массы!!!» - красным кричала надпись на экранах.

— Что за…?! — вскрикнул Олег. По стёклам кабины, словно огромные черви, налипли, медленно извиваясь щупальца.—Чёртова гадина грохнулась прямо нам на голову!

Слегка подрагивая, огромная туша существа распласталась по крыше космолёта. Щупальца медленно потянулись к двигателям.

— Мы падаем! — крикнул Олег. — Осталось два с половиной километра, и если мы не сбросим эту хрень, то просто разобьёмся!

Корабль стало дёргать рывками. Олег вывел на экраны изображение с наружных камер: на одних темнота, на других невнятная биомасса. Он выругался.

— Она что-то делает с двигателями!

— Может она хочет пробраться к энергоядру? Они же питаются молниями. Надеюсь, её поджарит пламенем, — пытался перекричать сирену Дмитрий.

Но щупальца, вопреки законам физики и здравому смыслу, совершенно игнорировали вырывающуюся из сопел раскалённую плазму и продолжали слепо тянуться к силовым машинам корабля. Даже в последние мгновения жизни существо пыталось насытиться энергией.

— Полтора километра! — орал Олег. — Нужно прыгать!

— Не сметь! — каркнул робот. — Включай разгонную тягу! Тогда гада сорвёт с крыши.

— Я не успею пристегнуться! Меня размажет об стену, кретин! — Дмитрий злобно взглянул на «звезду».

— Мне плевать на тебя! Второй останется цел. Эй ты, включай тягу! — робот развернул все окуляры на Олега.

— Ах ты ж ! — Дмитрий замахнулся на робота, но в этот момент существо снаружи вяло вскинуло несколько щупалец вверх, сплело их, и в него ударила молния.


Все экраны потухли, погас свет, замолчала сирена. Спустя мгновение загорелось красное освещение от аварийной батареи. Олег и Дмитрий одновременно уставились на робота: все девять окуляров потухли и безжизненно обвисли. Мужчины сглотнули.

— Твою ж….— осознав весь ужас ситуации, прошептал Дмитрий.


Олег одним мощным волевым усилием раздавил панику и сконцентрировался: — Двадцать пять секунд. Дима! Шлюз, парашют! Прыгай! Я за тобой, — отчеканил он.

Дмитрий рванул маленькую дверцу в стене и прислонился спиной к появившейся нише: к магнитным нашивкам на его комбинезоне прильнул парашютный ранец; вокруг груди и плеч обвились эластичные ленты.

Одним прыжком он оказался у входного шлюза и потянул отпирающий рычаг. В открывшемся проёме, сквозь бахрому свисающих щупалец, Дмитрий увидел землю. Она была слишком близко. Он обернулся — Олег уже стоял возле другой ниши в стене. Дмитрий зажмурил глаза, ладонью закрыл нос и рот, и прыгнул. Щупальца скользнули по лицу, оставляя склизкие следы. Спустя две секунды раскрылся купол его парашюта.

Дмитрий открыл глаза как раз в тот момент, когда выпрыгнул Олег. Парашют его друга раскрылся, и Дмитрий с облегчением выдохнул. Тут раздался взрыв: горящие обломки космолёта разлетелись во все стороны. Один из них ударил точно в купол парашюта Олега: мужчину дёрнуло в стропах, словно марионетку в руках чихнувшего кукловода. Осколок не пробил материал купола, но парашют деформировался и намотался на искорёженный кусок раскалённого металла, утратив свою основную функцию.

Дмитрий в ужасе вскрикнул, глядя, как его друг камнем летит.....в озеро! Олег падал точно в центр тёмного пятна какой-то жидкости.

«В сторону его уже не снесёт, и с такой высоты уже разбиться не должен, если это, конечно, вода» — промелькнуло в голове у Дмитрия.


Приземлившись, Дмитрий отстегнул парашют и бросился к озерцу. Но от волнения и страха ноги отказали, и он упал в мокрую, блёклую траву, продолжив путь на четвереньках.

— Олег! Олег! — он подполз к берегу озера.

Олег мощными гребками плыл к берегу. Дмитрий встал на ноги и увидел, как парашют Олега, распластавшийся по центру озерца, дернулся и, резким движением, был утянут на глубину. Что-то крупное и белое под самой поверхностью воды устремилось к плывущему мужчине.

— Быстрее! Сзади тебя что-то плывёт! – в ужасе завопил Дмитрий.

Не оглядываясь, Олег изо всех сил сделал ещё несколько гребков и подплыл к отвесному берегу. Дмитрий тут же вытянул его из воды, и мужчины в панике побежали прочь от озерца.

Пробежав ещё несколько метров, Олег остановился и обернулся: их никто не преследовал. Тогда он устало лёг на землю и стал смотреть в серое небо. Лил дождь.

Дмитрий обернулся: его друг без движения лежал на земле.

—Олег?!— он подбежал и посмотрел ему в лицо. — Ты чего?

Вместо ответа Олег засмеялся, продолжая смотреть в небо сквозь напуганное лицо Дмитрия. Он смеялся всё громче и громче, потом захохотал во всё горло. Затем Олег сконцентрировал взгляд на друге. С трудом сдерживая смех, он сказал: — Прямо в озеро, понимаешь?! Я думал так везёт только героям грёбаных голливудских фильмов!— он снова зашёлся истерическим смехом. — Это ж надо подумать – какое совпадение! Такая огромная планета, а ты падаешь точнёхонько в маленькое озеро! Удивительно! Как неправдоподобно звучит.

Дмитрий понимал, что сейчас испытывал его друг. Да ему и самому впору было сейчас хохотать, увалившись в траве: действуй они хоть немного не расторопнее, и их раскидало бы так же, как обломки корабля. Дмитрий медленно выдохнул, отгоняя мрачные мысли, провёл ладонями по лицу, размазывая засыхающую слизь: — Ах ты ж, чёрт! — он отдёрнул руки и шагнул было в сторону озерца, но передумал, поплевал на рукав комбинезона и протёр им лицо.

Олег вдруг перестал хохотать и с кряхтением поднялся на ноги. Оба мужчины, молча, смотрели на столбики чёрных дымков, поднимавшиеся над разбросанными по окрестностям обломками. Повисла зловещая тишина, нарушаемая лишь шелестом травы под порывами ветра, да стуком капель дождя по комбинезонам. Вдалеке, пробив низкий потолок серых туч, стремительно неслась к земле туша очередной погибшей «медузы».

— Да уж, — подытожил свои наблюдения Олег, нарушив длительное молчание.

Дмитрий закрыл лицо руками и медленно закачал головой: — Это конец, это конец, — бубнил он себе под нос. — Зачем, ну зачем я ввязался во все эти дела…. эти долги?! — он тихо всхлипнул.

— Ладно, хорош нюни тут распускать, — строго, но по-отечески одёрнул его Олег. — Нужно идти. Я весь мокрый до нитки, и если не начну двигаться, то заболею в два счёта. Куда пойдём?

— Какая разница, куда здесь идти! — с жаром заговорил Дмитрий. — Ты что, забыл вид из космоса?! Да тут эта степь на тысячи километров во все стороны. Мы тут одни, Олег, одни! На всей этой чёртовой, богом забытой планете на задворках галактики. Нас никто не будет искать, и вероятность того, что кто-нибудь залетит случайно именно в эту местность, да и вообще на эту планету, крайне мала. У нас нет ни еды, ни оружия. Взгляни фактам в лицо!

— А вот здесь ты ошибаешься! Забыл, зачем мы прилетели сюда? Мы уже в нужном районе. Осталось лишь найти боевую технику. А уж если найдём, то там будут и пищевые брикеты – они должны быть у каждого бойца в вещмешке, и оружие. Может и какая колымага ещё на ходу. Или соберём для неё недостающих деталей с другой техники и починим….

— И какой шанс, что здесь есть хотя бы одна машина, способная на межзвездные или межпланетные перелёты, а?

— Не знаю. Но нельзя вот так сразу сдаваться. Пока мы живы – нужно бороться.

Дмитрий фыркнул. Олег недовольно взглянул на него:

— Слушай, если ты готов сдаться прямо здесь и сейчас, то зачем медлить? Иди, окунись в водичку, пока мы рядом. Думаю, там тебе будут очень рады.

Дмитрий молчал, угрюмо вглядываясь вдаль. Олег улыбнулся и слегка похлопал его по плечу:

– Так что — пойдём. Стояние на месте не приблизит нас к спасению.


Они шли по серой степи уже несколько часов, наугад выбрав направление. Тут и там, в блёклой жухлой траве виднелись оконца тёмной воды разных размеров. Мужчины не рисковали и обходили их стороной. Дождь то прекращался, то начинался вновь. С неба время от времени падали «медузы». Одна из таких туш стремительно неслась к земле, рядом с тем местом, где шли Олег и Дмитрий.

Мужчины замерли: с громким шлепком, сотрясая почву, туша размазалась по земле метрах в пятидесяти перед ними, на краю крупного озерца. С отвратительным хлюпаньем органы из лопнувшего прозрачного шара вывалились наружу и извивались в траве, словно гигантские личинки насекомого, живьём поджариваемые на сковороде.


Не прошло и нескольких секунд, как из земли, продираясь сквозь сплетения травы, начали выползать небольшие, размером с кошку, существа — не то животные, не то насекомые — с такого расстояния нельзя было разглядеть точно. Их повылезало целая куча, и они стали стремительно поедать останки погибшей «медузы».

Из тёмных глубин озерца взметнулось длинное белое щупальце и быстрым, хлёстким движением обвило кусок студенистой плоти, с сидевшими на нём маленькими существами. Добыча тут же была утянута под воду. Напуганные существа разом взвились в воздух и закружили над тушей. Из воды, в направлении гудящего роя, вырвалась плотная струя жидкости. Она мгновенно застыла на воздухе, превратившись в клейкую субстанцию, и облипла на нескольких существах. «Паутина» втянулась под воду, унося с собой добычу.

Щупальца продолжали утягивать куски «медузы». Из воды выпрыгнула на берег небольшая скользкая, вёрткая тварь белого цвета. Она молниеносно вцепилась в извивающийся в траве орган и нырнула с добычей в мутные воды.


— Пойдём отсюда, пока они нас не заприметили, – шепнул Олег Дмитрию, заворожено наблюдающему сцену пиршества.


После увиденного мужчины стали обходить озёра по ещё большему радиусу. А если путь пролегал между двух рядом расположенных водяных оконец, то они старались пробежать такой участок, для надёжности, взявшись за руки.


Наконец, после многочасового блуждания по однообразной местности Дмитрий заметил небольшой холмик вдалеке. Он указал на него Олегу, и мужчины, ускорившись, двинулись к таинственному возвышению, надеясь на лучшее.

По мере того, как они приближались, холмик менял очертания, и вскоре уже можно было с уверенностью говорить, что перед ними какая-то техника. Олег прищурился:

— Похоже на военный транспортник. Видишь, какой здоровенный? Боевые машины такими большими не делают, так что, думаю,— это транспортник. Уверен, мы найдём там что-нибудь стоящее, — он интенсивно потёр плечи. — Как минимум хотелось бы сухую одежду. Иначе долго я не протяну.


Подойдя поближе, они получше разглядели машину. Та лежала у кромки воды, накренившись на правый борт, так как одна из задних посадочных лапа была разворочена. Передняя часть фюзеляжа надломилась и свисала в воду практически полностью затопленная. В том месте, где кабина ещё соединялась с корпусом, борта и внутренности машины были затянуты склизкой белёсой плесенью вперемешку с пульсирующей органикой. Посадочные лапы сплошь заросли серой травой.

Из-за крена большой десантный люк в левом борту был недосягаем. Олег подпрыгнул в надежде дотянуться до задранного порога люка, но тот оказался слишком высоко.

— Может быть, залезешь мне на плечи? — предложил Дмитрий.

— А это идея!

Олег вскарабкался на плечи друга, подождал, пока тот распрямится, и затем медленно, балансируя руками, распрямился сам. Теперь он без труда залез на задранный борт и помог взобраться Дмитрию.

Аккуратно высунувшись из-за края борта, они заглянули внутрь. Тусклый дневной свет падал лишь на небольшой участок тёмных недр машины, предоставив их взгляду металлические стены с пятнами ржавчины, да распахнутый десантный люк в противоположной стене корпуса. По краям столба света, в таинственной полутьме скрывалось нечто живое, и, судя по издаваемым звукам, оно было скользкое, мокрое и скорее всего, отвратительное на вид.

— Без света туда лезть не стоит, — Дмитрий отодвинулся от края люка и за плечо оттянул Олега.

— Хм, — Олег задумчиво тёр подбородок. — Но нам нужно как-то попасть внутрь. Скорее всего, именно там есть что-нибудь стоящее,— он посмотрел вверх. — Залезем-ка на крышу. Нужно осмотреть местность «свысока».

По наклонённому борту они без труда взобрались на верх фюзеляжа, Здесь, переломившись через крышу, лежал левый двигатель вертикального взлёта, какими-то чудовищными силами вырванный из борта прямо с поддерживающим его кронштейном. Внизу, под правым бортом, в серой траве угадывались очертания второго двигателя.


Взгляду мужчин открылась жуткая картина последствий битвы семидесятилетней давности. В нескольких сотнях метров впереди раскинулось огромное болото, испещрённое островками разного размера. Всюду – на островках и в воде — была боевая техника. Запрокинув в небо многометровые стволы, тут и там стояли, валялись стальные монстры — артиллерийские орудия. Искорёженные остовы ховер-танков грудой ржавого металлолома развалились в блёклой траве. Из мутной воды болота выглядывали прозрачные кабины из бронестекла, покрытые плёнкой плесени.

Фантастическая зарисовка №5 (Часть Вторая) Фантастическая зарисовка, ненаучная фантастика, фантастика, рассказ, длиннопост

Налетел порыв ветра, заунывно завывая внутри фюзеляжа.

Нехорошее предчувствие и ощущение чего-то мёртвого, умирающего, разлагающегося, снова с особой силой нахлынуло на Олега. Смерть, одиночество, тоска и безысходность витали в воздухе. И с каждым вдохом мужчины всё больше пропитывались этой атмосферой.


Чтобы отогнать мрачные мысли, Олег слегка толкнул плечом друга:


— Ну что, пойдём искать атомные заряды? — с сарказмом спросил он, указывая на поле битвы.


— Заряды….— тяжело вздохнув, лишь повторил Дмитрий.



По накренившейся крыше они перешли к правому борту. Дмитрий глянул вниз: — Что это там? — Олег посмотрел, куда указывал друг. На земле, опершись о борт, полулежало безголовое металлическое тело в камуфляжной раскраске. Массивные ноги и нижняя часть торса заросли травой.


Олег поспешно спрыгнул на землю и подбежал к телу.


— Да это же …. боевой экзоскелет!

___________________________________________________________

Продолжение завтра, ибо опять всё не уместилось (


Предыдущая часть: https://pikabu.ru/story/fantasticheskaya_zarisovka_5_miniras...

Показать полностью 1
  •  
  • 11
  •  

Логово кракена. Фрагмент, часть 1-я: Экстренная эвакуация

в

В тиши летнего дня искажённый, сдавленный динамиками голос Капрала зазвучал резко и тревожно, словно сирена экстренного оповещения.


— Вниманию персонала! Готовность к приёму зомби! Двое камуфляжников с носилками к северному входу, двое прикрывают на случай сопровождения!


Короткая, рубленая речь Капрала на секунду воскресила в воображении Андрея кадры из популярных в своё время киношедевров — толпа злобных, полуразложившихся существ с оружием наперевес, перекошенные ужасом и ненавистью человеческие лица в прорезях прицелов, беспорядочная пальба по приближающимся телам нелюдей. Видение угасло через минуту, когда сквозь окуляры бинокля Андрей увидел на фоне лесной поросли путника-зомби: с кинематографическим образом его роднили лишь потрёпанная, окровавленная одежда с несколькими пулевыми ранениями в области грудной клетки да неуверенная, неуклюжая походка, словно у пьяного. Как и все зомби, он шёл с закрытыми глазами, безошибочно огибая непролазный бурелом. Время от времени зомби падал плашмя, — в отличие от обычного человека, он не вытягивал вперёд руки при падении, отметил про себя Андрей, — но тут же снова поднимался и продолжал идти. Лицо путника с такого расстояния было невозможно разглядеть, и Андрей ждал, пока тот подойдёт поближе.


Однако раньше, чем зомби приблизился настолько, чтобы можно было разглядеть его в деталях, до наблюдателей донёсся звук, который невозможно было спутать ни с рыком зверя, ни с человеческим криком. Он зазвучал, казалось, на нижнем пределе слышимого для человеческого уха диапазона, заставляя дребезжать оконные стёкла, тон его постепенно повышался до злобного, утробного рёва, и наконец, неожиданно стих и растворился где-то в гуще окружающего станцию леса. Андрей невольно вздрогнул и плотнее прижал окуляры бинокля к глазам.


— Проводник поблизости! — ожил динамик рации. — Отставить боевую готовность, оружие в дежурный режим! Носилки выпустить без сопровождения, вести визуальный контроль за приёмом, никаких действий без приказа!


Зомби продолжал упрямо шагать сквозь редкий подлесок по направлению к станции. Ему оставалось пройти ещё метров триста, когда истошно заскрипела ржавая металлическая дверь северного входа, и сквозь дверной проём вынеслись двое в камуфляже с приготовленными заранее носилками. Стоило им поравняться с зомби, как тот остановился, на секунду замер и тяжело рухнул в густую пожухлую траву. Двое в камуфляже тут же уложили его на носилки и не мешкая понесли к станции.


В ту же секунду Ежи Кравец ахнул и возбуждённо воскликнул:


— Проводник!!!


Всего лишь на несколько секунд в поле зрения Андрея мелькнула и исчезла в лесу нелепая, жутковатая человекоподобная фигура, с белёсым кожным покровом, с втянутым глубоко в плечи подобием головы, с непропорционально длинным подобием рук.


Хлопнула металлическая дверь северного входа, мимо пробежали камуфляжники с носилками. На ходу они торопливо бросили подоспевшему Капралу:


— Тяжёлый, потерял много крови, минут пятнадцать от силы...


Капрал ещё не успел открыть рот для ответа, как носилки уже исчезли в дверном проёме санитарного корпуса, и его слова были адресованы оставшимся у проёмов наблюдателям:


— Территория сделала всё, что смогла, теперь дело за Савицким. Ему не впервой...



Ужинали обитатели станции, вопреки обыкновению, без особых разговоров — большинство были под впечатлением прихода гостя-зомби, и пожалуй, появления Проводника в поле видимости. После ужина никто не расходился — все ждали известий от Савицкого, и все знали, что после операции он придёт первым делом именно сюда. Наконец появился Савицкий, торопливо забрал свою порцию с раздаточного стола и уселся на свободное место посреди кают-компании (как метко обозвал в своё время отведённое под столовую помещение Джиакомо, бывший морской лоцман).


Само собой разумеется, терпения у окружающих хватило от силы минут на пять, потом Савицкого забросали вопросами:


— Выкарабкается?


— Кто он?


— Сказал что-нибудь?


— Дайте поесть спокойно! — рявкнул Савицкий, вскрывая охотничьим ножом банку с мясными консервами. — Куда десерт дели?


Упоминание про десерт внушало надежду на благоприятный исход для поступившего в госпиталь, как и то, что Савицкий не спешил с долгожданным ответом. Кто-то из присутствующих тут же притащил и выставил на стол перед ним внушительных размеров запечатанную жестяную банку.


Закончив ужин в первом приближении, Савицкий вскрыл банку с десертом так же неторопливо, как до этого банку с с мясными консервами.


— Надо же, ананасы! — восхитился он. — Подумать только, какое нерациональное расточительство — тратить такое количество места в Скороходе на подобные излишества! Знаете, коллеги, когда-нибудь ананасы погубят человечество — обжорство никогда ещё не доводило до добра. Но, будем надеяться, меня они в ближайшее время не погубят.


С этими словами Савицкий немедленно приступил к проверке на предмет того, погубит ли его десерт из консервированных ананасов. Окружающие старательно изображали равнодушие, занятость своими делами и совершенно случайную природу своей задержки в кают-компании.


Наконец Савицкий откинулся на спинку стула и окинул присутствующих благосклонным взглядом.


— Жить будет, — коротко резюмировал он. — Несколько пулевых ранений, два из них весьма тяжёлые, пробито одно лёгкое, перебито предплечье, кроме того, потерял много крови. В него стреляли с близкого расстояния. Ему на редкость повезло, что он оказался в зомби-состоянии. Если бы не дошёл сюда — у него не было бы ни единого шанса.


Равнодушие окружающих как корова языком слизала. Все головы были повёрнуты в сторону Савицкого.


— Кто бы это мог сделать? — с деланным недоумением спросил Андрей, покосившись на сидящего рядом Капрала. — Не иначе как наши Сорды — такие тихие, спокойные соседи и большие любители пострелять на досуге.


Капрал, по всей видимости, хорошо помнил недавний разговор о Сордах — сборище всячекого отребья, обосновавшееся несколько лет назад в развалинах элеватора в полудне ходьбы от станции, и на щеках его заиграли желваки.


— Почему бы не спросить у него самого? — подал голос из дальнего угла кают-компании смуглый и коренастый Фецио Маннаро, интендант станции.


— Он сейчас без сознания. — пояснил Савицкий. — И вряд ли придёт в себя раньше чем через несколько дней.


— Странно, почему его не добили? — задумчиво произнёс худощавый парень в очках (память Андрея услужливо подсказала: Гельмут Эрмиттлер, полевой лаборант). — И кто он такой? Почему пришёл сюда?


— Ну тут, как говорится, можно лишь гадать на кофейной гуще, — ответил Савицкий, отнеся вопрос в свой адрес. — Возможно, в момент нападения неподалёку появился Проводник — тот, пришёл сюда вслед за ним, или другой, — и спугнул нападающих. А кто он такой — понятия не имею. Могу лишь предположить, с учётом его экипировки, что он не из числа наших соседей, по внешности — скорее уж наш с вами коллега с такой же станции.


— Поблизости нет никаких станций, — возразил Кравец. — Только на той стороне. И вы хорошо знаете, почему у них не принято приходить к нам в гости: дойти шансов маловато даже у камуфляжников, а что уж говорить о научниках...


— Никто не утверждает, что он пришёл с той стороны, — резко возразил Савицкий. — Я просто предположил, что он из числа научных исследователей, а не военного персонала, только и всего. Судя по некоторым признакам, его руки привыкли иметь дело с химическими реактивами и приборами, а не держать оружие.


— И всё-таки странно, что Сорды не попытались добить его, — заметил Капрал. — С их-то жизненными принципами...


Савицкий насмешливо покосился на Капрала.


— Одного из таких принципиальных соседей как-то принесли мне прямиком на операционный стол, ещё в начале деятельности нашей станции. Его приятели рассказали, что несмотря на предупреждения, он попытался добить после перестрелки свою жертву, когда та уходила в зомби-режиме. Поблизости, как и следовало ожидать, оказался Проводник. Он не проявлял своего присутствия и не вмешивался в развитие событий — но лишь ровно до того момента, пока мой пациент не открыл стрельбу по зомби. Удар последовал всего один-единственный. Вы когда-нибудь видели разорванную грудную клетку? Разумеется, я попытался тогда сделать всё, что мог, но спасти стрелка не удалось. У наших соседей, друг мой, свои суеверия, и поверьте мне, порой для таких суеверий имеются весьма и весьма веские основания. Что, в сущности, и к лучшему, как видите.


Андрей уже знал, что зомби — это одно из необъяснимых проявлений Территории. Как селения Смиренных. Как особый, ни с чем не сравнимый микроклимат Территории. Как псевдопланетарные микросферы. В тех случаях, когда человек — один из многочисленных обитателей Территории — в силу роковых обстоятельств оказывался на грани жизни и смерти — вдруг неким неведомым образом мобилизовались скрытые ресурсы его организма, и тогда он вставал в полный рост, невзирая на полученные увечья и повреждения, и шёл — чаще всего туда, откуда пришёл, но бывали и случаи, когда целью его движения становилось одно из селений Смиренных, а то и просто ближайшее безопасное место. Дойдя до места назначения, зомби, как правило, обессиленно падал на землю, и впоследствии — если его вовремя подбирали и он выживал после ранений и травм, — оставался вполне обычным человеком, без каких-либо особых сверхспособностей, умственных и физических отклонений, и решительно ничего не помнил о возвращении. По отношению к окружающим путник-зомби не проявлял никакой враждебности или агрессии, вплоть до того, что у него напрочь отсутствовала способность к самообороне, даже при наличии оружия — все его силы сосредотачивались исключительно на ходьбе, и по наблюдениям немногочисленных свидетелей, зомби вообще не замечал никого вокруг, но при этом безошибочно обходил опасные, труднопроходимые участки и неровности рельефа. Характерным признаком зомби неизменно были закрытые глаза, словно во время передвижения он пребывал во сне или в бессознательном состоянии. Каким образом путникам-зомби удавалось мобилизовать свой организм с учётом тяжёлых травм, практически полностью исключающих возможность пешей ходьбы, каким образом им удавалось с закрытыми глазами безошибочно прокладывать себе дорогу сквозь смертельно опасную даже для абсолютно здорового человека Территорию с её бесчисленными аномалиями, какое отношение к их состоянию имели Проводники и почему время от времени сопровождали их — для исследователей по сей день оставалось загадкой.



В дверь комнаты негромко постучались.


— Войдите! — крикнул Андрей.


Дверь открылась, и в комнату вошёл Савицкий. Он присел на стул, заложил ногу за ногу и задумчиво пробарабанил по колену тонкими, длинными пальцами. Андрей развернулся к нему и ждал продолжения.


— Знаете, коллега, — каким-то необычно неуверенным, смущённым тоном произнёс Савицкий, — мне следует признать, что мне отчасти знаком человек, который таким ужасным способом прибыл к нам сегодня. Но у меня убедительная просьба по возможности не предавать широкой огласке моё признание.


— Посмотрим, — коротко ответил Андрей. — Кто он и откуда вам знаком?


— Не так давно он приходил к нам на станцию. Представился широко известным именем — Фернан Летерье, вам оно, полагаю, вряд ли известно, а вот в научных кругах многие слышали это имя или читали в научных альманахах. Откровенно говоря, в тот момент я не слишком склонен был поверить ему — каким образом владелец такого имени мог оказаться на Территории, мне и представить-то себе сложно. Не говоря уже о том, что он благополучно добрался до нашей научной станции.


— Ну, не он же один, — хмыкнул Андрей, покосившись в сторону кают-компании, что была расположена за стеной в соседнем корпусе.


— Не забывайте о том, кто и каким способом здесь оказался, коллега! — предостерёг Савицкий. — Персонал нашей станции был доставлен сюда Скороходом, без единой остановки в пути, при максимально благоприятных условиях, под присмотром опытных спутников и вооружённой охраны! В отличие от нас, вы пришли сюда пешком, и возможно, ваш переход не составил для вас особого труда, но не стоит недооценивать время, которое было затрачено вами на подготовку к переходу, и усилия специалистов, что готовили вас. Новички, попадающие на Территорию, чаще всего не в состоянии пройти дальше восточного селения Смиренных, а уж про поход в центр Территории и говорить нечего!


— Мы отвлеклись, — напомнил Андрей.


— Разумеется. Извините. Так что я хотел вам сказать? Ах да. Он представился мне именем — хорошо известным мне благодаря многочисленным научным работам, упоминать о которых сейчас не буду, и попросил меня... в общем, ему хотелось ознакомиться с результатами наших последних исследований.


— То есть? — Андрей не верил своим ушам. — На станцию пришёл человек, который — вот так просто, без затей — хотел получить ваши исследования? Как он обосновал свою просьбу?


— Надо признать, довольно странным образом. Он объяснил, что в связи с отсутствием у нас каких-либо видимых успехов он мог бы взять на себя часть работы по исследованию образцов полученных нами тканей и полученные результаты предоставить нам в качестве...


— Другими словами, он фактически предложил вам своего рода сотрудничество?


— Примерно так. Однако меня несколько озадачили его слова об отсутствии у нас каких-либо успехов, ведь только за последний год на основе наших исследований удалось синтезировать поистине невообразимые препараты — взять хотя бы «Савизол»...


— Названный в вашу честь? — поспешно уточнил Андрей.


— Окончательные наименования формируются центральным административным аппаратом, находящимся за пределами Территории... но у меня есть подозрение, что тамошние специалисты действительно вспомнили про мою фамилию.


— Продолжайте, — кивнул Андрей.


Савицкий продолжил. По его словам, Летерье не только не имел ни малейшего понятия об успехах научной станции, где работала группа Савицкого, но и был убеждён — или пытался изобразить такую убеждённость, — что ни цвет мировой науки, ни широкая общественность также не осведомлены об этих успехах. Это было по меньшей мере странно, учитывая, производные какой эффективности появились за последний год благодаря исследованиям. Вместе с тем гость проявил редкую осведомлённость в научных вопросах, исключающую — ну, или по крайней мере минимальную — возможность мистификации. И Савицкий, при всём желании уличить своего собеседника в постыдном обмане, в конце концов вынужден был мысленно признать своё поражение и отнестись к его просьбе более внимательно.


По мере рассказа Савицкого, удивление Андрея всё больше переходило в искреннее изумление. Если именитый гость, по словам Савицкого, пытался изобразить убеждённость в отсутствии успехов у группы Савицкого, то сам Савицкий сейчас зачем-то пытался убедить Андрея в изобилии таких успехов, причём его аргументация заключалась в перечислении множества вполне конкретных, заведомо несуществующих (или не запущенных в массовое производство) субстанций, препаратов и медикаментов. Тогда как согласно отчётам компании, получившей от правителства концессию, все успехи группы сводились к обнаружению некоторых процессов в некоторых тканях, которые — с весьма малой долей вероятности! — позволяли в отдалённом будущем создать ненамного более эффективные аналоги уже существующей фармацевтической продукции.


На первый взгляд, мысленно сделал вывод Андрей, Савицкий откровенно и нагло лжёт: никаких успехов группе добиться не удалось, её участники устроились тут словно на курорте — регулярное снабжение всем необходимым, крупные надбавки за пребывание в условиях особого биологического риска, вооружённая охрана, и наконец, минимум сухого закона, — и конечно же, каждый из них должен был отдавать себе отчёт, что отсутствие практических результатов рано или поздно приведёт в лучшем случае к эвакуации группы с Территории.


Однако, поразмыслив немного, Андрей через некотрое время вынужден был признать и возможность существования принципиально иной возможности: крупного блефа со стороны компании, с не вполне понятными целями. Кроме того, Территория — далеко не курорт: к примеру, согласно должностным инструкциям для военного персонала, категорически и безусловно запрещались любые спасательные операции в отношении людей, самовольно удалившихся от места постоянной дислокации более чем на три километра вне зависимости от времени суток.


— Кстати, Иннокентий Аскольдович, — перебил Андрей Савицкого, — откуда вам стало известно о практическом воплощении ваших исследований?


Тот, несколько сбитый с толку вопросом Андрея, на секунду потерял нить своего рассказа.


— То есть как это откуда, коллега?! Из отчётов административного центра, естественно. Каждый раз Скороход доставляет сюда вместе с продуктами питания и прочим грузом подробные отчёты о ходе разработки и практической реализации. Эти отчёты хранятся в нашем архиве, это даёт всем нам возможность судить о результатах собственной деятельности, это превосходный метод мотивации для рядового научного состава, наконец. Так вот, я рассказывал вам о том, что нехарактерная совокупность совершенно обычных за пределами Территории факторов позволила нам...


Если допустить, продолжал размышлять Андрей, что предоставляя широкой общественности фиктивные отчёты об отсутствии результатов, компания-концессионер одновременно по единственному существующему каналу (при помощи Скорохода) присылала на станцию — узкому кругу научного состава — фиктивные отчёты о внедрении имеющихся результатов, с целью мотивации? Или же отчёты в архиве намеренно были сфальсифицированы кем-то из сотрудников станции — скажем, тем же Савицким, — чтобы в случае проверки свалить с больной головы на здоровую?


— Вы передали Летерье какие-либо материалы? — спросил Андрей.


— Нет, ведь эти материалы принадлежат компании, но с другой стороны, Летерье — мой коллега, а в наших кругах принято делиться информацией международного значения, если это способствует процветанию человечества, и я обещал подумать...


— Что было дальше, по окончании вашей беседы?


Савицкий задумался, припоминая.


— Летерье посочувствовал мне в связи с отсутствием результатов, потом попрощался и пообещал вернуться через некоторое время за окончательным ответом. И при моём положительно ответе, за материалами.


— Каков был бы ваш ответ, вернись к вам Летерье не тем способом, какой мы с вами имели честь наблюдать сегодня?


— Он получил бы материалы. В конце концов, это всего лишь сырьё для изучения, и не его вина, что доступ к этому сырью оказался у меня, а не у него. Зная его достаточно хорошо, я не исключаю, что он добился бы и более впечатляющих успехов, нежели наша группа. Жаль, что кто-то внёс столь жестокие коррективы в его планы.


— А кому было известно, что Летерье приходил именно к вам? И кому было известно, зачем он приходил?


— Никому, — решительно ответил Савицкий. — Мой коллега провёл в моём обществе около получаса, затем распрощался со мной, и патруль периметра проводил его до входа — таков порядок на станции.


— Кто был в числе патрульных?


— Совершенно не помню, — развёл руками Савицкий. — Это лучше уточнить у Капрала, если для вас это так важно.


Попрощавшись с Савицким, Андрей снова задумался. Ситуация с научными исследованиями на станции становилась довольно занятной. Конечно же, крайне сомнительно, чтобы Летерье планировал вернуться на станцию в виде зомби. На многие вопросы, вероятно, сумел бы ответить человек, что лежал сейчас в госпитале в бессознательном состоянии, но Савицкий на всю столовую громогласно провозгласил, что тот придёт в сознание не ранее чем через несколько дней. На всякий случай Андрей мысленно перемотал в памяти хронологию событий. Итак, несколько дней назад гость пожаловал на научную станцию, удивил Савицкого известием об отсутствии успехов у группы, потом пообещал вернуться и покинул её (кстати, очень интересно, где и каким образом, без навыков выживания на Территории, он коротал это время?), на следующий день оказался добычей засевших в развалинах элеватора Сордов, к счастью, упущенной ими благодаря какому-то неизвестному обстоятельству — может быть, и в самом деле, благодаря появлению Проводника? Далее он, израненный, в виде зомби проследовал обратно к станции, где после оказания медицинской помощи его, как и других обитателей станции, охраняют камуфляжники Капрала. Охраняют от проявлений Территории, и разумеется, от тихих и спокойных соседей. Встреча с Сордами, само собой, могла быть и случайной, ну а если нет? Тогда, восхитился Андрей своей сообразительностью, Сорды вполне преднамеренно охотились на Летерье, и если их действительно спугнуло появление Проводника — то своей цели они не достигли. Хотели ограбить? Он был налегке, безоружен и без какой-либо ноши, по словам Савицкого. Отпускать же восвояси ограбленных обитателей Территории Сордам было далеко не впервой — исключение составляли разве что исключительно редкие случаи вооружённого сопротивления, на что Летерье вряд ли был бы способен. Тогда что могло быть предметом дележа между ним и Сордами?


Подойдём к вопросу с другой стороны, подумал Андрей. Странный разговор между ним и Савицким незадолго да нападения мог быть простым совпадением, но если идти в этом направлении, то главное, что следовало отметить — у собеседников имела место принципиальная разница во взглядах на успехи научной станции. У Савицкого в качестве аргументации имелся архив отчётов компании, у Летерье — мнение научного сообщества за пределами Территории. Фактическая же ситуация, с учётом официально задокументированных отчётов компании, более всего соответствовала информации Летерье и противоречила утверждениям Савицкого. Если так, то несложно было представить себе и такой вариант развития событий, при котором обида (или страх разоблачения?) оказалась сильнее уз научного братства. Кто из двоих заведомо лгал? Летерье лежал без сознания в эрзац-госпитале с тяжёлыми ранениями, и это фактически реабилиторовало его, с точки зрения Андрея. А стало быть, лгал Савицкий. Заведомо лгал... заведомо...


На слове «заведомо» Андрей споткнулся, хотя и не мог понять, почему. «Заведомо» — от слова «ведать», то есть знать. Предположим, лгал не Савицкий, а Летерье, не зная об этом? Вряд ли возможно: его мнение об успехах станции подтверждается официальными данными. А Савицкий? Тут уже сложнее: нужно проверять содержимое местного архива, и если там лежат отчёты об успехах — значит, и его данные официально...


В следующую секунду Андрей мысленно поразился собственной глупости. Ответ на один-единственный правильно поставленный вопрос расставлял всё по своим местам, и этот ответ был известен Андрею. За окном начинало темнеть. По правилам станции, которые Капрал заставлял обитателей неукоснительно выполнять вне зависимости от чинов, рангов и научных званий, хождение по открытой территории станции в тёмное время суток не допускалось, за исключением служебных надобностей. А следовательно, Андрею не помешало бы поспешить: будь его смелые предположения верными — при умелом подходе и благоприятном стечении обстоятельств у него был шанс сегодня же покончить со всей этой дикой, нелепой уголовщиной посреди серьёзных научных исследований загадочной Территории...

Показать полностью
  •  
  • 8
  •  

Взрывающийся город / Bakuretsu toshi

в
Взрывающийся город / Bakuretsu toshi киберпанк, фантастика, советую посмотреть, Фильмы, THE STALIN, япония

Мордобой, гитары, панки...тут своя атмосфера, думаю кино найдет своего зрителя. Описывать кино? зачем? когда я вижу подобные фильмы, мне плевать на описание и мнение тех кто его посмотрел, любое мнение оно субъективное. 

  •  
  • 6
  •  

Контакт

в

В этот день солнце перестало вращаться для нас. Миллионы лет эволюции, миллиарды жизней были стерты в тот день, когда появился первый корабль.

На тот момент ни один из представителей нашей цивилизации не был даже на ближайшей планете, пусть мы и смогли очистить родную природу от отходов нашего возвышения. Уровень жизни не был равномерен – в некоторых частях планеты даже вода была роскошью. Не было единого государства планетарного масштаба – были лишь разрозненные силы, вечно сражающиеся в том или ином виде за господство. Смерти, нищета, алчность правили нашим миром.


Мы пытались исправиться, пытались ухватить хоть за что-то. Технологический прогресс, философские течения, религии. Любые средства, только бы объединиться в стремлении к лучшему будущему.


Слухи появились задолго до первых официальных объявлений со стороны властей. Таким слухам никто не верил – они выглядели не более, чем бредни психически больных вроде тех же предзнаменований конца света или существования всемирных заговоров. Но эти слухи были правдой. И неудивительно, что многие вмиг вспомнили о них тогда, когда ученое сообщество разразилось паникой и истерией о космическом объекте у дальних углов нашей солнечной системы.


Безумие – именно так и можно было охарактеризовать тот период, когда был получен первый сигнал. Ученые сообщили о нем с невероятным энтузиазмом и нескрываемой нервозностью. Но он не был расшифрован. Мы не знали, что к нам движется.


Целые города стали падать под гнетом преступности и массовых помешательств. Религиозные культы набирали невероятную силу, даже худшие из предположений об апокалипсисе меркли по сравнению с тем, что творилось. И самое ужасное, что причины этому тогда еще не было.


Цивилизация уничтожала сама себя, установившиеся тоталитарные режимы, как бы иначе их не называли, были практически единственным решением по устранению сложившейся ситуации.


И вот, прошло уже несколько лет с момента первого сигнала. Наверняка, было и множество других, но о них не говорилось. Но вот в ученой среде снова воцарилось помутнение рассудка, выражавшееся первоначально в могильной тишине, и перерастающее в крики беспомощной жертвы. Сообщение на самом распространенном языке нашей планеты, исходящее от орбиты наиболее далекой планеты.


Оно звучало максимально дружелюбно, как может звучать успокаивающая речь для обреченных. Пришельцы, видимо, сами не ожидали подобного от нашей расы. Ведь теперь уже и государства стали рушиться как таковые. Народы одичали, лишь только несколько стран смогли хоть как то сохранить лик разумности, который другие уже сорвали.


Большая часть населения планеты опустилась к самым ранним уровням развития нашего вида. И какого же было первоначальное счастье, когда инопланетяне дали обещание вернуть нашу цивилизацию.


И вот, спустя поколение, корабль подходит к нашей планете. Он явно не был боевым, предположительно, это был корабль для переноса переселенцев. Духовный подъем было тяжело сравнить с чем либо. И вот он, этот момент. Небольшой челнок спускается на пока еще покрытую растительностью землю, и из него выходят странные существа. Достаточно сложно описать, насколько они не были на нас похожи. У них были совершенно иные способы восприятия мира, как говорили они сами. И иные способы передавать информацию и общаться друг с другом. Но вид их совершенно не был похож на тот, описания и изображения которого они отправляли нам многие года назад.


У них было 4 конечности, как они и описывали, была 1 голова. Но мы не увидели их кожи, оттенок которой зависел от пигмента коричневого цвета. Мы не видели их лиц с одним носом, двумя глазами с закрывающими их веками. Мы не увидели их ртов, говорящих на нашем языке. Мы увидели лишь только закованных в железо созданий, что уничтожили наш род.

Показать полностью
  •  
  • 2
  •