Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Танкист

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Сватовство танкиста

в
Сватовство танкиста Реальная история из жизни, Назад в СССР, Дед, Танкист, Бабушка, Любовь, Длиннопост
Показать полностью 3
  •  
  • 105
  •  

Дед Гоша и награда

в
Дед Гоша и награда Реальная история из жизни, Назад в СССР, Дед, Танкист, Длиннопост
Показать полностью 2
  •  
  • 144
  •  

Любимая профессия.

В тему наступающего праздника)

Краткая предыстория. Моя маман работает учителем русского и литературы в колледже культуры. И недавно, по стандартной программе, она задала балетному классу, написать сочинение на тему "моя любимая профессия" и один чувак отличился) если кто не понял - ниже есть расшифровка.

Любимая профессия. World of Tanks, Профессия, 23 февраля, Танкист

""Моя любимая профессия"

Хорошо быть танкистом! Я об этой профессии мечтал всю жизнь. Это очень очень интересно.

Я играл в World of Tanks и World of Tanks blitz.

Когда я вырасту, я стану гиперспортсменом по World of Tanks. Буду ходить в музей танков. Я хочу стать танкистом, я и буду быть танкистом. Но балетом я никогда в жизни не буду заниматься балетом "громкий смех""
Маман моя, тег моё)

  •  
  • 117
  •  

Принц танкодрома

в
Принц танкодрома Реальная история из жизни, Назад в СССР, Дед, Танкист, Детство 80-х, Длиннопост
Показать полностью
  •  
  • 226
  •  

Мы из Бадена

в

Со слов бабушки. То есть, дед мне это рассказывал, но я тогда маленький был. А бабушка все заново рассказала. И я вспомнил.

1949 год. Дед после танкового училища в Бершети попал в Австрию. "Покупатель" какой-то его приметил. Собирайся, танкист, поедешь к целебным источникам. И поехал дед через полстраны и пол восточной Европы к месту службы.

Ехать тогда долго было. Поездами, на перекладных. На попутках.

Приехал на место, в город Баден, устал очень. Зашел в казарму, скинул сапоги, упал на койку и заснул. Дед всегда был двужильный, я от него слова "устал" с роду не слышал, так что он, скорее всего, полумертвый туда добрался.

А в части были фронтовики, которых оставили служить после Победы.

И вот один из них заходит в казарму и видит спящего новичка. Пятки голые торчат. Беззащитные.

Старослужащий снял ремень и -- бляхой с оттяжкой приложил. Н-на. Весело же.

Там боль такая, что электричеством простреливает от пяток до затылка. Позвоночник пылает, в глазах темно и искры.

Дед всегда был резкий, обид не спускал. Дед от боли подскочил. Старослужащий усмехается: наказал салагу. Будет знать. Не тут-то было. Дед со сна, не разбираясь, бросился на него, аки коршун и давай обидчика изничтожать. Кулаками. Со всей уральской рабоче-крестьянской основательностью. И плевать, что враг на голову выше.

В общем, прибежали солдаты с офицером, оттащили деда. Дед думает, -- ну, все. Отлетался ясен сокол. Отгляделся на австрийские горы, на белоснежные вершины, на целебные источники... Пора посидеть на жердочке.

Вызывают его к командиру. Полковник, полная грудь орденов. Дед думает -- э, сейчас меня на губу закатают, вон какой строгий. Или под трибунал. Струхнул немного, но вида не подает.

А полковник говорит: пойдешь в школу сержантов.

Дед оторопел: чего?

Полковник:

- Командиром тебя поставлю над этими варнаками. А то совсем распоясались, сладу нет.

Оказалось, в отделении деда одни фронтовики, сейчас с ними вообще никак не управиться, начальство ни во что не ставят, дисциплины ноль, пируют и барагозят ("выпивают и устраивают всяческие хулиганства", уральск.диалект). Сложно, в общем.

- В тебе, - говорит полковник. - Страха нету. Возьмешь их в ежовые рукавицы. А то я уже зае... устал очень. Согласен?

- Но...- это по-уральски "да".

И пошел дед в сержанты учиться.

Потом вернулся и командовал отделением. Тем самым. Сержант, командир танка Т-34-85. На старом фото очень смешно -- дед маленький, в промасленном черном комбезе, а вокруг -- рослые парни, на голову деда выше. Украинцы и один поляк. Дед говорил: я с хохлами служил. Ох и красавцы все, высокие, кровь с молоком. А поют как...

Очень дед украинские песни уважал.

Как пировать начнет, так затягивает "Ой ти Галю, Галю молодая". И другие.

А среди старых фото я нашел карточку. С фигурным обрезом, со штампиком Echte Fotografie с оборота. На фото два незнакомых красавца в военной форме, в фуражках, в хромовых сапогах. Смотрят в камеру. И подписано:

На память другу уральцу от друга поляка.

В дни нашей службы за границей.

13: 10: 52 года


=======

(с) Шимун Врочек

Мой канал на дзен


На фото ниже друзья, командиры танков (слева самоходчик). Дед Гоша -- в центре. Деду не нравилась эта фотография, мол, я здесь страшно вымотанный, сразу после марш-броска. Одни глаза остались. А мне нравится.

Мы из Бадена Реальная история из жизни, Назад в СССР, Дед, Танкист, Длиннопост
Показать полностью 1
  •  
  • 1687
  •  

Памятник в Ашдоде

в
Памятник в Ашдоде Великая Отечественная война, Танкист, Длиннопост
Памятник в Ашдоде Великая Отечественная война, Танкист, Длиннопост
Памятник в Ашдоде Великая Отечественная война, Танкист, Длиннопост
Показать полностью 3
  •  
  • 70
  •  

Получил свою обложку ручной работы! Огонь)

в
Получил свою обложку ручной работы! Огонь)
  •  
  • 31
  •  

Немецкий танкист конца войны.

в

Тигр закончен, камера ждет аккума, чтобы сделать фотки, а я тем временем, пользуюсь телефоном, чтобы показать вам первого своего смоляного солдатика от КОМБАТ.

От такой танкист с перемотанной головой.

Немецкий танкист конца войны. Моделизм, Стендовый моделизм, Модель, Сборка, Покраска, Великая Отечественная война, Танкист, Длиннопост

Итак, имеется ганс периода 44-45 года, для нашего позднего тигра торт со взбитыми сливками... подойдёт. Куртка кригсмарине (если не прав, поправьте) на циркуляр о чернении ремня уже положен болт, ремень простой.

Стоит отметить, что несмотря на цену 150р, что было дешего, пролит даже черепок и орел на кепи, как икнопочки, но недолит 1 палец, кобура(заменена) и немного сплющена голова.

Красилось грунтом сначала от Арм.пнт, затем вальехой. Ну и немного ультраматового лака от АК. (и как обычно моська не вышла)

Показать полностью 2
  •  
  • 31
  •  

Дуэль

Дуэль танкиста и боевика.Бой за школу в Джобаре.

  •  
  • 669
  •  

Уничтожить 22 танка за 30 минут. Подвиг танкиста Колобанова

Уничтожить 22 танка за 30 минут. Подвиг танкиста Колобанова Танки, Танкист, Герои, Новинки, Интересное, Факты, Война, Длиннопост

Все это было так:В молчании суровомСтоит тяжелый танк,В леске замаскирован,Враги идут толпойЖелезных истуканов,Но принимает бойЗиновий Колобанов.

Эти стихи - лишь небольшой отрывок из поэмы, которая была написана в сентябре 1941 года поэтом Александром Гитовичем в честь командира 3-й танковой роты 1-го танкового батальона 1-й танковой дивизии старшего лейтенанта Зиновия Колобанова. За месяц до этого, - 20 августа 1941 года экипаж танка, которым командовал 30-летний Колобанов, уничтожил в одном бою 22 немецких танка. Всего же за этот день 5 танков роты Колобанова подбили 43 вражеских танка. Кроме того, были уничтожены артиллерийская батарея, легковая машина и до двух рот гитлеровской пехоты.

Это произошло как раз в те дни, о которых сложилось прочное мнение: советские войска в начале Великой Отечественной войны только отступали, не оказывая врагу серьезного сопротивления. Геройские свершения Зиновия Колобанова и его подчиненных призваны развеять этот миф – Красная Армия билась летом 1941 года с фашистско-немецкими захватчиками изо всех сил.

Показать полностью 2
  •  
  • 33
  •  

Минутка самоиронии в утренних пробках

Минутка самоиронии в утренних пробках Самоирония, Танкист, World of Tanks

Знак инвалид и наклейка: [мехвод контужен] . Скорость движения и поворотов снижена.

  •  
  • 35
  •  

Panzer VIII Maus из деталей LEGO

Panzer VIII Maus из деталей LEGO LEGO, Лего кирпич, Танкист
Показать полностью 2
  •  
  • 64
  •  

С днём танкистов

9 сентября 2018 года свой профессиональный праздник отмечают танковые войска и танкостроители. День танкиста празднуется ежегодно во второе воскресенье сентября. Сам праздник возник по указу Президиума Верховного Совета СССР 1 июля 1946 года. Празднование в России на официальном уровне началось с издания Указа Президента РФ № 549 от 31 мая 2006 года «Об установлении профессиональных праздников и памятных дней в Вооруженных силах РФ». Поздравляю всех кто имеет отношение к танкостроению и службе в танковых войсках.

С днём танкистов Праздники, Танкист, Поздравление
  •  
  • 115
  •  

Мастер стремительных переправ.

Сегодня - 70 лет со дня смерти маршала танковых войск Павла Семеновича Рыбалко.

Мастер стремительных переправ. Танкист, Великая Отечественная война, Память, Командир, История, Чтобы помнили, Длиннопост

Он умер сравнительно молодым. Ему было всего лишь 53 года. Нелегкий фронтовой быт, а он ходил в передовых рядах своей 3 танковой армии в бои и руководил своими танкистами - настоящий фронтовой генерал. Гибель единственного сына-танкиста - 17-ти летнего лейтенанта Вилена Павловича Рыбалко отрицательно сказались на здоровье генерала (маршала он получил по окончанию ВОВ)...

О сыне...

Судьба распорядилась так, что будущему маршалу бронетанковых войск Павлу Рыбалко пришлось испить ту же горькую чашу, что и Иосифу Сталину и Никите Хрущеву. Напомним, что старший сын Сталина Яков попал в плен и был застрелен при попытке бегства из лагеря в 1943 году, а сын Хрущева, военный летчик, погиб в одном из воздушных боев. В начале лета 1942 года Павлу Рыбалко сообщили, что его единственный сын Вилен, тоже танкист, без вести пропал. Это произошло после тяжелых сражений под Харьковом, где после неудачного наступления части Красной Армии попали в окружение. Несмотря на тяжелые душевные страдания, Рыбалко никому из боевых товарищей и словом не обмолвился о трагедии. Написал лишь письмо жене Надежде, чтобы та сделала повторный запрос. Ответ был тот же.

И только тогда Рыбалко проговорился своему комиссару Семену Мельникову, который уже после смерти маршала написал книгу воспоминаний о нем. Вот что он вспоминал: «Однажды, сидя в блиндаже после совещания командиров, Павел Семенович заговорил: «Беда у меня с сыном, Семен, беда… Пропал без вести. » «Где?» -- переспросил комиссар. «Не знаешь, где пропадают сыновья? На войне», -- резко ответил Рыбалко. И потом, уже смягчившись, произнес: «Под Харьковом… Моя Надежда не раз просила, мол, Павлуша, возьми Вилю к себе. Но я говорил: сколько сыновей вдали от отцов воюют, а ты хочешь, чтобы хлопец по отцу шел, как генеральский сынок. Как я после этого другим батькам в глаза смотреть буду? Вот и досмотрелся… »

После разговора Рыбалко снова замкнулся в себе. Комиссар Мельников, не говоря ни слова своему командиру, лично начал расследовать обстоятельства гибели лейтенанта Вилена Рыбалко. Комиссар вел поиски более года. И когда советские войска снова заняли Харьков, стал вместе с Рыбалко ездить по селам, опрашивать местных жителей, бывших окруженцев и пленных, которых немцы содержали в лагере возле города. Только тогда картина прояснилась и выяснилось, что лейтенант Рыбалко сгорел в танке. Когда это стало известно, Павел Семенович смог произнести только одно слово: «Спасибо» -- и по-дружески обнял комиссара.

Весть о гибели сына подкосила здоровье командующего -- обострилась старая болезнь почек, начали отекать ноги. Всю войну Рыбалко проходил, опираясь на палку, брал ее даже в свой командирский танк. Суровый и скупой на эмоции, маршал стал очень чутко и бережно обходиться с молодыми ребятами из пополнения, которые прибывали в армию. Интересный эпизод вспоминал полковник в отставке Муса Гайсин (входил в экипаж генерала Рыбалко): «В сентябре нас, 117 молодых 17-18-летних бойцов, прибывших в 3-ю танковую на пополнение, готовили к форсированию Днепра. Но оказалось, что большинство ребят не умеют плавать. Видно, это дошло до Рыбалко. Вдруг видим, к командиру роты подходит низенький плотный человек и начинает его отчитывать: «Вы собираетесь утопить этих красивых мальчиков!? Немедленно отправляйтесь во второй эшелон и учите бойцов плавать!»

Один из фактов.

Комиссар Мельников вспоминал и такой случай. Уже после освобождения Киева Рыбалко с комиссаром объезжали передислоцированные на новое место части. В одном из разрушенных сел командующий увидел картину: двое пацанят лет десяти-двенадцати, закутанные в лохмотья, ковыряли ржавыми лопатами землю на выгоревшем дотла дворе. Опираясь на палку, Павел Рыбалко подошел к детям, спросил, что они копают. Ребята рассказали, что решили вырыть землянку для себя и матери, которая заболела, а то скоро зима, жить-то где-то надо. Расчувствовавшись, Рыбалко прижал худеньких грязных ребятишек к себе. Потом позвал адъютанта и приказал взводу саперов разобрать сруб, где располагался его штаб, перевезти бревна сюда и построить дом заново для этих детишек. Необычный приказ командира солдаты выполнили менее чем за сутки. И когда Рыбалко на второй день возвращался из частей, дом уже стоял.

Его называли - "Батька".

Простые солдаты любили Рыбалко. Он не панибратствовал, но мог запросто зайти в землянку к бойцам, раскурить самокруточку, потолковать по душам, за что ему дали прозвище Батька. Для новичков в армии такое общение с командующим было в диковинку. Как-то после такого душевного разговора с бойцами на следующий день Рыбалко вновь встретил их. Увидев командующего, солдаты вытянулись по стойке смирно с серьезными лицами. Командующий отдал честь и уже было двинулся дальше, но на мгновение задержался, уловив необычные нотки в поведении солдат. Когда поинтересовался, в чем дело, оказалось, что командир роты, молодой лейтенант, три дня назад прибывший в часть, отчитал бойцов за столь «вульгарное и непристойное» поведение с командующим. Рыбалко в ответ рассмеялся и велел «старикам-командирам» просветить молоденького лейтенантика о манере общения с Батькой.

Мастер стремительных переправ. Танкист, Великая Отечественная война, Память, Командир, История, Чтобы помнили, Длиннопост

Рыбалко и Сталин.

Но вот товарищ Сталин, хоть и ценил командирский талант Рыбалко, относился к нему настороженно за строптивый и прямолинейный характер. Впервые прямолинейность Павла Семеновича Иосиф Виссарионович почувствовал весной 1943 года. Тогда, после успешного завершения Сталинградской операции и тяжелых боев под Харьковом, танковое соединение Рыбалко решили расформировать. Существовала такая практика: танковые армии создавали для конкретной операции, а по ее завершении танки снова растаскивали по дивизиям и бригадам. Естественно, Рыбалко как командующий был против такого решения, поэтому вместе с комиссаром поехал в Ставку и добился встречи со Сталиным.

Вождь приготовился к встрече по-своему. На столе у него лежало уже несколько секретных рапортов о том, что в танковой армии Павла Рыбалко бойцов еврейской национальности, награжденных боевыми орденами, больше, чем в других соединениях. К тому же после тяжелых боев командующий 3-й гвардейской танковой успел раньше, чем другие, пополнить армию новобранцами… за счет призыва людей с оккупированной территории, бывших пленных и окруженцев. А, как известно, к этой категории людей Сталин относился очень негативно. Уже за одно это при желании можно было Рыбалко не то что не принимать в Ставке, а, дав ход материалам, уличить во всех смертных грехах против советской власти. Но все произошло наоборот.

Сталин принял Рыбалко и дал ему первому высказать свои соображения по поводу сохранения армии. Люди, знавшие сурового и скупого на слова командующего, удивлялись его красноречию. Он кратко, но так живописно и прямо обрисовал боевые успехи и неудачи армии, что вопрос о ее расформировании даже не поднимался. После этого Сталин задал лишь один вопрос: «Если мы вас правильно поняли, то армия уже укомплектована по штатам. Откуда же у вас люди?» Рыбалко вопрос не смутил: «Одних выручили из плена, другие пришли к нам сами с оккупированной территории… » Тут же последовал настороженный вопрос: «А вы уверены в этих людях? Уверены, что они будут хорошо воевать?» За Павла Семеновича вступился его боевой комиссар Мельков: «Уверены! Они на себе испытали все ужасы фашистов и люто их ненавидят. К тому же в армии две тысячи коммунистов и столько же комсомольцев, так что с пополнением ведется соответствующая работа». Возразить было нечего, и вопрос закрыли. Более того, с барского плеча Сталин вернул армии все изъятые части, отдал приказ о пополнении соединения раньше других новыми танками и вместо обычного стрелкового корпуса придал армии моторизованный -- большая по тем временам редкость.

Еще раз схлестнуться Рыбалко и Сталину пришлось после Курской битвы, когда в Ставке проходило совещание, подводившее итоги этого сражения. Сталин поднял вопрос о малой живучести наших танков: «Почему наши танки ходят в атаку не более трех раз, в то время как немецкие пять-десять? Что, у нас танки хуже?» Никто из командиров-танкистов не решался ответить, все видели, что вождь не в настроении. Огонь на себя принял Рыбалко. Кроме ряда причин, он назвал, пожалуй, главную: «До сих пор действует приказ наркома обороны об экономии моторесурса танков. В результате механики-водители идут в бой, имея всего десять часов вождения, в то время как у немцев норматив 120-150 часов!» Сталину ответ не понравился, и он быстро сменил тему, но все же вскоре бездарный наркомовский приказ был отменен.

"Бьюик" генерала Рыбалко.

Третьей армии Павла Рыбалко довелось дойти до Берлина, но свой боевой путь она закончила в Праге. Как известно, в этом городе немцы сопротивлялись дольше, чем в Берлине, -- бои шли аж до 9 мая. Когда город был освобожден, маршал Рыбалко въехал в него не на белом коне и не на своем командирском танке, а на роскошном американском «Бьюике». История этой машины удивительна.

По одной из версий, американский «Бьюик Специаль» попал в Германию из оккупированной Франции. По другой, машина досталась немцам в качестве трофея после столкновений с американскими войсками на Западном фронте. Как бы там ни было, ее обнаружили разведчики 3-й танковой в окрестностях Берлина. Машина была не в лучшем состоянии, но ее быстро привели в порядок и решили подарить командующему как трофей за взятие столицы Германии. Уже тогда среди советских военачальников стало модным ездить на трофейных автомобилях.

Подарок Рыбалко понравился, и он проехался в «Бьюике» по улицам освобожденной Праги. Автомобиль был очень красивый и большой. Бойцы назвали его «самым легким танком Третьей танковой». После войны эта машина еще три года служила Павлу Семеновичу верой и правдой, напоминая о боевых товарищах. Но незадолго до своей кончины, в начале 1948-го, Рыбалко подарил машину своему другу. Тот владел ею почти тридцать лет, а в 1979-м продал московскому автоколлекционеру за 4500 рублей. К тому времени машина была в плачевном состоянии, и реставраторам потребовалось десять лет, чтобы восстановить ее. В начале 90-х годов автомобиль арендовали киношники, и он засветился в таких лентах, как «Сталин» и «Коул -- бешеный пес», где его изрядно потрепали. Сегодня машина находится в надежных руках частных коллекционеров автораритетов и понемногу восстанавливается. В последний раз «Бьюик Специаль», принадлежавший легендарному маршалу Рыбалко, выставлялся на фестивале ретроавтомобилей в Москве в 2003 году.

Форсирование рек с ходу.

До того момента как на фронте появился П.С. Рыбалко, форсирование рек осуществлялось только общевойсковыми армиями, а танки вводились в бой после создания надежных плацдармов. Но в ходе наступления на Киев первыми к Днепру вышли танкисты. Ждать, когда подойдет пехота, означало потерять время, которым враг воспользуется для усиления обороны. «Все военные теоретики и практики утверждают, что для форсирования такой многоводной реки нужна длительная подготовка, нужны средства переправы, нужна, наконец, огневая поддержка артиллерии. Нужно время, – говорил П.С. Рыбалко командирам подразделений перед форсированием Днепра. – В Италии наши союзники готовились к форсированию реки Волтурно десятки дней. А у нас нет времени на подготовку. Мы должны сделать бросок через Днепр с ходу. Понимаете, что это значит?». Подчиненные П.С. Рыбалко понимали.
 
Букринский плацдарм должен был отвлечь внимание от основного удара на Киев. По приказу генерала П.С. Рыбалко были установлены сотни деревянных макетов танков и пушек, замаскированных под настоящие, которые должны были убедить немцев в присутствии на плацдарме крупных советских сил. Уловка удалась: немцы продолжали держать крупные силы у Букринского плацдарма. А в это время танки П.С. Рыбалко, совершив 300-километровый марш, переправились на Лютежский плацдарм. И здесь командарм вновь использовал «ноу-хау». На укрепленные позиции гитлеровцев его танки двинулись ночью с включенными фарами в сопровождении грузовиков, которые также включили мощные фары. Все это сопровождалось диким ревом сирен. «Психическая атака» П.С. Рыбалко удалась вполне – оборона противника была прорвана. В ночь на 6 ноября 1943 года советские войска ворвались в столицу Украины. Танкисты генерала П.С. Рыбалко были в их числе. Вскоре после операции командующий 1-м Украинским фронтом генерал Н.Ф. Ватутин вручил П.С. Рыбалко звезду Героя Советского Союза.
 
Благодаря своей тактике молниеносной переправы армии П.С. Рыбалко удалось спасти от разрушения старинный украинский город Львов. В июле 1944 года развернулась Львовско-Сандомирская операция, в ходе которой была с ходу форсирована река Сан. Общевойсковая армия пробила брешь во вражеской обороне – узкий коридор шириной всего лишь в 5-6 километров. В этот коридор генерал П.С. Рыбалко ввел части танковой армии, что позволило ему углубиться далеко в тыл противника. Оказавшись под угрозой окружения, немцы вывели войска из Львова. Таким образом, удалось избежать бомбардировок, уличных боев и сохранить архитектуру древнего города.

Мастер стремительных переправ. Танкист, Великая Отечественная война, Память, Командир, История, Чтобы помнили, Длиннопост

Русский генерал китайской службы.

Настоящее военное образование П.С. Рыбалко получил сначала на курсах усовершенствования высшего начсостава, а потом в Военной академии им. М.В. Фрунзе. Павел Семенович Рыбалко командовал эскадроном, полком, бригадой, был помощником командира горнокавалерийской дивизии, военным советником в Китае, служил военным атташе в Польше и Китае.
 
В 1932 году перспективному командиру поручают довольно сложную военно-политическую задачу. В это время Япония вела активную экспансию в Китай. В частности, делались попытки к отторжению стратегически важной провинции Синьцзян, богатой полезными ископаемыми. Делали это японцы не своими руками, а поддержав деньгами и вооружением мятеж местных уйгур, исповедовавших ислам. Советское руководство не было заинтересовано в разделе Китая и приняло решение оказать помощь правительству страны. Но прямое военное вмешательство могло привести к войне с Японией, к которой СССР готов не был. Советские военные специалисты решили использовать казачьи белогвардейские части, бежавшие в Китай после Гражданской войны. Китайцы ценили боевой опыт казаков, их умение драться и с радостью принимали русских к себе на военную службу. Красному командиру П.С. Рыбалко было поручено сформировать дивизию, которая выдавала себя за войсковое соединение белогвардейцев, с присвоением личному составу чинов и знаков различия, действовавших еще в армиях Деникина и Колчака. Так Павел Семенович стал «белогвардейцем». Группа превосходно справилась с поставленной задачей. В короткий срок были разгромлены все противники местного губернатора, создана сильная регулярная армия, пресечены попытки японской и английской агентуры вновь поднять мятеж. Из белоэмигрантов и казаков, которым обещали возвращение на родину, была создана дивизия под командованием генерала Бехтеева, которая помогала поддерживать порядок в регионе.
 
П.С. Рыбалко в то время носил звание «русский генерал китайской службы», а местное население называло его именем несколько удивительным для русского уха – ФуДзиХуй. Если перевести на русский – «Важный военный человек», или «Большой самурай».
 
По возвращении на Родину уже в звании генерал-майора Павел Семенович занимался преподавательской работой в Военной академии имени М.В. Фрунзе. Но мирно поработать удалось недолго – началась Великая Отечественная война. С первых дней войны П.С. Рыбалко просился на фронт, но опытные преподаватели стране были нужны не меньше, чем военные офицеры. К тому же пошаливала больная печень, и врачи были против отправки на фронт. Несмотря на все это, П.С. Рыбалко все-таки добился своего и в мае 1942 года отправился в действующую армию.

Немного из биографии.

Павел Семенович Рыбалко родился 4 ноября 1894 года в Сумской области в семье заводского рабочего. В Первую мировую войну 20-летнего Павла призвали в армию. После революции 1917 года рядовой П.С. Рыбалко вернулся на Сумщину, но война его догнала. Украину оккупировали германские войска, и Павел снова взял в руки оружие: он становится помощником командира партизанского отряда. С 1919 года П.С. Рыбалко в рядах Красной Армии, в 1920 году он уже комиссар полка, затем – 1-й кавалерийской бригады 14-й дивизии знаменитой 1-й Конной армии С.М. Буденного. Вместе с буденновцами воевал под Ростовом, сражался с армией Махно, совершил рейд под Варшаву в советско-польской войне 1920 года, освобождал от белогвардейцев Крым.
 
П.С. Рыбалко отличался исключительной смелостью, и сослуживцы удивлялись, как ему удается выходить живым и невредимым из опаснейших ситуаций. Но в одном из боев его конь споткнулся о железнодорожное полотно и сбросил седока. Падение сильно отразилось на здоровье Павла Семеновича. Отбитая при падении печень часто давала о себе знать. Иногда она болела настолько сильно, что П.С. Рыбалко приходилось ходить, опираясь на палку.

Такой вот он был незаурядный человек, в армии которого недолго довелось прослужить моему деду...

По материалам:

1. Мастер стремительных атак
2. Маршал танковых побед
3. Когда жена маршала Рыбалко...

Показать полностью 2
  •  
  • 731
  •  

Взял жену на работу

Чтобы больше не спрашивала чем он там занимается

  •  
  • 6499
  •  

Позывной "Танкист". Фули?

Марлезонский балет. Часть третья.


…Ну вот и решился вопрос, сам собой, куда девать машинку-то. Теперь она, бедная, вообще заполыхала хорошим таким пламенем, ослепительно-ярко белым. Экипаж яростно порывался снять пулеметы ПКТ. Их на БМД-1 аж три штуки! Еле остановил…

Получилась ситуация: вперёд двигать пока нельзя, можно нарваться на расстрел всей группы впереди засевшими, а может уже и убежавшими, бандосами. Оставаться на месте тоже нельзя, ибо в горевшей ярким пламенем БМДэшэ осталось ещё, как минимум, пять снарядов, и патронов к ПКТ «немерено» и можно заполучить, как неприятность, поражение от их детонации. Принимаю решение выбежать обратно, за тот забор через который сюда зашли, заодно и боеприпасы пополнить, если получиться, ибо их запас почти иссяк. Как оказалось, тут и рокада наша проходит. БТРы туда-сюда гоняют, по этой рокаде, раненных и «двухсотых» вывозят из села, а в село боеприпасы доставляют. Сидим вдоль стены злополучного дома, огород которого стал кладбищем нашей машинёшки, забиваем магазины остатками боекомплекта. И тут «Абрек» пальцем через дорогу тыкает:

– Смотрите, бандос, сука, маячит! Вон в подвале! В чёрной форме!

Из-под забора через дорогу, прямо перпендикулярно к дороге-рокаде, выходила траншея, наполовину накрытая шифером. Я не успел рот открыть, как группа  шибанула туда хором из всего что было под рукой, из десяти стволов сразу, почти залпом… Может и не бандос вовсе там был… Может даже и показалось «Абреку», только там больше никто не маячил… В общем, добили туда остатки боекомплекта, и чуть танк Т-72 не чесанули заодно. Он, этот танк, откуда не возьмись, выскочил из-за угла. Остановился в метрах десяти от нас пр дороге. Из люка командира вылез по пояс начальник бронетанковой службы округа с «албанскими вопросами». Орет такой с башни, пытаясь перекричать работающий танковый двигатель:

– Фули сидим? Фули не воюем?

Не, ну зашибись вопрос, конечно! Ну, какой вопрос, такой и ответ!

– Курим и… очкуем! Вот тебе и фули не воюем…

Услышал или нет, не знаю…

Я показал ему рукой на горящую БМДэшку в огороде, помахал пустым магазином, и руки в стороны развел, типа «патриков ёк»! Вроде понял. Закрыл люк и как только танк тронулся с места сзади его башни, выше трансмиссии, гранта от «граника» в железный забор через дорогу и влетела. Хрена-аа-акс!!! Чуть выше той расстрелянной нами траншеи. Оттуда прилетела, из нашего огорода… Потом говорили, что Т-72, вместе с этим начальником, штук семь, этих «граников» в башню в этот день поймали! И ничего! Активная броня спасала…

Через минуту комбриг полковник Липинский с разведчиками на борту БТР-80 подлетает и тот же вопрос:

– Фули сидим?

– Патроны надо… – я ему объяснил сложившуюся ситуацию. И попросил сдать БТР чуть назад, за стену дома. Ибо стоять в проеме разбитого забора совсем как-то не здорово!

– Бери! Сколько надо? – показывает на десантный боковой люк.

– Много!

«Абрек» с командой кинулись выгружать ящики с боеприпасами. Комбриг закурил. Надо же, ведь не курил раньше! Протянул мне пачку:

– На возьми, пригодиться!

– Вы, вроде, не курили! Комбриг махнул рукой:

– Накрыл наш артдивизион на днях. Снайперы, блин! Теперь левым ухом ничего не слышу… Ладно! Заряжайся и вперёд! – пожал мне руку, вскочил на БТР и упылил в село по дороге-рокаде…

…Не. Ну понятное дело, конечно! Куда же ещё? Только туда ща и полезем!!! Назад дороги нет, однозначно… Прошло уже часа три активной фазы, а штурмовые группы бригады топчутся на месте. В первом квартале...

Я посмотрел с огорчением и сожалением на догорающею в огороде БМД. Быстро сгорела, однако. Время горения не засекал, но быстро как-то. Детонации и не было никакой. Совсем. Так себе, патроны «пукали», хлопали, шлёпали, но совсем не сильно …

Посмотрел на пацанов-боевиков, усердно забивающих магазины, рассовывающих гранаты по самодельным разгрузкам, с сигаретками во рту...  Пацаны совсем, по восемнадцать лет! А воюют как? Если правильно поставить задачу, то Отменно!!!


…Тут забегу чуть-чуть вперёд своего рассказа…

Просто вспомнил историю одну.

Я, начальник штаба батальона, уже полгода на больничном дома. После тяжелого ранения. Только стою или лежу. Перелом позвоночника, компрессионный. Тут стук в дверь. Открываю. На пороге солдатик «Серик» с коробкой конфет под мышкой:

– Товарищ майор, мы тут к Вам, попрощаться. Завтра домой уезжаем. Дембель! Вчера только вот приехали из командировки. Вся пятая рота…

Я был нештатным куратором пятой роты. Комбат назначил. Для оказания помощи командиру роты, так сказать. Плохо ли хорошо ли «курировал» – это другой вопрос. Нет-нет, да и «гонял-тренировал», учил воевать. По крайней мере, из них «двухсотых» не было во время боевых…

– Ну так заходите! – освобождаю проём двери от своего тела. А он такой:

– Да нас здесь человек пятьдесят!

– Так заходите все!

Квартира-служебка, двушка-хрущёбка, еле поместились. Расселись кто где в зале. На диване, креслах, на ковре на полу…

– Это Вам от нас! – «Серик» протягивает мне коробку с конфетами. Уголок коробки, такой, подмятый слегка. Наверно мама прислала в посылке, а он притащил её мне!

– Ну открывай тогда! – сам иду на кухню. Беру литровую пластмассовую кружку со стола и бутылку «Шампанского» из холодильника. Несу в зал. Открываю бутылку, наливаю в кружку.

– За вас, живых! За ваш дембель! За ваших родителей! Передайте им большое командирское СПАСИБО за ваше воспитание! – пью первый и протягиваю рядом стоящему «Серику».  – Передавай дальше по кругу! Давайте по чуть-чуть, по глотку!

И тут они все встали! И каждый хотел сказать какие-то теплые слова, пожелать мне что-то напоследок! С кружкой в руках! Просто, по-солдатски, честно… А у меня всё внутри ворочается, сердце рвётся наружу!!! Я их обнял каждого, сказал «Спасибо» каждому. А у самого слезы на глазах, чувствую, ща разрыдаюсь…

Саданул потом, когда они ушли, стакан водки в одно рыло…

Вот такая была у меня подшефная рота пятая, 1996 года, осеннего выпуска-дембеля, 8 брон ВВ МВД России!


...Но это произойдет всё чуть позже, через полгода, а сейчас-то идём воевать… Запаслись впрок, боеприпасами этими. Остались не раскупоренных два ящика. Ящик ЛПСов и ящик гранат Ф-1. Ящик патронов дал «трухнувшему» сержанту:

– На, тащи. Снаряжать магазины будешь, если что…

Гранаты взял сам.

– Ну что, «Абрек», готовы?

– Так точно. Снарядились..

– Ну тогда за мной… Так точно, блин! Пойдём, ещё повоюем!

И опять туда, в этот пролом в заборе, опять под навес спасительный. Слева догорает машинка наша. За навесом бетонный забор по шею. Дальше, фундамент дома за ним метров пятьдесят открытая местность с буераками и огород следующего дома. Открываю ящик с гранатами, банку с запалами. Снаряжаю гранаты. Расставляю под забором пятерых, раздаю им по две гранаты. Каждого спрашиваю: «кидал не кидал»? Все кидали! Уже нормально! Отхожу назад и ору:

– Гранатой, огонь!

Первая партия в пять гранат ушла по известной траектории вдаль…в огород, фундамент, в ту степь… Взрывы! Выжидаю несколько минут и опять:

– Гранату готовь! Гранатой, огонь!

Вторая партия ребристых зелененьких штучек летит туда же. Взрывы. Опять выжидаю несколько минут:

– А теперь за мной! – перемахиваю через бетонный забор и бегу к фундаменту впереди стоящего недостроя. За мной вся группа. Теперь все за фундаментом. Лежим. Я снова:

– Гранату готовь! Гранатой, огонь!

Привстаем на одно колено, дружно все одиннадцать, и швыряем гранаты. Что есть дури и как можно дальше… Плюхаемся за фундамент. Взрывы гранат.

– За мной! – и как дикий сайгак дальше через фундамент. За фундаментом дома небольшой обрывчик есть, оказывается, да и речка-вонючка-ручеёк ещё протекает…

Кровища по склону обрывчика этого. Труп без головы совсем и без руки, почти у воды валяется. Рядом с ним автомат и... корова… живая. Жалобно так на нас смотрит…


Продолжение, будет...

Позывной "Танкист". Фули? Бой, Война, Проза, Танкист, Длиннопост
Показать полностью 1
  •  
  • 35
  •  

Контуженный гвардии сержант: +150% к ярости

Контуженный гвардии сержант: +150% к ярости Великая Отечественная война, Подвиг, Танкист, Контузия, Подвиг народа
Контуженный гвардии сержант: +150% к ярости Великая Отечественная война, Подвиг, Танкист, Контузия, Подвиг народа
  •  
  • 571
  •  

Танки, ставшие дотами: подвиг танкистов капитана Белогуба.

Танки, ставшие дотами: подвиг танкистов капитана Белогуба. СССР, Великая Отечественная война, Танкист, Герои, Капитан Белогуб, Длиннопост

Неудачная атака



Любой подвиг начинается с ошибки. Кто-то что-то делает не так как надо. Из-за этого кому-то другому (или даже самому накосячившему) приходится превозмогать.


Кто именно виноват, что танковая рота гвардии капитана Николая Белогуба отправилась в атаку именно так, как отправилась, мы, скорее всего, не узнаем. Может, непосредственный начальник приказал ломиться в лоб на вражескую артиллерию по чистому полю. Может, более высокое командование такое распоряжение отдало. А может, сам капитан Белогуб спланировал атаку, а потом был вынужден расхлёбывать последствия своей ошибки.


В любом случае, началась эта история совсем не оптимистично. 22 марта 1943 года в районе озера Белое, под Ленинградом, пятёрка тяжёлых танков 50-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва двинулась на врага в одиночестве. Пехота 374-й стрелковой дивизии, которая должна была сопровождать боевые машины, осталась на месте.


Как выяснилось позже, атаку в последний момент отменили, но танкистам об этом по какой-то причине не сообщили.


Артиллерию немцев заранее не уничтожили. Пушки стреляли без помех: пять медленных и неповоротливых металлических коробок были для наводчиков лёгкой целью.

Танки, ставшие дотами: подвиг танкистов капитана Белогуба. СССР, Великая Отечественная война, Танкист, Герои, Капитан Белогуб, Длиннопост

В общем, эта атака имела все шансы закончиться так же, как сотни других подобных атак Второй мировой. Наступающие потеряли бы машины и танкистов, а обороняющиеся сделали бы новые отметки на орудийных стволах.


Но на развитие событий сильно повлиял тот факт, что этими машинами были полученные по ленд-лизу британские «черчилли».



Алмазный британец



У пехотного (в нашей классификации — тяжёлого) танка «Черчилль» было множество слабых мест.


Общеизвестна шутка британского премьера: «У танка, названного моим именем, недостатков больше, чем у меня самого». Но броня к таковым точно не относилась. Вплоть до 1944 года это был самый защищённый танк в мире. Его прикрывали плиты толщиной от 102 мм (спереди) до 64 мм (в корме).


Для сравнения, наш знаменитый КВ был прикрыт 75-мм бронёй со всех сторон.

Танки, ставшие дотами: подвиг танкистов капитана Белогуба. СССР, Великая Отечественная война, Танкист, Герои, Капитан Белогуб, Длиннопост

Если добавить к этому традиционное  качество английской броневой стали, становится неудивительно, что отечественные танкисты  тепло отзывались о защите «черчиллей». Это были, конечно, не сказочные доспехи из алмаза, но кое-что вполне сопоставимое.


Пушек, способных пробить толстую британскую «шкуру», у немцев на том участке позиций не нашлось. Один танк сумел отойти назад, к своим. А остальным — включая командирскую машину самого Белогуба — повезло меньше. Вражеские снаряды перебили гусеницы, и «черчилли» неподвижно замерли перед окопами немцев.



Люди из броневой стали


Самым разумным в подобной ситуации многие сочли бы отступление. Дождаться темноты, покинуть машины и незаметно отползти на советские позиции. Но танкисты капитана Белогуба рассудили иначе. Пока броня держит, надо нанести как можно больше урона врагу.


Не стоит думать, что раз «лоб» был непробиваемым, то в машинах было сухо, комфортно и безопасно. Удары снарядов дезориентировали танкистов, могли контузить.


Попробуйте сунуть голову в ведро и постучать по нему молотком — приблизительно поймёте, каково это было!


Кроме того, нельзя сказать, что танкистам совсем не грозила опасность. Во-первых, в любой броне есть уязвимые места. При интенсивном обстреле в них вполне могли попасть и пробить «шкуру».


Во-вторых, к пушкам почти сразу же подключились миномёты. Их мины, падающие сверху, по навесной траектории, были даже опаснее: крыша у «Черчилля» всего 20 мм толщиной. Её совсем не сложно пробить.

Танки, ставшие дотами: подвиг танкистов капитана Белогуба. СССР, Великая Отечественная война, Танкист, Герои, Капитан Белогуб, Длиннопост

В-третьих, к танкам периодически пыталась подобраться вражеская пехота. И если бы-таки подобралась, танкистам бы не поздоровилось. С неподвижной машиной можно много «весёлых» штук устроить. Как минимум, поджечь.


Так что мощная британская защита была лишь одной из составляющих подвига. Куда важнее было мужество советских танкистов.



Если жизнь оторвала твоему танку гусеницы, сделай из него дот



Белогуб сообщил по рации о своём решении. Командование пообещало выручить танкистов, как только получится. А пока стало снабжать их. По ночам к машинам подползали пехотинцы, которые подвозили на санках боеприпасы, еду и воду.


В светлое же время суток наши стреляли из всего наличного вооружения (на каждом «Черчилле» была 57-мм пушка и по два пулемёта). Если кто-то спрашивает, для чего танку башня, то более наглядного примера не отыскать.


«Черчиллям» удалось доехать практически до самых вражеских позиций. Выбор целей перед ними открылся широкий: укрепления, окопы, всякая инфраструктура.


Удалось уничтожить два ДЗОТа («дерево-земляная огневая точка», такая землянка с пулемётом). Ещё два повредили достаточно сильно, чтобы они не могли нормально стрелять.

Месть за порванные гусеницы прилетела немецким противотанкистам. Боевой счёт Белогуба и его подчинённых пополнился тремя пушками и тремя расчётами противотанковых ружей. До кучи танкисты смогли уничтожить один миномёт.

Танки, ставшие дотами: подвиг танкистов капитана Белогуба. СССР, Великая Отечественная война, Танкист, Герои, Капитан Белогуб, Длиннопост

Самой весомой добычей оказался полевой склад боеприпасов, снабжавший передовую линию немецкой обороны. Хотя он был укрыт и замаскирован как полагается, меткий снаряд нашёл его. Небо над окопами озарилось ярким фейерверком.


В некоторых источниках упоминается подавление батареи 105-мм орудий, но это довольно сомнительно. Такие крупные пушки обычно «живут» в тылу — так безопаснее для них же.


А дальнобойность позволяет посылать «приветы» и оттуда. Кроме того, если бы такие калибры немцев были в пределах прямой видимости «черчиллей», история капитана Белогуба закончилась бы очень быстро и грустно. Какая-то подавленная батарея в документах упоминается. Но без уточнений. Вероятно, это были лёгкие полевые или противотанковые пушки.

Немецкая пехота шесть раз пыталась прорваться к танкам и сделать с ними что-нибудь нехорошее. Все шесть раз нашим удавалось отбиться.


Фрицы не раз предлагали танкистам сдаться. В отчёте о бое упоминается, что они также «показывали крест».


Что это был за крест и что имели в виду демонстрирующие его гитлеровцы — неизвестно. Вероятно, намекали, что наших ждёт могила.


Это «психологическое оружие» помогло противнику точно так же, как и обычное. То есть никак.

Танки, ставшие дотами: подвиг танкистов капитана Белогуба. СССР, Великая Отечественная война, Танкист, Герои, Капитан Белогуб, Длиннопост

На исходе третьих суток «черчилли» были уже полностью измождены непрерывным обстрелом. Всё, что не имело брони, было сорвано. Все приборы наблюдения оказались разбитыми. Попаданиями заклинило большинство люков.


В танке Белогуба кончились боеприпасы. Экипаж отбивался от подползающих немецких пехотинцев, швыряя в их сторону гранаты через боковой люк (он единственный сохранил способность открываться). У остальных трёх машин положение было не сильно лучше.



Спасение



Белогуб решился на отчаянную меру: вызвал огонь артиллерии на себя в надежде отогнать окружавшую танки пехоту. К счастью, столь крайних мер не потребовалось.

26 марта, на четвёртый день обороны, пехотинцы 374-й стрелковой при поддержке двух «черчиллей» пошли в наступление и сумели отбить у врага участок местности, где стояли подбитые машины.


Танк Белогуба удалось отбуксировать к нашим после того, как починили гусеницы. Из остальных машин эвакуировали экипажи.


Никто из героев-танкистов не погиб. Не было даже серьёзных ранений. И броня, и защитники выдержали испытание.


Чему же учит нас эта история? Тому, что на войне нельзя полагаться на одно только техническое превосходство, на один лишь боевой дух или просто на удачу. Настоящие чудеса происходят тогда, когда все эти три фактора складываются воедино. Ну и, разумеется, история эта учит никогда не сдаваться.

За проявленные мужество, стойкость и героизм капитан Николай Данилович Белогуб был награждён орденом Суворова III степени.


Ссылка на наградной лист - http://podvignaroda.ru/?#id=21438226&;tab=navDetailDocument (на странице 2).

http://tankfront.ru/ussr/tp/gvtp050t.html

http://e-news.su/in-russia/228295-tanki-stavshie-dotami-podv...

Показать полностью 5
  •  
  • 476
  •  

 Про танкиста Абрама.

У моего армейского друга Володи был папа. Типичный еврей со всеми аксессуарами. Имя - Абрам, фамилия под стать, картавил как русский рассказчик еврейских анекдотов. При этом был герой войны, танкист, демобилизовался уже в конце войны по ранению командиром танка, на парадном пиджаке - иконостас, большая часть - боевые, весь в ожогах, на руке не хватает пальцев. И ещё он имел абсолютно русский менталитет. Любил и ругал Россию, бил морды тем, кто поддакивал его ругани, показывал свою калеченную руку без трёх средних пальцев, утверждая, что это чисто русское ранение, так как мизинец и большой составляли характерную фигуру. Умел пить и не пьянел почти.

Я с ним познакомился, когда мы с Вовой сорвались в длинный самоход. Вова тогда филонил при клубе, в оркестре — музыкантом. Разумеется, что на выходных его искать не будут. А я, к тому времени глубокий дедушка, был уверен в своей неуловимости и ненужности, тем паче в воскресенье. Ехать решили к Вове домой, так как жил он в соседнем городе. Там мама с пирожками, говорил он. Там все девчонки ласковые, говорил он. Там нас любят и ждут.

Мы договорились с полковым телефонистом о звонке в случае неординара, переоделись во фраерское и поехали к Вовиным пенатам.

Встретили нас действительно отменно! Мама накормила, вкусно и на убой, а папа, Абрам Яковлевич, напоил отличной своей наливкой, в основном меня, дитятку не баловали.

Посидев пару часов, мы решили менять программу на более марьяжную и начали собираться к каким-то мифическим друзьям. В это время с иерихонским приветом ожил телефон. Звонили с «Цитры» (конспиративное погоняло полковой телефонной станции). Как оказалось, я недооценил свою незаменимость и важность в деле защиты Отечества. Почему-то в полк прибыл комполка, за ним, на запах, подползли замы, в общем, намечался очередной полковой шухер. Короче, мы подорвались, дабы не усугублять. Неожиданно Абрам Яковлевич, решительно встав из-за стола и зачем-то покопавшись в своём бумажнике, спросил:

- Так вы говорите, ваш командир Калугу освобождал? Значит, нам будет о чём поговорить.

И стал собираться. Мы очень напряглись, представив, как нашему полковнику попробует пробиться выпивший гражданский, да ещё с Вовиной фамилией наперевес. А если пробьётся? А если ляпнет чего по простоте душевной? Мы ж наврали, что в официальном увольнении, заслуженном на тяжёлом художественно-музыкальном фронте! А в гражданке — так это чтоб патруль не приставал.

Решили отговорить папу по дороге. Но по дороге папа начал разговор первым:

- Значит так, салаги. Фуфло про увольнение вы маме толкайте, меня лечить не надо, я этих песенок послушаю в маразме. Я так понял, что вас уже ищут по всему полку с поминальными свечами. Беру командование на себя, разрулим прокольчик.

И лихо свиснув в последние два пальца проезжавшему таксисту, он усадил нас сзади, а сам сел на переднее сиденье и начал доставать из захваченной из дома сумки стакашки, закуску и наливку. Возражения не принимались: «Вы и так уже датые, так какая разница? Залетать — так по полной!»

Со слов Володи, отец очень не любил рассказывать о войне. Но сегодня, видать, был особенный день. Всю немалую дорогу до части он потчевал нас наливкой и историями из своей жизни.

- Я ж с восемнадцати лет воевал. Учился в Харьковском танковом, мы и закончить его не успели, ускоренным курсом прилепили нам в петлицы лейтенанта, командира танка — и в войска. В моём экипаже самому молодому двадцать семь лет было, остальные ещё старше. Они ко мне, как к ребёнку относились, курить не разрешали, наркомовские отбирали и шоколадки подсовывали. А Калугу эту вашу я освобождал. Ваш комполка, наверное, в пехоте был. Они после нас, после танков вошли.

Влетели мы, значит, на площадь какую-то и встали. Немцы перед уходом оторвались напоследок. Пообещали раздачу продуктов, люди-то голодали очень, вот и пошли на улицу. А они их гранатами забросали. Брызги крови аж на уровне третьего этажа на стенах домов были. Наш командир, хоть и имел строгий приказ командования дальше не двигаться, сказал только одно: «Догнать - и в кашу!» И мы рванули. Через десяток километров догнали мы какой-то немецкий обоз хозяйственный, не войска даже. Но мы уже не соображали, как пелена на глазах. Разутюжили мы его, в грязь впечатали, никто не ушёл. А когда в город вернулись, я из танка вылез, посмотрел на гусеницы наши... Два дня есть не мог, всё назад лезло. Пока мои мне водки в глотку не налили, и то только хлебом мог закусывать. Плакал потом, стыдно было перед подчинёнными, но не мог сдержаться.

- Однажды в плен мы попали, всем экипажем. А как вышло-то. После одного из боёв мы чуть было не попали в окружение, но на последней соляре выскочили, горючее по дну плещет, боекомплект весь расстрелян, даже патронов нету. Выехали к какому-то селу. Глядим, мужичок идёт, дедок такой лукавенький. Я его спрашиваю, как нам к своим выехать, он и показал. Приехали мы прямо в расположение части власовцев. И встали, заглохли. В общем, приняли нас. А, надо сказать, немцы власовцев не баловали, не разрешали им допрашивать и расстреливать танкистов, артиллеристов и лётчиков. Пехоту можно было стрелять, а нас нет. Ну, и снарядили нас на грузовик с двумя охранниками в ближайший штаб СД. Ехали по лесу, грузовик на кочках подпрыгивает. Я маякнул своим глазами и на следующей кочке вылетел в кусты. За мной механик-водитель. А остальные двое замешкались чего-то. Одного прям в кузове убили, другого уже на дороге достали. Была погоня, мы с водителем в речку прыгнули и поплыли. Дело было в ноябре, власовцы нам вслед постреляли, но не попали, выплыли мы. Вот так вот, в бою нас бог берёг, а тут располовинило.

Абрам Яковлевич замолчал, пошмыгал носом, бубня что-то себе под нос, потом выпил наливки. Не чокаясь.

- Я, конечно, счастливчик. Вышли мы с механиком прямо в расположение нашей бригады. Рассказали всё комбату, он нас от особистов прикрыл, а то б несдобровать. Хотя они меня всё ж достали. Один такой из особого тявкнул что-то нехорошее про евреев. А я боксом до войны занимался. И в училище. Ну и съездил ему по щам. Он орёт: «Расстрелять!» Но комбат не дал, в штрафбат отправили, рядовым. В первом же бою был ранен в ногу, госпиталь, звание-награды вернули, отпуск дали. Приехал я домой, а мне с порога сообщают, что мой брат старший пропал без вести. Я в коридоре развернулся и обратно поехал, на фронт, за брата мстить. А он потом живым оказался, в концлагере выжил, не признали в нём еврея, он же, в отличие от меня, не картавил, чисто говорил.

- А один раз меня прям в сердце ранило! Едем мы, никого не трогаем, я в люке болтаюсь, воздухом дышу. Вдруг как-будто кувалдой в грудь! Удар — и я в танке внутри барахтаюсь. Чую, кровь хлещет из груди, прям из сердца! Мои мне гимнастёрку рвут, а там пуля! В сердце! Но не вошла. Только на полсантиметра воткнулась, кожу пробила, а внутрь не пошла! Кто стрелял, мы так и не поняли, может снайпер. Но снайпер фиговый, потому что в зеркало на танке попал, оно металлическое, зеркало пробил и на излёте — мне в грудь. Перевязали меня, потом долго смеялись, говорили, что теперь меня уже ни одна пуля не возьмёт. И действительно, ни одна не взяла. На следующий день мне три пальца взрывом снаряда оторвало. Ну, и списали меня.

Когда мы доехали до части, он нас отправил через забор, а сам нахраписто вошёл на КПП и потребовал командира. Так как на нём был парадный пиджак, его сразу отвели к комполка. Говорят они там с ним до поздней ночи сидели. Пили, говорят. Хотя наш полковник себе этого никогда не позволял на территории части.

За самоход нам ничего не было. Даже не попенял никто.

* * *

Тётя Тамара - жена Абрама Яковлевича - часто поднимала тему переезда к историческим корням. Абрам Яковлевич на пальцах показывал ей, где они - эти корни. Но однажды в поликлинике ему поставили смертельный диагноз и пообещали максимум год беспечной жизни. Лечить категорически отказались в силу бессмысленности, по их мнению, данного процесса.

С виду старый танкист вроде не пал духом. Но неожиданно согласился на переезд. Мой друг Вова решил ехать с родителями, хоть и неплохо был устроен, будучи классным музыкантом, имел деньги, любовь девочек, две машины и много свободного времени. Я и его отец пытались отговорить Вову, но тот уже решился. Я думаю, он просто не хотел расставаться с родителями, но для окружающих придумывал много других доводов. Один из них он озвучил для меня: «Не хочу жить в стране, где 10 процентов населения – юдофобы». На мой контрдовод, что он едет в страну, где 20 процентов населения – юдофобы, ибо арабы, а остальные 80 – вообще евреи, Вова не ответил, продолжая утрамбовывать чемоданы.

Не знаю, выиграл ли что-нибудь от переезда Вова, а вот Абрам Яковлевич точно выиграл. Так как в Израиле его вылечили, он прожил ещё почти 20 лет. При этом ему платили ну ооочень хорошую пенсию от государства, он почти не платил за квартиру, свет и воду. К тому же ему выплачивала Германия неслабый куш. За каждый палец, ожог, за каждый орден и медаль.

Когда я приехал в Израиль по делам, мы встретились с Абрамом Яковлевичем и здорово посидели за не одним бокальчиком напитка его собственного изготовления (градусов 50-60). Он рассказывал мне, как скучает по России, какие здесь неправильные люди, пить - не умеют, шуток - не понимают, «базара» - избегают, морду набить - некому. Лечиться заставляют чуть ли не силой. Короче, скучно.

Недавно он умер. Как борца с фашизмом хоронили его по первому разряду. Я на похороны не смог приехать. Я дома поплакал.  Автор - НакосьВыкусь.

Показать полностью
  •  
  • 1746
  •  

Постановка "дымовой завесы" по сирийски.

Постановка "дымовой завесы" по сирийски. Сирия, САА, 2018, Танкист, Кальян, Отдых

https://twitter.com/quintuscurtius

  •  
  • 79
  •