Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

революция

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Джоули Глава 00

в

Пост про то, что это за текст


26 09 2027


- Господа! Господа! Не отвлекайтесь! Мы начинаем заседание, - тяжё-лый, хрипучий голос, многократно усилившись, раздался из динамиков, вмонтированных в белые стены огромного зала. На синих сидениях, у пла-стиковых подлокотников засуетились люди. Их было много. Разных нарядов, разного цвета кожи, кто ниже, кто выше. Все они были чем-то серьёзно оза-бочены, то и дело переглядывались по сторонам, шептались, стараясь узнать подробнее о чём-то важном, важном для всех них. Зал шумел, и шум отра-жался от белого потолка, составленного из тысячи композитных навесных плит. Шёпот и шорох, сливаясь, уходили к высоким, узким окнам, которые сейчас были занавешены длинными пластиковыми полотнами.

- Мы начинаем! – повторил мужчина, вставший за трибуну. Это был че-ловек уже старый, но всё ещё находивший себя в прекрасной физической форме. Он повысил голос, но помогло это отчасти. Лишь немногие в первых рядах обернулись на его слова, остальные так и оставались заняты своими заботами.


- Господа, я буду вынужден попросить охрану! - мужчина за трибуной стукнул кулаком по дереву, и на него обратили внимание ещё с десяток че-ловек. Он оглянул весь зал, посмотрел на приготовленный листок, лежащий меж его ладоней и обратился через микрофон к стоящей у выхода охране. – Выведите, пожалуйста, господина Рофмана и Алексея Гавайного, они разжи-гают волнения в Парламенте!


После этих слов зал в мгновение затих, а персоны, чьи имена были названы, начали осматриваться по сторонам, пытаясь найти уже следующих к ним вооружённых людей. В момент от Рофмана отстранились все недавние собеседники, Гавайный же ещё что-то успевал говорить, и некоторое время его даже слушали, но когда охранник с винтовкой подошёл ближе приспеш-ники оставили и его. Рофман не сопротивлялся его вели подручки, Алексей же принялся толкаться, пинаться, разве что не укусил скрутивших его людей. Под всеобщими внимательными взглядами их выволокли к выходу.


- Да, да, выводите на улицу, - подтвердил своё распоряжение человек за трибуной.


- Не имеете права! – возразил Гавайный.


- Тише ты, дурень – шикнул на него Рофман, но рот прикрыли им обо-им.


В зале стало много тише, более всего был слышен топот армейских бо-тинок по каменным ступеням да мычание Алексея. Все застыли в ожидании. Теперь в зале не было слышно и шороха. Наконец шаги остановились. Охранник, что-то сказал другому, послышался скрип петель, и двери снизу медленно отворились, впустив в молчаливый зал крики и шум толпы снару-жи.


Люди что-то стройно скандировали, но сейчас слышнее всего был не-человеческий визг Алексея.


- Н-е-е-е-т! Не надо! Не надо меня туда! Не смейте! Неет! Пожалуйста…


Его отчаянный крик внезапно утонул в гуле толпы. Она зажевала его и поглотила под собой, и тогда в зале наконец смогли различить скандируе-мый лозунг.


- Новый порядок! Новый порядок! – гремел многотысячный голос.


Внезапно все звуки пропали, только последним донёсся хлопок за-крывшихся ставень. Тишина так и продолжала висеть в зале, пока динамики не скрипнули. Мужчина за трибуной откашлялся и продолжил говорить.


- Надеюсь теперь мы можем начать? Заседание это очень важное, и провести его мы обязаны как можно скорее. Если кто-либо ещё решится со-рвать мероприятие, разделит судьбу Гавайного, - голос его звучал серьёзно и даже сердито. Депутаты внимательно его слушали, нервно подрагивая нога-ми, кусая шариковые ручки, брякая часами о столешницы.


Когда человек за трибуной наконец убедился, что его готовы слушать, он уже спокойнее произнёс:


- На повестке дня, проблемы экономические, - огласил мужчина. Он поднёс листок к глазам и принялся читать заготовленные строки текста, ино-гда отрываясь от них, чтобы посмотреть поверх голов собравшихся.



На втором ярусе в стеклённой комнатке сидели двое. Старый дряхлый господин, кожа которого не разваливалась разве что от ежемесячной усерд-ной работы пластических хирургов, а пальцы дрожали не в состоянии удер-жать чашку чая. Одет он был, однако, в хороший костюм, идеально подо-гнанный под его расплывшееся тело. На его блестящих ботинках не было и пылинки так, словно он не прошёл и метра в этой обуви. То было недалеко от правды. Этот пожилой мужчина полулежал в мягком кожаном кресле, напротив него на краю широкого стола сидел подтянутый юноша, в поно-шенном пиджаке и джинсах. В его кедах обнаруживалась дырка, а за место дорогих часов он использовал жестянку смартфона.


Здесь было ещё тише чем в зале, только чуть доносился гул с улицы, который, впрочем, полностью перекрывался сопением тяжёлого дыхания старика. Тот с трудом вдохнул в очередной раз и на выдохе попытался задать вопрос:


- Максим, что делается? - получилось хрипло, неразборчиво, но юноша всё прекрасно понял.


- Делаются беспорядки, господин, - спокойно но с азартом в глазах от-ветил Максим.


- Беспорядки? – удивлённо и несколько испугано переспросил старик.


- Да. Беспорядки, люди вышли на улицы… - юноша немного запнулся, подбирая слова. – Они хотят перемен, - последнее было сказано лирично, будто слова грустной песни.


- Перемен? – с некоторым возмущение уточнил господин.


- Именно, но вам нечего беспокоится господин Адамс, - успокаивающе ответил молодой человек.


- Нет, мне необходимо беспокоится, - в голосе старика звучал протест. – Я потому и пережил всех… - он закашлялся, - и переживу ещё вас… только потому, что беспокоюсь, - ему стало тяжко дышать и он умолк, пытаясь за-хватить в грудь побольше воздуха.


- Как будет угодно, - услужливо ответил Макс и, встав на ноги, принялся ходить по маленькому кабинету, попутно рассказывая старику беспокоящие его события. – Люди на улицах. Это странно, пожалуй даже для вас, хоть вы ещё и помните времена, когда протестные акции хоть чего-то стоили. Но они на улицах. Все улицы в людях, - юноша широко улыбнулся разворачиваясь у стеклянной стенки комнаты. Старик грузно передвигал свой взгляд не спус-кая глаз со своего собеседника. Его улыбка господину Адамсу не понрави-лась.


- Почему тебя это веселит?


- Потому что все люди на улицах, - будто ожидая этого вопроса ответил Максим и посмотрел старику в глаза. В них не было ещё ни страха, ни пере-живания, только непонимание. Но с каждым мигом мутный взгляд менялся, и к некогда умнейшему человеку медленно, но верно приходило осознание. А за ним появилось и беспокойство и страх. Увидев это молодой человек вновь продолжил ступать по паркету кабинета и говорить. – Все люди Города на улицах. А Город большой… Но самое смешное, самое, что меня развесе-лило, то что эти олухи, - в это момент Максим остановился у стекла, за кото-рым шло тихое заседание Совета. - Эти олухи и не знают ничего. Решают себе свои проблемы… Договариваются… Даже и не понимая, что власти у них уже нет…


- Власти у них нет уже давно… - прохрипел старик, будто напоминая Максиму.


- Ну да? А у кого же она? – хитрым, довольным взглядом Макс снова нашёл заплывшие глаза господина Адамса. - У вас?


Старик что-то пробубнил, понимая видимо глупость своего положения.


- Так поздравляю, теперь её нет и у вас.


- Ничего это они не сделают, - постарался успокоить себя господин.


- Конечно, - заверил его юноша, - ничего не сделают. Просто изменят мир. Перекроят его, как им надо. И всё. Ничего не сделают… Только вам, да им, - Макс кивнул в сторону Совета, - в этом мире уже места не останется.


- Не останется… - тихо повторил старик, задумавшись о чём-то.


Максим тоже замолчал, размышляя об одному ему известных вещах. Несколько минут прошли в сопении Адамса и далёком гуле толпы.


- А что же… - старик снова закашлялся, - тебе в этом мире место найдётся?


Юноша удивлённо взглянул на старика:


- А что? Я молодой, сильный, работать пойду, вагоны грузить, - на его лице расплылась улыбка, которая так и не слезала до следующих слов госпо-дина.


- Ах ты с-с… - прошипел Адамс, - ты всё это устроил?!


Молодой человек сделал обиженное лицо, стараясь сдержать лезущую на него улыбку.


- Нет, я тут не причём, как вы только могли подумать. Это всё народ! – и он демонстративно поднял указательный палец вверх. – Воля народа.


- Курам на смех эта народная воля, - прокряхтел старик, - мы тут все плевали на народную волю!


Не в силах провести рукой, господин обозначил взглядом тех, кто пле-вал. Оказалось, что это и он сам, и Совет, и Максим.


- Ну вот и доплевали, - радостно подытожил молодой человек. – А я, позвольте, всегда был за народ, - улыбаясь как нельзя шире объяснился Макс.


Тут из-за стекла послышался шум и Максим тут же повернул голову в сторону Совета.


- Началось… - блаженно прошептал он, забыв о своём собеседнике и подходя к двери балкончика.


Алюминиевая конструкция легко отъехала в сторону по намасленным рельсам. Максим вышел на узкий балкон и с интересом стал смотреть за за-лом. Он весь теперь был беспокоен, как бы ни орал мужчина с трибуны. Охрана спустившись к дверям, силилась сдержать рвущийся поток толпы.


- Не стрелять, опустить оружие! – кричал снизу командир.


С улицы уже слышны были оры, визги, даже плач ребёнка добежал в зал неведомым образом. Двери были открыты, а скорее всего уже сняты с петель. Толпа рвалась в зал. Охрана сдерживая их отступала всё выше.


- Расходитесь, расходитесь. Соблюдайте спокойствие, - обречённо го-ворили солдаты.


Мужчина с трибуны теперь внимательно смотрел за выходом, его ко-ленки тряслись, микрофон шатался. Толпа была всё ближе, и, когда только первые тела успели проскочить в зал, мужчина панически взвизгнул в мик-рофон:


- Стреляй те же, стреляйте!


Тут же раздались автоматные очереди, отразившиеся от сводов зала, серых и ничем не примечательных. Несколько человек упали, но те что были за ними ринулись вперёд с ещё большей силой и злобой. Понеслись ещё вы-стрелы, которые слились теперь в непрекращающуюся очередь. Бойцы сме-няли один магазин за другим, а у выхода росли алые кучи изрешечённых пу-лями тел.


- Кончились! – крикнул боец держащий оборону у каменной колонны.


Мужчина с трибуны, еле как добравшись до микрофона, в надежде спросил:


- Люди? Протестующие?


- Патроны…


В это время, не думая уже ни о чём по залу бегали испуганные депута-ты. Кто-то пытался найти запасной выход, кто-то сооружал баррикады, кто-то, пав на колени, молился…


Один из депутатов в суматохе попытался вырваться к выходу, толкнув одного из охранников. Тот, внемля выработанным рефлексам, выпустил ему очередь в спину. Депутат упал у самого выхода, но его никто уже не заметил, новые люди прошлись по его телу, не замечая ни дорогого костюма, не ло-мающихся под ногами дорогого механизма часов.


Но спустя ещё десяток человек толпа прекратила свой яростный порыв. Стало тихо. Теперь чувствовался противный запах крови, заглушаемый толь-ко порохом стреляных гильз. Солдаты стояли у выхода, направив стволы вин-товок в пустой проём. По очереди перезарядившись, они были готовы к но-вой волне наступления. Но она никак не приходила, и тишина начала сме-нятся испуганным шёпотом и ворочаньем депутатов.


Внезапно яркие лампы, которыми был усеян потолок, погасли, перед тем мигнув несколько раз. Зал погрузился в полную тьму. Солдаты перегруп-пировались и под стволами их автоматов загорелись фонари. Они встали в вкруг, осветив все подступы к их импровизированному оборонному соору-жению.


Но секунды промедления хватило, что бы вспыхнувший свет озарил приближающуюся фигуру человека. У бойца вдруг заклинило оружие. Тогда он набросился на него, уронив на пол, тяжёлой металлической трубой уда-рил по черепу, навсегда упокоив солдатскую душу. В него тут же полетели перекрёстные очереди, но он успел ещё крикнуть:


- Так вам! Падлы…


Снова зал погрузился в тишину, ни одного человека не было видно в проёме. Только далёкий гул толпы и разговоры людей снизу доносились не-ясными звуками. Вдруг всё затихло и даже уличная толпа на секунду, будто перестала существовать.


Но в следующий же миг через лестничный спуск прорвался громоглас-ный грохот тысячеголосого ора. И толпа, поднявшись в секунду по лестни-цам, повалила нескончаемы потоком на вооружённых людей. Тут же вырва-лись десятки пуль и врезались в горячую плоть толпы. Первый ряд упал, но за ним ещё ближе подобрался и второй. В свете ярких фонарей люди бешен-ным потоком, забыв обо всём и, следуя только одной общей потребности, силились сломить гнетущие стены власти. Их было всё больше и больше, это были и женщины и редкие дети, но в основном сильные здоровые мужчины, в хорошей одежде, сытые и успешные в своём деле. Это были обычные люди. Их были сотни, которые складывались в тысячи, а за стенами был слышен бесконечный вой тех, кто не в силах был дождаться своей очереди.


Вход тем временем наполнялся всё большим и большим потоком лю-дей. Учуяв кровь товарищей, люди в отличии от зверей не впадали в страх, не бежали по безопасным норам, они становились только яростнее и злее, и их силу уже невозможно было сдержать, даже оружием.


С другой стороны зала внезапно послышался грохот. Несколько ство-лов сразу же направили лучи фонарей к запасному выходу. Дверь еле дер-жалась на петлях и несколько солдат перебежали, готовые оборонять новый рубеж непрекращающегося сопротивления. Они сгрудили несколько столов и кресел к дверям, надеясь, что эта баррикада хоть на чуть продлит время их обречённого на поражение боя. Дверь теперь трещала и ломилась от сдер-живаемого потока. Но люди, давясь, наваливаясь на тела друг друга, так и не могли сломить её крепкой конструкции.


- Сейчас будут танки. Они уже на площади! – проорал командир, обна-дёживая своих подчинённых.


И вправду через несколько секунд послышались яркие рыки мощных моторов, прорвавшиеся через непомерно громкий гул людей. Танки всё приближались к выходам, поток людей становился меньше. В один момент люди перестали течь из прохода, а за запасным выходом, стали ломиться надеясь уже не прорваться, а пробраться, спасти свою жизнь. Но послышался оглушающий выстрел шрапнельного снаряда крупного калибра и за той сто-роной люди затихли. Экипажи бронированных машин перекрыли оба выхо-да, и теперь не стихал пулемётный огонь, и раз в несколько секунд выстрел пушки разрывал воздух невыносимыми сотрясениями.


Внутри зала стало снова тише. Солдаты, перебирая оружие, дрожали, осознавая ужас пронёсшейся мимо них смерти. Депутаты, вылезая из-за бар-рикад, перешёптывались друг с другом. Танки продолжали стрелять. Казав-шаяся ещё недавно непобедимой толпа отступала.


Её шум становился всё тише и дальше. Орудия танков вращались в мощных башнях, не находя себе новых целей. В скорее и пулемёты затихли.


Казалось, буря миновала, и на несколько мгновений Максим, стоя на балкончике, успел расстроиться. Сильный народ, который был достоин по-беды, был сломлен армейской механикой. Однако, юноше не пришлось дол-го грустить.


Неожиданно послышался звон стекла и в зал полетели тяжёлые бутыл-ки зажигательной смеси. Мгновенно пластик воспламенился и запыхтел ед-ким чёрным дымом. С потолка полилась вода, сочась из множества распы-лителей. Огонь должен был затихнуть, если бы не десятки новых бутылок во-рвавшихся в стены зала, через трескающиеся стёкла.


За огненным штормом в сломанные окна ворвались новые люди. Разъяренные огнём танков, смертью близких, насилием, что сегодня празд-новало пир. Их уже было ничем не остановить. И первый взобравшийся в зал кричал, кричал что-то неразборчивое, зная, что идёт на смерть, но желая оставить хотя был свой голос под сводами зала.


И за ним, за его предсмертным воплем последовала новая волна лю-дей ещё более горячих, ещё более сильных. Они навалились на ослабшую оборону и без труда сломили её, ворвавшись бесчисленным множеством го-лов в священный зал демократии. Они валили из каждой щели. Из каждого окна. Несколько человек вылезли из вентиляции. Не было и мысли уничто-жить их всех. Они уже пришли к победе. Дело было лишь во времени и в оставшейся крови, которую ещё было необходимо пролить. Депутатские баррикады были разрушены в несколько секунд, а сами депутаты без разбо-ра затоптаны, искрошены под тяжёлыми ногами людей.


Мужчина с трибуны в углу жалко засовывал себе револьвер в глотку, но со слезами на глазах, так и не мог спустить курок. К нему побежал молодой парень, выхватил пистолет и завершил жизнь мужчины тяжёлым ударом ку-лака, с намотанной на него цепью. Пистолет тот засунул за пояс, радуясь первому боевому трофею.


Было самое время, решил Максим.


Он нажал пару кнопок на дистанционном пульте, и несколько ламп осветили балкончик, обращая на него внимание людей. Он взял широкий рупор и начал было своё обращение к людям.


- Дорогие граждане! Новый Порядок! – он говорил уверенно, подго-товлено, его слова громом отражались от округлого потолка зала. Люди с низу застыли, подняв в верх головы, услышав желанные слова, они готовы были поддержать их стройным хором. – Да прибудет Новый Порядок! Мы создадим новый мир! Мир прекрасный. Мир желанный нами всеми!


Из темноты комнатки уже не было слышно сопения, но кто-то тихо прошипел:


-Гни-и-ида.


Но не обращая на это внимание Максим продолжал свою победонос-ную речь:


- Новый Порядок! Он наступит буквально завтра. И все мы, все мы бу-дем его творцами…


Снизу послышались недовольные переговоры.


- Что он мелет…


-… завтра…


- А он вообще кто?


- Да ну его, пускай слазит!


Люди зашушукались и теперь плохо были слышны слова, вырывавшие-ся из воронки рупора.


- А к чёрту его!


Молодой парень с револьвером за поясом, смотрел то на один рот, то на другой и все были недовольны речью того человека сверху. Он был не наш, подумалось парню. Он достал револьвер и прицелившись прямо в центр рупора, зажал крючок. Отдача бросила пистолет ему в лицо, а пуля устремилась в Максима. Тот бездыханно упал сначала на поручни балкона, а потом перевесившись через них, полетел на бетонный пол зала. Его тело раскурочено валялось на камне, а люди, наполнившись вновь пришедшими с улиц, уже и позабыли о нём.


В темноте комнаты сидел старик и его сорочка вздрагивала в такт скрипучему, сиплому смеху. Он положил руку на объёмный живот и, кривя лицо, старался сдержать тяжкий для него хохот.

Джоули Глава 00 рассказ, книги, глава, недалёкое будущее, научная фантастика, джоули, парламент, революция, длиннопост
Показать полностью 1
  •  
  • -2
  •  

Воля.

Два студента вошли в трактир и направились к столу, за которым сидел мужик в полукафтане.

Мерцала керосиновая лампа - видимо, фитиль засалился и керосин поступал неровно. Из-за этого борода мужика "как бы светилась", затухая на промежуток времени и опять вспыхивая под воздействием тёплых южных ветров.

Он посмотрел на студентов и спросил.

- Вы кто такие?

- Мы студенты паровозных курсов, ходим по трактирам, рассказываем о наболевшем, о классовом неравенстве, об ущемлении рабочего класса, об народных тяготах!

Второй студент выпрямился и спросил.

- Вот вам, товарищ, чего не хватает, какая у вас беда?

Мужик посмотрел на них внимательно, вытянул мерцающую бороду вперёд и сказал.

- Душно мне чего-то, воли не хватат! Да такой воли, чтобы разгуляться ветром по земле. Везде побывать и заглянуть в самые укромные уголки. Чтобы моя воля брала чужую волю всегда и чтобы весело было и лихо.

Душно мне в этом кабаке, да и денег больше нет. А почему так, что я все пропил, а у других денег столько, что пьют, пьют и пропить не могут?Давит небо на меня тяжестью, если бы не давило, то я бы и не пил! Как выскочить на волю, перевернуть небо и вылететь лёгкой птицей?

Всегда в труде и труде! Отдыха нет, жизни нет.

По что так, почему такая доля? Где мой личный просвет? Козырной просвет, который раз в жизни бывает!

Как будет этот просвет, так уйду в него. Полечу за мечтой, за песней полечу. Все оставлю, а мечту схвачу за хвост.

Мужик приподнялся и стал разухабисто приплясавать.

- Эх, какой пляс пошел! Как ноги топочут! Как хорошо, как славно, весело как! Вотана, воля моя! Хочу так пляшу, хочу так. Глаза даже закатил и пляшу. Руки широко пошли гулять, играй гармонист.

Весел и страшен я стал! Гуляю сегодня, небо просвет шлёт мне.

Эх, берегись, честной люд, не мешай мне отплясывать, а то зашибу!

Пот течёт со лба! На, держи, человек, сапоги мои красные, неси ещё зелена вина.

На воле я, на воле! Вот уже и черти пришли, пляску мою подгоняют!

Пляшу, не могу остановиться, босой пляшу. Нога бьёт об пол, аж доска скрепит. Другая нога бьёт так, что стена ходит!

Мужик размашисто плясал, и в какой-то момент подскочил к студентам и крикнул.

- Бога я пропил, слышишь, пропил! Вот какова моя беда. А вы, черти, рано пришли за мной. Я ещё погуляю на воле!

Мужик стал давить на студентов широкой грудью и мерцать им лицо большой бородой.

- Ну его, бежим, ещё зашибет, может он нож за пазухой держит, видишь какой он!

И студенты побежали вон из заведения.

https://www.proza.ru/2017/08/13/1409

Показать полностью 1
  •  
  • 6
  •  

Янки в Стране Советов

в

Добрый день.
Сегодня мне хотелось бы рассказать о необычной судьбе семьи Бурлак.
Года два назад мне в руки попала вот такая книга.

Янки в Стране Советов США, СССР, Американцы, Америка, Война, Левые, Украинцы, Революция, длиннопост
Показать полностью 6
  •  
  • 45
  •  

Мелочь.

в
Мелочь. bitercomics, Комиксы, элита, чернь, Мелочь, революция, длиннопост

Оригинал.

Мелочь. bitercomics, Комиксы, элита, чернь, Мелочь, революция, длиннопост
Показать полностью 2
  •  
  • 241
  •  

Без лишних слов

в
Без лишних слов Ленин, nervf, моё, революция, вождь, картина

к столетию революции 1917 года.

смешанная техника, акрил, холст на подрамнике 90х80 см, фон "Труд" от 02.07.1989

----

http://nervf.ru/

  •  
  • -21
  •  

Почему до революции свадьбы играли осенью?

Почему до революции свадьбы играли осенью? не мое, свадьба, осенью, революция

Каноническая версия гласит, что осень - это время после уборки урожая, а потому появлется свободное время для свадеб. Было не совсем так: работы для крестьян было полно до самой зимы, т.к. убранный хлеб был еще не обмолочен и хранился в овине, где его обмолочивали еще некоторое время. Кроме этого были другие работы типа обработки льна и пр. Но реальная причина была более суровая. Для понимания читаем.


У меня есть работница Хима из соседней деревни. У нее во дворе – а двор-то бедный-пребедный, с покрова уже хлеба не было – осталась за хозяйку дочка, молоденькая, красивая девушка Аксюта, муж-хозяин и трое детей, которые всю нынешнюю зиму ходили в кусочки. Осенью, на одной свадьбе, Аксюта сильно простудилась. Сделался кашель, Аксюта стала харкать кровью и слегла. За попом посылали. Аксюте все хуже, да хуже. Ездили к какому-то бывшему дворовому человеку, который, говорят, помогает. Тот дал питье, – кислое-прекислое, говорила мне Хима, – помогло. Аксюта стала поправляться и, может, выздоровела бы, если бы ей дать питательную пищу, удобное помещение и поберечь от простуды, а то приходит раз ко мне Хима.


– Что тебе, Хима?

– Да, насчет дочки пришла.

– Что же дочка?

– Поправляться стала. Ходит. Только пушного хлеба есть не может. Пожует, пожует, да и выплюнет – проглотить не может. Прислала мальчишку, пусть, говорит, матка барина попросит, не даст ли картошки.


Пушной хлеб приготовляется из неотвеянной ржи, то есть смесь ржи с мякиной мелется прямо в муку, из которой обыкновенным образом приготовляется хлеб. Хлеб этот представляет тестяную массу, пронизанную тонкими иголками мякины; вкусом он ничего, – как обыкновенный хлеб, питательность его, конечно, меньше, но самое важное неудобство – это, что его трудно глотать, а непривычный человек и вовсе не проглотит, если же и проглотит, то потом все будет перхать и чувствовать какое-то неудобное ощущение во рту. И таким-то хлебом, или еще хуже, сухими, собранными месяц тому назад, пушными кусочками должен питаться выздоравливающий больной. Как же тут поправиться?


Вскоре Аксюте, которая стало было поправляться, опять стало хуже. Не оправившись от болезни, она стала носить воду, мять пеньку, убирать скот. Простудилась и опять слегла. В деревне все решили, что Аксюта умрет. Мать, которая очень любила и баловала Аксюту, относилась к этому совершенно хладнокровно, то есть с тем, если можно так выразиться, бесчувствием, с которым один голодный относится к другому. «А и умрет, так что ж – все равно, по осени замуж нужно выдавать, из дому вон, умрет, так расходу будет меньше» (похоронить стоит дешевле, чем выдать замуж).


Аксюта пролежала всю зиму и умерла в марте. Бедному во всем несчастье: уж умерла бы осенью, а то целую зиму расход, а к весне, когда девка могла бы работать, умерла. Крестьяне и замуж-то девок отдают по осени, главным образом потому, что какой же расчет, прокормив девку зиму, отдать ее весной, перед началом работ, замуж, – это все равно, что продать дойную корову весной.


А. Н. Энгельгард "Письма из деревни".

Показать полностью
  •  
  • 1566
  •  

Михайл Бакунин

в
Михайл Бакунин моё, акрил, Портрет, Бакунин, революция

я в общем то не любитель делать описания к работам, но тут пожалуй черкну пару строк...

Михайл Бакунин, революционер. анархист. народник и философ…


Трактовку смысла работы и концепции оставлю на вас, возможно кто то увидит манифест, а может предупреждение. Или вообще что то третье…в любом случаи это часть нашей истории, которую нужно знать помнить и гордиться.

---

смешанная техника, акрил, холст на подрамнике 90х80 см, фон Газета "Правда" от 19.06.1990

  •  
  • 16
  •  

Контра-бас

Контра-бас игра слов, рисунок, рисунок карандашом, юмор, революция, контрреволюция, бас-гитара, балалайка

Очередная икра ослов. Опять перепутал день с ночью, в 5 утра неожиданно пробило на порисовать. Наслаждайтесь. ))

  •  
  • -13
  •  

Высокие технологии

Высокие технологии пешеходный переход, кнопка, революция
Высокие технологии пешеходный переход, кнопка, революция
  •  
  • 9
  •  

Ветер перемен попутным не бывает...

Конфуцию мы обязаны многим. Один из его перлов, вечное "Не дай вам Бог жить в эпоху перемен" (хотя, пишут, что сказал сие кто-то другой) не сходит с уст многих поколений. И не зря.
Перемены это постоянный выход из зоны комфорта. Это тот самый дым, который выдыхают лёгкие заводов, курильщиков и автомобилей. Это смерть каждой минуты во имя следующих столетий.
Движение жизни создаёт колебания народных масс в атмосфере нестабильности. И ветер перемен, как символ нескончаемой революции, вырывает с корнями прежние устои. Крушит и сминает тех, кто не сумел найти нишу, альтернативу, тихую гавань. Берегите паруса, ветер перемен попутным не бывает.

Ветер перемен попутным не бывает... перемены, ветер, конфуций, революция
  •  
  • -3
  •  

Эксклюзив фаргус едишн

Эксклюзив фаргус едишн
  •  
  • -16
  •  

Изменения

Предисловие: извините пишу бухой с т9 вместе с друзьями
Представьте себе как изменилась бы Россия если бы все ее жители сидели на пикабу?

  •  
  • -21
  •  

Революция фитнес

Навеяло постом https://pikabu.ru/story/ustali_rabotat_na_dyadyu_obmanyivayt...


В 2015 году в Волгограде анонсировали открытие фитнес клуба "Революция". В ТЦ было снято огромное помещение, шириной с целый этаж, там, якобы, вёлся ремонт и висели огромные баннеры "Революция".



В группе Вконтакте обещали открытие через месяц и, конечно, большое количество любителей халявы потащили свои денежки (а я и мой друг купили по 2 абонемента - себе и жёнам, каждый встрял на 10к). При рыночной стоимости куда выше. На первом этаже того же ТЦ была стойка и там 2 девочки оформляли анкеты и выдавали карточки.



По итогу, затянули открытие, за вопросы в группе вк банили, стойка пропала, ремонт оказался фейком. создалась местная группа с кинутыми людьми, которых набралось более 200 человек, написали коллективную жалобу и все затихло. Прямо как в посте, что выше автор написал. А товарищ Владислав Астанин повторил такое ещё в Брянске и в Орле, а может и ещё в каких-то городах.



После этого кто-то слил персональные данные и другой фитнес-клуб заманивал смсками, что продадут абонемент со скидкой в разницу со стоимостью уплаченных денег "Революции". Мораль-не надо вестись на халяву. Если что-то нельзя пощупать, предоплату ты вносишь на свой страх и риск и будь готов расстаться со своими деньгами.

  •  
  • 6
  •  

Ключевая ошибка СССР

Перед уходом в летний отпуск политическое объединение “Коломенский Куст” пригласило всех желающих на последний в этом сезоне дискуссионный клуб - тема “Ключевая ошибка СССР”.

Ключевая ошибка СССР история, СССР, социализм, революция, контрреволюция, длиннопост, Политика

Выступали:


- Алексей Кравецкий, публицист, популяризатор науки;

- Анатолий Вассерман, телеведущий, политический консультант;

- Олег Двуреченский, археолог, кандидат исторических наук;

- Александр Батов - секретарь ЦК РКРП-КПСС.


Давайте тезисно осветим для читателей каждое выступление.


Краветский


Алексей Краветский выступал первым и основной причиной развала Союза он озвучил - отказ от власти советов. СССР вынужден был в ходе подготовки к войне отказаться от системы советов, в пользу управления государством партией. В связи с этим, неизбежно то, что партия начала разлагаться, так как у "одного гипотетического Ленина, гораздо меньше возможностей разоблачить карьеристов, чем у массы карьеристов обмануть Ленина". И масса карьеристов победила, замещая честных коммунистов на руководящих должностях. Обычные люди не были допущены до принятия каких-либо решений.


После войны было не до восстановления системы советов, после смерти Сталина об этом даже не говорили. Узурпировав власть, карьеристы с помощью государственной машины заткнули рты несогласным. Ошибки пошли одна за другой, что и привело к краху страны.


Еще одной причиной, способствовавшей краху СССР, стал отказ от компьютеризации. По мнению Краветского - эта ошибка критическая. Но сегодня, Алексей уверен, компьютеры уже способны к расчету Государственного планирования в рамках страны, а в будущем, и планеты.


Вассерман


Вассерман начал с критики Краветского на тему компьютеров - никаких гонений на компьютеризацию (кибернетику) не было, было отставание по элементной базе.


Далее, Вассерман приступил к основной теме своего выступления - на начальном периоде становления СССР контроль партии был необходим, но нужда в нем отпала уже в 30-х годах, и попытка изменить систему управления Сталиным и его сподвижниками привела к большому террору. После войны Сталин и Берия пытались отстранить партию непосредственно от хозяйственного руководства страны, за что и были убиты. Хрущев же добил остатки системы советов, перейдя полностью к управлению государством партией. Хрущевские реформы стали точкой невозврата. Уничтожив артели, дававшие 9/10 разнообразия продукции, но занимающие лишь 1/5 часть от всего производства страны, Хрущев подорвал экономику. Перегруженный Госплан, не справляясь с увеличившимся потоком наименований предметов потребления, стал давать менее точные показатели планирования. Компьютеров для таких расчетов тогда не существовало и Госплан окончательно захлебнулся, утащив за собой плановую экономику страны.


Причины создания артелей были простые - нехватка управляющих мощностей и руководящих кадров. Апробирование новшеств для массового производства проводилось на небольших мощностях артелей, минуя общегосударственный план.


Самая главная причина развала СССР, по мнению Вассермана, была в том, что послесталинское руководство КПСС пыталось насадить больше социализма, чем тогда было возможно. И как следствие, последующий уход от социализма в сторону рыночного регулирования 50-60-е годы.


Батов


По мнению Александра Батова, контрреволюционные процессы шли совместно с революционными и "СССР развалился вполне по марксизму".


После революции октября 1917 года лишь тонкий верхний слой партийцев контролировал государство. В стране не хватало управленцев, руководящих кадров, что привело к проникновению в партию карьеристов с буржуазным сознанием.


Положение ухудшилось во время НЭПа. НЭПом рулила партия, а на партию оказывал влияние НЭП. В партии начали появляться группы отстаивающие интересы нарождающейся буржуазии (кулаков, нэпманов, совбуров). Постепенно вливались в ряды ВКПБ представители других партий, официально запрещенных. Появились первые советские чиновники, тянущие все под себя.


Вторая волна революции - разоблачение советских буржуа в 1929 - 1938 гг., разоблачение правых и левых уклонистов. Партия оказалась фракционна, в селе коммунистическая работа практически не велась, центральный аппарат оказался обюрокрачен.


Партия пыталась сопротивляться, вовлечь в себя как можно больший круг трудящихся, но шел и обратный процесс, контрреволюционеры лезли в партию, чтоб иметь возможность бороться на равных с коммунистами. Классовая борьба приобрела другие формы и велась уже и внутри партии.


После убийства Кирова оказалось, что убийца связан с высшим руководством партии. Поняв это в ходе следствия, Сталин с сотоварищами приняли решение о начале "большого террора", а на самом деле, борьбы с контрреволюцией!


В преддверии войны произошло сворачивание советской демократии и переход к управлению партией и страной ограниченным кругом лиц - для укрепления вертикали власти во время войны.


Великая Отечественная война нанесла огромный ущерб не только экономике, но и кадрам, ведь коммунисты гибли на фронте в первых рядах (около 3 млн. коммунистов). Черный рынок, существовавший во время войны, породил торгашей, спекулянтов, барыг. Война нанесла удар по интернациональному сознанию трудящихся. Как так, немецкие рабочие убивают советских рабочих? Начал зарождаться нацпатриотизм, что тоже было отходом от марксизма-ленинизма.


Послевоенная экономическая дискуссия выявила в партии огромное количество экономистов-рыночников, которые не понимали основ социалистической экономики и которых за это критиковал Сталин в своей последней работе "Экономические проблемы социализма в СССР". Эти экономисты-рыночники и победили в итоге после смерти Сталина, заняв ответственные должности в руководстве страны и партии .


Вопрос о полной контрреволюции встал в полный рост.


Двуреченский


Олег Двуреченский начал с того, что заявил - революция в России была не нужна, страна была не готова к ней. Потом, правда объяснив, что нужна, но страна была не готова к этому.


Отсталая крестьянская страна, где большинство населения неграмотно не может решить задач социалистической революции. Первые советы рождались чекистами, которые заставляли крестьян решать государственные вопросы. Но крестьяне были компетентны только в своих, хозяйственных вопросах, народ не был готов решать вопросы государства.


Ошибки в строительстве СССР - вторичны, а корни же развала СССР кроются еще в 19 веке и раньше. Развалился СССР на вполне объективных условия базиса. Не могли не сказаться заложенные исторические ошибки. Советский Союз был первым государством такого рода, исторические условия для его правильного построения и выживания не сложились.


Так же большевики не смогли решить проблемы народовластия. Советы не были готовы отвечать на государственные вопросы на должном уровне. СССР не хватило сил, времени, исторических условий для построения настоящей народной власти, в связи с чем и победили карьеристы-рыночники.


Но при этом опыт СССР оказался настолько эффективным, что решил многие проблемы капитализма, которые не смог решить сам капитализм.


Главная же ошибка Сталина, по мнению Двуреченского - отказ от выборов в советы по производственному принципу.


Но в современной России условия для революции готовы.


Итоги


Казалось бы, в целом, все выступающие имели в виду примерно одно и тоже - уход от диктатуры пролетариата, отказ от советской системы управления привели к перерождению партии, затем к изменениям в экономики, а потом и краху самого СССР, но в своих выступлениях ораторы делали упор на разные моменты.


Кравецкий, видимо, в силу профессии сделал упор на компьютаризацию, на введение в управление страной как можно большего количества граждан, чтобы те жали кнопки "за", "против" по каждому вопросу и учились на своих ошибках.


Но разве это не утопия, дать некомпетентному большинству решать судьбу страны? Даже, Ленин в свое время, говоря о кухаркиных детях, настаивал на их специальной подготовке для управления страной. Кравецкий же про обучение трудящихся государственному управлению умолчал.


Была ли возможность у трудящихся успевать заниматься работой и одновременно с этим принимать решения государственной важности? С учетом исторических условий такое невозможно даже сейчас. Чтобы добиться подобного уровня вовлеченности населения в проведение всеобщих голосований требуется огромные вложения в компьютерную сферу, что тогда государство, в котором не в каждом селе был даже телеграф, позволить себе не могло.


Что касается Вассермана, несмотря на то, что назвать этого человека сложно назвать придерживающимся коммунистических взглядов, хоть и последние несколько лет Вассерман выражается «просталински» - его ответ показался наиболее аргументированным. Вассерман выбрал для анализа, сравнительно с остальными выступающими, узкую область и точно показал механизм распада, намекнув при этом на наработки Юрия Жукова (очень своеобразного «историка» и сомнительного "коммуниста"). Вассерман подошел к анализу причин распада прагматично, не распыляя внимание на более мелкие ошибки.


В противоположность Вассерману - Батов зацепил в своем выступлении всю историю СССР. Напирая на диалектичность, на идеологически подготовленных зрителей вылился достаточно общий доклад, в котором ключевая ошибка СССР свелась к победе контрреволюции над революцией. Но Батов победу контрреволюции, вслед за КПРФ, СВ и подобными, отнес к 1991 году, что свело полезный эффект доклада на нет.


Правление Хрущева и это документально установлено, но официально не признано, ибо опасно для буржуазии, есть начало отсчета становления капитализма в СССР. При Хрущеве диктатура пролетариата ("упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества" (Ленин)) сменилась диктатурой буржуазии, обуржуазившейся верхушки КПСС.


Понятное дело, что ключевая ошибка СССР именно в потере пролетариатом своей диктатуры и к этому ведет масса причин, но говорить о послехрущевском социализме, несмотря на все последующие достижения и успехи, значит не понимать этой ключевой ошибки.


Олег Двуреченский красной нитью протянул через весь доклад некое «народовластие», которое не смогли построить большевики. Но по-моему мнению объяснить что это такое, возможно в силу недостатка времени, возможно в силу каких-то других причин (см. видео) нормально не смог. Возможно общение в другой обстановке прояснить ряд вопросов и недопонимания позиции с нашей стороны.


Разочаровал нас и Коломенский Куст в лице его организаторов. Все свелось к известному изречению Фридриха Вильгельма Первого: "Война войной, а обед по расписанию". В сезон отпусков вести политическую дискуссию, конечно же, сразу становится невозможным.

А то вдруг революция, а я не отдохнувший.



С коммунистическим приветом

Романов Александр

ИСТОЧНИК

Показать полностью
  •  
  • 40
  •  

Псс пацан ... хочешь немного революции?

Псс пацан ... хочешь немного революции?
  •  
  • -24
  •  

Человек против системы

в

“Если хочешь пойти против устоявшейся системы, то для начала выйди из неё”. Руководствуясь этим правилом, многие революционеры могли бы значительно облегчить свою жизнь.

Например, если бы Брут поступил, как Сноуден, то о нём и память была бы хорошая (например, Данте не писал бы в своей комедии, что дьявол две тысячи лет прокалывал трезубцем Брута за предательство и этот человек не вошёл бы в историю, как предатель). Но, поступив таки образом, римский сенатор мог бы навредить своей стране. Возможно, он осознавал всё это, а если так, то он не антигерой, коим его любят считать, а наоборот.

Высказывайте свои мысли в комментариях, дорогие друзья. Надеюсь, вам будет интересна эта тема.

  •  
  • -8
  •  

Революции и гражданская война в фотографиях.

в

Командный состав частей Белой армии с представителями иностранных войск 2 сентября 1918

Революции и гражданская война в фотографиях. история России, революция, Гражданская война, история, длиннопост

Нарком по военным и морским делам РСФСР Лев Троцкии приветствует солдат под Петроградом.

Показать полностью 11
  •  
  • 197
  •  

Нам не нужен новый 1917

Оппозиционеры которые сейчас грезят о том как бы поскорее и во что бы то ни стало отлучить Путина от власти или не понимают или не хотят понимать тех разрушительных последствий, которые последуют за их революцией.


Зато они как и все остальные понимают, что без революции, власть ни за что не перейдет к ним в руки.

Но это для них не проблема и они готовы пойти на жертвы, лишь бы не власть “жуликов и воров”.


Но они как и либеральная оппозиция сто лет назад не просчитывают свои действия хотя бы на шаг вперед. Они верят что станет только лучше, но на самом деле никто не знает, что произойдет “после” тем более со страной с “ядерной кнопкой”.

А лучше не станет в любом случае и это показали уже две революции за последние сто лет - стало только хуже и это очевидно.


Очевидно что новую революцию Россия может не пережить, меж тем как даже при текущем положении дел буквально за лет 15-20 значительный рост возможен. Конечно желательно при этом убрать “либеральный элемент” из финансовых властей и перестать уже закачивать деньги в “ценные бумаги” США, а наоборот вкладывать в собственную экономику.


Я не осуждаю тех кто хочет перемен и хочет резонно, но я просто уверен, что перемены должны происходить постепенно. У нас никогда не будет “так как там” если мы будем постоянно устраивать революции.


Наверное последнее предложение прозвучит излишне идеалистически, но нам, каждому из нас лучше бороться за новый мир на своём месте и стараться работать над собой и так постепенно мир вокруг нас тоже начнёт меняться.

  •  
  • -23
  •  

Гулял по улице и увидел что эти господа явно что-то замышляют...

Гулял по улице и увидел что эти господа явно что-то замышляют...
  •  
  • -8
  •  

Своя "Игра престолов"....

Своя "Игра престолов"....
  •  
  • 6
  •