Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

воспоминания

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

От Боснии до Ирака - история русского добровольца, сапера и писателя.

«На этнические чистки я не обращал внимания»



Когда я ехал в Боснию, никаких сомнений не было. Сербы не были для меня идеальными людьми; но в 1993 году они были той стороной, которая воевала против нашего общего врага. До этого я уже успел повоевать за осетин в Южной Осетии.


Линия фронта в Боснии была четкой – между собой воевали народы: сербы с бошняками-мусульманами и хорватами. Конечно, в мусульманских частях были местные сербы, а в сербских – мусульмане, но это не было распространенным явлением или идейностью. В Боснии вообще идейных людей мало – это приземленная «кавказская» страна. Идейность – удел образованных людей, которых, там не много. Просто там жизненная коллизия: мусульманин живет среди сербов, у него есть сербы родственники, и его мобилизовали за сербов, – и наоборот.


На фронте я ждал, когда начнут стрелять. Каждый солдат так себя ведет. Но, в общем, в Боснии, шли в основном позиционные бои: раз в два-три месяца наступаем, – выбьем мусульман и снова сидим на позициях. По-сербски «позиция» – это положай. У нас, русских добровольцев, говорили: «Ходить на положай». Мясорубка в траншейных боях редко встречалась, но все-таки бывало и такое.


Так у меня было до марта 1995 года, когда я уехал из Боснии. Отступления сербов перед бошняками с хорватами под ударами авиации НАТО видеть не довелось.


В этнических чистках я не участвовал, хотя знал, что они случались – на каждой войне они происходят. Наличие чисток зависит не от рядовых, а от командования. Как реагировали сербы? Да никак: война идет, – вот бы их всех, мусульман, перестрелять!


Некоторые пишут, что в Боснии и Герцеговине было двести тысяч погибших, – но это фантазии. Сербы потеряли 20-21 тысячу солдат убитыми, а всего в Боснии погибло примерно 100 тысяч человек, из них больше половины – военные. Была совместная комиссия из сербов, мусульман и хорватов, плюс есть Министерство по делам ветеранов Республики Сербской: они подсчитали всех.


На войне мне приходилось пересекаться с Радованом Караджичем. Культурный человек, его должность президента Республики Сербской была условной. Фактически всем управлял Белград. Благодаря нему наши добровольцы получили право на гражданство и пенсию. Почему бы и нет? Мы – бывшие военнослужащие армии Республики Сербской со всеми вытекающими правами.


Русских через Боснию прошло 600-700 человек; кроме нас, других иностранных волонтеров и не было у сербов особенно-то. Практически, все они потом отошли от войн, и, к сожалению, некоторые в своих интервью хаяли сербов. У нас в народе в последнее время стал, распространен тип хама: куда его ни пошлешь, он обо всех будет плохо отзываться. На Донбассе где были также русские добровольцы, – если некоторых послушать, там никто, кроме них, не воюет. Это особенности современной российской психологии. Понятно, что есть разные сербы: те, которые не воевали, и трусы, и интриганы, и подонки, – их много в каждом народе. Но нельзя, же так огульно судить.



«Серб – это нечто среднее между грузином и русским»


После войны в Боснии я остался у сербов – у меня жена сербка. Но своим для сербов я не стал. Мало ли какой русский поселился среди них. И я бы не сказал, что между русскими и сербами, особенно боснийскими, такое уж тесное братство.


Боснийское общество сильно отличается от общества в Сербии своей психологией, она скорее близка к кавказской, чем к российской. Большую роль играет традиция и интересы общин. Тамошний серб – это нечто среднее между грузином и русским. Вообще, боснийцы, как и балканцы, отличаются от европейцев. Но в тоже время тяжело определить, что такое образец европейской психологии. Боснийские мусульмане вполне нормально устраиваются в Европе, переезжают в Америку. В свое время они были опорой Австро-Венгрии на Балканах, затем – Германии. Хотя турки ушли из Боснии в далеком 1878 году, боснийцы так и остались мусульманами. Да и нет в мире массовых примеров разрыва с исламом. Ну, если только гагаузы, которые переселились из Болгарии в Одесскую область. Ислам – сильная религия.


Но все-таки у боснийских сербов традиция и община были более значимыми понятиями, нежели у мусульман. Многие сербы из Боснии жили в Сербии, продолжая оставаться тесно связанными с Боснией. Этнические связи сербской общности сильные, они бы воевали в Боснии, – без вариантов – чтобы их не оторвали от Сербии.


Чем сербы интересны – помнят родовые корни: дедов, прадедов. В России знают только три поколения, бабушки не ведают национальных обычаев, песен. Ну, разве где-то в казачьих областях. Русских перековали, как говорил Сталин. Если бы Советский Союз не распался в 1991 году – русских уже не было бы, а были советские люди. Хотя при Тито в Югославии торопились создать югославов, но ничего не вышло.



«Русским добровольцам не давали спокойно жить»


На Родину после Боснии я не хотел приезжать не только из-за семьи. Бывшим добровольцам не давали спокойно жить спецслужбы: был ряд провокаций, – людей вовлекали в темные истории. Некоторые оказались в тюрьмах, как Михаил Горымов-Клевачов, которого обвинили в подрыве грозненского поезда в марте 2005 года и дали 19 лет колонии. Да, он ходил в Сараево на «положай» и участвовал в боевых действиях в Косово, но с взрывчаткой не умел обращаться. Он даже не знал, как ставить мины. Он не был сапером, Миша – писатель. Желания повторить его опыт, у меня не было. Я вообще не собирался устраивать революции в России – я хорошо знаком с московской политической тусовкой.


Русским добровольцам не давали спокойно жить даже на Балканах. Некоторые лица из бывшего СССР – члены миссии военных наблюдателей ООН и сотрудники ОБСЕ, вели политику по дискредитации и вытеснению нас из региона. Кстати, в Дейтонском договоре, закончившим войну, было обговорено, что все иностранные добровольцы должны покинуть Боснию. В основном, имелись в виду моджахеды, переброшенные в страну по линии НАТО; а некоторые когда-то советские офицеры решили внести свой вклад – выслужиться перед товарищами из США: начали кампанию по запрету русским работать по профессии.


Были и доносы. В 2003 году монахи из афонского монастыря Хиландар пригласили былых русских добровольцев и сербских ветеранов из Республики Сербской к себе в гости. Встретиться с греческими добровольцами, воевавшими в Боснии и греками-политиками. Но поездка не получилась: пришел донос из Украины в Москву, что группа русских и сербов готовит теракты против летней Олимпиады, – руководителем назвали Мирослава Топаловича, секретаря «Союза добровольцев». Топалович ездил с 1992 года в инвалидной коляске и всего год назад, наконец-то, стал ходить на костылях. Добровольцы же приезжали в Боснию воевать, а не чтобы совершать взрывы после войны.



«Мин было очень много»


Мне надо было на что-то жить. Конечно, я не хотел работать сапером: это не очень приятно, – даже во время войны я не был сапером. Все солдаты боятся, что из-за мины у них руки или ноги не станет. Но надо где-то работать. Сербские товарищи из Сараево сказали, что есть американская компания, которая при поддержке офицеров Армии Республики Сербской набирает кандидатов на работу саперами. Пришел: в Бане-Луке на пятьдесят вакансий восемьсот кандидатов, – но меня взяли сербские инструктора. Кроме меня разминированием занимались еще двое русских добровольцев, оставшихся в Боснии.


Ты спрашиваешь – каково это, работать на врагов? Какие враги? После Дейтона люди в Боснии подрывались постоянно, и по линии ООН был создан Противоминный центр (Mine Action Cetnte); всего в Боснии за десять с лишним лет после войны около 3000 человек прошли обучение как саперы по стандартам ООН, хотя реально работал едва ли третий.


Почему именно американцы и британцы этим занялись? Они согласно Дейтонскому договору и решению ООН осуществляли руководящую роль в оккупации Боснии, да и не было других компаний. Как это делается? Американцы или англичане открывают свою компанию. И набирают местных, из бывших военных: сербов, мусульман, хорватов. Получают задачу от Противоминного центра – снять минное поле. Ты не воюешь за них – ты разминируешь. Бизнес, ничего личного. В России разве мало ЧОПов из бывших силовиков, работающих от той же британской G4S – частной военной компании?


Мин было очень много. Мы работали в группах из пяти-шести человек, сербов. Я обезвредил около полутора тысяч мин и боеприпасов. По идее мины надо подрывать, я больше предпочитал извлекать взрывное устройство. Саперы гибли постоянно, в год до пяти человек. К сентябрю 2008 года, по данным Противоминного центра в Боснии и Герцеговине подорвался 91 деминер (насмерть – 37). Всего не стало 60-70 саперов. Один, причем, погиб не от мины – свалился со скалы и разбился. Гражданских еще больше – несколько сотен случаев подрывов.


Но мины на войне – это практика. Сейчас в мире добиваются запрета мин, руками невоюющих Канады и Норвегии. Хотят запретить не только противопехотные мины, а все. Это защита США. Во время войны в Ираке 60 процентов американских потерь пришлось на мины и самодельные взрывные устройства. Мины – оружие слабой стороны. У сильной стороны есть авиация, зачем ей мины ставить? Частично мины запрещены – это привело к падению профессионализма саперов, в том числе и в России, подписавшей конвенцию.


Мне пришлось уйти из этого дела, когда местные чиновники стали создавать свои компании. Разрешения разыгрывались на тендерах. Начали формировать этнически смешанные команды саперов. Когда я начинал в иностранных компаниях, то группы делались по этническому признаку. Ни то, чтобы я не хотел с мусульманами работать, – никто на меня с ятаганом не бросился бы, и среди саперов мусульман у меня были друзья; но в Боснии все основывается на личных связях и взятках.


«Повелитель бури» об американских саперах я не смотрел. Вообще телевизор редко смотрю. Времени не хватает.



«В Косово я отправился с верой в победу»


В 1999 году в Косово, я отправлялся с верой в победу. К концу войны сербские подразделения, преследуя албанцев, уже переходили границу с Албанией и Македонией, где находились силы НАТО, и даже троих американцев взяли в плен. Конечно, американцы на третий месяц бомбардировок Сербии уже хотели перейти к наземным ударам по войскам. Погибла бы масса людей. Но у сербов были шансы прорвать оборону врага и выйти в Албанию. Отдача Косова – самая большая ошибка Белграда.


На той войне я часто видел пленных шиптаров. Что с ними делали? Да били их. Сербы, а не я. Это потому, что отношения между сербами и албанцами-мусульманами отличаются от взаимоотношений между сербами и боснийскими мусульманами. В Боснии они, вопреки всем мифам, более приемлемые, но в Косово фактически был обоюдный апартеид. Сербские и албанские общины имели отдельные кафе, места отдыха. Лично я не хотел разобраться ни с албанцами, ни с американцами. Никакой ненависти. Я находился в сербской армии и выполнял приказы. Албанцев или прочих противников я не воспринимаю как исчадье ада – это нормальная логика.


После оккупации НАТО Косово у албанцев был сильный наступательный заряд. Они начали войну в 2000 году на юге Сербии в Прешевской долине и весной 2001 года в Македонии. Македония была продолжением борьбы албанцев за Великую Албанию. Война неизбежно должна была прийти туда, в силу большого количества шаптар в приграничных областях. Так в Арачиново летом 2001 года были достаточно упорные бои, и появились моджахеды, которых выбили, во многом благодаря арендованным на Украине вертолетам с пилотами. Применяли и боевые отравляющие вещества. Македонцы были уверены, что полностью загасят албанцев, но их предали собственные элиты. В итоге, боевиков из окружения вывезли американцы в Косово.


В Македонию в июле 2001 года меня пригласили как инструктора-сапера бывшие добровольцы, русские, осевшие в Сербии и попавшие по сербской линии в Македонию. Взял отпуск и поехал. Я недолго был в стране – месяц где-то, уже не воевал там. А македонцы – все те же сербы, или болгары. Особенно они не отличаются.

От Боснии до Ирака - история русского добровольца, сапера и писателя. Добровольцы, русский, воспоминания, длиннопост
От Боснии до Ирака - история русского добровольца, сапера и писателя. Добровольцы, русский, воспоминания, длиннопост

«Война не снится или я не помню»


Всего у меня четыре ранения, от пуль и ручных гранат. Последствия не особо быстро проходят. Но, в общем, на войне мне повезло, бог хранил, ведь военные больницы – это такие мясорубки. Не только сербские. Люди идут потоком: суматоха, не хватает лекарств. Хотя медикам надо десять раз подумать, прежде чем оперировать; но людям режут ноги и руки направо и налево, вместо печенки удаляют селезенку. Снайпер попал человеку в ногу, а ему кости неправильно срастили. Потом молотком разбивали, ставили аппарат Елизарова. Огромная трагедия для людей. Понятно, что не все врачи такие, многие делают, что могут.


Мне один раз заразу занесли, но несознательно. Я прибыл восстанавливаться на море, в Черногорию, а у меня огромная шишка вскочила на плече от зараженной крови. Хорошо еще, что положили в военно-морскую больницу в Мелянах, мог бы и без руки остаться.


В сербских больницах были только сербы. Боснийских пленных я там не видел.


Война не снится или я не помню. Да и депрессий после Боснии и Косово у меня нет. Нормально все. Я – сапер, для меня война и период после нее особо не отличаются. Поствоенный синдром – это надуманная травма. Людям же надо что-то там писать в Интернете и СМИ, вот ради манипуляции обществом и выдумали этот синдром. Как Фрейд, который как психолог был полностью бесполезен, клиентов он не лечил, зато продвигал свой психоанализ.


Раньше люди воевали по 10-15 лет, и ничего. У меня дед с 1941 года воевал; он черновицкий, как пришла советская власть, его взяли в пограничники. Он здоровый был, лесоруб. В окружение попал, в 1941, был ранен, а потом у партизана Ковпака оказался, затем командовал истребительным отрядом НКВД, из местных, – за бандеровцами десять лет гонялся. От села деда до мемориала Степану Бандере тридцать километров. Отца и дядю, когда были маленькие, чуть с домом не сожгли, а так бандеровцы встретив деда на свадьбе в селе, решили не убивать, так-так он, по их мнению, справедливо себя вел. Отец же закончил Кишиневский институт физкультуры, был призван офицером в спецназ ГРУ в Крыму, и в отставку ушел подполковником. Человек к войне может привыкнуть, хотя понятно, что не на всю жизнь. Разговоры, что только поколение Холодной войны в Европе готово воевать – это идеологические штампы. Если где-то тряхнет, то, как и раньше, пойдут убивать и умирать.


Как отдыхаешь ото всего на войне? Я научился: найду укромный уголок и сразу вырубаюсь. За десять минут силы собираются. Надо уметь психически отключаться.


Что на войне напрягало: я столкнулся с тем, что люди, которые находятся под пулями с тобой бок-о-бок, после боев под действием личных, особенно материальных амбиций, склонны обливать грязью тех, кто оказал им доброе дело.



Ирак


Потом через Боснию я нанялся в частную военную компанию и улетел в Ирак. Первый раз в 2004 году, и потом возвращался в 2008-2010 годах. Требования к нам, были простые: знание английского языка, дисциплина, умение управлять людьми.


Была такая известная ЧВК «Armor Group». Ее предшественница – британская компания «Defense Systems Limited», которая в Боснии занималась разминированием; на ее базе и создали «Armor Group» с офисом в Москве. Через нее я попал с группой россиян и украинцев в Ирак первый раз, в составе ЧВК «Erinys», директором там был шотландец Фрезер Браун, экс-директор боснийского офиса DSL. Вообще, в Ираке тогда русских хватало, некоторые гибли. При мне там был Олег Тингаев из Калуги, его не стало уже после моего отьезда в 2006 году – подорвался на СВУ. В командировке я некоторое время вел подготовку иракских курдов в Эрбиле.


Вокруг ЧВК много дезинформации. Сотни безбашенных сербских наемников после Югославской войны – это очередной миф. Не так уж и много было сербов в ЧВК. Несколько сот человек из бывшей Югославии, причем, не только сербов, но и мусульман, и хорватов. Да и какие безбашенные? В ЧВК система – что сказано, то и делаешь; и это не воинское подразделение, у нее иные задачи: охрана лиц, сопровождение грузов, статика.


Западные ЧВК не воюют, для этого на Западе есть армии. Есть отдельные ЧВК – американские, английские и южноафриканские, которые выполняют, условно говоря, военные задачи по подготовке воинских контингентов в третьих странах. Но вот сербы, мусульмане, болгары и другие представители Балкан не попадают в эти компании.


Сербам тяжело попасть в ЧВК. В Боснии и Сербии есть несколько региональных структур по набору в Ирак и Афганистан, находящихся в контакте с западными компаниями. Но проще напрямую с западными представителями работать; как только они все переложили на местных, началась коррупция. Берут своих родственников, или тех, кто им деньги даст. Хотя коррупция везде. Вот в России, где вы устроитесь на работу без взятки?


Если так подумать, то распространенная в мире статья «наемничество» нелогична. Ради чего статья? Преследовать человека за то, что он воевал за деньги? Ну воевал, и что? Так и журналисты пишут за деньги – и нередко пишут не то что есть, а то что скажут. Врать, по-моему, также аморально. Исторически статья о наемничестве возникла в ООН под давлением африканских стран, когда ЮАР воевала с террористическими организациями, которые состояли из негров и терпели поражения от белых наемников. Теперь уже и добровольцев стали объявлять наемниками, например, русских, которые воевали на сербской стороне.


Какой был Ирак? Легче конечно чем в Боснии, но по-правде и ничего интересного: пустыня, жара, песок. Война в Ираке меня даже не касалась, этим занимались американцы. Да и не было у меня желания воевать против иракских повстанцев. Злорадствовал ли я, когда американцы несли потери в боях с иракцами? Нет – меня это даже не интересовало.


Когда я был в Ираке, у меня появилось много свободного времени. Работа в Ираке дала мне возможность писать. Так появились мои первые книги в середине 2000-х. Я вообще не хотел становиться писателем, но другой работы между поездками в Ирак не было.



«Про войну в Югославии кто-то бред пишет»


Говоря по правде, я начал писать еще и в силу личной необходимости, причем, в стол. Когда кончилась война в Боснии, в 1995 году, у меня было желание заняться военным образованием. Я конспектировал работы югославских авторов, много общался с саперами; а кто такие саперы? – они воевали в штурмовых подразделениях, много чего знают. Так вот, занимаясь с сербскими материалами, я понял, что многое скрывается. То, что из-за трибунала в Гааге Сербия не хотела признавать свое участие в Боснийской войне – это вершина айсберга.


Жили люди, были гражданами одной страны и начали друг друга убивать; но это не было их инициативой. Ими манипулировали спецслужбы, причем, и югославские, которыми манипулировали западные секретные службы. Возьмем расстрелы пленных бошняков в Сребренице – их представляют как месть сербов мусульманам. Но это не инициатива снизу: в армии командир решает, а не рядовой. В Сребренице убивали спецподразделения, некоторые бойцы и офицеры которых после войны стали работать в западных компаниях, в том числе по линии британских и американских спецслужб. Интересно?


В Сребренице была подготовлена почва для работы трибунала в Гааге. И делали это не из Пале, столицы Республики Сербской, а из Белграда. Бумаги по этническим чисткам есть в Гааге, с подробным перечислением всех подразделений – их составляли не мусульмане, а штабы югославской армии, спецслужбы. Есть такой Югослав Петрушич – сотрудник югославских и французских секретных служб с 1980-х годов. Так он часто выступает в местных СМИ и говорит, что до начала войны в СФРЮ возникла группа сотрудников югославских спецслужб связанная с ЦРУ, и они проводили политику по разжиганию конфликта и совершениям военных преступлений на всех сторонах. Такая вот деструктуризация страны. Все происходило, как писал Бжезинский в «Великой шахматной доске».


Про войну в Югославии на русском есть разные книги – кто-то бред пишет, кто-то нормально. Так один известный «автор» в своей книге сообщила, что в ходе бомбежек НАТО 1995 года погибло 500 сербов, хотя на самом деле 20 человек. Но есть и Борис Земцов – «Боснийская тетрадь», и Михаил Горымов – «Русские добровольцы в Боснии». Книги о войне публиковать тяжело. Это не моя заслуга, а издателей. Роберт Оганян, редактор издательства «Грифон», сам некогда служивый по линии КГБ, вышел на меня после того, как я начал писать на сайте «ArtOfWar» куда попал благодаря покойному его владельцу Владимиру Григорьеву, ветерану спецназа ГРУ в Афганистане. Кстати, моя «Югославская война», ее первое и неожиданное издание 2006 года – это черновик.


Меня в Сербии читают, предлагали перевести мои книги на сербский язык, но я не вижу в этом смысла. Они написаны  для русских.



«Война в Боснии – это для меня далекое прошлое»


Война в Боснии и Косово – это для меня уже далекое прошлое: я выполнил свой долг. Сербская футболка на мне – это подарок товарища. Хорошая, кстати, футболка. Она мне нравится. Но я вряд ли буду воевать за Сербию, если там что-то произойдет.


У меня давно были мысли покинуть Сербию, но возможностей не было. Жизнь в Сербии – это большие расходы, в стране нет работы. Есть возможность по разминированию кассетных бомб от бомбежек 1999-го года НАТО, но этот рынок, как ни странно, держат хорваты.


Политикой в Сербии я не занимаюсь, в обществах русско-сербской дружбы не состою; не вижу смысла. Политика в Сербии – это бизнес. Зачем мне себя этим дискредитировать? В итоге я несколько лет назад вернулся в Москву.


Живя здесь, я понимаю: то, что было в Югославии, – рано или поздно ждет Россию. Идет разжигание все новых точек на территории бывшего СССР. Донбасс привел к тому, что Россия потеряла остальную территорию Украины с населением в 40 миллионов человек. Но глупость – сравнивать украинцев с хорватскими усташами.


Некоторые участники Югославской войны появились на Украине. Отдельные офицеры по линии спецслужб, как и товарищ Стрелков. Его я не знал, к его деятельности отношения не имел и не имею. Но вот отряды хорватов в «Азове» – очередной миф. Когда закончилась война в Хорватии и Боснии? В 1995 году. Откуда там могли бы взяться их отряды? Разве какие-то одиночки. Двадцать лет прошло. Что касается сербов – они на Донбасс попали по крымской линии, куда прибыла группа четников, и по большому счету ради пропаганды. Четники не предполагали, что начнется настоящая война. Когда все грянуло, то некоторые сербы отправились в Донбасс, а с ними зашло и несколько французов, которые попытались организовать отряд правых европейских националистов «Юните Континенталь». Это было благополучно задавлено местными властями, а их провозгласили шпионами – хорошо, что не убили.


Если Россия пойдет по пути Югославии, то у меня нет никакого желания участвовать в операциях на территориях Владимирской или Ярославской областей. Война ведь, как пишет один из ведущих военных теоретиков Девид Килкулен, будет идти в основном в городах и ныне ее формат уже можно наблюдать на Донбассе, в Сирии.


В Сербии я был крайний раз года два назад. Нынешняя политика Белграда – идти в НАТО, и, по-моему, сербы изменились к худшему. Народ слишком самолюбивый. О войне вспоминают на уровне слухов и сплетен. Начитаются газет, и понеслось. Кто реально воевал – их было не так много, предпочитают молчать. В основном слышится болтовня о подвигах и спецподразделениях от бывших поваров и водителей. Когда я нахожусь в Сербии, предпочитаю о своем участии в войне не говорить. Смысл?

Автор:Олег Валецкий

От Боснии до Ирака - история русского добровольца, сапера и писателя. Добровольцы, русский, воспоминания, длиннопост
Показать полностью 3
  •  
  • 12
  •  

Воспоминания

Воспоминания
  •  
  • 5
  •  

А вот сериалы моего детства...

Прочитав сей пост https://pikabu.ru/story/serialyi_moego_detstva_5269235 решил добавить своих воспоминаний.


Всеми любимая... Тут и добавить нечего.

А вот сериалы моего детства... сериалы, детство 90-х, воспоминания, длиннопост

Рабыня Изаура

Изаура — молодая, красивая девушка, очень образованная и добрая, но у нее есть единственное несчастье в жизни — она рабыня, принадлежащая семье командора Алмейды.



Изаура мечтает стать свободной, потому что больше не может выносить состояния рабства, а также домогательств сеньора Леонсио, властного и жестокого сына командора, который хочет сделать девушку своей любовницей…

Показать полностью 10
  •  
  • 14
  •  

Собаченька.

в

Речь пойдет не о собаке. Не совсем, конечно, о собаке. Но и о собаке тоже.

Еще в школе подобралась у нас веселая компания: 6-7 девчонок. Это были те самые времена, когда в некой стране секса не было, а был "Моральный кодекс...". У каждой из нас были свои таланты - кто-то играл на пианино, гитаре, пел, кто-то и стишата катал и эти стишата хорошо ложились на музыку, кто-то готовил из ничего вкусняхи, кто-то шил, кто-то стриг и ногти красил - зашибись, кто-то учился на круглые пятерки. Так что у нас всегда были хорошие отметки, модные шмотки, красивые прически и маникюр.

Но самая умная и обаятельная наша подруга Янка смертельно боялась собак. До обмороков, оцепенения, до паники. Она боялась даже своих "родных" пекинесов, которых разводила на продажу ее бабушка.

К приключившемуся событию мы уже год, как окончили школу, поступили учиться или работать, и тем желаннее была встреча на дне рождения Светочки.

Светочка жила на окраине города, в частном доме. В тот год ей, отмечавшей свое 18-летие, родители разрешили отметить праздник без них. И что мы сделали первым делом? Правильно, набодались молодым виноградным вином.

Нам было весело, прикольно, мы пели, плясали, дурачились - и да, "мужиков" не привели, все сами, крепким девчачьим коллективом.

А вот и о собаченьке.

Собаченька называлась Воробей и сидела на якорной цепи подле будки, в которую легко поместился бы "запорожец" и ростика был небольшого - всего-то с годовалого теленка. Вопреки мнению, что большие собаки добродушны, Воробей был воплощением вселенского зла и адской ярости. Признавал он только Светочкину мать, и позволял ей забрать ухватом ведерный чугунок, наполнить его едой и подсунуть ему на том же ухвате. На этом благосклонность Воробушка заканчивалась, и он принимался утробно лаять, скалиться и рваться с цепи.

Зачем они его держали - вот фиг знает.

Но ближе к сути.

Где-то ближе к ночи мы хватились Янку. Ее нигде не было. Поискали, поорали, не отзывается. Решили, что она перебрала и ушла домой. Да и мы, изрядно нагрузившись, вскоре уснули.

Утром на улицу нас выманил чей-то тихий плач.

Все верно. По классике жанра, пропавшая Янка спала в будке Воробья. Мало того, что в будке, так он еще ее и нежно обнимал, положив свою лохматую башку ей на плечо.

Всеми богами мы заклинали Янку молчать и дышать пореже.

К пущему нашему ужасу Воробей проснулся, вылез из будки, не обращая на Янку никакого внимания, улегся у входа и продолжил спать.

Янка не подавала из будки никаких признаков жизни.

Мы, на цыпочках, чтоб не разбудить собаченьку, зашли в дом и судорожно искали способ вызволения Янки.

Решили скормить Воробью весь недельный запас вареных курьих голов, хранящихся в погребе на холоде, приправив их всем имеющимся в доме димедролом.

Сказано - сделано.

Собаченька благополучно схомячила угощение и минут через десять спала мертвецким сном.

Янку выудили из будки, идти от страха она не могла, тащили за шиворот, отчистили ее от собачьей шерсти, умыли. Как она оказалась в будке - она не помнила.

Когда страх отступил, на нас напала ржачка, ржали до колик, подвывали, катались по полу, плакали.

И тут Янка, по своему обычаю, изрекла очередную сакральность:

- Да...Верно говорят: не тот пьян, кто упал и не дышит. А тот пьян, кто лежит, и дышыт. Ему собака рыло лижет, а он и видит, и слышит, и не может сказать "кыш"....

Показать полностью
  •  
  • 139
  •  

Про родителей и кролика

Прочитав этот пост http://pikabu.ru/story/i_eshchyo_raz_pro_vranyo_roditeley_52... вспомнила про похожий случай.
В конце 90-х решили родители на новогодний стол приготовить кролика. Почему они купили живого я не знаю. Покупкой занималась мама,так как отец был на работе. Купить-то купила,а вот хорошо спрятать до прихода отца не смогла... Прихожу я довольная с садика и вижу коробку под столом,которая активно шевелится и подпрыгивает. Когда я ее открыла,счастья моему не было предела! Играла я с этим кроликом где-то несколько дней. За день до нового года он пропал. На мои вопросы отец даже и не думал врать. Так я и узнала для чего он был куплен...
На новогоднем столе ,на красивом блюде, лежал мой кроша... Родители силком заставили меня съесть кусочек. Про то как я плакала,я думаю и говорить не стоит...
P.S. Не так давно отец рассказал,как он наказал маму ,за то что нормально не смогла спрятать будущий новогодний ужин. В ту ночь,когда "пропал" кролик,папа разделывал его на балконе,а маму он заставил стоять рядом и на все это смотреть. От начала и до конца.

  •  
  • 0
  •  

История грибника

По мотивам одного поста который сегодня прочитал.


Дело было в начале двухтысячных, жили в глухой деревне. У матери зп - 1400р, у отца 800р. Если что хочешь, то сам заработаешь, а зарабатывать особо негде было.

Летом мы ходили за грибами - лисичками. Собрал я их за свою жизнь ни одну тонну, а ел их всего пару раз.
Ходили за лисичками потому что их принимали. 35р за кг, за раз мог принести до 16кг в самодельном коробе. Итого ок.560р. Для 12летнего парня много и не надо.
Только вот дело тяжелое. Вставать в 5 утра, идти до грибных мест 8 км, часть из них по болоту, а обратно с грузом.
Как-то раз, вернувшись с очередного похода домой, иду безумно голодный на кухню. Нашел только кашу. И так обидно стало -думаю притащил грибов на пол косаря, а еды не могли нормальной приготовить. Давился, но съел.
Сижу в комнате, заходит мать.

М- Ты чего не поел?
Я- как это... Все съел.
М - Да нет, вон нетронута твоя еда.

Смотрю, а там пюрешка с котлеткой и молочко парное с домашним хлебом.

Я - А что тогда я съел? Вон в той кастрюле.
М- А это я кашу поросятам варила... Без сахара, без соли

  •  
  • 10
  •  

Биркулез

в

Моя мама и тетя Валя дружили едва не с пеленок. Выросли в одной деревушке, учились в одном классе, знали всех родственников и знакомых друг друга, и даже не путались в ответвлениях родни и друзей.

У меня с дочкой тети Вали разница в 5 лет, я старше, и я ее, за неимением родных братьев и сестер, сперва с упоением нянькала, до ее лет пяти.

Каждое лето тетя Валя с Анькой ездили в свою деревню. Как бы все нормально: лес, река, молоко, грибы, ягоды, натурпродукт. Но. Была там одна родственница - Неля. И Неля эта всю жизнь пролюбила зэка. Зэк после первой же отсидки привез туберкулез и заразил им всех, кого мог: и Нелю, и детей. Зараза стала расползаться и по дальней родне. То один на учет в тубдиспасер принимается, то другой.

Мама постоянно ругалась с теть Валей, Анька слабенькой родилась, а как приедут в деревню - Неля с детьми и махровым туберкулезником тут как тут, и днюют там, и ночуют.

Ругались перед каждым отпуском, мама отговаривала ехать, теть Валя плакала и оправдывалась: там мама, бабушка, Женька-школьница, Валерке всего 17, у Юрки третий родился, нищета там, помочь надо... Так вот и тащила нерадивых братьев-сестер, да и Нелю болящую не оставляла помощью.

Но возвращалась назад и начиналась гонка: врачи, анализы, рентгены, манту-пирке, диспансер. Так ладно бы Аньку таскала, так и меня ж заодно! Как осень - так у нас нервотрепка. Психоз в ожидании анализов и снимков.

Да, под видом укрепления молодых, дикорастущих, но таки слабых организмов, нам скармливали килограммы всяких жиров: медвежий, барсучий и даже китовый. Бррр! Бяяяя!!!

Мы с Анькой, понятно, приставали и к теть Вале и к маме - что такое туберкулез?

Ну болезнь, заразная, от нее часто умирают. Проявляется кашлем. С кровью. При кашле.

И если у меня как-то оформилось, что опасность это когда откашливается с кровью, то Анька просто запомнила: кашель-->кровь-->туберкулез-->амбец.

Масличка в огонек подлила тетя Валя. Анька как-то раз тёрлась у нас весь день, трескали мы с ней жареных окушков под венигретик. Ночью Анька пописала розовой мочой.

Средь ночи к нам ворвалась теть Валя, с белыми от ужаса глазами, держа в руках банку с Анькиной розовой мочой, в другой - окостеневшую от страха саму Аньку.

Мама, как могла, успокоила теть Валю, что  это в моче не кровь, а просто свекла так окрасила. Пока то да се, Анька уснула в моей кроватке. А я ж постарше, я ж уши парила на кухне, возле теть Вали с мамой, типа молочко тепленькое с мёдиком пила, ага.

Часа полтора подруги что-то обсуждали, как вдруг Анька закашлялась во сне, а потом подала из моей кроватки страшный голос:

- Мама. Я. У-МИ-РААА-ЮЮЮ-УУУ. У. МЕ-НЯ. БИР-КУ-ЛЁ-ООООЗ! - и рев в три горла.

Матери подорвались к ней:

- Анечка! Доченька! Какой биркулез? Что? Где? - треплют ревущую Аньку, она, захлебываясь слезами, продолжает:

- КРООООВЬ! У МЕНЯ КРОООВЬ!

- Где кровь? Какая кровь?

- ИИИИЗ ПОООО-ПЫЫЫЫЫ!!! Я УМИРАЮ ОТ БИРКУЛЕЗА!!!

Откинули одеяло...

Свекла в винегрете совершила свое дело, под Анькой была приличная лужа пахучей "крови".

На шум поднялся батя.

Смотрел, как моют Аньку, перестилают постель, укладывают нас, наревевшихся (чо уж, и я повыла заодно, а то все Аньку целуют и жалеют, а я - брошенка, никому-не-нужная) и засыпающих, послушал предысторию суматохи и изрек:

- Угу. Из попы. Кровь. Течет-течет - отвалится. Биркулёз, чо.

Показать полностью
  •  
  • 26
  •  

Гибридные люди на гибридной войне 3

...Продолжение


Эту ночь выспаться не удалось. Во-первых со стороны магазина периодически доносились звуки автоматной стрельбы. Во вторых со стороны моего города было слышно работу артилларии. Но уже было не понятно стреляют по городу или из него. Сегодня жена решила навестить своих знакомых (она была родом из этого поселка и половина ее детства прошла здесь).

Мы ходили по лабиринтам улиц частного сектора, здесь должна жить одноклассница моей жены, здесь ее подруга, там еще кто-то... Я уже и не вспомню кто кем являлся и кого как звали. Мы не всех застали дома потом, что сегодня был буден день и люди были на работе. Мы же уже не отличали будни от выходных, там, под обстрелами все дни были одинаковыми. А здесь все работало и жило.

Многие знакомые жены сразу начинали рассказывать какие у них хреновые дела, как все плохо, как не хватает денег, как болеют родные. Они, наверное, думали, что мы будем просить у них помощи. Но мы ходили не за этим, жена просто хотела увидеть знакомых, просто поговорить с людьми. Мы просто получали удовольствие от того, что можем свободно ходить по улицам, спокойно пойти в магазин, который будет открыт. В этом магазине будет хлеб, савежий, блин, хлеб. Как мало, оказывается, нужно для счастья. Но был один вопрос, который сильно нас интересовал, мы задавали этот вопрос всем, к кому заходили. Как ведут себя украинские военные?

(На самом деле, такого выражения как "украинский военный" или "всу" в нашем лексиконе в то время не было. Украинских военных мы называли либо "нациками" либо "украми". Точно не знаю происхождение этих названий. "Нацик" может быть связано с "национальная гвардия" или "нацист". В первой части я использовал слово "укропы", но сейчас мне кажется, что тогда такого названия мы не использовали, скорее всего там было "нацики". Это слово было наиболее популярным, его и сейчас используют многие жители моего города. В связи с этим, спрашивая у местных жителей о "нациках" мы долго подбирали слова, и чаще всего говорили "национальная гвардия", хотя ее в поселке и близко не было)

Как оказалось, все военные силы прошли мимо поселка, особо там не задерживаясь. И установили свои позиции ближе к моему городу. Здесь же периодически ездил патруль на УАЗике, (его мы и видели, когда приехали)но патруль никого не трогал, и из машины выходили только в магазин. По поводу стрельбы по ночам, сказали, что это вояки тренируются, или страху нагоняют на местное население, но жители к стрельбе привыкли и не обращают на нее внимания. Просто по ночам стараются не ходить на улицу. После разговоров с местными страх перед "нациками" начал потихоньку испаряться.

Вечером бабуля начала нам рассказывать, что мы ей очень сильно мешаем. Вчера суп готовили поздно, поэтому во флигеле было жарко и она не могла спать, и давление у нее подскочило, и алкаши мы (выпили вчера по бутылка пива), и от того, что жена курит у нее кашель, и малой постоянно шумит.

В этом же поселке жил мой отец со своей женой. Я его не видел с пяти лет, но год назад мы с ним начали потихоньку общаться. Он жил на окраине поселка, ближе к моему городу. Я ему позвонил, и сказал, что мы в поселке, и нам некуда деваться. Он согласился, чтобы мы пожили у него. Я объяснил где мы находимся, чтобы он нас встретил (я точно не знал где он живет). Через полчаса мы уже шли к его дому.

На окраине поселка есть квартал, где стоит несколько пятиэтажек. Мой отец жил в одной из них, а еще в десяти минутах ходьбы, в частном секторе у него была дача. Встретили нас намного лучше, чем я мог ожидать. Отец с женой предоставили нам квартиру, а сами находились на даче. Квартира была двукомнатной. В ванной комнате стояла душевая кабинка, в бойлере была горячая вода. Здесь, впервые за последний месяц, я почувствовал себя человеком. Малого мы положили в зале (так у нас называется гостинная), потому, что окна ее выходили на север. Сами лягли в спальне, окна которой выходили на юг. На юге был наш город, там была линия фронта, и оттуда теоретически могло что-то прилететь.

- Леен, - окликнул я жену, - а какое сегодня число.

- Не знаю, ща гляну...Первое августа. Бл...ть!

- Да-да, сегодня ровно пять лет как мы поженились.

Показать полностью
  •  
  • -2
  •  

Вам в соседнее окно

Навеяно постом https://pikabu.ru/story/pochta_pochta_5264037

Несколько лет назад мне нужно было сделать какие-то манипуляции с паспортом. Пришел я в паспортный стол, уточнил в какой кабинет мне нужно и направился к нему. Подхожу к кабинету, стучусь, захожу. В кабинете сидит мужичок, поинтересовался что я тут забыл, внмиательно выслушав говорит "Аа, так это тебе не сюда, выйди из кабинета и подойди к окошку немного правее там тебе и помогут". Я поблагодарил его и пошел к указанному окошку(оно оказалось закрыто), постучал, окошко открыло и о чудо, в нем показалось лицо того самого мужичка из кабинета) "Что у вас, молодой человек? " поинтересовался он. Я снова персказал ему причину, по которой я тут. Слово за солово, бланк за бланком он скзал "Ай ладно, зайди в кабинет, тут неудобно"))
Оказалось, что из его кабинета есть вход в соседнюю коморку, в которой и вырезали то самое окошко для приема) Смысла во всем этом я не углядел, ведь он работает и там и там, так почему бы не работать в своем кресле за столом?)

  •  
  • 304
  •  

Почему не стоит тусоваться с мелкотой

Когда я училась в 10 классе (верните мне мой 2007) стиль Эмо только начал появляться. Город наш небольшой и таких, как я можно было по пальцам пересчитать - полный набор атрибутов в виде крутой прически с длинной челкой, пирсинг, значки, говнодавы, черно-розовая гамма итд. Люди на улице оборачивались, было забавно, можно было почувствовать себя звездой) С другими эмо я не общалась, бесили они меня конкретно. Собирались они на ступеньках драмтеатра, жрали какую-то химию и с охуенно грустными лицами царапали себе вены на руках. И так каждый день.

Так вот появились у меня свои фанаты. Но одна проблема - они были на 3 года младше меня, а в том возрасте это ж практически пропасть. Однако я не парилась и купалась в лучах славы XD В школе на переменах прибегали ко мне, чтобы обсудить новую песню Tokio Hotel, после уроков звали гулять, иногда встречались в центре.

И все было ок, пока не настало время дискотеки в школе. Позвали они меня зайти к одной из девченок перед дискотекой, типа все собираются, а потом вместе идут на дискач. Ну я и согласилась. Прихожу, а там картина маслом - родителей нет дома, толпа малолеток попивают винишко, курят прямо в комнате. Я поинтересовалась, насколько нужно быть долбанутыми, чтобы провонять куревом весь дом и надеяться, что родители вечерм не заметят. На что получила ответ в стиле "не очкуй, сто раз так делали". Ну и хен с ними, не мои проблемы. Собрались и ушли плясать.

Спустя несколько дней подходит ко мне девченка, в чьем доме была эта тусня и говорит:

- Ты это, гуляй поаккуратнее, поробуй не попасться нашим родителям на глаза.

- О_о

Короче говоря, догадались они фотографироваться в процессе поглащения алкашки и сигарет, плюс запечатлили процесс курения травы (WTF?!) а на паре фоток присутствовала я. Естественно это все увидели родители и после нехитрых соображений сошлись на том, что во всем виновата старшая, с чем охотно согласилась хозяйка фотоаппарата.

Больше я с ними не общалась и старалась обходить их за километр. Вот и фиг бы я смогла объяснить их предкам, что это не я такая вся неформалка (Сатанистка небось!) совратила бедных диточек.

  •  
  • 7
  •  

Ку-ку, как вам там внизу?)

Вот такого снеговика-малыша нашли той зимой на дереве. Наверняка взрослые лепили, ибо и дерево достаточно высокое и уж больно он маленький(а мы то с вами знаем какие лентяи эти взрослые дяденьки и тетеньки ;))
Даже появилось желание нахлобучить на себя ушанку, валенки, пальто,выползти на улицу, вспомнить детство и слепить такого же, но побольше и на земле оставить, да жаль, что сейчас лето. Ну, до зимы недолго осталось, так что будем ждать)
Как часто вы вспоминаете свое детсво? И какое самое яркое воспоминание из него?)

Ку-ку, как вам там внизу?) зима, зима близко, Снеговик, Снег, дерево, Детство, воспоминания, фотография
  •  
  • -3
  •  

Про науку говорить нет.

Прочитав пару постов про то как люди учатся говорить нет и как именно они отказывают, решил, что есть и у меня кое что за душой о "нет".
Ответить отказом для меня не проблема, и душевные терзания если и мучают меня, то редко и не долго.
Однако умение это я развивал в себе с раннего детства, а вот из-за чего это делалось и является центральной мыслью рассказа.
Я родился в весьма продвинутой, интеллигентной семье, отец учёный, мать музыкант. Достаточно рано я сообразил, что то, что говорят родители несёт в себе смысловую нагрузку, паралельно обнаружив у себя аналитические способности. Говорят не лезть куда-то, а я лезу, получаю негативный опыт, вижу связь. Поэтому родительским словам верил свято.
Так вот моя мать в детстве постоянно твердила, что отец мой всем хорош, но вот нет говорить не может, я же в свою очередь наблюдал отца за выполнением просьб, когда ему было не удобно отказаться, но при этом и не приятно их исполнять. Тогда я и решил, что не стану себя ставить в такую ситуацию и буду говорить нет. Так как я был ребенком, то научился запросто, сначала говорил нет родителям и учителям, потом окружающим, начальству, коллегам и т.д. Когда работал замначальника юр.отдела одного крупного госучреждения начальник восхищался моей способность обоснованно отказывать другим отделам в поездках на нашей шее, что было весьма распространенной практикой в данном учреждении.
Умение отказать на самом деле весьма полезная штука, а его раннее проявление ещё полезнее, так как окружение уже и не пытается нагнуть, из-за отсутствия предпосылок.
Однако лет с 33х я начал учится помогать людям, и говорить да, но это уже другая история.

  •  
  • 5
  •  

Осторожнее с желаниями в дружелюбной вселенной или о внезапных изменениях планов на день.

в

Произошла эта история в 2008 году, друг у меня открыл свою фирму и подтянул меня в качестве первого работника, а я ж чё - за любой кипиш, тем более в кризис, ну и как полагается только открывшимся фирмам, гнались мы за каждым клиентом.

Часов в 7 утра воскресенья, иду я значит на работу, дабы доделать вчерашнее, поскольку клиенту ну очень нннааада, думаю о бренности бытия и о том что неплохо бы отдыхать как нормальный человек. В руках сумка с ноутом и закрытый стаканчик с кофе, который только что купил на остановке. Начинаю спускаться в подземный переход и вижу метрах в 300 летит полицейский бобик, не придаю значения. Заворачиваю за угол, после спуска с лестницы и вижу картину маслом: кровь, кишки, распидорасило на "встречной" полосе перехода бьются человек 10-11, кто лежит, кто сидит в крови, и человека 4-5 друг другу видимо исправляют физиологические отклонения лица, в основном кулаками.

Дальше всё происходило в секунды: вырос я как бы в 90-е, поэтому картина была довольно привычная, прикинув что в принципе весь этот бардак я смогу обойти без последствий, т.к. занимался чуток спортом и если что отобьюсь или успею сбежать, да и объятья у ребят довольно крепкие, видимо после долгой разлуки - прибавляю шаг, на работу же нннааада. Не доходя до них пары шагов вижу как с противоположной стороны в подземку залетает человека 3 в форме с дубинками и оружием, и бегут теряя благоразумие в мою сторону происходящего. В голове проносится чёткое и ёмкое "лядь", поворачиваюсь и вижу что сзади оказывается тоже бегут четверо с тем же набором инструментов и орут аля "всем на пол, люди нетрадиционной ориентации", боковым зрением вижу что началась движуха, а точнее, что даже те кто лежал - резко исцелились и попытались рвануть врассыпную. Я же понимая что могу щас просто вляпаться вместе с этой дружелюбной компанией непонятно во что, застываю на месте, поднимаю руки и начинаю говорить что-то вроде "я просто прохожий". Тут мне прилетает под коленку дубинкой, я падаю на колено и тут же прилетает ещё и в затылок хер знает чем и я просто падаю плашмя, немного разбив нос, вокруг ор, нас всех быстро празднично упаковывают, я же ору что "я прохожий, в сумке ноут, аккуратней лядь", на что получаю кучу лестных комментариев относительно моей жизни и того что с ней будет. В общем, всех нас доставили в отдел на 3 бобиках.

Так я совершенно случайно не дошёл буквально метров 250 до офиса и оказался в отделении, где провёл порядка 12-13 незабываемых и интересных часов, в окружении лучших представителей человечества в лице отбитых маргиналов, пока всё выяснилось и почти утряслось. Выходной можно сказать удался.

  •  
  • 581
  •  

Жизнь полна неожиданностей.

в

Подруга детства гуляла собственную свадьбу. Как водится - два дня. В первый день все было более менее чинно и даже можно сказать - отчасти благородно: никто не акцентировал внимания на интересном положении молодой. Молодая, в силу интересного положения, не употребляла сама и за молодым приглядывала, не давая тому утопить счастье в декалитрах спиртного.

На второй день, по обычаю, друзья, подруги, родственники молодоженов весело переодевались в докторов и медсестер, и "поправляли здоровье" перебравшим накануне из четвертного бутыля первача, наливая его в половник, давали закусывать солеными огурцами и арбузами. Так же на мероприятии присутствовали ряженые цыгане, мужичок-невеста в фате из тюля и тетенька-жених в задрипанном картузе с ободраной розочкой над козырьком. Катали сватов в тачке, на которой в обычное время, вывозился навоз из-под скотины. Словом - гуляла вся улица.

В какой-то момент молодая выпустила из виду новоиспеченного мужа и он резко всосал в себя все, что не выпил вчера и все, что намеревался выпить. Держась за стеночку, он дотащился до какой-то из комнат в доме, где благополучно улегся в детскую кроватку и отрубился.

Комнатка же эта была опочивальней его тестя и тещи, а в кроватке некогда выросли все их 8 детей, была та кроватка самодельной, потому и выдержала вес дюжего молодого мужика.

Тесть с тещей, так же изрядно "навеселившись" уснули и не заметили спящего зятька.

Утром молодой, не открывая глаз, нашарил на полу банку с водичкой. Мысленно похвалил жену, жадно прильнул и стал пить большими глотками. С последним глотком в рот ему попало нечто ... такое гладкое...округлое... Выплюнул в ладонь, навел резкость - с ладони на него "смотрел" человеческий глаз. Заорав благим матом, он выскочил из колыбельки и рванул в сад через открытое окно, где долго удобрял яблони и груши выпитым накануне и только что.

Когда желудок немного успокоился, молодой пошарил по подоконнику: вроде бы там, в прыжке, он заметил стаканчик воды. Так и есть! Стал пить. Как вдруг со дна стакана всплыли человеческие зубы.

Заорав пуще прежнего, парень ломанулся из сада, орошая окрестности новой порцией выпитого. Путь он держал к колонке с водой, что находилась в углу двора.

От его криков, понятно, что  все гости проснулись и с недоумением таращились на происходящее.

Молодой долго пил из крана, мыл голову, шею, поливал себе на плечи и грудь. Окончив водные процедуры, он нашарил на штакетничке нечто мягкое и пушистое, чем с удовольствием принялся обтираться.

Обтершись, обнаружил, что в руках у него богатый шиньон (такой узел из некогда отрезанных волос, который при помощи шпилек крепится к собственным волосам) одной из гостий.

Глаз и челюсти оказались протезами, соответственно, тестя и тещи.

Молодой, после своих злоключений, очень долго был в "завязке", по крайней мере, в гостях у тестя с тещей старался не пить.

  •  
  • 90
  •  

Гибридные люди на гибридной войне 2

Продолжение

До следующего населенного пункта мы не встретили ни одного человека. Улицы были пусты, ни людей ни транспорта, вокруг была тишина. Нервы были напряжены до предела, я внимательно всматривался в ратительность вдоль дороги, уже опасаясь получить автоматную очередь. Мы подъезжали к соседнему поселку, на улицах начали появляться люди. Возле автобусной остановки наперез движению нашего автомобиля побежал мужчина в оранжевом костюме. Дядька резко остановил иашину, но мужчина в костюме пробежал мимо.
- Тьфу, бл..., уже не знаешь кого бояться, - выругался дядька.

Мы поехали дальше. Где-то через километр мы свернули в частный сектор и поехали по узким улочкам. Дорога на этих улицах не была асфальтированной. На одном из поворотов нам преградил дорогу военный УАЗик. На капоте УАЗика изображен желто-голубой флаг.

- Ну все, приехали, - сказал я.

Возникла пауза, мне казалось, что прошла уже вечность, из УАЗика никто не выходил. Я уже не знал чего ожидать, даже мыслей в голове не было. УАЗик начал сдавать назад, уступая нам дорогу. Мы двинулись дальше, старались даже не смотреть в сторону военной машины.

УАЗик повернул туда, откуда приехали мы и скрылся за поворотом.

Мы подъехали ко двору. Здесь жила бабушка моей жены. Здесь нам с дядькой пришлось расстаться, они поехали дальше, а мы оставались здесь. Все, что мы забрали с собой из дома - это несколько футболок, горшок для ребенка, и полицейскую машину на веревочке. Еще у нас было около тысячи гривен.

Мы не думали, что нам придется здесь долго находиться. В те дни ВСУ вели активное наступление и занимали город за городом, нам казалось, что вхождение ВСУ в наш город это дело времени, и что к осени мы уже вернемся домой.

В доме не было никаких удобств, но нам такие условия казались чуть ли ни райскими. Здесь был колодец во дворе, а значит вода будет всегда, в нашем городе воды не было уже месяц, поэтому приходилось мыться по очереди в одной воде. Сначала малой, потом жена, потом я. Здесь было электричество и газ, мы могли приготовить еду не на костре. Но самое главное - это место было недосягаемо для артиллерии ВСН и в тылу артиллерии ВСУ. А значит артобстрела можно было не бояться ни от одной из сторон. Боялись мы только украинских военных, ибо не знали чего от них можно ожидать.

Мы помылись, переоделись и пошли в магазин. Малой тянул полицейскую машину. Непонятно почему, но очень хотелось пива. Этот поселок жил, жил той жизнью, которой мы жили пару месяцев назад. Это когда ты каждый день слышишь звуки войны, но тебе кажется, что это нечто, что тебя не коснется. Этот поселок был занят ВСУ без боя. Поэтому здешние жители нас не понимали, сочувствовали но не понимали. Мы шли молча, говорить совсем не хотелось, но люди вокруг нас говорили, и я невольно слышал их разговоры. В общем, местные говорили о нашем городе, о людях, которые из нашего города приехали (сейчас многие рванули сюда), говорили в основном с сочувствием. И вот здесь я уже не в первый раз повстречал "гибридного человека".

(Когда в детстве, я читал книги о войне, или когда смотрел фильмы, мне казалось, что война объединяет людей. Когда все вокруг становятся единым целым, когда кругом царит поддержка и взаимовыручка. Когда делятся последним куском хлеба и последней сигаретой. На этой войне все было не так.Не знаю, может у военных есть эта взаимовыручка, но у "мирняка" существует другое правило :"Человек человеку волк". А нормальные люди в жизни встречаются так же редко, как мальчиши-плохиши в книгах. Именно этот "мирняк" я и называю гибридными людьми)

- Ну почему бомбят у нас, а не здесь, - чуть-ли не кричала женщина в халате, - у нас такой хороший город, зацепились бы ополченцы здесь, здесь и людей меньше и дома маленькие...

Эту женщину ничуть не смущало, что ее слышат местные. Она даже думать не хотела, к чему могут привести ее слова.

Мы зашли в магазин.

- Заметь, - говорила одна продавщица другой довольно громко, - у этих из N-ска денег дохрена, почти все скупили.

- Не у всех дохрена, - сказала женщина из очереди, - кто-то вообще без денег приехал.

Разговор не получил продолжения, и меня это обрадовало. Но мне явно не нравилось, что скоро может назреть какой-то конфликт между местными и "беженцами".

Мы взяли два пива, хлеб и макароны.

Бабуля жила во флигеле, а дом берегла неизвестно для чего. Так в нашем районе делают многие. Мы расположились в доме. Приготовили суп и поели. В двухстах метрах от дома был шахтный ствол, поэтому на дорогах лежала характерная черная пыль, малой после двух минут прогулки становился черным как негр. Мы еще раз обрадовались, что во дворе колодец. За день малого купали раз шесть. И вот дело подошло к вечеру. Можно было лечь спать и не бояться, что ночью попадем под обстрел. Может сегодня я впервые высплюсь. Я вышел во двор, на улице стояла летняя прохлада, сверчки уже затеяли свои трели. И тут со стороны магазина донеслись звуки автоматных выстрелов. Выспался, бл... .

Показать полностью
  •  
  • 0
  •  

Палаточные посты

Сижу я в горах зауралья. Жара. Недалеко от меня деревня - киллометров 50 всего. Инет так себе - эйджи и редко лучше. Спрятался под камнем, жду вечера, чтобы дальше идти.
Набираю с мобилки, простите за орфо. Вспоминаю юнности подлой моей походы.
Это был первый курс. Вообще я должен был ехать со всеми первокурсниками на общую полевую практику, но в силу окончания ПТУ и возраста (19 мне было) отправили меня с пятью третьекурсницами помогать собирать материал для дипломов. Один я, пять девушек, одна двухместная палатка.
Прибыли мы в пунк назначения вечером. Лагерь в горах Крыктау, по направлению к Абзаково, где Путин в совое время на лыжах катался. Зной. Комары осатанели. Ждем нашего руководителя с дополнительным оборудаванием. А пока ждем ставим палатку, кашеварим. Место красивое - между двух гор родник бьет и его русло образует "полуостров". Лес шумит. Комары жужжат. Костёр.
Не успели мы толком поесть, как между гор появляется черный облачный кит - туча океанических размеров. Мелко начинает идти дождь.
Мы прячем все в китайскую палатку. Одна студентка пытается дозвонится преподу, а бестолку, связи нет. Я как могу вползаю задом в убежище, закрываю молнию и тут в двадцати метрах от меня вдруг что то неимоверно ярко сияет и я слепну. Свет ярче чем от сварочного аппарата в моем ПТУ. И тьма, как в могиле. Молния. Девчонки втаскивают меня в палатку, я промаргиваюсь, кричу, что бы вырубили телефоны. Потом ползу к выходу, смотрю еще полуслепой в щель, а там береза горит и под углом к нашей палатке накренилась. И ливень и ветер и огонь - сума сойти. Кричу команде - хватайте дождевики и бегом из палатки, щас нас дерево епнется. Бежим к большому камню, прячемся за ним. Тут из-за камня доносится серьезный такой рык. Рычит что-то большое, угрюмое. Сейчас вспоминаю - рычит не так, как будто сожрать собирается, а будто недовольно и утробно. Я приводнимаюсь, вытираю еще полуслепые глаза от воды и смотрю прямо на морду медведя. Два шага до него. Тоже за камнем спрятался.
Медленно сажусь опять к девченкам. Шепчу им "там медведь походу". Секунда тишины и дикий визг из пяти ртов оглашает горы, девченки со скоростью света несутся в единственное укрытие - в палатку. Я оглядываюся и вижу, как медведь, тоже оглядываясь, бежит от нас, из под лап искры.
Еще минута и наступает тишина. Туча уходит, появляется закатное солнце. Береза стоит под углом, но не падает. Девушки стойко доедают холодную гречу. Я фоткаю следы медведя и пою песню "если с другом вышел в путь, веселей дорога!.."
А через пару дней мы уже ехали через Белорецк, исследовать болота под Иремель. Руководитель практики все еще нас не догнал.

  •  
  • 7
  •  

Как такое возможно?

Как известно младенцы не обладают долгосрочной памятью. Я же помню как меня крестили в 3 месяца. Как меня окунали, какими мне огромными казались взрослые, как я испугался священника и заплакал. Дальнейшие воспоминания начинаются от 3 лет. Как это обьяснить?

  •  
  • -10
  •  

Всё еще здесь. Maximumble - STILL HERE

Всё еще здесь. Maximumble - STILL HERE maximumble, chrishallbeck, Комиксы, воспоминания, книги

Оригинал: http://maximumble.thebookofbiff.com/2017/03/06/1493-still-he...

Переводы: https://vk.com/cheeklook

  •  
  • 3
  •  

Гибридные люди на гибридной войне

Мы выезжали на двух машинах. Сегодня наши дети были нашими щитами, без них из города нас бы не выпустили. на обеих машинах на каждом стекле губной помадой было написано слово "Дети". В одной машине машине ехал я со своим трехлетним сыном, моя жена ее дядя и тетя. Дядя жены был за рулем, я сидел рядом, на руках сын, сзади жена со своей тетей. Из задних окон развивались белые наволочки. Во второй машине ехала двоюродная сестра моей жены с мужем и сыном двух лет. Мы очень надеялись, что наши машины никто не будет обстреливать, и что мы случайно не попадем под огонь ортиллерии.

В трех метрах от ворот была воронка, забор и ворота напоминали решето. Мы объехали эту воронку, и двинулись вниз по улице, в сторону дороги, ведущей к выезду из города. По пути мы видели еще воронки. От трех домов остались только стены.


Нам нужно было заехать на работу к дядьке жены, забрать кое-какие вещи. Это было по пути, иначе никто бы туда не поехал. Мы подъехали к предприятию Крыша цеха была разрушена, а в стене было три отверстия от попадания снарядов. на предприятии не было ни рабочих ни военных. Когда дядька уже садился в машину, мы услышали громкий звук: "Гуп!" Это был звук исходящего выстрела. Мы не знали из чего стреляют, но мы четко по звуку отличали выстрел от падения снаряда. Гулкий и короткий "Гуп" - это звук выстрела ("наши" стреляют), раскатистый "Тррах!"- это звук падения (стреляют по нам). Если "тррах!" громче чем "гуп!", значит нужно срочно бежать в убежище. Если же "гуп!" громче, значит в убежище тоже нужно бежать, потому, что через пять минут прилетит ответка.


Услышав исходящий выстрел, мы поняли, что выезжать нужно быстрее. Мы выехали на дорогу и направились к границе города. Через минуту за нами начал ехать джип, обвешанный георгиевскими ленточками. Мы сбросили скорость. Джип сравнялся с нашей машиной (мы ехали первыми в коллоне). в джипе открылось окно оттуда высупулась голова в бандане, дядька тоже открал окно.


- Вы вывозите детей? - спросила голова.


- Да - ответил дядька.


- Вы понимаете, что везете их к укропам?


- Да.


- Тормози.


Мы остановились. Из джипа вышел бравый ополченец в камуфляже (позже он стал комендантом города, а еще позже был убит).


- А-а-а, пожаротушители, - узнал он нас, - я вам не советую ехать на север, там укропы, но если сильно хотите, то держать не стану.


- Хотим, - ответил я, - там родственники, больше ехать некуда.


- Тогда мы вас сопроводим, сколько сможем, иначе вас наши спайперы снимут.


Мы сели по машинам, и поехали следом за джипом. Справа от нас стояла полностью сгоревшая заправка. Я вглядывался в кусты вдоль дороги, надеясь увидеть там снайпера. Хотя, не понятно, за чем мне это было нужно. Мы приближались к границе города, джип развернулся и поехал обратно. Дальше мы ехали сами.


За городом был перекресток, это была самая высокая точка в нашем районе. Отсюда наш город был как на ладони. Еще до войны мы любили ездить сюда вечером, и наблюдать за огнями города. Это были не огни вывесок и магазинов, не всякие там гирлянды, это просто был свет от фонарей и из окон. Но нам это картина все равно нравилась. Это место мы называли Голливудом (перекресток). Сегодня весь перекресток был засыпан гильзами, потому, что несколько дней назад здесь стоял крупнокалиберный пулемет. Мы проскочили перекресток, дальше была территория подконтрольная ВСУ. Логически мы понимали, что едем в правильном направлении. Но исходя из всего услышанного по телевизору, от соседей и "ополченцев" - мы сейчас совершали самоубийство. И нам действительно было страшно. Мы действительно боялись, что наши машины могут обстрелять украинские военные.

Показать полностью
  •  
  • -11
  •  

Плацебо

В лечебном арсенале моей прабабушки было три лекарства:

1. Йод. От всех болезней. Горло болит? Йодом полоскать. Голова? Йодом мазать. Расстройство в кишках (или по женски) - йод пить на сахаре. По капелькам. От 3 до 7. Кости чуть ломит - йодовая сетка.

2. Меновазин. Мазать все, что болит "при костях".

3. Синька медицинская. Для особо пропащих - все гнойное видимое мазалось синькой. От распетрушенных ангиной (и йодом) гланд, до...

Дед (брат прабабушки) над ней подтрунивал: позорище-де, внучка (мама моя) фармацевт, а бабка - темнотааааа..

Но как-то раз дед пошел в тайгу на охоту. Дело было зимой. Вернулся через неделю, вместо запланированных 3х дней.

Ну там, дичину обработали, в бане деда помыли, покормили, послушали баек и спать.

Ночью (как потом выяснилось) деду заплохело: ломило лицо, руки, грудь, колени... Он шоркался, курил, но никого не будил, почти до утра.

Потом, поступясь принципами, полез в тумбочку к сестре. Тихо искал меновазин. Нашел. Намазал - лицо, руки, ноги...

Потынялся по избе минут 5 - попустило. Скорее спать.

Утром проснулся от воя и причитаний:

- Да родимай! Да што ж ты над собою исделал.. да сИроты мы-ыыы!

Открыл глаза: сидят соседки и горланят.

Сел, послал их нах, кинулся свивальники распутывать (бабки резко управились по "смерти": руки-ноги  связали, саваном накрыли). Бабки с воплями  покинули "родимова".

Вышел на крыльцо, сел. Завернул "козью ногу", закурил. Позвал:

- Клаш. А, Клаш. Я там все лекастра выпил с тумбочки. Не серчай, в городе куплю.

Вылетела Клаша, отмудохала братца:

- Лопни твои глаза!

Подвела к зеркалу.

Из зеркала на деда пялилось чужое синее лицо, чужие синие руки трогали синие плечи и локти.

Дед, в  потьмах, вместо меновазина, намазался синькой.

И попустило же!

  •  
  • 1339
  •