Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Фантастика

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Последнее слово

в

В то утро Макс опять проспал, а потому собирался в авральном режиме. Насыпав Рыжему корма, побрившись и швырнув вчерашнюю рубашку в громоздкий таз с грязной одеждой, он быстро перекусил, выпил кофе и начал экстренно одеваться.

Новый начальник уважал людей в костюмах и терпеть не мог всяких футболок, тем более с двусмысленными картинками. А потому надо было соответствовать.

— Вот ведь геморрой! — не сдержался Макс, терзая новенький галстук, завязать которой упорно не получалось. Хорошо всяким там офисным подхалимам — у них опыт, а он последний раз эту удавку натягивал, когда защищал диплом.

— Блин...

В этот момент Рыжий вошел в комнату и уселся, надувшись громадным шаром. Лицо кота выражало явную неприязнь ко всему миру.

— А ты-то что? — глядя на него в зеркало, спросил Макс. — Тебе-то на работу не пилить в девять утра! Ща снова спать завалишься, так что не строй из себя...

В этот момент Рыжий как-то странно закашлял и начал дергаться, словно его тошнит.

- Э! — пальцы, душившие галстук, разжались сами собой. — Ты офигел, старый! Иди в туалет, а? Ты же...

Кот как-то странно дергался. Изо рта у него текла пена.


Когда Коля пишет на асме, к нему лучше не подходить. Больше всего он похож на клаустрофоба, едущего в «Оке» и пытающегося сохранить лицо. Все время дергается, стучит по клавишам хлесткими очередями и постоянно хватает себя за волосы. Рядом с его рабочим местом всегда дежурит бутыль минералки. А еще, впадая в программерский транс, Коля начинает пищать голосом переводной мультяшки и кидаться на окружающих.

Зато когда это проходит, с ним можно спокойно общаться, а на его компе представлен нормальный продукт — без багов и всякой дребедени. За это его и любят. За это его и заставляют писать системные вставки на языках низкого уровня.

— Фу, — выдохнул Коля. — Фу! Конец! — он откинулся в своем кресле и первый раз за день обратил внимание на соседа по комнате. — Макс,а ты чего виснешь? Не идет что-то, а? — он с любопытством перегнулся через свой стол, пытаясь заглянуть в экран. — Слышь, ты чего?

— Да кот мой...

— А что?

— Ветеринар сказал — все. Кирдык. Загибается старый...

Закончить бы поскорей этот модуль и сдать шефам работу. Пусть фигеют, как он технично все выписал. Вот только последняя доводка - это всегда такая морока! Вагон всяких мелочей. Пока их разгребешь...

- А сколько ему лет-то? — спросил Коля, усаживаясь обратно.

- Коту? Двенадцать.

- Ого, как! Возраст, — Коля на миг замолчал, а потом с интересом прибавил. — Слушай, так он у тебя может и заговорит еще, прикинь!

Макс дернулся. Последняя фраза обдала его, как ведро холодной воды. Ведь правда: двенадцать лет, а коты говорят уже с десяти! Бывает и раньше, хотя и редко. Выходит, Рыжий... Да нет! Ну он, конечно, всю жизнь был весьма такой странный зверь, и общение с ним все-таки взаимным было, но это же... Это же все совсем не так! Это все просто игрушки, а теперь он вдруг откроет свою пасть и что-то скажет...

- Макс, эй! Ты чего застыл?

- Да не, Коль. Дай водички глотнуть.


«Способность к человеческой речи у кошек — одна из самых неизведанных областей биологии. Достоверно известно, что потенциально обрести ее может любая домашняя кошка вне зависимости от породы, даже если в ее крови есть примеси диких кошачьих. Как правило, проявляется это лишь у животных старше десяти лет, хотя известны случаи, когда говорить начинали в девять, в восемь и даже в семь с половиной лет.

Увы, кошачья речь — грустный знак. Ученые установили, что возникновение этой способности напрямую связано с необратимыми процессами в стареющем организме животного и являются первым признаком близящегося летального исхода. Как правило, кошки начинают говорить лишь за сутки до своей смерти...»


— Слышь, Вась, а твой кот перед смертью сказал что-нибудь?

— Сеструха говорит, да.

— И что сказал?

— Да хрен его знает, я не спрашивал.


— Нина, Нин.

— Что?

— А твоя кошка говорила перед смертью?

— Да нет. Она же в девять лет умерла.


— ...и что сказал-то?

- Сказал, блин! Знаешь, посмотрел на меня так и говорит: «Ну что же ты, большой такой, сильный, а так глупо прожил со мной... Я же т бе тогда намекал, что она от тебя уйдет, а ты меня ногой...»

— Да ладно прикалываться!

- Какие тебе тут приколы, Макс! Не до приколов, блин... Слыщ, пойдем ко мне в кабинет, у меня там пивко есть. Хряпнем немного.


Вечером Рыжий лежал в своей коробке от планшетного сканера и даже не вылез из нее встретить хозяина. Макс подошел к нему, протянул руку, чтоб машинально потрепать за ухом, но как-то резко остановился.

Зверь смотрел на него своими желтыми глазами, и этот взгляд... Говорят, у котов совсем не такая мимика, как у людей. Кто знает, что они там имеют в виду, когда так смотрят тебе в глаза? Сейчас вот возьмет и начнет говорить...

Макс присел на корточки, с удивлением обнаружив, что боится трогать собственного кота. Того, которого притащил с улицы еще в школе, того, которого мучил и тискал по-страшному, того, которому доставалось от институтских компаний, заваливавшихся в гости.

На компе до сих пор лежат записи: Рыжий поет «Сектор Газа», Рыжий танцует боевую жигу, Рыжий и Паха готовятся лететь в космос или, по крайней мере, на шкаф... Естественно, все это против воли самого Рыжего.

- Извини брат, а? — сказал Макс, и понял, что говорит неискренне. Не искренне и даже как-то жалобно, словно малолетка, пойманный ментами за распитием «Балтики» в городском парке.

— Блин, — он встал, пошел на кухню и вытащил из холодильника банку пива, щелкнул крышкой и подошел к окну. В ночном весеннем

дворе одиноко светил фонарь над детской площадкой.

Извини. Прости. Только не трогай. Я тебя боюсь.

Вот так это прозвучало.

Ведь ты же мне много чего можешь сказать. И про то, как я с Ленкой и Светкой разом крутил, и про ту ночь, когда я пьяный вернулся, и про маму, к которой я тогда не поехал, а потом уже поздно было. Ты ведьвсе это видел.

Смотрел, как мы с Натахой тогда на втором курсе прикладную Камасутру осваивали. Глядел из коробки своей, молчал, а теперь...

Внизу через двор медленно брел одинокий старик. Наверное, просто вышел погулять перед сном.

- ...короче, после этого не думаю, что у Зайцева будет квартальная премия, — Лариска усмехнулась и сбила пепел со своей сигаретки.

- Да, проблемка у мужика... — как-то на автомате сказал Макс. Они курили вдвоем на лестничной клетке громадного старого дома, где пару этажей арендовала их фирма.

— А нечего было выеживаться, — подытожила Лариска. — Козел старый! Ты прикинь, он же ко мне на прошлом корпоративе мало что приставал, еще и сказал знаешь чего... Эй, Макс, алло! Ты с нами?

— Что? — он понял, что ненадолго выпал из общения.

- Да ничего. Я говорю, ты тут? — Лариска щелкнула перед его лицом своими пальцами с длинными ногтями, покрытыми фиолетовым лаком.

— Извини. Торможу сегодня.

- Я вижу. А что проблемы, какие? — это она искренне. Она всегда за него переживает, хотя, в принципе, мало кто в офисе сумел наладить с секретаршей главного нормальные отношения. Такая уж она... скажем вежливо, леди.

- Да кот мой помирает, — как можно солиднее сказал Макс. — Заговорит скоро, зараза. Небось, такое мне выскажет...

— А мы своему не дали нас обматерить, — Лариска сделала глубокую затяжку и выпустила еще пару клубов сладковатого дыма. — Мы, как он загибаться начал, сразу ветеринарку вызвали, укольчик — и готово. Я так думаю, он бы нам с мужем мог друг про друга кучу всякого поведать. Так на хрена?

На хрена. Уж сколько в сети анекдотов на эту тему! Как кошка перед смертью или любовницу хозяйке сдала или про детей чего рассказала... Смешно, хотя ведь можно не доводить до такого. Усыпить заранее — и все. Закон пока разрешает. На Западе, говорят, уже запретили, а у нас — полная вольница.

- Я тебе говорю, — сказала Лариска. — Не парься, сейчас номер запишу. Приедут, все сделают в лучшем виде. И тебе особых проблем нет, и зверь не будет мучаться...


С Рыжим все вышло так.

Они с парнями как раз возвращались из школы. Была ранняя весна Десятого класса, когда о поступлении в институт думать еще немножечко рано, а о школьных делах уже можно особо не напрягаться. Потому и главной темой их разговора была новая версия «Heroes of Migth and Magic», в которой появилась куча новых фишек, зато разработчики загубили все настроение, предыдущих версий.

Давно это было. Он-лайн игр тогда вообще не водилось, Интернет юзали по модемам, а уж компы тогдашние — вообще песня...

— О! — неожиданно сказал Димон. — Какой, глядите!

И оторвавшись от темы игр, они синхронно посмотрели в указанную сторону.

Рыжий котенок буквально вывалился на них из кустов. Он был не совсем мелким, но и на кота-подростка тоже не особо тянул. Так, нечто среднее (потом спецы утверждали, что ему было четыре месяца). Не слищком смущаясь, он в несколько прыжков приблизился к людям, оказавшись у самых их ног, поднял голову и громко произнес:

-Мя!

Когда он повторил это маме, та не стала возражать. Правда, перво время ее очень беспокоил вопрос: соизволит ли новый квартирант посетить кошачий лоток или же предпочтет обойтись без таких формальностей, объявив туалетом всю квартиру. Котенок ограничился лотком.

А потом, ночью, он залез к Максу на кровать и принялся громко урчать. В принципе, Макс любил кошек, но вот в повадках их разбирался не слишком. И потому, приняв урчание за угрозу, полночи провел, сидя на кровати и ожидая от котенка какой-нибудь подлости...


- А Лариса мне его усыпить предлагала.

Нина из бухгалтерии странно дернулась, но сдержалась. О том, что с Лариской у нее давняя война, было известно практически всем. Секретарша директора ненавидела «бухгалтерскую мышку» и весьма едко проходилась по поводу ее действительно нелепых нарядов.

- А ты что? — в тихом Нинином голосе прозвучали прокурорские нотки.

- Да куда там, — максимально небрежно отмахнулся Макс. — Я же его сам притащил, когда еще в школе учился. Я ж ему по пьяни стихи Баркова на первом курсе читал...

Нина едва заметно улыбнулась:

- Вот он скажет теперь, что про тебя думает. Макс грустно вздохнул и признался:

— Этого я и боюсь.

Хотя... Ну что в нем, Максе, такого страшного? Обычный московский программер. Жил, не грешил. То есть грешил, наверное, но не больше других. И нет у него в жизни ничего постыдного, и не в чем его обвинять. Только вот Рыжий... Он ведь все время был рядом, все видел, и теперь...

Макс помотал головой. Почему он раньше об этом не думал? Ведь и до этого тоже знал, что коты умеют говорить. Только не задумывался как-то. Совсем. Это ведь перед смертью должно быть, а когда еще Рыжий умрет...

— Макс, ты совсем что-то раскис, давай чаю?

— Давай.

Рыжий... Рыжий не должен был умирать никогда. И мама тоже должна была жить еще долго, успеть посмотреть на внуков и всякое такое, но сгорела буквально за пару месяцев. А он, дурак, момент не использовал. Не поговорил с нею лишний раз, не сказал ей... Да и не придумал даже, чего такого нужно было ей говорить.

И он ведь умрет также неожиданно. Тот, кто не думает о смерти собственного кота, про свою и вовсе помнить не должен.

— Да ладно тебе, Максим, он же твой друг. Зачем другу тебя обижать? Даже на словах?

Макс смехнулся и, постаравшись быть максимально ехидным, съязвил:

— За дело.


— Блеск! — это было любимое слово нового босса.

Он был человеком в возрасте, постоянно носил старый мятый костюм и совмещал свою должность с лекциями в каком-то институте. На самом деле типичный доцент-тиран, ненавидящий всех, даже прилежных отличников. Впрочем, профи он при этом — что надо. Целую команду разработчиков за пояс заткнет.

— Блеск, Максим! И это ты за неделю?

Макс кивнул, неумело сдерживая довольную улыбку. Это был не просто удачный дебют в начальственном кабинете, это была реальная победа. Его модуль вышел хорошо, и при том он оказался сдан первым, да еще и помог решить кучу глюков совместимости, хотя этого от него в ТЗ никто не требовал.

- Надо только его погонять, потестировать, а так — блеск!

- Я тоже про это думаю, — не лести ради, а вполне искренне сказал Макс. Его, как и любого спеца, слегка напрягала программа без глюков. •

Впрочем, если это действительно так, то можно гордиться. Тут дело даже не просто в хорошо выполненной работе, а в личной планке. Ведь он, Макс, еще года два назад и подумать не мог, что на фирме его будут считать за местного гуру в такой серьезной области.

Прикольно даже. Он — и вдруг суперспец. Еще и мануал потом какой-нибудь напишет, толщиной с кирпич, чтобы студентам тяжело таскать было.

- Ладно, думаю, этим мы уже не сегодня займемся, — босс взглянул на часы. — Пятница, вечер — не то время.

- Я за выходные ее дома прогоню, — сказал Макс. — Посмотрим -вдруг она на каких-то параметрах выпадает.

Босс согласно кивнул.


Крутой программер может позволить себе крутое пиво. В пятницу вечером он даже может позволить себе бар с такими ценами, что не надо выстаивать туда длинную очередь. Макс сидел за столиком и смотрел в окно.

Несмотря на поздний час, по другую его сторону продолжала шуметь площадь. В «Макдональдсе» напротив царил ажиотаж. Очередь тянулась почти на улицу...

Помнится, на втором курсе поход в «Мак» считался настоящим праздником. А ежедневным пропитанием служили пирожки из ларьков.

Были такие времена... И ведь как-то обходились там безо всяких дорогиx кабаков. Мечтали о больших деньгах, но комп был и так, а игры с сетки качались бесплатно.

Неожиданно зазвонил телефон. Мобила. Таких когда-то тоже не было. А кто покупал, учились говорить по пять секунд, чтобы бесп латно.

— Алло.

— Максим?

— Привет, Нина.

Странно. Чего это она? Никогда не звонила, а тут вдруг... Это после их чаепития что ли последнего?

— Слушай, я тут не знаю... Я... — она засмущалась.

— Случилось чего? — спросил он.

— Да нет, ничего, все нормально, — слегка заволновалась она. - Я просто... — Нина сделала паузу. — Хочешь, пошли в воскресенье в кино? Там фильм наш новый фантастический вышел...


Застывший экран, скачущие цифры значений, за окном тишина. Ночь.

На полный тест должно уйти часов пять, так что конца его все равно не дождаться. Лучше пойти спать, потому что завтра они с Ниной идут в кино. Просто так, без каких-то особых целей.

У Макса не было на нее видов. Не в его вкусе девчонка, уж слишком она нелепо одевается. Хотя фигура очень даже ничего. И если так, чисто из спортивного интереса... Но он уже и по возрасту выбыл из такого спорта.

Конечно, некоторые всю жизнь так оттопыриваются. Но это от глупости, видимо. Типа, молодыми себя хотят почувствовать, крутыми мужиками, все такое... А девчонку хорошую им не жалко.

На фиг весь этот бред! Не будет он с Нинкой никаких романов накручивать, просто в кино сходит. В конце концов, девушек вот в этой комнате полно побывало, зато друзей что-то не видать последнее время. Паха с Игорем вообще из Москвы рванули — один на север в какой-то компании нефтяной рулить, другой в Швейцарию — лекции, видите ли, читает, по русской литературе. Димон с Галкой... Да, им бы позвонить надо. А то, как переехали, никакой связи.

Вот и живешь тем только, что по кнопкам стучишь, да еще иногда с Лариской... Которой все равно с кем. И мужу ее это тоже все равно...

— Почему ты боишься меня?

Голос прозвучал так неожиданно, что Макс даже вздрогнул и подскочил в кресле, а потом замер, и буквально физически ощутил ледяной ужас, приковавший его к месту.

— Хозяин.

Кто б мог подумать что у Рыжего будет именно такой голос! Тихий,спокойный, немного даже плаксивый...

- Я ведь твой друг. Я всегда им был, я же ничего плохого тебе не скажу.

Макс медленно повернулся. Кот приподнялся в своей коробке и глядел ,в его сторону. Желтые глаза с вертикальными зрачками казались очень усталыми.

— Извини. Ты напугал... — глупо пробормотал Макс. — Я тут задумался просто... Рыжий, ты... Ты как себя чувствуешь?

Идиотский вопрос! Если заговорил, значит — все.

- Мне немного страшно, хозяин, — тихо произнес кот. — Можно к тебе на колени?

- Конечно, — Макс машинально похлопал себя по ноге, призывая зверя запрыгнуть и свернуться клубком, как тот любил изредка делать. — Конечно, да... Ты ведь мой кот.

По-дурацки все это как-то, и совсем не того он боялся. И совсем не такого тона ждал. Скорее, громоподобных раскатов с проклятьями. Только вот с какой стати? Дурак. Технарь недовинченный.

— Посиди со мной немного, хорошо? — положив голову ему на колени, спросил кот.


- А помнишь, как я на пианино прыгал, а ты меня оттуда гонял?

- Да. А как ты через кульман чертежный на стенку влез, а обратно не мог?

- А как вы кошку мне приносили, а я испугался?

— Да, это тема была...

На миг они замолчали. Тихо гудел компьютер, привычный свет лампы освещал комнату, где давно уже ничего не менялось. Все такое родное, привычное. И кажется уже совершенно незыблемым.

- Хозяин, прости меня, ладно?

— За что?

— Я знаю, ты еще должен жить очень долго, а я ухожу. Я не хочу бросать тебя, правда. Но так получается...

- Рыжий, да о чем ты?

— Я просто не знаю — как ты останешься здесь без меня? Совсем один.

За окном с грохотом проезжает последний, потерявшийся в городской суете трамвай. Скоро будет светать — ночи летом короткие.

- Не знаю, — честно сказал Макс. — Не знаю.


Алексей Соколов.

Литературный журнал "Реальность фантастики" 2008/02

Показать полностью
  •  
  • 347
  •  

"Иные миры, иные времена".

в
"Иные миры, иные времена". Книги, Фантастика, Сборник, Что почитать?, Литература, Советую прочесть

Брэккетт, Шаара, Диксон, Табб,  Андерсон, Пейдж,  Браун и другие писатели  заделались архитекторами этого конкретного мира. Это маленький город мягкой фантастики, где есть улицы с детективами, сверх способностями, путешествиями во времени, а также переулки не имеющие четкого адреса, но интересные своей необычностью.


Сборник составлен очень хорошо (спасибо грамотным редакторам), рассказы на одну и ту же тему не мешают друг другу, не толкаются, а описывают её с разных сторон и несут разный эмоциональный оттенок. Поднимаются самые различные темы от  проблем и угроз путешествий во времени до человек - общество. Есть истории с юмором и есть серьёзные вещи, например один из рассказов наглядно демонстрирует правильность тезиса "бытие формирует сознание", а это не слабо! 


Ну, а для твоего читатель сознания, представлено 19 рассказов из которых, что-нибудь, но запоминающиеся, для себя найдёшь.

Показать полностью 1
  •  
  • 108
  •  

ВУДУн

1


Был у меня автомат, но автомат я потерял. И пятый день тащился по джунглям, имея из оружия собственные руки, ноги и армейские ботинки сорок второго размера, со стальной пластиной в мыске и полуфунтом гвоздей в подошве. А ещё у меня был трофейный нож. И пробитая голова. И если голова ещё на что-то годилась, то нож уже не годился ни на что. Заржавленное лезвие норовило сломаться о любую ветку, а костяная рукоять - выскочить из ладони, словно мокрое мыло. В общем, самоубийство я решил отложить до тех пор, пока не обзаведусь чем-нибудь поприличней.


По крайней мере, без дурацких надписей на клинке.


2


Я старика издали приметил. Худущий, жилистый, сидит на своей поляне, черный, как крем для ботинок, и палочкой в котелке помешивает. А из котелка – мясом вареным пахнет. У меня чуть желудок наружу не выскочил, кишки в трубочку свернулись. Живот заурчал почище тигра в джунглях. Странно, что старик не заметил.


Я на поляну шагнул, руки перед собой выставил. Безоружный, мол.


- Здорово, дед!


Старик посмотрел на меня – мне жутко стало. Один глаз у старика черный, а другой – белый, слепой. Но не это самое страшное. Старик белым глазом на меня уставился.


Я страх переборол и говорю:


- Найдется чего пожрать солдату удачи? – у меня, когда поджилки трясутся, наглость появляется.


Старик пролопотал что-то по-своему.


- Я говорю: пожрать не найдется?!


Тут старик вскочил, как молодой, палочку из котелка вытащил и на меня бросился...


- Не понял, - сказал я уже на земле. Что-то с голодухи совсем ослабел. Встал, смотрю – старикан опять меня бить собирается. Уже разбег взял.


Хрясь! Больно!


Тут я разозлился и нож вынул. Последнее дело на такую древность с ножом кидаться, но ведь зашибет, проклятый. И как звать, не спросит.


- Меня, - говорю, – Джонни зовут.


Старик как солнце на ржавом клинке увидел, сразу в лице переменился. И по-английски заговорил:


- Брось нож! Брось нож!


- Ага. Щас, - говорю. Что, старикан, моя очередь глумится? - Конечно, брошу – только кусочек откромсаю. Ма-а-ахонький!


Тут до старика дошло. Понял, какой сувенир мне на память требуется. Старикан подхватился и – место заветное ладошками прикрыл.


Правду говорят, - думаю, - седина в бороду, а бес в ребро. Есть полосатенькому за что бояться, есть. Это ж надо! А по виду ему на том свете уже лет семь прогулы ставят... Если не все десять.


- Может, договоримся? – предложил старик дипломатично.


3


Договорились, конечно. Умным-то людям чего не договориться.


- Ты совсем дурак?! – опять старик на меня орет. - Ты бокора убил, бокора нож взял, меня ножом бокора убить хотел!


- Так не убил же...


- Потому и не убил, барабанная твоя башка, что нож бокора проклят!


- Кем?


- Бокором!!


- А зачем бокору свой нож проклинать? Он, что, на почве колдовства крышей поехал?


Вообще-то, я не знал, что тот парень – бокор. Это у черных так колдуны называются. Мы однажды через деревню шли. Впереди Картер, ирландец, который своей жены боится, дальше четверо ребят, я – замыкающим. Жарко до невозможности. Ак-47 нагрелся, уже голый живот обжигает.


Один из ребят девчонку увидал. Обрадовался. Иди, говорит, сюда, я тебя вот чего дам.


И зеркальце ей показывает.


Она подошла, этот дурак схватил ее в охапку и давай тискать. Та орет, конечно. Картер повернулся, кричит:

- Отпусти, ее, идиот, быстро!


Не успели.


Черные закричали, заулюкали и давай из окон на нас выпрыгивать. Копья, палки, все такое.


Мы постреляли аккуратно, чтоб никого не задеть – черные вроде угомонились. Они автоматов боятся.


Только мы рано расслабились.


В парня, что девчонку ихнюю тискал, камень прилетел. И точно по уху. Парень рухнул, как подкошенный.


Мы стоим, дураки-дураками. Чего делать-то? Откуда бросили, кто бросил – поди сыщи. Дали очередь в воздух, парня под руки подхватили и – бегом. Я самый последний, прикрываю.


Почти всю деревню прошли. Все, думаю, пронесло. Ага, как же! Накаркал.


За околицей еще одна хижина оказалась. Мы ее прошли было, да только из кустов кто-то как выскочит! Потом оказалось, птица, но уже поздно было. Наши чуть в штаны не наделали.


У меня нервы и так на пределе. Я развернулся и по кустам очередь дал.


Сначала тишина. Потом стон.


Пожилой негр из кустов вышел и под ноги мне свалился. Мне нехорошо сделалось. Ни за что, ни про что человека пристрелил. Ладно бы он с автоматом был – тогда понятно.


Негр лопочет что-то. Ко мне руки тянет. Я фляжку с пояса снял, наклонился. Не пьет.


А негр мне нож в руки сует. Меня сначала дрожь пробила, вот думаю, хотел бы заколоть – заколол бы. Растяпа ты, Джонни. А негр все лопочет. Я нож держу и вроде как его понимаю.


Вроде: возьми, святое это, подарок.


- Это проклятие, - говорит старик.


Вот блин, обрадовал. Тот негр мне еще пару раз во сне являлся. Звал, лопотал по-своему, руками размахивал. Пугал до чертиков, короче.


- Проклятие, делающее владельца ножа... - и так далее в течение часа.


Одним словом, хитрое проклятие оказалось.


Меня после еды так разморило, что я стариковские объяснения мимо ушей пропустил. Ем деда глазами, а на самом деле сплю. Тут, главное, проснуться, когда начальство до сути дойдет...


- Я, - говорит старикан, - тебя в ученики беру.


Вот, дошел. Чего?!


- Будешь мне служить, чесать спину, сушить травы, убирать хижину, готовить еду, работать на меня всю жизнь, а потом, когда буду умирать, я передам тебе свою душу в наследство.


Ну нафиг такое счастье, говорю. Задарма работать. У вас хоть профсоюзы есть? Нет, не хочу.


- Иначе, - говорит старик и белым глазом на меня смотрит. – Я тебя в котле сварю и съем.


Короче, договорились. Как умным людям и положено.


4


- Это кто такие? – спрашиваю.


Старик на меня недобро посмотрел. Ну, думаю, опять бить будет. Я голову на всякий случай поглубже втянул, воротник поднял и жду. Только попробуй, старая ты черепаха. Завел себе моду ученика обижать.


Вообще, старик мой с утра не в настроении. Не с той ноги встал. Даже поесть толком не дал – погнал на берег, залив изучать.


В это время катер развернулся, взревел, выкатился на песок и остановился. Из катера вылазит толстый негр в белой шляпе и белом костюме, а двое худых его под руки поддерживают. Видно, важный мужик, к нему из-под пальм еще несколько негров выбежало – все с калашами и в камуфляже. Кланяются.


Толстый лениво так кивает. Пальцы у негра в перстнях, а в руках палочка, вроде как у моего старика – только подлиннее.


- Это кто?


- Это, - говорит старик, – враг мой. Леонидас Грациус.


- Бокор?


- Молчи, барабанная башка! – нервный все же мне учитель попался. - Бокор – светлый! А у Грациуса сам барон Суббота в друзьях ходит.


Старичок вроде не из робких, а про этого Субботу, как про дьявола говорит. Хотя был у нас в команде ирландец, который своей жены больше черта боялся. А в бою ничего, храбрец.


- Ну, - говорю. – Ты, дед, так бы сразу и сказал, что Суббота. Я же не дурак, все понимаю. Мафия?


Старик сплюнул и назад пополз. А я еще посмотреть остался.


Леонидас начал худым в камуфляже речь толкать. Я не слышу ни черта, но зрелище любопытное.


Оказалось, толстый, как рот откроет, может маяком работать. Поймал солнце на зуб и давай катать. Отблеск на той стороне океана видно. В пасти у негра столько золота оказалось – я даже пожалел, что не могу оказаться в радиусе прямого удара прикладом. Уж я бы от всей души...


Тут мне в спину что-то твердое уперлось.


- Турамб! – говорят. «Руки вверх!», в переводе. У меня, стоит меня испугать, сразу знание языков прорезается.


5


Здоровенная змея упала сверху. Плюхнулась в воду и ушла на дно.


- Мартух фухта! – говорит старик. Если лингвистические способности меня еще не покинули, это означает «дети жабы».


Слышится смех. Я пытаюсь отойти подальше, но яма маленькая и залита водой по пояс. Никуда особо не денешься. К тому же змея под водой видит нас – а мы ее нет.


Смешная шутка. Надеюсь, змея не голодна?


Вообще, Леонидас любит пошутить. Я с ним знаком не очень долго, в отличие от старика – но насчет чувства юмора усвоил.


Поэтому я прячусь за учителя.


- Дед, - говорю, – да она тебе на один зуб. Я же твой аппетит знаю.


Старик недобро смотрит на меня. Черным глазом – значит, еще не сильно разозлился. Интересно, когда худые негры его вязали, обещал дед сварить их в котле и съесть?


- Твоя обязанность – защищать учителя!


Честно говоря, я особо не напрашивался.


- Дед, если у тебя есть лишний автомат – то пожалуйста!


- Ты совсем ду... – старик замолкает. Это на него так не похоже, что я заглядываю через плечо.


Змея выставила из воды голову. И смотрит на нас с дедом, как на шведский стол. Наверное, решила, что проголодалась.


- Дед, ты это – спасай престиж! - у меня, когда я напуган, прорезается красноречие. Сроду таких слов не знал, а тут вспоминаю. - Не годится, чтобы учителя съели на глазах его ученика. Представляешь, как это травмирует мою психику?


- Отвернись, - говорит старикан. В этом он весь. Какая-то нечеловеческая логика.


Змея угрожающе шипит. Раздвоенный язык появляется и исчезает.


Хорошо, думаю я, что в яме воды по пояс. Не придется оправдывать мокрые штаны. Кстати... Я нащупываю за поясом знакомую резную рукоять. Нож бокора!


- Слушай, дед, - начинаю я, и тут змея прыгает...


6


Леонидас Грациус улыбается, отчего, наверное, все корабли в радиусе пятидесяти миль сбиваются с курса.


- Что будешь пить, Джонни?


Знаю, что Леонидас – сволочь, каких мало, но устоять не могу. Мало кто умеет так обаятельно улыбаться половиной американского золотого запаса.


- Джин с тоником.


В руке у меня бокал, в котором плавают куски льда. Вот это, я понимаю, жизнь.


У моих ног свернулась змея. На огромной треугольной голове зияет колотая рана. Змея почти как живая.


- Я предлагаю тебе стать моим учеником.


Я думаю.


- У меня уже есть учитель.


- Гукас? Этот зануда? Правда?! – Леонидас начинает смеяться. Делает он это долго и с удовольствием. Голос напоминает Луи Амстронга. Солнце играет на золоте.


Змея у моих ног поднимает голову и шипит. Теперь она зомби и должна меня охранять. Нож, проклятый бокором, оказался не так уж прост.


- Что он тебе предложил, Джонни? – говорит Леонидас, отсмеявшись.


- Котел, если я не соглашусь. Он пообещал меня съесть.


Леонидас опять начинает смеяться.


По краям веранды стоят худые негры с ак-47. Негры тоже смеются.


- В твоих руках, Джонни, оказалась великая вещь. К сожалению, - Леонидас ослепляет меня улыбкой, - ты и нож неразрывно связаны. Такова сила проклятия. Я предлагаю тебе стать моим учеником. Ты постигнешь все секреты черной магии, получишь...


- Я согласен, - говорю.


- Что? – моя капитуляция застает Леонидаса врасплох.


Я подхожу к краю веранды и смотрю на море. На волнах качается красный катер. Все это может стать моим.


- Отпусти старика, - говорю я.


Леонидас перестает улыбаться.


- Ни мне, ни тебе не будет тогда покоя. Гукас слаб, но мстителен.


Толстяк говорит:


- Лучше ему умереть.


Я смотрю на Леонидаса. Затем поворачиваюсь и снова вижу красный катер. Моим. Станет моим...


Я делаю шаг, выдергиваю из рук ошалевшего негра автомат и размахиваюсь. Бум!


Леонидас зря подошел ко мне на расстояние прямого удара.


- Фас! – говорю я змее. Она шипит. Негры в камуфляже пятятся, кричат, стреляют... потом бегут. Змея догоняет их и сбивает с ног.


7


Я подхожу к яме и смотрю вниз. Ничего не видать. Кидаю туда камешек. Плеск.


Оттуда раздается: «Мартух фухта!»


- Привет, дед, - говорю я.


- Джонни?! – неверящий голос. Через мгновение он звучит уже по-обычному сварливо. – Кидай веревку!


- Ну, - говорю. - Не так быстро. Я бы хотел сперва обсудить условия моего ученичества. Во-первых: чесать тебе спину я больше не буду. Во-вторых: готовим теперь по очереди. В-третьих...


- Проклятый дурак! – доносится из ямы. – Я сварю тебя в котле!


- А я могу уйти и оставить тебя здесь, упрямый старикан. Ну, как, обсудим мои предложения?


Почему умным людям не договориться?


Договорились.

Показать полностью
  •  
  • 29
  •  

Жевать - не переживать!

в

- Эй, милейший! А кабан что, на выпас ушёл? - окрик со стороны стола у окна застал врасплох трактирщика.

Тот обернулся на звук.

Внимательные глаза серого цвета.

Разрубленный нос, всхлипнув, выдохнул.

- Я повторяю вопрос: настоящую еду мы увидим сегодня?

Медленно, стараясь обходить лужи разлитого пива, трактирщик приблизился к столу.

Компания не внушала доверия.

Один – сероглазый рыцарь, судя по рукоятке меча, а судя по комплекции - барон, не меньше, затянутый в неполный доспех с накидкой поверх.

На груди блестел шитьём герб - отхлёбывающий пиво воин, сидящий на голове дракона. Выполнен тот был в красно-коричневых тонах.

Спутник этого рыцаря не отличался ни ростом, ни комплекцией. "Метр с капюшоном" - сказал про себя трактирщик, смотря на это недоразумение в клобуке.

Впрочем, из-под обшлага рукава карлика что-то блестело. Словно поняв, куда смотрит трактирщик, сидящий отдёрнул рукав чуть повыше, предоставив вниманию хозяина таверны золотой браслет на предплечье.

- У вас возникли сомнения в том, что мы заплатим? - мягким голосом спросил "капюшон".

Трактирщик замахал руками перед собой.

- Нет, нет, что вы...

Рыцарь шарахнул рукой по недовольно заскрипевшему столу.

- А мы считаем, что этим недоверием вы оскорбляете барона Междулесья Гримза и его спутника, Ротта!

- Но я... Но вы... Сию минуту, господа! Сию минуту! Кабана сейчас поставим, разумеется! - трактирщик, рассыпаясь в извинениях, помчался в сторону кухни.

Барон и карлик снова уставились друг на друга.

У каждого в голове неслись мысли о том, как судьба свела их за этим столом.

Через пару часов перед ними оказалось третье по счёту блюдо - тот самый обещанный кабан, примостившийся между пустыми кружками, грязной посудой и объедками.

Гримз откинулся на спинку стула и осоловело оглядел помещение.

Вокруг стола уже сгрудились другие гости таверны, подбадривая и поддерживая участников состязания.

За Ротта выступала пара людей постарше, чуявших "тёмную лошадку", которой суждено выиграть.

Гримзу же сочувствовали все остальные.

Барон посмотрел на своего оппонента. Карл еле дышал, но в его глазах читалась решимость.

- Позвольте, позвольте господину барону и его оппоненту выйти и насладиться свежим воздухом! – Гримз встал со своего места, отдышался и неспешно направился к выходу.

За ним колобком катился оппонент.

- А, господа соревнующиеся, видимо, до ветру! – с пониманием прокомментировал трактирщик.

Под взрывы смеха оппоненты прошли за угол таверны.

- Господин… барон… - пытаясь вдохнуть, начал говорить Карл.

- Можешь называть просто Гримз, мы с тобой за одним столом кушали.

- Я боюсь, что кушают только короли. Мы-то с вами люди простые…

- Ели?

Карлик промолчал.

- Жрали, господин барон.

Гримз хохотнул, опершись на стену.

- Верно подмечено. Ладно я, но как ты кинулся на цыплёнка… Я только одного человека помню такого, Бранна Прожорливого. Вот уж был настоящий рыцарь! Бочка, а не нутро! Одна проблема – закончил рано.

- Что, в бою стал неповоротливым? – Ротт, прилёгший на травку отдохнуть, повернул голову в сторону барона.

- Нет, до боя доехать не мог. А какой же рыцарь без славной сечи? Но не об этом.

Гримз хотел было продолжить, но карлик перебил его.

- Господин барон, вы знаете, я должен вам признаться…

- Что, хочешь, чтобы тебе дали титул, герб и девиз? Я даже знаю вариант: « Дворянин Карл Ротт, маленький, но такой вместительный!».

- Нет, господин барон. Знаете ли, я… - маленький человек замялся, после чего выпалил, как на духу: - ясовершеннолишёнсредствксуществованию!

- Что-что?

- Янеимеюнигрошавкармане!

- Можно помедленней?

- Нет у меня денег, господин барон.

Гримз убрал руку со стены, некоторое время помолчал, повернулся к карлику:

- Повтори-ка ещё раз.

Глядя на лицо дворянина, Ротт помертвел. Да, барон превзошёл сам себя – насупленные брови, стальные глаза, которые, как лезвие меча, видели немало крови, и готовые увидеть ещё, рот, сведённый в злобном оскале.

- Денег… не… имею… - Ротт ронял слова, как медяки в руку нищего.

Повисло молчание.

- Я, я сейчас всё объясню!

***

Ротт не ел уже три дня.

Сейчас он кутался в клобук - от холода и следил за тем, как пища перемещается по помещению.

Вот гостю в углу принесли жареный окорок, от которого тот начал кромсать куски ножом, вытащенным из-за голенища. Лезвие перед нарезкой было тщательно облизано во избежание заразы.

"Благородный." - решил Ротт. - "Эх, знал бы, что всё вот так повернётся..."

Золотой браслет звякнул, коснувшись стола. Вот оно, хитроумное и по-настоящему жестокое наказание.

Правитель соседнего княжества Борк был умён, умён в той страшной степени, делающей доброту даром богов, а правосудие - карой небесной.

Надеть золотой браслет на руку нищего? А почему бы и нет?

После долгих лет трудной борьбы с попрошайками над ними можно и поглумиться.

Хочешь получать милостыню? А кто подаст человеку с состоянием на руке?

Придётся отрубить руку берущую, дабы не оскудела рука дающего.

Более того, не раз и не два местные бандиты, еле-еле выживающие при власти Борка, на самом отрубали таким нищим руки в поисках лёгкой наживы.

Ротту такая судьба, само собой, была не по душе.

Фазан с горкой овощей приземлился за стол рыцаря в слегка проржавелых доспехах.

Тот скинул кончиком ножа гарнир на пол и принялся за настоящую еду.

Ротт приходил в таверну уже второй день подряд, и охранник, седеющий мужик из бывших стражников, уже внимательно следил за ним.

Карлик нервно почесал щёку.

Браслет впивался в руку. Он специально был подогнан так, чтобы сидеть, как влитой, не давая ни единого шанса снять орудие пытки. Все мало-мальски умелые кузнецы не рискнули бы помогать несчастному - закон был суров и предполагал наказание за помощь осужденному, а к подмастерьям было действительно страшно идти.

Да и пришлось бы делиться.

Нет, Ротт не был жадным. Он был просто очень бережливым, расчётливым и не желающим отдавать кусок неплохого золота какому-то мастеру помахать молотом.

Однако сосущее чувство голода всё чаще подсказывало ему, что умные и расчётливые почему-то часто живут меньше глупых и простых.

Рыцарь, вошедший в таверну несколькими минутами позже, особого интереса не представлял.

Пока не сверкнуло золотое шитьё накидки на доспехах.

Пока не раздался звон королевских монет.

Ротт, уже сам не понимая, что делает, вскочил, на ноги и кинулся, кинулся к этому столику, к этому спасителю в золочёных одеждах, который мог бы прийти на помощь ему, нищему, жалкому, обречённому с самого детства из-за своей внешности на смех и подколки окружающих человеку.

Впрочем, на лице рыцаря бродила такая тяжкая дума, что Ротт замедлился.

"Может, он думает о своем родном крае, который вынужден защищать? Или о любимой девушке, которая ждёт его с победой?"

Рыцарь продолжал звенеть монетами в руке и двигать губами.

"Или он перед едой молится. Неловко, право дело, его отвлекать, но..."

- Достопочтенный господин...

***

У барона заклокотало внутри.

Карл сжался, попытался спрятаться в морщинах своего клобука.

Звуки становились всё громче. Барон побагровел.

А потом неожиданно хихикнул.

«Да он с ума сошёл. Он же сейчас меня прямо тут и…» - мысль карлика прервалась громогласным смехом.

Барон Гримз был страшен в гневе – и неподражаем в веселье.

- Дело в том, господин Ротт, что и у меня нет ни гроша! - Гримз согнулся в три погибели, продолжая гоготать.

- Что?! – потрясённо спросил карлик.

- Ни-гро-ша! Я потратил королевский дар на увеселения, а остатки пошли в лошадь! – Гримз продолжал смеяться, уже упав на колени.

- То есть вы согласились, не имея денег!

- Ты так уверенно предлагал!

- А вы так радостно согласились! – к хохоту барона добавились первые смешки карлика.

- Конечно, я со вчерашнего утра ничего не ел!

- А я три дня!

- Какой, какой кошмар! – утирая слёзы, ответил Гримз. – А золотые браслеты на ваших руках?

- Это наказание?

- Наказать ношением золота? Это за что?

- За попрошайничество, господин барон!

Гримз осёкся, обдумал – и снова взорвался.

- Вот это потеха!

Через несколько минут, когда Гримз вытер все слёзы, а Ротт принял сидячее положение, оба осознали и трагичность ситуации.

- А чем мы платить будем?

- Хороший вопрос. – Гримз почесал заросший щетиной подбородок. – Сразу говорю – достоинство рыцаря не позволяет мне расплатиться накидкой или доспехом.

- Достоинство нищего позволяет мне расплатиться ничем.

Они помолчали.

- Пойдёмте, что ли, обратно, господин барон, к минутной славе и вечному позору. – Ротт встал, отряхнулся, после чего невзначай спросил у собеседника. – А лошадь у вас дорогая?

- Да не очень… Нет, нет, господин Ротт! Лошадь в ближайшие пару дней продавать нельзя!

- Отчего же это? До ближайшего города не так далеко, а денег с продажи хватит на какую-нибудь старенькую кобылку, на которой можно и до вашего края доехать.

Гримз почесал затылок.

- Да тут такое дело…

***

Новоявленный барон Гримз задумчиво смотрел на подаренного королём коня.

Тот с лёгким сожалением смотрел на барона.

- Вот дурак. - сплюнул Гримз. - Нет, спрятать деньги - хорошая была идея. Но надо было думать, куда!

У барона не было ни гроша.

Прошитая золотом накидка на доспехи - сто золотых.

Новый шлем, с плюмажем из перьев добрудинского орла - пятьдесят золотых.

Званый ужин в честь баронства - примерно двадцать пять золотых (за первый ужин, который барон помнил).

Засунуть мешочек с деньгами в торбу с овсом коня - бесценно.

- Вот как, как можно было не заметить, что золото жрёшь, скотина? - в сердцах спросил барон.

Конь терпел эти пассажи уже полчаса, продолжая плестиcь по одному из трактов королевства.

Гримз, отчаянно желающий есть и пива, никак не мог успокоиться. Ему казалось, что при каждом шаге конь слегка позвякивает.

На горизонте показалось добротное, крепкое здание таверны.

Конь пошёл немного быстрее.

Гримз же снова сунул в карман руку и выудил оттуда несколько медных монет - больших, тяжёлых.

- Вот! Вот какие должны быть деньги! - он наклонился и показал коню кругляш. - Чтобы никто покуситься на них не мог! А не эти чешуйки золотые!

Животное никак не реагировало, продолжая идти.

- Знаешь, что я тебе скажу? Правильно - если бы я хотел вложиться в животных, я бы купил уток! Курей! - барон закатил глаза. До него донёсся аромат жареной свинины. В животе заурчало. - Свиней, в конце концов!

Через некоторое время барон, подостыв, погладил по холке коня.

- Ну ладно, ладно. Не обижайся. Ты, это, главное - до безлюдного места дотерпи. Я деньги в навозе прилюдно искать не собираюсь.

Конь кивнул, тряхнув гривой.

- Вот и хорошо.

Возле таверны конь встал.

Не помогли ни просьбы Гримза, ни его крики. Конь продолжал стоять, смотря в сторону корыта, наполненного сеном.

- Ох, неладная... - Гримз снова пересчитал медяки, после чего слез с коня.

- Лошадку покормить сколько стоит? - спросил он у бедно одетого юноши, стоявшего возле корыта.

- Пять медяков, вашеродье! - откликнулся служка.

- Сколько?!

- Пять, пять! Не меньше! Сено дорогое нынче для скакунов! - служка начал загибать пальцы. - За сбор - медяк, за перевозку медяк, таверне прибыль - ещё один...

- Так, а две монеты куда пойдут?

- Акциз. - ответил служка и сплюнул на землю.

- Хммм... - Гримз отсчитал пять монет и сунул их в ладошку служке.

Тот ссыпал их себе в карман. "Акциз" было волшебным словом. Услышав его, все ругались, но платили ровно столько, сколько им говорили.

Что оно означает, служка и сам не знал. Но исправно откладывал две монеты себе, приговаривая: «Акциз».

Конь Гримза, дождавшись конца этой процедуры, позволил довести себя до корыта, после чего уткнулся в него мордой и начал жевать.

- Кушай, кушай. Хорошо кушай, скотина. - нашептал ему в ухо Гримз, после чего прошёл в таверну.

Охранник с лёгкой улыбкой посмотрел на его герб, после чего благосклонно кивнул и пропустил барона в помещение.

Там было малолюдно - всё-таки сказывались утренние часы. Приятно пахло свежим пивом и жареным мясом, а ещё - тонкими нотками специй.

Барон прошёл к столику возле окна, снова покопался рукой в кармане и вздохнул.

Хватало на кружку дешёвого пива, что тело барона устраивало не вполне.

Душа тоже требовала большего.

Впрочем, трактирщика он пока не торопился звать.

За столиками уже ошивались завсегдатаи. В нише, неподалёку от выхода, сидел коротышка в плаще, внимательно наблюдая за остальными.

В любой другой ситуации Гримза бы напряг этот незнакомец, но сейчас он был занят сложными расчётами.

"Хм, а если я закажу полкружки, то мне хватит и на цыплёнка. На полцыпленка. Да хоть бы на крылышко хватило, таверна-то на тракте, тут сдерут, мало не покажется". - мысли барона крутились вокруг трёх медяков в кармане, губы двигались в такт звону монет.

"Может, найти того парня и потребовать акциз обратно?" - дворянин даже привстал, когда коротышка из ниши дёрнулся к нему.

- Достопочтенный господин...

- Гримз.

- Господин Гримз, здравы будьте вовек. Меня зовут Ротт. - коротышка нервно облизнул губы, через которые пролегал шрам. - Карл Ротт.

- Барон Междулесья Гримз, к вашим услугам.

- Вы знаете, я сидел, смотрел на вас, и решил, что вы будете замечательным оппонентом, ваше благородие. Дело в том, что все, кто видят меня, сомневаются в моих способностях касательно еды.

- В каком смысле? - Гримз вернулся на своё место, а карлик вспорхнул на стул напротив.

- Знаете ли, я готов предложить вам состязание. Правила очень просты - кто съест больше, тот и победил.

Желудок Гримза жадно откликнулся на такой призыв.

- Секундочку. А кто оплатит сие ристалище?

- Проигравший, конечно. - ощерился в неровной улыбке Ротт.

Гримз прислушался к своему телу.

"Соглашайся, дурак!" - кричал желудок.

"Ох, как я заждался еды!" - отвечал ему желчный пузырь.

"Нет, нет! Пустите, я не могу тут больше находится!" - лёгким диссонансом откликалась печень.

- По рукам! - рявкнул Гримз. - Трактирщик, пива господам!

***

- Но ведь золотые монеты-то довольно большие. - возразил, дослушав, карлик.

- Зато лошадь ума небольшого.

- Тоже верно. И вы теперь без денег.

- Нет, почему же. Я просто жду возврата инвестиций естественным путём. Может, ближе к вечеру начнётся.

- Но деньги нам нужны ближе к сейчас.

- Хмм, до вечера сидеть и есть мы не сможем, вы правы.

Собеседники замолчали.

- Мы можем напугать лошадь! – лицо Ротта осветилось. – Она и вернёт нам всё назад!

- Конь рыцарский, да чтобы испугался?

- Что, так всё серьёзно?

- Он немало битв и сражений видел. Три, если быть точным. Трудновато будет напугать такого коня.

- А вы сколько битв видели, господин барон? – с издёвкой спросил Ротт.

- Больше. У рыцарей просто ниже смертность, чем у коней. Нас чаще в плен берут, там...

- К сожалению. Кони же прекрасные создания.

- Рыцари поумней, правда. Хотя… - Гримз усмехнулся. – Далеко не всегда.

Ротт хмыкнул.

- И то верно. Впрочем, есть у меня идея. Идите внутрь, садитесь, да скажите публике, что, мол-де, оппонент ваш задержится ещё на пару минут. А потом я вернусь – и, надеюсь, всё пройдёт успешно. – Карл начал что-то искать под ногами.

Через несколько минут, когда барон уже вгрызся в горячую свиную ногу, сидя за столом, карлик вошёл внутрь таверны и вернулся на своё место.

- Что, малец, результаты превзошли возможности? – насмешливо спросил дворянин, болевший за Гримза.

Таверна грохнула.

- Жаль, жаль, что результаты воспитания дворянства не превышают его возможностей. – ответил ему негромко Ротт.

Гримз улыбнулся, откусывая кусок.

Так прошло ещё пятнадцать минут.

Гримз то и дело бросал взгляд в сторону окна, наблюдая за безмятежной жизнью в окрестностях таверны.

Ротт делал то же самое, но смотрел на небо. Рост не позволял ему видеть ничего другого.

В тот момент, когда Гримз отложил под стол обглоданную кость, снаружи раздался громкий треск.

Через открытые двери конюшни пробкой вылетел служка. «Акцизные» монеты оставляли за ним след, как за кометой.

Следом за ним появился конь Гримза, чихающий, ржущий и будто сошедший с ума. Он огляделся по сторонам и кинулся бежать дальше по тракту.

- Чёрт! Конь! – Гримз выскочил из-за стола и кинулся на улицу. – Конь убегает!

«Не знаю, что этот карлик придумал» - Гримз бежал тяжело, пыхтя и отдуваясь. – «Но если он хотел, чтобы мы покинули таверну, он перестарался».

Вслед за рыцарем на улицу высыпала вся собравшаяся публика.

- Надо помочь господину рыцарю догнать коня! – крикнул кто-то из толпы.

- Стоять на месте, песьи дети! – трактирщик возник на пороге. – Пока не оплатите свои харчи, никто с места не двинется!

Толпа, разочарованно гудя, кинулась внутрь.

Ротт же, спрятавшийся за поилкой для лошадей неподалёку от входа в таверну, припустил вслед за бароном.

Служка, видевший это, кинулся к трактирщику.

- Господин, там один из гостей за бароном кинулся! Мелкий такой, с ребёнка ростом!

Толпа обернулась в сторону стола, за которым не оказалось ни одного из соревнующихся.

Трактирщик заорал:

- ТАК! Кто поймает одного из этих двоих – тому сегодня всё за счёт заведения!

После чего первым кинулся к дверям.

- Обмануть хотели, а ещё благородные! Браслетики золотые, тьфу!

Зрители небольшой деревеньки в десяти минутах ходьбы от таверны в тот день наблюдали такую сцену.

Сначала по центральной улице пронёсся крупный, сивый конь, который то и дело бешено ржал. Он скакал не на максимуме возможностей, но довольно быстро.

Через две минуты там же пронёсся рыцарь, а по комплекции – барон, не меньше, кричащий что-то на смутно понятном дворянском языке, который, впрочем, от крестьянского отличался только изяществом используемых оборотов. Староста деревни, впрочем, как общавшийся с благородными, различил что-то про кобылу-мать и мерина-отца.

Затем по улице пронесся, мелко перебирая ногами, карлик в чёрном клобуке, то и дело оборачивающийся. Староста понял не всё из его речи, поскольку тот только повторял два слова: "Крапива" и "Сработало".

Ну а замыкала эту странную процессию группа людей, похожая на кулинарную банду – с вилками и ложками в руках. Первым в ней, с ухватом, был трактирщик.

Его речь староста понял от первого до последнего слова. Земляки, как-никак.

Погоня закончилась ещё через километр.

Конь мирно жевал траву на обочине, когда Гримз, запыхавшийся и задыхающийся, нагнал его.

- Ещё бы ты так быстро не бежал, был бы золотой конь. Хотя ты и так бесценный. – Гримз потрепал коня по боку. – Ты же ещё золотой, я надеюсь?

Взгляд коня ничего не выражал.

- Надеюсь, что да. Ладно, поехали. – Гримз грузно залез в седло, но коня пока не тронул.

Он смотрел в сторону холма, на вершине которого появилась маленькая фигурка, которая то и дело оборачивалась, оглядываясь назад, спотыкалась, пока всё-таки не упала и не покатилась по дороге.

Вслед за ней появилась толпа, преследующая убегающего.

Гримз начал разворачиваться в их сторону.

- Ну что, защитим нищих и обездоленных? - шепнул он, после чего пустил коня рысью.

Доехав до толпы преследователей, он развернулся, дал лошади шенкелей (та перешла на галоп), свесился из седла, не сбавляя ход, схватил карлика и посадил его перед собой.

- Держись крепче! – лошадь перешла на карьер, и через некоторое время преследователи, остановившиеся на середине дороги, и что-то рассматривающие, остались позади.

А рассматривать им было что.

- Чёрт, они пожрали, не расплатились, а теперь мы их даже не обнаружим! – трактирщик злобно потряс ухватом вслед. – А всё, что осталось нам – куча навоза! - он злобно приложился по ней сапогом.

Что-то блеснуло и улетело на обочину.

Служка кинулся в ту же сторону.

- Господин, смотрите! – он держал в руке золотую монету.

Трактирщик выругался.

- Чёртовы дворяне! Нет бы расплатиться по-человечески, а у них только, понимаешь, на уме капризы одни! Оставь пока у себя, вернёшься, вымоешь, отдашь. Деньги-то они не пахнут, верно? – он повернулся в сторону остальных посетителей таверны и засмеялся.

- Но эта монетка пахнет. – служка сунул находку чуть ли не в нос трактирщику. Тот ударил мальчишку по руке.

- Неуч! Подними, отмой и отдай мне потом. – трактирщик посмотрел на всех присутствующих. – А что, кто-то остался в трактире?

Охранник, последовавший за ним, кивнул.

- Так они сейчас могут там наесться и сбежать! Обратно, обратно, бегом обратно!

***

Вильм, зачарованно слушавший эту историю, потряс головой, отпил немного чая и помолчал.

Гримз со вздохом встал со своего кресла и отошёл к камину, поворошил дрова, после чего обратился к ещё одному сидящему за столом.

- Ну что, Ротт, память меня ещё не подводит?

Одетый в чересчур цветастый наряд Карл Ротт, шут из свиты барона, обнажил желтоватые зубы в улыбке и почесал затылок.

- Да вроде всё правильно было. Деталь маленькую забыли.

- Это какую же?

- Да так...

Ротт повернулся к Вильму, убрал с лица ухмылку и серьёзным голосом сказал:

- А о том, что в доспехах у господина барона потайной кармашек был с деньгами, он и забыл. И тогда, - барон начал клокотать. - И сейчас. - Ротт перевёл взгляд на дворянина и широко улыбнулся.

Барон захохотал.

За ним подхватили и все остальные.

______________________________________
Всем привет, с вами @SilverArrow.

Моему профилю сегодня исполнилось три года, и лучшим способом отпраздновать это для меня было написать рассказ с героями, которые были созданы благодаря Пикабу и лично @RusAD, за что сайту и пользователю огромное спасибо)

Итак, если вас заинтересовал этот мир и персонажи - прочитайте предыдущие рассказы:

Магия: инструкция по применению.

Мёртвые с косами

Игра на чувствах

"Погибель Годвина" или Как стать бароном за один подвиг.
Ловкость рук - и какое-то мошенничество! Часть 1.(Когда-нибудь я его допишу))

И не забывайте - у вас всегда есть возможность оставить комментарий для критики, подписаться, если вы желаете сразу узнавать о публикации моих новых рассказов, ну и зайти в мой профиль - там вас ждут ещё истории.


С уважением, ваш @SilverArrow.

Показать полностью
  •  
  • 37
  •  

Не находится книга. Прошу помощи.

в

В общем, так, товарищи-знатоки.

Вводная - фантастика, книга читана примерно в 1985-1990 гг, автор запомнился как иностранный.

Фабула (ну, насколько помнится). Пост где-то на дальнем краю Вселенной. Странная планета, двое (?) дежурных, наблюдающих за окружающей действительностью. Имена у дежурных какие-то обрезанные, короткие(?) (как у Беляева, например), оба (?), кажется, жутко устали от вахты и ничего нового не ждут, а ждут смены и домой.

Кто-то из них находит на планете (или там третий был?) небольшой шар. Кагбе живой и кагбе разумный. Скептик из команды дежурных предлагает его убить (?) или выкинуть нафег, ибо кто его знает, что оно такое. А "романтик" топит за добро и разумность шарика. И таки шарик начинает "романтику" подыгрывать. "Романтик" подумал про стейк - нате вам стейк, аппетитный, с кровью, швкорчащий, подумал еще про что-то (точно еще что-то было) - нате.

А Скептик, обратно, возмущен и говорит, что это агрессия и этот шарик до добра не доведет и надо бы его как-нибудь толерантненько грохнуть, пока смена не явилась.

Шарик кипешует, от Скептика прячется, а Романтику подкидывает ништяки.

Чем закончилось? Кажется, скептицизм победил и инопланетный шарик внезапно кончился. Или кончиться не успел, а просто свалил подобру поздорову.

Кто поможет с автором и названием - молодец и вечная ему хвала и здравие. Баш.im некоторое время тому назад искал-искал, да так и не наискал. Может, здесь повезет?..

  •  
  • 39
  •  

«Завтра! Нелегит»

«Завтра! Нелегит»  © Гектор Шульц


«Чертов снег. Лезет прямо в лицо, налипает на ресницы, колет щеки и тает на губах, заставляя их зудеть. Слава Богу, что осталось всего несколько минут, и он закончится. Ну же, сраный ты кусок микросхем! Пищи!».


Снегопад резко закончился, и Питер остановился посреди тротуара. Он тщательно вытер лицо краем шарфа, сплюнул шерстяные волоски, попавшие в рот, прищурился и посмотрел на экран новенького «ДжиСмарт – Семнадцать». На молочно-белом экране появилось симпатичное женское лицо и мягкий голос, возникший в голове, сообщил, что снегопад закончился и продолжится через три часа, восемь минут и сорок две секунды.


- Джи, какова вероятность пробок? – тихо спросил Питер. Девушка улыбнулась и на экране вместо её лица появились требуемые данные.

- Вероятность возникновения пробок в вашем районе составляет семь сотых процента, Питер.

- Отлично. Закажи пиццу через полчаса, - кивнул Пит, доставая из кармана пачку сигарет. Выудив сигарету, он неловко закурил её и с наслаждением выпустил дым к черному небу над головой. – Стандартного размера, тонкая подложка, ананасы, маринованный рябчик, томаты и соленые огурчики. Как раз успею искупаться.

- Набрать ванну, пока вы в пути?

- Нет. Я приму душ. Спасибо, Джи. Закажи еще пиво к пицце. Пару бутылок «Черного Билла». Вкус стандартный, средней газации, нефильтрованное. И сообщи Милли, что я в пути.

- Заказ сделан, Питер.

- Оплати сразу. В случае своевременной доставки пять процентов на чай курьеру, - девушка на экране кивнула и вновь улыбнулась. – Все. Спасибо, Джи.

- Хорошей прогулки, Питер, - ответила девушка, и экран вновь стал молочно-белым.


По пути домой Питер завернул в магазинчик Азиза за сигаретами. Только у Азиза была лицензия на торговлю табаком в этом районе, правда единственным покупателем был Питер, но старый индус всегда вежливо улыбался и раз за разом заказывал еще пару блоков «Честера». В этот раз все прошло, как всегда.

Питер взял молока из небольшого холодильника, свежий хлеб и направился к кассе, за которой стоял сам хозяин. Улыбнувшись Азизу, Питер достал ДжиСмарт и активировал экран касанием. Затем, дождавшись появления девушки, показал ей покупки и блок «Честера», который Азиз положил в бумажный пакет.


- Занеси в список, Джи, - буркнул Питер. – Оплату разрешаю.

- Оплачено, мистер Эйв, - улыбнулся Азиз. Индус растеряно посмотрел на покупки и тихо добавил, словно опасался, что цифровая девушка услышит. – А пиво, мистер Эйв?

- Спасибо, Азиз. Я уже заказал с пиццей, - рассмеялся Пит. – Там скользко. Боюсь, что поскользнусь и разобью.

- Да. Погода не радует. На следующей неделе обещают морозы до минус тридцати, - с пониманием кивнул старик. – Может доставку закажете, мистер Эйв?

- Не. Я на машине буду. Сегодня просто выпил с друзьями, пошел пешком, а тут снегопад, - покачал головой Питер. Он нахмурился и посмотрел на экран тонкого телевизора. – Опять беспорядки?

- Нет, - вздохнул Азиз. – Очередной закон о нелегитах принят. Но в нашем районе тихо.

- Еще бы. Тут же Аристарх Джейкобс живет, - фыркнул Пит. Милли, как и все женщины города, была без ума от белозубой звезды туповатых боевиков. – Как Каришма, кстати?

- Хорошо, мистер Эйв. Пятого декабря поедем в центр, - расплылся в улыбке Азиз. Пит улыбнулся в ответ.

- Мальчик?

- Мальчик, - кивнул старик. – Крепкий, с талантами. Скан показал, что вероятность жизненного успеха больше восьмидесяти процентов.

- Ого, - присвистнул Питер. – Интересно, какие таланты?

- Мы с Каришмой еще не выбрали. Она хочет музыку, - Пит кивнул. Каришма божественно играла на скрипке.

- Восемьдесят процентов, Азиз. Поздравляю, - снова улыбнулся Пит и, взяв пакет, пожал плечами. – Ладно. Удачной ночи. Передавай привет Каришме.

- До свидания, мистер Эйв, - кивнул Азиз и, повернувшись к телевизору, сделал звук громче.


«Сегодня на очередных слушаниях Совета был принят закон о полном игнорировании нелегитов. Глава Совета, сэр Уильям Монте, с оптимизмом смотрит в будущее и заявляет, что проблема нелегитов в ближайшие сроки будет окончательно решена. Закон запрещает помогать нелегитам, обеспечивать их жильем и едой, разговаривать с ними и сообщать им какую-либо информацию. А мы напоминаем, что вы можете проверить будущего ребенка на легитимность и получить один талант на выбор в подарок…».


Питер медленно шел по улице вдоль одинаковых красивых домиков, которые словно сошли из сказки. На крышах, в свете мощных ламп, искрился снег, окна горели желтым теплом, а по дороге сновали автоуборщики, наполняя улицу еле слышным гудением электромоторов.

Пит и Милли въехали в район полтора года назад и до сих пор не верили, что нашелся свободный дом. После того, как стало известно, что здесь поселился с семьей Аристарх Джейкобс, цены взлетели до небес, но Питу помогла дружеская рука босса, совершившего пару звонков. Конечно, Питер потом безоговорочно выполнял все просьбы начальника и часто задерживался после окончания рабочего дня, но плюсов было больше.

В районе практически не было преступлений, полиция объезжала улицы раз в пять минут, и нелегитам сюда не было хода. Пит согласился жить здесь, влез в долги и все ради Милли, которая на тот момент была беременна. А еще Милли была очень впечатлительной. Она расплакалась на первом свидании, когда увидела, что на неё за стеклом смотрит нелегит. Молодой и грязный. Конечно, охрана его прогнала, но Питер еще долго успокаивал будущую жену. Зато сейчас она улыбалась. Питер отправил её на выходные к матери вместе с сыном и клятвенно заверил, что будет сообщать о каждом своем шаге.


Улыбнувшись, Пит достал ДжиСмарт и быстро набрал сообщение, которое отправил контакту «Милли». Да, Джи могла транслировать голос в текст, но Питер привык набирать текст руками. Так появлялось время подумать над словами. Вот и сейчас он отправил текст, а потом тихо рассмеялся, когда получил ответ спустя пять секунд.

«Завтра! Нелегит» Гектор Шульц, Рассказ, Фантастика, Текст, Длиннопост

Питер помахал рукой, когда увидел медленно едущую полицейскую машину. Он знал, что его лицо уже сканируется, а копы видят всю информацию о нем, вплоть до любимых увлечений. Машина моргнула фарами и ускорилась, позволив Питу снова погрузиться в ДжиСмарт.

«Завтра! Нелегит» Гектор Шульц, Рассказ, Фантастика, Текст, Длиннопост

Питер открыл вкладку с живыми смайликами и поежился. Маленькие люди, зацикленные делать одну и ту же вещь. Кто-то махал рукой, кто-то плакал, кто-то безумно смеялся или корчил рожи. Покачав головой, Пит закрыл вкладку и вернулся к чату.

«Завтра! Нелегит» Гектор Шульц, Рассказ, Фантастика, Текст, Длиннопост

- И я тебя люблю, - улыбнулся Питер. Он убрал ДжиСмарт в карман, а затем прищурился и, увидев дом, кивнул. – Почти дома. Скорее в душ, смыть с себя этот сраный холод.

- Простите… - Пит вздрогнул, когда из кустов послышался хриплый голос, а чуть погодя и появился его владелец. Худощавый нелегит в синей шапке с дурацким помпоном, грязной темно-зеленой толстовке, рваных джинсах и дырявых кроссовках. Питер инстинктивно отшатнулся и достал ДжиСмарт. – Нет, нет. Пожалуйста. Не вызывайте полицию!

- Это закрытая территория, - осмотревшись по сторонам, бросил Пит. Неизвестно, вступил ли закон в силу, а если вступил, то за разговоры с нелегитом его запросто оштрафуют на половину оклада. – Уходи.

- Пожалуйста. Я хочу есть. Пожалуйста, - лицо нелегита показалось Питеру смутно знакомым. Да, нос был кривым, губы обветренными и покрытыми язвами, а глаза наполнены слезами. Глаза были знакомыми. Мотнув головой, Пит поморщился, когда холодный ветер забрался под куртку. – Хотя бы кусочек хлеба, сэр.

- И завтра ты дружков приведешь? – отмахнулся Питер и, ускорив шаг, направился к дому. – Уходи. Джи, вызови полицию.

- Полиция прибудет через одну минуту, Питер, - радостно ответила девушка.

- Пожалуйста. Всего кусочек. Я очень хочу есть, - вздохнув, Пит остановился и, вытащив из пакета хлеб, протянул его нелегиту. – Спасибо, сэр. Спасибо…

- Что я делаю, блядь? – прошептал Питер и, сжав зубы, бросился бежать к дому. А в голове по-прежнему слышался хриплый голос нелегита.

- Спасибо. Спасибо, сэр. Храни вас Бог, сэр.


- Спасибо, мистер Эйв. Мы проверим территорию еще раз, - кивнул рослый полицейский, поднимаясь с дивана. Он помахал рукой напарнику, который замер у дверей, и, убрав в сумку на поясе планшет, тихо добавил. – Гребаные ублюдки всюду лезут, как тараканы.

- Он просто есть хотел.

- Все с этого начинается, мистер Эйв, - хмыкнул полицейский и мягко улыбнулся. – Хорошего вечера. Спасибо за бдительность.

- Хорошего вечера, офицер.


Проводив полицию, Питер вернулся за стол, где его ждала остывающая пицца и теплое пиво, которое он забыл убрать в холодильник. Он хмыкнул и, откупорив бутылку, сделал жадный глоток, после чего закурил сигарету. Обычно Милли запрещала ему курить в доме, но до её приезда запах точно выветрится. Даже если и нет, то всегда можно купить одноразового уборщика и замести следы. Прибавив у телевизора звук, Пит сунул вторую бутылку в морозилку и, взяв кусок пиццы, погрузился в просмотр футбольного матча. «Локи» выигрывали «Черри» два-ноль.


Утром Пит, как обычно, проснулся очень рано, почистил зубы, позавтракал вчерашней пиццей и посмотрел новости. Как всегда транслировали кадры облавы на притон нелегитов. Грязных мужчин и женщин, стариков и детей вытаскивали из темных углов за шкирку и, не обращая внимания на плач и стоны, бросали в машины – черные, жутковатые фургоны Фильтрационной службы.

Поморщившись, Пит выключил телевизор и направился к кофеварке. Нажав пару кнопок, он достал ДжиСмарт и, чуть подумав, активировал экран.


- Джи. Black Sabbath – «Paranoid». Громкость двадцать процентов.Подогреть воду в ванной для бритья, сменить лезвие на новое, - Питер слабо покачал головой в такт открывающим песню рифам и направился в ванную. Хоть и выходной, но он сегодня работает. Брюс ясно дал понять, что отчеты нужны ему в понедельник утром.

- Входящий вызов. «Элли Коветри».

- Уменьшить громкость музыки до пяти процентов, - скомандовал Пит и широко улыбнулся, когда дом наполнился веселым голосом Элли – одноклассницы из далекого прошлого. – Спагетти?

- С сыром, - усмехнулась та. – Рада слышать, Пит. А почему без видео?

- Я в ванной.

- Ой, что я там не видела?

- Новую интимную стрижку, - фыркнул Пит, забираясь в душевую кабину. – Чем обязан, Элли? До Рождества еще далеко.

- Ты забыл? Говнюк! – рассмеялась Элли. – Встреча выпускников же. Сегодня. Ты не получал приглашение?

- Эм… Наверное в спам улетело, - соврал Питер, когда на прозрачной двери душевой кабины появился список входящих и одно из писем было выделено ярко-красным флажком. – Ага. Вижу. Сегодня?

- Да. Как обычно. Встречаемся в ресторане Гаса, - Пит кивнул и лениво зевнул. – И не зевай. Прибытие обязательно. Мы пять лет не виделись.

- Еще столько бы вас всех не видел, - ехидно бросил он. – Во сколько начало?

- В восемь. На тебя планировать стол?

- Да, давай. Слушай, Спагетти, мне на работу надо, но к восьми я подъеду.

- Ладно, - в голосе снова послышалась улыбка. – Не опаздывай и оставь машину дома. Пока, Пит.

- Пока, Элли, - вздохнув, Питер наскоро вытерся белым полотенцем и подошел к зеркалу.


Рабочий день в выходные – это выходной. Пит тщетно пытался заставить себя заняться отчетом, но в голову лезли мысли исключительно о встрече выпускников. Он с успехом пропустил уже три, но отказать Элли не мог. Да и ребята бы не поняли, почему он их избегает. И плевать, что ему уже тридцать два, а длинные волосы сменил короткий ежик волос. Зато он живет на одной улице с Аристархом Джейкобсом, трижды в год летает на Карибы и недавно купил себе новый проекционный телевизор. Теперь можно было посетить футбольный матч, не вставая с дивана.


Хмыкнув, Питер посмотрел на часы и, отправив сообщение боссу, выключил компьютер. Затем, закрыв глаза, откинулся в удобном кресле. В мыслях возник его класс.

Элли «Спагетти» Коветри – тощая, с копной непослушных, пшеничных волос, и россыпью конопушек на лице. Вечно хмурый Гас Полдвелл – высокий здоровяк, мечтавший стать футболистом, но возглавивший ресторан отца. Хулиганистый Чарли Блэйзи, с которым Пит частенько дрался, если тот обижал Элли. И лучший школьный друг Тим Бэйнс.


- Джи, - открыв глаза, буркнул Пит. – Поиск по имени. «Тимоти Бэйнс».

- Совпадений не найдено, - моментально откликнулся женский голос. Питер вздохнул и, помассировав виски, закурил сигарету.

- Так и не разблокировал, - тихо произнес он. – Сколько же ты будешь дуться, мужик? Если ты будешь на встрече, я тебе рыло разобью. Обещаю.

- Напоминаю, что это уголовно наказуемо.

- Знаю, Джи. Я не в прямом смысле, - поморщился Питер. – Вызови такси. Конечный пункт – ресторан «Бухта Полди».

- Такси прибудет через две минуты.


Стоило Питеру только войти в главный зал ресторана, как перепонки тут же заложило от крика Элли, бросившейся ему на шею. Пит глупо улыбался, пока Элли, превратившаяся в милую девушку с точеной фигуркой, тараторит миллион слов в минуту, а остальные хлопают его по спине и задают вопросы.

Спустя еще десять минут, Питер сидел на своем месте и с аппетитом уминал жареного цыпленка с душистыми травами. Фирменный цыпленок Полдвеллов. Говорят, что его рецепт – фамильное сокровище. По правую руку от Пита сидела Элли, а по левую Чарли Блэйзи. Главный хулиган класса превратился в пузатого и добродушного толстячка с окладистой бородой и хриплым голосом. Он работал в городском музее естественной истории и был отцом пятерых детишек. Его старшая, Мэйси, имела вероятность жизненного успеха в девяносто семь процентов и сейчас проходила практику в Совете.


Когда первый всплеск адреналина бывших одноклассников сошел на нет и каждый нашел себе пару для тихих бесед, Питер повернулся к Элли и, улыбнувшись, потрепал девушку за щеку. Та покраснела и тут же рассмеялась. Все тем же знакомым Питу нежным смехом. Они были друг у друга первыми, но Элли ринулась покорять науку, о чем прямо сказала Питеру на выпускном. Сейчас она заведовала крупнейшей лабораторией по изучению легитимности и поговаривали, что за открытия в этой области ей светит Нобелевская премия.

- Ты изменилась, Спагетти, - улыбнулся Питер, закуривая сигарету. Стоящий рядом на столе миниатюрный поваренок втягивал в себя клубы дыма и не давал ему расползтись по залу.

- Ты тоже, Пит. Усталый какой-то, - без улыбки ответила Элли. – У тебя все нормально? Как Милли?

- Отправил на выходные к матери. Все нормально. На работе завалы.

- Ты в экономическом секторе?

- Ага. У Брюса О’Грей, - девушка поджала губы и с достоинством похлопала в ладоши, заставив Питера рассмеяться. – Элли, перестань.

- Не всем так повезло, как тебе, Пит, - тихо бросила она, тоже доставая из сумочки сигареты.

- А Тим не объявлялся? – Элли вздохнула и покачала головой. – Чертов говнюк. Он заблокировал меня и я даже найти его не могу. Воспользуешься своим поиском? Хочу ему рожу набить.

- Пит, ты не знаешь? – Питеру вдруг стало жарко, а вино, только что шумевшее в голове, испарилось без следа.

- Не знаю, что? Элли?

- Прости. Я думала, что ты в курсе. Тим – нелегит. После школы его никто не видел, - ответила она и зажмурилась, как от пощечины, когда Питер скрипнул зубами. – Прости.

- Как это возможно? У него же вероятность под семьдесят была, - Питер с трудом унял дрожь в голосе и снова закурил сигарету. – Какой, блядь, из него нелегит?

- Не кричи, пожалуйста. Давай выйдем? – Пит кивнул и, выбравшись из-за стола, направился к гардеробу. Элли, притихнув и держа в руке сигарету, засеменила за ним.


- После школы, когда мы все разлетелись по стране, Тим вроде решил остаться в городе. Вышел на практику в Совет. Хотел начать с низов. Он всегда целеустремленным был, несмотря на вероятность, - тихо произнесла Элли, когда они с Питом завернули за угол и спрятались от холодного ветра. Одежда с подогревом защищала от холода, но мороз пощипывал уши. – Я нашла данные о нем в архиве. Пыталась его на встречу позвать.

- Как это случилось, Элли? – Пит вспомнил Тима – вечно улыбающегося рыжеволосого паренька с оттопыренными ушами и яркими, зелеными глазами. Душа компании, его любили все. Даже Чарли пасовал перед его улыбкой и добротой. – Ты же знаешь. Мы поругались на выпускном. Я хотел его с собой в колледж позвать, а он наотрез отказался. Сказал, что это не его. Людям помогать хотел.

- Знаю, Питер. На работе Тим с девушкой какой-то познакомился. Она забеременела. На проверке оказалось, что ребенок - нелегит.

- Вот блядь…

- Да. Но Тим вроде не сдавался. Бегал по каким-то комиссиям, что-то доказывал, искал деньги на адвокатов.

- Он ни к кому не обращался?

- Нет. Он же гордый был, - губы Элли тронула грустная улыбка. – В общем, он искал помощи и не нашел её. Его девушка, пока Тим бегал по этажам Совета… Она…

- Что, Элли? Говори! – крикнул Питер, понимая, что сказанное ему не понравится.

- Она ушла, Пит. Вместе с ребенком.

- Вот блядь…

- Тима отправили на реабилитацию, а он запорол повторную проверку на вероятность, избил своего начальника, когда тот высказался о… Ну, понимаешь. Его сразу уволили, лишили статуса и все. Он нелегит.

- Почему он ко мне не обратился? – Питер покачал головой. – Почему тебе ничего не сказал? Мы же дружили, ебаный рот.

- Дружили. А Тим всегда был гордым. Думаю, он не хотел нас напрягать своими проблемами. Сам знаешь, как сейчас к нелегитам относятся. Я не знаю, где он. Его лишили статуса, а это значит…

- Для системы он мертв, - Элли всхлипнула и прижалась к Питеру, который тихо выругался и погладил девушку по голове. – Прости. Я не знал.

- Я думала, что уж к тебе он точно наведывался.

- Нет. За все это время ни разу, - вздохнул Питер и посмотрел на часы. – Прости, Элли. Скажешь ребятам, что я перепил? Домой поеду. Не хочу портить вам праздник.

- Может, таблетку? Негрустин здорово помогает, - Элли вытащила из кармана пальто белую баночку и, чуть повозившись, достала из нее белую таблетку. Когда она её разгрызла, глаза на миг стали стеклянными, а затем румянец вновь вернулся на щеки, как и улыбка.

- Не, спасибо. Я не люблю эту химию, - поморщился Пит и, улыбнувшись, чмокнул Элли в щеку. – Прости. Я, наверное, серьезно поеду домой. Джи, вызови такси. Конечная точка – «Дом».

- Такси прибудет через одну минуту.

- Пока, Пит, - улыбнулась Элли как ни в чем ни бывало.

- Пока, Элли. Рад был тебя увидеть.

- Не пропадай, - рассмеялась она и, неловко покачнувшись, нежно рассмеялась. Только Питер напряженно смотрел ей вслед. Он не хотел смеяться. Он хотел вернуться в прошлое.


- Ебаный снег… - бормотал Питер, шатающейся походкой идя по тротуару в сторону дома. Он отпустил такси и зашел в магазин Азиза, где кроме хлеба купил себе бутылку вина, которую пил сейчас прямо из горла. – Тим… Мудила ты тупой… Чего не пришел… Сука…

- Сэр, с вами все в порядке? – Питер кивнул полицейскому, который вышел из машины, держа руку на кобуре с шокером.

- Ага. Встреча выпускников. Иду домой. Мой дом вон… там.

- Осторожнее, сэр. Сегодня ночью будет особо холодно. Не забудьте прогреть дом, - взял под козырек полицейский и, проводив качающегося Пита равнодушным взглядом, вернулся в машину. Мороз действительно становился все крепче. Питер был пьян, но уши стали побаливать, а пальцы покраснели и практически не гнулись.

- Холодно… Ебучий холод, - пробурчал Питер и остановился, как вкопанный, когда ему перегородила дорогу долговязая фигура. Это был все тот же нелегит, которому вчера Пит отдал хлеб. – А… Это ты. Ну так пиздуй отсюда. Странно, что тебя еще не поймали.

- Простите, сэр, - Питер махнул рукой и, обойдя незнакомца, двинулся к своему дому. – Сэр, вы здесь живете?

- А те какая, на хуй, разница? – зло бросил Пит. – Иди отсюда. На тебе хлеб и вали.

- Вы не знаете, где мне найти Питера Эйва? – Питер обернулся и посмотрел на нелегита безумным взглядом. – Боже… Пит?

- Тим, - выдохнул Питер, отбрасывая в сторону бутылку. Он подбежал к мужчине и вцепился в грязно-зеленую толстовку. – Ебаный ублюдок! Почему ты ко мне не пришел?! Почему?!

- Прости, Пит, - да, это был Тим. Тимоти Бэйнс. С уродливой рыжей бородой, гнилыми зубами, воняющий мочой и немытым телом. Только глаза остались теми же. Яркими. Зелеными.

- Прости?! Сука! Ты себе жизнь сломал! – заорал Питер, тряся поникшего Тима за грудки. – Ублюдок! Ты же знал, что мы тебе поможем. Я и Элли! Блядь! БЛЯДЬ!

- Ничем ты мне не помог бы, Пит, - Тим хрипло раскашлялся, когда Питер швырнул его в кусты и, обхватив голову руками, присел на корточки рядом. – Ничем. Это приговор системы. Я пытался.

- Что?

- Пытался. Я бегал за правдой на самый верх, но всем плевать на нелегитов. Для них мы не люди, Пит, - тихо ответил Тим. – Не люди. Мы недостойны жить. Знаешь, Мэри поступила правильно. Она ушла и забрала Сэма. А я не смог уйти за ними. Пытался бороться. Пытался жить. Но я не могу больше, Питер.

- Тим…

- Не надо, - Тим слабо усмехнулся, когда Питер сделал шаг ему навстречу. – Если увидят, что ты со мной говоришь, то сам таким же станешь. Мы – негатив, от которого избавляют улицы, Пит. Вы не знаете и сотой доли того, что знаю я. Мэри поступила правильно. Что ей оставалось? Её вероятность была девяносто девять, Пит. Девяносто девять. Высший уровень. И они наплевали на неё, чтобы не ломать систему. Что ей оставалось? Только уйти. Она не смогла бы воровать хлеб у бродячих собак, Питер. Она была слишком гордой.

- Как и ты, - тяжело вздохнул Питер. Он достал негнущимися пальцами пачку сигарет и, закурив, отрешенно посмотрел на лучшего друга. Бывшего лучшего друга.

- Да. Был, - с горечью ответил Тим, комкая в руках синюю шапочку с дурацким помпоном. – Мне пришлось отбирать хлеб у собак, Питер. Нас лишили возможности к существованию и сопротивлению. Вы берете домой замерзшую дворнягу, а мы умираем от голода и холода. Знаешь, сколько из нас не переживет эту зиму. Сотни тысяч. Миллионы, Питер. Мэри поступила правильно. Она послала систему.

- Зачем ты мне это говоришь? – зло бросил Питер. – Почему ты не пришел тогда, но ебешь мне мозги сейчас? Почему? Блядь!

- Прости меня, дружище, - на миг Тим снова стал самим собой. Исчезло уродство, исчезла борода и гнилые зубы. На Питера смотрел все тот же рыжий мальчишка со смешными оттопыренными ушами. – Прости, что пришел только сейчас.

- Тим, - Питер притянул нелегита к себе и, крепко обняв его, разрыдался. – Сука! Что ты наделал…

- Сделал выбор, Пит. Выбор, которого ты лишен. Которого лишены миллионы. Вы спасаете бродячих собак, а мимо нас проходите, разгрызая таблетку негрустина. Это ваш выбор, Пит. Ваш и наш. Прости меня, дружище. Я не узнал тебя вчера, а сегодня, как пелена спала.

- Да. Мы первый раз так же нажрались, - криво улыбнулся Питер. – Шли домой по Гастон-стрит и горланили песни. Ты еще ногу подвернул, а я тебя на себе тащил. Помнишь?

- Как это забыть, - улыбнулся Тим. Улыбка была грустной, но доброй. Но молчание, последовавшее потом, звенело от напряжения.


- И что теперь?

- Я исчезну, Пит. Навсегда. Мне будет спокойнее, если ты меня простишь.

- Ты мой друг, мудило, - хрипло разрыдался Питер. Ноги стали ватными и слезы замерзали в глазах. – Может, тебе денег дать? Еды? Одежды?

- Ничего не надо. Больше ничего не надо. Прости меня.

- И ты. Я должен был найти тебя. Должен, - Питер вытер слезы и, скривив губы, посмотрел на колышущиеся кусты, с которых слетел снег. Вдохнув ледяной воздух, обжегший легкие, Питер повторил. Тихо и еле слышно. – Должен был.


Утром Питер проснулся с жуткой головной болью и поморщился, когда дверь в спальню открылась и на него обрушилась лавина звуков. Детский смех, женский смех… и тявканье. Открыв глаза, Пит увидел, что на кровати сидит Милли, а маленький Стив гладит небольшого щенка дворняжки. Он вымученно улыбнулся и слабо пожал руку жены.


- Прости, родная. Вчера была встреча выпускников, и я немного переборщил, - кисло буркнул он. – Как съездили?

- Отлично. Привезли нам нового друга, - ответила Милли, прильнув к мужу.

- Миллз! Ты холодная, а я слишком нежный!

- Потерпишь, - промурлыкала та. – На улице дикий мороз, а этот бедняжка у магазина Азиза скулил. Пусть переждет у нас в гараже. Ты не против?

- Да пофиг вообще, - вздохнул Питер и улыбнулся, когда маленький Стив рассмеялся и прижался к щенку. – Ты его хоть обработала?

- Конечно.

- Отлично. Сделай мне кофе, пожалуйста. Огромную чашку горячего кофе, - Милли улыбнулась и, поцеловав Пита в щеку, кивнула. Он на секунду привлек её к себе и заглянул в глаза. – Ты что-то слишком радостная. Негрустин?

- Да. Там полиция у магазина Азиза нелегита нашла. Замерз ночью. Представляешь? Питер! Куда ты?! – крикнула Милли, когда Пит вскочил с кровати и, схватив халат, бросился на улицу. Сердце стучало, как сумасшедшее, а в голове билось лишь одно имя. Тим.


Питер подбежал к магазину в тот момент, когда полиция уже грузила черный пакет в фургон Фильтрационной службы. Никто не обратил внимания на Пита, который был одет в халат, несмотря на жуткий мороз. Редкие посетители района ждали, когда Азиз откроет магазин, и лениво переговаривались друг с другом, лишь изредка бросая взгляды на лавочку рядом с входной дверью. Когда полиция уехала, Азиз открыл дверь, и покупатели поспешили войти внутрь, прячась от мороза. Все, кроме Пита, который на негнущихся ногах подошел к лавочке и зажал рот рукой. Снег был примят, тяжелые сапоги полицейских раздавили замерзший хлеб в бумажном пакете и отбросили его в сторону на радость птицам, а на лавочке сиротливо лежала синяя шапка с дурацким помпоном.


«Вчера на очередных слушаниях Совета был принят закон о полном игнорировании нелегитов. Глава Совета, сэр Уильям Монте, с оптимизмом смотрит в будущее и заявляет, что проблема нелегитов в ближайшие сроки будет окончательно решена. Закон запрещает помогать нелегитам, обеспечивать их жильем и едой, разговаривать с ними и сообщать им какую-либо информацию. Власти советуют чаще принимать негрустин, вне зависимости от того, видите ли вы нелегита, или нет. Вероятность жизненного успеха нелегитов составляет менее десяти процентов, из-за чего они признаны опасными для социума и подлежат забвению. А мы напоминаем, что вы можете проверить будущего ребенка на легитимность и получить один талант на выбор в подарок…».

Показать полностью 3
  •  
  • 122
  •  

Спасатель. (2:1) (фант.рассказ)

в

Начало здесь.



Глава 1.


Автомобиль остановился рядом с покосившимся деревянным домом, и в тот же миг замки дверей тихо щелкнули, снимая блокировку. Окинув ветхое строение взглядом, я поймал в зеркале заднего вида отражение водителя:

- Нам точно сюда?

Затянутая в черную ткань голова кивнула, и приглушенный голос коротко подтвердил:

- Да.

Пожав плечами я потянул ручку, открывая дверь одновременно с Варей, и выбрался наружу. Проводив взглядами машину, тронувшуюся с места едва мы захлопнули обе двери, мы также не сговариваясь синхронно повернулись к крыльцу указанного водителем дома. Оглянувшись по сторонам, проверяя нет ли кого по-близости, я хмыкнул:

- Не так я представлял жилище тысячелетнего человека.

Варя, успевшая войти в приоткрытую калитку, обернулась:

- Опять судишь книгу по обложке? Про мой дом ты сначала тоже был невысокого мнения.

Я улыбнулся:

- Было дело. Всё время забываю про...

- Ш-шшш! - Варя сделала строгий вид и недовольно качнула головой, - Не болтай!

Взойдя на крыльцо она взялась за ручку входной двери и оглянулась на меня:

- Встань рядом.

Как только обе мои ноги оказались на небольшой площадке крыльца, Варя открыла дверь и первой шагнула внутрь небольшого помещения, ничем не отличающегося от сеней обычного деревенского дома: пара лавок вдоль стены, мешок с чем-то в углу да свисающий с потолка провод с одинокой тусклой лампочкой.

- Закрой, - коротко скомандовала Варя, кивком указав на входную дверь. Дождавшись когда я выполню указание, она обеими руками взялась за ручку двери в противоположной от входа стене и потянула на себя. Неказистая с виду деревянная дверь начала двигаться медленно, словно весила пару сотен килограмм, и я не вытерпел: взявшись за деревянный край я рывком потянул дверь на себя, стремясь ускорить процесс, но, несмотря на прилагаемые мной усилия, скорость открытия ничуть не изменилась. Варя усмехнулась:

- Решил, что у меня сил не хватает?

Я постучал по двери, убеждаясь, что она деревянная, и пожал плечами:

- Вроде того.

Не отпуская ручку Варя перестала тянуть и, бросив на меня лукавый взгляд, кивком указала на дверь:

- Ну давай тогда сам, раз уж ты такой сильный.

Ухватившись за дверь обеими руками я что есть силы потянул её на себя - дверь не сдвинулась ни на йоту.

- И кто из нас сильнее? - Варя снова потянула за ручку, и дверь послушно продолжила своё движение.

- Дело в ручке, да?

- Да, - девушка кивнула, - Не важно с какой силой тянуть - это ничего не изменит - дверь двигается только пока держишься за ручку.


Открыв дверь на половину, Варя шагнула в проход на ходу кивнув мне:

- Не стой столбом - она сейчас начнет закрываться.

- Иду, - я торопливо юркнул следом за девушкой и тут же остановился: передо мной был каменный туннель метров десять длинной освещенный обычными лампами дневного света под потолком. Я вскинул брови:

- Я так понимаю, мы уже не в этом ветхом домишке?

Варя кивнула:

- Правильно понимаешь, - обернувшись, она проследила, как дверь неспешно закрылась, и махнула рукой в сторону другого конца туннеля:

- Нам туда, идём.

Дойдя до глухой каменной стены, завершающей туннель, Варя приложила к ней руку и обернулась ко мне:

- Приложи правую руку рядом с моей.

Едва я коснулся камня, оказавшегося теплым на ощупь, как запястье легонько кольнуло. Мелькнули алые щит и часы, и моя рука тут же провалилась вперёд словно стены больше не существовало. Я непроизвольно отдернул руку и удивлённо глянул на Варю. Не говоря ни слова девушка просто сделала шаг вперёд и буквально растворилась в стене.

- Вот так значит? Ну, раз так, значит так! - непроизвольно ожидая встречи лба и камня, я повторил маневр Вари.

- Глаза открой, споткнешься! - Насмешливые нотки в голосе девушки однозначно дали понять, что стену я миновал. Открыв глаза, я тут же застыл на месте открыв рот: мы стояли у стены в торце большого помещения, больше всего напоминающего тронный зал какого-нибудь средневекового монарха.

- Ох, ты ж... - я во все глаза разглядывал убранство: серые и красные полотнища, расшитые затейливыми узорами, свисали вдоль стен от потолка до пола, вместе образуя какую-то, пока ещё не понятую мной, общую картину. Выложенная из разноцветных плиток разных размеров мозаика пола отражала свет многочисленных люстр, искрами хрусталя бросающих миллионы зайчиков во все стороны.

- Кхм, - От тихого звука, раздавшегося совсем рядом, мы с Варей одновременно вздрогнули и повернулись к его источнику - мужской фигуре в строгом деловом костюме. Я несколько мгновений откровенно пялился на его голову, затянутую в серую ткань с узорами копирующими окружающий интерьер.

- Дух? - я вопросительно глянул на Варю, и она кивнула:

- Да, но не злой, - девушка приветливо улыбнулась, глядя в "лицо" фигуре:

- Здравствуй, Рудольф.

- Здравствуйте, Варвара, - фигура склонила голову в приветствии, - Рад снова видеть вас в нашем доме. И примите, пожалуйста, мои соболезнования.

Уголки глаз Вари заблестели, но она всё же сдержалась и лишь грустно улыбнулась:

- Спасибо.

Дух повернулся ко мне. И хотя я не видел его глаз, зато очень хорошо почувствовал на себе его "взгляд" - словно оценивая, он "смотрел" на меня несколько секунд. Наконец, дух протянул мне свою руку в серой перчатке:

- Добро пожаловать в Семью, Дмитрий.

Я протянул руку в ответ, попутно отмечая, что моя кисть на несколько мгновений оказалась словно в тисках:

- Спасибо.

Рудольф указал вдоль одной из длинных стен зала:

- Порфирий Петрович в своём кабинете. Идите за мной, - и, не ожидая ответа, двинулся первым.


Идя вдоль драпированной стены я не удержался от соблазна - провёл рукой по свисающему полотну. Тяжелая на вид ткань от моего прикосновения неожиданно легко пошла волнами, и Рудольф, идущий на пол шага впереди, не оборачиваясь прокомментировал:

- Это викунья.

Словно мальчишка, застигнутый врасплох за неблаговидным занятием, я одёрнул руку и слегка покраснел, а Варя, идущая рядом, тихо усмехнулась. Кинув на неё косой взгляд, я ускорил шаг и поровнялся с нашим проводником:

- Не понял, что это?

- Викунья, - повторил он и добавил с едва уловимыми нотками гордости, - Самая дорогая шерсть в мире. Её ещё называют "шерсть Богов".

- Никогда о такой не слышал, - я снова окинул взглядом висящие полотна.

- На свете много вещей, - Рудольф искоса "глянул" на меня, - к которым у обычного человека очень мало шансов хотя бы просто прикоснуться.

С этими словами он остановился и повернулся к едва заметной двери, практически полностью сливающейся с рисунком стены. Открыв её, Рудольф сделал приглашающий жест:

- Прошу.

Я посторонился, пропуская Варю, и она, пройдя пару шагов, остановилась и повернулась, глядя куда-то вглубь помещения:

- Доброе утро, Порфирий Петрович, - Варя склонила голову, опустив глаза.

- Здравствуй, Варвара, - долетел до меня знакомый голос, и я сделал шаг, становясь рядом с девушкой:

- Доброе утро!

Старик, сидящий в массивном офисном кресле у основания большого переговорного стола, закрыл и отложил на угол какую-то папку. Бросив взгляд на часы, стоящие на столе, он одобрительно кивнул:

- Здравствуй. Вы вовремя. - Улыбка, как обычно, тронула лишь уголки его губ, и я неожиданно для себя совершенно оробел: одно дело ругаться и нападать на этого человека в пусть и не совсем обычной, но всё же достаточно простой квартире Вари, и совсем другое быть в его доме, где только один увиденный мной зал легко мог соревноваться с богатейшими хоромами, виденными мной лишь по телевизору. Я кашлянул, прочищая горло, и заставил себя улыбнуться:

- Трудно опоздать, когда за тобой присылают машину, да ещё и с таким... ммм... - я замялся, подбирая слово, - ...необычным водителем.

- Машину я отправил, - Рудольф, пройдя мимо нас с Варей встал слева от Старика. Измайлов указал на ближайшие к себе стулья:

- Присаживайтесь.

Я помог сесть Варе, затем сам занял предложенное место и глянул на Старика, тот посмотрел на застывшую рядом фигуру:

- Спасибо, можешь идти.

С едва уловимой задержкой Рудольф кивнул и безмолвно покинул кабинет. Я покосился на закрывшуюся за ним дверь:

- Я уже встречал духов, но этот совсем другой. Кто он?

- Мой старший сын

Мои глаза округлились:

- Сын? Ничего себе! Но почему?

Измайлов нахмурился:

- Это его собственный выбор и он волен покинуть этот мир в любой момент.

Видя, что ответ только добавил вопросов в моих глазах, Старик вздохнул:

- Во время последней войны Рудольф был сильно ранен. Сейчас его бы скорее всего спасли, но тогда медицина была значительно слабее и шансов не было совсем. Перед самой смертью он попросил меня призвать его, и я не смог отказать.

- Вот оно как... Поня-а-тно, - я откинулся на спинку стула.

- Я не жалею, что выполнил его просьбу, тем более, что он помогает мне в особо щекотливых делах.

- Но сейчас вы не доверяете даже ему?

Измайлов пожал плечами:

- До недавних событий считалось, что получить информацию от духа может только тот, кто его призвал...

Я уловил недосказанную мысль:

- Однако, команду посланную за мной и Варей перехватили, и вы думаете, что он в этом замешан?

- Нет, я так не думаю, - Измайлов покачал головой, - Как бы то ни было, дух моего сына был призван мной и поэтому не может ослушаться меня или предать.

- Но всё же вы его отослали. Не слишком перестраховываетесь?

Старик бросил на меня взгляд исподлобья:

- Доживешь до моих лет, посмотрим, как будешь в таких случая вести себя ты.

Я улыбнулся и развел руками:

- Ой, ну, мне это точно не грозит - с моей профессией столько не живут, а если учесть и все последние события - так тем более.

- Не прибедняйся, - Измайлов легонько поморщился, - Ты вполне успешно ушел от всех, кто за тобой гонялся, в том числе и от Пожирателя.

- Это целиком заслуга Вари, - я мельком глянул на девушку и снова посмотрел в глаза Старика, - Только благодаря ей я всё ещё жив.


- Кстати, об этом , - Старик откинулся в кресле, положив руки на подлокотники, задумчиво оглядел Варю и несколько секунд побарабанил пальцами по полированному дереву:

- Не передумала?

Варя, не поднимая взгляд, отрицательно помотала головой, а я повернулся к ней:

- Слушай, зачем тебе снова рисковать жизнью из-за меня? У тебя сейчас есть возможность снова начать жить спокойно.

- Это не жизнь, - голос Вари был едва слышен, - Ты не знаешь каково это - уметь очень многое, но довольствоваться лишь разрешенными крохами, - Она подняла взгляд полный слёз:

- Раньше у меня был Влад и ради него я была готова терпеть хоть всю жизнь, а теперь? Зачем мне так жить теперь?

В её голосе было столько боли, что у меня встал ком в горле, но я всё же предпринял ещё одну попытку:

- Ты понимаешь, что тебя могут убить из-за меня?! И не только чужие, но и свои!

В зелёных глазах девушки разгорелся знакомый огонь. Она выпрямилась и повернулась к Измайлову:

- Я не откажусь.

Старик несколько секунд пристально смотрел Варе в глаза, затем кивнул:

- Что ж, это твой выбор - помни о нём! - Он перевёл взгляд на меня:

- На данный момент я вижу два варианта: первый - ты живешь здесь, в моём доме. Ни одно живое, а тем более мёртвое существо до тебя добраться не сможет. Тебе предоставят всё, что пожелаешь для развлечения с одним лишь ограничением - это не должно угрожать твоей жизни. Жить здесь ты будешь пока не настанет время применить твой дар.

Я хмыкнул:

- Как пресловутая птичка в золотой клетке?

Измайлов и бровью не повёл:

- Именно так: как очень ценная птичка. Ценная, а потому желаемая для многих.

- А второй вариант?

- Ты будешь непосредственным участником событий.

Я снова ухмыльнулся:

- Но за свою жизнь отвечаю только я сам? Так?

- Нет, - Старик остался серьёзен, - Ты и Варвара.

- А, ну да, - я кивнул, - Надо привыкать, что у меня теперь есть телохранитель.

- Помимо твоей защиты у Варвары будет ещё одна обязанность: не допустить, чтобы способ передачи дара попал в чужие руки.

- Каким образом? - я нахмурился, пытаясь понять смысл его слов.

- Если ты кому-то попадёшься и шансов выбраться не будет - я должна тебя убить, - впервые за всё это время подала голос Варя. Измайлов кивнул подтверждая её слова:

- Прямолинейно, но верно.

- Н-да, - я глянул на Варю, снова замолчавшую и потупившую глаза, - И телохранитель и киллер в одном лице? Мило!- Я перевёл взгляд на Старика:

- Хорошенькие перспективы вы мне нарисовали, Порфирий Петрович, даже и не знаю что выбрать - и так плохо и эдак!

- Понимаю, - Измайлов кивнул, - За всё в жизни приходится платить так или иначе. Хочешь - не хочешь, а выбрать тебе всё же придётся - из этого кабинета ты должен выйти с принятым решением.

Ещё раз глянув на Варю, я пожал плечами:

- С детства предпочитал участвовать в драке, чем отсиживаться в кустах. Думаю, что и сейчас выбор очевиден.

- Добро, - кивнул Измайлов, - Тогда давай драку и начнем.


***


Варя припарковала внедорожник (теперь уже официально выделенный нам из гаража Старика) на небольшой площадке у ворот двухэтажного дома, обнесенного высоким кованным забором, перемежающимся столбами из того же светло-желтого кирпича, что и само здание. Заглушив мотор она чуть-чуть посидела не шевелясь, затем посмотрела в окно:

- В этом доме прошла треть моей жизни. Вон там, - она рукой указала на деревянную беседку под большим деревом в дальнем от нас углу участка, я играла когда была совсем маленькой, - Варя вздохнула и повернулась ко мне:

- Готов?

Я окинул взглядом участок и пожал плечами:

- А есть разница?

- Нет, - Варя потянула ручку своей двери, и я последовал её примеру.

Встав перед воротами, девушка нажала кнопку вызова на кодовом замке, вмонтированном в столб. После мелодичного сигнала несколько секунд ничего не происходило, затем сухо щёлкнул скрытый замок, и Варя потянула ручку калитки в воротах. Мы прошли по каменной дорожке и поднялись на крыльцо.

- Здесь тоже используется другой мир?

- Да, - Варя кивнула, - Как и во всех домах, где живут члены семей.

Варя просто стояла на месте, и я, выждав почти минуту, снова глянул на неё:

- Чего ждём?

Девушка посмотрела на меня так, словно я задал самый глупый из возможных вопросов:

- Когда нас впустят, конечно

- А ты сама не можешь открыть?

Варя усмехнулась:

- Ты правда считаешь, что в дом главы семьи можно войти без разрешения?

- Ээээ, - я осознал идиотизм своих вопросов, - Да, не подумал.

Дверь распахнулась внезапно, и я вздрогнул. А когда рассмотрел встречающего, то ухмыльнулся и повернувшись к Варе, кивнул головой на стоящую в прихожей фигуру:

- У вас везде мертвяки в качестве слуг?

- Почти, - Варя шагнула вперёд, заставляя духа посторониться, и я, снова хмыкнув, шагнул следом.

В прихожей было неожиданно темно: падающий с улицы свет вполне успешно освещал сам дверной проём, но и только - словно он не мог проникнуть сквозь невидимую преграду. От перепада освещения я мгновенно ослеп и при следующем же шаге обо что-то запнулся, отчего, теряя равновесие, непроизвольно вытянул руки и вцепился в первое же под них попавшееся. В голове словно взорвалась бомба: яркими вспышками и звуками, на безумной скорости передо мной пролетала хроника чьей-то жизни: от рождения до пистолетного выстрела прямо в лицо, принесшего тьму на несколько мгновений, после которой всё продолжилось снова, но почему-то полностью в серых тонах. Всё это было настолько неожиданным, что мой разум полностью оцепенел, и я замер, бездумно глядя на мелькающие картинки. Когда промелькнул дверной проём и моя собственная фигура, делающая в него шаг, всё резко закончилось:опять стало темно и я с грохотом повалился на пол.

- Охренеть! Что это было?!

Сильные руки, подхватив меня за подмышки, легко придали мне вертикальное положение. От неожиданности я не успел издать и звука, лишь покачнулся, но но всё же устоял на ногах.

- Что случилось? Ты в порядке? - голос Вари раздался откуда-то сбоку, и я повернулся на звук:

- Да, только не вижу ничего - темно как... в общем, ты поняла.

- Темно?

- Ну да, - я повертел головой, - Кроме двери, через которую мы зашли я ничего не вижу! А ты видишь что ли?

- Вижу, - я почувствовал, как меня взяли за руку и голос Вари прозвучал очень близко:

- Иди за мной.

Проделав вслепую несколько шагов, я не выдержал:

- Подожди, остановись.

- Что такое? - хватка на моём запястье ослабла, и я скорее догадался, чем увидел, что Варя развернулась ко мне.

- Почему ты видишь, а я нет?

- Не знаю, - я буквально почувствовал как Варя пожала плечами, - Я впервые такое вижу - раньше ни с одним гостем такого не происходило.

- Варь, я так не могу, давай вернёмся?

- Потерпи, тут всего два шага осталось.

- До чего?

- Сам увидишь, - Варя снова потянула меня за руку, - Пошли.

Проделав ещё несколько шагов я словно нырнул в океан света. Зажмурившись и закрыв глаза руками, я несколько секунд постоял неподвижно, давая глазам привыкнуть к свету, по чуть-чуть пропускаемому сквозь пальцы. Когда я отнял руки и прищурившись глянул вокруг, то почему-то даже не удивился: огромный зал, залитый огнями люстр.

Я покосился на стоящую рядом Варю:

- У вас что - какой-то стандарт на такие помещения?

Девушка улыбнулась:

- Просто дом Порфирия Петровича спроектирован тем же архитектором.

- Да? - я окинул пространство взглядом, - Ну молодец мужик, раз смог продать одно и тоже дважды.

- Он тут не причем - Старик сам об этом попросил. Единственное различие между домами в том, что их внутренняя планировка зеркальна.

- Да ладно?! При таких возможностях и такое решение? Зачем ему это надо было?

- Вот при случае сам и спроси.

Разглядывая окружающий интерьер, я обернулся и замер: передо мной был абсолютно черный проем в стене.

- Ээээ... Варя? - я кивком головы указал на проём, - Скажи, что ты видишь?

- Коридор откуда мы пришли. А что такое?

- Опиши его, пожалуйста.

- Ну-у.. это просто стеклянный коридор. Насколько я знаю, он служит переходом между мирами.

- Типа того, через который мы из твоей кухни на тот пляжик прошли?

- Да, вроде того.

- А в каком мире мы сейчас? На той "стройке"?

- Я не знаю, - Варя пожала плечами, - Это знает только хозяин дома.

- Ты же здесь столько лет прожила?! Неужели за это время не было ни одного шанса это узнать?

- Я была маленькой и меня мало интересовало в каком мире находится тот огромный парк, где я играла. А с чего ты вообще об этом спросил?

- Потому что никакого коридора я не вижу, - я указал на проём, - Для меня это абсолютно черный контур на стене. Он словно нарисован, - я сделал шаг и попытался прикоснуться к черноте на стене, но рука, не встретив ничего, просто провалилась внутрь. Со стороны казалось, что мою руку будто отрезали этой чернотой. Я хотел спросить у Вари, что сейчас видит она, но обернувшись увидел, что рядом с нами стоит очередной дух.

- Идём! - Этот приглушенный тканью голос, а самое главное интонации, показались мне очень знакомыми - точно такими же мне посоветовали молчать на полицейском посту - и я решил убедиться:

- Куда?

- Вас ждут! - И хотя слова были другие, но манера речи была просто один в один. Я кивнул:

- Веди, раз ждут.

Дух двинулся вперёд, а я, ухватив Варю под руку, притянул её к себе и шепнул прямо в ухо:

- Мне кажется, что он тот, кого ты в лесу выгнала из тела!

Варя отстранилась и удивлённо посмотрела на меня. Её губы беззвучно зашевелились:

- Уверен?

Я неопределенно пожал плечами и шепнул:

- Голос очень похож.

В этот момент наш провожатый, сделав несколько шагов, обернулся и выразил недовольство по поводу нашей задержки:

- Быстрее!

- Да идем, мы, идём, - я шагнул первым, а Варя тут же присоединилась. Дождавшись пока мы с ним поравняемся, дух окинул нас "взглядом", молча повернулся и зашагал вперёд снова.


Проходя мимо одного из висящих полотен (зелёного, а не серого, в отличие от дома старика), я решился на ещё одну попытку проверить :

- Слышь, служивый! Из чего занавесочки?

Дух "глянул" на меня:

- Заткнись! - В его голосе явно звучали нотки злости, и я решил больше не усугублять ситуацию, чтобы не сорвать дело, ради которого мы с Варей сунулись в этот дом, и поднял руки:

- Молчу! - А посмотрев на Варю понял, что теперь и она узнала нашего провожатого.

Дойдя до противоположного конца зала, фигура в черном остановилась и открыла дверь в стене:

- Заходите.

Войдя первым, я окинул помещение взглядом: в отличие от строго убранства кабинета Измалойва, этот явно занимала женщина - это читалось во всём: начиная от зелёных с позолотой штор на окнах, заканчивая вазой с цветами на большом письменном столе.

Сама хозяйка, в домашнем халате и кофейной чашкой в одной руке и газетой в другой, сидела на диване, расположенном аккурат напротив входа. Она остановила взгляд на мне и улыбнулась:

- Доброе утро, Дмитрий, - Поставив чашку на журнальный столик перед диваном, она указала на пару кресел, стоящих рядом:

- Присаживайтесь.

Выждав пока я устроюсь, Глафира предложила:

- Чай, кофе?

Я вежливо улыбнулся в ответ:

- Просто черный чай.

Хозяйка повернулась к Варе:

- Тебе?

- Спасибо, ничего не надо.

Пожав плечами со словами: - Как пожелаешь, - хозяйка дома перевела взгляд на духа, застывшего у входа:

- Принеси чай Дмитрию. - Фигура в чёрном беззвучно покинула кабинет, а Глафира, долив в чашку из кофейника на столе, взяла её в руки и откинулась на спинку дивана:

- Что ж, молодые люди, я вас слушаю.

Обменявшись взглядами с Варей, я легонько кашлянул в кулак, невольно оттягивая начало, наверное, одного из самых сложных разговоров в моей жизни, затем встретился глазами с Глафирой:

- Не сомневаюсь, что вы знаете над чем работал муж Вари и о достигнутом им результате.

Глафира пожала плечами:

- Об этом знают уже многие.

Я кивнул:

- Не удивительно, ведь такую новость трудно утаить. Но дело в том, что все знают каков результат, а не то, что ему предшествовало.

Во взгляде Глафиры появился интерес:

- Кроме вас, я полагаю?

- Именно так, - я снова кивнул, - Кроме меня.

- И что же вы намерены делать с этой информацией?

- Мне кажется, что ответ очевиден - предложить её вам.

- Хм, вот как? - Глафира сделала глоток из чашки, - А с чего вы решили, что мне это интересно?

Варя, сидевшая с отстраненным видом, вдруг ожила:

- С чего? Да с того, что последнюю сотню лет ты не щадишь ни кого в своём стремлении сохранить численности своей семьи! - девушка зло усмехнулась, - Только вот результат прямо противоположный - все кто мог от тебя уже сбежали!

Надо отдать должное выдержке хозяйки дома - она не только никак не отреагировала на заявление Вари, но даже взглядом её не удостоила: сделав ещё один глоток, Глафира поставила чашку на стол и подняла взгляд на меня:

- Давайте сократим наш разговор: вам нечего мне предложить.

- Но... - я удивленно посмотрел на неё, и Глафира улыбнулась:

- Да, Дмитрий, я знаю, что вы получили дар от Владислава, но также знаю и то, что ни вы, ни Варвара понятия не имеете, как именно он это сделал, - она поднялась на ноги, - Спасибо за ваш визит, я распоряжусь, чтобы вас проводили.

Потеряв к нам всякий интерес, Глафира направилась к выходу из кабинета.

- Перед смертью Влад отправил мне сообщение с описанием технологии.

Услышав слова Вари Глафира замерла. Обернувшись, она пристально оглядела Варю и покачала головой:

- Ты врёшь.

Вместо ответа Варя поднялась и, сделав пару шагов, подошла к одной из стен кабинета. Прикоснувшись к ней, девушка превратила стену в экран и вывела на неё запись, виденную мной в её квартире. Поняв задумку, я дождался момента когда на картинке появится моя фигура и скомандовал:

- Стоп! - Изображение замерло, и я посмотрел на Глафиру:

- Как видите, мы не обманываем - запись у нас есть.

Тон хозяйки дома мгновенно сменился на деловой:

- Что вы за неё хотите?

Бросив взгляд на Варю и убедившись, что она, удачно сымпровизировав, снова вернулась к своей заранее оговоренной роли, я откинулся в кресле и постарался говорить как можно равнодушнее :

- Предсказатель.


(продолжение следует...)

Показать полностью
  •  
  • 45
  •  

Дни везения

в

Не знаю, обращал ли кто внимание на пики везения, но они несомненно существуют. Проанализировав всю свою долгую и богатую на события жизнь, я выбрал три эпизода, которые вне всякого сомнения относятся именно к категории пика удачи. Обязательное условие, это не должно быть одноразово, а скорее целой серией успеха в течении короткого промежутка времени, допустим не более суток или на крайний случай не больше трёх. Сегодня про первый эпизод прухи.


И так... Восьмидесятые годы (первая половина). Я студент. Накануне закончились все средства к существованию, так как что-то отмечали. Созвонился с отцом, он обещал подкинуть червонец, если заеду к нему вечером. Договорились. В институте делать было нечего и отправился погулять по центру Москвы. На Пушкинской попался киоск лотереи "Спринт". Мелочи в кармане хватило ровно на один билет. Не задумываясь беру его и вскрываю. Выигрыш! Аж целых двадцать пять рублей. Для тех кто недавно родился поясню, на эти деньги, во время описываемых событий, можно было взять два литра водки, кило докторской колбасы и кило сыра.


Обрадовался очень, но визит к бате не отложил, так как и без этого редко виделись. Пошёл гулять дальше. Наконец приблизился вечер. Отец проживал в ближнем Подмосковье. Я приехал слишком рано, он ещё не вернулся с работы, ну и пошёл гулять по их району. Забрёл в местный универмаг. И тут..., - нашёл на полу целый червонец (10 руб или литр водки). Затем сыграл в книжную лотерею и из двух купленных билетов, один принёс ещё червонец. Там такие выигрыши выдавали наличными, а более мелкие книгами и прочими шариковыми ручками.


Сам не свой от прухи иду по тропинке между домами. Вдруг вижу торчащую из снега бутылку. Но не просто бутылку, а полную водки и запечатанную пробкой. На этом  месте совсем крыша уехала. Взял водку, следую дальше. Навстречу мужик везёт в санках малыша, а сам пристально оглядывает все сугробы. Потерял чего, спрашиваю? Говорит что да, потерял и не что-то, а целую поллитру. И тут я понял, что надо делиться удачей. Вот эту, и протягиваю ему пузырь, у мужика от радости аж глаза засветились. Сердечно поблагодарил, на том и расстались.


Наконец добрался до отца, который уже успел вернуться. Так же прибыла его жена и быстро накрыла вкусный стол. Душевно посидели за такой же поллитровкой. Обещанный червонец был выдан, заодно, мачеха подарила ручку с часами, а это, в те времена, было большим шиком. Уезжал почти счастливым, с полным мешком домашней выпечки, в которой она непревзойдённая мастерица.


Эпилог: В итоге вышла вполне приличная сумма которая образовалась по какому-то магическому стечению обстоятельств.

Дни везения День везения, Выигрыш, Находка, Фантастика
Показать полностью 1
  •  
  • 199
  •  

Ищу книгу

в

Ищу фантастический рассказ, где главный герой заменил все тело на искусственные аналоги, и судился с компанией-производителем по поводу остался он свободным человеком или уже собственность компании.

  •  
  • 31
  •  

Фантастика в земной жизни

Фантастика в земной жизни Аватар, Фантастика, Красота природы

Те самые горы (Китай), которые послужили прообразом пейзажей планеты в фильме "Аватар".

  •  
  • 405
  •  

Ретрофутуризма пост 10

в
Ретрофутуризма пост 10 Арт, Картинки, Ретрофутуризм, Фантастика, Привет потомки, Длиннопост
Ретрофутуризма пост 10 Арт, Картинки, Ретрофутуризм, Фантастика, Привет потомки, Длиннопост
Ретрофутуризма пост 10 Арт, Картинки, Ретрофутуризм, Фантастика, Привет потомки, Длиннопост
Ретрофутуризма пост 10 Арт, Картинки, Ретрофутуризм, Фантастика, Привет потомки, Длиннопост
Ретрофутуризма пост 10 Арт, Картинки, Ретрофутуризм, Фантастика, Привет потомки, Длиннопост
Ретрофутуризма пост 10 Арт, Картинки, Ретрофутуризм, Фантастика, Привет потомки, Длиннопост
Ретрофутуризма пост 10 Арт, Картинки, Ретрофутуризм, Фантастика, Привет потомки, Длиннопост
Ретрофутуризма пост 10 Арт, Картинки, Ретрофутуризм, Фантастика, Привет потомки, Длиннопост
Показать полностью 8
  •  
  • 230
  •  

Pacific Rim Theme Art by Ray Toh.

в
Pacific Rim Theme Art by Ray Toh. Pacific Rim, Фан-Арт, Ray Toh, Арт, Фантастика, Кайдзю

Художник: Ray Toh (Сингапур)

https://www.artstation.com/raytoh

  •  
  • 41
  •  

Грех времени

в

— Встать! — Вскрикнул кто-то из работников суда. — Судебная коллегия приняла решение и зачитает приговор обвиняемому!


— Кэлар Грист, преступление, совершённое вами, нельзя сравнить ни с каким другим за всю нашу историю существования, — семеро судей презрительно смотрели на поникшего мужчину, внимательно смотрящего на них. — Ещё никто и никогда прежде не смел совершать то, на что посмели Вы. Ваше посягательство на свободу столь мерзко, что, к сожалению, нам пришлось прийти к сложному решению, к которому никто до этого момента не приходил. Кэлар Грист, доселе смерть вам недоступна! Исполнить приговор в зале суда!


Эти слова показались мужчине словно гром средь ясного неба. Всё нутро ёкнуло, но мгновенно успокоилось. Всё, на что Кэлару хватило сил — медленно опустить свой взгляд вниз со всей той горечью, кружащейся в нём. В почти полностью пустой зал вошёл мужчина в белом халате и чёрной маской на лице. Неторопливо подходя к подсудимому, он что-то на ходу собирал в своих руках, некое устройство продолговатой формы. Наконец, собрав его и приставив к затылку Кэлара, мужчина нажал на кнопку и небольшой, но в то же время сильный импульс ударил осуждённого. Не сумев выдержать удар, Кэлар пал на колени, схватившись руками за голову. Сильная мигрень отнимала все силы из ног, и спустя пару секунд он, потеряв сознание, рухнул на пол. Приговор был приведён в действие.


Буквально через пару дней после суда Кэлар, полностью потерянный и разбитый, всё же вылез из своей конуры в ближайший бар. Не в силах больше выдерживать боль, он решил затопить её самым лучшим и действенным способом — алкоголем. Неоновые вывески и изредка мелькающие фары освещали его путь. Столь много дорог и путей, столь много мест, но выбрал он одно. Кэлар и сам не знал, почему его выбор пал на этот бар, быть может, из-за названия, веющим чем-то знакомым. Внутри, как и свойственно барам — шум и гам. Сев за барную стойку, Кэлар осторожно осмотрел помещение в надежде, что никаких знакомых там не окажется. Убедившись в этом, он расслабился и наконец-то потупил свою осторожность. Вокруг все были навеселе, что слегка выделялось. Понятно, конечно, что это бар, но слишком уж хорошее было настроение у всех, а причин этому Кэлар найти не мог. Небольшой, но всё же дискомфорт. Присмотревшись внимательнее, он заметил небольшую компанию из шести человек, которые уж очень сильно веселились и шумели. В остальном же бар как бар. Пытаясь максимально отдалиться от той суеты, творящейся вокруг него, Кэлар уловил звуки работающего телевизора, на котором транслировался показ новостей:


— …После недавних событий всё религиозное сообщество сильно переполошилось… Неужели это правда, что «там» ничего нет?.. Напоминаем всем, кто ещё не в курсе… Совсем недавно произошло то, чего ник…


— Бармен, выруби ящик, пожалуйста, — крикнул Кэлар большому лысому человеку за стойкой. — И так тошно, а тут ещё и эта… отсебятина.


Бармен сурово посмотрел на нового посетителя, но всё же выполнил его просьбу и выключил телевизор. Заказав пару шотов, Кэлар смотрел в своё отражение напротив себя там, где стояли бутылки с самым разным элитным алкоголем. И какой идиот придумал ставить зеркало прямо напротив бедолаг, пытающихся забыться в море алкоголя? Нет, ну ведь правда! Каким нужно быть «гением», чтобы такое сотворить?! Вместо того чтобы забыться и уйти от своих мыслей, Кэлар крутил в голове мысли о своей ущербности. Пристально смотря на своё лицо, на свой небольшой заострённый нос, на свои голубые глаза, он прекрасно понимал, кто под всем этим живёт — монстр. Не заметив того, этот монстр обнаружил опустевший бумажник, но сознание его всё ещё бодрствовало — бесполезная трата денег, даже забыться не получилось. Расплатившись за последний шот, Кэлар собрался было уходить, но в этот момент к нему подсел один из той шумной компашки.


— Дружище, ты чего такой грустный? — Взяв за шею Кэлара, поинтересовался незнакомец, а затем показал два пальца бармену. — Знаешь, дружище, я знаю, как поднять тебе настроение!


— И как же? — Без особого энтузиазма с опаской спросил он.


— Выпивка за наш счёт! Бери, что хочешь и сколько хочешь! У нас сегодня праздник! Слышал, лысая башка?


— Гирт, хватит меня уже лысым называть, — отозвался нахмурившийся бармен, но мгновеньем спустя широко заулыбался и поставил перед Кэларом литровую бутылку горячительного вместе со стаканом. — Можешь забыться до беспамятства, друг мой!


— Спасибо, конечно, но в честь чего?


— Да как же?! Праздник у нас! Празднуем «Уход» нашего друга, вон он, — мужчина указал пальцем на самого высокого в компании веселящихся. — По нему не скажешь, но ему уже четвёртый век.


— Один уходит?


— Со своей женой, конечно же! — Эти слова расстроили Кэлара, что приметил Гирт. — Ты чего грустишь-то? Позови свою девушку или жену, да веселитесь с нами! Сегодня мы тратим все накопления пары, так что всем хватит.


— Моя жена… мертва.


— Оу… Неловко вышло… Почему она решила уйти без тебя? Обычно же пары уходят вместе.


— Я этого не знаю. Она не сказала мне, — совсем поникнув, он махом опустошил очередной стакан с алкоголем. — Она ничего не объяснила мне, просто взяла и ушла, оставив меня совсем одного… Я бы принял всё, что она сказала бы, но…


— Да, как-то некрасиво она поступила. Знаешь… а это повод напиться, дружище. Я составлю тебе компанию! Как звали твою жену?


— Индра…


Проснувшись с головной болью наутро и с трудом сфокусировав свой взгляд на предмете перед собой, Кэлар увидел стоящую на прикроватном столике литровую бутылку виски, наполовину выпитую. В голове лишь какие-то образы событий, которые ни о чём не говорили ему. С трудом сев на край кровати, Кэлар пытался вспомнить хоть что-то, но из тех отрывков, располагаемых им, сложить хоть какую-либо вменяемую картину оказалось сложно. Вот он пьёт с этим Гиртом, о чём-то говорит… Да, об отношениях и жёнах. Затем всё перетекло… Чёрт его знает, куда всё перетекло! С трудом открыв глаза, Кэлар навёлся на бутылку и трясущейся рукой схватил её, сделав два глубоких глотка из неё. Глаза его то и дело слеплялись, а желание упасть дальше на кровать казалось столь сильным, что преодоление его можно было бы назвать не иначе как подвигом. Покачиваясь из стороны в сторону, Кэлар добрался до ванной комнаты, где, включив холодный душ, сунул под него голову. То ли из-за сильного опьянения, то ли из-за потери чувств на холод ему было всё равно. Кое-как проснувшись и вытерев голову, он подошёл к окну. Солнце ярко светило прямо ему в лицо, отчего смотреть на улицу оказалось больно. Кэлар принял решение пройтись, чтобы хоть как-то отойти от своего состояния. Надев свой пиджак, он собрался было выйти из квартиры, но нащупал в кармане какую-то бумажку. Развернув её, Кэлар прочёл написанное на ней: «Дружище, обязательно сходить сюда. Твой друг, Гирт». Правда, разобрать эти простые слова оказалось нелёгкой задачей, так как написаны они пьяной рукой. Удивительно, но адрес был написан отчётливо и ровно, видимо, бармен постарался. Наконец-то выйдя наружу, Кэлар остановился и призадумался. Почему ему обязательно следовало сходить туда? Не найдя в своей памяти ответа, он просто решил всё же туда сходить.


Идя по длинной аллее, Кэлар замечал волнение людей, ошарашенных недавней новостью. Ещё бы им не волноваться, когда устои некоторых из них пошатнулись. Это свойственно… людям… Большинству, правда же, на эти новости было всё равно. Для их мировоззрения ничего не изменилось, как и для самого Кэлара. Эти новости его совсем не волновали. Всё, о чём он думал: «Есть ли возможность исправить то, что я совершил? Есть ли возможность на… искупление…».


Сам того не заметив, он добрался до нужного места. Здание, показавшееся перед ним, походило на некий институт или же похожее учебное заведение. В холе оказалось достаточно пустынно, за исключением охранника и пары молодо выглядящих парней никого. Охранник поинтересовался целью визита Кэлара, на что тот назвал номер аудитории. Подсказав нужное направление, страж порядка вновь уткнулся в монитор. Лёгкая и понятная планировка быстро привели Кэлара к нужной двери. Аудитория почти полностью заполнилась, лишь изредка видневшиеся свободные места говорили о том, что будет явно что-то интересное. Вопрос лишь в том, что именно… Усевшись на одно из свободных мест, Кэлар стал ожидать. Буквально через десять минут со стороны трибуны в аудиторию зашёл пожилого вида человек. Все замолкли и внимательно уставились на него.


— Приветствую вас, моих дорогих слушателей, на новом курсе «Свобода, недоступная отцам». Я веду этот курс уже многие годы и знаю, что многие хотят перейти к самой сути, но без истории, без пути, который привёл нас к этому — это невозможно. Именно поэтому первую часть лекции я уделю истории. Не нашей с вами, а ИХ. Не буду впадать в подробности, но ключевые моменты озвучу. Всё началось примерно на их двадцать третьем столетии. Жадность мегакорпораций привела к истощению внутренних ресурсов их планеты, Земли. Это вынудило их искать новый дом. Да, я говорю о них, людях, человечестве. Пусть мы тоже называет себя людьми, но на самом деле это имя, которое они передали нам. По-научному же наш вид имеет название «Новохьюманис». Что-то я отошёл от темы… Итак, они отправили сюда, на «Нову»…


После лекции в кабинете остались только читающий лекцию и Кэлар. Нерешительными шагами он пошёл в сторону лектора, мирно копошащегося в своих бумагах. Пожилой человек заметил приближающегося и с улыбкой посмотрел в его сторону, чего-то ожидая. Кэлар тяжко смотрел на старика, гадая, сколько же ему лет. И всё же, пересилив себя, вопрос сошёл с его губ:


— Профессор, вы сказали, что никто не вправе отнять у нас свободу. Вы правда так считаете? Вы вправду верите, что все мы имеем на неё право, независимо ни от чего?


— Какой хороший вопрос, молодой человек, — воодушевился тот, что аж выронил из своих рук небольшую стопку с бумагами. — Знаете, я знаю в лицо всех, кто посещает мои лекции. Поверьте, большая половина ходит на них уже долгое время, раз за разом посещая их. В частности, эту короткую. Вы не первый, кто задаёт мне этот вопрос, и, думаю, не последний, — в глазах этого сморщенного лица засиял какой-то огонёк, словно ему нравилось это внимание и оно радовало его. — Да, я считаю, что никто не смеет отбирать нашу свободу ни под каким предлогом. И не важно, что тот человек совершил. Все мы совершаем ошибки, но это не значит, что надо сразу ставить крест.


— Значит, чего бы ужасного человек ни совершил, его свобода не может быть отнята у него? — Кэлар тяжело взглотнул, и лёгкий пот прошиб его лоб. Слова, которые он услышит дальше, многое для него могут изменить, и он надеялся на… лучшее.


— Да, безусловно! — Сходу ответил профессор.


— Профессор… Скажите, вы можете мне помочь?


— Помочь? Чем име… — мужчина мгновенно задумчиво замер, пока на лице его не обрисовалась злость, нет, ярость! Чуть ли не шипя, он дал ответ Кэлару: — Вы, посягнувший на свободу другого, посмевший извратиться… таким гнусным, не-ет, таким дьявольским способом над другим, да ещё и над своей… Вы! Да как вы смеете меня об этом просить?!


Схватив стопку бумаг, профессор швырнул её прямо в лицо своему собеседнику, никак не реагировавшему ни на слова разбушевавшегося старика, ни на его действия. Злоба, переполняющая профессора, с трудом сдерживалась его хорошими манерами, но лицо обо всём говорило.


— Фэрид Харт. Запомните это имя, Кэлар Грист. Запомните моё лицо, ведь впредь я его не изменю, как и своего возраста. И выбейте у себя на памяти мои слова. Я никогда не позволю вам избежать вашего наказания и сделаю так, чтобы вы не смогли этого сделать. Моя должность даёт такую возможность, так что она со мной будет ещё долго. Вы самое мерзкое животное, что мне приходилось видеть, а ваш поступок… самый бесчеловечный из всех известных мне. Да и не только мне. Вы — ошибка.


— Профессор… Фэрид, — скованно начал говорить Кэлар, полностью сдавленный после таких слов. — Совсем недавно вы сказали, что никто не смеет отбирать свободу у другого… Её у меня отобрали… Не противоречит ли это вашим словам?


— Это не имеет значения! Вы животное, а у животных нет прав! — Потеряв всякий контроль, заорал профессор Харт. — Выметайтесь! Чтобы я больше вас не видел!


Кэлар хотел возразить, но, приоткрыв рот, понял бесполезность этих потуг. Под крики разбушевавшегося Фэрида он покинул аудиторию, а вслед за ней и здание.


Свет медленно сошёл на полумрак. Солнце давно уже опустилось за горизонт, вновь обрисовав все улицы неоном. Блуждая в пучине своих мыслей, зачастую можно потеряться. Во времени тоже. Думая о чём-то своём, блуждая по улицам аки брошенный пёс, Кэлар пришёл туда, куда не ожидал. Вновь та же вывеска, снова огромная деревянная дверь, и холодная железная ручка на ней, потянув за которую, он оказался в том же баре. И его вновь окутали шум и гам, громкие, но почему-то столь успокаивающие. Медленно подплывая к барной стойке, Кэлар окунался в этот с виду полный хаос, пропуская его сквозь себя, потопляя свой собственное «я» в этой воде. Добрая улыбка бармена — да, та самая — всецело помогала ему в этом. Уносясь течением в самую тёмную кромку водоворота, в самое жерло ничего, Кэлар почти забылся, но появившийся из ниоткуда Гирт выдернул его из воды на сушу, злую и холодную.


— Привет, дружище! — Расправив руки, окликнул он Кэлара, не замечая недовольство его… или не желая замечать. — Я думал, что больше не увижу тебя тут! Ну что, сходил?


— Сходил, — промямлил Кэлар, сразу же сменив тему. — А ты здесь, как вижу, частый гость?


— Гость? Можно и так сказать. У нас праздник, вот и веселимся! Присоединяйся, дружище! Алкоголя хватит на всех, да, лысый?


Бармен лишь по-доброму усмехнулся, достав из-под полы новую ещё не вскрытую бутылку.


— Праздник? Кто-то ещё уходит?


— В точку!


— И часто у тебя такие праздники?


Кэлар без всяких раздумий и стеснений откупорил бутылку и налил себе до краёв. На самом деле вопросы, задаваемые им Гирту, совсем его не интересовали. По сути это и не было вопросами, скорее, автоматизм поддержания разговора с тем, кто тебе проставляется. Кэлару хотелось напиться до чёртиков, чтобы костлявая пришла за ним и забрала, но… Но как же жаль, что они, «новохьюманисы» — бессмертны. Сколько ни травись, сколько ни расшибайся в лепёшку — ты не умрёшь. Хоть в солнце прыгни, хоть в… Ну, этот вариант ещё под вопросом, конечно. Сколько бы ни пил Кэлар, лишённый «свободы», но в итоге он всё равно проснётся с чистой головой. В это время Гирт о чём-то говорил, но его собеседник лишь поддакивал да иногда говорил отрывистые фразы для разнообразия. Все попытки вновь утопить своё «я» увенчались неуспехом. Гирт видел и понимал, что его не слушают, но всё же старался хоть как-то зацепить внимание своего «дружищи».


— Сколько лет мне дашь? — Неожиданно спросил он, взяв своей рукой за нижнюю челюсть Кэлара и повернув его голову к себе, установив зрительный контакт.


— Откуда же я могу знать, — отмахнулся Кэлар и вновь пригубил стакан, но его собеседник решил не сдаваться.


— Мне всего сто пятьдесят лет. Не так много, но… Я был в разных ипостасях разных возрастов. Я был в роли ребёнка и подростка, так и в виде старика. Теперь, как видишь, в роли… молодого взрослого человека. Вообще не нравится мне это слово, «человек». Оно досталось нам от ужасных существ, передав нам и… Ну не суть. Знаешь, дружище, за свою хоть и недолгую жизнь я увидел много всего. Мне даже кажется, что я увидел всё, что можно было. В итоге я пришёл в это место… Ты знаешь, что это за место?


Гирт моментально изменился в лице, будто это совсем другой человек.


— Разве это не обычный бар?


— В какой-то мере это так. Когда я понял, что видел всё, я осознал одну вещь. Я не видел того, что следует за уходом и перед ним. И тогда мне пришла идея в голову: Почему бы не создать место, где многие проведут свои последние дни перед уходом? — Глаза Гирта пылали неясным пламенем, то ли безумным, то ли огнём искателя. — В итоге я стал наблюдать за теми, кто приходит в этот бар, от начала до самого их конца. И это будоражило меня! Я пытался найти в этом… ответы. И я их искал! — Гирт сжал кулак у груди, но затем ослабил руку, и она пала на колени. — Но я их не нашёл. Все, кого ты видишь в этом баре — уходящие. В ближайшие дни они уйдут, унеся с собой и ответы… В итоге я вернулся к тому, с чего всё и началось…


— Ответы, говоришь? — Оживился Кэлар, тяжело опустив стакан на барную стойку и наполняя его вновь. — Не получим мы ответов! Вот тебе простая истина! НИ-ЗА-ЧТО! Как бы сломлен ты ни был, как бы ни нуждался в ответе — не получишь! Вот, чёрт возьми, истина! — Гнев, доселе запрятанный в самые дальние уголки, вырвался наружу, выплеснув с собой поток слёз. — И ведь нужен-то всего один ответ, лишь пара слов! Но мы даже их не достойны! И ведь если бы она просто…


Приступ истерики перекрыл ему горло, заперев все слова, все чувства и боль внутри. Небольшая пробоина, выстрелившая частичкой груза, закрылась количеством оного. Гирт, ошарашенный, но в то же время довольный и счастливый, смотрел на Кэлара с глупой улыбкой. Его переполняли новые чувства, новые мысли и надежды… Положив руку на плечо плачущего Кэлара, он сказал лишь одно: «Мы с тобой поладим, дружище».


Ночь прошла вся в алкоголе, коего был океан, если не больше. На удивление Кэлара, Гирт оказался достаточно интересным парнем, который вместо «человек» говорил «ново», тем самым отдаляя себя от своих прародителей. Для своих лет он оказался достаточно образованным и умным, даже разница между ними в три раза казалось несущественной. Распрощавшись, Кэлар, качаясь из стороны в сторону, уверенным шагом побрёл к себе домой. Уже светало, и лучи солнца, некогда давшие свободу неоновым огням, поглощали их. Как жаль, что действие сих чудных напитков, оставленных в наследие, столь быстро сходит на нет. Качка почти полностью пропала, руки полностью слушались своего хозяина, а к моменту открытия входной двери и вовсе всё выветрилось. Умывшись в ванной, Кэлар смотрел на своё отражение в зеркале, смотрел на того «монстра», коим он стал для… Да, пожалуй, для всех жителей Новы. Чувство злости вперемешку с отчаяньем заставили его со всей силы ударить кулаком в отражение. И даже никакой крови… Хотя он даже и не знал, как она выглядит, лишь описание из книги. Опечалившись, Кэлар плюхнулся в кресло и включил телевизор, дабы отвлечься от своих дурных мыслей. Попал он на новости.


— …Парламент просит граждан не паниковать и не принимать поспешных решений. Слухи, ходящие среди населения, являются непроверенной информацией. Пока нет никаких подтверждающих данных о том, что после ухода ничего нет. В частности, это относится к гражданам с религиозными наклонностями. Помните, что после ухода дороги назад нет. Правительство просит вас не торопиться и подождать точных данных об этой ситуации…


Всё пошло как-то не так с самого утра. Да и день был особый. Кэлар даже подумывал убрать свою бороду, смотря на отражение в зеркале. Убрав её с лица и прикинув свой вид, он всё же решил её вернуть. Да… Это особый день. Именно в этот день и только этот бар был полностью пустым, за исключением трёх находившихся в нём человек, или, как любил говорить Гирт, «Ново». Собираясь в бар, Кэлар включил телевизор для фона. Речь, произносимую каждый год, он знал наизусть. Обстоятельства вынуждали его знать. И не поймёшь, считал ли он это карой для себя или же ответственностью. Но каждое слово, каждое имя Кэлар высек в своей памяти.


— В этот памятный день события, произошедшие сто двенадцать лет назад, напоминают нам о том, насколько мы несовершенны. Именно в этот день человечество потеряло двадцать семь процентов своего населения. Их обуял страх из-за пустых слухов, разносимых среди населения. Они не доверились нашему правительству и парламенту. Этот день для нас не траурный, а памятный, ведь уход — наша высшая ступень свободы. Этот день для нас как напоминание о том, что мы не должны поддаваться минутному страху!


В баре, как и обычно в этот день, стояла гробовая тишина, и лишь трение тряпки о стекло давало знать, что тут ещё кто-то есть. К удивлению Кэлара, за барной стойкой оказался лишь бармен. Обычно Гирт сидел и спокойно попивал какой-нибудь горячительный напиток, но в этот раз что-то было не так. Это ощущение странности не покидало его с самого начала дня. То ли опыт говорил Кэлару, что что-то не так, то ли интуиция решила разыграться, ну, или паранойя заглянула в гости.


— Где? — Коротко спросил он бармена, молодого паренька, сменившего лысого эдак шестьдесят или даже восемьдесят лет назад.


— Наверху. Он какой-то странный сегодня.


Кэлар молча пошёл к лестнице, ведущей на верхние этажи здания. Почти все этажи были отведены под складские помещения, за исключением одного, последнего. Гирт сделал там себе укромный уголок после того, как выкупил здание у лысого перед его уходом. Взбираясь вверх, Кэлар размышлял над сущностью бытия. Для него это привычная тема, учитывая отсутствие у него свободы вот уже сто двенадцать лет. К этому моменту ему исполнилось пятьсот девяносто четыре года. По людским меркам, как он вычитал когда-то в книге, ему было бы семьдесят восемь. Хотя в этом доме нельзя использовать слово «человек», «люди» и их производные. Гирт в какой-то момент помешался на этом и разрешает внутри его собственности использовать лишь «Ново». Добравшись доверху и открыв дверь в апартаменты, Кэлара встретил густой дым, накуренный Гиртом. В последние дни он стал каким-то нервным, что волновало Кэлара.


— Может, хотя бы будешь открывать окна и проветривать помещение? — Кэлар вошёл внутрь, пройдя напрямик к окну, и свежий воздух ворвался в душное помещение. — Как ты тут вообще дышишь-то? Мне вот нечем.


— Так не приходи сюда, раз дышать нечем! — Огрызнулся Гирт. Он сидел у окна с сигаретой в правой руке. Наблюдая за прохожими снаружи, Гирт то и дело выпускал дым изо рта. Тёмные мешки под глазами говорили о том, что он запустил себя и давно не спал. — Тебе же, вон, этот день не мешает и дальше существовать, так и мой дым не помешает. Это вообще мой дом, так что имею право делать то, что захочу!


— Этот день? Что ты имеешь в виду под этими словами?


— Ну что за идиот… — Пробормотал он себе под нос, а затем громче добавил. — Всё я про тебя знаю и про твою мёртвую жёнушку. Не тебе читать мне нотации!


— Знаешь?..


Кэлар не был ошарашен, как и удивлён. Он лишь спокойно сел на стул рядом с окном и Гиртом, тихо вздохнул и посмотрел в глаза своего друга.


— Да, я знал это ещё с самого начала. Именно поэтому я с тобой сдружился и общался. Всё, что я хотел — узнать, каково это — не иметь свободы. Но и это оказалось…


— Чем?


— Чепухой.


— Почему?


— Потому что всё это не имеет смысла! Вот почему! — Гирт сжал в своём кулаке сигарету и, раскрыв ладонь, сдул пепел с ладони. — Мы ничем не лучше этих… наших прародителей. Такие же эгоистичные твари, как и они… Знаешь, «они» были настолько эгоистичны, что боялись смерти настолько, что не позволяли уйти даже тем, кому это было нужно. Им было не важно, что кто-то смертельно болен неизлечимой болезнью или же страдает до такой степени, что невыносимо. Они всё равно заставляли их продолжать жить. Всё это их эгоизм, ведь раз страдают они, то должны и другие!


— Причём тут это? Гирт, что с тобой? Мне кажется, тебе нужна помощь.


— Ай, да заткнись ты, чёртов старик, не способный уйти! Ты ничего не понимаешь… Совсем. Мы, «Ново», должны были быть лучше этих прародителей. По крайней мере этими самыми мешками с костями это закладывалось в нас. Лучше… Ха! Чёрт-с два! Лучше! Да чем мы лучше, если наша главная догма «Свобода превыше всего» была нарушена нами же?! Они отняли у тебя её, хоть это и было запрещено! Нет… МЫ отняли! Я ведь тоже способствовал этому, да и этот чёртов профессор… Как там его?


— Фэрид Харт.


— Да-да, этот чёртов ходячий саркофаг! Этот упёртый баран живёт уже восемьсот пятьдесят четыре года лишь ради того, чтобы не позволить тебе вернуть свою свободу! Свободу, дарованную нам с рождения! И он ещё смеет читать лекцию про это… Ну что за лицемер! Что за эгоист! Ну просто находка. Наше общество, как и наша раса «Ново» ничем не лучше… человека, передавшего нам это имя… Да, оно нам отлично подходит.


— Гирт, выслушай меня, пожалуйста, — Кэлар наклонился слегка вперёд и, опустив голову, тяжело вздохнул. — Я прочёл много книг, в частности людских. И я думаю, что у тебя проблемы с так называемой психикой. Именно поэтому у тебя такие мысли и именно поэтому ты в таком состоянии. Я не знаю, есть ли хоть один «Ново», разбирающийся в этом, но пока не поздно, мы должны принять меры, чтобы тебе помочь.


— Проблемы? — От этих слов Гирт медленно слез с подоконника и медленными шагами, указывая пальцем себе в грудь, пошёл в сторону Кэлара. — Это ты говоришь, что у меня проблемы? Думаешь, что со мной что-то не так? Дружище, взгляни на себя. Ты, совершивший ужаснейший поступок, потерявший все права, в том числе свободу, говоришь мне, что у меня проблемы? — Гирт захохотал, да так, что попятился и упал на диван. — Это не у меня проблемы, а у тебя! Ты делаешь вид, что всё нормально и хорошо, но вместо этого внутри ты страдаешь! О да! Я прекрасно это знаю. Тебе, в отличие от меня, предстоит потерять всех, кто тебе был близок и будет. Быть может, ты даже увидишь конец мира. Что, сегодня ты опять пойдёшь пялиться на этот гроб?


— Да…


— И у кого из нас проблемы? — С ухмылкой сказал Гирт, а затем наклонился к Кэлару и на ухо прошептал: — Всё ещё надеешься уйти? Забудь.


Эти слова взбесили Кэлара, отчего он вскочил и, схватив Гирта за воротник, собрался было прописать тому прямо в лицо, но, посмотрев в его глаза, полные боли и отчаянья — отпустил. Посмотрел словно в зеркало… Только вот из-за чего всё это внутри Гирта? Пожалуй, это стало последней каплей в их отношениях. Оба это понимали, оба это знали. Так оно и бывает зачастую. Просто приходит момент, когда пути расходятся. И Кэлар, тяжко посмотрев на своего друга, со вздохом без слов ушёл. Две боли не могут сосуществовать вместе, ведь тем самым они лишь усиливают друг друга. Должен быть хоть один луч света среди двух…


— …«Нова» казалась им новым домом. Был отправлен первый экспедиционный корабль, в обязанности которого входила постройка небольшого поселения и изучения флоры и фауны. К превеликому сожалению, к моменту, когда корабль преодолел большую часть пути, человечество на Земле погибло. Остался лишь один корабль, который тоже не обошёлся без жертв. Что-то опять я впадаю в подробности, — профессор посмеялся и, включив следующий слайд, продолжил основную тему. — Экипажа не хватило, чтобы возродить свою цивилизацию на Нове, так что был принять новый план. Да, они решили создать новую расу, более лучшую. Так появились мы с вами, «Новохьюманс», или же «Ново». Последний человек передал нам их кладезь знания, а мы, в свою очередь, пошли своим путём…


После лекции, когда все ушли, Кэлар спокойно подошёл к профессору Фэрид и лишь молча посмотрел на того. За все эти годы злость давно прошла, остались лишь холод и надежда. Профессор спокойно собирался, не обращая внимания на стоящего рядом. Пять минут гробовой тишины.


— Кэлар, ты думаешь, что я изменю своё решение? Думаешь, что раз я понимаю, каково тебе сейчас, ведь я тоже уже слишком стар, я сжалюсь? Над женой своей ты не сжалился, вот и я не буду. Как же мне жаль Индру. Хорошая ведь девушка, а ты… Ты монстр. Знаю я, что срок нашей жизни желателен до шестисот лет. И знаю, что идёт за этой гранью, ведь я уже… почти двести лет сверх этого живу? И ведь именно из-за тебя мне приходится продолжать всё это чувствовать. Всю эту тьму, сдавливающую меня. Ох, мальчик мой, поверь, тебе предстоит почувствовать куда большее, ведь тебе не уйти, в отличие от меня. Ты будешь страдать, покуда время не свернётся. Так что пока. Ах да, чуть не забыл, следующая лекция переносится на два дня вперёд. Ну, это так, к слову.


Кэлар ничего на это не ответил, лишь наблюдал за спиной уходящего профессора Харта. Очередной отказ… Который по счёту? Пожалуй, он и сам уже сбился. Вместе с этим стариком они прошли этап злобы, придя к обычному холоду. Первое время Фэрид выгонял взашей Кэлара, стоило тому только появиться. Потом, правда, он разрешал ему оставаться, но недовольство чувствовали все в аудитории. Они сами того не заметили, как злоба ушла.


***


— Кэлар Грист? — Телефонный звонок прервал его бессонную ночь, а голос звонившего был совсем незнаком.


— Да… Слушаю… — Меланхолично глядя в потолок, ответил Кэлар.


— Это из… бара. Он сказал, что вы поймёте. Он сказал, чтобы я позвонил вам.


— Кто?


— Мистер Гирт. Сказал, чтобы вы срочно приехали к нему.


Это всё казалось чересчур странным. Особенно учитывая, что они не общались с ТОГО момента семьдесят три года. Быстро собравшись, Кэлар заказал такси и быстро вылетел из квартиры. Дорога заняла полчаса, но он чувствовал, что каждая минута на вес золота. Доехав до бара, он кинул таксисту деньги, забив на сдачу, и пулей метнулся к двери. Внутри его ждал взволнованный бармен, успевший лишь указать рукой в сторону лестницы пронёсшемуся мимо него Кэлару. Перелетая через ступеньки, он стремительно поднимался вверх, пока не достиг той самой двери… Красная краска почти полностью выцвела, облезла и подгнила. Остановившись перед ней, он боялся войти внутрь. Прошло столько времени… Что могло случиться? К чему такая спешка? Но что более важно. Что его ждёт за этой дверью?


Протянув руку вперёд, Кэлар легонько толкнул дверь, а та в ответ заскрипела, открывая обзор на творившееся за ней. Вся мебель из апартаментов явно давно была убрана. Почти полностью пустое помещение с заколоченными окнами кричали, нет, выли и сигналили о чём-то ужасном. И да… Это ужасное сразу же бросилось в глаза. В тёмном углу комнаты в самом неосвещённом месте сидел Гирт. Обхватив ноги одной рукой, а другой методично двумя пальцами касаясь своего виска, он шевелил губами. Волосы частично отсутствовали на его голове, будто Гирт вырывал их. Сидя в одной рубашке, он наклонялся вперёд-назад. Кэлару пришлось собраться с духом и решиться войти в эту… Чёрт знает, чем это место стало. Странный неприятный и неразборчивый запах заполонил всё помещение, вызывая небольшое головокружение. Находясь уже в центре помещения и на полпути к Гирту, тот неожиданно заорал:


[продолжение в комментариях]

Показать полностью
  •  
  • 39
  •  

То, что не убивает - глава 21

в

Продолжение истории, начало вот здесь: https://m.pikabu.ru/story/kontrakt_5700791



21.

- У тебя тут вообще есть еда, кроме батончиков? - поинтересовался скаут. - Хотя бы пицца? Пиздец, как ты ещё не сдох от такой кормёжки?

- Сам не знаю, - голова кружилась, перед глазами всё плыло. Я не был уверен, на самом ли деле Эрвин тут или это очередная галлюцинация.

- А вода где? - он ходит как у себя дома, везде заглядывает, всё рассматривает и жутко меня раздражает. - А? Тут? В ведре?.. Фу нахуй! - металлическая крышка с грохотом падает обратно. - Фу! Твою ж мать, Маки!

Мой смех слабый-слабый, будто я сейчас отдам концы. Впрочем, это не такая уж и метафора. Башка как огромный раскалённый шар. Солнце, только пустое внутри.

- А, канистра… Вода в канистре? Или там ещё какая-нибудь вонючая дрянь? Маки, говори, тебе нужно много пить!

- Да, в канистре. Белая. В углу.

- Ага, вижу, - бульканье и журчание. - На! Мне в губы тыкается пластиковая кружка, из которой в глотку выливается отвратительно тёплая и маслянистая вода. Кашляю. - До дна! До дна, я сказал!

Похоже, не галлюцинации. Хотя полной уверенности по-прежнему не было.

- Зараза... - отплёвываюсь. - Утопить меня хочешь?

- Не расслабляйся, - продолжает Эрвин. - Сейчас дам тебе жаропонижающее и…

Таблетки! Точно! Вот почему мне так тяжко. Когда я пил их в последний раз?.. Кажется, давненько. Запускаю руку в карман:

- Давай сюда воду.

- Ага, сейча… Маки, какого?! - сильная ладонь выбила у меня из рук пластиковую баночку, которая упала на бетонный пол и красивым веером выбросила из своего нутра белые таблетки. - С ума сошёл? Я не для того тебя искал, чтобы ты опять закинулся и пошёл крушить всё подряд.

- Как ты вообще меня нашёл?.. И дай мне сюда грёбаную таблетку, а то череп сейчас лопнет! - каждое слово вызывало жуткие спазмы в мозгах. Я потянулся к белым кругляшкам, лежавшим на грязном полу, но застыл, осознав, насколько опустился.

- Никаких таблеток! - первый вопрос был начисто проигнорирован. Эрвин потоптался по стимуляторам, превращая их в грязный порошок. - Кроме тех, которые от температуры. На!

- Иди в жопу, - я отмахнулся от ладони, но Эрвин насильно разжал мне челюсти и запихнул лекарство в пасть. - Фука ты!

- Не за что, - ухмыльнулся Эрвин.

- И всё-таки - как ты меня нашёл? - от воды и впрямь стало легче. Немного, но легче. Правда появилась тошнота.

- Ага, так я тебе и сказал.

- Окей, - пришлось пока примириться с таким вариантом: просто не было сил на препирательства. - В таком случае зачем? На что ты надеешься?

- А ты разве не помнишь? - скаут захлопал глазами. - Мы помирились.

- Пиздишь, - огрызнулся я.

- Ага, - легко согласился Эрвин. - Но теперь-то мы точно будем друзьями. После того, как я заявился тебя спасать.

- Не нужно мне никакое спасение. Тем более от тебя. Пошёл вон.

- Маки, не будь капризной сучкой! - поморщился Эрвин. - Бескорыстную помощь надо принимать с благодарностью.

- Не думай, что я совсем мозги потерял! - любое напряжение голоса давалось с большим трудом, но спорить с бывшим напарником не повышая тона я не мог. - Я помню, о чём мы с тобой говорили. И повторяю, твоя помощь мне не нужна. Проваливай.

- Ладно-ладно, давай так: это не помощь, а задаток. Теперь я тебя прошу о помощи. И готов достойно отплатить. Окей?

Это было интересно, но я слишком хорошо знал Эрвина, чтобы поддаться на очередную уловку.

- Не окей.

- Давай объясню, в чём дело, - скаут ожидаемо пропустил мои слова мимо ушей. - У нас с тобой сейчас одна цель. Ты хочешь найти мудаков, которые на нас охотятся, я тоже хочу это сделать. Моя затея сделать всё красиво и изящно провалилась, потому что…

- Потому что не удалось меня сдать, я помню, - съязвил я.

- ...потому что провалился мой план, частью которого было ПРИТВОРИТЬСЯ, будто я тебя сдал. Почувствуй разницу.

- Нет!

- Маки, мне нужен союзник. И тебе он нужен. Теперь-то ты перестал страдать хернёй, и мы сумеем вдвоём…

- Нет!

- ...как два равноправных партнёра сделать то, чего не можем по отдельности.

- Говорю же, нет! - выкрикнул я так, что в глазах потемнело. В правый висок словно вонзили раскалённую отвёртку. - Я не хочу даже видеть твою рожу. Уходи и больше не появляйся.

Пауза.

- Значит, вот так? - скаут навис надо мной, скрестив руки на груди.

- Да! Так! - запоздало промелькнула мысль, что я валяюсь тут ослабленный и неспособный сопротивляться.

- Хорошо. Договорились, - бывший напарник повернулся (я мысленно выдохнул) и направился в ту часть подвала, где располагались стол, канистра и пакет с батончиками.

- Эй! - позвал я, будучи не в силах повернуть голову, чтоб разглядеть, что он там делает. - Ты что там?.. Эрвин!

На пол возле моего левого уха с металлическим стуком опустилось нечто - и я с ужасом увидел белое эмалированное ведро.

- Мы будем сотрудничать?

- Иди нахер! - злобно выплюнул я. - Ничего мы с тобой не будем!

- И ты хочешь, чтобы я ушёл? - прищур и уверенность, с которой скаут задавал этот вопрос, наводили на мысль, что он с подвохом.

- Да! Хочу! Вали отсюда!

- Тогда-а, - протянул Эрвин, - я возьму с собой крышку этого ведра. На память о нашей дружбе.

- Ты не посмеешь, - прошипел я.

- Тебе что, жалко? - скаут прижал руки к груди в притворном потрясении. - Скотина неблагодарная! Я ему и воды, и таблетки от жара, а он... Нет, я точно ухожу. С крышкой.

Меня прошиб холодный пот от осознания, что я ещё какое-то время не смогу подняться и буду вынужден лежать рядом с… этим.

- Нет, ты оставишь крышку!

- Нет, не оставлю, - передразнил Эрвин. - Маки, богом клянусь, если ты откажешься помочь мне, я заберу её и брошу тебя лежать и нюхать всё, что ты наделал за эти десять дней!

«Десять дней?!» - с ужасом подумал я.

Выбор, конечно, сложный. С одной стороны, согласиться, пусть и притворно, стать союзником неадекватного придурка, который меня едва не угробил, а с другой… Чёрт.

- Ладно, мы можем что-нибудь придумать, - я постарался сохранить максимум пространства для маневра. - Выкладывай, чего тебе надо.

- Да того же, чего и тебе, - скаут расплылся в довольной улыбке. - Найти гадов, оторвать пару рук, продырявить пару тушек. Обычное дело. Вижу, ты даже проводил расследование.

- Да, я уже близок, - кивок усилил головокружение так, будто меня положили на карусель.

- Я бы так не сказал, - усмехнулся Эрвин.

- А я бы сказал. Я вышел на… Этих. Как их? - странное чувство — словно попробовал пошевелить конечностью, которой нет. Я точно знал, что у меня была информация, но при попытке выудить её оказалось, что память абсолютно пуста. - Э-э-э...

- Ага. Вот и я о том же, - понимающе кивнул Эрвин. - Это побочный эффект твоих таблеточек, кстати.

Я тихонько выругался и добавил:

- Ничего. Думаю, по фото и схемам можно всё восстановить.

- Ну-у-у… - выражение лица скаута говорило «Это вряд ли, приятель». - Я вижу тут пару этикеток от бутылок, портрет Нельсона Манделы, надписи кровью и… кхм, содержимым ведра. А нити - ну, знаешь… Как, например, связаны Блю Ай Фармасьютикалс с Манделой?

Пауза, в течение которой я безуспешно старался запустить заржавевшие мозги.

- Не знаю, - сдался я, когда понял, что вообще ничего не помню. - Но в этом должна быть какая-то логика. Совершенно точно.

- Уверен, что есть, но нам-то от этого не легче. Я засниму всё, может, потом разберёмся.

Пока напарник тщательно рассматривал и фиксировал схему, я заскучал и попробовал встать, но скаут заметил это и прикрикнул:

- Не вздумай! Лежи, не двигаясь. Сейчас я тебе капельницу поставлю.

«Не очень-то и хотелось», - подумал я и решил развлечься единственным доступным сейчас способом: смахнуть накопившиеся оповещения, чтоб красный значок не маячил слева-внизу, привлекая внимание. Последнее сообщение гласило, что включено приглушение болевых ощущений: моё мясо терзала жесточайшая абстиненция, и без кибернетических штук я бы сейчас, скорее всего, корчился и орал на весь город.

Напарник убрал ведро, заменив его капельницей (оставалось только догадываться, откуда он её взял), надавил ногтем на предплечье, выщёлкивая встроенный в вену катетер, и вставил иглу. Анализатор опять завис и предложил обновить драйвера.

- Пока я не залью в тебя цистерну лекарств, мы никуда не пойдём. Благо время есть. Тебе там ничего не приходило?

- Эм-м… Что ты имеешь в виду? - насторожился я.

- Отбивка от системы безопасности. Или ты и этого не помнишь? - удивился скаут. - Странно. Ты же тут устроил настоящий Форт-Нокс.

- Какая система? Какой Форт-Нокс?

- Ясно… - расстроился Эрвин. - Что ж, жаль. А я собирался тебя похвалить за яму со змеями. Они, правда, расползлись по всему зданию, но так получилось даже лучше.

- Змеи?! - глаза полезли на лоб. - Какие змеи?! Ты можешь нормально сказать, что там происходит?

- Ничего там не происходит, - успокоил меня скаут. - Отдыхай. Благодаря тебе мы тут в полной безопасности, вот и всё.

Не знаю, что стало причиной - слабость или небольшая доза успокоительного в капельнице, но я потерял всякое желание задавать дополнительные вопросы, махнул на всё рукой, расслабился и вскоре задремал.

Периодически я дёргался, и яркие картинки, подброшенные подсознанием, снова сменялись серой скучной реальностью, где всё плыло и Эрвин копошился возле стола, негромко бряцая какими-то железками. Температура упала, я почувствовал себя намного лучше.

Мне снился какой-то старый фильм. По чёрно-белому городу ездили смешные машины, и ходили мужчины в смешных шляпах, спасавшие от неприятностей роковых красоток. Почему-то я смотрел на всё через старый интерфейс стрельбы в боевом шлема скаута: красные треугольнички пометки целей, миникарта, количество патронов, разные оповещения... Одно из них повисло прямо перед глазами: красный стилизованный колокольчик трясся и издавал мерзкий звук до тех пор, пока я не проморгался и не понял, что это не часть сна.

- Что за?..

Задремавший за столом Эрвин резко выпрямился и яростно протёр глаза:

- А? Что такое?

- Тут написано «Вторжение», - прочитал я. - И предложение перейти к камерам.

Скаут выругался:

- Начинается… А ты чего ждёшь? Переходи, конечно! И мне приглашение скинь, - он поднялся и забегал по подвалу, что-то разыскивая, пока наконец не хлопнул себя по лбу, вернулся к столу и вытащил из-под него Пигги.

Нажатие на оповещение привело меня на облачный сервер с лаконичным названием «видео». Пара простых манипуляций - и Эрвину улетело приглашение на подключение.

Трёхмерная схема здания, пара десятков уменьшенных картинок с камер… О, оказывается я на территории старого завода холодильников. Часть зданий недавно успели реконструировать под офисы, а часть так и стояла заброшенной. Мой подвальчик располагался в отдалении от «живой» половины завода, как раз в одном из покинутых корпусов. Я быстро пощёлкал картинки, чтобы составить представление о локации. Три этажа разной планировки, есть несколько просторных помещений, заваленных всяким хламом, но куда больше узких коридоров и тесных комнатушек для ныне отсутствующих автоматических станков. На стенах - светлые пятна в тех местах, где раньше что-то висело. Каждый этаж пронизан насквозь конвейерными лентами, которые где-то были демонтированы, а где-то сохранились почти в идеальном состоянии.

Подземная часть включала в себя два подвальных этажа и длинный полузатопленный туннель, ведущий к другому корпусу. Там тоже располагался конвейер, сбоку от которого были проложены рельсы для вагонеток.

Везде темнота, сырость, плесень, мусор и разруха.

И чёрные угловатые фигуры в броне.

Несколько групп. Одна высаживается на крышу с вертолёта, ещё три - уже на этажах, четвёртая - в туннеле. Камеры показывают, как бледные лучи фонарей вспарывают темноту и выхватывают очертания каких-то таинственных изломанных конструкций, похожих на затаившихся роботов.

- О-о, идут! - захлопал в ладоши Эрвин. - Начинается.

- Что начинается? - взвыл я, схватившись за голову и чуть не опрокинув капельницу. - Это ты привёл их ко мне, да? Предатель! Сраный предатель!

- Ой, да прекрати! - отмахнулся скаут. - Давай лучше смотреть. Сейчас будет интересно.

- Какой смотреть? Дай мне оружие! Или я сам возьму… - при попытке подняться сознание помутилось, и я снова упал на шершавый картон. - Хотя наверное не возьму.

- О! О! Гляди! На крыше!

Я увеличил изображение с одной из камер. Она демонстрировала, как в лабиринте из вентиляционных труб, ржавой арматуры, коробов и кондиционеров двигался небольшой отряд. Семь человек, прикрывая друг друга, продвигались, сбившись плотной группой и ощетинившись стволами. Первый нёс с собой здоровенный щит.

Неожиданно перед глазами повисло окно с лаконичным вопросом: «Активировать?»

Я понятия не имел, что именно мне предлагают активировать, но на всякий случай согласился. Грохнуло так, что на меня с потолка посыпалась бетонная крошка.

- Бум! - воскликнул Эрвин. - Отлично!

Камера на мгновение ослепла, а когда изображение вернулось, на месте, где секунду назад стояли «спецы», зиял огромный чёрный пролом в крыше, обрамлённый, словно лепестками, изорванным и покорёженным металлом.

Группа на третьем этаже отпрянула. Жаль, можно было бы уничтожить обе одним ударом.

«Активировать?»

Это ещё откуда?.. А, второй этаж.

Кнопка «Да» включила самодельные автоматические турели на полу и под потолком огромного машинного зала. Сдвоенные «калашниковы» вжарили в упор по группе «спецов» и чуть не опрокинули щитоносца, с флангов заработали две спарки из всякого оружейного хлама, а в спины чёрным ударил, но, к сожалению, тут же заклинил ржавый пулемёт Браунинга.

Кто-то остался лежать на бетоне, однако основная часть группы уцелела, и выжившие моментально рассыпались по укрытиям. Но за подозрительно удобно стоявшими старыми холодильниками, станками и ящиками их не ждало ничего хорошего. Серия громких взрывов, вспышки, осколки, огонь.

- Как по нотам!.. - воскликнул Эрвин.

Группа на третьем этаже пришла в себя, перебралась через завал и неторопливо двинулась к цели. Им предстояло миновать узкое место в одном из больших залов: с обеих сторон путь преграждал всякий индустриальный хлам. Чёрные, ожидавшие подвоха, не лезли на рожон и пошли вперёд, только когда убедились, что им ничего не грозит. Но один из «спецов» задел стоявшее в проходе офисное кресло - и с потолка на его группу высыпалось несколько тонн грохочущего металлолома. Замыкающий успел отскочить, увидел, что случилось с его группой и метнулся обратно ко входу.

- О! Сейчас будет первый этаж! - Эрвин захлопал в ладоши от предвкушения. - Смотри! Смотри!

Эта группа также осторожничала. Лучи фонарей тщательно обшаривали каждый сантиметр пространства. Угловатые бронированные «спецы» перешагнули несколько лазерных лучей и на максимальном удалении обошли небольшую кучу бутылок и тряпья. До лестницы в подвал им оставалось совсем немного, но тут произошло неожиданное - заработала система пожаротушения. Я заметил, что движения «спецов» стали нервными и дёргаными, они остановились, начали переглядываться и жестикулировать, кто-то бросился назад, но поздно. Вспыхнуло пламя, которое охватило все тёмные фигуры и превратило часть коридора в пылающий ад, где корчились и вопили обречённые грешники.

- Глянь, что в туннеле творится. Они тоже сейчас подойдут к той самой точке.

Боевики шли по колено в мутной сточной воде. На моих глазах замыкающий ушёл под воду и больше не появлялся, после чего в группе на какое-то время воцарилась паника. Однако командир быстро сумел построить своих людей, назначил нового замыкающего и поредевший отряд отправился дальше.

- Там ещё змеи плавают, - подал голос Эрвин. - Но почему-то не кусаются. Жаль…

Я жадно всматривался в изображение с камер, гадая, что за жуткие сюрпризы приготовил этим людям альтернативный я.

А, вот.

К удивлению для всех, кроме, пожалуй, Эрвина, сработали пиропатроны под потолком — и в воду упали оборванные силовые кабели. Синие искры, молнии, кипящая вода, дёргающиеся изломанные фигуры…

Я отключился.

- Маньяк, - заключил Эрвин. - Настоящий маньяк. Но знаешь, могло быть куда веселее. Они не добрались до самых интересных мест! До ямы со змеями, например. Хотя там же не осталось змей… Как ты себя чувствуешь? Будем ждать, когда новые придут? Там ещё много крутых штук!

- Нет уж, - я покачал головой. Это простое действие вызвало приступ тошноты. - У штурмующих наверняка есть группа поддержки. Когда они поймут, что операция провалилась.... Стоп! - меня пронзила внезапная догадка. - А ты сам сюда как пробрался?

Скаут фыркнул.

- Я каждый год пересматриваю все части «Один дома».

Снова уклончивый ответ, и снова у меня не было сил на выпытывание правды.

- Надо валить. Помоги подняться!..

Эрвин протянул руку, за которую я уцепился и по которой, как обезьяна по лиане, вскарабкался наверх.

Головокружение усилилось, меня качнуло в сторону.

- Стоять! - поддержал меня скаут.

- Всё в порядке, - я оперся на стойку капельницы и поморгал, пытаясь прогнать чёрные точки из глаз. - Я держусь. Возьми что-нибудь… Что есть ценного.

Скаут встряхнул смятый пакет из супермаркета, побросал туда какие-то медикаменты, пару пистолетов и высыпал патроны из баночек. Повесил на плечо «Калашников» со стены и дробовик, затем снял обрез двустволки, осмотрел его, хихикнул и вопросительно взглянул на меня.

- Что? - нахмурился я.

Эрвин напел какой-то простой мотивчик:

- Узнаёшь?

Память не выдала никаких совпадений:

- Нет.

- Жаль, - скаут вздохнул. - Тогда не смешно будет. Ну, показывай, куда идти.

- Я?..

- Ну не я же, - усмехнулся Эрвин. - Ты тут хозяин, не забывай.

- Но я ничего не помню.

- Ура-ура! - воскликнул напарник. - Приключения! Главное — не подорваться на одной из твоих мин.

- Это точно, - мрачно поддакнул я, пытаясь вспомнить, где могли быть выходы. «Соберись, старый пердун, - уговаривал я себя в то время, как мой желудок настойчиво хотел избавиться от выпитой воды. - Вспоминай. Если бы ты был Маки ван дер Янгом, куда бы ты пошёл?»

В моей памяти нашлись две схемы здания: одна официальная, вторая - составленная мной самим восемь дней назад. Тогда же и началась запись с камер. Я окинул карту взглядом профессионала и заметил пару интересных ответвлений. Там тоже были камеры и датчики движения, но они не показывали ничего, кроме темноты и пустоты.

- Вижу, ты что-то нашёл, - обрадовался Эрвин.

- Нашёл, - подтвердил я. - Тут где-то был керосин, облей всё и подожги. А, и револьвер мой не забудь, - я ткнул пальцем в погнутое чудовище покойного Нгуту.


Из чёрного пролома в полу тянуло теплом и мыльной водой.

- Что-то неохота туда прыгать, - скривился я. - Посмотрим другой путь, на карте ещё…

Толчок в спину - и я кубарем полетел вниз, шмякнулся лицом в вязкое и ароматное нечто и завопил:

- Какого хуя, Эрвин?!

Тот уже сидел рядом и поднимал капельницу. Хорошо, что пластиковая бутыль по определению не могла разбиться. Всё тело разом заныло от резкого напряжения, и я заскрипел зубами, чтобы не выдать этого ни единым звуком.

- Не благодари, - усмехнулся напарник и поморщился, взглянув на мою руку с катетером: - Это надо промыть. И как можно быстрее.

- Никто и не собирался тебя благодарить, - подняться самостоятельно было непростой задачей, с которой я еле справился: тело не слушалось, мышцы стонали, каждая клетка мечтала поскорее сдохнуть. - Но ладно. Раз уж мы теперь здесь, веди, я пока не в состоянии. Ты же не захватил с собой антисептик?

Эрвин пошуршал пакетом:

- Неа.

- Заебись, - я закатил глаза и осмотрел катетер, мучительно размышляя, что будет хуже - отсоединить его или оставить. - Пошли.

Мы двинулись вперёд. Ноги по щиколотку утопали в тёплом и вязком веществе, которое я упорно называл илом, не давая мозгу даже попытки догадаться, что это на самом деле такое.

Скаут что-то беззаботно насвистывал.

- Ты вообще смотришь под ноги? - буркнул я.

- Не переживай, пока тут ничего нет.

- Очень надеюсь на это.

Шмяк-шмяк.

Чавк-чавк.

Буль-буль.

Тяжко. Очень тяжко.

- А что это вообще за типы? - задал я вопрос, который давно напрашивался.

- Которые в чёрном?

- Ага.

- Да я сам толком не знаю. Ай! - Эрвин споткнулся и еле удержал равновесие. - Какие-то очередные борцы за свободу и независимость, - в голосе скаута содержалось столько сарказма, что его можно было отправлять на экспорт.

- Партизаны?..

- Они самые.

- Марксисты? - усмехнулся я.

- Хрен их разберёт. Да это и не имеет значения. Сам знаешь, что идеология у таких ребят - просто ширма для бандитов, террористов или наёмников.

Я понимающе усмехнулся:

- Или и тех, и других, и третьих вместе взятых, - Эрвин был прав: я знал, как это бывает, поскольку долгие годы воевал с такими “идейными”. И если в самом начале ещё встречался искренний энтузиазм и желание очистить родной край от белых колонизаторов, то сейчас все эти группировки были давно прикормлены и превратились в наёмников и пугало для общественности. Собственно, подобные шайки и сохранились лишь благодаря тому, что их существование было кому-то очень удобно и выгодно.

Эрвин продолжил:

- Ну вот и я о том же. Кажется, они называют себя «Фронт освобождения Ньянга» или как-то так… Короче, когда мы сидели у Торреса, я вышел в сеть, предложил информацию о картеле - и на меня тут же вышел их человек. Клянусь, и минуты не прошло. Разумеется, всё было с левых учёток, зарегистрированных на бомжей из гетто, - а жаль, мне очень бы пригодился живой контакт…

- Зачем? Договориться?..

Скаут фыркнул:

- За кого ты меня принимаешь, за дурачка?.. Я и тогда им ни на грамм не верил, потому и заминировал весь офис. Нет, мне контакт нужен для другого. Отследить сигнал, например. Или дикпиков накидать - пусть любуются.

Каждый шаг давался тяжелее предыдущего.

Дыхание тяжёлое, будто я бежал марафон, мышцы едва ли не рвались, тело покрылось липким мерзким потом. Старый дурак. Никогда не связывался с наркотиками и на тебе, на старости лет вляпался. Оставалось лишь догадываться, через какие адские муки проходила моя плоть на самом деле, без программного заглушения боли.

Эрвину приходилось не легче.

- Знаешь… чего нам… не хватает? - говорил он, делая паузы для вдохов. - Автопилота. Полноценного автопилота. Так хочется иногда… просто отгородиться от всего этого… дать телу команду, типа… идти туда иди делать то-то… а сам окуклился где-то внутри себя… и не по дерьму идёшь, а смотришь… сериал, там, или играешь… Круто бы было, да?..

Я не отвечал - берёг дыхание. Стойка капельницы давно стала для меня чем-то вроде посоха. С ней я чувствовал себя грёбаным волшебником, ведущим партию гномов через подземелье с гоблинами.

- Стой! - неожиданно застыл Эрвин. - Гляди.

Пришлось поменять несколько спектров, прежде чем я заметил, что под водой протянуты хитро сплетённые нити. Они перекрывали большой участок пола и перебраться через них, не зацепив ни одной, было практически невозможно.

Нити тянулись по стенам и скрывались в неприметных штольнях, из которых на нас смотрели разнообразные дула и жерла.

Моя работа. Совершенно точно моя, потому что я бы так всё и сделал.

Скаут выругался и присел на корточки возле одной из нитей, вглядываясь в мутную воду.

- Может, перерезать?

- Перережь, - ухмыльнулся я. - Но когда ты пойдёшь, самострелы всё равно активируются.

- Почему? – напарник покосился на меня через плечо.

- Как ты думаешь, если у меня нашлись датчики движения на все этажи и туннель, то единственный путь к отступлению я перекрыл бы сраной ниткой?

- Зараза…

- То-то и оно. К тому же, зная себя, могу сказать, что всё устроено так: нить реагирует на определённое натяжение. Если оно исчезнет - точно так же будет бум. Но не из всех стволов: часть выстрелит сейчас, а вторая - когда условный противник перегруппируется и двинется вперёд.

- Коварный ты мудила… Но всё-таки, - скаут, по-прежнему сидя на корточках, принялся осматривать нити, - как нам пройти?..

Я расплылся в улыбке, отвесил скауту хорошего пинка и отскочил назад, прижимая к груди капельницу.

Гипотетическим нападавшим пришлось бы худо: залп из почти десятка стволов да в упор - очень неприятная штука. Несмотря на приглушение звука, у меня в ушах порядочно звенело.

Эрвин поднял из воды измазанное в грязи лицо:

- Сука!!! - эхо унесло его слова далеко по туннелю. - Совсем что ли?!

- Спокойно, - хохотнул я.

- Спокойно?! Спокойно, Маки?! Я чуть не погиб!

- Ну не погиб же.

Скаут вскочил и бросился на меня. Я заслонился капельницей:

- Тише-тише! Смотри, - указал я на стены туннеля. - Все стволы - на уровне груди и живота, самое низкое - колени. И направлены немного вперёд. Тебе под водой ничего не грозило.

Напарник стоял напротив меня, сжав кулаки и тяжело дыша.

- Не благодари, - ехидно заметил я и кивнул вниз. - Как водичка?..


Через пару часов, несколько километров вонючих коллекторов, одну попытку Эрвина утопить меня в сточных водах и две мои попытки забить Эрвина насмерть стойкой от капельницы, на одной из городских улиц Корпа шевельнулся канализационный люк.

Его освещала вывеска круглосуточного автомата с напитками — причём работала одна вывеска, поскольку сам автомат был безбожно раскурочен, а напитки, судя по валяющимся рядом банкам и бутылкам, давным-давно смешаны с крепким алкоголем и выпиты.

- Вылезай, чего тупишь? - раздался сдавленный голос.

- Смотрю.

- На что там смотреть? Господи, вылезай, тут же задохнуться можно! Да и ты ни фига не лёгкий!

- А если тут кто-то есть?!

- Да какая разница? Мы так выглядим, что только из канализации и вылезать. Никаких подозрений.

- Я про «спецов», болван!

- Маки, я сейчас тебя сброшу!

- Ладно! Ладно! Надо же, какой нетерпеливый…

Люк медленно отодвинулся в сторону, показалась бутылка с лекарством и моя макушка. Никто на ни на кого не смотрел, улица пустовала, лишь горячий ветер гонял по тротуару пластиковые пакеты, да где-то вдалеке выла сирена.

Чтоб добраться до фургона, потребовалось примерно полчаса, которые я щедро заполнил типичным старпёрским брюзжанием. Это был единственный способ взбодриться, поскольку я находился на последнем издыхании: ноги не шевелились, мозги не соображали, лёгкие горели и вообще «мясная» часть меня была готова вот-вот отвалиться, оставив железную в одиночестве.

Старое пыльное сиденье, пахнущее газировкой и детскими страданиями, показалось самым родным, удобным и уютным местом на свете.

- Куда теперь? - поинтересовался я у скаута.

- Сейчас - спать. А завтра…

Показать полностью
  •  
  • 35
  •  

Фильмы с фантастическим уклоном 2018 года.

Всем доброго дня. На этот раз подборка фильмов с фантастическим уклоном. Конечно, как и всегда , смешение жанров присутствует. Ближе к делу!

1. Ведьма (Manyeo)

Рейтинги: IMDb: 6.7  Кинопоиск: 6.59

Страна:  Южная Корея
Жанр: Боевики, Триллеры, Детективы, Фантастика
В ролях актеры: Ким Да-ми, Чо Мин Су, Ву-сик Чхве, Пак Хи Су

Десять лет назад, во время массовой резни в правительственном учреждении, двум детям удалось сбежать. Мальчика скоро поймали, а девочка Джа-Юн скрылась на соседней ферме. Там её обнаружила пожилая пара – владельцы фермы. От пережитого стресса девочка полностью потеряла память, чтобы не отправлять ребёнка в приют, фермеры решаются на удочерение. Проходит время, Джа-Юн вырастает, и её единственными проблемами становится отсутствие средств для управления фермой и мать, страдающая болезнью Альцгеймера. Быстро исправить ситуацию может участие в реалити-шоу, но как только девушка появляется на телевидении, призраки прошлого снова настигают её.

Кадры из фильма:

Фильмы с фантастическим уклоном 2018 года. Советую посмотреть, Что посмотреть, Подборка, Фантастика, Фильмы, Napisatel, 2018, Длиннопост
Показать полностью 21
  •  
  • 897
  •  

Новая книга М и С Дяченко.

в
Новая книга М и С Дяченко. Фантастика, Дяченко, Книги

Четыре подростка в отрезанном от мира коттедже. Пятьсот человек на борту межзвездного корабля, летящего к далекой цели. В коттедже пройдет тридцать дней, на борту – тридцать лет. Это программа «Луч», и у тебя нет выбора. Колонисты на борту корабля потеряли смысл жизни. Чтобы вырваться из кошмара и вернуться домой, ты должен придумать людям на звездолете новый смысл и заставить в него поверить. И помни: это не игра.

Выложена сами-знаете-где. Начал читать, очень неплохо, Дяченки уровень держат.

  •  
  • 30
  •  

Что почитать? Фантастика. Космос.

Что почитать? Фантастика. Космос. Книги, Что почитать?, Фантастика, Космос, Длиннопост

Когда то мой учитель литературы произнес фразу «ни дня без книги». Кажется, я воспринял ее слишком буквально. Вот не полный список прочитанного мной за последнее время. Общая тема – космос. Здесь нет плохих книг, есть «на любителя». Угощайтесь.


Питер Гамильтон (вселенная содружества):

- Звезда Пандоры

- Иуда освобождённый

- Дремлющая Бездна

- Темпоральная Бездна

- Эволюционирующая бездна


Питер Гамильтон (пришествие ночи):

- Дисфункция реальности

- Нейтронный алхимик

- Обнажённый бог


Иэн Бэнкс (культура) :

- Эксцессия

- Игрок

- Вспомни о Флебе


Джон Скальци ( Война старика):

- Обречённые на победу

- Бригады призраков

- Последняя колония


Джон Скальци:

- Люди в красном


Питер Уоттс:

- Ложная слепота


Чарльз Стросс:

- Небо сингулярности


Классика


Роберт Хайнлайн:

- Чужак в чужой стране


Айзек Азимов:

- рассказы о роботах / U.S.Robots /Я.Робот

- Конец вечности

- Сами боги

- Основание (Академия/ Фонд: цикл)


Филип Дик:

- Мечтают ли андроиды об электроовцах?

- Дублёр президента

- Убик


Фрэнк Герберт:

- Дюна

- Мессия Дюны

- Дети Дюны


Гарри Гаррисон:

- Стальная крыса (цикл)


Я намеренно не включил сюда Лю Цысиня, Кори, Мартина и т.д. Ну серьезно. Гиперион в каждой подборке фантастики уже оскомину набил.

Зато включил ваху.

Ваха?

Ваха.

Ваха?

Ваха!

Ваха?!

Да, ВАХА! Ну это где Легионес Астартес превозмогая логику и здравый смысл уничтожают миллионы чужаков во славу Бога-Императора и его Империума.

Это где священная инквизиция не садится завтракать не объявив экстерминатус удачно подвернувшейся планетке.

Это где хаос, генокрады, Хорус, мать его, Луперкаль, Ваха!

10000 лет горящую в огне галактику бороздят исполинские космические корабли, больше похожие на готические соборы с орудийными башнями. Темный мир мрачного будущего, в котором есть только война.

Тема настолько объемна, а авторов столь много, что пока я это пишу - выходит очередная повесть, роман или рассказ по вселенной. Ограничусь списком прочитанных авторов.

Дэн Абнетт, Грэм Макнилл, Бен Каунтер, Джеймс Сваллоу, Гэв Торп.

Отдохнуть от превозмогания можно в цикле про Кайафаса Каина (Сэнди Митчел).

Показать полностью
  •  
  • 39
  •  

Работы Леса Эдвардса

в

Лес Эдвардс - классик британской фантастики. Уже 40 лет он создаёт обложки и иллюстрации для фентези, ужасов, sci-fi.

Работы Леса Эдвардса Фэнтези, Фантастика, Иллюстрации, Арт, Длиннопост
Показать полностью 15
  •  
  • 124
  •  

Star Wars (Эффект Штурмовика)

в
Star Wars (Эффект Штурмовика) Юмор, Фантастика, Star Wars, Длиннопост
Показать полностью 6
  •  
  • 590
  •  

Отзывы и рекомендации фантастической литературы №35

в

Ник Перумов роман-эпопея «Империя превыше всего». В который входят «Череп на рукаве» (2002) и «Череп в небесах» (2004).

Аннотация: Много воды утекло со времён Второй Мировой войны, и вот теперь создана галактическая Империя со свастикой на флаге. Для поддержания мира и спокойствия в Империи нужна хорошо обученная и многочисленная армия. Одним из лучших имперских солдат стал Руслан Фатеев, уроженец планеты Новый Крым. Но у человечества появляется новый и непонятный враг, отбирающий планеты одну за другой – таинственные инопланетяне – биоморфы. И теперь Руслану предстоит сделать тяжёлый выбор между армией, в которой он служит и где приобрёл много друзей, и своими родными и близкими, состоящими в подполье. Однако, чтобы победить Чужих, Руслан знает – не так страшен тот череп, что нашит у него на рукаве, как тот череп, который может загореться в небесах на любой планете, и самое главное, что всегда империя превыше всего.

Мнение: После мук чтения творений СамИздата захотелось почитать что-то качественное и выбор пал на Н. Перумова и который раз убедился, что фантастика это не про «бластеры и пиу-пиу», а про людей.

«Империя превыше всего» это произведение-размышление, облачённое в одежду космического боевика. В одном из изданий его сравнивают с «Звёздным десантом» Роберта Хайнлайна и думаю не зря, во всяком случае первичный слой – очень схож, к сожалению саму книгу ещё не читал – сужу по фильму 1997 года. Но если копнуть глубже, то у Перумова получилась очень пронзительная история. История любой, достаточно взрослой, страны. История, в которой есть место величайшим подвигам и нижайшим предательствам, безумной вере и расчётливому цинизму нигилиста. Это история, которая никогда не попадёт в учебники и не будет передаваться в семьях очевидцев. И только участники будут помнить – как всё было, с их точки зрения.

Сама книга показывает насколько может быть ужасна Империя и её карательный аппарат, одновременно показывая, что силовой способ борьбы проповедуют и приводят в действия люди ненамного более чистые, а когда они приходят к власти на штыках толпы простому люду становится только хуже. Перумов показал всю иезуитскую суть пропаганды как «поработителей», так и «освободителей», ведь простому человеку нет, по сути, дела до «великих целей» и на бойню его толкают речи из ретрансляторов. «Цель оправдывает средства» и к чему это приводит - именно так можно охарактеризовать этот слой романа.

Ещё один слой произведения – это предостережение для любителей игр с биологией. В романе показывается, что будет если биологию призовут на службу жаждущие власти. Ведь биология, в отличии от физики, о живом, т.е. изменяющемся, а человек не всеведущ. И биологический демон намного страшнее.

Но в первую очередь роман всё-таки о людях. На его страницах мы познакомимся с великими героями и предателями, увидим настоящего солдата и офицера, а самое главное поймём, что Любовь Земная намного сильнее страха смерти, ненависти и пропаганды. С некоторыми героями мы встретимся только раз, некоторые будут появляться в обоих книгах, и мы увидим, как они развиваются. Книга в первую очередь о военных и о войне, и автор постарался выписать некоторые важные вехи в развитии солдата: зачем нужны младшие командиры и кто ответственен, кроме самого солдата, за ужасы войны.

Оценка: Книга сильная и оставляет хорошее, хоть и печальное, послевкусие. Как эпиграф я бы использовал «Ребята, будем жить!» Читать всем любителям «твёрдой» НФ.

Отзывы и рекомендации фантастической литературы №35 Что почитать?, Рецензия на книги, Фантастика, Фанфик, Длиннопост
Отзывы и рекомендации фантастической литературы №35 Что почитать?, Рецензия на книги, Фантастика, Фанфик, Длиннопост

Захарова Наталья Анатольевна, aka darketo31 «По образу и подобию»

Авторская аннотация: Легко ли быть Императором? Альянс создан и точит зубы, подданные облизываются на трон, ученика не интересует ничего, кроме истребителей, а главы СИБ и прочих важных учреждений плетут заговоры. Ах, да! Еще и джедаи активизировались и уже на всех парах мчатся бороться с Тьмой в вашем лице. Вы все еще хотите стать Императором? Нет? Да кто ж вас спрашивать будет!

Мнение: Как приятно среди терабайт порно-рассказов любой степени извращённости, по ошибке называющимися «русскоязычные фанфики», найти приятное произведение. «По образу и подобию» Захаровой Н.А. относится как раз к этой категории. Но давайте поговорим о книге. Завязка сюжета банальна – «попаданец» в ДДГ со знанием канона. Вы воскликните: «Это уже было 100500 раз!» и будете правы. Но кроме самого «попаданства» всё идёт вразрез стандартным шаблонам подобных творений. Первое что обращает на себя внимание, это то что мы так и не узнаём кем был герой до вселения в Палпатина, мы даже настоящего имени «попаданца» не узнаём. Второе – это нестандартное поведение «нового» Палпатина, ведь как обычно бывает: ГГ резко становится на сторону джедаев/ситхов или становится «серым» (нужное подчеркнуть) и начинает перекраивать канон в меру предпочтений автора, сохраняя все атрибуты космооперности в своём произведении (очень часто «Силы» становится столько, что жанр становится уже технофэнтези). Но только не в этот раз, Палпатин у Захаровой вышел именно абсолютным правителем огромной страны, он живой ситх и ничего из плотского ему не чуждо. Да, он на «тёмной стороне Силы». Но Сила служит ему, а не он силе, как настоящий высший ситх. Все его действия направлены не просто на выживание, а на долгую и комфортную жизнь. Именно этой установке посвящены его действия.

Ещё хочется отметить, что хоть в книге постоянно обсуждается и используется Сила, но она не является основой, она скорее воспринимается как философская основа и не более. Можно так же упомянуть, что автор основывается в первую очередь на до диснеевском периоде франшизы и по-своему решает несостыковки сюжета, которые остались без ответа в оригинальных фильмах. Некоторые герои предстают в новом свете, а некоторые так и остаются чем-то непонятным и упоминаются вскользь.

По итогу мы получаем произведение, рассказывающее о том, как Палпатин не просрал не допустил развала империи и покончил с мятежниками. Достаточно логичное и интересное именно работой мысли и политикой Императора, а не его крутостью как ситха.

Оценка: Один из лучших фанфиков на ДДГ

Ссылка на книгу на СамИздате

Отзывы и рекомендации фантастической литературы №35 Что почитать?, Рецензия на книги, Фантастика, Фанфик, Длиннопост
Показать полностью 3
  •  
  • 54
  •