Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Убежище

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Убежище

Убежище
  •  
  • 244
  •  

Схрон. Дневник выживальщика. Глава 30

НАЧАЛО


Сухо треснули ветки под тушкой павшего ворона, будущий ужин каркнул напоследок и сдох. Я меланхолично сдул дымок. Надел варежки, скрипнули лыжи, скользнув к добыче. Хороша птица! Пуля точно пронзила сердце. Добрых два кило Реального Мяса. Лена обрадуется – давно не ели окорочка. Лыжная палка подцепила добычу, которую я спрятал в камуфлированный под зиму рюкзак.

И покатил далее.


Ветер с некой ленью катил по небосклону черный ковёр облаков. Весь мир, как в саване, не прекращается унылый снегопад. После ядерного осени приползла, наконец, реальная ядерная зима, реальный холод, Реальная Жесть. То, о чем читал в другой докризисной жизни в бесчисленных произведениях литературы, смотрел кино и играл на компе, явилось в одночасье, испортив жизнь остатков людей на планете. Кому-то нужна была эта война. Проклятые скоты наверху кинули кости напоследок, а нам, простым парням, расплачиваться за их грёбаную игру! Невеселые думы мелькали в голове, пока ехал по личным владениям. Зато обновил устаревшую от непогоды лыжню.


Беда в том, что несколько месяцев назад, когда боеголовки низверглись на головы населения, было еще относительно легко выживать. Спокойно сидеть в схроне, охотиться за животными, которые не понимали, что случился БП, и спокойно паслись в лесу. Чудовищные снежные ураганы сменялись затяжными оттепелями. Можно было даже загорать, что Лена и делала на заросшей травкой кровле убежища. Благодаря удобной розе ветров, нас не зацепило радиоактивное Мегаоблако с Мурманска и северной Европы, где по слухам не выжили даже крысы, не то что выходцы из Арабских стран. Но теперь конкретный ад, походу, везде!


Лося перебили выжившие, дичь дохнет. И проклятый МОРОЗ. Даже мне трудно переносить, несмотря на теплое шмотье. Иногда шкала градусника падает до сороковника. Боюсь представить, приход полярной ночи.


Понятно, теперь это надолго... Как пережить ужас ледяной тьмы, голодный паек? Месяц назад запретил Ленке прикасаться к запасам тушняка, все силы и драгоценное время уходят на поиски добычи. В мороз надо много калорий, иначе кранты. Я запилил кучу дельных ловушек, подробно описанных в книгах по выживанию. Шесть волчьих ям, не меряно самодельных капканов, без счета силков на зайцев и птиц, куда в основном попадает песец. Впрочем, тоже вполне съедобен. Сами понимаете, в такой ситуации привередничать не приходится. Даже девушку заставил готовить, что угодно, и жрать. Хоть и скандалила поначалу.


Она вообще много выступает последнее время. Особенно после того случая с барыгами. Да, конечно, я виноват. Нужно было как-то жестче ей объяснить, что водить чужаков в Схрон нельзя категорически! Она встретила этих уебанцев, когда выходила в лес собрать хвои для ванны. Говорит, хорошие ребята, шутили с ней, смеялись, хоть она и испугалась поначалу. Потом уроды напросились в дом, а она их кормила! За что получила в подарок смартфон. И как я ни старался объяснить всю глупость поступка, она только обвиняла меня в расстройствах психики и паранойе. Хм… ну что есть, то есть.


Время катилось к обеду. Проверил пару ловушек. Ништяк, снова добыча! Пусть и худощавая, как смерть, жалкая куропатка. Приободрившись, вышел к развилке. Здесь лыжня замыкала извилистый круг. Направо – путь ведет домой, в Схрон.


Налево живет мой друг. Я свернул к Валере. У него большие запасы чая, который я давно, кстати, не пил. Преодолев несложные шесть км, снял лыжи. Сейчас надо вскарабкаться по бурелому, который наворотил Валера, чтобы скрыть вход. Я поразился такой хитрости, когда бывал впервые. Обогнув приметное бревно, влез в дырку под корневищем, чуть не порвалась разгрузка с маскхалатом. Дальше попросторней, лаз вывел к бронированному люку большой массы. Валера привез его с заброшенного бомбоубежища. Я нажал на кнопку звонка.


– Кто там? – неприветливый ответ из динамика. – Пароль!

– Да кто... Саша... че, не видишь?

– Парооль! – проскрипел валерин голос.

Параноик занудный!

– Блин! Каракатица-девять!

– Заходи.

Щелкнул замок. Я поднатужился, сдвигая люк.


Внутри тепло. В бункере паровое отопление на дровах. Длинный коридор ведет в жилые помещения, все завалено аккуратно нарубленными полешками.


– Привет, друг мой! – раскинул объятия камрад.

Жена спешно накрывала стол. Теща недобро посмотрела на меня и уставилась в телевизор, где шло шоу талантов, которое ей предварительно записали на винчестер в 8 терабайт.

– Здаров, Валера. Здравствуйте, Люся. Здрасьте, Антонина Петровна. – Я повесил Сайгу на гвоздик. Снял пуховик, шапку, бахилы, чтоб не пачкать дорогой ковер.

– Опять привел друга алканавта, тунеядцы проклятые, – прошамкала бабка.

Мы понимающе переглянулись с Валерой.

– Давай, за встречу, давно не заглядывал, – он разлил самогон по кружкам.

– Давай!

Мы выпили и заели пойло макаронами с гуляшом из медвежьего мяса.

Хорошо... уютно потрескивает печь, закипает чайник. В соседней комнате бесятся дети.

– Как там, на поверхности? – спросил Валера. – Неделю не выходил, с тех пор, как вытащил мишку из берлоги.

– Да херово, – ответил я.

– Обрисуй в двух словах ситуацию.

– Зверья мало. Холодно. В среду заявились ухари на снегоходах. Штук шесть. Финны чертовы.

– И че? – заинтересовался Валера.

– Очередь дал из Корда. Писец козлам.

– Правильно, – засмеялся Валера, – нечего всяким ублюдкам русскую землю топтать. Люсечка, налей, будь ласка, чайку гостю.

– Оружия у них немного было, так... пара ружей и калаш. Снегоходы в речке потопил.

– А это зря...

– Почему? Топлива-то нет у меня, а у них всего по полбака.

Валера налил в блюдечко ароматный душистый чай, отхлебнул и, сделав невеселое лицо, сказал:

– Мутные мысли меня терзают, Александр. Дети, тихо!

– Ну...

– Тушенки на два года осталось.

– Понимаю. Та же беда. Надо что-то предпринять.

– Надо. Сидим, как хомяки в норах...

– А что поделаешь? – удивился я. – Страна в оккупации. Пиндос, говорят, даже в Кандалакше засел.

– Я тут думал, – Валера расчесал непослушные патлы. – А может, не только у нас Кирдык? Поди, наши отстрелялись по Штатам?

– С чего ты решил?

– А с того, Саня, что уже столько месяцев прошло, а мы их даже ни видим. Сидят, гады, на базе и носу не кажут! Где зачистки? Где беспилотники? Где каратели? Так что – всё фигня, нет никакой оккупации.

– Я как-то об этом не думал...

– А подумай. В общем, план таков. Вчера заходил Егорыч, с парнями. Он поднимает всех выживальщиков в округе. Будем брать Кандалакшу. Тушенка тушенкой, а патрон раньше кончится. Такие дела, Санёк.

– Много нас будет?

– Стволов пятьсот-шестьсот... утопим пендосов в крови!

– Хорошо! – Мне понравился этот план. – Когда выходим? Когда бой?

– В субботу, 15 ноября, на 117 километре в 23.45, – Валера скосил глаза на тещу и перешел на шепот, – честно говоря, запарило уже дома торчать, эта старая калоша житья не дает, я хоть к черту на рога, лишь бы из дома подальше...

– Ладно, не стони. Можешь на меня рассчитывать, – твёрдым голосом сказал я, поднимаясь. – Моя Сайга не подведёт.

Я вытащил из кармана пакет финских пряников и фонарик "Tikka":

– А это детям подарок, чуть не забыл.


На поверхности от души веселился стылый ветер, качая промороженные стволы сосен. Поспешу к дому. Надо готовиться в поход. Осталось два дня. Вот Ленка реветь будет, переживать. Ну, ничего, пообещаю какой-нибудь подарок. Журнал «Космо» или косметический набор для хари. Надеюсь, в Кандалакше разживусь и презиками. Только б сначала пендосов вырезать, а то далеко зашел в фантазиях.


Через полчаса выбежал на поляну перед своим Схроном. Блять! Что-то не так! Дверь убежища сорвана с петель, кругом чужие следы, всякие вещи. Я заорал. Сорвал карабин и, скинув лыжи, бросился внутрь.


– Лена!!! – крикнул я.

Холод молчания встретил в Схроне. Среди разгрома гуляет ветер. Лены нигде нет. Неизвестные уроды пытались поджечь жилище. Но не знали – все обработано антипожарной пропиткой. Огонь только слегка попортил шкаф и книги с фантастикой. Вот же твари! Они забрали Лену! И разорили кладовую! Даже не знаю что хуже.


Несколько секунд стоял, взгляд в пол. Массивные плечи дрожат от горя и злобы. Дышу медленно, сквозь зубы. Вытащив револьвер, крутанул тяжелый барабан. Верное оружие дарит уверенность.

Укрыв полярной маской щетинистое лицо, я двинулся в беснующуюся бурю ледяной мглы.


Проклятый ветер выморозил щеки под маской, я забежал обратно. В разрушенный Схрон. Прикинем всё логически, идти сейчас на поиски Лены просто опасно. Это ни к чему не приведет. Только к моей бессмысленной гибели в пурге. А я ведь могу послужить Отечеству, лежащему в ядерных руинах. Не, идти нельзя.


Убрав револьвер, стал готовиться к ночевке. От усталости ломит все тело. Наверно, не стоит чинить сейчас дверь? Вытащив из чуланчика снеговую лопату, стал закидывать вход кусками мороженого снега, пока не осталось узкое отверстие. Туда и нырнул, как проворный горностай. Дырку пришлось заткнуть старой ленкиной дублёнкой, валявшейся на полу.


Включились инстинкты выживальщика, неплохо бы затопить печь. Я зажёг свет, – отлично, светодиодные плафоны мерзавцы не тронули – и чуть не заорал! О, боги! Нет, только не это! В моей прекрасной титановой печи, изготовленной на заказ в Тагиле, зияют черные пулевые отверстия. Надо искать выход из ситуации, пусть смеется безжалостная злодейка-судьба. Если затоплю печку сейчас, задохнусь в дыму. Если не разожгу – смерть в стальных ладонях холода. Офигительные перспективы. Вариант, конечно, спуститься в бойлерную к РИТЭГу, но что-то я переживая за свои бубенцы. Это может плохо сказаться на потомстве.


– Шевелись, жопа! – это я себе. В башку ничего не лезло. Как тушканчик, скакал и плясал от холода, вспоминая советы по выживанию зимой. По идее, все сводится к тому, что нужен костёр, главное поддерживать всю ночь. Не вариант, по понятным причинам. Как я буду спасать Лену, если не высплюсь? Да и огонь может демаскировать. Мало ли кого занесет ночью. Надо заделать дырки в печке, но чем? Вот я мудак! У меня ж есть несколько пластин титана. Тоже прислали из Тагила вместе с печкой, как ремнабор. Вот мое спасение! Со всей прытью кидаюсь в чулан.


Вскоре нашёл нужный пакет, надпись «Магнит» чуть не вызвала слёзу ностальгии. В нём пластинки титана и два тюбика печного герметика, осталось после монтажа печки и трубы. Один тюбик целый второй, почти полный, надет на монтажный пистолет. Я спасён! Однако есть охерительная проблема. Герметик в тубах замерз и стал как камень. Что ж, придётся греть пылающим жаром своего тела. Взяв тюбик, сунул ледяную дрянь под мышку, прижал. Пипец, как неприятно. Только воля к жизни и жажда отыскать похитителей девушки позволяют вытерпеть это.


Пока герметик размораживается в жаркой подмышке, проведем ревизию. Козлы утащили буквально всё. Жратвы ноль, патронов тоже ноль. Из оружия – то, что брал с собой – калаш, револьвер и Сайга. Только ради этого стоит найти сволочей и жестоко наказать. Тут мой отточенный взор выхватил в груде убитых вещей литровую бутыль масла-синтетики. Я улыбнулся. Знаю, как достать уродов.


Наконец, тюбик отогрелся. Обмазав пластинки титана герметиком, залепил дыры в печке. Еле сдерживая слёзы, растопил печурку с помощью книжек с фантастикой. Скоты истоптали мою библиотеку, разбросали по полу. Печь вскоре загудела, по Схрону разлилось волшебное тепло. Улыбнулся, аж от сердца отлегло. Поставив бутыль с маслом ближе к печи, отхлебнул из фляжки коньяк. Детали мести рисовались перед глазами. С этими сладкими мыслями безмятежно заснул.


Наутро, позавтракав окорочком из ворона, выглянул наружу. Погода улучшилась, практически штиль. Что как нельзя лучше соответствует моим боевым планам. Вернулся в Схрон. Нашел кувалду. Свернул в трубочку ковёр и убрал в сторону. Топнув ногой по бетонной стяжке пола, со всей дури размахнулся и начал бить кувалдой. Пол затрещал. Я бил снова и снова, вкладывая в удары всю силу моей злости. Дело сделано. Тяжело дыша, разгрёб куски бетона. Вот он – заветный деревянный ящик.


Продолжение следует...

Показать полностью
  •  
  • 38
  •  

Схрон. Дневник выживальщика. Главы 26-27

НАЧАЛО


Глава 26


На память никогда не жаловался, поэтому схему пещеры решил не чертить в этот раз. Главное сейчас, выйти на поверхность. Думаю, если идти по руслу подземной реки, то рано или поздно приду куда-нибудь. А на выходе надо поставить растяжки. Не для того я перебрался из многоквартирного дома в таежное убежище, чтобы подо мной поселились какие-то непонятные личности.


Речка то сужается, грохоча в узких каменных теснинах, то растекается тихими заводями в залах и гротах. Красиво, блин. В детстве читал годную книгу какого-то французского спелеолога и долгое время тоже мечтал стать исследователем подземного мира. Но как-то не сложилось, появились другие увлечения – спорт, рукопашный бой, девушки… но теперь я просто кайфую, выхватывая лучом фонаря причудливы наросты на стенах, заросли сталактитов и сталагмитов, полупрозрачные колонны и ребристые галереи изогнутых коридоров. Свожу потом сюда Лену на прогулку. Она тоже кайфанет, если еще тут организовать ужин при свечах в каком-нибудь симпатичном уголке...


Мечтательно улыбаясь, иду все дальше и дальше. Сколько времени прошло? Кажется, целый день, но мои противоударные, огнеупорные, водонепроницаемые часы выживальщика показали, что гуляю чуть больше часа. Капец, тут целый лабиринт! Почему раньше его не исследовал? Пещера – отличное место для выживания при любом виде БП. Прохладно, конечно, но если начнется ядерная зима, температура здесь покажется курортной.


Свет фонарика, который я примотал изолентой к Сайге, начал тускнеть. Закурив, заменил батарейки. Блин, сколько еще идти? Со свежими батареями луч засветил с ослепительной мощью. Вот, это другое дело. Пройду еще полчасика и надо возвращаться, пока Ленка не проснулась. Я свернул за крутой изгиб тоннеля и чуть не заорал, столкнувшись нос к носу с полуистлевшей мумией. Черт! Глубоко вздохнув, успокоил стремительно забившееся сердце. Всего лишь труп, Саня, ничего страшного.


Походу, это был фриц. Судя по остаткам военной формы, фашист окочурился еще во времена ВОВ. А вот это ништяк! Я осторожно вытащил из рук скелета подернутый ржавчиной МР-38, отчего одна кисть с треском оторвалась. Раритет! Дома разберу, почищу и смажу. Интересно, удастся отыскать патроны для него? Противно трогать, но надо обыскать этого солдата Вермахта. Тут я увидел рядом с останками россыпь стреляных гильз. Хм… в кого, интересно, он палил? Перестреливался с нашими? Но отчего умер? Пулевых отверстий не видать. Походу, заблудился и сошел с ума в темноте. Перевернув дулом Сайги мертвеца, открыл ранец. В нем отыскал запасной магазин, две пачки патронов и какие-то мелочи, типа посуды и истлевшего белья. Из полусгнившей кобуры вытащил пистолет. Вальтер, похоже? Надо посмотреть дома в справочнике.


Убрав добычу в рюкзак, я хотел продолжить шмон, но раздался звук, от которого волосы встали дыбом по всему телу. Протяжное «Кххххаааа…» донеслось из мрачной сырой темноты. Присев на корты, светанул фонариком, снял с предохранителя карабин. Начал потихоньку пятиться, не отпуская палец со спуска. Древние первобытные инстинкты кричали – нужно валить! Страх тьмы и неизвестности путал мысли, раздувая огонь паники. Стоп, Саня! Мало ли что послышится в этой глючной темноте? А может эта хрень прикончила фрица? Блин, я же не верю во всю эту гребаную мистику. Но это наверху, при свете дня, а здесь… очень легко поверить в любую чертовщину.


Так не хочется поворачиваться спиной к, словно, ухмыляющейся темноте. Но больше ничего подозрительного не слышно. Ну ее нахрен, эту спелеологию! Со всех ног я чесанул обратно. Иногда мне казалось, что слышу шлепки чьих-то лап за спиной. Тогда резко останавливался, еле сдерживаясь от стрельбы. Никого. Это все воображение играет. Стопудово, я слышал, дефицит информации в органах чувств может рождать галлюцинации. Но от этих рациональных мыслей легче не становилось. Мумия фашиста мне точно не привиделась.


Колоссальным напряжением воли я заставил себя не бежать. Не хватало еще сломать здесь ногу или расшибить голову. Только бы выбраться. Хрен я еще сюда полезу! Надо бы расспросить Егорыча, может старче знает что-то про это место? Хм, вполне вероятно, что и дохлый фашик, его рук дело. Эта мысль принесла облегчение, я практически успокоился. Но когда прикурил очередную сигарету, заметил, как дрожат пальцы. Сколько, блин, седых волос появятся в моей спортивной стрижке?


А вот и лестница, зашибись! Чуть не расцеловав заветную трубу канализации, принялся карабкаться наверх, как вдруг… чудовищный нечеловеческий рев, прокатился по подземелью. Грохочущее эхо перекрыло даже шум реки, взметнулись пересравшиеся летучие мыши. Словно гребаный человек-паук, я сиганул наверх. Сам удивляюсь, как в этот момент не даванул жидкого.


Выбравшись, захлопнул люк и упал на него сверху. Что за неведомая хреновина? А если это тварь вылезет ночью из своего подземелья? Нужна растяжка! Я сгонял в оружейную, прихватил пару гранат и моток лески. С опаской приподнял тяжелую крышку, направил дуло Сайги в черную глотку колодца. Кинуть туда «эфку» что ли? Но я ограничился лишь несколькими выстрелами в холодную тьму. Вроде никого. Установив гранаты, я не почувствовал полного облегчения. Заварю-ка нахрен этот люк! По дороге в кладовку за сварочником, столкнулся с Леной.


– Ты что не спишь? Что-то случилось? – зевая, спросила она.

– Нет, – как можно более спокойно ответил я. – Ты сама чего вскочила?

– Ну, я услышала шум и проснулась, а тебя нет…

– Да просто труба засорилась, надо было прочистить… иди в постельку, я скоро приду.

– Ну, хорошо, – улыбнулась. – А в туалет можно сходить?

– Конечно, я уже все сделал. – Шлепнул ее по попке. – Иди.

– А ты знаешь, – она обернулась в дверях, – мне такой сон, короче, приснился…

– Все, иди! Потом расскажешь!

– Совсем даже не хочет со мной разговаривать… – пробубнила себе под нос, но, слава богу, ушла.


Притащив сварочный аппарат на 220, и электроды, я принялся варить. Аккуратности и толщине получившегося шва, мог позавидовать даже профи. Я устало стянул маску и полюбовался результатом труда. Клево получилось. Но прежде чем отправиться в постельку к Лениным сиськам, принес несколько коробок тушенки и сложил на крышке люка. Хрен теперь кто тут вылезет.


Когда поднялся в комнату, Лена уже снова дрыхла. Я даже завидую ее беззаботности. Прилег рядом, стараясь не будить. Главное, я сделал все для нашей безопасности. Можно и поспать… да только хрен усну теперь! Родной и уютный Схрон теперь не кажется надежным. Непонятная чертовщина творится внизу, по лесу шныряют бандиты Сергеича. Я встал, прошел на кухню и налил полный стакан водки. Резко замахнул, выдохнул, закусил остатками каши прямо из кастрюли. Как в западне, блин!


Минут пять напряженно думал. Ладно, хер с ним с подземельем, это проблему оставим на потом. А вот насчет внешней безопасности… в принципе, можно, и даже нужнее ее усилить. У конце концов, у меня же есть Корд. Я сходил в оружейную и, вернувшись, поставил красавца на стол. Пусть только сунутся ко мне, ублюдки, мать их… тряпочкой любовно протер грозное оружие.


Затем, одевшись, прихватил лопату и отправился наружу. Уже по привычке оценил радиационный фон. Все так же, слегка завышен, но не критично. По-прежнему метет пурга, небо посерело, скоро рассвет. Не теряя ни минуты, забрался на «крышу» Схрона, осмотрелся, прикидывая сектор обстрела. Ништяк. Я принялся копать. Нужно, пока темно, оборудовать пулеметную точку.



Глава 27


«Оттянуть вниз стопорный болт за пуговку и повернуть его на 1/4 оборота в любую сторону» – прочитал я в Энциклопедии Оружия. Могли бы и просто написать: «повернуть на 1/4...» Зачем уточнять «его»? Это же стилистически не верно. Ну, ладно, приступим. Легко сказать, но нелегко сделать. Взяв отвертку, начал сковыривать слои коррозии. То и дело приходилось наносить растворитель ржавчины. Получится ли из него пострелять? Все-таки «Шмайсер» пролежал в сыром подземелье семь десятков лет.


Я сидел в оружейной и под музыку «Раммштайна» привожу в порядок немецкий автомат, найденный в пещере. Лена наверху трудится у плиты, варит супешник. Вообще, возня с оружием здорово успокаивает нервы. А что еще нужно во время апокалипсиса? Так, сейчас попытаемся вытащить затвор из ствольной коробки. Тоже все присохло. Щедро побрызгал WD-шкой. Ну вот, ништяк. Возвратная пружина в неплохом состоянии и ударник.


Спустя полчаса, автомат стал, не как новенький, конечно, но вполне годный для стрельбы. Я начал заряжать магазин. Как там у Ленки дела? Почему не зовет до сих пор? Вдруг, какой-то металлический звук заставил поднять голову. Бам! Бам! Бам! Что за хрень? Я вытащил наушник и прислушался. Вроде, тихо. Снова вернулся к прерванному занятию… Бам! Бам! Да, е-мое! Выключив музыку, я поднялся с табурета и заорал:


– Лена! Ты чо там делаешь?

– Суп варю! – донеслось с кухни.

– А что так грохочешь? Что за стук?

– Какой еще стук? Я овощи режу!

– Ничего не слышала?

– Нет!


Я озадаченно покачал головой. И тут снова: Бам! Колени предательски согнулись. Звук раздался из бойлерной, где находится… люк в подземелье. БАМ! БАМ! БАМ! Сомнений нет, это не причудилось! Блин, кто-то или что-то ломится снизу. Но… как же мои гранаты? Почему не сработали растяжки?


– Саша, что там? Мне страшно…

Я вздрогнул и обернулся. На ступеньках стояла Лена с круглыми глазами.

– Ты тоже слышала?

Она кивнула, губы дрожат.

– Иди наверх, возьми револьвер, – сказал я, заметив, что голос мой звучит чертовски нервно. – Не бойся, любимая, сейчас разберусь.


Я примкнул магазин к МР-38 и мелкими шажками двинулся в соседнее помещение. Осторожно выглянул, держа люк на прицеле. Жуткий удар заставил ящики с тушняком подпрыгнуть, аккуратная башенка из коробок развалилась, драгоценные банки разлетелись по всем углам, словно пытаясь спрятаться. Превратившись в изваяние, я до боли сжал автомат. С жутким скрипом начал подниматься люк. Как так? Я же все отлично заварил! С диким криком надавил спусковой крючок, но чертов «Шмайсер» лишь щелкал впустую. Черт! Люк уже полностью распахнулся…


– Братка…

– Вован? – Я опустил оружие.


Десантник выглядел чудовищно. Обожженное лицо перепачкано в золе и грязи, тельняшка разодрана, пропитана кровью.

– Выручай, братка…

– Держи, руку, друган! Вылазь!


С трудом потянул, выдергивая обессиленного бойца. Вован вцепился в меня, как утопающий. Боль и отчаянную безысходность читалась в его глазах. Разбитые губы шевельнулись, вырвался крик:

– Закрой люк, ядренамать! Закрой его, нах! Быстрее, епта!

– Лена! – заорал я. – Чего встала?! Помоги!

Она подбежала с револьвером в руках, неуклюже подхватила десантника с другой стороны.

– Дура! Люк закрой!

– Да, да…


Пронзительный визг ударил по нервам. Я поднял взгляд и обомлел. Из черноты подземелий выползала мумия гитлеровского солдата. Труп поправил пилотку на черепе и распахнул челюсти в голодном оскале. В глубине пустых глазниц горели яростные огоньки.


– Любимая, назад!!! – Бросив Вована, я направил МР-38 на это исчадие преисподней.

Лена стояла и верещала, как недорезанная, мешая стрелять. Наконец, она развернулась, но ловкий труп сцапал нежное тело костлявыми лапами.

– Саша, спаси! Аааааа!!!


Все произошло в какие-то мгновения. Я ничего не успел сделать. Мертвец сдавил голову и начал сжимать, как тисками. Глаза девушки полезли из орбит, лицо покраснело и вздулось. Прощально глядя мне в глаза, она поднесла револьвер к подбородку.

– Лена, неееет!

Грохот выстрела, красный всплеск, облако дыма. Торжествующе зарычав, мертвяк и отшвырнул обезглавленное тело моей ненаглядной. Красивые ноги, мелькнув напоследок, исчезли в колодце. Оттуда, один за другим, полезли, клацая зубами, скелеты в военной форме Третьего Рейха.


Я треснул автомат об стену и вновь нажал спуск. Есть! Шмайсер злобно плюнул огнем. Длинная очередь пронзала иссохшие тела, но пули не причиняли вреда. Скелеты стеной надвигались на нас с Вованом…


– Братка, пристрели меня, блять, пожалуйста! Убей меня, нах! – взвыл ВДВшник.

– Хорошо, дружище! Прощай! – выстрелом в лоб я исполнил просьбу.


Развернув автомат, направил на себя. Лена, Вован, увидимся в раю. Сухой щелчок осечки обломал мой прекрасный план. И тут же хищные лапы вцепились со всех сторон, полусгнившие зубы впились в мою плоть, терзая и отрывая куски мяса. Аааааа!..


…С воплем я вскочил с постели, перекатился, схватив Сайгу, стоявшую у изголовья. Все тихо. Бляха… опять этот гребаный сон. Облегченно вздохнув, я вытер лоб. Пот в три ручья…


– Что случилось, зая? – сонно пробормотала Лена, приподнявшись на плече.

– Ничего.

– Ты уже заколебал меня будить!

– Прости, любимая.

– Опять плохой сон?

– Да.

– Я же говорила, ты слишком много пьешь…

– Да при чем тут это?

– И сидишь все время дома, бездельем страдаешь. Сходи лучше на охоту, надоела эта тушенка уже!


Поставив на предохранитель, вернул ружье на место. Да, Лена права, чего-то я засиделся. Прошло две недели с моей спелео-экспедиции. Все это время я слонялся по Схрону, не зная чем заняться. Читал книжки, играл на компе в Фоллаут и Сталкер, но это быстро надоедало. Бухал, отчего Лена начинала истерить и ворчать. Потому, что нажравшись, прыгал на нее как похотливый орангутанг и грязно домогался. Наутро, конечно, бывало стыдно, я просил прощения, но к вечеру становилось скучно и все повторялось.


Последние три дня старался сдерживаться. Начал выбираться наружу, где, не переставая, сыпал этот долбанный снег. Забирался в вырытый окопчик, укрытый брезентом и нес вахту, высматривая разбойников. С каким бы удовольствием я сейчас пустил по ним очередь. Кстати, пулеметную точку удалось отлично замаскировать. Вернее, в этом помог снегопад. А суровое дуло Корда, обмотанное белыми тряпками, хоть и торчало из укрытия, но абсолютно сливалось с местностью. Коротать время этих унылых дежурств помогала фляжка, которую, втайне от Лены, пополнял из своих тайных запасов.


– Окей, любимая, жди! Сегодня будет свежее мяско для котлеток!

– Ну, наконец-то! – проворчала она и бухнулась на подушку, закрывая глаза.


Больше часа я бродил по лесу с Сайгой наперевес. Навалило прилично снега, в основном по колено, а кое-где проваливался и по развилку. Похоже, пора доставать лыжи. Интересно, будут ли еще оттепели? Доживем ли мы с Леной до того дня, когда наш ребенок станет бегать и кувыркаться в зеленой травке? Да. И я сделаю все для этого. Надо только взять уже себя в руки. Наметить дальнейшие действия. Решено, сегодня же вечером сяду писать стратегический план выживания.


Внезапно, я забыл про все. Обана, да это же след лося! Именно так он выглядит в книжке для охотников. Каеф, будет много мяса. Бесшумной тенью, передернув затвор Сайги, я побежал по следу. Где-то через километр выбежал на старую гать. Вот, он сохатый. Теперь ты мой, дружище.


Рухнув в снег, пополз, чтобы подобраться на расстояние уверенного выстрела. Мне удалось это. Я лежал, закопавшись в сугробе, метрах в сорока от лесного великана, и немножко позади. «Смерть тебе лось!» – почему-то подумал я. И выстрелил. Животное издало яростный крик боли и, ломая кусты, ринулось куда-то. Наверно, к себе в логово.


Я погнался за ним по кровавым следам. Сейчас лось сдохнет от ран, и я его разделаю! Однако упорный зверь не хотел умирать, он бежал и бежал по лесу, иногда оглядываясь на меня. Мне это надоело. Вскинул Сайгу, присел на одно колено и выстрел за выстрелом расстрелял. Жертва пала. Я издал торжествующий рык, подбежал, добил. Достал нож, стал резать. Запах дикого леса, крови, добычи пьянил голову. Как же это круто! Пришло осознание, все вокруг – моя территория. Я здесь царь и бог! Запрокинув голову, я пронзительно расхохотался.


В сером небе кружились черные птицы. Им тоже хотелось мяса.

Добычу перетаскаю в несколько ходок. Пусть Лена порадует сегодня котлетами.


Продолжение следует...

Показать полностью
  •  
  • 32
  •  

Схрон. Дневник выживальщика. Главы 11-13

Главы 1-5


Глава 11


Ты можешь быть мега-снайпером олимпийского уровня, но какой в этом толк, если в руках у тебя гребаная «Оса»? Остается полагаться на удачу. Сколько метров до «Лексуса»? Двадцать пять, тридцать? В принципе, достаточно, если зажигалка плюхнется где-то рядом. Я так щедро наплескал бензина, что хватит отправить прямиком к Аллаху штук пять-шесть горцев. Палец лег на скобу, я затаил дыхание.


Стоп! Внезапная мысль вонзилась, как раскаленный нож в печень. Я же оставил флэшку в магнитоле!!! А точно оставил? Убрав «Осу», быстро обшарил карманы тактических штанов и разгрузки. Нету, блин. Как теперь без музыки, без культурного наследия человечества? Что будет согревать мое сердце в условиях ужасов ядерной войны?


Переходим к плану «Б». Он только что возник в голове. Выманю всех в лес, затем по дуге вернусь к машине и заберу свое сокровище. Да, классная идея! Встав во весь рост, я радостно рассмеялся и крикнул:

– Эй, чурки! Я тут!

– Щайтан! Он здесь! – кавказцы принялись поливать лес из калашей и ружей.

Пришлось снова залечь. Когда отсвистели пули, я снова громко заржал:

– Зассали что ли?

– Эээээий, тибе писдэц, ссука! – меняя на ходу магазины, вся свора бросилась за мной.


Я метнулся что есть дури в спасительную темноту. Сзади мелькали лучи фонарей.

– Я вижю, он там!

Одиночные выстрелы.

– Нэ стрелят! Живьем рэзат будэм!


Они не отставали, словно зверье, почуявшее добычу. Блин, зачем я это затеял? Хрен с ней с музыкой, надо было просто сжечь этих черных! Краем глаза заметил раскидистое дерево справа. Зигзагом ныряю в его тень. Заметили? Хэзэ. Со скоростью ниндзя я забрался метров на пять по удобным веткам. Застыл, как могила, стараясь слиться с древесным стволом. Приближаются.


– Ти гидэ, гаундоун?

– Ищь, ссука, спрятался!


Давайте, ближе, козлы. Я вытащил из кармана лимонку, зажал рычаг и выдернул кольцо. Уже рядом… отпустил рычаг «эфки»… 501… 502… бросок! Вспышка озарила лес. Я сжался по ту сторону ствола, укрываясь от осколков. Удачно кинул прямо в толпу брюнетов! Кто-то залег, кто-то жалобно верещал, кто-то бежал обратно к тачкам. Спрыгнув на землю, чуть не споткнулся об иссеченный осколками труп в кожанке. Рядом завывает еще живой, зажав волосатыми лапами лицо.


Я поднял валяющийся калаш. АК-74, годное весло, пригодится в хозяйстве после БП. Проверил магазин, перевел на одиночный огонь. Бах! Воющий утих. Бах! Бах! Эти не шевелились, чисто для контроля. Черный громила, трахарь моей бывшей, вяло двигает конечностями. Я вздохнул печально. Какой живучий, блин. Медленно приблизился, держа на прицеле. Хоть и темно, но в глазах борцухи читается паника. Смуглое лицо кавказской национальности стало белым от страха неминуемой смерти.


– Ну что, Аллах заждался тебя, – я с усмешкой упер дуло прямо в низкий лоб.

– Эээ, брат!.. Слющий, брат, нэ убивай, пожалюста! – задрожал он.

Я молчал.

– «Лэксус» сэбэ возьми, толко нэ убивай, брат!

– Не брат ты мне, гнида черножопая, – с интонацией Данилы Багрова произнес я. Всегда мечтал сказать эту фразу.

– Всэ вы рюсские – фашисты! – заорал Халиль. – Мы вас рэазали и будем рэзать!

А вот это было обидно. Без разницы, чурка, белый, ниггер или песдоглазый япошка, я всегда готов послать 3,5 грамма стальной радости в непонятливую башку.

– Нечего было на телку мою прыгать, обезьяна! – сказал я и нажал спуск.


Щелчок. Чурка тонко взвизгнул, дернулся своей массой под моим берцем. Проклятье! Заклинило! Хотел треснуть прикладом, но зверь почуял свободу, извернулся, сбивая с ног. И рванул к машинам. Я поднялся, АК на спину, дома разберу и почищу. Оглядевшись, увидел помповик. Зашибись. ТОЗ, вроде. Дешево и сердито. Уважаю тульскую продукцию. Ну, что ж, поохотимся! Я двинулся следом.


Чурбан уже выбежал на поляну. Уцелевшие горцы завели «Хаммер» и пытались развернуться. Халиль увидал меня, выходящего из тьмы леса и, взвыв, запрыгнул в свой «Лексус». Я промчался мимо. Надо остановить тех других. Неповоротливый «Хаммер» тем временем застрял среди пней, яростно буксуя, поднимая гейзеры грязи и дерна из-под монструозных колес. Подбежав, я стрельнул в открытое окно. Кабину забрызгало красным фаршем. Ништяк, походу, картечь. Передернул помпу. Тот, что был за рулем, открыл дверь, пытаясь выскочить. Выстрел. Бездыханное тело вышвырнуло из машины.


Порядок. Я обернулся к «Лексусу». Чурка уже сидел за рулем. Ха-ха! Но ключи-то у меня. Неспешной походкой я приблизился, морщась от вони бензина и дерьма. Кажется, черный обделался.

– Флэшку! – велел я.

– Ээээ… чито?

– Флэшка в магнитоле! Дал мне!

– Нэ стрэляй! Пажалюста!

– Не буду стрелять.– Я положил заветную флэху в карман и закрыл на молнию.

– Отпустищь, эээ?

– Конечно. – Швырнул ключи в открытое окно.


И, не оборачиваясь, двинул прочь. Надо собрать оружие с убитых и проверить машины. Круто, пополню свой арсенал. Уже дошел до «Хаммера», когда мощная ударная волна опрокинула наземь. Поляна озарилась багровым светом. Это сдетонировали пары бензина в Лексусе. Глупый чурек стал его заводить. Кругом сыпались горящие осколки и куски того, что осталось от Халиля.

Я лег на спину и расхохотался в ночное небо.


По ходу, не попить сегодня пивка. Еще столько дел. Надо сжечь еще два авто, блин. Вытащив сначала все ценное, конечно.


В «Хаммере» я обнаружил сумку, набитую 5,45. Ништяк. Посмотрим, что в другом «Джипе». Что за хрень? Мне показалось, что авто слегка дергается. Еще кто-то внутри? Держа пушку в руках, заглянул в салон. Никого. Багажник… я с опаской приблизился, открыл и…


– Десантура!!! Никто кроме нас!!! – из багажника выпрыгнул здоровенный бугай в тельняшке и тут же растянулся на обочине.

Руки и ноги связаны скотчем. Ноздри резануло ядреным перегарищем.

– Щас порву, сучары!!! За ВДВ!!!

– Ты кто такой? – спросил я.

Чувак застыл, перестав вопить и валяться в пыли. Уставился непонимающим мутным взглядом.

– О, братка! Да ты, епта, из наших! Где это я?

– В лесу, – ответил я, срезая путы десантника.

– Хуясе! А где чехи, епта? – он восторженным взглядом оглядел поле сражения с догорающим «Лексусом». – Зашибись! Накрыли этих сук! Ты с какого взвода, братка?

– Ты успокойся, дружище, все нормально. Нет их больше. Меня Саня зовут.

– А меня Вован! – мы пожали руки. – Найдется ствол лишний? Ща зачистим тут все нах!

– Есть, – я отдал заклинивший АК.

– Че, мля, не чистили что ли? – В ручищах Вована автомат казался игрушкой. Я и сам не маленького роста, но едва доставал до плеча.

– Трофейный, – я вытащил сигареты. – Будешь?

– О, зашибись, куреха! От души, братка! – Зажав сигарету в зубах, десантник что-то быстро сделал с АК. – Заебок, терь в поряде трещетка!



Глава 12


Бывает так, что вроде бы, не имеешь ничего против человека, но хочется его послать. Казалось бы, чего проще, отправить на заветные три буквы? Ведь тебе не интересны его тупые проблемы, беспонтовые истории, плоские шутки. Одно дело, когда не хочешь обидеть, совсем другое, когда надоедливое тело имеет больше сотни кило, крепкую мускулатуру, вооружено, и к тому же с явно подтекающей флягой.


– Ты как в багажнике оказался, Вован? – Мы шли, обыскивая трупы, и собирали оружие.

– Да, ебть, приперся, значит, на сборный пункт. А мне грят, а ты кто, че тут надо? А я им, так война ж, ептать! Пришел вот, бляха, записаться в Вооруженные силы. А там хмырь такой сидит, жиром заплыл весь, как бегемот, драть его в сраку. Военник мой полистал, своими сардельками потными, мля… – Вован перевернул очередного мертвого чурку. – О, зашибись, ТТшка! И знаешь, чо он мне сказанул, Санек?

– Что? – Я забрал у другого мертвеца «Макарыч» и нож.

– А, грит, пиздуйте-ка вы нахуй, товарищ старший сержант. Я ему – в смысле, на хуй, тащ майор? Он – да вот так, типа, ты свое уже отслужил, а здесь, грит, и без тебя справятся. Ты понял, да?

Десантник склонился над следующим трупом.

– Ага.

– Я ему грю, значит, как же так? Я, блять, опытный боец, две Чечни за плечами, пять контузий, нах! А он мне, знаешь чо отвечает?

Я задумался:

– Видимо, иди нахуй?

– Сука, точно, блять! – заржал Вован. – Хотел с ноги в хлебальник ушатать, да не стал. Я ж не настолько ебанутый. Берет на кочан натянул, харкнул падле на стол и пошуровал на улицу, пока делов не натворил…

– Блин, Вован, ты что делаешь?! – воскликнул я.

ВДВшник деловито отрезал уши дохлого горца.

– Для коллекции, епта! А че такого? В Чечне всегда так делал, примета, типа, хорошая. Есть шнурок у тя какой-нить, братка?

– Вряд ли найдется, Вова.

– Хуйня, ща че-нить придумаю… О, бля, не дорассказал, короче… поехал я в центр, нервы, сука, успокоить. Забурился в рыгальню одну, взял поллитру, пельмешков… флакон быстро улетел, хуль, а злость не уходит, нах! Еще одну взял, закурил. Телефон вытащил, епт, думаю, ща обзвоню корешей-сослуживцев. Через кого, значит, документы сделать, чтоб на войну взяли… и тут марамойка эта подлетает, ну, кассирша, ебать. Орет, визжит, типа курить не положено, туда-сюда, новый закон, епт. Я грю, да шатал я в рот эти законы, на войну не берут! А она все иди нах, да иди нах. Я уж хотел втащить слегонца так, чтоб заткнулась. И так седня сходил туда, а тут снова, млять, отправляют! А она, крыса, поняла – щас схопочет – и за прилавок, прикинь, съеплась. Орет, щас хозяину позвоню, да тебя вышвырнут отсюда! Я грю, пох, звони, каракатица беспонтовая! Сижу, значит, дальше отдыхаю… думаю, вот, блять, кошелка! И так башню рвет, и эта тварь еще подлила масла в огонь! Дальше, значит, отдыхаю, никого не трогаю… тут, гляжу, заходят черные, толпа целая. Кассирша, на меня пальцем тычет, сучка. Главный ваххабит, значит, ко мне. Грит, айда выйдем, поговорить надо. Я аж обрадовался. Отчего ж не поговорить, грю, айда, нах! Хоть не зря вечер пройдет! На улице, значит, в стойку встал… ну че, сучары, кто первый, епта?! А этот щетинистый мне шокером как ушатал, меня с копыт свалило нахой! Вот он кстати!


Десантник с хрустом вдарил гигантским ботинком в заросшее до бровей лицо и принялся резать уши. Я отвернулся.


– Пришел в себя – в багажнике везут. Ну, думаю, трындец Вовану! – продолжил он эпичную историю. – Попал в чеченский плен, бляха! Как же рад был, когда тебя встретил, братка! Терь за мной должок, по гроб жизни буду обязан!

– Да ладно, Вован, ничего ты не должен!

– Епта, Саня, ничо не знаю! Десантура своих не бросает, братка! Ты так и не сказал, кста, из какого подразделения сам? Спецназ, ГРУ, ФСБ? Ловко чехов тут захерачил!

– Да не, – скромно ответил я. – Сам по себе…

– Ай, не пизди! – Вован хлопнул ручищей мне по плечу, чуть колени не подогнулись. – Гражданский что ль?!

– Я выживальщик!

– Хуясе! Че за выживальщик?

– Готовлюсь к войне, к различным катаклизмам, прокачиваю навыки выживания и владения оружием.

– Молоток, братка! Тебя бы к нам в роту в 95-м!

– Ну, я тогда еще мелкий был совсем…

– Мал да удал, нах! Дай еще сигу!

– Держи.

– А спиртяги нету? Ща бы двести грамм не помешало вмазать!


Блин, вот нюх у него на бухло. Я со вздохом снял рюкзак, вытащил аптечку и бутыль с чистым медицинским спиртом. Мне бы самому он не повредил. Денек был тот еще. Снял колпачок, протянул Вовану.

– Ты первый, братка! – сказал ВДВшник. – Так положено!

Я резко выдохнул и сделал хороший глоток. Словно напалм залили в пишевод и затем в желудок. Я раскашлялся, пуская слезу.

– Эй, братка, кто ж так спирт херачит? – добродушно усмехнулся Вован. – Надо вдохнуть вначале, чтоб пары потом выдохнуть. Хотя, мне самому пох, что спирт, что водяра, как вода идет! Зырь, епта, как десантура пьет!


Вован приложился к бутыльку, кадык заходил вверх-вниз по могучей шее. Почти весь спирт всосал ВДВшник! Вернув тару, он блаженно закатил глаза и глубоко затянулся.


– Заебок, Саня, попустило хоть малость.

– Вован, ты извини, конечно, но я подустал сегодня…

– Говно-вопрос, братка! Айда к тебе. Далеко живешь?

– Да нет, в лесу, убежище есть… – ответил я, думая в этот момент, куда убрать трупаки. Блин, зачем я ему сказал про Схрон?!

– Пусти, не в падлу, переночевать, братка! А то я в душе не ебу, как до города выбираться!

Как же мне избавиться от Вована?

– Рассказать первое правило выживальщика?

– Валяй, ептэ!

– Никому не показывать свое убежище.

– Ох, обижаешь, братка! – Десантник растоптал окурок и посмотрел недобро.

– Без обид, Вован… – блин, что же придумать? – Кстати, надо еще прибраться тут.

– Херня, щас прикопаем по-быстрому! Ладно, вижу не гостеприимный ты, Саня, не по-товарищески это, братка! Тачка, кажись, целая, уеду нах! Подскажи только, куда чо.

– В ту сторону, – показал я. – Километров через тридцать на трассу выйдешь и налево. Там еще километров сто двадцать… только не советую в город ехать. Скоро начнется ядерная война. Лучше переждать здесь.

– Хуясе! Дело гришь! Ну, его нах тогда, этот город! Здесь, блять, бункер захерчу! А пока в «Хаммере» перекантуюсь. Инструментом поделишься? Пила, топор есть?


Я горестно кивнул.

– Давай, я тебе их утром принесу. – Делать это, естественно, не собирался.

– Базара ноль, Саня! Нормальный ты корефан, оказывается! Ступай, хуль, вижу, с ног уж валишься. Я тут сам приберусь, – Вован хищно осклабился, поглядывая на мертвых горцев.


Блин, что с ними будет творить наглухо контуженный десантник? Спрашивать об этом я, конечно, не буду.


Я пожал широкую лапу с наколкой в виде парашюта и надписью «ВДВ». Пошел быстро, не оборачиваясь, а то опять увяжется и будет втирать всякую дичь. И немного мучает стыд. За то, что соврал бравому вояке. Но Вован – полный, блин, неадекват. Таких нужно долго-долго лечить в комнате с мягкими стенами. Хотя, кто знает, каким стану я сам после кошмаров и жести грядущего Армагеддона. Будем с Вованом тогда на одной волне, ухмыльнулся я.


Поскорее бы в Схрон, в чистую постельку! Как бодрый сайгак я побежал по обочине в свете луны. Спирт и адреналин подстегнули уставший организм. Охота курить, оставил всю пачку Вовчику. Трофейные стволы бьют по туловищу, но их вес приятен. Решил взять себе ТОЗ, «Макарыча» и еще один «Калаш». Пухлая сумка патронов еле влезла в рюкзак. Маловато, конечно, если воевать с АК-74. Основной запас боеприпасов в Схроне для верной подруги – «Сайги». Интересно, черные поедут искать своих собратьев? Я не прочь снова разжиться полезными ништяками.


Добравшись до нычки с пивом, закинул на плечо один ящик. С двумя уже будет тяжеловато. Но пиво надо срочно перетаскать. А то еще наткнется Вован, не дай бог! Решено, встану с первыми лучами солнца.


Схрон встретил теплотой и уютом. Первым делом направился в оружейную, разложил по полочкам добычу. Затем включил комп в гостиной, открыл экселевский файл и занес новые поступления во вкладку «оружие». Строгий учет ништяков – второе правило успешного выживальщика. Мелькнула идея погамать немного в «ФарКрай» раз уж я за компом. Но усилием закаленной воли прогнал эту мысль. Реальная жизнь, если посудить, намного круче и увлекательней.


Я разделся и залез в душ. Мощным напором загудела вода, поднимаясь из подземной скважины. Водонагреватель работает, как надо. Горячие струи смывают кровь врагов, пот и усталость. Хорошо, что заморочился с санузлом. Выживать нужно в тепле и чистоте, чтобы оставаться человеком, когда остатки людского рода окунутся в каменный век. Покончив с водными процедурами, расправил широкую откидную кровать, приглушил свет до минимума и бросил кости на ортопедический матрас. Пелена снов накрыла моментально, став наградой за первый день выживания и заряжая энергией для новых боевых подвигов.



Глава 13


Проснулся, как обычно, в шесть утра. За время подготовки и строительства Схрона приучил себя к железному режиму. Слишком много всего надо было успеть. И у меня получилось. Как же здесь тихо и спокойно. Нет орущих детей за стенкой, долбящего перфоратора, гула машин на улице. Лишь едва слышно шелестит система вентиляции. Интересно, БП уже наступил или нет?


Пока варились пельмени, сделал двести приседаний и отжиманий, поработал с прессом. Послушал радио, переключая частоты. Напряжение в мире растет, но ракеты еще не ринулись стирать с лица планеты города-миллионники. Выходит, я поторопился? Не думаю. В город точно не вернусь. Пережду здесь острую фазу. Если за год ничего не случится, можно сделать вылазку, пополнить припасы.


Торопливо прикончив кило пельменей – день предстоит тяжелый – проверил уровень заряда аккумуляторов. Все в норме. В последнее время появились умные батареи «Тесла» для дома, и я бы их конечно прикупил, но, блин, цена… Обойдусь и так. Энергосистема Схрона включает в себя, автоматическое зарядное устройство с функцией памяти, литий-ионные батареи, инвертор, ну, и сам источник питания – РИТЭГ – радиоизотопный термоэлектрический генератор. Классная штука, можно носки сушить или варежки. Работает постоянно, хватит еще лет на десять.


Когда озадачился проблемой электричества, перебрал много вариантов в интернете. На обычный генератор топлива не напасешься. Фотоэлементы дорогие, заразы, не очень эффективны в приполярных широтах, да еще и демаскируют убежище. Как и ветряк. Но потом вспомнил, на складе нашей фирмы стоит один такой списанный РИТЭГ. Уж не знаю, откуда его умыкнул босс и для чего. Но хранился он там, сколько я помню. Сделав липовую накладную, я без труда вывез массивный девайс на воровайке.


Самое трудное было протащить двухтонную, напичканную ядерным топливом хреновину и установить в Схроне. Для этого пришлось привезти бригаду бичей из города. Синегалы чуть не сдохли от каторжного труда, но за неделю дотащили, используя деревянные катки. Я руководил процессом, прикупив для этого ручную лебедку и два ящика жидкой валюты. Убивать работяг не стал. Привез их в закрытом кузове «Газели» и так же отправил обратно. Так что, вряд ли кому проболтаются о моем убежище.


Уже собравшись, хлопнул себя по лбу и спустился в оружейную. Надо ж поставить растяжку! Я открыл ящик и достал очередную Ф-1. Жаль, их так мало удалось раздобыть. Осталось всего одиннадцать штук. Зато с патронами для «Сайги» удачно получилось. Я улыбнулся, вспоминая ту поездку за боеприпасами…



Флэшбек


Московская жара терзала с напором одержимой шлюхи. После прохладных лесов Карелии, где я три месяца занимался строительством убежища, Дефолт-Сити предстал филиалом ада. Незадолго до этой поездки списался с московским комрадом Спауном с guns.ru, который обещал продать большую партию патронов для «Сайги». У нас в Петрозаводске нет нужного количества, да и продавцы в оружейных магазинах начали поглядывать подозрительно. Вот уж не думал, что так сложно купить двадцать тысяч патронов. Не известно сколько продлится грядущий БП, поэтому надо обеспечить себя боеприпасами по полной. На это я пущу остатки средств от продажи бабушкиной квартиры. Впрочем, цену камрад предложил очень интересную. Были у него какие-то подвязки с производителем. Эх, еще бы надыбать где-то гранат… я записал этот момент в телефонной записной книжке, чтобы не забыть спросить у Спауна.


До встречи оставалось пару часов, и я гулял по Воробьевым горам, попивая пивко и разглядывая симпатичных девчонок. Жаль, они все погибнут в ядерной войне, так и не познав тепло моих крепких рук. Но всех не спасти. Поэтому я твердо шагал, сдерживая порывы звериной страсти. Дело превыше всего.


Заколебали ППСники, которые то и дело проверяли документы. То ли их настораживал мой камуфляж, то ли тактический рюкзак за могучими плечами, то ли брутальная двухмесячная небритость, то ли холодный беспощадный взгляд моих голубых глаз. Хорошо, что голос разума подсказал не брать в поездку травмат и нож. Полицейские, перетряхивающие рюкзак, находили только бутылки с пивом, чипсы, НАЗ и запасные трусы с носками. Меня даже хотели забрать в отделение за распитие, но косарь, исчезнувший в жадной ладошке стража правопорядка, решил вопрос. Правда, пришлось натянуть на бутылку «Балтики» бумажный пакетик. Совсем охренели в своей Москве.


Прикончив запасы пива, я поспешил к метро. Предстояло ехать куда-то на северо-запад столицы. Спустившись на эскалаторе, быстрым шагом направился к платформе. С негодованием обнаружил полное отсутствие туалетов в подземке. Проклятье! Зачем выпил столько пива? Надо было отлить в кустах! Теперь за такую возможность я готов отдать даже пятихатку! Хотел было сделать это в дальнем конце перрона и уже направился туда, но, встретившись с грозным взглядом очередного блюстителя закона, сжал зубы и передумал. Распихав толпу, я заскочил в подъехавший вагон и ловко приземлил зад на свободное место, опередив бабку с тележкой в выцветшем старом пальто. Чтобы не слышать ее унылых проклятий, воткнул наушники и включил «Сектор Газа». Несмотря на готовый взорваться мочевой пузырь и бодрый вокал Юрия Хоя, незаметно задремал, чуть не пропустив свою станцию. Если бы сидящая рядом дева не пихнула острым локтем, когда я навалился на нее, так бы и уехал в ебеня.


Первым делом, выбравшись из подземелья, ринулся к синим кабинкам. От вони чуть не вывернуло. Стараясь не дышать, избавился от излишков пива, с тоской вспоминая запах сосновых лесов Карелии. Так, времени осталось немного. Где этот сраный торговик? Пришлось открыть «2Гис» в телефоне. Без него б точно пропал в безумном адском городе.


Спаун встретил меня на фудкорте. Этот грузный лысый мужик радостно приветствовал меня, на минуту оторвавшись от пожирания крылышек KFС.

– Угощайся, Саня! А то чето я много набрал, всю пасть уже сжег себе! – смешно «акая», сказал здоровяк.

– Благодарю, – сказал я, присаживаясь за столик. – Это должно помочь залить пожар.

Я поставил две банки пива на стол.

– Вот это в тему, – обрадовался Спаун. – Я хоть и за рулем, но с одной банки ниче не будет.

– Менты у вас злые в Москве. Осторожней будь.

– Фигня, нужно иметь к ним подход, – махнул ручищей лысый, вскрывая банку. – А ты прямо реальный выживальщик!

– Конечно, у меня и Схрон свой есть, – похвастал я, угощаясь крылышками с картошкой-фри.

– Если бы я не знал вашего брата, подумал бы, что ты собираешься устроить небольшую войнушку. Куда тебе столько патронов? Обычно берут ну… пару-тройку тысяч штук для своих нычек.

– Большой Пиздец близок, а я хочу выжить, – пожал плечами я.

– Хм, эти разговоры я слышу уже лет пятнадцать, – добродушно улыбнувшись, сказал Спаун. – Но – это твое личное дело. Как говорится, любой каприз за ваши деньги.

– У меня все на карточке «Сбербанка», – предупредил я. – Буду обналичивать, как проверю товар.

– Разумеется! Приятно видеть настоящего параноика. Только обналичивать не надо, переведешь мне на сберовскую карту, она привязана к моему номеру. Есть «Сбербанк Онлайн»?

Я кивнул.

– Ну чо, поехали тогда? Мой склад недалеко.

– Поехали, – сказал я, вытирая руки салфеткой и допивая пивас.


Пока мы сидели в кафе, на улице разразился ливень. Сверкали молнии, как батарея артиллерии долбил гром.

– Наконец-то, – обрадовался Спаун. – Хоть польет мои посевы!

– Что выращиваешь?

– Давай в машину, покажу!


Вымокнув до трусов, добежали до «Лэндкрузера».

– Нормальный аппарат, – сказал я, устраиваясь на огромном переднем сидении.

– По Москве передвигаться – самое то, – согласился здоровяк. – На обычной пузотерке хрен кто уступит. Ты, Саня, как… сильно торопишься?

– Да не, – ответил я.

Спаун открыл крышку подлокотника и вытащил здоровенный пакетище отборных шишек.

– Вот, – довольным тоном произнес он. – Зацени, какая красотень! Выращено без всякой гидропоники на подмосковной даче, натуральный продукт! Не то что эта шняга амстердамская…

Спаун от души набил трубочку и протянул мне взорвать. Я не стал отказываться, хотя и от пива было хорошо. Горячий, с цитрусовыми нотками, дым наполнил легкие.

– Прикольная штука, – выдохнув, просипел я. Лысый довольно лыбился. – Классный у вас тут сервис.

– А ты думал! – Спаун медленно выпустил синий дым. – Это у нас называется клиентоориентированный подход!


Вырулили на шоссе. Мое сосредоточенное от проблем выживания лицо расплылось в безмятежной улыбке. Даже проплывавшие за окном пейзажи Химок, доставляли удовольствие.

– А я думал, ты на машине приехал, – сказал Спаун.

– На поезде.

– Как же такую кучу патронов повезешь? Они даже в «Крузак» не войдут.

– «Газель» закажу. До Карелии.

Тут у меня в кармане дзинькнул телефон. На экране светилась напоминалка: «Спросить у Спауна насчет гранат».

– Слушай, Спаун, а у тебя есть гранаты в наличии? Ну типа Ф1 там… или РГД? – спросил я.

– Да ты вообще на голову отмороженный чувак! – захохотал он. – Какие гранаты? У меня легальный бизнес!

– А может, знаешь, где достать?

– Я хрен знает… это надо на военных выходить или на ОПГ. У меня в принципе есть кое-какие контакты…

– О, ништяк! – я обрадовался. – Пробьешь для меня эту тему?

– Постараюсь, но ничего конкретного обещать не могу.


Когда подъехали к даче, там уже ждала «Газелька». Я вызвал ее по дороге. Хозяин открыл ворота гаража, и я просто обомлел. На двух поддонах стояли ящики патронов. У меня даже ладони вспотели при виде такого богатства. Я прошел внутрь и распечатал наугад одну из коробок. Достал патрон и внимательно его рассмотрел, потом еще распотрошил, на всякий случай. Вроде все норм, порох нормальный.

– Беру! – сказал я и жестом показал водиле, чтобы тот начинал грузить.

– Давай денежку и они твои! – ухмыльнулся Спаун. – С тебя триста пятьдесят.

– В смысле, триста пятьдесят?! – я аж вздрогнул от такой наглости. – Мы на двести двадцать договаривались!

– Извини, я же писал тебе «ВКонтакте». Курс прыгает, как саранча. Что я могу поделать?


Продолжение завтра...

Показать полностью
  •  
  • 40
  •  

Схрон. Дневник выживальщика. Главы 8-10

Главы 1-5


Глава 8


504… 505… 506… Мощный рев неминуемой смерти начал стихать. Я приподнял голову. Наш прекрасный город не бомбят? Баллистические ракеты пролетели мимо? Интересно, куда? Видимо, на Москву или Питер. Ну, слава богу! Выдохнув облегченно, я поднялся и посмотрел вверх. Тьфу ты, блять! Это были не ракеты. Звено боевых самолетов. Вроде наши, «СУшки». Но все равно, тревожный «звоночек». Не помню, чтоб они вот так летали. Малость пересрал с непривычки. Хорошо, что в переносном смысле.


Толстый мент снова направил на меня автомат, сказал:

– Ключи, живо!

– Да че вы беспредел творите? Дайте проехать! – вмешался тип из «двенашки». – Щас, млять, всем хана настанет, епта!

– Сядьте в свою машину, гражданин! – сквозь зубы прошипел толстый гаец.

– Ага, щас! Дай проехать пацанчику, тебе ж дали на лапу, ментяра! Я кстати, все на телефон заснял!

– Чего?! – Усы гаишника аж встали торчком. – Телефон сюда, быстро!

Забыв про меня, он направился к чуваку в шортах. Еще два сотрудника за ним. Самое время валить. Но я не хотел попасть под очередь психованных ментов, пока буду сталкивать с дороги их бело-синее корыто. Совсем не прикольно, когда в тебя стреляют…


Флэшбэк


Сам я, после охоты прихватив с банкетного стола тарелку мясной нарезки и батл коньяка, уединился с девками в одном из номеров. Две шлюшки из Петрозаводска весь вечер отлично снимали мой стресс. Сделав несколько подходов, я уже думал завалиться спать. Но секс-марафон пробудил во мне голод, а девки, к тому же, сожрали всю колбасу. Решил спуститься в банкетный зал. Судя по шуму, веселье в самом разгаре. Лучше бы я этого не делал. Там царил полный трэш, угар и содомия! Мой прежде четкий разум отказывался воспринимать эти мерзости.


Я заорал и выбежал на улицу. Зачем я во все это ввязался? Снаружи, у бассейна, под звуки какой-то еврейской мелодии один из питерских олигархов драл Вениамина Садковича. Жесть! Я побежал прочь по дорожкам в спасительную темноту. Я, конечно, стремился к успеху, но не таким способом. Убедившись, что за мной никто не гонится, перешел на шаг. Как назло, зарядил жестокий дождь, а куртку я оставил в номере. Если бы приехал на своей тачке, можно было бы свалить домой.


Что же делать мне? В главный корпус возвращаться не вариант. На улице я быстро замерзну. Не дай бог еще подхватить пневмонию. Пройдя немного, увидел за деревьями свет. О, да это же отдельные домики! Вот здесь и перекантуемся, заперев дверь, конечно. Аккуратные бревенчатые избушки стояли в ряд. Над каждым крыльцом горит фонарь. Вообще отлично! Может и в холодильнике найдется что заточить? Да и выпить еще не помешает. Я открыл ближайшую дверь и замер.


– Да закрой ты дверь, дует же! – раздался женский голос.

– Дружище, ты или проходи, или давай, до свидания! Не стой на пороге, – сказал бородатый мужик в егерской шапке.

А здесь собралась интересная компания. Видать, тоже решили свалить от этого блядства богатых людей. На ковре лежит симпатичная темноволосая девушка. Совершенно голая. Расположившиеся вокруг мужчины используют ее, как стол для игры в карты. Помимо егеря здесь америкос, кажется из охраны Маккейна. И Стас Михайлов. Тот кивнул, как старому знакомому.

Я закрыл дверь и спросил:

– У вас тут пожевать не найдется?

– Да, конечно, угощайся, – егерь указал рукой на стол. – Тебя как звать-то?

– Александр.

– А меня Аркадий.

– Очень приятно.

– Это Стас, певец, кстати, известный. А этот чувак с белыми зубами – Стив. Нормальный пацан, хоть и пендос. А эту сударыню зовут, э… как тебя звать там?

– Вообще охренел? Людмила я. В приличном обществе принято даму первой представлять.

– Приятно познакомиться, Люда, – сказал я, накладывая в тарелку салат «Оливье». – Ты из Петрозаводска? Что-то я тебя не припомню…

– Из Питера.

– А, понятно.

– Чего, не понравилась та компания? – с усмешкой спросил егерь Аркадий.

– Да пидоры они все!

– Есть такое. Может, пулю с нами распишешь, Саня?

– Не, спасибо, в преф не играю. Сколько меня ни пытались научить, ничего не понимаю в этой мутной игре.

– Ну, молодец! Значит, целее будет кошелек.

Я налил полный стакан виски, взял салатницу и присел в кресло у горящего камина. Как же клево! Может построить себе маленький домик где-нибудь в глуши? Где никто не будет сношать мозг и заставлять заниматься всякой херней.


– Можно у вас тут музыку включить?

– Да ради бога, парень!

Я подошел к музыкальному центру и через переходник вставил свой мп-3 плеер. Выбрал последний альбом Ленинграда.

– Рашен мьюзик? – заинтересовался Стив.

– Ага. Нравится? – Как раз включилась песня про лабутены.

– Ес оф кос!

– Понимаешь по-русски?

– Нъемного, – ответил иностранец и вернулся к преферансу.


Я уже почти задремал в кресле, когда Стив толкнул в плечо. Улыбаясь, он протянул мне зеркальце с двумя дорогами первого номера и свернутую купюру в сто баксов. Я быстро втянул носом белый порошок. Офигенно. Морозная свежесть проникла в голову.

– Спасибо, Стив!

– Из Колумбия, – ответил он, подняв большой палец.

– Крутая штука.


Оказывается, они уже закончили со своей игрой. Америкос сделал музон погромче, и мы принялись отплясывать под отвязные песенки Шнура. Стас только сидел в сторонке, с печальной улыбкой глядя на наш отжиг. Мы весело смеялись, периодически шлепая Людмилу по голой жопе, когда она поворачивалась к кому-нибудь спиной. Может, удастся уединиться с ней? Делать это на троих меня как-то не прикалывало. Но похоже, егерь первый оприходует эту милую проститутку.


– Эй, Стасян! – воскликнул Аркадий. – Чего сидишь, как неродной? Спой-ка лучше ченить, ты ж артист!

– Да, пожалуй ты прав, – ответил певец, поднимаясь. – Похоже, пришло время кое-что исполнить.

Он вытащил из-под полы пиджака пистолет с глушителем и выстрелил в голову американца. Как пожарная сирена, заорала Людмила, стряхивая с сисек остатки мозгов Стива.

– Стас, ты чего? – Аркадий сделался бледный, как мел. – За что ты…

Договорить не успел, тихий выстрел Стаса отправил егеря в края вечной охоты. Третья пуля заставила умолкнуть шалаву.


Я остолбенел. Все заняло секунд пять. Стас медленно повернулся ко мне и произнес:

– Не бойся, Александр. Вижу, ты нормальный, толковый парень.

– Зачем вы их убили, проиграли в преф что ли?

– Мой имидж певца – это прикрытие. Я работаю на силовые структуры. Мне поручено собрать информацию и осуществить ликвидацию изменников государства. Мы назвали эту операцию – «Рекультивация». В данный момент началось уничтожение олигархов, предателей и преступных авторитетов. Родина возродится, умывшись кровью этих негодяев. Поможешь мне, Александр? Впрочем, выбор у тебя не велик.

– Не вопрос, Стас, или как там вас на самом деле. – Мне понравилась это затея.

– Оружие есть?

– В номере все осталось.

– Держи, – он протянул мне пистолет и запасную обойму. – Это ТТ, валит с ног любого подлеца. Целься в корпус. Пошли, будешь меня прикрывать.

– Подожди, – я перешел на «ты» раз такое дело. – А ты чем будешь стрелять?


Стас Михайлов сходил в другую комнату и принес огромный футляр от контрабаса. Когда он раскрыл его, я чуть не кончил от восторга. Певец ухмыльнулся и вытащил здоровый ручной миниган, повесил его на плечо. На другое – ящик с патронами. Оттуда тянятся пулеметная лента. Затем надел наушники и защитные очки.

– Извини, наушники только одни, – сказал он. – А это штука, ты не представляешь, насколько громкая.

– Такие сгодятся? – Я показал наушники от плеера.

– Подойдет. – Кивнул Стас. – Идем. Вали всех, кого встретишь по дороге к главному корпусу.

– Вообще всех?

– Всех. Здесь нет нормальных людей.


Мы вышли из домика. Здорово, дождь закончился. Энергия переполняла меня, наверное, от кокса. Пошли по дорожке. Я включил плеер. Заиграла песня «Ленинграда» «На танцполе».


«Субботний вечер и вот опять все пляшут,

Тут б..яди отдыхают, так, как будто пашут.»


Офигенный трек! Как раз в тему. Вдруг увидал справа в беседке какое-то шевеление. Обернулся к Стасу. Тот кивнул.


«Б..яди в шоколаде, звёзды дискотек,

Музыку в iPad’e крутит гомосек»


Я стрельнул в жирного урода в черном плаще. Второй извращенец в кожаном БДСМ-костюме завизжал и попытался скрыться в кустах. Моя стремительная пуля попала в спину, прошив гада насквозь.


«И есть ещё такой прикол:

Очень, очень мокрый пол»


Двинулись дальше. Навстречу вывалилась небольшая группа глиномесов. К домикам, видать, потопали, суки. Я быстро перестрелял их и перезарядил ТТ-шник. Мы перешагнули окровавленные тела.


«На танцполе слёзы любви и боли.

На танцполе слёзы любви и боли.

На танцполе слёзы любви и боли.

На танцполе слёзы любви и боли»


На подходе к главному корпусу пристрелил еще одного. Тот курил и отливал в бассейн, когда я заметил его. Вот так они относятся к нашей стране. Меня распирало от свершения правого дела. Из здания выскочил, видимо, охранник. Увидев нас со Стасом, он принялся доставать пистолет. Пуля остановила его замысел.


«В стразах все заразы, шмары и качки

Есть такая маза – точками зрачки.

Здесь на входе даги что-то продают,

Как в универмаге даже чек дают»


– Стой здесь! – крикнул певец. – Прикрывай выход.

Стволы его оружия завращались. Он ногой отпихнул с крыльца тело охранника, отчего тот отлетел на несколько метров. Я поразился его силе. Певец вошел в зал и раздался мощный грохот. Заглянув в окно, я просто охренел от этого ада. Стас поливал огнем. Тела разрывало на куски. Крушилась мебель, взрывались зеркала и колонны.


«И есть ещё такой прикол:

Очень, очень мокрый пол.

На танцполе слёзы любви и боли.

На танцполе слёзы любви и боли»


Резко все стихло. В зале не осталось ничего живого. Еще вращались раскаленные стволы минигана. Стас обернулся и показал мне большой палец. И тут из одной из дверей выскочил сам Маккейн с автоматической винтовкой! Я не успел даже крикнуть спецагенту об опасности. Старый сенатор, хищно выпучив глаза, дал несколько очередей. Артиста отбросило назад. Разбивая стеклянные двери, он вывалился наружу.


«В туалете темно, но не снимешь очки,

Белым порошком измазаны толчки,

И если ты устала, то нюхни ещё немного

Вон, на стульчаке осталась жирная дорога»


Я высунулся и начал стрелять в гребаного Маккейна. Не попал. Говнюк успел скрыться. Внезапная очередь заставила нырнуть за угол.

– Не вылазь, Александр! – услышал я голос.

Я обернулся и не поверил своим глазам. Стас жив! Пули ободрали его пиджак и… лицо. Лоскуты кожи висят лохмотьями, но под ними блестит металл. Что за хрень?

– Ты что, робот что ли?

– Киборг, – ответил певец. – Ты еще не знаешь всех разработок правительства.

Заведя свою машину смерти, он шагнул внутрь. Одиночный выстрелы Маккейна заставили его лишь покачнуться. Наверно, у козла закончились патроны. В следующий миг шквал огня просто аннигилировал старого пендоса.

– Идем, – крикнул Стас. – Нужно зачистить верхний этаж.


«Есть ещё такой прикол:

Очень, очень мокрый пол.

На танцполе слёзы любви и боли.

На танцполе слёзы любви и боли.

…Слёзы любви и боли…»


***


Прогнав кровавые воспоминания, заглянул в «Лексус». Депосы отвернулись, что-то орут на чувака в шортах. Собралась толпа, слышен мат. Я сунул руку в салон и вытащил свой убийственный револьвер. Вальнуть их, что ли? Хм… ну, а почему бы и нет, в самом деле? Раз другого выхода нет.



Глава 9


Бывает, помощь приходит, когда совсем не ожидаешь. Я давно привык действовать в одиночку, полагаясь только на единственного надежного союзника – себя любимого. Но иногда, в безвыходных ситуациях, когда вариантов всего два и оба они одинаково стремные, выручают совершенно посторонние, чужие люди. Прямо как в этот раз.


Крики и матюки усилились на порядок. Оборзевшие депосы пытаются скрутить чувака в шортах. Тот прыгает, как ящерица, кусаясь и отвешивая оплеухи дорожным стражам. Кто-то пытается разнять. Я опустил револьвер. Неожиданно откуда-то вынырнул подкачанный крепыш в спортивной майке. Бита в его руках описала стремительную дугу, пухлое лицо сержанта брызнуло красным. Тип из «двенашки» резко освободился и чотко заехал лбом в харю другого гайца, пока тот снимал с плеча АКСУ. Третьего радостно поглотила разъяренная толпа. Сочные удары и выкрики оборотней в погонах приятно ласкают слух.


Я усмехнулся и сел в тачку. Надо спихнуть с дороги ментовский пепелац. Стоп! Бля! А как же мои шестьдесят касиков? Рванул было, чтоб забрать бабки, но… лезть в это людское месиво? Ну его нахер. Времени и так осталось немного. Я жопой чую, отчет пошел на секунды. А после резаная бумага не будет стоить ничего.


Завел мотор, собираясь тронуться, как подбежал чел в шортах. Дышит тяжело, весь в ссадинах, нос разбит, но лыбится довольно. На плече отобранный автомат.

– Держи, дружище! Обронил, кажись. – Протягивает мне слегка смятую стопку купюр.

– Спасибо, друг! Вообще выручил. – Я вылез из машины и крепко пожал ладонь. Мой опытный взор, конечно, уловил – купюр чуток меньше. Ну, да ладно!

– Фигня, – утер пот и кровь со лба чувак. – Не люблю просто этих сук жадных. Меня Толик, кстати, звать.

– Саня, – ответил я. – Держи, это от меня.

Открыв багажник вытащил ящик пива.

– От души, братишка, от души! – обрадовался Толик. Остальные подходили, тоже угощались.


Не теряя времени, мы все вместе сдвинули с дороги депосмобиль. Я успел заметить, ушлый Толик выдернул оттуда ментовскую рацию. Красава, блин! Тоже, поди, выживальщик.


За городом я быстро ушел в отрыв. Сначала ехал полевыми и проселочными дорогами, клиренс позволяет держать приличную скорость. Бенза полбака – должно хватить до моего убежища. Даст Ктулху, к вечеру доберусь.


Схрон… там я буду в полной безопасности. На строительство ушло полгода, куча нервов и тонны бабла. Деньги были. Для этого я продал бабушкину квартиру и дачный участок. Что меня торкнуло на обустройство лесного убежища? Я много читал литературы про постапокалипсис. Круз, Доронин, Глуховский, Беркем аль Атоми, а также десятки историй, написанных малограмотными школотронами в своих пабликах «ВКонтакте». Но это скорее следствие. А причина в другом. В свое время я получил инсайд…


Флэшбек


Безжалостный ксенон рубит мокрую ночь, как острый тесак палача. «Кайен» хищно скользит по таежной дороге, басовито ухмыляясь турбированным движком, мелькают темные ели, на заднем сиденье позвякивают стволы. А я в тихом шоке пытаюсь осознать, что же, блин, произошло полчаса назад?


После зачистки турбазы Стас Михайлов согласился подкинуть до Петрозаводска. Очень любезно с его стороны. Я был без тачилы. Хотя… «зачистка» – не подходящее слово. Чертово, мать его, кровавое, сука, мочилово – так правильней. Стас, или кто он там, назвал это «Рекультивацией». Что же теперь делать? Сложный вопрос. Я ведь отправил в преисподнюю своего босса. И всю пиздобратию, что крышевала этот беспонтовый биз. Во что же втянул меня артист-оборотень? По-любому, придется увольняться.


Я покосился на Михайлова. Тот ловко крутит руль, совершенно не проявляя беспокойства. Блики от приборной панели сурово играют металлом на лице, иссеченном очередью Маккейна. «Интересно, певцы страхуют свои рожи?» – мелькнула странная мысль. У гаишников будут вопросы, если остановят. Пиздец, как много вопросов. Отогнул солнцезащитный козырек… чуть не заорал! Вот жесть! Из небольшого зеркальца на меня глядел какой-то чикатило в маске из спекшейся крови. Да, вспомнил: меня забрызгало, когда ходил в номер за «Сайгой» и револьвером. Чувак со спущенными штанами выскочил из-за двери, медленно засовывая руку под полу пиджака. Не стал уж разбираться, пендос это или просто гей. В упор прострелил горло мерзавцу. Воспоминание прогнал с трудом.


– Стас… – позвал я. Блин, голос, как у ожившего трупа из морга.

– Чего, Санек?

– Есть попить?

Певец пошарил, откинув подлокотник.

– На вот.

Словно верблюд, добравшийся до источника в оазисе, я присосался к банке «Рэд Булла». Химически-сладкий напиток принес облегчение. Какой кайф.

– Оставить тебе? – спросил я.

– Нет.

– А, извини… ты, наверно, питаешься от сети. На 220 или 380?

– Не совсем, – Стас усмехнулся уцелевшей половиной рта. – Модели моей серии потребляют пищу. Только качественную. Не из «Пятерочки», конечно.

– Понятно. – Я допил энергетик, опустил стекло, пустую банку унесло встречным потоком. – А ты… ну это… бухаешь? Что пьешь? Элитарные напитки, наверно?

– Дистиллированную воду. – Мне послышалась в голосе киборга нотка печали. – Во-первых, от психоактивных веществ может произойти программный сбой. А во-вторых, по легенде я артист. Мне нельзя разочаровывать своих сорокалетних фанаток.

– Не в обиду, Стас, но мне кажется, твои поклонницы получат преждевременный климакс, только взглянув на твое простреленное терминаторское лицо. – У меня трудом получилось сказать без смеха.

– Ерунда. – Стасик невозмутим. – Обычно, за ночь регенерирует.


Он приоткрыл окно, нажав кнопку. Ветер затрепыхал державшийся на соплях лоскут кожи в районе щеки. С неприятным звуком Стас Михайлов оторвал его и выкинул из салона. Бля, вот нафига он это сделал? Съеденные на банкете ништяки запросились наружу. На секунду показалось, что все это сон, необычный кошмар, яростно-реалистичный бэд-трип. Но я не стал развивать эту мысль. Даже если и так. Надо думать позитивно, иначе сознание провалится в ужасающий калейдоскоп инфернальных галлюцинаций. Выудив из кармана мятую пачку, прикурил. Пусть никотин подлечит истерзанные нервишки.


– Дай и мне курнуть, – попросил Стас.

– А тебе разве можно? – Я раскурил еще одну сигу, протянул певцу.

– Сигареты – можно. – Михайлов смачно затянулся и выпустил дымную струю сквозь зубы. – Официально, конечно, нет.

– И много вас таких?

– Достаточно. Почти всю эстраду Минобороны заменило на боевых андроидов.

– Да ну нах! Не может такого быть!

– А ты думаешь, почему они не стареют? Не замечал?

– Точно ведь, блин! Замечал… – я задумался. – А настоящих куда дели? Ликвидировали?

– Ты чего, Санек? – поднял брови Стас. – Ликвидировать заслуженных артистов? Мы же не звери!

– Извини, Стас, – мне стало немного стыдно.

– Все живы-здоровы. Живут в отличном санатории, на отдельном острове, что в… кхм… Карском море.


Я тихонько засмеялся, но вдруг, паршиво кольнуло в сердце. Спросил, глотая ком:

– Значит, и Серега Шнуров тоже?

– Что «тоже».?

– Ну, робот?

– Нет! Если андроид попробует то, что употребляет Шнур… боюсь, не спасет даже форматирование диска. Заменили только попсовых артистов.

– Ништяк! – Это новость чертовски меня обрадовала. – Кстати, чего мы без музычки едем?

– Радио тут не ловит, – Стас пощелкал на руле кнопки настройки радио. – Но. В принципе, если хочешь, я и сам могу спеть.

– Не-не-не! – вздрогнул я, вытаскивая плеер. – Сейчас подключим нормальное музло. Или только свое слушаешь?

– Я, конечно, прекрасный исполнитель, – скромно признался Михайлов. – Но, так и быть, включай. Надеюсь, это не рэп.

– Это «Ленинград», дружище!

Нажал кнопку, аудиосистема отозвалась богатым звучанием духовых инструментов и шикарным вокалом солистки «Ленинграда»: «Ты просто космос, Стас! Ты просто коооосмос!..»


Начало отпускать, в голове утихали выстрелы ТТ, грохот минигана, тявканье автоматических винтовок, охотничьих ружей и вопли умирающих врагов. Я расслабленно откинулся в кресле. Стрельнув очередную сигарету, Михайлов выкрутил громкость до отказа.


Проснулся, когда Стас резко остановил машину возле моего подъезда.

– Спасибо, что довез, – сказал я.

– Тебе спасибо за то, что помог на базе, Саня.

Пожал его протянутую крепкую ладонь.

– Меня за это наградят? – В связи с предстоящим увольнением лишняя денюжка совсем не лишняя.

Стас покачал бортовым компъютером:

– Исключено. По инструкции я вообще должен был тебя устранить, как нежелательного свидетеля. Но ты нормальный пацан, так что живи. Надеюсь, понимаешь, что болтать об этом не следует?

– Блин, и что мне теперь делать?

– Скройся и не отсвечивай.

– Блин… у меня кредит еще за тачку не закрыт.

– Забудь! – отмахнулся Стас. – Скажу по секрету, мы на пороге войны. К новогодним корпоративам все предатели Государства будут уничтожены. Запад запаникует, что Россия наберет былую мощь. В это период можно ожидать всего. Вплоть до ядерных бомбардировок.


Я представил испепеляющий Армагеддон, рвущий беззащитную планету, и неприятные мурашки пробежали по спине.

– Они охренели совсем! Я тогда запишусь в армию! В спецназ или десант!

– Не советую, – печально сказал Стас. – Регулярные войска, скорей всего, будут уничтожены в первые минуты конфликта.

– Так что мне делать? – повторил вопрос я. – Сидеть и ждать, когда на голову свалится атомная бомба?

Киборг щелчком отправил сигарету в окно, серьезно посмотрел мне в глаза и произнес:

– Готовиться. Строй убежище в тайге. Подальше от населенных пунктов. Делай запасы продуктов, оружия, боеприпасов. В интернете найдешь, что и как. Тренируйся. Когда закончится острая фаза, когда перестанут пылать руины разрушенных городов, выжившие создадут новую армию, восстановят русскую землю и понесут огонь возмездия по всему миру. Ты готов, Санёк?

– Ну, естественно! – Мне понравилась эта затея. Наконец-то в жизни появился какой-то смысл.

– Тогда прощай. Вряд ли еще пересечемся.

– Прощай, Стас!


Я вылез из тачки, посмотрел на потихоньку светлеющее небо. Мирное небо – как это офигенно, если подумать. Вздохнув, открыл заднюю дверцу, забрал оружие. Повесил «Сайгу» на плечо, крутанул тяжелый барабан револьвера и сунул за пояс. Махнув рукой, Стас дал по газам, шлифанули большие колеса, черный «Порш» умчал вдаль. Хотел было закурить, но вспомнил, что оставил пачку с двумя штучками государственному андроиду.


Поднявшись домой, повесил карабин на вешалку в прихожей, разделся. В ванной с остервенением принялся мыть руки и лицо. Когда поднял глаза к зеркалу, не узнал прежнего Санька, менеджера-раздолбая. Суровое лицо в потоках крови врагов. Тяжелый, как монолит, взгляд. Яростная усмешка. На меня глядит настоящий воин Апокалипсиса и спаситель человеческой расы, как минимум.


Вот так вот я изменился благодаря встрече со Стасом Михайловым.



Глава 10


Да, в моем прошлом много нехорошего. Много грязи. Того, что следует забыть и не вспоминать. Порой сомневаюсь, а что было на самом деле? Ведь такой бред. Но именно прошлое сделало меня таким. Готовым к БП. Беспощадным воином. Хотя, я в принципе, духовный человек, не быдло. Читаю книжки, слушаю не только Шнура и «Сектор Газа», но и классическую музыку. Моцарта, например, или этого, как его там… Вагнера! Я свернул на заросшую просеку и проехал сколько возможно. Все. Мой первый день автономного существования. Пожалуй, сегодня накидаюсь.


Сперва выгрузил, ящики, кейсы, упаковки и полторашки драгоценного напитка. Перетаскал все добро в кусты неподалеку. До Схрона около двух километров. Дня за три перетаскаю. Я взглянул на уже изрядно побитый «Лексус». Надо что-то делать с ним. После БП все равно превратится в металлолом. Поначалу я, конечно, обдумывал вариант с колесами… но при здравом размышлении отверг этот план. Рыскать по округе в поисках топлива, рискуя нарваться на банды обезумевших людей? Рисковать жизнью, чтоб прокормить кусок железа? Да нахрен это нужно! Мой вариант – крепкие ноги. А когда наступит ядерная зима – лыжи.


Закинув пару ящиков на свои могучие плечи, я потопал к убежищу. Туда не вела ни одна тропка. Каждый раз, направляясь к Схрону, я прокладывал новый маршрут. Утоптанная тропа привлекала бы внимание грибников или охотников, а после Армагеддона и кого похуже. Да, тяжко, да, приходится перелазить через поваленные стволы, продираться через подлесок, зато никто не выведает мое убежище! От этого сердце переполнялось радостью. Плюс тренировка на свежем воздухе. Только благодаря заброске оборудования и припасов, у меня появилась такая рельефная мускулатура. Чтоб было легче нести, выпил литра полтора по дороге. Сил заметно прибавилось, как и настроения. Но вот ящики как будто прибавили в весе.


Наконец, поднявшись по склону, очутился на полянке перед Схроном. Последние сотни метров шлось легко. Кругом сосновый бор, вместо подлеска приятный пружинящий мох. Вот я и дома!


Бережно поставив ношу, я внимательно проверил свои метки. Тонкие ниточки на подступах к поляне оставались целыми. Подойдя к небольшому пригорку, присел и внимательно порыскал взглядом. Старая подружка Ф1, приветливо улыбалась из травки. Аккуратно обезвредил растяжку, гранату в карман. Затем, сдвинув дёрн, нащупал дверную ручку, с силой потянул. Герметичная дверь на хорошо смазанных петлях распахнулась, приглашая хозяина домой, в убежище.


Включив свет, замер. Никак не могу налюбоваться прекрасным убежищем. Сколько средств и труда вложено… мой Схрон – это не грязная нора, набитая оружием и тушенкой. Хотя это тоже имеется с запасом на долгие-долгие годы. Вообще, здесь все, что нужно для комфортной жизни. Приятная глазу отделка, просторная комната, холодильник, кухня, водопровод, санузел с ванной и унитазом, компьютер, книжки с фантастикой. Еще две комнаты на нижнем уровне – оружейная и склад продовольствия.


Я занес ящики с пивом и поставил в прихожей. В комнату проходить не стал, чтобы не пачкать ковёр. Прихватив еще баночку, я вышел на порог и закурил. Красивый тут вид. Океан безбрежного северного леса, пылающие облака, подсвеченные закатным солнцем. Напоминает ядерный взрыв. Красиво. Пожалуй, успею сделать ходку до наступления сумерек.


«Сайгу» я повесил на крюк в прихожей. Зачем таскать лишний вес? Подумав, положил револьвер на трюмо. Он, в общем-то, нифига не легкий. Растяжку тоже не будем ставить. Это уже будет перебор с паранойей. За час-полтора моего отсутствия, вряд ли сюда забредет двуногий хищник.


Издав клич индейца от переполняющих чувств, я спортивной трусцой попрыгал вниз по склону. Все еще не могу поверить, что наконец-то один. И это прекрасно! Вонь, шум, ложь и алчность больших городов позади. Только я и дикая природа. Уверен, мы станем хорошими союзниками.


***


Выбравшись к дороге, осмотрел свое добро. Все на месте. Никто не тронул драгоценные упаковочки. Ну, кроме муравьев. Через листву кустарников мрачно поглядывает «Лексус». Блин, опасно его тут оставлять. Мало ли что… могут напасть на мои следы. Кто? Да кто угодно! Самый вероятный вариант – армейский патруль. Может даже с обученными на поиск псами-нюхачами. Тогда точно загребут в армию, а это не входит в мои планы на ближайшее время.


Идея родилась моментально. Сжечь его нахрен. Не здесь, конечно. Отогнать на несколько километров по дороге. Надо только слить немножко бензика. Можно перелить в полторашку из-под пива. Для этого придется выпить. Не выливать же добро? Торопливо глотая «Очаковское», завел мощный мотор. Ну, поехали! Жалко, конечно, сжигать этого красавца. Трофей, как-никак! Но что поделаешь – суровая необходимость выживания.


Проехав километров пять по дороге, съехал на широкую вырубку. Вот здесь нормально. Сейчас зажжем не по-детски.


Чтобы лучше горело, я пособирал вокруг сухие ветки, куски бересты, щепки. Щедро накидал в роскошный салон. Порядок. Теперь сливаем бенз. Открыл крышку заливной горловины. Блин, что ты делаешь, Санек, это же не твоя «Нива»! Здесь такой фокус не получится! Да и шланга нет. Может, просто запалить внутри костер? Отделка, пластик – быстро вспыхнет. А там и бензобак точно рванет.


А если не рванет? Я не могу тут ждать, слишком опасно, еще кто-нибудь поедет мимо. Менты, егеря, или армейцы… Так, но есть же другой способ слить топливо! Что-то сразу не догадался, с пива наверно. Открыв капот, я скинул шланг обратки, потом завел движок и подставил пустую бутыль под журчащий ручеек. Так всегда делал водитель шефа на прошлой работе.


Тара наполнилась быстро. Я щедро оросил горючкой внутренности салона. Пусть наполняется парами, это хорошо. Еще бы добавить снаружи. Топливо все так же хлещет. Под машиной уже лужа. Ништяк. Я снова наполнил пластиковую бутылку. Затем, забравшись на крышу, начал поливать и там. А уже порядочно стемнело. Как же ярко сейчас полыхнет! Запишу на телефон это фаер-шоу. На «Ютуб», конечно, не залить. Зато можно пересматривать долгими вечерами, когда настанет всеобщий Пипец…


Неожиданно яркий свет фар высветил мою беззащитную фигуру на крыше «Лексуса». Две машины, «Джип» и, кажись, «Хаммер», блин… я уже спрыгнул, но стопудов, засекли меня. Точно. Первый автомобиль резко затормозил и начал съезжать на поляну. Второй остановился на дороге. Из «Хаммера» стали выскакивать люди. Гортанные выкрики. Я без труда узнал массивную фигуру в свете фар. Тот, сука, чурбан – хозяин «Лексуса». Бежать, нах! Как они меня нашли?!


– Эээээй, сука, стой! Иди сюда, сын ищака! – заорали вслед.

Но я уже шмыгнул в защитную темноту леса. Загрохотали выстрелы. Совсем рядом что-то просвистело, маленькое и смертоносное. Я залег под широким стволом поваленного дерева.

– Вихади, гаундон! – я узнал голос нового парня своей бывшей. – Я твой бащка отрэжу! Гдэ ти там прячэщься, э?

Я лежал не шевелясь. Новая очередь хлестнула по опушке. На меня свалилось несколько перебитых веток.

– Ти гидэ, сука?! Вихади! Я твой рот имэть буду!

– Халиль, ти успокойся, э! – вмешался второй абрек. – Ищь, в лэс сбижаль он, ссука!

– Я Аллахом поклялся, чито атьимэю его рот! – заорал сын Кавказа.

– Пассматри, ищь, как тэмно, Аллах не увидит! «Лексус»-шмексус твой нащли! Паехали в город!


Я медленно высунул сосредоточенное лицо из-за дерево. Ништяк, они сваливают. Переругиваясь на своем неприятном наречии, южане принялись выбрасывать из машины ветки и палки, что я накидал. Надо бы бежать потихоньку. Но я понимал, что дети гор не прощают смертельных обид. Наверняка, еще сунутся сюда… если… если только их не припугнуть, как следует. Да так, чтобы забыли, гады, дорогу в этот лес.


Вытащив из кобуры «Осу» с последним зажигательным патроном, направил на черные фигуры, суетящиеся возле «Лексуса».


Продолжение следует...

Показать полностью
  •  
  • 32
  •  

Голоса в заброшенном бомбоубежище

в

Стертые ступени уводят нас вниз. Почти сразу мы упираемся в гермодверь. Она открыта, но нижняя часть тонет в воде. Мы были готовы к этому, поэтому переодеваемся в сапоги и попадаем внутрь. Вокруг темнота, сырость и тишина. По убежищу разносятся волны и плеск воды, давно тут не было людей. Со временем глаза свыклись с темнотой, а мозг начал фильтровать звук воды. И тут вдруг через прибрежные звуки послышались голоса.

Мы сразу замерли, и погасили фонари. По мере успокоения колебания воды, звуки голоса становились более отчетливыми. Речь доносились изнутри убежища.

Голоса в заброшенном бомбоубежище Ижевск, Удмуртия, Глазов, Заброшенное, Бункер, Убежище, Urban, Урбанфакт, Видео, Длиннопост

Но тут никто не мог находиться, в сырости и темноте. Мы по-прежнему не двигались с места. Вода совсем успокоилась, стало хорошо слышно, что источник звука находится в соседней комнате. Вслушавшись мы начали различать отдельные слова. «Пшш… миллион, миллион, алых роз…». Невозможно описать какое недоумение мы испытали в этот момент. Стало понятно, что источник звука не живой человек, а разговаривает радио. Мы сразу отправились смотреть. Оказалось, среди общего хаоса, внутри утопающего бомбоубежища, стоит обычное радио подключенное в розетку, и одиноко вещает эфир. (Можно увидеть его на трубе сверху). Успокоившись и поняв, что неожиданная встреча нам не угрожает, под ретро фм, мы отправились исследовать убежище. Бункер раньше был необходим для обеспечения связи в случаи ЧС.

Показать полностью 14 1
  •  
  • 102
  •  

Fallout. Кошелек.

в

Итак, продолжим. На этот раз работа по вселенной Fallout.

Fallout. Кошелек. Fallout, Убежище, Кожа, Кошелек, Тиснение по коже, Длиннопост, Рукоделие без процесса
Показать полностью 6
  •  
  • 56
  •  

Серия Fallout: Эволюция комбинезонов Убежища (Часть 1)

Помимо Ядер-Колы, когтей смерти и Силовой брони, одним из самых известных символов Fallout являются Убежища Волт-Тек с их комбинезонами. Этот дизайн знаком всем, кто играл в эти игры - синяя одежда с жёлтой каймой под которой находится застёжка-молния. Ну а номер Убежища на всю спину является наверное наиболее обязательным атрибутом костюмом.


Но время идёт и изменяется дизайн игр. Хотя комбинезон в своей сути не меняется, изменений в играх всё-таки было достаточно.


Я предлагаю вам взглянуть на то, как менялся комбинезон из серии в серию.

Fallout: A Post-Nuclear Role-Playing Game (1997) и Fallout 2: Post Nuclear Role-Playing Game (1998).

В первой игре серии комбинезон Убежища 13 является "начальной бронёй". Снять его нельзя, так как он является элементом модели героя. В Fallout 2 всё точно так же, но при этом чтобы получить костюм, вам придётся пройти Храм Испытаний. До него Избранному придётся ходить в обычной одежде дикаря.


А теперь, о дизайне. Комбинезоны Убежища в первой и второй части облегают всё тело носителя. Материал костюма - тонкая ткань. Жёлтый пояс комбинезона соединяется с каймой, и выглядит нарисованным. Однако, на арте игры пояс является объёмным.


Единственный номерной комбинезон в первых двух частях - это комбинезон Убежища 13. В Fallout 2 также появляется вариант без номера, но только у жителей Убежища 8 и у граждан Анклава.


Арт на загрузочном экране. Женщина и мужчина в пустошах. Примечательно то, что это изображение было использовано в технической демоверсии игры.

Показать полностью 20
  •  
  • 148
  •  

Самое страшное убежище

в
Самое страшное убежище Fallout, Убежище, Юмор, Игры, Компьютерные игры, Маркетологи, Длиннопост
Показать полностью 4
  •  
  • 420
  •  

Огромные подземные цеха на случай войны.

в

Уральские горы хранят в себе не мало тайн. Вот и Златоусте(Челябинская область) прямо в скале нашлось огромное убежище, куда в случаи войны должно было переноситься производство. Не знаю как себя чувствует сам завод, но убежище давно заброшено, да и территория возле него не выглядит рабочей. Взгляд снаружи дал понять, что это будет очень крупное убежище. Большой вход был перегорожен массивной гермодверью, которая оказалась закрытой. Пришлось искать другой способ попасть внутрь. Пройдя метров 300 вдоль скалы, в которой находилось убежище, нашли следующий вход. Если бы мы продолжили идти, то примерно через такое же расстояние наткнулись еще на один вход. Итого, 3 входа\выхода, примерная длина убежища 600 метров.

Огромные подземные цеха на случай войны. Заброшенное, Убежище, Подземка, Урбанфакт, Видео, Длиннопост
Показать полностью 19 1
  •  
  • 443
  •  

Карта убежищ из всех частей Fallout

в
Карта убежищ из всех частей Fallout
  •  
  • 65
  •  

"Прячем собак от тайфуна в Гонконге"

в
"Прячем собак от тайфуна в Гонконге"
  •  
  • 2874
  •  

Монастыри Метеоры в Греции

Монастыри Метеоры в Греции
  •  
  • 407
  •  

Сотни игровых автоматов спрятанные в советском зищитном сооружении!

Были наслышаны что в наших краях есть убежище забытое и никому ненужное. Найти его было не трудно. Забив на то, что можем спалится из за шума, в прямом смысле стали шатать гермодверь. Грохот металла, отлетающая в лицо ржавчина и затопленный предтамбур не были нам преградой. Около полутора часов мы расшатывали ее, но все безрезультатно. После перекура из последних сил мы продолжали ломать дверь и сломали... После громкого щелчка отломившейся изнутри сварки она распахнулась.


Предприятие на территории которого располагалось убежище, в плане хабара было непредсказуемо. Но что мы там увидели, думаю не у каждого такое попадалось.

Сотни игровых автоматов спрятанные в советском зищитном сооружении! СССР, Убежище, Длиннопост, Игровые автоматы
Показать полностью 9
  •  
  • 177
  •  

Нашлось убежище 17!

в
Нашлось убежище 17!
  •  
  • 119
  •  

Про "беженцев" в Германии

в
Про "беженцев" в Германии Германия, Политика, Убежище, Кризис, Преступность, Длиннопост

Многие спрашивали меня на эту тему. Я не особо хотел об этой теме писать, так как она обширная и уж если я буду о ней писать, то (как истинный немец) должен это делать основательно. Скорее всего будет несколько частей. Постараюсь не использовать мой фирменный французский. Пруфами заваливать пост (или посты) особо не буду. Кидать на немецкие сайты толку нет, а искать в переводе задолбаюсь. Будет чуточку моего видения сей ситуации.

Коротко о ситуации
Думаю всем известно что с конца 2014-го года Европу захлестнула волна так называемых "беженцев". В Германию в общей сложности прибыло официально 1,6 миллионов (данные BAMF), а если накинуть незарегистрированных, то число стремиться к 2-ум миллионам. Пик притока пришёлся на 2015 год. Они продолжают прибывать в районе 200 тысяч в год.

Показать полностью
  •  
  • 1159
  •  

Немного о Убежище 76 из нашумевшего ролика от Bethesda

в
Немного о Убежище 76 из нашумевшего ролика от Bethesda Fallout, Fallout 76, Bethesda, Убежище, Убежище 76, Игры, Рассуждения, Длиннопост

Итак, как всем нам известно - Bethesda показала на своём офф-сайте зашибенный ролик! Место действия - Убежище 76...

(Линчатина на ролик для желающих: https://bethesda.net/en/article/679r4grSp2IckQk4Ac2yKO/fallo... )

А что же нам известно про само Убежище 76?

Показать полностью 3
  •  
  • 593
  •  

Заброшенный Командный Пункт тыла Черноморского флота в Крыму

в

Заброшенный недостроенный командный пункт тыла Черноморского Флота - неохраняемый заброс в южной бухте города Севастополь. Посещение свободное, на входах достаточно грязно, но внутри мусора не так много...

Заброшенный Командный Пункт тыла Черноморского флота в Крыму Крым, Убежище, Урбанфото, Длиннопост
Показать полностью 4
  •  
  • 100
  •  

Столовское убежище

в

Что делать, если чрезвычайная ситуация застала вас на обеде!? Куда бежать, где прятаться!? Умные люди, ответственные за гражданскую оборону, предусмотрели такое развитие событий. Поэтому прямо под заводской столовой нашлось защитное сооружение способное укрыть в себе рабочую смену.

Столовское убежище Заброшенное, Бомбоубежище, Убежище, Укрытие, Зс го, Заброшенное бомбоубежище, Удмуртия, Урбанфакт, Видео, Длиннопост

Убежище получилось чистое, опрятное, но с заметными следами запустения. Уже с первых шагов понимаешь, что оно не типовое. На входе стоит три гермы, вместо обычных двух. Причем последняя маленькая, будто ее на сдачу поставили.

Показать полностью 12 1
  •  
  • 141
  •  

История Убежища 95 | История Мира Fallout Лор

в
  •  
  • 97
  •  

25 вещей, которые делают жизнь проще (посмотрите, вдруг что-то пригодится)

Лучшие вещи для жизни — те, которые просты в использовании, позволяют лучше спать, работать и в целом упрощают ежедневную рутину. Приложение Pandao до краев наполнено такими товарам, о которых вы, возможно, даже не знали, но теперь захотите себе. Одобрено Лигой лени на Пикабу (с комментариями адмодера @fromNovosibirsk).


1. Внешнее зарядное устройство с солнечной батареей

Название говорит само за себя. Батарея, которая получает энергию непосредственно от солнечного света. Она может быть полезна в поездке или когда нет доступа к электроэнергии.

ЛЛ: Спасение для ленивых людей: больше не надо искать кафе с розетками, просто сядьте на лавочку и поверните устройство к солнцу. Всё.

25 вещей, которые делают жизнь проще (посмотрите, вдруг что-то пригодится) Длиннопост
Показать полностью 24
  •  
  •