Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

длиннотекст

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

1990-е годы. Своя ремонтная мастерская 1

Все началось в 91 году.

Я устроился на работу в некое учебное заведение грузчиком на склад.


Работа была в целом не пыльная, и было много свободного времени.


Я начал думать, как же мне искать клиентов. Кто-то подсказал, дай объявление в газету.


Долго не думал над текстовом,*Ремонт японских мопедов* но загвоздка встала с адресом.


В те годы стационарный телефон в квартире, дикая редкость. В моей многоэтажки на 200 квартир, было всего 2 телефона, и как вы поняли не у меня.


На свой адрес я не рискнул давать объявление. Гаража или конкретного места, где ремонтировать у меня не было. И возникла некая пауза, пока мне не подсказали, напиши до востребования. ( до востребования, это когда посылают письмо в конверте реальное, с некими цифрами, которые указал получатель, в моем случае был какой то документ личности, точнее серия и номер, вроде так уже сам точно не помню.)


Я опубликовал объявление несколько раз и стал захаживать на главпочтамт.


И мне прислали 2 письма. Это были мои первые 2 клиента. Один написал мне целое письмо как покупал, как ездил, как радовался жизни, и как у него умер его любимый мопед. Реально не выдумываю, несколько листов написано ручкой, сам в шоке был от этого письма.


Второе письмо было лаконично, нуждаюсь в ремонте адрес такой то.


Врать не буду, но тот, который написал длинное письмо, не могу даже вспомнить, что там у него было, но письмо запомнил. Второй мопед к моему приходу, был уже продан и в моих услугах не нуждались. Я поздно дал объявление уже была практически осень, и больше ни кто не писал.



На самом деле тогда эти два письма мне дали толчок для дальнейшей деятельности.


Зимой я активно искал телефон, точнее не сам телефон, а диспетчера. Хоть я и был юн но был смышлен и рассуждал просто, если мне написали письма, то значить будут звонить.


Через знакомых нашел диспетчера. Это была семья муж и жена, и они согласились принимать заявки, за конкретную плату в месяц, я тогда еще сам не понимал как вести расчеты)))


Настала весна, я стал публиковать объявления в несколько местных газет.


И пошли заявки. Их было примерно 1 в неделю. Может 1 в две недели, но они были!!!


И я как телемастер, только мото мастер, с сумочкой с простым советским инструментом, стал ходить по заявкам трудящихся.


Мои амбиции разлетелись как граненый стакан на мелкие кусачки, я столкнулся с реальностью.


Можно сказать почти реально Все эти мопеды были с другой планеты.


Они абсолютно отличались от того что было в СССР, нет не так только гайки и болты некоторые подходили, и все. Запчастей не было совсем. И казалось бесконечный ряд моделей разных производителей.


В этот сезон, было примерно 20 мопедов и 1 мотоцикл, и не одни не повторялся.


А мало того, что не повторялись, но и конструктивно были разные. Ни документации, ни технических описаний по эксплуатации, ровным счетом ни чего.


Но и это еще не все, не понятно было, сколько брать денег, и в целом как иметь дело с клиентом.


Но был очень, положительный момент. Так же быстро выяснилось, что не боги горшки обжигают. Все работало по тем же абсолютно, физическим принципам, что и наше советское. Отличалось только конструктивно и качеством изготовления. И это лично мне прибавляла уверенности.!!!


Часть мопедов я не смог запустить, так как не возможно было найти запасные части. Причем я себе создал правила, если не запустил, денег не беру,


Но другую часть я все же с горем пополам запустил.


На первом этапе деньги для меня были как дополнительный бонус. Мне было жутко интересно разбираться в этих маленьких космолетах по тому времени, но и брал деньги, если запущу. Естественно речи и не могло быть о полноценных ремонтах, но голь на выдумку хитра. Одним словом рукоделье, да и только.


Первой заявкой я отбил месяц или два оплаты диспетчера. Затем я взял денег на сумму инструмента, который более, менее подходил, для ремонта мопедов. Еще диспетчера, ну и на какую то фигню для себя, то ли обувь то ли свитер.


Я не относился легкомысленно к деньгам, так как в то время их было катастрофически мало. Точнее ни хуя не было, именно так и было на тот момент.


Так и закончился этот сезон. Но появился хоть кокой, но опыт и желание продолжать в следующем сезоне.

Показать полностью
  •  
  • 9
  •  

Папа и сынок побухали

Начну "скороговоркой" как воспитанный на Пикабу человек:- первый пост, не плюсов ради, познания для, комент минусов внутри, "чукча" -только историю донести!

Итак! Произошло сейчас. Смеркалось в нашем пабе. Суббота вышла не ахти на прибыль, но "Аморальные" персонажи нас посетили.

Чуть отхождение сделаю, дабы впустить вас в атмосферу доверия к моим словам.

Работаю в барах лет 12. Начинала барменом, теперь в управлении. Много вижу смешного и не очень. На смене сегодня нас четверо: 2 бармена, я и охранник Юрец. Расчет у нас "европейский" : на кассе заказал, налили пива, забрал и пошел в даль.

Пришли трое: двое мужчин лет 45 из которых один, назовем его Вован, где- то набрался уж крепкого, и его свита на порядок трезвее: папа и сын лет 25. Нормальная мужская пьянка, душевные разговоры. Выпили они по пивку, а может и по два, но кто считает, когда Вован башляет?! Решили расходиться т.к. Вован уже в тумане по приборам, касательным векторами от стола к стойке, на вытянуто-подкошенных подплыл за стаканом.

Стоят втроем у кассы, Вован да папаня с сынком. Вован в карман рассчитаться, а часть денег на пол сыпется. Но тут наш охранник Юрец подоспел обратить внимание Вована на упавшие деньги. Вова поблагодарил сказав: во бла.. норм патсаны честные, поднял деньги и кинул на бар чаем и дальше стакан ко рту запрокинув голову. Пока он вливал подоспел сынок друга, собрал бабки со стойки и в карман. Мы с Юрцом глядя на это с двух метров открыв рот сказали хором Ё.. ны в рот. Сынок видел наши рты и слышал слова вылетающие из них, но тактично отвернулся сделавшись вдруг неосознанным. Мы переглянулись с Юрой, обсудили и забыли.

Тут Вован видимо ещё раз осознал честность персонала, а может "простое пьяное" сыграло, засунул руку себе в карман и кинул на стойку скомканные деньги с возгласом : "Ребятам! Нормальные!". И что вы думаете сделал сынуля его друга?! Угу, правильно! Как только Вован отвернулся, тот собрал деньги двумя руками и засунул себе в карман. Видел ли это его отец спросите вы?! Отвечаем: ДА, но к этому времени папаша тоже был не аллё но с дозвоном, однако сынка не одернул, денег другу не вернул. Далее они втроем удалились на выход в такси. К чему это! Будте аккуратней, клафилин уже не в теме, а вот мужкое доверие под угрозой.

  •  
  • 6
  •  

Что же вы с***ки делаете!!??

Начну с того что, многие из нас так или иначе заводят себе какую- нибудь домашнюю животинку: хомячка, свинку, котейку, пёсика или большого пёсика...


Безусловно, людям (в особенности детям) нравится ухаживать за "воспитанником", наблюдать за его поведением, повадками, баловать вкусностями и ништяками, при этом получать только эмоциональное вознаграждение от того, что они просто есть и даже порой в трудную минуту - они способны заставить человека улыбнуться.


Но чего я никак понять не могу, так это какая у какого морального урода должна быть мотивация, чтобы зверски избить животное в своем же подъезде...


Далее со слов моей матушки:

По дороге на работу сегодня утром, встречает знакомую молодую девушку Л., живущую через подъезд  и она рассказывая о произошедшем на кануне в их подъезде разревелась на взрыд...


- "Возвращаюсь домой, в подъезде на первом этаже, дико то орёт, то стонет кошка. При визуальном осмотре становится понятно, что чья то домашняя (имеется ошейник, красивая и ухоженная  шерсть,), лежит, шевелиться не хочет. Побежала домой, принесла молока и немного прокрученного мяса. Молоко попила, от мяса отказалась. Тихий стон порой превращается в кошачий крик. Я к мужу, мол давай в ветеринарку на машине(у них машина своя).

Привезли. Осмотр. Температура у кошки уже 35 градусов, нос побелел. "Уходит она"-, говорит ветврач, еще 1-2 градуса и все.... Попробовали, поставили на ноги стоит, позвоночник не перебит, попала бы под машину встать бы не смогла. Похоже обширное внутреннее кровоизлияние от стороннего воздействия.

Приняли с мужем решение не мучить красавицу, оплатили операцию безболезненного усыпления....Ревела страшно, т.к сама только что кошечку завела...."


Собственно говоря: один ДЕБИЛ отбуцкал до смерти заблудившуюся кошку (ибо она мешает и не своя) , зашла к ним в подъезд, поднялась на 3-4 этаж. Ему видать это не понравилось.

Почему бы просто не спустить ее на 1-й этаж и не выпустить на улицу, ее же наверно уже ищут...Как я с сестрой искал, когда то....

(Кстати, кому интересно я в этом же дворе потерял свою кошку...в 2002 году, могу запилить отдельный детективный пост...)


- Помимо того, у этого УБЛЮДКА была собака, что он с ней сделал, я даже здесь описать не могу, не хочу и не буду....мне матушка даже подробности рассказывать не стала, но даже то, что мне удалось из нее вытянуть, не ложится на эти строки по этическим соображениям...


В нашем дворе пятиэтажек, против котеек никто против ничего не имеет, матушка моя как то просто их начала подкармливать, потом подтянулись соседи, соседи соседей.

Котята не нарушают дисбаланс двора, они доверчивы, красивы, их бывает и разбирают.

В июне был там в отпуске, по утру по дороге по делам, выходят жители и кормят котят и их матерей.

Кто то может скажет, разводят, бля антисанитарию...

Нет, я скажу разводят простое и человеческое отношение к  беззащитным животным, понимают что они не в чем не виноваты. За домом школа, приходя во двор школота, они уже с ними, мелкими котятами играют.... Они, стараются быть добрее и это правильно...


P/S  Когда у моей кошки(которую мы искали см. выше) родился кот (сынуля) белоснежный, а матушка котят отдавала даром, хотя ей говорили кошка у тебя породистая, вези на экспертизу и выставку.... На кота появился соискатель. Пришли, осмотрели, забавный...Нам для, ребенка....Забрали.

Проходит меньше месяца. Звонок. Он не поддающийся воспитанию, он ссыт где хочет, мы его вам сейчас принесем обратно, сами разбирайтесь, нашей дочке такой не нужен...


Принесли. Вернули запуганного, как из концлагеря...

Да хуй с вами дебилы... Всего вам доброго, я сама воспитаю, говорит матушка...

Как выяснилось в ходе вербального и визуального наблюдения его видать били за то что он не ходил в горшок.

В итоге выросло оно в 6 кг.:

Что же вы с***ки делаете!!?? домашние животные, Милосердие доброта, они всегда рядом, длиннотекст, длиннопост

сейчас ему 10 лет...От страха высоты избавился за 2 года...

Мамка умерла 9 мая прошлого года по болезни в возрасте 15 лет... теперь играет с другим полосатым найденышем и всем весело....


Терпеть не могу когда плачут матери по потере любимого животного, теперь у нее такой найденыш и тоже мой подарок: веселит альбиноса и выигрывая щурится от удовольствия...

...А матушке весело, ей одной скучать не дают....

Что же вы с***ки делаете!!?? домашние животные, Милосердие доброта, они всегда рядом, длиннотекст, длиннопост

(с) Мы в ответе за тех, кого приручили (букв. «Ты навсегда в ответе за всех, кого приручил» (фр. «Тu deviens responsable pour toujours de се que tu as apprivoise») — Антуан де Сент-Экзюпери (1900 — 1944) «Маленький принц»,

Что же вы с***ки делаете!!?? домашние животные, Милосердие доброта, они всегда рядом, длиннотекст, длиннопост

Все фото мои кроме крайнего...


Люди, что же вы порой творите...


Я бы мог детально сообщить об этом с точностью до подъезда, но прекрасно понимаю, что это бессмысленно, ибо в данном случае ст. 245  УК РФ о "жестоком обращении с животными.." практически не имеет судебной перспективы...


Люди, не будьте равнодушными...


Чисто от меня: как то вытащил котенка из петли красной капроновой нити у лавочки, благо пережег ее зажигалкой, но наблюдателей визуально не нашел....Кипел я тогда как смола...


Что же вы ополоумные двуногие твари делаете...???

Можете закидывать шпалами....Занавес!!!

Показать полностью 3
  •  
  • 28
  •  

Цыганы

в

Лето , мне девять-десять лет, оставлен у деда с бабушкой.
Решили с пацанами погонять на великах... А мой был поломан. Уговорил деда дать его велосипед , конечно деду это далось не легко... У него был хороший, новенький велосипед и очень здоровый для меня. Но после уроков деда, по принципу посадил и пнул (обычно в сторону реки), я остался жив , а значит мог ездить весьма не плохо. На улице где жил я , жили как и хорошие люди , так и цыгане...
Ездили с ребятами по улицам , и каким-то боком попали под внимания цыган... Мы не обратили внимания и просто решили сесть отдохнуть у нашего шалаша, не далеко от этих в основном черных ребят. Мы развели костер , сложили все велосипеды у шалаша , и пока мы говорили , играли и просто сидели, стало темно...
Смотрим, кто-то идёт, это был цыганенок лет восьми.
Давольно нахально присел к нам у костра, и начался разговор.

-Здрасти
-Привет
-Дайте...
-Что ?
-...Велик, дайте.
-Что, зачем ?
-...
-Так зачем тебе велик?

И тут произошло то чего не кто не ожидал.

Он как озверевший прыгает через костёр мне на ногу , срывает с ноги тапок , на мои попытки вернуть собственность , кусает меня за руку и убегает в закат(домой через дорогу).

Мы черт возьми первые 20 секунд сидим перевариваем этот эпизод , другие 40 попытка догнать его...
В итоге стоим троем на против их дома пытаемся достучаться но тщетно.

Идём к костру , и кое что понимаем , но не понимаем что...

Вдруг резкое осознование приходит в голову как удар кувалдой!

-Где велеки ?

Бежим к тому месту где мы их сложили, и потихоньку с пониманием куда они делись начинает тяжелеть дыхание и проступают слезы ... Мысли в голове одна хуже другой , но самая печальная это:

-Велик деда...

Продолжение следует.
(Но это не точно)

P.s если чьи-то чувства были задеты , мне пофиг.

Показать полностью
  •  
  • -17
  •  

Логово кракена: Экстренная эвакуация. Часть 2-я.

в

Предыдущая часть: https://pikabu.ru/story/logovo_krakena_fragment_chast_1ya_ye...


Тщательно продумав план действий, Андрей торопливо прихватил с собой всё необходимое и через несколько минут уже оказался перед входом в помещение госпиталя. Портативная рация, что лежала в правом кармане, была предусмотрительно включена и настроена на рабочую частоту патрульных периметра.


— Капрал координатору! — произнёс Андрей, нажав тангенту. — Срочно в госпиталь! Возможность действий криминального характера в госпитале!


Прошло не меньше минуты, пока Андрей дождался ответа.


— Ты что там, на солнце перегрелся?


Андрей повторил своё сообщение. С минуту в эфире царила тишина, потом Капрал пообещал придти, вернуть Андрея в чувство всеми доступными способами и отключился. Прибежал он гораздо раньше обещанного, но приводить координатора в чувство ему не пришлось — Андрей счёл нецелесобразным обсуждать что-либо вне помещения госпиталя.


Вместе с Капралом они спустились по ступенькам. Летерье по-прежнему неподвижно лежал на койке, на экранах системы жизнеобеспечения весело плясали цифры и синусоиды — жизненные показатели пациента были в норме.


— Что за шпионские игры? — нахмурившись, спросил Капрал. — В бойскаутов не наигрался?


Андрей, в меру коротко, изложил Капралу свои соображения: по его мнению, с высокой вероятностью ни в ближайшее время, ни в отдалённом будущем могло не произойти ничего существенного, но могло быть и так, что раненого постараются как можно скорее отправить в мир иной, и если опасения имели под собой хоть какие-то самые мизерные основания — следовало принять меры.


— Сорды сюда не полезут, — возразил Капрал.


— Сорды — нет. Сюда полезет один из обитателей станции.


— Ты вконец рехнулся? — не на шутку рассвирепел руководитель охраны. — Мне следует поверить, что кто-то из персонала, по твоим словам...


— Это легко проверить. Прямо сейчас. А заодно и поставить меня на место. Доказать раз и навсегда всем, включая меня, что я щенок и заигравшийся в бойскаутов зелёный юнец. Или же как вариант — вычислить крысу в рядах персонала.


Поставить на место заигравшегося юнца, судя по выражению лица Капрала, было для него заманчивой перспективой. Особенно раз и навсегда.


— Хорошо, — нехотя согласился Капрал по некотором размышлении, — обеспечим круглосуточную охрану, людей у меня для этого хватит. После этого маловероятно...


— Этого недостаточно, — прервал его Андрей. — Охрана — это полумеры. Согласен, Сордов можно исключить, они сюда не полезут — они пока ещё в своём уме. Но если я прав — кто-то попросил Сордов отправить нашего пациента на тот свет, и возможно, попробует самостоятельно завершить то, что у них не получилось. Если охрана помешает ему сделать это сейчас, то он просто отложит это на потом, а у нас под боком будет тикать бомба замедленного действия. Мы ведь не знаем, какие он цели преследует и кого сочтёт помехой на своём пути. Может быть, тебя, Капрал?


— Здоровья не хватит, — буркнул Капрал, обдумывая слова Андрея. — Что мне понравилась — так это твоя идея полезть в рабочий эфир с коротковолновки со своими фантазиями. Только ты забыл расклеить объявления на всех корпусах. Чтобы ни одна живая душа не догадалась, что у тебя на уме.


— Давай так: если я ошибаюсь, ты ничем не рискуешь. Постоит кто-то из твоих пару часов возле койки, поскучает немного — и пойдёт к себе отсыпаться. Не будем терять времени понапрасну. Для начала, мне нужно кое-что уточнить...


Выслушав Капрала, Андрей невольно вынужден был признать, что интуиция всё-таки существует: расклад обстоятельств максимально благоприятствовал предполагаемому оборотню. Он изложил Капралу план действий. На подготовку мизансцены пришлось затратить изрядное количество времени. Наконец, одышливо отдуваясь, оглядывая помещение госпиталя, Капрал спросил:


— Что дальше?


— Когда смена патрульных?


Капрал взглянул на наручные часы.


— Через три минуты.


— Отлично, ждём. Как только сменятся — предупреди, чтобы на некоторое время оглохли, ослепли и держали язык на привязи. Скоро придёт. Лишь бы мои догадки подтвердились...


Андрей щёлкнул выключателем, и помещение госпиталя погрузилось в кромешную темноту. Из прохода на улицу тянуло ночным сквозняком. Секунды тянулись бесконечно. Еле слышно попискивала медицинская аппаратура. Ночную полуподвальную тишину внезапно нарушили резкое короткое шипение и хриплый голос из портативки: «Приготовьтесь, идёт к вам». На входной лестнице послышались шаги.


Дождавшись, пока шаги приблизятся, Андрей щёлкнул выключателем, и помещение залил свет.


— Добрый вечер, Савицкий. Капрал, карманы!


Савицкий подслеповато моргал, осматриваясь вокруг. Капрал с торжествующим видом извлёк у него из правого кармана халата небольшой медицинский шприц, к которому была прикреплена несколькими витками скотча ампула с прозрачной жидкостью.


— В чём дело? — возмущённо спросил Савицкий. — Что вы тут делаете? Кто вам разрешил сюда заходить? Почему без халатов?


— Тот же вопрос, Савицкий! — повысил голос Андрей. — Что вы тут делаете?


— То есть как что делаю? — изумлённо переспросил Савицкий. — Я пришёл проверить состояние Ле... своего пациента. Проверить показатели жизнедеятельности. Выполнить медицинские процедуры в случае необходимости.


— Медицинские процедуры вы чем собирались проводить? — перебил его Капрал и показал нежданному визитёру шприц с прикрепленной к нему ампулой. — Вот этим препаратом, что был у вас в кармане? Мне одному кажется, Савицкий, что после применения такого препарата все жизненные показатели пациента свелись бы к абсолютному нулю?


— Я не знаю... ничего подобного я не мог бы...


— Идёмте, Савицкий, — прервал его Андрей и положил ему руку на плечо. На второе плечо учёного твёрдо легла рука Капрала.


У выхода их уже ждали двое патрульных периметра.


— Всё в порядке, — бросил им Капрал, демонстрируя находку из кармана Савицкого. — Завтра подыщем нашему пациенту нового врача, взамен этого любителя лечения посредством эвтаназии. Надеюсь, одну ночь как-нибудь протянет без медицинского осмотра. Продолжайте патрулирование в штатном режиме.


***


В качестве комнаты для беседы с Савицким Капралом была выбрана столовая — как нельзя более подходящее помещение: без стёкол в оконных проёмах, с видом на западную стену — туда же, куда вёл выход из госпиталя.


— И всё-таки объясните мне, что происходит? — в который раз спросил Савицкий, переводя взгляд с Андрея на Капрала и обратно. — Что за балаган вы тут устроили?


Шприц в кармане халата Савицкого мог означать только одно: план Андрея сработал. Попробуем немного форсировать события, решил Андрей. Он набрал в лёгкие побольше воздуха.


— Хватит лгать, Савицкий! — что есть силы заорал он, вскакивая из-за стола. — Вы знали Летерье и собирались убрать при помощи смертельной инъекции!


Казалось, Андрей почти потерял самоконтроль над собой — сейчас его не смущал ни спящий в соседнем корпусе научный состав, ни патрульные, шаги которых время от времени раздавались в темноте за окном. Капрал с безучастным выражением лица сидел поодаль. Савицкий растерянно, ошеломлённо смотрел на Андрея.


— Да что вы тут устраиваете? Вы что, с ума сошли?! У вас всё нормально с рассудком?!


— Шприц и ампула в кармане вашего халата! — всё так же оглушительно гремел голос Андрея. — И вы ещё имеете наглость всё отрицать?!


Совершенно неожиданно, присев обратно за стол напротив Савицкого, Андрей без малейшего видимого перехода негромко добавил:


— Извините, Иннокентий Аскольдович. Приступы гнева. Страшная штука. Практически не поддаются лечению. Но к счастью, через некоторое время проходят. Чаще всего довольно быстро. Этот, по моим расчётам — пройдёт минуты через три. В ожидании этого счастливого события предлагаю спокойно попить кофейку и на время забыть о возможных разногласиях.


Сказано это было спокойно, почти дружелюбно. Капрал как ни в чём не бывало поднялся и принялся размешивать сахар в чашках. В глазах Савицкого мелькнули какие-то неведомые Андрею соображения, он по-прежнему продолжал сидеть, переводя взгляд с Андрея на Капрала. Вне всякого сомнения, и тот и другой меньше всего ожидали от Савицкого столь весомого подтверждения, что учёный не зря занимает место руководителя научного коллектива. Вздрогнули и едва заметно приподнялись углы губ учёного. В следующую секунду Савицкий вскочил из-за стола, с грохотом опрокинув стул, и так же оглушительно, как незадолго до него Андрей, заорал срывающимся баритоном:


— Да, да, да! Я собирался убить его! Да, я боялся и ненавидел Летерье! И да, он не мог, не должен был пережить сегодняшнюю ночь, если бы не ваше вмешательство! Он мог рассказать слишком многое!


Вероятно, лишь присущее по роду профессии самообладание позволило Савицкому сдержать смех при виде изумлённых лиц Капрала и Андрея. Он поднял стул, поставил его обратно на место стул и уселся за стол с довольным выражением лица.


— Превосходно, Иннокентий Аскольдович! — очень тихо, но полным искреннего восхищёния тоном произнёс Андрей. — Восхитительно! Право же, вы зарыли свой дар Мельпомены в землю, вам могли бы сейчас рукоплескать толпы благодарных зрителей.


И в подтверждение своих слов он несколько раз беззвучно хлопнул в ладони.


— Но сейчас, — продолжил он, — нас с вами интересует всего...


Рация на столе рядом с Капралом вновь ожила. «Капралу, порядок, гость прибыл, ведём к вам».


Не прошло и минуты, как патрульный периметра втолкнул в столовую интенданта научной станции Фецио Маннаро. Под глазом у того красовался приличных размеров кровоподтёк — по всей видимости, подсадной патрульный не стал особо стесняться при задержании.


— Пытался отключить мне приборы, — коротко сообщил патрульный. — Сбежать не вышло, начал махать руками. Пришлось немного остудить.


— Отлично, Пауль! — одобрил Капрал. — Свободен, иди отдыхай, тебя подменят. С меня причитается, твой бывший сослуживец — добыча пожирней рождественского гуся.


И повернувшись к интенданту, Капрал удовлетворённо заключил:


— Вот теперь, похоже, действительно порядок.


***


Андрей неторопливо расхаживал по столовой взад и вперёд, заложив руки за спину.


— Ты даже представишь себе не можешь, Фецио, как глупо было с твоей стороны подбрасывать Савицкому шприц в карман халата. Знаешь, Фецио, словами «самая идиотская идея» — этого не передать. Картина акварелью: Савицкий, по совместительству клинический хирург, с огромным опытом в области практической медицины, вместо того чтобы последовать твоему же примеру — то есть отключить всего на пару минут систему жизнеобеспечения Летерье, затем включить её снова и впоследствии заявить, что у больного наступило внезапное ухудшение состояния с летальным исходом, — зачем-то выносит из лаборатории шприц и ампулу со смертельной дозой препарата, несёт всё это к себе, прикрепляет ампулу к шприцу скотчем и потом отправляется обратно в лабораторию. Нет-нет, конечно, я понимаю, что косвенно обвинить Савицкого в скверных намерениях без весомой улики было бы затруднительно, и всё же мне интересно: кого ты всерьёз надеялся заставить поверить в подобную ахинею?


Маннаро угрюмо молчал, глядя в пол.


— Позвольте, коллега, — вмешался Савицкий, — Пауль сказал, что Маннаро пытался отключить ему приборы. Он что, Летерье отключал?


— Патрульный по моему распоряжению просто лёг на кушетку вместо Летерье, — пояснил Капрал. — Рядом с ним мы поставили и запустили такую же систему, их там три штуки готовые стоят. Включили в режиме имитации, без фактического подключения, и Маннаро успешно купился на этот нехитрый трюк, в значениях параметров он всё равно не разбирается. В темноте он, естественно, принял Пауля за пациента и кинулся отключать систему. А самого Летерье мы на всякий случай откатили в дальний угол госпиталя.


— Ну зачем вы на меня орали, — с улыбкой повернулся Савицкий к Андрею, — мне уже нет необходимости спрашивать.


— Ни малейшей, — подтвердил Андрей, — тем более вы очень быстро уловили суть моего плана, на лету подхватили партию и тем самым дали понять патрулирующему периметр Маннаро, что подстава удалась и теперь никто не помешает ему воплотить на практике гибель пациента вследствие отсутствия присмотра. Каким образом ему удалось отлучиться, он расскажет нам сам, хотя я предполагаю, что он мог сказать напарнику что-то вроде «Надо бы спуститься в госпиталь, посмотреть, как там пострадавший, а то из-за мерзавца Савицкого тот теперь без присмотра, мало ли что». Собственно, весь расчёт был на психологический эффект: Летерье со дня на день мог прийти в сознание и заговорить, в случае его физического устранения вы как опытный врач могли обнаружить криминальный характер смерти, и в итоге перед Маннаро стояло сразу три задачи: устранить Летерье, подставить вместо себя невиновного и помешать вам установить истинные причины смерти пациента. Да к тому же он не знал, как много успел рассказать вам Летерье при первой встрече. Нам с Капралом оставалось лишь смоделировать видимость благоприятной для Маннаро ситуации, остальное — дело техники. Первым сигналом для Маннаро стало моё сообщение по коротковолновке об опасениях за жизнь Летерье — как и весь военный персонал станции, тот обязан держать свою портативку включенной постоянно, моё сообщение он, конечно же, услышал и решил действовать. Я правильно излагаю, господин интендант?


Маннаро снова не ответил.


— Впечатляюще! — оценил Капрал. — Готов сию же секунду принять вас в свои ряды на полное обеспечение и довольствие, о Координатор, именуемый Андреем! Но вот что вызывает во мне неподдельную горечь...


Капрал указал на кровоподтёк под глазом Маннаро.


— ...так это крайне прискорбное для меня отсутствие второго такого же — симметричного первому.


И прежде чем Андрей успел остановить Капрала, тот одним мощным ударом исправил упомянутое упущение.


Маннаро давно уже увели в госпиталь, чашки на столе уже дважды опустели и снова наполнились ароматным турецким напитком, а Савицкий всё ещё сидел с ошеломлённым видом и пытался переварить ночные события. Однако один вопрос, судя по всему, особенно не давал ему покоя.


— Что же такого наговорил мне Летерье, чтобы Сорды объявили на него охоту, а Маннаро ломился на виду у своих коллег в госпиталь к его системе жизнеобеспечения?


— А вот это, — ответил Андрей, — уже тема для отдельного разговора. Когда Летерье придёт в себя, он наверняка сможет рассказать нам много интересного, но не менее занятные материалы нашлись на электронном носителе, который был вшит в его одежду и найден мной при осмотре. Судя по этим материалам, вокруг станции ведётся крупная и опасная игра, масштабы которой сложно представить даже вам. Маннаро — не игрок, он всего лишь мелкий прихвостень, и его разоблачение не устранило главную угрозу для нашей станции — оно всего лишь ненамного отсрочило её.

Показать полностью
  •  
  • 5
  •  

Во взрослую жизнь

В тот момент я подумал - вот она, взрослая жизнь наступила.


Родился и вырос в одном из многочисленных поселков МО. Население составляло около 600 человек. Из достопримечательностей была футбольная площадка(где я и проводил дни и ночи), клуб, где по выходным проходили дискотеки, а в будни работала "качалка" и дети приходили заниматься во всякие кружки. Наверное все)) Ах нет, была еще так сказать помойка в совхозном гараже, где стояла поломанная техника, в основном комбайны, где мы играли в комбайнеров балуясь папиросками.


Так вот, начало 00-ых, осень, мне недели две, как исполнилось пятнадцать. Был пятничный вечер, только вернулся с футбольного поля. Родители уже спали в спальне, а старший брат был на дискотеке. Включив телевизор, начал "листать" каналы. И о чудо, натыкаюсь на "Американский пирог"(неделей ранее брат взял у кого-то вторую часть), так что в ожидании хорошо посмеяться побрел на кухню и нашел жареные пельмешки.

Сижу, точу сий кулинарный шедевр с мазиком(как без него то), попискивая от смеха, как в одно мгновение залетает брат с вытянутым лицом и округленными от страха глазами. Выключая везде свет, подбегает к окну(5 этаж) со словами меня приехали от*издить.

Не понимая что происходит, я тоже подошел, и тут у меня пукан конкретно прикипел)) Около нашего подъезда стояло две машины, а около них человек 15 незнакомых мне людей(стоит ли говорить, что поселок маленький и все друг друга знают по походке).

В это же мгновение в голову прилетает план, как всех спасти!

"Дверь у нас деревяная, выломать ее не составит огромного труда, родители спят, телефона тоже нет. Если эти вломятся, то нас тут всех еще как отметелят."

Быстро накидываю одежду и вылетаю на лестничную площадку, закрываю дверь снаружи(изнутри можно было открыть только ключем, тобишь я всех запер).

На третьем этаже жил друг, у него был домашний телефон, думаю если пойдут наверх, то вызову милицию от него. Но пройдя до его этажа никакой активности не обнаружил и решил выйти из подъезда и пройти мимо них, как обычный прохожий(хрен угадал), заодно разузнав обстановку.

И вот только я выхожу, ко мне эта вся арава подлетает с дубинками и со словами кто такой мол.. Коленки трясутся, вижу парней, лет так под 20-25. А дальше была "веселуха".

Для полноты картины нужно будет дополнить ее лицами, которые так или иначе были причастны к сию действу.

Понял, что рассказчик из меня никакой, но если кому интересно, то в следующем посте допишу историю.


Сразу скажи, что в итоге закончилось все более менее, но та история до сих пор вспоминается, но теперь уже с долей юмора) Тогда было не до этого.


Всем спасибо, кто дочитал, пойду работать))

Показать полностью
  •  
  • -21
  •  

"Добрые люди"

Не хочу читать ваши добрые комментарии. Не буду. Не сейчас. Слишком много во мне желчи, горечи, обиды, злости...
Парень в реанимации. К моему сожалению мне по мед.показаниям отказали в возможности сдать кровь. Но нашлись те, кто смог и помог. Опасность для него ещё есть.
О причинах ДТП пока ещё не всё ясно. Склоняются к неисправности мотоцикла.
Виновата в том, что на эмоциях своё сожаление относящееся к работе высказала. Каждое ДТП с пострадавшими - это проверка всего парка. Вне зависимости от вины водителя. Правда, если по его вине - то жестче конечно. И если бы проверяли нормально, а не требуя предоставить всю документацию за полгода, не придираясь к каждой запятой, намекая на "чай с печеньками"...
Лично для меня - это изображать милую, молчаливую но приносящую все необходимые бумажки куклу на каблуках, в платье с декольте, отвлекающую на себя внимания. Сколько из вас способно вспомнить свои действия 12 апреля этого года в 12.45 ? Отвечать надо без запинки и уверенно. А вот имеется запись в журнале и цифра подправленна : из 2 на 3. А!... это вы отвлеклись? Ну нельзя так - вы же с людьми и их безопасностью дело имеете...
Я понимаю, что мало кто поймет моё негодование, просто последняя мысль которая придёт мне в голову - это достать телефон и начать снимать место ДТП. Зачем? Чтобы в разговоре за чаем : "- А я тут такую бяку увидел! Смотри, я заснял!" Папе/маме показать? Это достижение, которым ты гордишься? Зачем?
Водитель вызвал скорую, и отгонял желающих подойти поближе, до приезда сотрудников ГИБДД. ЧТО ПОБУЖДАЕТ ЖЕЛАНИЕ ЭТО СНИМАТЬ? В наше время с кровищей на экране сложно кого-то шокировать трупами, кровью, покорёженным железом - привыкли, стали бесчувственными; поэтому понятно, что никто в обморок не упал. Но первое, что приходит на ум : узнать есть ли рядом врачи, узнать кто-то вызвал скорую и предложить свою помощь, помочь слабо травмированным... Я возмущалась видео из метро после теракта, но там с телефонами в руках люди помогали. НО ТАК ЧТОБЫ ВСЕ ПРОСТО СТОЯЛИ И СНИМАЛИ?!? ЭТО ЖЕ НЕ КИНО И БУТАФОРИЯ?!?
Не отвечаете, но задумайтесь - ваши действия и ваша реакция в подобной ситуации? А реакция знакомых? Хотя... добрые вы все...

Как никогда вовремя с книжной полки

"- А теперь скажи мне, что это ты все время употребляешь слова "Добрые люди"? Ты всех, что ли, так называешь? 
- Всех, - ответил арестант, - злых людей нет на свете. 
- Впервые слышу об этом, - сказал Пилат, усмехнувшись, - но, может быть, я мало знаю жизнь! Можете дальнейшее не записывать, - обратился он к секретарю, хотя тот и так ничего не записывал, и продолжал говорить 
арестанту: - В какой-нибудь из греческих книг ты прочел об этом? 
- Нет, я своим умом дошел до этого. 
- И ты проповедуешь это? 
- Да. 
- А вот, например, кентурион Марк, его прозвали Крысобоем, - он - добрый? 
- Да, - ответил арестант, - он, правда, несчастливый человек. С тех пор как добрые люди изуродовали его, он стал жесток и черств. Интересно бы знать, кто его искалечил."

Показать полностью
  •  
  • -5
  •  

Решился наконец-то...

Здравствуйте, Уважаемые Пикабушники!

Решился я, наконец-то, написать историю и своей карьерной лестницы от продавца до руководителя, но вот не знаю будет ли это интересно Вам. Поэтому, пока выкладываю две истории из жизни, не относящиеся к вышеуказанной теме, и если будут желающие услышать историю «взлётов и падений» клятвенно обещаю запостить в выходные.


Итак…


История номер раз «Русская смекалка = экономия»


Стою как-то летом возле местного магазина в ожидании друга. Время позднее, около 23:00, следовательно, на улице темно.


Вдруг слышу со стороны дороги к магазину приближается транспортное средство, а какое сразу было непонятно, - вроде бы и мотоцикл, да фара единственная больно мелковата и высоко расположена – примерно 1,5 метра над землей… При приближении этого «чуда» к магазину (а там как раз над входом был расположен яркий фонарь) становится понятно, что это обычный мопед, едет на нём паренёк, лет 14-15, да только фара и габариты не работают, а этот молодой водитель, взамен их, надел на голову налобный галогеновый фонарик)) В тот момент я понял, что просто так «наших людей не победить».


История номер два «Заботливая сестра».


Действие происходит на том же магазине, тем же летом, только уже днём.


Стою, жду. Рядом тусуются дети – две девочки, лет по 6-7, и маленький мальчик, брат одной из девчушек, года 4. У них на всех троих только один двухколёсный велосипед. Так вот, в какой-то момент одна из девочек, хозяйка велосипеда, командует: «Поехали!», сама располагается на сиденье, берётся за руль. Вторая девочка пристраивает своего маленького братишку на раму, а сама, как я понял, то ли бы догоняла их бегом, то ли не поехала бы вовсе… Велосипед начинает движение, мальчишка, так как держаться ещё толком не может, естественно, соскальзывает с рамы… В итоге, эта «заботливая сестра» сама садится на раму, берёт брата за руку, велосипед начинает движение, девочки едут, а брат бежит рядом… Вот уж ничего не скажешь – решила проблему:)


Истории из жизни моей, тег "моё"

Показать полностью
  •  
  • -4
  •  

Пятничная рассказявка №187 - Дача

в

— Люся! Люся!

— Чего?

— Это что за дрянь у нас на огороде?

— Где?

Посреди грядок, нависая над кустами помидоров, на высоких ногах-опорах стояла ржавая летающая тарелка. Размером с пару дачных сортиров.

— Это же ты вчера притащил. Еще думала скандал устроить, что ты всякую дрянь подбираешь.

— Как бы я такую дуру приволок?

— Ну не знаю. Я вышла утром - она стоит. На тебя и подумала.

Крышка тарелки со скрипом приоткрылась.

Выдвинулась узкая длинная лесенка. И зеленый инопланетянин бодро спустился на землю.

— Добрый время суток.

Зеленый пришелец по-деловому пожал руки опешившим землянам.

— Приветствуем вас, - первым пришел в себя Павлик, - от всего прогрессивного человечества…

— Не надо, - инопланетянин скривился, наморщив короткие антенны, - это неофициальный визит.

— Вы собираетесь нас похищать? - Сообразила Люся и поправила прическу.

Пришелец осуждающе посмотрел на нее и покрутил пальцем у виска. И обратился к Павлику.

— Вы дачу продаете?

— Дачу?

— Дача. Двенадцать соток. С домом. Рядом пруд. Продаете?

— Д-д-да, продаем.

Из тарелки показалась зеленая голова, только с подведенными глазками и напомаженными розовым антеннами.

— Мусик, ну что там?

— Спускайся, - поманил первый пришелец голову, - это они продают.

Женская половина инопланетного экипажа спустилась по лесенке, с неодобрением покосилась на помидоры и, подойдя, взяла своего Мусика под руку. Павлик уже пришел в себя, поднял челюсть, что-то провернул в мозгах и с самой приветливой улыбкой собирался впарить дачу неожиданным гостям со звезд.

— Давайте я вам всё покажу.

И повел парочку по участку. До Люси только и долетало “здесь у нас три яблони”, “тут малинник”, “колодец, чистейшая вода, никакой водопровод не нужен”. Она собралась уже обидеться на мерзких зеленых, как над забором появилась голова соседа. Желчного мужика, собачившегося со всеми подряд.

— Эт кто у вас? Родственники шоль?

Люся кинула на него уничижающий взгляд.

— Покупатели.

— Эти? Зеленые?

Хозяйка дачи вдруг представила, как инопланетяне бластерами гоняют соседа, когда тот в очередной раз придет ругаться. И сразу передумала обижаться на зеленых. Напротив, гордо вскинула голову и с издевкой улыбнулась соседу.

— Именно.

— Да вы ни в жизнь ничего не продадите.

— Продадим. Еще как продадим. Кстати, они сказали, что на посадку им удобнее над вашим участком заходить.

И Люся почти бегом бросилась на помощь Павлику - продать участок теперь было делом принципа.

Через час инопланетные гости, изрядно утомленные, практически согласились на покупку.

— Хорошо. Аванс, пять килограмм золота, мы отдадим сразу. Остальное платиной, через десять дней.

Виталик, пораженный предложенной ценой, только икнул. А за соседским забором послышался тяжелый шмяк от рухнувшего тела.

— С-с-согласен.

Но тут в дело вмешалась инопланетянница.

— А где у вас цурюпульки?

— Какие цурюпюльки?

Виталик, подсчитывающий в уме деньги, вопроса не слышал и отвечать пришлось Люсе.

— Как это какие? Обычные, с щупальцами. Желательно лиловой породы. У вас в объявлении было написано - грядка с цурюпульками.

— Ни про какие цурюпульки мы не писали.

— Как не писали?

Инопланетянин достал свернутый вчетверо листок.

— Вот. Дача. Двенадцать соток. С домом. Рядом пруд. Пять грядок с цурюпульками. Обращаться - пятая планета Альфы Эридана.

Люся замотала головой.

— Это не наше объявление.

— Как не ваше? У вас какая планета?

— Третья. От Солнца.

— А я тебе говорила! - Взвизгнула зеленая, - А ты, это тот поворот, это тот поворот.

Инопланетянница дала спутнику подзатыльник.

— Всё, поехали. Дали же боги такого идиота в мужья.

Пришельцы, не прощаясь, забрались в тарелку и беззвучно взлетели.

Люся и Павлик в расстройстве сели на крыльцо.

— Слушай, а может на рынке спросить, вдруг есть у кого эти “цурюпульки”? А лучше твою маму попросим. Она что хочешь найдет, у неё же такие связи.

Люся печально кивнула.

А в это время сосед растягивал на крыше большой плакат с надписью “Продается дача. На участке теплица под выращивание цурюпулек”. (с)Александр "Котобус" Горбов



из "Книги пятничных рассказявок" - https://lit-era.com/reader/kniga-pyatnichnyh-rasskazyavok-b2...

Показать полностью
  •  
  • 40
  •  

Алкоголь зло

Не хотел писать, но не могу не поделиться! Работаю в небольшой компании по ремонту спец техники ничего особенного экскаваторы,погрузчики,асфальтоукладчики всякие, да много всего не перечислить,но собственно суть.

День начинался как обычно я открыл рем-зону подъехал Слава- коллега потом директор провели небольшой брифинг (попили кофе) ну и начали работать: собирали коробку передач на погрузчик "терекс" коробка автомат да и заказчики смуглой национальности требуют заводскую гарантию 2 года, в общем работа требует особой скурпулезности и стерильной чистоты нагрузка в основном на голову но это все мелочи.

В обед шиканули ну и заказали еды в одном проверенном сервисе все быстро привезли в срок тепленькое, вкусненькое обедаем видосики смотрим всякие норм в общем.Отступлю от темы - в общем раньше обращал внимание что у Славы есть небольшой тремор рук советовал обратиться к невропатологу,но все обычно обходилось отмахиванием тех самых которые с тремором. А сегодня их буквально ТРЯСЛО точнее флаер с меню, Слава опять отшутился!

Когда директор ушел по своим делам решил поговорить серьезно в общем

-чувствуешь себя как? -норм

-бухал вчера? - не, пивком побаловался ток. (утром даже намека на похмелье не было)

-когда к врачу пойдешь? -да нах надо жить не мешает вроде

В общем все по накатанной.

Работаем дальше где то с 15  в 19.30 закрываю себе часы и начинаю переодеваться а Слава трется рядом с боссом обсуждают регулировки одной из муфт, как вдруг начинается "адовый трэш" в общем Вячеслав падает спиной к боссу хорошо что тот его придержал и уложил на пол и бьется в конвульсиях , я тут же к ним в руках как кстати полотенце- умывался я, ложу его но бок обматываю два пальца в полотенце вытаскиваю запавший язык который как деревянный к слову все мышцы у него были просто как камень,он все еще бьется и мычит, первая мысль эпелептичекий припадок и не откусил бы пальцы ,рядом лежит отвертка  пытаюсь сунуть между зубов резиновую часть что б  язык не откусил, блин не  лезет,но его уже начало  отпускать мышцы вроде помягчели мычать перестал,  думаю как бы не отходить начал на тот свет босс все это время пытается дозвониться на 112 -линия перегружена, не дозвонился что то такое он мне потом сказал.

Слава тем временем начал приходить в себя сел и даже снял куртку  сидит на вопросы не отвечает смотрит по сторонам глаза по сто рублей !

Тут уже я пошел звонить

Первый звонок на 112 и бинго - " скорая работает только по Мурманску в Колу не поедем, звоните 113"

Ладно звоню 113 " ожидайте ответа диспетчера" 2 минуты 5-7 минут.

В общем решаем везти его в травму, Слава уже может стоять и говорить, что было не помнит,просто провал, говорит что чувствует себя нормально.

Ок тогда переодевайся параллельно звоню звоню его жене мол так и так, как быть ( она мед в Мурманской травме).

Говорит все верно, до травмы меньше 5 минут.

Славик все еще не переоделся ,ковыряется в шкафу в котором храним документацию и всякие мелкие приспособы.

далее

-Слава ты чего там ищещь

-Подшипник

-Какой на подшипник садись в машину,поехали

-Да да сейчас

Идет к недоделанному валу и зависает, опять приводим в себя,одевает  куртку, грузимся,едем!

В травме (приемный покой г. Кола) позже выясняется что что пил Слава субботу воскресенье и понедельник ,а вторник и среду оттягивал пивом и хватил его "брат кондрат" часов через овермного  и похож кондрат (не знаю ка правильно "обстинентный синдром вроде") на приступ эпилепсии только пены нет.

В общем испугались мы с боссом порядком !

Ну а выводы каждый сделает для себя сам!

ps* От врача узнали что это второй раз за год первый был в январе этого года

Показать полностью
  •  
  • 11
  •  

Непокоренные. Глава XXI. Внутреннее и внешнее. Часть 2.

в

Доброго времени суток, дорогой читатель. Если ты впервые читаешь пост о Непокоренных - это вступление для тебя.

Моя жена написала книгу и перед тем как издавать - решила сорать критику, мнение и мысли непредвзятых читателей. Для этого я стал публиковать главы ее произведения на Пикабу. Нам важен каждый подписчик, каждый комментарий. Каждый плюс или минус. Мы всегда рады критике, если она конструктивна. Но самое гавне для нас - это ваше удовольствие. Так что - приятного чтения.


Предыдущие главы Непокоренных


Быть может, весь мир и впрямь сошел с ума, или только сам он, Пан, окончательно спятил – как тогда, когда не было электричества, и он позволил какому-то безумному фонтану, бьющему изнутри, одержать над собою верх. Нет, не «сам он», а как минимум они оба: Пан Вайнке и Алексис Брант. Тот странный восторг, который он испытал впервые под дождем на плацу, переросший со временем в глубокое восхищение, белую зависть и жгучее желание самому стать подобным, стать таким же… совершенным, как этот парень, - все это перемешивалось внутри мальчишки со злым осознанием реальной невозможности происходящего, давая в итоге лишь едкость и язвительность, каменной стеной отгораживающие его от Мастера.

Только тогда, на лестничной площадке, когда Алексис вдруг так жадно целовал его губы, эта его, Пана, установка внезапно дала трещину – и что теперь? Нет, Алексис всё-таки псих, причем псих, каких Империя не видывала! Потому что он настоящий даже будучи Высоким. Да, теперь в этом не оставалось сомнения: все взаправду, всерьез… «Тем страшнее» - хотелось сказать голосу здравого смысла, но мальчишка отбрасывал его, не стесняясь. Плевать. Сколько настоящих людей доводилось ему встречать за свои четырнадцать с половиной лет жизни - живущих, думающих, чувствующих?.. Пожалуй, что один только Марк. Ну и те, кого он видел, два раза в жизни побывав в подпольном баре, хотя их он не знал, и все они были раза в два, если не три старше него. Так вот, этот парень был настоящим. Был живым. И почему-то обратил свое внимание на несуразного Среднего.


Пану вдруг захотелось перемотать время назад и сделать всё иначе, изменить свою глупость, изменить себя – и тоже стать настоящим, и показать Бранту, что он тоже чего-то стоит, что он… не разочарует ожиданий Мастера. Просто не имеет на это права перед самим собой. Перемотать время и не говорить и половины тех глупых дерзостей, по-детски злых и непростительно слабых, не бросать ему в лицо обвинений, в которых он повинен только по факту их урожденного неравенства – Империя повинна, а не сам Алексис. Пан никогда не думал, что внутри человека может разом сосуществовать, взаимодействовать и бурлить такая уйма ощущений разом – или чувств, не приведи Империя вслух такое сказать. Разом проклиная себя последними словами и паря, окрыленный, в воздухе, возвращался он в общагу из парка, не веря себе, обдумывая и словно «перематывая» в голове каждое произнесенное Алексисом слово, каждую интонацию, каждый взгляд – ох уж этот взгляд, словно насквозь пронзающий раскаленной жердью от макушки до пальцев ног!


Тогда, после пройденного Посвящения, после железной хватки Алексиса на своем локте, Пану думалось, что грядет новый мир, начало новой жизни… как бы ни так! Ни учеба в Академии Службы Империи, ни одна на двоих с Антоном Штофом комната, ни лекции по праву, делопроизводству и физиологии, ни даже сияющие улицы Высокого Сектора – ничто это не дало ему новой жизни, пусть и здорово расширило границы его скудных познаний об Империи. Нет! Быть может, те поцелуи были первыми электрическими разрядами в грудной клетке – но только сейчас Пан, пожалуй, смог бы признать себя живым – не так, как то бывало считанные разы в их по-настоящему глубоких разговорах с Марком, но стремящимся к чему-то и до пьянящей одури жаждущим стать лучше, достойнее, взрослее.


Алексис Брант был человеком. Настоящим человеком из плоти и крови, таким близким, что можно было даже руками потрогать (ух и идиотом бы выглядел он, сделай это), человеком на несчастных пять с хвостиком лет старше самого Пана… Оказываясь при этом пришельцем с другой планеты. Его жизнь, его взгляды, убеждения, его возможности, бывшие для самого Мастера чем-то самим собою разумеющимся, словно отбрасывали кадета не на эти пять – на сто пять лет назад. Пан чувствовал себя дикарем, вышедшим из пещеры во Свет Империи и цивилизации; Пан проклинал себя за то, как с открытым ртом таращился на этого вычищенного, вымытого, выдрессированного и выученного человека подле себя, как жадно поглощал сыпавшуюся на него информацию, а главное – не понимая в упор, чем вообще мог оказаться интересен этому дивному созданию. И, тем не менее, он оказался.


Алексис Брант был человеком. Да, как ни странно, это его, Пана, требование видеть в нем не только кадета, но и личность, имело свойство действовать и в обратную сторону! И сила личности Алексиса показалась мальчишке сногсшибательной. Если прежде то был в первую очередь Высокий, Мастер, учитель, то теперь, теперь это вдруг оказался молодой мужчина удивительно острого и цепкого ума, больших амбиций и ни капли не заниженной самооценки, кругозора настолько широкого, насколько то вообще могла позволить Система, железных нервов и… да, горячего сердца. Пан не знал, что значит это выражение, выцепленное им из какой-то полулегальной книжки давным-давно, знал только, что ничего хорошего – и что это именно то, что роднит и сближает их двоих теперь: Высокого и Среднего, Мастера и кадета, учителя и ученика, мужчину и мальчишку, жадных до настоящего и живого в мире мертвых и бездушных подделок. Осознание этого вводило почти что в какой-то необъяснимый экстаз – как и воспоминания о встрече, о стремительном, возбужденном шёпоте разговора, льющегося непрерывно почти три часа кряду, пока парни не спохватились о комендантском часе, о том, как из дебрей полудикого парка еще спешить до метро и поспеть в общагу… Казалось, проговорить можно вечно или даже еще дольше – настолько невероятно интересен был собеседник, как бы странно и смущенно ни чувствовал себя Пан перед ним, открываясь куда больше, чем привык, пожалуй, даже перед самим собой. Алексис тоже был открыт и до неловкости прям – Пан знал, разумеется, что никакой этой «неловкости» по правилам Системы быть не может, и все же с каждым произнесенным ими обоими словом что-то всё больше заставляло кожу покрываться мурашками словно от щекотки, и эта невесть с чего свалившаяся на голову откровенность смущала его. А Мастер был так приветлив и прост, словно всё происходящее было для него в порядке вещей, словно он проходил через это уже десятки раз… думая так, Пан отчего-то впадал едва ли не в паранойю, не желая признаваться себе же, что категорически отказывается верить в реальность того, что он по-прежнему и неизменно лишь один из кадетов.


Он не был им.


Диссонанс категорически противоречивших друг другу фактов сводил с ума. Но, даже несмотря на него, в глубине себя Пан знал все ответы и мог назвать вещи своими именами. Только тогда почему-то щеки – да что там, всё тело – начинали нестерпимо гореть, и сделать с этим ничего не выходило. Нет, того истерического безумия, что охватывало мальчишку после первого поцелуя, больше не было – но было что-то иное, глубже, спокойнее, увереннее и смелее, говорившее, что именно теперь они оба шагнули за край – как люди, а не человеческие фигуры в форменных костюмах.


Только вот одного теперь Пан не знал - как дальше? Снова на неопределенный срок, от встречи до встречи в бессменно наблюдаемых скрытыми камерами коридорах, ловя взгляды друг друга и разговаривая ими не хуже всех взятых вместе слов?… Пан знал, что теперь пройдена еще одна точка невозврата, после которой всё станет только сложнее, только запутаннее, знал, что никогда больше не сможет взглянуть на этого человека прежними глазами и никогда не увидит прежнего в глазах Алексиса, без оглядки на те простые, такие человеческие разговоры, которые они вели сегодня. Хотя, по большому счету, о будущем Пан сейчас не думал – да и каков смысл?


«Мы теперь вне закона, парень».


Он закрыл глаза на пару секунд, вдохнул, выдохнул и открыл дверь своей комнаты.


Первое, что бросилось в глаза Пану, стоило ему зайти внутрь, был страшный беспорядок, словно бы все помещение перетрясли, уронив в довершение картины пару раз на бок, словно кукольный домик. Антон обернулся, заслышав шаги соседа, и, кивнув в знак приветствия, продолжил приводить в порядок вещи в своем шкафу.


- Что... что здесь случилось? – Пан замер на пороге, судорожно перебирая в голове варианты, что и кому могло потребоваться искать в вещах кадетов.


- ВПЖ, - бесцветно ответил Антон, не отвлекаясь от своего занятия.


- Но... разве ВПЖ проводят не только в Среднем Секторе? – Мальчишке удалось быстро справиться с захлестнувшими его изумлением и отчасти так же испугом, хотя он и был уверен, что ничего запрещенного среди его немногочисленного имущества не хранилось. Голос его быстро выровнялся и зазвучал как всегда уверенно.


- Нет, здесь, в кадетском общежитии, скидок никто делать не собирается. В конце концов, здесь же тоже полно Средних.


Пану послышалось в его тоне едва уловимое презрение, словно «Средний» прозвучало в его устах сродни «неблагонадежный», если не что-то еще хуже: еще бы, сам он, Антон, по рождению чистокровный Высокий, и хвала Уставу, запрещающему ему в честь сего факта задирать нос перед окружающими его уроженцами Среднего. «Интересно, знает ли он, что я как раз из них?» - пронеслось в голове кадета. Несмотря на совместное проживание в одной комнате, молодые люди почти совсем не общались, да и вообще не так-то часто оказывались дома в одно и тоже время – их расписания были схожи лишь пару дней в неделю, а на выходные Антон предпочитал возвращаться домой (или уезжать куда-то, Пан не имел желания вникать в подробности жизни парня), однако ж разве это означало, что нет иных путей получить интересующую тебя информацию о конкретном человеке? Особенно будучи уже не новичком-первокурсником, да еще и урожденным Высоким… «Ненавижу Высоких»,- в очередной раз подумал Пан и тут же словно бы одёрнул сам себя.


- Разумеется, найти им было нечего? – Наполовину спросил, наполовину констатировал он, обращаясь к Штофу.


- А ты полагаешь, кому-то из нас есть, что скрывать?


«А мало ли, к чему они могут придраться», - хмуро ответит внутренний голос мальчишки на прозвучавшее недвусмысленное высказывание, однако вслух Пан ответил лишь холодное «разумеется, нет» и отправился на свою половину комнаты разбирать разбросанные вещи.


- Пан Вайнке, тебе не стоило бы сомневаться в Системе. - Голос Антона прозвучал на удивление мягко, словно он говорил с неразумным ребенком.


- Что? – Пан обернулся к нему, выжидающе глядя на молодого человека.


- Мне кажется, тебе стоило бы оставить позади свои прошлые предрассудки, понимаешь? В конце концов, после получения совершеннолетия ты родился заново – для общества, Империи и Системы… А такой вопрос из уст взрослого в Высоком Секторе… Это совершенно недопустимо, Пан. И будь на моем месте кто-то другой, тебе могло бы здорово влететь, узнай руководство о таких высказываниях.


«Он меня шантажирует?» - Пан пристально смотрел на соседа, размышляя, какого ответа тот ждет от него.


- Да, Антон, - просто и бесцветно кивнул он, отворачиваясь к своей кровати, - да, ты прав, что-то я и правда сегодня устал, что голова не работает совсем…


Гнев и возмущение кипели в нем словно раскаленное масло на закрытой крышкой сковороде, глубоко запертые и не имеющие ни малейшего шанса быть выпущенными наружу. Всё же Алексис Брант («просто Алексис» - почему-то с недовольством поправил внутренний голос мысли мальчишки) был прав, надо быть еще осторожнее с этим парнем. Или это действительно сам Пан так расслабился и слюни распустил, что все никак не может влиться в новые условия игры, забывая даже следить за собственным языком, безголовый он безумец?


Вдох-выдох. Он отлично умел гасить пламя гордыни и гнева, едва ли они вообще знакомы ему. Надо быть стойким. Сейчас это отчего-то совсем не казалось сложным.

Показать полностью
  •  
  • -3
  •  

Ключ

Для тех моих 77 подписчиков, которые ждут рассказов в стиле "Чёёёёёё????".


Я решил бросить работу, когда наша тестировщица молча встала и вставила карандаш тимлиду в глаза. Другая тестировщица закричала, а я решил не ждать полицию и скорую - покинуть помещение, пока допросы не вытащили из меня всю душу.


Вышел на улицу. Три часа дня. Самое время выпить.


Зашел в первый попавшийся бар. Такое маленькое подвальное помещение. Только открылось, потому что в зале только я и бармен.


Заказал Брамбл.


Бармен начинает смешивать и спрашивает:


- А ты бы сделал минет за коктейль?

- Спасибо за предложение, - говорю, - но я пас.


Понимаю насколько тупо это прозвучало и стараюсь исправить ситуацию:


- То есть предпочитаю традиционные способы расчета.


Бармен прекращает делать коктейль, опирается на бар и тихо так говорит:


- Вот смотри. Ходит к нам один немец. Очень любит виски. Мы даже коктейль в его честь назвали. И вчера он подходит к еще одному чуваку и при мне говорит: "Пососи мой хуй, а я заплачу за твой коктейль". Брамбл, кстати.


Я бы демонстративно отодвинул стакан от себя, но мне еще ничего не сделали. Бармен это каким-то образом понимает.


- Пардон, сейчас будет. И короче они идут. И теперь я знаю, что немец - пидар. И сегодня он снова придет пить свой виски. А что мне делать? Делать вид, что ничего особенного не случилось?


Я хочу рассказать историю о тестировщице, но вовремя сдерживаюсь.


Когда я допил коктейль и почти вышел, бармен говорит:


- Ты рюкзак забыл.


Точно. Забираю рюкзак и иду на улицу.


Три тридцать. Как-то стало слишком солнечно. Лезу за очками и вспоминаю, что оставил их на работе. Возвращаться я точно не буду, поэтому в тщетной надежде шарю по всем отделениям рюкзака.


Странно. В кармане для карандашей и презервативов лежат ключи. Странно.


Это точно не мои. И я не помню, чтобы я их туда положил. Впервые в жизни я думаю, что у меня провалы в памяти. Как будто не бухал так сильно, и рюкзак надолго нигде не оставлял...


Немного подумав фоткаю, пощу в фейсбук.


Почти сразу в личку написала одногруппница. Сказала, что это её ключ, и она забыла на встрече неделю назад. И она его искала. И родители ее прибьют. Очень попросила привезти.


Конечно, привезу. День сегодня такой. Что может пойти не так.


Спасибо, что дочитали

Показать полностью
  •  
  • 0
  •  

О маме и телефонных звонках

в

По мотивам поста о телефонных звонках https://pikabu.ru/story/materinskaya_opeka_5271722 писала комментарий, но вышло очень длинно, так что вот.


У моей мамы тоже был такой "суслик", такой бзик с телефонными звонками. Переехали в свою однушку в 2003, стационарного телефона не было, сотовые были редкостью, но у нас были - из соображений "маленький ребенок, вдруг что, скорую вызвать" (слава богу не понадобилось). И счет сотового тогда был еще в баксах и приходилось платить за входящие... Но маме надобыло звонить каждый день и быстро-быстро задавать единственный вопрос - все в порядке? Конечно в порядке, ведь если нет - как раз тогда и звонит телефон. А потом прошел месяц и ей пришел счет за межгород) На сто что ли рублей. И от такой привычки она быстренько избавилась :) Я-то за это время со счета сотового лишилась баксов пятидесяти точно.


Потом у нас появился "городской" телефон и понеслось: "Как моя внученька поела, как поспала" и прочие физиологические подробности. Из-за этих звонков я чувствовала себя няней собственного ребенка. Звонить мама могла по два-три-четыре раза на дню, но раз в день - обязательно. И так ей это дивно удавалось... Например если только присела, пардон, на унитаз, и раздался телефонный звонок - 100% мама. Или, например, ребенок днем спит, а у нас с мужем настроение игривое - обязательно зазвонит телефон. Отключить городской - 15 пропущенных и скандал - мамажеволнуется.


Самый долгий период, когда она мне не звонила - полгода. Очень был тяжелый и нервный день и мы просто не смогли встретить ее с автобуса - кажется из-за этого, да. Были, конечно периоды поменьше - например, когда мы на свадебные деньги купили холодильник не той марки, что она советовала, она обозвала нас сволочами и не разговаривала месяц (при том, что в то время мы снимали квартиру на три этажа ниже и могли столкнутся в подъезде)...


Последний раз мы с ней поругались именно из-за звонка. Мы поехали в Москву (не ближний свет, 600 км) на машине, ну и стандартное - как доедите, позвони, что все хорошо. А у меня чот сотовый в роуминг не сразу может. И я набираю ей, а у меня не набирается, и телефон разрядился. Пока подзарядила - мужу свекровь звонит связь пропадает. Я перезваниваю со своего, говорю, что нормально все, чтоб моей тоже сказали, что все ок и все - гуляем, тусим, все классно. Через три дня вернулись домой и не слишком поздно для звонка, - звоню маме. А она вся разобиженная: "Вот значит как? Свекрови позвонила а мне нет? Делаю выводы". А меня так это все достало - и ревность к свекрови, и эти ежедневные звонки с трепотней ниочем больше часа (иначе обида)... И, в общем не разговаривали мы месяца четыре. Только через неделю она позвонила и велела выписаться из ее квартиры (до той поры просила не делать этого - почему-то считала это важным). Это сыграло потом определенную роль...


В конце декабря помирились, поздравились чинно с новым годом, и на день рождения внучки мама пришла - без сюрпризов. Но звонила пореже, и я ей позванивала раз в недельку - как дела, - с разговорами минут на 20 - для мамы это было довольно коротко.


Последний раз она позвонила мне в конце января, в воскресенье. Было, что рассказать, что обсудить... Проговорили мы часа два наверное. О ее планах на пенсию - "работать буду, пока работается, пока здоровья хватает, не хочу пока уходить - прекрасно себя чувствую". Я поддержала ее - "правильно, мол, если уж прям приспичит - уйдешь в середине учебного года (она работала учителем в музыкальной школе), ничего страшного".

В понедельник мне позвонили. Она должна была быть в школе к половине третьего, дети на урок приходили и уходили (кто из нас не радовался неожиданному отсутствию преподавателя?). Ну и пока позвонили ей домой, пока позвонили ей на сотовый, пока нашли преподавателя у которой был мой номер (толкьо потому, что дочь ходила в ту же музыкалку) - было уже пять вечера. Ключа от ее квартиры у меня не было - мама свято блюла суверинитет и даже перспектива того, что я захочу взять почитать свою книгу, которую она подарила мне в школе, ей настолько не нравилась... Короче, ключа у меня не было. По телефону МЧС требовали паспорт, он у меня с собой был, но разные фамилии и то, что прописана я с августа в другом месте (мои слова о зачеркнутом штампе их не убедили)... Потребовалось позвонить в полицию. Полчаса ожидания участкового. Полчаса ожидания экипажа МЧС. Час вскрытия двери. Лампочка на этаже не горела, и искры болгарки отражались в подъездном окне будто новогодний фейерверк. Соседи прислушивались за своими дверьми - обход и вопросы участкового дал понять где именно происходит событие. А мне казалось - вот сейчас она поднимется по лестнице на свой этаж и выдаст нам всем таких трендюлей за то что попортили ей железную дверь, которую она так долго выбирала... И я буду ругаться на нее, что не брала сотовый и плакать от радости, что все в порядке, а это просто...


Трубка радиотелефона был на столике в метре от кровати, сотовый лежал там же. Инсульт. Говорить связно мама уже не могла. А через месяц ее не стало окончательно.


На следующий день после похорон пролистывала контакты в своем сотовом - кому-то понадобился номер такси. И до меня вдруг дошло - я больше никогда не увижу ее фото при входящем звонке... Как-то меня это поразило тогда.


Сейчас, спустя полтора года уже не больно. Но иногда я ловлю себя на мысли, что эхх, хочется позвонить кому-нибудь и поругаться всласть. 

Показать полностью
  •  
  • 25
  •  

Про д’Артаньянов, медведей и ждущих трамваи.

-Лёша, это же девочка. Девочек нужно уважать! – Именно это мне сообщила мама, держа в руке плюшевого медведя без одной лапы. Это был дедсад №22 г. Ставрополя, 1991 год. Пять часов назад этим медведем я мутузил девочку, пытавшуюся отобрать мои игрушки. Что говорить, это были бандитские девяностые.


Получив воспитательный подзатыльник, принялся уважать. Учитывался приключениями мушкетёров. И уважал. Тоннами поглощал приключенческую литературу где воспевался образ героини-принцессы. И уважал. Таскал рюкзаки из школы и в школу, и уважал.


Передо мной был пример моих родителей, где папа любил маму. Очень долгое время, я лелеял образ лёгкого внеземного существа, к которому нужно относится нежно и трепетно. Любить, оберегать, всегда помогать и быть готовым защитить от любой опасности. Я помню, как сказала когда-то моя бабушка: -Умная голова, да дураку досталась.


А девочки, девочки всегда появлялись в моей жизни. Как-то сами. Некоторые, даже искренне любили, ну или пытались. А я фрустрировал и не понимал, ну как это блядь так. Почему я готов ради неё умереть, здесь и сейчас, а она может над этим подумать. И носился как дурак со своим дебильным романтизмом. Даже помню, как хотелось поверить в сказку и крикнуть Арн ил Аарн, в период моего максимализма. Чтобы оказаться там, где как я считал, мне место.


Лёха, не с теми ты встречался. -Скажет дорогой мой читатель. Нефиг было идеализировать образ, - подумает второй. Подобное – привлекает подобное, - захочет написать третий. Да, вы правы. Период «привет, я Лёша, давай трахаться без трусов» начал открывать некие тайны взаимоотношений с противоположным полом. Девочки хотят секса тоже, даже больше мальчиков. Всё категорически просто, поверхностно и без особых иллюзий.


Но, я же романтик. Я хочу глубины. Писать стихи, вместе петь под гитару, дарить цветы, ухаживать, заботиться. Вместе путешествовать, радовать вкусняшкам и испытывать новые впечатления. Оплачивать штрафы за мелкое хулиганство =)


И самое то забавное. Рассказываешь об этом женщине. А она смотрит на тебя так опасливо, как на буйнопомешанного. Мол так не бывает, что за бред вообще. Ты же взрослый мужик. Ты должен ишачить на нелюбимой работе. Потом родить детей, чтобы родителей успокоить. Купить машину не хуже, чем у соседа. Продать квартиру и купить побольше и в центре, после свадьбы. А на самом деле, она не такая, и бывший козёл, и никто её не понимает и все вы только одного хотите. Конечно хотим, и вы тоже. Это барышни, воспитанные на телесериалах и фильмах где леди встречает олигарха, и они уезжают в закат на розовом бентли. В общем, нужны такие серьезные отношения, чтобы даже улыбаться было некогда. Все в делах, заботах и проблемах.


А другим вообще ничего не нужно, не хотят они отношений. Мол я попробовала ходить, упала, поняла, что это не моё. Буду лежать и страдать.


Привет. Мне 33 года. Я полный отморозок, девиант и изврасченец. Хочу романтики, взаимности, радости, жрать, трахаться. Хочу уважать. Куда вы все делись, принцессы? Нахрена вы себе проблемы на ровном месте придумываете, когда можно просто быть счастливой. Здесь и сейчас счастливой.

Показать полностью
  •  
  • 12
  •  

Грустный длиннопост

Грустный длиннопост отношения, психология, длиннотекст, гадость, длиннопост

Немного помучав память я вспомнила, что меня уже пытались сломать и, именно поэтому, я сейчас такая, какая есть.
Приключения на свой филей я начала находить рано. Причин можно найти и высказать много, но дело не в них. Факт, в этом случае, простой - за пол года до окончания 11 класса у меня исчезло сострадание к родителям и я ушла в "отрыв". Попадала по тусовкам, и зная что дома будет "вынос мозга" всё чаще не хотела возвращаться. Поэтому, когда моя знакомая по тусовке позвала меня проведать общего знакомого, который сломал ногу и в гипсе сидит дома.Конец апреля, поездка "за компанию", желание быть где угодно (но не дома) - я согласилась.
Мобильные были редкостью - поэтому мы были не ожидаемыми гостями. Чай и конфеты, он играл на гитаре и, поскольку он был старше на 5 лет, много интересного. В большой тусовке многих знаешь в лицо, но не всегда можешь общаться лично. И я не могу вспомнить по какой причине подруга уехала, а я - осталась. Я хоть и была "оторвой", но немного стеснительной и ...(!) не порченной. По этой причине я спала на кровати, а он - на полу. Когда утром он спросил "не надо ли мне домой?", я честно призналась, что совсем не хочу туда.
- Ну, можешь пока остаться.
Он настоял, чтобы я позвонила домой и предупредила, что со мной всё хорошо, но некоторое время я не вернусь. Адрес я не сказала (жестоко, но я не ищу оправданий - меня сполна наказала жизнь). Так же он оптравил меня заканчивать школу - уже почти начались выпускные экзамены и глупо было бы запустить. В таком статусе - гости я и осталась. На выпускной я не поехала - мы просто отметили дома. А ночью я проснулась от того, что он гладит меня по голове... Больше он не спал на полу.
Незаметно, по чуть-чуть он стал меня переделывать. В то лето мы ещё ездили на тусовки, но мне разрешалось там быть только в поле его зрения. Почему я стала спрашивать его разрешения на любой свой поступок - я не знаю. Я одевала только то, что было куплено с его разрешения, почти весь мой гардероб был пересмотрен и раскритикован : никаких каблуков, коротких юбок и т.д. - я смотрю на свои фото той поры и вижу - "серую мышь". Я работала, но "женщины не умеют тратить разумно", поэтому даже на покупку хлеба я просила денег. Он тоже работал, но : "деньги тебе не нужны - я куплю то, что тебе будет надо".
Примерно через год или больше, я услышала в первый раз : "- Да ты благодарить меня должна - на такую никто бы не посмотрел! А я сжалился и живу с тобой." Так у меня он начал растить комплекс "я - уродина, никчемность и никому (кроме него) я не нужна".
Меня вспоминали старые знакомые по тусовке. Некоторые, узнав где я и с кем я, приезжали в гости. Собственно по этой причине получилось так, что я ушла от него.
В феврале у Него день рождения. Неожиданно приехал наш общий знакомый. Вот только знакомый приехал раньше Него на пару часов и мы разговаривали и пили чай. О, Он был недоволен, что я дома не одна. А когда через 3-4 недели я поняла, что беременна, то радость закончилась после : "- А я не уверен, что это мой. Так что идешь на аборт."
Через 3 дня Он привёз меня в больницу где уже ждали. Я хотела сбежать, позвонила домой от туда, но мама сказала что никаких детей ей не надо, и аборт - это надо мне самой, т.к. слишком молода ещё. Это было как под гипнозом... А когда пустую, не совсем пришедшую в себя от наркоза меня отпустили, я получила записку : " Приедешь домой сама. Придумай что-нибудь на ужин. У меня дела." Это была последняя капля, которая меня... разбудила. Мне было очень плохо после наркоза, я ехала выходя из автобуса через остановку. Придя домой я прорыдала часа 2. Ужин я не приготовила. Когда Он пришёл домой - был скандал. Мне указали на дверь. Я согласилась. Потом Он решил, что время позднее и я могу уйти утром. Я согласилась.
Рано утром я сбегала к телефону - аппарату и выпросила у родителей разрешение вернуться. А потом собрала свои вещи и ушла. Он не верил, что я это делаю серьёзно.
Он потом пытался меня уговорить вернуться, просил прощения, уговаривал не только меня, но и моих родителей. Обратной дороги не было. Мне потребовалась помощь специалиста, т.к. был большой букет комплексов и начавшаяся депрессия с желанием "прекратить это всё". Я благодарна родителям, что они меня вытаскивали из этого.
А я начала меняться. Я не просто вернулась к тусовкам и прочему, а стремилась наверстать/забыться - делать что угодно, но не быть такой, как в последнее время рядом с Ним. Я открыла для себя панк-рок. Это точно было полной противоположностью меня сломанной. Но это не помешало мне остаться сдержанной в плане секса, уверенно отказаться от наркотиков, и научиться быть доброй/сдержанной/весёлой и хамоватой/безбашенной - одновременно.
Спасибо знакомым, благодаря которым я бывала на квартирниках, могла попасть за кулисы после концертов - без фанатичного повизгивания, но имея возможность просто сказать "Здравствуйте!" тем, чьи песни для меня были лекарством.
А через некоторое время ко мне подошёл молодой человек с букетом роз и попросил чаще улыбаться... С тех пор я стараюсь именно улыбаться (ох, не получается - опять к доктору за помощью хожу...но я честно пытаюсь!),т к. :
"Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица... Улыбайтесь, господа... Улыбайтесь..."
https://youtu.be/JcfeK_37bR4

Показать полностью
  •  
  • 1
  •  

SHAME ON ME

История третья, не про Васю.


Забавно получилось с предыдущей историей. Должен был быть пост о том, какой хороший Сережа Жуков, а вышел о том, какой плохой я!

На самом деле без проблем, главное, чтобы было весело. Мы же здесь с вами развлекаемся, верно?


Я даже не против ветки в ваших комментариях, где вы упрекаете меня в использовании служебного положения в виде короны на голове и недостаточном внимании к бедам сотрудников, выраженном в нежелании делать работу за них.


Норм. Подчиненных люблю, корону не отдам!


Не буду вам советовать книжки по менеджменту, хором утверждающие, что основная задача руководителя – это делегирование полномочий, ответственности, фронтов работ. Заведете себе помощников , сами увидите. Это не сложно, главное их хорошо кормить и чистить клетки.


Хочу отметить только один пост, который мне активно не понравился:


+23 BlackArdilla отправил 9 часов назад #


В этой ситуации вы проявили себя как не очень хороший человек (вероятно, повлияли "подарки" от клуба). Как говорят старые юристы, "ни в одном законе нельзя прописать абсолютно всё. Абсолютно всегда есть нюансы".



Очень хочется посоветовать автору либо правильно выбирать слова, либо обосновывать определения. Старые юристы не дадут соврать – это важно.


Из статьи можно с натяжкой сделать вывод (на самом деле нет) , какой я руководитель – хороший или плохой. В зависимости от того, на какой стороне силы стоит определяющий. Но никоим образом нельзя понять хороший я человек или плохой. Это даже не нюансы, это фантазии. Старые юристы должны были вам объяснить о недостаточности оснований.


Ну и пока я вспоминаю (записываю, проверяю пунктуацию, разбиваю на абзацы) другие истории, можно сделать еще одно отступление и рассказать о Васе. Тем более в комментариях я видел некоторый интерес к нему.


Его внешность я уже описал в прошлой заметке. Она кардинально отличалась от стандартно холеного вида танцевально-попсовой тусовки, в которой мы работали.


Один раз это даже привело к некоторому, кхе-кхе, недопониманию.


Мы делали новогодний корпоратив для финской компании. Та самая, которая кроет крыши. За городом, в пансионате.


Все шло хорошо. Глинтвейны, зимние шашлыки, танцы-пляски, фейерверк.


Йоулупукки у нас изображал преподаватель университета. Артистов со знанием финского не нашлось. Аутентично, кстати, изображал. Финны были в восторге.


И вот уже финал, как вдруг одна овца из числа гостей начинает метаться по залам, заглядывать под елки, ворошить мангалы, норовит разобрать колонки.


Мы ее поймали, спрашиваем: «Что случилось, дорогая? Здесь нет клада, мы проверяли.»


Оказалось, она потеряла сумочку. Как у любой женщины, в ней вся ее жизнь. От денег и кредиток до воспоминаний об ее грустных еб..ях. Возможно, на дне еще завалялось бабушкино завещание.


Караул, беда, диверсия! Начальство их финское озабоченно цокает. Качает головами. Хорошо мероприятие уже закончилось, есть время разобраться.


Вызываем милицию. Даем показания. Открываем гримерки. Выворачиваем карманы (нет, до этого не дошло).


И тут вдруг овца останавливает мутный пьяный взгляд на Васе и начинает верещать:


- Это он, он взял! Я видела, как он возле нее стоял у сцены! Я, когда танцевала, сумку у сцены поставила! Вяжите его! Не дайте уйти! В погоню!


Присутствующие повернулись в сторону Васи. Удивлению их не было предела. Как такой асоциально, и уж точно не корпоративно, выглядящий элемент пробрался на мероприятие? И почему до сих пор оставался незамеченным? Видно было, что приговор они вынесли незамедлительно.


Вася действительно стоял (ходил, бегал и т.д.) у сцены, потому что в тот день отвечал за тайминг, концертную программу и артистов.


Подумать, что Вася мог взять какую-то говенную сумку, я конечно не мог. Я доверял ему суммы, куда большие, чем стоила вся эта овца вместе с квартирами, машинами и баулами. Ему проще было утащить пару миллионов после обналички (Дорогая налоговая! все это было давно и неправда), чем возиться с подержанным хламом.


- Дорогие милиционеры, - сказал тогда я. – Этот человек - не случайный гопник, зашедший на огонек, погреться, а ответственный сотрудник нашей компании, за которого мы все можем поручиться. Стоял он у сцены по делу, а не в целях хищения собственности гражданки. В руках у него пропавшего предмета нет, так что давайте относиться к нему на общих основаниях улик, а не мутных галлюцинаций.


Милиционеры, конечно, расстроились, что у Васи не было сумки, но согласились, что внешний вид – не доказательство, и продолжили расследование. Скромно так. Никому не мешали. Собаку не вызывали. Сами пошли по номерам пансионата проверять: не прихватил ли кто из гостей пропавший предмет.


Мы тоже начали сворачиваться. Сцена, бэклайн, звук, панели. Вася позвякивал цепями и наслаждался свободой.


В общем, дальше ничего интересного.


Где-то через час я увидел уходящих милиционеров. На вопрос «как идет расследование века?» получил трехэтажный мат и проклятья в адрес овцы.


Обойдя все номера гостей, насладившись сонными телами различной жирокомплекции, включая финские - в колпаках и ночнушках, они оказались в номере потерпевший (беспокойная овца, то ли ссать захотела, то ли тампон сменить – не помню), где ею самой на изрядно протрезвевшую голову и была найдена пропажа.


Блин! Хотел историческую справку о Василии предоставить, а опять длинная история вылезла.


Значит Васю пока отложим.


Продолжение следует...

SHAME ON ME длиннотекст, вася, корпоратив, финны, пропажа, длиннопост
Показать полностью 1
  •  
  • 57
  •  

Логово кракена. Фрагмент, часть 1-я: Экстренная эвакуация

в

В тиши летнего дня искажённый, сдавленный динамиками голос Капрала зазвучал резко и тревожно, словно сирена экстренного оповещения.


— Вниманию персонала! Готовность к приёму зомби! Двое камуфляжников с носилками к северному входу, двое прикрывают на случай сопровождения!


Короткая, рубленая речь Капрала на секунду воскресила в воображении Андрея кадры из популярных в своё время киношедевров — толпа злобных, полуразложившихся существ с оружием наперевес, перекошенные ужасом и ненавистью человеческие лица в прорезях прицелов, беспорядочная пальба по приближающимся телам нелюдей. Видение угасло через минуту, когда сквозь окуляры бинокля Андрей увидел на фоне лесной поросли путника-зомби: с кинематографическим образом его роднили лишь потрёпанная, окровавленная одежда с несколькими пулевыми ранениями в области грудной клетки да неуверенная, неуклюжая походка, словно у пьяного. Как и все зомби, он шёл с закрытыми глазами, безошибочно огибая непролазный бурелом. Время от времени зомби падал плашмя, — в отличие от обычного человека, он не вытягивал вперёд руки при падении, отметил про себя Андрей, — но тут же снова поднимался и продолжал идти. Лицо путника с такого расстояния было невозможно разглядеть, и Андрей ждал, пока тот подойдёт поближе.


Однако раньше, чем зомби приблизился настолько, чтобы можно было разглядеть его в деталях, до наблюдателей донёсся звук, который невозможно было спутать ни с рыком зверя, ни с человеческим криком. Он зазвучал, казалось, на нижнем пределе слышимого для человеческого уха диапазона, заставляя дребезжать оконные стёкла, тон его постепенно повышался до злобного, утробного рёва, и наконец, неожиданно стих и растворился где-то в гуще окружающего станцию леса. Андрей невольно вздрогнул и плотнее прижал окуляры бинокля к глазам.


— Проводник поблизости! — ожил динамик рации. — Отставить боевую готовность, оружие в дежурный режим! Носилки выпустить без сопровождения, вести визуальный контроль за приёмом, никаких действий без приказа!


Зомби продолжал упрямо шагать сквозь редкий подлесок по направлению к станции. Ему оставалось пройти ещё метров триста, когда истошно заскрипела ржавая металлическая дверь северного входа, и сквозь дверной проём вынеслись двое в камуфляже с приготовленными заранее носилками. Стоило им поравняться с зомби, как тот остановился, на секунду замер и тяжело рухнул в густую пожухлую траву. Двое в камуфляже тут же уложили его на носилки и не мешкая понесли к станции.


В ту же секунду Ежи Кравец ахнул и возбуждённо воскликнул:


— Проводник!!!


Всего лишь на несколько секунд в поле зрения Андрея мелькнула и исчезла в лесу нелепая, жутковатая человекоподобная фигура, с белёсым кожным покровом, с втянутым глубоко в плечи подобием головы, с непропорционально длинным подобием рук.


Хлопнула металлическая дверь северного входа, мимо пробежали камуфляжники с носилками. На ходу они торопливо бросили подоспевшему Капралу:


— Тяжёлый, потерял много крови, минут пятнадцать от силы...


Капрал ещё не успел открыть рот для ответа, как носилки уже исчезли в дверном проёме санитарного корпуса, и его слова были адресованы оставшимся у проёмов наблюдателям:


— Территория сделала всё, что смогла, теперь дело за Савицким. Ему не впервой...



Ужинали обитатели станции, вопреки обыкновению, без особых разговоров — большинство были под впечатлением прихода гостя-зомби, и пожалуй, появления Проводника в поле видимости. После ужина никто не расходился — все ждали известий от Савицкого, и все знали, что после операции он придёт первым делом именно сюда. Наконец появился Савицкий, торопливо забрал свою порцию с раздаточного стола и уселся на свободное место посреди кают-компании (как метко обозвал в своё время отведённое под столовую помещение Джиакомо, бывший морской лоцман).


Само собой разумеется, терпения у окружающих хватило от силы минут на пять, потом Савицкого забросали вопросами:


— Выкарабкается?


— Кто он?


— Сказал что-нибудь?


— Дайте поесть спокойно! — рявкнул Савицкий, вскрывая охотничьим ножом банку с мясными консервами. — Куда десерт дели?


Упоминание про десерт внушало надежду на благоприятный исход для поступившего в госпиталь, как и то, что Савицкий не спешил с долгожданным ответом. Кто-то из присутствующих тут же притащил и выставил на стол перед ним внушительных размеров запечатанную жестяную банку.


Закончив ужин в первом приближении, Савицкий вскрыл банку с десертом так же неторопливо, как до этого банку с с мясными консервами.


— Надо же, ананасы! — восхитился он. — Подумать только, какое нерациональное расточительство — тратить такое количество места в Скороходе на подобные излишества! Знаете, коллеги, когда-нибудь ананасы погубят человечество — обжорство никогда ещё не доводило до добра. Но, будем надеяться, меня они в ближайшее время не погубят.


С этими словами Савицкий немедленно приступил к проверке на предмет того, погубит ли его десерт из консервированных ананасов. Окружающие старательно изображали равнодушие, занятость своими делами и совершенно случайную природу своей задержки в кают-компании.


Наконец Савицкий откинулся на спинку стула и окинул присутствующих благосклонным взглядом.


— Жить будет, — коротко резюмировал он. — Несколько пулевых ранений, два из них весьма тяжёлые, пробито одно лёгкое, перебито предплечье, кроме того, потерял много крови. В него стреляли с близкого расстояния. Ему на редкость повезло, что он оказался в зомби-состоянии. Если бы не дошёл сюда — у него не было бы ни единого шанса.


Равнодушие окружающих как корова языком слизала. Все головы были повёрнуты в сторону Савицкого.


— Кто бы это мог сделать? — с деланным недоумением спросил Андрей, покосившись на сидящего рядом Капрала. — Не иначе как наши Сорды — такие тихие, спокойные соседи и большие любители пострелять на досуге.


Капрал, по всей видимости, хорошо помнил недавний разговор о Сордах — сборище всячекого отребья, обосновавшееся несколько лет назад в развалинах элеватора в полудне ходьбы от станции, и на щеках его заиграли желваки.


— Почему бы не спросить у него самого? — подал голос из дальнего угла кают-компании смуглый и коренастый Фецио Маннаро, интендант станции.


— Он сейчас без сознания. — пояснил Савицкий. — И вряд ли придёт в себя раньше чем через несколько дней.


— Странно, почему его не добили? — задумчиво произнёс худощавый парень в очках (память Андрея услужливо подсказала: Гельмут Эрмиттлер, полевой лаборант). — И кто он такой? Почему пришёл сюда?


— Ну тут, как говорится, можно лишь гадать на кофейной гуще, — ответил Савицкий, отнеся вопрос в свой адрес. — Возможно, в момент нападения неподалёку появился Проводник — тот, пришёл сюда вслед за ним, или другой, — и спугнул нападающих. А кто он такой — понятия не имею. Могу лишь предположить, с учётом его экипировки, что он не из числа наших соседей, по внешности — скорее уж наш с вами коллега с такой же станции.


— Поблизости нет никаких станций, — возразил Кравец. — Только на той стороне. И вы хорошо знаете, почему у них не принято приходить к нам в гости: дойти шансов маловато даже у камуфляжников, а что уж говорить о научниках...


— Никто не утверждает, что он пришёл с той стороны, — резко возразил Савицкий. — Я просто предположил, что он из числа научных исследователей, а не военного персонала, только и всего. Судя по некоторым признакам, его руки привыкли иметь дело с химическими реактивами и приборами, а не держать оружие.


— И всё-таки странно, что Сорды не попытались добить его, — заметил Капрал. — С их-то жизненными принципами...


Савицкий насмешливо покосился на Капрала.


— Одного из таких принципиальных соседей как-то принесли мне прямиком на операционный стол, ещё в начале деятельности нашей станции. Его приятели рассказали, что несмотря на предупреждения, он попытался добить после перестрелки свою жертву, когда та уходила в зомби-режиме. Поблизости, как и следовало ожидать, оказался Проводник. Он не проявлял своего присутствия и не вмешивался в развитие событий — но лишь ровно до того момента, пока мой пациент не открыл стрельбу по зомби. Удар последовал всего один-единственный. Вы когда-нибудь видели разорванную грудную клетку? Разумеется, я попытался тогда сделать всё, что мог, но спасти стрелка не удалось. У наших соседей, друг мой, свои суеверия, и поверьте мне, порой для таких суеверий имеются весьма и весьма веские основания. Что, в сущности, и к лучшему, как видите.


Андрей уже знал, что зомби — это одно из необъяснимых проявлений Территории. Как селения Смиренных. Как особый, ни с чем не сравнимый микроклимат Территории. Как псевдопланетарные микросферы. В тех случаях, когда человек — один из многочисленных обитателей Территории — в силу роковых обстоятельств оказывался на грани жизни и смерти — вдруг неким неведомым образом мобилизовались скрытые ресурсы его организма, и тогда он вставал в полный рост, невзирая на полученные увечья и повреждения, и шёл — чаще всего туда, откуда пришёл, но бывали и случаи, когда целью его движения становилось одно из селений Смиренных, а то и просто ближайшее безопасное место. Дойдя до места назначения, зомби, как правило, обессиленно падал на землю, и впоследствии — если его вовремя подбирали и он выживал после ранений и травм, — оставался вполне обычным человеком, без каких-либо особых сверхспособностей, умственных и физических отклонений, и решительно ничего не помнил о возвращении. По отношению к окружающим путник-зомби не проявлял никакой враждебности или агрессии, вплоть до того, что у него напрочь отсутствовала способность к самообороне, даже при наличии оружия — все его силы сосредотачивались исключительно на ходьбе, и по наблюдениям немногочисленных свидетелей, зомби вообще не замечал никого вокруг, но при этом безошибочно обходил опасные, труднопроходимые участки и неровности рельефа. Характерным признаком зомби неизменно были закрытые глаза, словно во время передвижения он пребывал во сне или в бессознательном состоянии. Каким образом путникам-зомби удавалось мобилизовать свой организм с учётом тяжёлых травм, практически полностью исключающих возможность пешей ходьбы, каким образом им удавалось с закрытыми глазами безошибочно прокладывать себе дорогу сквозь смертельно опасную даже для абсолютно здорового человека Территорию с её бесчисленными аномалиями, какое отношение к их состоянию имели Проводники и почему время от времени сопровождали их — для исследователей по сей день оставалось загадкой.



В дверь комнаты негромко постучались.


— Войдите! — крикнул Андрей.


Дверь открылась, и в комнату вошёл Савицкий. Он присел на стул, заложил ногу за ногу и задумчиво пробарабанил по колену тонкими, длинными пальцами. Андрей развернулся к нему и ждал продолжения.


— Знаете, коллега, — каким-то необычно неуверенным, смущённым тоном произнёс Савицкий, — мне следует признать, что мне отчасти знаком человек, который таким ужасным способом прибыл к нам сегодня. Но у меня убедительная просьба по возможности не предавать широкой огласке моё признание.


— Посмотрим, — коротко ответил Андрей. — Кто он и откуда вам знаком?


— Не так давно он приходил к нам на станцию. Представился широко известным именем — Фернан Летерье, вам оно, полагаю, вряд ли известно, а вот в научных кругах многие слышали это имя или читали в научных альманахах. Откровенно говоря, в тот момент я не слишком склонен был поверить ему — каким образом владелец такого имени мог оказаться на Территории, мне и представить-то себе сложно. Не говоря уже о том, что он благополучно добрался до нашей научной станции.


— Ну, не он же один, — хмыкнул Андрей, покосившись в сторону кают-компании, что была расположена за стеной в соседнем корпусе.


— Не забывайте о том, кто и каким способом здесь оказался, коллега! — предостерёг Савицкий. — Персонал нашей станции был доставлен сюда Скороходом, без единой остановки в пути, при максимально благоприятных условиях, под присмотром опытных спутников и вооружённой охраны! В отличие от нас, вы пришли сюда пешком, и возможно, ваш переход не составил для вас особого труда, но не стоит недооценивать время, которое было затрачено вами на подготовку к переходу, и усилия специалистов, что готовили вас. Новички, попадающие на Территорию, чаще всего не в состоянии пройти дальше восточного селения Смиренных, а уж про поход в центр Территории и говорить нечего!


— Мы отвлеклись, — напомнил Андрей.


— Разумеется. Извините. Так что я хотел вам сказать? Ах да. Он представился мне именем — хорошо известным мне благодаря многочисленным научным работам, упоминать о которых сейчас не буду, и попросил меня... в общем, ему хотелось ознакомиться с результатами наших последних исследований.


— То есть? — Андрей не верил своим ушам. — На станцию пришёл человек, который — вот так просто, без затей — хотел получить ваши исследования? Как он обосновал свою просьбу?


— Надо признать, довольно странным образом. Он объяснил, что в связи с отсутствием у нас каких-либо видимых успехов он мог бы взять на себя часть работы по исследованию образцов полученных нами тканей и полученные результаты предоставить нам в качестве...


— Другими словами, он фактически предложил вам своего рода сотрудничество?


— Примерно так. Однако меня несколько озадачили его слова об отсутствии у нас каких-либо успехов, ведь только за последний год на основе наших исследований удалось синтезировать поистине невообразимые препараты — взять хотя бы «Савизол»...


— Названный в вашу честь? — поспешно уточнил Андрей.


— Окончательные наименования формируются центральным административным аппаратом, находящимся за пределами Территории... но у меня есть подозрение, что тамошние специалисты действительно вспомнили про мою фамилию.


— Продолжайте, — кивнул Андрей.


Савицкий продолжил. По его словам, Летерье не только не имел ни малейшего понятия об успехах научной станции, где работала группа Савицкого, но и был убеждён — или пытался изобразить такую убеждённость, — что ни цвет мировой науки, ни широкая общественность также не осведомлены об этих успехах. Это было по меньшей мере странно, учитывая, производные какой эффективности появились за последний год благодаря исследованиям. Вместе с тем гость проявил редкую осведомлённость в научных вопросах, исключающую — ну, или по крайней мере минимальную — возможность мистификации. И Савицкий, при всём желании уличить своего собеседника в постыдном обмане, в конце концов вынужден был мысленно признать своё поражение и отнестись к его просьбе более внимательно.


По мере рассказа Савицкого, удивление Андрея всё больше переходило в искреннее изумление. Если именитый гость, по словам Савицкого, пытался изобразить убеждённость в отсутствии успехов у группы Савицкого, то сам Савицкий сейчас зачем-то пытался убедить Андрея в изобилии таких успехов, причём его аргументация заключалась в перечислении множества вполне конкретных, заведомо несуществующих (или не запущенных в массовое производство) субстанций, препаратов и медикаментов. Тогда как согласно отчётам компании, получившей от правителства концессию, все успехи группы сводились к обнаружению некоторых процессов в некоторых тканях, которые — с весьма малой долей вероятности! — позволяли в отдалённом будущем создать ненамного более эффективные аналоги уже существующей фармацевтической продукции.


На первый взгляд, мысленно сделал вывод Андрей, Савицкий откровенно и нагло лжёт: никаких успехов группе добиться не удалось, её участники устроились тут словно на курорте — регулярное снабжение всем необходимым, крупные надбавки за пребывание в условиях особого биологического риска, вооружённая охрана, и наконец, минимум сухого закона, — и конечно же, каждый из них должен был отдавать себе отчёт, что отсутствие практических результатов рано или поздно приведёт в лучшем случае к эвакуации группы с Территории.


Однако, поразмыслив немного, Андрей через некотрое время вынужден был признать и возможность существования принципиально иной возможности: крупного блефа со стороны компании, с не вполне понятными целями. Кроме того, Территория — далеко не курорт: к примеру, согласно должностным инструкциям для военного персонала, категорически и безусловно запрещались любые спасательные операции в отношении людей, самовольно удалившихся от места постоянной дислокации более чем на три километра вне зависимости от времени суток.


— Кстати, Иннокентий Аскольдович, — перебил Андрей Савицкого, — откуда вам стало известно о практическом воплощении ваших исследований?


Тот, несколько сбитый с толку вопросом Андрея, на секунду потерял нить своего рассказа.


— То есть как это откуда, коллега?! Из отчётов административного центра, естественно. Каждый раз Скороход доставляет сюда вместе с продуктами питания и прочим грузом подробные отчёты о ходе разработки и практической реализации. Эти отчёты хранятся в нашем архиве, это даёт всем нам возможность судить о результатах собственной деятельности, это превосходный метод мотивации для рядового научного состава, наконец. Так вот, я рассказывал вам о том, что нехарактерная совокупность совершенно обычных за пределами Территории факторов позволила нам...


Если допустить, продолжал размышлять Андрей, что предоставляя широкой общественности фиктивные отчёты об отсутствии результатов, компания-концессионер одновременно по единственному существующему каналу (при помощи Скорохода) присылала на станцию — узкому кругу научного состава — фиктивные отчёты о внедрении имеющихся результатов, с целью мотивации? Или же отчёты в архиве намеренно были сфальсифицированы кем-то из сотрудников станции — скажем, тем же Савицким, — чтобы в случае проверки свалить с больной головы на здоровую?


— Вы передали Летерье какие-либо материалы? — спросил Андрей.


— Нет, ведь эти материалы принадлежат компании, но с другой стороны, Летерье — мой коллега, а в наших кругах принято делиться информацией международного значения, если это способствует процветанию человечества, и я обещал подумать...


— Что было дальше, по окончании вашей беседы?


Савицкий задумался, припоминая.


— Летерье посочувствовал мне в связи с отсутствием результатов, потом попрощался и пообещал вернуться через некоторое время за окончательным ответом. И при моём положительно ответе, за материалами.


— Каков был бы ваш ответ, вернись к вам Летерье не тем способом, какой мы с вами имели честь наблюдать сегодня?


— Он получил бы материалы. В конце концов, это всего лишь сырьё для изучения, и не его вина, что доступ к этому сырью оказался у меня, а не у него. Зная его достаточно хорошо, я не исключаю, что он добился бы и более впечатляющих успехов, нежели наша группа. Жаль, что кто-то внёс столь жестокие коррективы в его планы.


— А кому было известно, что Летерье приходил именно к вам? И кому было известно, зачем он приходил?


— Никому, — решительно ответил Савицкий. — Мой коллега провёл в моём обществе около получаса, затем распрощался со мной, и патруль периметра проводил его до входа — таков порядок на станции.


— Кто был в числе патрульных?


— Совершенно не помню, — развёл руками Савицкий. — Это лучше уточнить у Капрала, если для вас это так важно.


Попрощавшись с Савицким, Андрей снова задумался. Ситуация с научными исследованиями на станции становилась довольно занятной. Конечно же, крайне сомнительно, чтобы Летерье планировал вернуться на станцию в виде зомби. На многие вопросы, вероятно, сумел бы ответить человек, что лежал сейчас в госпитале в бессознательном состоянии, но Савицкий на всю столовую громогласно провозгласил, что тот придёт в сознание не ранее чем через несколько дней. На всякий случай Андрей мысленно перемотал в памяти хронологию событий. Итак, несколько дней назад гость пожаловал на научную станцию, удивил Савицкого известием об отсутствии успехов у группы, потом пообещал вернуться и покинул её (кстати, очень интересно, где и каким образом, без навыков выживания на Территории, он коротал это время?), на следующий день оказался добычей засевших в развалинах элеватора Сордов, к счастью, упущенной ими благодаря какому-то неизвестному обстоятельству — может быть, и в самом деле, благодаря появлению Проводника? Далее он, израненный, в виде зомби проследовал обратно к станции, где после оказания медицинской помощи его, как и других обитателей станции, охраняют камуфляжники Капрала. Охраняют от проявлений Территории, и разумеется, от тихих и спокойных соседей. Встреча с Сордами, само собой, могла быть и случайной, ну а если нет? Тогда, восхитился Андрей своей сообразительностью, Сорды вполне преднамеренно охотились на Летерье, и если их действительно спугнуло появление Проводника — то своей цели они не достигли. Хотели ограбить? Он был налегке, безоружен и без какой-либо ноши, по словам Савицкого. Отпускать же восвояси ограбленных обитателей Территории Сордам было далеко не впервой — исключение составляли разве что исключительно редкие случаи вооружённого сопротивления, на что Летерье вряд ли был бы способен. Тогда что могло быть предметом дележа между ним и Сордами?


Подойдём к вопросу с другой стороны, подумал Андрей. Странный разговор между ним и Савицким незадолго да нападения мог быть простым совпадением, но если идти в этом направлении, то главное, что следовало отметить — у собеседников имела место принципиальная разница во взглядах на успехи научной станции. У Савицкого в качестве аргументации имелся архив отчётов компании, у Летерье — мнение научного сообщества за пределами Территории. Фактическая же ситуация, с учётом официально задокументированных отчётов компании, более всего соответствовала информации Летерье и противоречила утверждениям Савицкого. Если так, то несложно было представить себе и такой вариант развития событий, при котором обида (или страх разоблачения?) оказалась сильнее уз научного братства. Кто из двоих заведомо лгал? Летерье лежал без сознания в эрзац-госпитале с тяжёлыми ранениями, и это фактически реабилиторовало его, с точки зрения Андрея. А стало быть, лгал Савицкий. Заведомо лгал... заведомо...


На слове «заведомо» Андрей споткнулся, хотя и не мог понять, почему. «Заведомо» — от слова «ведать», то есть знать. Предположим, лгал не Савицкий, а Летерье, не зная об этом? Вряд ли возможно: его мнение об успехах станции подтверждается официальными данными. А Савицкий? Тут уже сложнее: нужно проверять содержимое местного архива, и если там лежат отчёты об успехах — значит, и его данные официально...


В следующую секунду Андрей мысленно поразился собственной глупости. Ответ на один-единственный правильно поставленный вопрос расставлял всё по своим местам, и этот ответ был известен Андрею. За окном начинало темнеть. По правилам станции, которые Капрал заставлял обитателей неукоснительно выполнять вне зависимости от чинов, рангов и научных званий, хождение по открытой территории станции в тёмное время суток не допускалось, за исключением служебных надобностей. А следовательно, Андрею не помешало бы поспешить: будь его смелые предположения верными — при умелом подходе и благоприятном стечении обстоятельств у него был шанс сегодня же покончить со всей этой дикой, нелепой уголовщиной посреди серьёзных научных исследований загадочной Территории...

Показать полностью
  •  
  • 8
  •  

Непокоренные. Глава XXI. Внутреннее и внешнее. Часть 1.

в

Доброго времени суток, дорогой пикабушник. Если ты впервые видишь пост о непокоренных - это вступление для тебя.

Моя жена написала книгу и прежде чем отправлять ее на издание - она хочет собрать непредвзятое мнение, критику и мысли. Для этого я стал публиковать главы ее произведения на пикабу. Мы ценим каждый плюс или минус, любой комментарий и каждого подписчика. Единственное, что нам важно - чтобы критика была конструктивной. А вам чтобы было приятно читать).Так что приятного чтения и до завтра)))
Предыдущие главы Непокоренных

Если и впрямь существует где-то ад, то существует он в голове подростка, вынужденного чужой недоброй волей подавлять себя, скрывать и топтать свою истину, считая её непристойной и недопустимой, считая тем самым непристойным и недопустимым себя самого, выбивающегося из рамок общепринятого стандарта, а оттого неправильного и словно бы подпорченного червоточиной. Вынужденного давлением общества ненавидеть и отрицать что-то важное для себя по той нелепой причине, что едва ли найдет понимание и одобрение среди окружающих, а оттого боящегося даже браться за поиски. Существует этот ад спутанным комом извивающихся змей, жалящих отравой болезненной, а порой и смертоносной – для этой скрываемой, отрицаемой истины, хотя и для самого юного человека порою тоже. Растекающейся по венам, смешивающейся с кровью, пропитывающей всю глубину организма. Такой личный ад не дает покоя ни днем, ни ночью, заставляя все мысли и чувства раз за разом возвращаться к одному и тому же, биться в одну и ту же стену – стену несоответствия внутреннего и внешнего, личного и общего, искреннего и лживого, ад отрицания себя.
***
'Cause a heart that hurts
Is a heart that works

«…ведь сердце, которое болит –
Это сердце, которое работает» (пер. автора)
Из песни группы Placebo – “Bright Lights”

А может быть, все это и не стоило слез?


Когда пыльные ступени бомбоубежища остались позади, когда позади осталась и Ия, отпустившая, наконец, девушку из своих объятий, и желтеющие уже кусты, столь удачно окружающие трансформаторную будку, Лада сделала большой круг по двору, зашла в дальний магазин, словно бы сосредоточенно выискивая что-то среди скудного ассортимента моющих средств, вышла, так ничего и не купив, и направилась спешным шагом домой. Низко надвинутая на лоб шляпка должна была скрыть раскрасневшееся лицо, все еще, наверное, припухшее и нездоровое. Легкие летние сумерки уже легли смутными очертаниями на улицу и двор, куда так некстати стекались постепенно молодые люди и девушки с круглыми нашивками Молодежной Дружины Нравственности на форменной одежде. Странно, но их, некоторые из которых были вовсе младше нее, Лада боялась, пожалуй, куда больше, чем даже комендантов ВПЖ – за непредсказуемость придирок, за мелочность и безжалостность выставляемых обвинений, за острую и чудовищно искреннюю приверженность Системе. А сейчас, когда лицо девушки, быть может, всё еще выдает её неблагонадежность, когда на душе и без них слишком неспокойно – какое уж там «неспокойно», буря бушует! – особенно. Хотя, что еще, кроме ухода в собственные мысли, может наложить на ее лицо эту жуткую маску безразличия ко всему происходящему вокруг? А, может быть, всё это действительно не то, ради чего стоило бы по-настоящему расстраиваться? Девушку словно бы грызло изнутри неведомое сомнение, что всё должно было (или могло было?) быть иначе, если поменять что-то внутри себя самой, а не во внешнем ее окружении… Интересно, не будь Ии, не будь они знакомы, не будь всех тех разговоров, что между ними успели произойти за это лето – как отреагировала бы она, Лада Карн, на вчерашнее известие о скором замужестве? Не случись покушения на Всеединого Управителя, снова зажегшего в ее сердце эту искру детских мечтаний о подвигах и героизме, о том, что можно прожить жизнь по-иному, - разве плакала бы она теперь? Не стань её сердце живым, разве огорчилась бы она? И стоят ли на самом деле её слез чьи-то решения, навязанные перемены, когда теперь внутри нее горит такой огонь, что сожжет на своем пути все неугодное ему?..


Да, разумеется, многому придется учиться заново. Лада знала и помнила, что доступ Ии в бомбоубежище скоро снова будет невозможен, что сама, вероятнее всего, переедет жить к Карлу, если его условия лучше ее (вряд ли уж они останутся жить впятером в двух комнатах, с родителями и Иной), или на новую квартиру, что выделяет Империя молодожёнам, но об этом девушка не имела пока ни малейшего понятия. Придется наверняка долго друг к другу притираться и привыкать, ездить другими путями на работу, менять весь ритм и образ жизни, редко видеть сестрёнку… Только что-то говорило ей, что всё это, оказывается, может быть отнюдь не самым важным, не решающим и не определяющим всю ее жизнь, говорило, что внутри себя девушка не имеет ни малейшего отношения к тому внешнему, что делает Система с её телом, что, там, внутри, огня уже не погасить. «Представь, что дело - в другом, не в том, чего у тебя нет, не в том, где и как тебя ограничивают, уничтожают и ломают, представь… что главное – другое, главное – то, что есть, что у тебя не отнять никакими запретами. Можешь?» Странное ощущение, что эти ее слова, горячо произнесенные девушкой так недавно, словно опередили каким-то удивительным образом события её же жизни – а она только теперь действительно смогла понять их смысл, словно кто-то другой говорил тогда ее губами. Сейчас эти слова показались ей несвоевременными, хотя и едва ли являлись таковыми на самом деле.


Свет фонарей во дворе сменился с бело-желтоватого на красный, оповещая Средних о приближающемся через тридцать минут комендантском часе, Лада нырнула в подъезд многоэтажки, здороваясь мимоходом с уткнувшейся в небольшой портативный телеэкран консьержкой и, дождавшись, когда затворятся за ней двери лифта, прильнула к стеклянной стене его кабины. Перед внутренним взором вопреки ее воле сонмом встали призраки ушедшего лета, живые глаза Ии (такой острый, режущий взгляд по сравнению с тем почти что мягким спокойствием, которое видит она в них теперь), скрытый испуг, недоверчивая благодарность… Призраки эти частенько посещали ее, особенно в этом, казалось бы, с детства привычном месте, но Ладе всё же было странно внезапно осознать, что именно она сделала тогда первый шаг навстречу этой девушке, без которой теперь не представляет собственной жизни ни в прошлом, ни в будущем. Странно, потому что сама она давным-давно привыкла считать себя таким же нелюдимым и запуганным человеком, как и все прочие Средние – такие, какими она привыкла видеть их каждый день… Девушка подумала, а что было бы, если бы в тот вечер она не подала соседке руку помощи – и едва не усмехнулась. Слишком часто что-то она стала задавать себе этот нелепый вопрос «а если бы?..» по любому поводу и почти что без него. И даже не потому, что всё именно так, как оно есть, и лишь так, но потому, что какая, расколоться Империи, разница, что было бы, если сейчас, имея то, что она имеет, она дерзнет назвать себя непонятным доселе словом «счастливая». Закрыв на несколько секунд лицо холодными с улицы ладонями, словно проверяя украдкой кончиками пальцев, спал ли нездоровый отек с век, Лада тихонько улыбнулась своим мыслям самыми лишь уголками губ: какое же это все-таки, оказывается, невероятное чудо – чувствовать, да и попросту даже ощущать в себе эту странную смену настроений и мыслей, кружащихся осенними листьями на ветру…


Освещенный красными огнями, Средний Сектор выглядел словно бы торжественно-мрачным, и зрелище это почему-то показалось Ладе как нельзя более подходящим к ее собственному настроению: переполненная решимостью, ей самой не вполне ясной, девушка словно подвела для себя какую-то невидимую черту – отныне она-внешняя не имеет никакого отношения к ней-внутренней. И ничто внешнее никогда и ни за что не посмеет погасить её внутреннего света.

Показать полностью
  •  
  • 2
  •  

Повезло или нет?

Добрый день!
Вот стало мне интересно, сколько правды пишут на Пикабу?
По натуре я человек не конфликтный, можно, даже сказать добрый. За всю свою жизнь, я практически не встречал "неадекватов". Яжматрей/яжотцов, таксистов которые наезжают и пытаются отжать твое баблишко, тупых клиентов, которые вечно правы,а ты дурак... Даже бабку, которой все обязаны я видел 1 раз в троллейбусе. Зато все время я вижу провокаторов, таких вредных, мелких упырят, которые пытаются вывести тебя на конфликт,а сами с телефоном в руке скачут, снимают.
Пару примеров из жизни, как видел ситуации я, и как их можно увидеть со стороны,если немножко подкорректировать.
У меня сыну 3 года, я каждые выходные хожу гулять с ним на детские площадки, одна из историй про  Яжмать.
Площадка, горки/карусельки/качели/, школота лет по 11-13 придумала игру, кидаться кусками оторванного газона,при этом макнуть надо в лужу,чтоб грязи побольше было(сопровождая все обильным матом). Пока они просто носились вокруг площадки внимание на них не обращали,но тут они попали комком в вещи ребенка, лежавшие в коляске. Мать девочки, начала объяснять,что не для таких игр тут площадка,тут детки маленькие, и вы носясь между ними,можете их сбить. Из простых замечаний, все перешло в конфликт, "дети" орали,что площадка детская, они тоже дети,значит могут играть во что хотят на этой площадке (при этом всем, один из них,стоит в стороне и  снимает только саму ссору, где ребят пытаются уговорить уйти с площадки). Причем забавное, что пацан который снимал, комментировал все со словами: "Яжмать качает права" и все в таком духе.
Когда я только переехал в Мск, я работал в "Связном", вот ко мне ни разу не приходили люди, считающие что я говно, а они лучше. Не было тупых людей, были люди не разбирающиеся, но охотно слушали объяснения, у меня никогда не было косяков с чеками,мы все акции проговаривали, и за счет них продавали, они и вправду выгодные,если их правильно преподнести. Со всеми надо быть вежливыми, но и тут были провокаторы, это такие люди,которые читали какую то фигню в интернетах и шли доказывать, что они умнее. Задавали вопросы типа "какая скорость вращение куллера в режиме ожидания". Было очень много забавных персонажей, но тупыми или высокомерными их я назвать не могу.
В Мск я крайне плохо переношу метро, я езжу только на машине,исключения наземный транспорт, но это крайне редко. За то время, когда я снимал квартиру (Некрасовка,что за Люберцами), первый год я ездил на маршрутка-электричка. помимо того, что все набивались в вагон электрички как шпроты, хамства не было,никто меня не пинал, не толкал, не обзывал. Напрягал только утренний выхлоп от некоторых особей, но это не важно.

Я ЗА 7 ЛЕТ НЕ ВИДЕЛ НИ ОДНОГО ЦЫГАНА! где эти люди с балалайками и медведями? Единственное с чем я согласен, так это с тем, что на дорогах полно дебилов, но мне кажется, тут какой-то психологический фактор, типа "машина-крепость, я в ней хозяин".
Меня не обманывают в магазинах и на рынках, Может мне везет, а может быть из-за того, что я стараюсь здороваться со всеми продавцами не зависимо от национальности и владения русским языком, всегда говорю спасибо, так как мне самому приятно это слышать.
Отдельно хотел бы затронуть тему "ненужных" дипломов, диплом нужен, очень, но помимо корочки, необходимо чтоб в башке хоть что то было. У меня куча друзей,кто учился в универе и многие просто его посещали, вот у тех кто учился, проблем с работой нет, а у тих кто посещал работы по специальности нет. (исключение те, кто понял, что эта специальность не их конек и ушли в другую сферу).
Меня ни разу не пытались гопники  "отработать", даже таких личностей я не видел уже лет 10-11.
Кстати интересно в комментариях читать про быдло, вот я понять не могу кто такие эти быдло? Смотришь видео, там один пытался второму в голову настучать, но огреб. А в комментах, когда одно быдло встретило другое... Если я могу за себя постоять, то я быдло? я так понимаю?  
Начал с одного, но тут меня понесло.
Собственно история про бабку.

3 года и 2 месяца назад, мы с супругой(беременной на 8 месяце) поехали на рынок(овощной), так как машину я сдал на ТО(каждые 5-6к меняю масло вдвижке.) Поехали на троллейбусе, места свободные были, причем много, но все по 1 месту свободному. Ну, супруга садится рядом с бабушкой, едем через 2 остановки влезает вторая бабка, и говорит жене, чтоб она встала и села в другое место. Ну я пошел на принцип, говорю, мест много свободных, садитесь на любое, она верещит, жена уже готова уйти,но тут вмешивается бабушка №1 которая сидела тихонько у окна, говорит "отстань от молодых, а не то прокляну", потом встает закатывает глаза, тычет пальцем в бабку и начинает на латыне что-то говорить, противная бабка ретировалась, а мы так познакомились с Любовь Павловной, врачом на пенсии.

ДБС

Показать полностью
  •  
  • 17
  •  

Возможен ли диалог с исламом?

Все мы не раз слышали о том, что Ислам — это традиционная религия нашей страны. О том, что Ислам — это великая культура и высокая мораль. О том, что Ислам — это религия мира и толерантности.

О том, что вскоре миром будут править мусульмане всем известно, но сейчас не об этом. Наши внуки уже точно не увидят мир даже таким, каким видим его мы. На планете стремительно происходит исламизация населения и мирный захват мусульманами земель за счет повышенной рождаемости. Всё просто: у мусульман в среднем рождается в 4-5 раз больше детей, чем у христиан. Европа уже сегодня в шаге от тотальной колонизации народами Ислама. Старая Европа трещит по швам: излишняя толерантность привела к тому, что многие европейцы живут у себя дома как в гостях, боясь сказать лишнее слово иммигрантам.


Например, жители Копенгагена (Дания) в канун Нового года и Рождества остались без ёлки, поскольку администрация города состоит из мусульман и они не просто не видят смысла отмечать какой-то непонятный праздник, но и запретили устанавливать ёлки за частные средства. А в столице Бельгии, Брюсселле так и вообще поставили «электронное зимнее дерево» с экранами, чтобы мусульмане не обижались. Скоро за слово «Рождество», как и за «Я русский» будут сажать в тюрьмы.


Ситуация в немецких школах вообще выглядит как нелепый комикс: дети «этнических» немцев боятся ходить в школу, как сообщила министр по делам семьи в Германии Кристина Шредер «немецких детей унижают за то, что они немцы. Это конечно касается школ, где немцы в меньшинстве, а иммигранты составляют 70% учащихся. Немецкие дети забиты, запуганы и предпочитают молчать и лишний раз не попадаться на глаза. «Иммигрантские дети ведут себя своеобразно, — говорит директор школы в Эссене. — Нашим учительницам приходится работать с детьми, которые говорят о них своим сверстникам: «Не разговаривайте с ней, это просто немецкая шлюха»». «В период Рамадана школа на чрезвычайном положении, — рассказывает один из преподавателей школы. – В этот Рамадан дошло до того, что они плевали в еду соучеников. Принято считать, что дискриминируют иностранцев, но у нас как раз наоборот».


В одной из школ Испании количество учащихся, говорящих на испанском языке, менее 20%, администрация школы отсылает родителями сообщения на арабском, а дети-мусульмане запрещают другим есть бутерброды с ветчиной, вырывая из рук и выбрасывая еду в урны.


В Берлине не лучше. Преподаватели одной из берлинских школ написали докладную в профсоюз учителей, где жалуются на анти-немецкое поведение учащихся. Над школьниками издеваются, им угрожают, а если дело доходит до драки, на помощь иммигрантам приходят их родственники и друзья.


Вот краткая статистика:


-Общее количество мусульман на планете – 1,5 млрд человек (23%), а в 1980 г. Их было всего 800 млн.


- В 35 странах мира мусульмане составляют большинство; каждый 5 человек на земле мусульманин; За пол века население, исповедующее Ислам выросло на 235%;


-В России живут более 25 млн мусульман и построено более 8000 мечетей;


- В РФ более 3100 исламских школ, а в момент распада СССР не было ни одной;


- В Нью Йорке проживает 1 млн мусульман, находится 50 мечетей и исламских центров»;


- Эксперты оценивают, что в концу 21 века большинство населения России будут мусульмане.


Исламская культура самобытна, интересна и даже хороша, для некоторых. Но культурные различия невозможно скрыть гражданством или цветом кожи. В то время как вновь прибывшие мусульмане жалуются на дискриминацию, в крупных городах Европы множится количество женщин в чёрных хиджабах до самого пола. Также повсеместно наблюдается рост насилия над женским населением – мусульмане привыкли к жестокому обращению с жёнами и дочерьми. Уменьшение детской смертности среди мусульман, прогресс в здравоохранении и повышение уровня жизни приводит в демографическому скачку населения, привыкшего до 8 детей иметь в семье, в то время как 2 ребёнка для европейца уже становится редкостью.


Необратимость запущенного процесса пока еще не достигла точки невозврата – в Европе подрастает только второе-третье поколение детей Ислама. Но если ничего не будет предпринято, то совсем скоро треть населения станут мусульманами, а в некоторых странах и все 50%. Лет через 50 встретить «не мусульманина» на улице будет достаточно проблематично. Европейская нация вымирает, уступая место сильнейшей и более агрессивной. Конечно же, это не так. Бывают мирные мусульмане, но не бывает мирного Ислама. И вся планета в этом уже убедилась. Но при этом еще остаются люди, которые пропагандируют ценности мультикультурализма, люди, которые настаивают на диалоге с Исламом. Эти люди живут в выдуманном мире, и чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на саму возможность подобного диалога.


Любая религия всегда стремится к своему первоначальному варианту. И говоря об Исламе, прежде всего надо взглянуть на то, чем он был в начале веков. Хороший пример — летоисчисление. Сегодня у мусульман 15-ый век, и это уже говорит о многом. Но важно другое. Ислам — это единственная религия, в которой отсчет идет с того момента, как её основатель встал во главе армии, ведущей непрерывную войну со всеми. А еще это религия, в которой мир делится на две половины — Дар аль-Ислам и Дар аль-Харб, что переводится как Земля Ислама и Земля Войны. Весь мир, в которой не действует шариат, весь мир, где мусульмане еще не стали хозяевами, весь этот мир объявляется зоной боевых действий. При этом исламские пропагандисты очень любят цитировать те отрывки из Корана, где можно найти гуманное отношение к неверным. Но эти пропагандисты никогда не скажут о самой структуре Корана, о том, что более поздние суры отменяют более ранние. И с этой точки зрения, именно последняя сура является самой важной. Последняя сура — это сура о Джихаде.


Достаточно пары строчек из Корана, чтобы не осталось никаких иллюзий. Например в суре «Аль-Маида» говорится следующее «не берите евреев и христиан в союзники или друзья, а кто нарушит запрет, сам станет неверным». О каком диалоге может идти речь, если собеседник всегда будет считать вас врагом? Однако и здесь, у пропагандистов есть свои аргументы. Они готовы часами говорить о том, что всю ненависть к иноверцам впитал в себя ваххабизм, в то время как традиционный ислам — это совсем другое.


Но что такое традиционный ислам? То, о чем говорят официальные муфтии? Они могут сколько угодно делать акцент на миролюбивых аятах, они могут запрещать Джихад, они могут критиковать шахидов, но всё это не изменит фундамента самой веры. И не уберет из истории Халифат. Именно он навсегда останется идеалом для всех мусульман.


Именно эта эпоха всегда будет воспринимать ими как эра чистого Ислама. И если мы сравним её с тем, что провозглашают ваххабиты, сразу же станет ясно, что именно они являются носителями по-настоящему традиционного Ислама. Ваххабизм всего лишь часть салафитской идеологии. А салафиты не предлагают ничего нового. Наоборот, они хотят, чтобы всё было по-старому. По-старому — это значит так, как 12 веков назад, когда мусульманские армии оккупировали земли от Испании до Индии, поставив западную цивилизацию на грань выживания. Как я уже говорил, в любой религии образцом являются те, кто её создал. В христианстве это апостолы. В исламе — это халифы, диктаторы и военачальники в одном лице. Люди, которые жили ради Джихада. Именно поэтому любая попытка взять Ислам под контроль уже обречена на поражение.


Можно сколько угодно пытаться создать его мирную версию, но это всегда кончается одним и тем же. А мусульмане очень умело этим пользуются. Мы видим это в Европе, мы видим это в России. Сначала они говорят, что им не хватает мечетей, потом они заикаются о шариате, а потом они уже требуют его, угрожая массовыми убийствами. Так было во все времена, повсюду, где мусульмане видели уступки со стороны «кяфиров», а именно так они нас называют.


Особенно забавно слышать, когда многие российские патриоты и даже некоторые националисты призывают к цивилизационному союзу с исламским миром. Этим людям кажется, что обоюдная неприязнь к Западу может стать базисом для альянса. Конечно, мусульмане ненавидят Запад. Только они ненавидят его в рамках всей европейской цивилизации. Частью которой является и наша страна. Газеты ближневосточных монархий переполнены призывами убивать русских везде, где это возможно, уничтожать их бизнес, подрывать их государство. Объяснять это тем, что арабам якобы платит Америка — смешно и нелепо, потому что исламский мир солидарен в своем отношении к нашей стране. Тот же самый Каддафи, которого трудно назвать другом Штатов, не забывал помогать деньгами Джохару Дудаеву, а палестинские арабы, которым многие сочувствуют, с удовольствием ехали в Чечню и с не меньшим удовольствием отрезали головы русским призывникам.


Исламский мир никогда не будет вам благодарен, чтобы вы для него не делали. А еще он никогда не будет с вами честен. Ложь — главное оружие исламистов. Причем ложь на уровне шизофрении. Исламист желает уничтожить весь мир, но при этом постоянно кричит, что весь этот мир его притесняет. Арабы требуют равноправия в Европе, продолжая вырезать коренное население Египта. Так называемые палестинцы пытаются выставить себя жертвами, после того, как они уничтожили почти всех христиан у себя на родине.


А еще мусульмане требуют всё новых мечетей. При том, что в Катаре и в Аравии нет ни одной церкви.


Мусульмане обожают слово «фашизм» и используют его против каждого, кто пытается бороться против исламизации. При этом они очень обижаются, когда кто то вспоминает о том, что в свое время арабы целиком были на стороне Гитлера. Или о том, что самая популярная книга в Секторе Газы — это «Майн Кампф». Но даже тем, кто демонстрирует лояльность к западной цивилизации, верить нельзя. Потому что во многих направлениях Ислама существует специальная доктрина — «Ат-такыйя». Она позволяет игнорировать любые мусульманские запреты, говорить любые слова и совершать любые поступки, если это помогает Джихаду.


Можно ли вести диалог с теми, кто никогда не скажет вам правду? С культурой, с которой у нас нет ничего общего? С людьми, которые всегда будут вас ненавидеть? С цивилизацией, которая стремится уничтожить всех остальных?

Возможен ли диалог с исламом? длиннотекст, религия мира и добра, антиислам, длиннопост, текст

Пруфы:

https://www.youtube.com/watch?v=f1ibC69-hVM

http://www.otpuskrk.ru/news/2673/

https://news.mail.ru/society/10971585/

http://www.newsru.com/world/16nov2012/denmarkchristmastree.h...

http://www.gazeta.spb.ru/939892-0/

http://hramnagorke.ru/world/4837/

Показать полностью 1
  •  
  • 37
  •