Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Расследование

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Старое, старое убийство

А Иваныч, отработав всю жизнь в милиции, так завершил свою карьеру, как мало кому удавалось.


Когда, в начале 90-х, я пришёл на работу в органы, он уже был майором и командовал небольшим коллективом уголовного розыска. В то время у руля стояли те, кто начинал службу в 70-х.

Они шли в милицию сразу после армии, по всяким там комсомольским наборам, начинали с самых низов и потихоньку поднимались по карьерной лестнице.

Все прошли через постовую службу.

Да что там! Поговаривали даже, что сам начальник УВД - генерал-лейтенант и седоголовый патриарх - бегал когда-то по нашему околотку лопоухим участковым с планшеткой.


В 1979 году, когда Иваныч был сержантом в небольшом, пригородном отделении милиции и выслуги у него было столько, что её можно было считать в днях, пропал у них на территории лесник.

То есть ушёл человек на работу - и всё.

С концами.


А работа у лесника, сами понимаете, в лесу.


Стали его искать. Никаких "волонтёров" тогда не было, зато были всякие комсомольские организации, дружины и трудовые коллективы. Так что, можете поверить, народу собрали много и давай прочёсывать лес вдоль и поперёк.

Да только ничего они не нашли.


Шли годы. Бумаги складывались в папки и дело о пропаже лесника стало напоминать полное собрание сочинений какого-нибудь классика.

Иваныч давно уже работал в другом месте.

Периодически в лесу находили чьи-нибудь останки, и тогда опера тащили на место вдову лесника, тыкали пальцем в старый скелет и пытались заставить её опознать в нём своего пропавшего мужа.

А в 41-м по лесу проходила линия обороны нашего города и костей там было предостаточно.

Бедная женщина!


Но вот минуло уже двадцать шесть лет. Иваныч выслужил свой срок, получил две подполковничьи звезды и вернулся в то самое отделение, где когда-то начинал свою службу.

Только уже не сопливым сержантом, а начальником.


Тут как раз задержали одного мужичка, который, помимо того, что любил выпить и похулиганить, имел ещё одно хобби - копать в лесу. Этот род досуга у нас популярен - искали оружие и всякие предметы, что оставила война. Да ещё смертные медальоны солдат вермахта, за которые, говорят, родственники из фатерлянда платили валюту.

Давно осыпавшиеся было окопы, копатели вычистили так, что хоть сейчас можно было занимать оборону.


Ну, вот. У этого самого мужичка обнаружились пуговицы, которые он откопал в лесу. И пуговицы были не военные, а от форменной одежды советского лесника.

Тут уж Иваныч лично принялся за дело.

Мужик показал в лесу засыпанную воронку, а в ней скелет, с остатками одежды.

По всем приметам опознали пропавшего давным-давно лесника.

Вдова наконец-то получила возможность похоронить мужа и ходить к нему на могилку.


А за свою долгую службу, Иваныч, в промежутках между другими делами, нет-нет да и собирал слухи и показания и всё, что можно было бы отнести к этому старому делу.

И теперь, когда лесника действительно нашли, он уже представлял кого можно пригласить на беседу и вывалить на него весь ворох собранной информации.


Подозреваемый поначалу запирался, но потом покаялся и написал как было дело. С его слов он с дружками браконьерничал по-молодости и как-то раз лесник застал его за этим делом. Лесник попытался отобрать у него ружьё, а оно возьми - да и выстрели! Случайно.

Так это или нет - теперь не скажешь. Двоё посреди леса и никаких свидетелей.

А то, что он потом его закопал в старой воронке от снаряда - это, конечно, уже факт доказанный.


Сам убийца эти двадцать шесть лет даром времени не терял и несколько раз успел отсидеть совершенно за другие грехи.

Как в этом случае суд посмотрел на срок давности, я честно говоря, не знаю.


Но случилось так, что Иваныч, на закате своей службы в милиции, раскрыл убийство, которое произошло ещё в первый год его работы. На заре, так сказать.

Круг замкнулся, стрелка сделала оборот и змея укусила за хвост самоё себя...


А вскоре Иваныч отмочил ещё одну штуку.


Через год-другой он вышел на пенсию, выслужив всё, что можно и, не подождав и месяца, не получив ещё пенсионного удостоверения и не обмыв первой пенсии, взял - и умер.

От сердечного приступа.


Кто-то, конечно, сказал: "Сдох, собака!"


На похоронах было множество народа. Его односельчане и куча людей из города. Гроб долго несли на руках от самого дома, а перед ним ехал автобус с родственниками.

Потом гроб опустили в нашу глинистую землю, в присутствии почётного караула.

На крышку положили милицейскую фуражку, разрезанную сверху крест-накрест.


И засыпали сверху.

Показать полностью
  •  
  • 591
  •  

Убитая балерина и розы для отрубленной головы. Фрагмент из книги о сыщиках МУРа

5 октября 1918 года было создано Центральное управление уголовного розыска. С тех пор Глебы Жегловы и Володи Шараповы борются с теми, кто "кое-где у нас порой"


ТАСС публикует фрагмент из трехтомника "Московский уголовный розыск. 1918–2018. История в лицах". В этом издании собраны очерки о сыщиках МУРа. Ниже — монолог Алексея Алексеевича Кошелева, записанный ветераном уголовного розыска Игорем Скориным. В 1951–1952 годах Кошелев был начальником МУРа. Но дело, о котором пойдет речь, он расследовал позже, на излете своей карьеры. Тогда его, московского сыщика, отправили в Прибалтику инкогнито — помочь коллегам расследовать жестокое убийство молодой женщины.


"Устроился я в доме отдыха как преподаватель истории. Смотрю, комнаты все отдельные. Наверное, раньше чей-то частный пансионат был. Позавтракал. Переоделся и пошел побродить по городу. Отыскал автомат и позвонил по телефону, номер которого еще в Москве дали. Передал привет и спрашиваю, как бы встретиться. Мой собеседник подумал и спросил, люблю ли я ловить рыбу? Я сказал, что на досуге иногда развлекаюсь.


— Тогда так, — говорит он мне, — в километре от купален, за городом, в озеро мысок вдается, там небольшая скала из воды торчит. Приходите к этому месту часам к пяти вечера. У вас удочек нет? Жаль. Но ничего, там и просто гуляющие бывают. Я подплыву на катере. Небольшой такой, белый, с синей стрелой на борту, а впрочем, запомните номер — двести четырнадцатый.


По правде сказать, позабавила меня вся эта детективная таинственность. Но город был прекрасен. Погода отличная. Сентябрь только начинался. И мне после московской сутолоки уже начинала нравиться эта приключенческая командировка, хотя, конечно, и волновался: а вдруг не раскрою преступление. На одной из улиц зашел в спортивный магазин, купил одноручный спиннинг, катушку, леску и блесну. Вернувшись в дом отдыха, облачился в тренировочный костюм. В спортивную сумку вместе с блеснами и леской уложил удостоверение личности и пистолет. Возле торчавшей из воды скалы было пустынно. Я начал хлестать озеро своим спиннингом, да так увлекся, что не заметил, как один из катеров, довольно часто шнырявших по озеру мимо меня, подошел почти вплотную к берегу. За рулем сидел поджарый загорелый мужчина в темных очках и в белой рубашке. На борту катера я различил тот самый номер. Быстро разделся и побрел по воде к катеру. Помню, даже съязвил:


— Нужно было условиться о пароле.


— Не нужно, генерал. Я вас не признал потому, что вы должны были прийти без удочек, а тут, смотрю, в руках спиннинг. (…)


Минут через пятнадцать в крохотном заливе, в который впадал быстрый ручей, катер ткнулся носом в песок. Мы с прокурором выбрались из суденышка. В нескольких шагах от воды под развесистым дубом был сбит из досок стол, возле него — две скамейки. Чуть в стороне — обнесенное рвом и валиком из песка кострище, над ним пристроена металлическая тренога. Спутник объяснил:


— Это мое постоянное пристанище. Решил не обзаводиться дачей и в свободное время приезжаю сюда с женой и детьми. Здесь безлюдно, потому что лесом из-за болота не доберешься. А те, у кого лодки, присмотрели себе другие укромные заливчики. Каждый выбрал по душе. Тут у нас укромных уголков сколько угодно. Давайте так, генерал, поставим удочки для отвода глаз и поговорим. Кстати, пока я буду возиться, полистайте, пожалуйста, дело, я его захватил с собой. (…)


Оно возникло три месяца назад и было заведено по факту убийства неизвестной женщины. Убийство было зверским. Преступник расчленил свою жертву и части тела бросил в озеро, недалеко от городской купальни. Берег там обрывом уходит под воду, и глубина достигает нескольких метров. Все части тела оказались в четырех пластмассовых двадцатилитровых канистрах. Каждая канистра до половины была надрезана, а затем перевязана шпагатом. Одна из них, сохранив некоторую плавучесть, штормом была выброшена на берег. Аквалангисты осмотрели прибрежную полосу озера и в течение нескольких дней нашли три остальные канистры. Однако, несмотря на тщательные и продолжительные поиски, голова жертвы так и не была обнаружена.

Убитая балерина и розы для отрубленной головы. Фрагмент из книги о сыщиках МУРа МУР, Петровка, 38, Сыщик, Расследование, Длиннопост

Знак сотрудника Московского уголовного розыска

© Александр Шогин/ТАСС


Пока я знакомился с делом и рассматривал фотографии, мой новый знакомый уселся рядом и кое-что уточнял.


— (...) По заключению судебно-медицинских экспертов, убитая была девушкой в возрасте восемнадцати-девятнадцати лет, блондинка, с длинными волосами. На останках трупа нашли несколько волосков: многие из них оказались длиннее тридцати сантиметров, а один даже — пятьдесят три. Это все, что нам удалось выяснить. Эксперты считают, что покойная не занималась физическим трудом, но, судя по развитой мускулатуре, увлекалась спортом. Просто удивительно, что за все это время ее никто не хватился. Проверили все сигналы о пропаже девушек, но все безрезультатно.


Я спросил прокурора о том, какие причины побудили окутать мой приезд такой таинственностью.


— Ребята, — ответил он, — в уголовном розыске все молодые. Болезненно реагируют на появление начальства, теряются. (…)


Полистал я материалы дела, но нигде не нашел, за что можно было бы зацепиться. С чего начинать? Знаю по опыту, загадка в том и состоит, чтобы узнать, кто эта девушка. А как? Думали, думали. Наконец спрашиваю прокурора: есть ли в городе художники? Он отвечает: есть. Тогда прошу отыскать не просто любителя, а настоящего художника, знающего анатомию, и поручить ему со слов судебных медиков нарисовать фигуру покойной в точном соответствии со всеми измерениями, произведенными экспертами. Потом попросил отыскать в санаториях физкультурных врачей, а в спортивных обществах — опытных тренеров, организовать им встречу с судебно-медицинскими экспертами, с тем чтобы они вместе попытались определить, каким же видом спорта занималась девушка.


Прокурор слушал внимательно, записывал и согласно кивал головой. Из результатов химического исследования канистр было известно, что в трех из них обнаружены следы бензина, четвертая оказалась новой, еще не использованной. (…) Было очевидно лишь то, что убийцы (или убийца) имели канистры еще до преступления и хранили в них бензин. Для какой цели?


— В городе много собственных лодок, катеров, яхт. У каждого владельца, — объяснил прокурор, — естественно, есть, в чем держать бензин. Но люди, имеющие лодку, свой страшный груз увезли бы подальше, тем более что на озере есть очень глубокие места. Почему же канистры бросили с берега? Проверили мы лодочников и оставили их в покое, а сами взялись за автомобилистов. Однако и среди владельцев машин, и в государственном автопарке ни одного случая исчезновения канистр не выявили.


(…) На следующий день, сразу после завтрака, я взял спиннинг и отправился на причал. Там была стоянка личных лодок и катеров. Первое, что по пути бросилось в глаза, — объявление. В нем сообщалось, что лица, имеющие удостоверения на право вождения моторных лодок и катеров, за соответствующую плату могут получить лодки с подвесными и стационарными моторами. Говорилось также, что прокатная станция на длительные поездки горючим не обеспечивает. Прочел я это объявление, и сразу на душе стало как-то неспокойно. (...) Решил я зайти на прокатную станцию. От длинного деревянного помоста-причала торчали, словно зубья в редкой расческе, перегородки причалов. Между этими зубьями стояли на расчалках лодки и маломерные катера. На причале на широкой скамье, облокотившись на спинку, сидел человек. Казалось, он только что сошел со старинной пиратской бригантины. Порванная полосатая тельняшка открывала татуировку на груди. Замазанные драные брюки, видно, когда-то были сшиты из белой парусины. (…) "Пират" (…) спросил:


— Хотите лодку или катер? Один или с компанией?


Я помедлил с ответом, а потом в тон ему сквозь зубы процедил:


— Один. Лодку. На несколько дней.


— Возьмите "дельфина". Движок отличный, и ест только полканистры в час. Оформите документы в кассе, а я вам дам посуду под бензин… Где заправочная станция, знаете? Нет? Пляж пройдете и за забором по тропинке вверх. Метров через двести увидите заправочную станцию. (…)


…В городе я первым делом позвонил прокурору. Назначил на вечер свидание в парке. Едва стемнело, я уже был на месте встречи. Рассказал прокурору о своих наблюдениях, поделился соображениями:


— Лодку можно взять напрокат в любое время, когда угодно можно заправиться и бензином, так как колонка работает круглые сутки. Погрузить же роковые канистры можно даже на глазах у посторонних. Там все грузят бензин.


— Да, но почему же, имея лодку, преступники все-таки не воспользовались ею, — возразил прокурор. (…)


Мы долго думали, перебрали десятки разных версий. И единодушно пришли к выводу: погрузка могла не состояться только в одном случае — если испортился мотор, а весел у преступников не было. Прокурор пообещал завтра же организовать проверку "пиратского" хозяйства, выяснить все случаи, когда на станцию возвращались лодки с неисправленными моторами, проверить, как там обстоит дело с учетом канистр, а заодно выяснить, кто пользовался прокатом в мае. Расставаясь, прокурор передал мне номер еженедельного журнала и попросил ознакомиться с документами, которые он туда для меня вложил.


Возвратившись в дом отдыха, я заперся в своем номере и открыл журнал. Первым документом был акт, составленный следователем, в котором он отразил беседу судебно-медицинского эксперта с врачом физкультуры и тренером местного легкоатлетического клуба. Тренер предполагал, что покойная занималась прыжками и бегом, а врач решил, что художественной гимнастикой. Несмотря на это разногласие, оба единодушно считали, что покойная была очень тренированной спортсменкой, видимо, имела спортивные достижения и спортом занималась продолжительное время.


Я перелистал несколько страниц журнала и очень обрадовался карандашным наброскам женской фигуры, сделанным на двух кусках ватмана. Судя по подписям, их выполнили два разных художника. На первом листке художник вначале нарисовал очень мускулистую худощавую женщину с распущенными волосами. Видимо, он строго соблюдал все измерения эксперта. Там, где указывался примерный рост 160–163 сантиметра, был обозначен и вес 49–50 килограммов. В правой стороне листа эта же фигура была изображена в профиль с собранными на затылке в пучок волосами. Чуть ниже разноцветными карандашами фигура была нарисована, как в анатомическом атласе, с рельефным выделением мышц. Причем особенно тщательно были нарисованы мышцы ног с сильными икрами и хорошо развитые мышцы брюшного пресса. В самом низу — женская фигурка, набросанная штрихами, перепрыгивала планку. А вот она в беге, вот с обручем в руках… С какой-то лентой. Автор явно представлял себе девушку, занимающуюся художественной гимнастикой. На втором куске ватмана — женская фигурка анфас и в профиль. Все размеры, зафиксированные экспертом, оба художника взяли в одном масштабе, но на втором рисунке особенно четко оказались прорисованы ноги с сильными икрами, узкие плечи, непропорциональные ногам и бедрам. В рисунке в профиль фигура была изображена на носках. Очень четко просматривался крутой подъем ступни и тонкие щиколотки. Я посмотрел на рисунок раз, другой. Мне все стало ясно. Ясно настолько, что я даже не допускал ошибки. Для полной уверенности не хватало совсем немногих деталей, и я решил, не откладывая, получить их.


Утром, едва дождавшись начала рабочего дня, я отправился в морг, разыскал судебно-медицинского эксперта и предъявил ему свое служебное удостоверение. (…) Его ответы полностью подтвердили мое предположение. Действительно, ноги покойной были своеобразными. На ступнях, возле больших пальцев, выступала углом косточка, которая обычно появляется у людей более солидного возраста, при подагрической болезни или же при постоянных больших физических нагрузках. Кроме того, судебный эксперт в тетради, где ведутся черновые записи при анатомировании, отыскал заметки, опущенные при составлении протокола. Там говорилось, что концы пальцев у покойной имели характерные особенности: кожа на них была грубой, ороговевшей, какой бывает кожа на пятках у людей, которые много ходят без обуви. (…)


Через несколько минут я уже был в прокуратуре и сообщил прокурору, что покойная была балериной и ее следует искать в артистическом кругу.


— У вас в городе есть балетная труппа?


Оказалось, что нет. Театр оперы и балета был только в столице республики. Мы тут же заказали телефонный разговор, и, к счастью, к телефону подошел балетмейстер. Прокурор говорил с ним долго. (…) Положив трубку, он закурил.


— Уж не колдун ли вы, генерал? Балетмейстер сказал, что в мае из кордебалета ушла балерина. Она уехала к нам в город, обещала вернуться в октябре, к началу сезона. Но это еще не все. Оказывается, эта танцовщица собиралась руководить здесь балетным кружком в Доме культуры. Она действительно выше среднего роста, ей двадцать один год. Одинокая, блондинка, с длинными волосами.


— Нет, дорогой мой прокурор, — отвечал я ему. — Здесь все значительно проще. Я давно люблю балет, и, кроме того, у моей жены есть родственница — балерина, поэтому кое-что о балеринах я знаю. (…)


Директор Дома культуры — полная пожилая женщина — оказалась на месте. Как только мы пришли, она выпроводила из кабинета каких-то девиц и на вопрос о балетном кружке пожаловалась, что с балетом у нее ничего не выходит. Уволился руководитель, а нового никак не подберут. Правда, обещал он весной пригласить из столицы, хоть на несколько месяцев, знакомую балерину. Та обещала приехать, а потом отказалась. Видимо, нашла более подходящее место и, может быть, отправилась на гастроли.


Мы оба, затаив дыхание, ждали ответа на вопрос, где же сейчас находится бывший балетмейстер. Женщина объяснила, что тот бросил балет, так как долго болел, а затем устроился на хозяйственную работу. (…)


Остальное все было просто. Уже к вечеру балетмейстер — старый холостяк — написал собственноручное признание, рассказав, что был влюблен в эту девушку. Уговорил ее приехать, встретил, привез к себе домой, предложил ей руку и сердце, но она отказала. В порыве гнева он убил ее, а уже потом, чтобы избавиться от тела, совершил это зверство. Нашли у него и нож для рубки кустов, и чемодан с вещами девушки.


Что касается лодки, то он действительно постоянно пользовался услугами прокатной станции и на всякий случай имел для бензина канистры. В тот раз заранее вынес на берег канистры и спрятал в кустах, а утром пригнал лодку. У самого берега напоролся на камень и разбил у мотора дейдвуд. Кстати, весел на лодке действительно не было. Он их второпях не взял.


Все, кажется, стало на свои места. Загадочное преступление раскрыто. Но вот с прокатной станции вернулся работник уголовного розыска, проводивший по нашему заданию проверку, и доложил, что "пират" рассказал ему о странном клиенте, который каждую неделю является на лодочную станцию с букетом роз и куда-то выезжает на лодке иногда на сутки, иногда на двое. Как мы ни уговаривали убийцу признаться, для кого он возил розы, он так и не сказал. Но обошлись без него. Люди приметили его лодку в одном заливчике, и мы отправились туда. (…) В стороне от берега там рос огромный дуб. Его низкие ветви были сплошь увешаны букетами роз. Одни из них совершенно засохли, другие только привяли, а один букет, видимо, последний, еще сохранил свежие бутоны. В дубе оказалось дупло. В нем и нашли замурованную голову балерины…"


ТАСС благодарит ГУ МВД по Москве, а также лично Ю.Г. Федосеева (идея, составление, общая редакция книги) и всех, кто работал над этим изданием.


Тираж книжки — 350 экземпляров, в книжных магазинах вы ее не найдете. Но часть попавших в сборник очерков можно найти на сайте газеты "Петровка, 38"

Показать полностью 1
  •  
  • 88
  •  

Фитнес-браслет помог раскрыть убийство

90-летний отчим убил свою падчерицу у нее дома, а раскрыть преступление помог ее фитнес-браслет Fitbit Alta HR — сообщает New York Times. Данные, полученный из браслета, подтвердили, что сердце жертвы остановилось, когда отчим еще был еще рядом.


Карен Наварра была убита 8 сентября, ее тело через пять дней после смерти нашел сослуживец, взволнованный, что она не появляется на работе.


По словам отчима Карен, в день смерти он заехал к ней ненадолго, привез домашнюю пиццу и печенье и уехал в течение пятнадцати минут, причем она проводила его до дверей и дала две розы в благодарность. Он также утверждал, что позднее в тот день видел как падчерица проезжала мимо его дома, и была не одна в машине.


Полиция получила ордер на извлечение данных с браслета и исследовала их при поддержке представителя Fitbit. Браслет записал изменения пульса убитой женщины: около 15:20 ее пульс резко подскочил, а затем стал быстро падать, и через восемь минут сердце перестало биться.


Сопоставив данные браслета с записями видеонаблюдения в доме убитой, полицейские установили, что мистер Эйелло еще находился в доме, когда сердце его падчерицы остановилось, он вышел только спустя пять минут. На записи его машина еще стояла перед домом в тот момент. Позднее в его доме нашли испачканную кровью одежду. Эйелло арестовали и поместили под стражу в ожидании суда.


Когда на допросе Эйелло объяснили возможности фитнес-браслета, рассказали о сопоставлении замеров пульса и точного времени, он никак не мог поверить, что такое возможно.


Сотрудники Fitbit без проблем передали следствию биометрические данные с устройства. В политике конфиденциальности компании открыто написано, что она «собирает данные в интересах безопасности пользователей и других лиц», а также «может использовать полученную информацию, чтобы ответить на официальный запрос».


Это далеко не первый случай, когда фитнес-трекер помогает в расследовании преступления. Ранее данные с таких устройств помогали раскрывать изнасилования, нападения и убийства.


Например, в 2017 году в штате Коннектикут данные с браслета Fitbit были приняты судом в числе доказательств убийства. Известен также случай, когда следователи запросили данные с динамика Amazon Echo, чтобы проверить, не «подслушал» ли он, что происходило в помещении в момент убийства.

Ссыль

Показать полностью
  •  
  • 2170
  •  

Smart Brain собираются удалить пост на Pikabu через суд

в

Добрый день. Суть в следующем - год назад я писал пост о компании Smart Brain, которые мало того что фото своего офиса на сайте делали путем добавления своего логотипа на фотографию офиса из интернета, так еще и в разделе портфолио размещают явно не свои сайты, о чем сами же и признаются в комментарии к этому посту, цитирую: "На нашем сайте в разделе портфолио действительно есть проекты, которые создали не мы, и это сделано умышленно. Но не для того, чтобы пустить пыль в глаза клиенту, а чтобы у него было больше выбора.", но сейчас не об этом - кому нужно могут почитать этот пост сами.


Видимо, этот пост не давал покоя компании Smart Brain, так как они уже связывались и с моим бывшим генеральным директором, и с администрацией Pikabu (@admin, было такое?) и узнавали как можно удалить пост. Дело в том, что я изначально генеральному сказал что пост создавался не с целью материальной выгоды, а показать какими наглыми бывают маленькие компании. В итоге сослался на то что пост уже нельзя удалить, да и модераторы не могут - и тогда они связались с администрацией, которые сказали что все-таки можно, но для этого я сам должен об этом попросить.


Как итог - теперь, после того как я ушел со старого места работы, они откуда-то получили мои контакты и написали мне в ВК. Сам руководитель написал. Начал мне пытаться доказать что они не мошенники, что у них все честно и т.д. Почему мне, а не тем клиентам которые, прочитав такое, начинают задавать вопросы - не понятно. Но сказано было что в этом посте указаны его личные сведения и вообще порочащие его честь данные. Где именно - так и не нашел, ведь они сами в ответном комментарии выложили скриншоты переписки с моим генеральным директором, да и часть договора где все фамилии есть. Так что что считать личной информацией...город или имя фамилию, которые спокойно находятся в интернете? Потому что все остальное писал не я, а нашлись те кто у них заказывал сайт и остался недоволен. Плюс стандартные отговорки что раньше был у них плохой сотрудник, которого, естественно, уволили, а теперь у них все бело и пушисто.


В общем, после того как я сказал что незачем тогда обманывать народ было, а то видите ли обманывают, а когда указали на их обман - говорят что они не такие и вообще все клевета, удалите пост, мне поступило...сообщение? угроза? что им известны данные куда больше чем мои соц сети. А затем через пару дней вообще написали что обратятся в суд в связи с раскрытием личных данных и порочащей информацией. Видите ли есть доказательства что клиенты от них отказались и они потеряли деньги (а после того что они делали - как иначе?), хотят компенсацию.


Так что хотелось бы узнать, что мне можно делать в данной ситуации, чего бояться а чего нет, в общем, может будут какие советы? Лично мне не кажется что у них что-то выгорит, ведь клеветы никакой, а вся информация мною найдена - была в открытом доступе.


Ну и да, после этого я зашел к ним на сайт и что я вижу? Портфолио пополнилось новыми чужими работами, а значит они продолжают свою деятельность...а говорили что нет. Опять обманывают? Дак значит пост точно правдивый. Но не суть. Даже то что на них работают фрилансеры - можно спокойно узнать. Берем все тот же ответный пост - в пример их собственной разработки приводится сайт жк-парковый. А что мы там видим открыв его код? Ссылку на сайт человека, который сам пишет что он - фрилансер. А у него в портфолио и сайт самой компании Smart Brain указан. В общем, смотрите сами скриншоты.

Smart Brain собираются удалить пост на Pikabu через суд Юридическая консультация, Прошу юридической помощи, Длиннопост, Разработка, Пикабу, Расследование, Smart Brain
Smart Brain собираются удалить пост на Pikabu через суд Юридическая консультация, Прошу юридической помощи, Длиннопост, Разработка, Пикабу, Расследование, Smart Brain
Smart Brain собираются удалить пост на Pikabu через суд Юридическая консультация, Прошу юридической помощи, Длиннопост, Разработка, Пикабу, Расследование, Smart Brain
Smart Brain собираются удалить пост на Pikabu через суд Юридическая консультация, Прошу юридической помощи, Длиннопост, Разработка, Пикабу, Расследование, Smart Brain
Показать полностью 4
  •  
  • 10497
  •  

Маньяк среди нас часть 2

в

Она возвращается

Признания убийцы еще недостаточно для передачи дела в суд. Необходимо найти труп, провести следственный эксперимент, установить личность жертвы. Поиски тел жертв Кузьменко – это дюжина отдельных детективных историй. 

Вечереет, музыка в кафе становится громче. Сушко кипятится: 

– Кузьменко не мог вспомнить детали. Времена года у него были двух видов: холодно и тепло. Женщин вообще не может описать. У него три категории: молодая (где-то до 40 лет), просто женщина (от 40 до 60-ти) и пожилая (после 60-ти). Все! Больше никаких индивидуальных признаков. Мы тогда перелопатили кучу отказных материалов… 

– Это как? 

– Ну это когда милиция отказывалась уголовное дело возбуждать. А было и такое, что по одной жертве было открыто сразу два дела. Одно по факту пропажи, второе – когда нашли настолько почерневший труп, что установить личность невозможно. По-разному было. Помню, искали немую. Кузьменко ее изнасиловал и задушил в районе дачного кооператива возле Одесской трассы, а тело в кусты бросил. Женщина худенькая, маленькая, тело быстро скелетировалось. Кузя показывает: здесь должен быть труп. Я местных правоохранителей спрашиваю: где? 

Сушко вздыхает, с некоторой тоской заглядывает в стакан с минералкой, подзывает официанта и заказывает бокал пива. Когда пиво приносят, делает большой глоток и продолжает: 

– Вспоминают: был когда-то труп, был… Я: «Где?» – «Увезли в Фастов». – «Почему в Фастов?» – «В Василькове судмедэксперт был в отпуске». Едем в Фастов. В Фастове вспоминают: что-то было. 

– А родственников не опрашивали? 

– Родственников не было, одинокая женщина, глухонемая. Дачники ее видели. Была женщина, ходила с цветочками, потом исчезла. Вот и все. Никому не нужна. Так вот, в Фастове накрываю поляну, наливаю экспертам. Пока бухали, нашли какой-то журнал. Листали-листали… Говорят: исследовали! Номер такой-то. Побухали еще, нашли копию заключения. Хорошо. Осталось одно: труп где? Не знают, помнят, что долго лежал. Скелет он же не воняет. Короче, я при них достаю телефон, набираю, говорю в трубку: «Вася, привет!» Обвожу их взглядом: пятеро. Ну и продолжаю: «Вася, обзвони мне райотделы, пять камер выбери в разных районах!» Эксперты перепугались: «Что ты делаешь?!» – «Не бойтесь, – говорю, – пацаны». Наливаю: «Давайте, может, в последний раз бухаем». Один из них кричит: «Вспомнил, вспомнил! Коммунальщики забрали!» 

Голос Сушко перекрывает песню Эми Уайнхаус: «Black, black, black…» 

– На следующий день мы начали теребить коммунальщиков. Те: «Труп был, но мы его отдали в похоронное агентство «Петр Великий». 

– Ну и название. 

– Да. Хорошее агентство, в детском садике находится. Там нормальный такой выбор гробов и вообще. Петр Пантелеймонович его возглавлял. Во такой мужик, царствие ему небесное. Хорошее агентство, район им землю выделил под кладбище. Они что делают. Часть территории – частное кладбище, часть – место захоронения неопознанных лиц, бездомных… Петр Пантелеймонович для этой социальной категории устроил все как положено: с гробом, со священником, с отпеванием. Все по-людски. Единственно что, памятники не ставили, а ставили металлические таблички с номером. 

Эми Уайнхаус не унимается: «I go back to…» («Я возвращаюсь…»). Музыка становится чуть громче, голос Сушко тоже. Две реальности накладываются друг на друга, кажется, что под эту песню где-то вдалеке, над васильковским кладбищем, по сереньким облакам идет маленькая немая женщина с желтым букетиком. По непонятной причине она хочет, чтоб ее нашли. Это важно. I go back to… 

– Когда мы приехали делать эксгумацию – чисто поле. 

– То есть? 

– Табличек нет – на металлолом стибрили. Что делать? Прибегает директриса кладбища. Выпившая. Показывает единственную зацепку – там среди этого поля кому-то памятник поставили. Вы мультик «Остров сокровищ» смотрели? Ну вот. От этого памятника тридцать два шага в одну сторону, потом тридцать два шага в другую… Потом лопату тыць – и копайте. Работаем: менты «греются» (с собой привезли), гробокопатели роются… Все как положено. Но долго. Метр прокопали, два, три… А гроба нет. Э-э-э, говорю. Директриса опять шаги отсчитывает, показывает место в сторонке. Рылись-рылись, в какую-то крышку уперлись. Достают гроб, открывают, а там… 

«Black, black, black, black…» 

– … А там лежит какая-то баба. Рыжая. Без ноги. Воняет – недавнее захоронение, а нашему должно быть года три. Явно не та. Я сразу звоню по райотделам, прикидываю, сколько на этот раз мне камер понадобится. Все, думаю, всем капец. Директриса кричит: «Ой не надо, не надо». Спрашиваю: «Вы кого похоронили? Нога где?» Переполох, скандал. Прилетает Петр Пантелеймонович. Долго что-то меряет, лопату тыць – отуто… 

– Нашли? 

– Да! 


Сушко делает несколько больших глотков, как человек, закончивший тяжелую работу. Песня Эми Уайнхаус заканчивается. В наступившей ненадолго тишине голос следователя становится четче:

– Это был еще легкий случай. Вы поймите, Кузьменко он же волчара. Он в лесу все ямки, все повороты, все кустики знает… Ведет-ведет-ведет по лесу. Блин. Мы уже заблудились. Приводит, говорит: «Тут, было тепло, была женщина, я ее задушил». А трупа нет, естественно.

– Естественно?

– А как же. Могли животные съесть, могли местные опера закопать. А на хрена им лишние проблемы? Они прятали-перепрятывали эти трупы. Потому что убийство нераскрытое это хуже некуда, это проблемы, это будут дрючить, а раскрывать никто не умеет. Ну и вот: «Было тепло, в каком году не помню». Офигенная привязка, правда?

– И все-таки искали?

– Конечно. Там был момент…

Сушко прихлебывает пиво, неохотно произносит:

– Перед уборщицей неудобно.

– Причем здесь уборщица?

– Ну мы собрали в лесу в одном месте все кости, которые смогли. Мешок костей. Приносим экспертам. Те в шоке: что это? «Труп». – «Нет, – говорят, – тут кости животных». В общем, целый день мы на полу складывали пазл: косточка к косточке. Часть костей были нечеловеческими. Но: почти весь человеческий скелет собрали. Очень устали. Решили продолжить на следующий день. А утром в кабинет пришла уборщица, увидела. Результат: сердечный приступ. М-да… И со статисткой странно было.

– Тоже сердечный?

– Нет. Ездили на следственный эксперимент, взяли девушку, кажется, студентку из академии МВД. Едем в лес с Кузьменко. Он показывает как все было. В одних случаях он показывал на кукле Маше. Если речь шла о каких-то случаях, не травмирующих психику, привлекали живого человека – статистку. И представьте ситуацию. Он смотрит на нее и говорит: «Раздевайся». И она начинает реально раздеваться. Еле остановить успел.

Пригубив пива, продолжает:

– И с адвокатом тоже тяжело работалось. Никто Кузьменко защищать не хотел. Через коллегию адвокатов пытались добиться защитника для Кузьменко. По знакомству договаривались. А как же. Не будет защитника – не будет суда. Пришла женщина. Потом уже я узнал, что она никогда до этого не работала по уголовным делам. А тогда, я в ее присутствии задаю ее подзащитному вопросы. Подзащитный отвечает: как именно насиловал, как именно убивал. А она раз – и в обморок. Потом уже знали что делать: приготовили нашатырь, коньячок. Все пригодилось. Несколько раз падала.

Какое-то особенно тяжелое воспоминание заставляет Сушко поморщиться.

– Постоянно сложности возникали. Прятать его приходилось. В Лукьяновское СИЗО отвезти его не могли: там у кого-то из начальства родственница в Васильковском районе пропала и у какого-то авторитета, который на тот момент там сидел, тоже. Возили его по лесам на следственные эксперименты в каске и бронежилете, в сопровождении не только конвойных, но и взвода «Беркута» или «Кобры». И вот однажды, выезжаем из лесного тупичка, а нам навстречу мужики – засаду устроили. Дорогу перегородили. Вооруженные кто чем. Сдать назад, развернуться, наш микроавтобус не может. А народ в Василькове непростой. Там же военная часть. «Отдавайте его нам, – кричат. – Приехали!»

Сушко замолкает.

– И?

– Там мог быть бой. Соотношение сил примерно равное. Я вышел к людям, начал разговаривать. Поймите, говорю, убьете вы его, и что? Вы понимаете, что кто-то сейчас сидит на крылечке и ждет без вести пропавшую дочь? Или мать? Вы понимаете, что нам надо ответить этим людям на вопросы?

Опять замолкает.

– И?

– Расступились, пропустили.


Суд
Между задержанием Юрия Кузьменко и судом над ним прошло два года. За это время было доказано 13 убийств, одно покушение на убийство (жертва выжила), десятки изнасилований, разбоев и грабежей. Судебное заседание проходило в закрытом режиме. 25 мая 2011 года Апелляционный суд Киевской области приговорил Юрия Кузьменко к пожизненному заключению.

Огромная разница между доказанным и предполагаемым числом убийств для криминалистики обычное дело. Например, американский сексуальный маньяк Тэд Банди, ставший прототипом для нескольких фильмов, в 1980 году был приговорен к электрическому стулу за несколько убийств. Приговор был приведен в исполнение спустя девять лет. За это время полиция установила причастность Банди еще к двум десяткам смертей. В итоге американским полицейским, среди которых был криминалист и психолог, автор термина «серийный убийца» Роберт Ресслер, удалось доказать 26 эпизодов. Предполагаемое же число жертв Тэда Банди – 100. А у Юрия Кузьменко, напомним, 206.

Суд над Кузьменко состоялся весной, а осенью того же года, 21 сентября, в Фастове был задержан еще один маньяк, Евгений Балан, совершивший в течение пяти лет девять изнасилований и убийств. Его задержал случайный прохожий – 26-ти летний боксер Максим Постнов гулял по вечернему городу и оказался свидетелем попытки изнасилования.

– Фастовско-васильковская аномалия – три маньяка в одном месте, – констатирует Сушко и добавляет: – Зреет четвертый.

– Шутите?

– Ну почему. Когда мы за Элвисом охотились, нашли в лесу капище какое-то: на кустах были развешаны женские трусики и лифчики разных размеров. Явно ношенные. И очень много. Это художество не имело отношения ни к одному из трех маньяков. Кто и зачем это сделал, а также кому принадлежало нижнее белье, установить не удалось.

Не юридический термин
Дело Кузьменко стало знаковым для украинской криминалистики. Во время расследования перезнакомились, сработались и сдружились следователи, эксперты-криминалисты, прикладные психологи и ученые. На основе собранного материала было написано несколько диссертаций. Начала зарождаться новая криминалистическая школа.

Метод психологического портретирования впоследствии был отработан и успешно использован в ходе расследования злодеяний других серийных убийц. Следователь Сушко, психолог Ирхин, эксперт-криминалист Коструб и профессор Одерий продолжали ловить упырей.

В разработке новой методологии принимали участие сексологи, медики и математики. К сожалению, всем им так и не удалось закончить эту работу и создать новый алгоритм поиска убийц на основе таблиц Видонова.

– Почему? – переспрашивает Сушко. – Как бы это правильнее выразиться… Есть такой не юридический термин… Новое руководство МВД дало понять, что вся наша работа – хуйня.

источник: https://zaborona.com/interactive/maniak-posered-nas-ru/

Показать полностью
  •  
  • 153
  •  

Маньяк среди нас часть 1

в

За последние десять лет в Украине было поймано несколько серийных убийц. Самый кровавый из них – сексуальный маньяк Юрий Кузьменко по прозвищу Элвис. Он орудовал в Васильковском районе Киевской области. Одновременно с ним, в той же местности, на женщин охотились еще два маньяка. Чтобы их вычислить, криминалисты начали создавать уникальную технологию поимки серийников. 

Благодаря следователю Руслану Сушко и другим ведущим маньяковедам Украины, мы реконструировали малоизвестные и кровавые события тех дней. 

Ничто в упыре не выдает упыря. Это мужчина средних лет, среднего телосложения, без особых примет. Образование тоже, естественно, среднее. Женат или разведен. Пьет в меру. Близких друзей не имеет. Ведет подчеркнуто традиционный образ жизни. Положительно характеризуется по месту работы. Таков портрет абстрактного сексуального маньяка – серийного убийцы. 

Вернее, поверхностный и неточный фрагмент портрета. Полная картина занимает сотни страниц и представляет собой научный труд, подготовленный командой украинских криминалистов. С 2007 по 2013 год в Украине развивалось уникальное криминалистическое направление, которое условно можно назвать маньяковедением. 


Все началось с охоты на васильковского душегуба Юрия Кузьменко по прозвищу Элвис. Руководил следственной группой, поймавшей Элвиса, подполковник Руслан Сушко.

Ничто в охотнике за упырями не выдает охотника. Бывший следователь по особо важным делам Главного управления МВД (в просторечии – важняк) Руслан Сушко – крупный мужчина лет пятидесяти. Усы и очки делают его похожим на технического интеллигента. Такого легко представить за кульманом в каком-нибудь конструкторском бюро. И это не просто образ – у Сушко два высших образования, первое – техническое (Киевский политех), второе – юридическое (КГУ им. Шевченко). Что еще? Женат, двое детей.

За плечами Сушко 12 тысяч судебных приговоров (речь идет о делах, в которых он принимал участие как следователь и руководитель следственных групп). Из них 8 тысяч – за особо тяжкие преступления: убийства, изнасилования, разбои, грабежи.


Инициация
Начало этой истории напоминает сюжет в духе братьев Гримм. Жил-был столяр. И все у него было как у людей: работа, старые жигули, сварливая жена, пасынок. Никто ничего плохого о нем сказать не мог: не пьянствовал, не бездельничал. Одна беда: ничем столяр не выделялся. Ни богатством (денег на жизнь хоть и хватало, но не шиковал), ни способностями (на работе был на хорошем счету, но не первым мастером), ни каким-нибудь хобби. Постоянно чувствовал, что ему чего-то не хватает. В свободное время столяр бродил в одиночестве по лесу, злился на людей. Зашел как-то совсем далеко, к гнилому болоту возле заброшенного аэродрома. Повстречал его там болотный дьявол. Разглядел недобрые мысли столяра, и вселился в него.

В тот же день упырь выследил, изнасиловал и задушил девушку. Внешне столяр никак не изменился, никто по-прежнему ничего плохого о нем сказать не мог. Однако с тех пор в окрестных селеньях стали пропадать женщины: молодые и старые, замужние и одинокие, красивые и не очень. Страх окутал вначале одно село, примыкающее к лесу, затем второе, а через какое-то время пришла беда и в ближайший город. Потом в другой. Ну и по порядку: Боярка, Васильков, Фастов.

Это не сказка. Вымышленный персонаж здесь только болотный дьявол (хотя как знать). В остальном – все это упрощенная история становления сексуального маньяка-убийцы, столяра из Боярки, Юрия Кузьменко.

Упрощенная, потому что дьявол водил его по садам, лесам и лесопосадкам несколько лет, превращая в упыря постепенно. В поле зрения правоохранителей он впервые попал в 2002 году. Нападал на идущих на работу женщин в киевском ботаническом саду имени Гришка. При задержании был избит местными милиционерами. Около года провел в следственном изоляторе. Освобожден досрочно за хорошее поведение. Будучи столяром, чинил мебель тюремному начальству. Числился на хорошем счету.

После недолгой отсидки вернулся к прежним занятиям: столярничал и подрабатывал частным извозом на старенькой пятерке. И – вновь нападал на женщин.

Согласно материалам следствия, первое убийство Кузьменко совершил 19 июня 2006 года. В тот день его автомобиль остановился возле 20-ти летней студентки, возвращавшейся из Киева в родное село. Девушка тащила тяжелую сумку к автобусной остановке. Кузьменко, сам родом из тех мест, знал ее. Предложил помощь. Завез на заброшенный аэродром. Жертва оказала сопротивление. В ходе драки Кузьменко ее убил. Впоследствии он поделится своими впечатлениями со следователем Русланом Сушко: «Когда я ее задушил, то испытал такие ощущения, что понял: это то, чего я искал».

Так состоялась инициация маньяка – серийного убийцы.

Но и это упрощенная версия. На самом деле, кровь на руках Кузьменко появилась годом ранее. 25 мая 2005 года он устроил засаду в лесопосадке возле станции Глеваха, на тропинке, по которой дачники сокращают путь к платформе. Выследил 68-летнюю пенсионерку. Ударил по голове, затащил в кусты, начал насиловать. Старуха потеряла сознание, умерла на том же месте спустя несколько часов – от инфаркта.

Родственники пенсионерки переполошились на третий день. Милиция по месту жительства старухи – пгт Вишневое – отказалась принимать заявление о пропаже человека. Дочери погибшей объяснили: раз пропала в Глевахе, значит, ступайте в Васильков (райцентр). В Василькове бумагу приняли, но искать бабушку не стали. Тело нашли сами родственники. Васильковская милиция отказалась возбуждать дело, констатировав естественную смерть. Мол, женщина срывала с себя нижнее белье из-за жары.

Складывается впечатление, что десятки правоохранителей действовали в сговоре с упырем. В те времена, когда он еще не убивал, а только насиловал, его можно было поймать. Известно несколько случаев, когда милиция под разными предлогами отказывала жертвам Кузьменко в возбуждении уголовных дел. Одна из таких пострадавших годами хранила трусы со следами спермы насильника, надеясь, что его рано или поздно поймают, а трусы окажутся вещественным доказательством. Так и вышло: его поймали спустя несколько лет, но уже после того, как насильник эволюционировал в серийного убийцу.


С каждым месяцем маньяк совершенствовал свое мастерство: начал надевать на голову чулок, на руки перчатки, устраивал лесные засады. И оставлял все меньше улик.
К 2007 году в треугольнике населенных пунктов Боярка-Васильков-Корчи количество женских трупов росло в геометрической прогрессии. Опознанных и неопознанных. Эпидемия убийств коснулась соседнего Фастова.

На вопрос о том, почему милиция отказывалась возбуждать уголовные дела, следователь Сушко реагирует резко:

– Потому что дегенераты. Раньше я думал, что это профессиональная деформация, потом понял, что они такими рождаются. Им все по фиг.

По словам Сушко, местные опера не только всеми правдами и неправдами отказывали в возбуждении уголовных дел, но и могли спрятать останки жертв.

Бесконечно это продолжаться не могло. В 2007 году начальник департамента уголовного розыска МВД Украины Василий Паскал выдвинул версию о том, что в Васильковском районе Киевской области орудует серийный убийца. Основание: на трех телах были обнаружены «биологические материалы», принадлежащие одному мужчине.


Ментов готовы были растерзать
С Русланом Сушко мы встретились на летней террасе кафе возле Подольского суда. Руслан Николаевич пил минеральную воду и в смачных выражениях описывал охоту на Элвиса. Кстати, именно манера говорить выдает в нем силовика. Есть в его речи что-то хищное. Не агрессивное, а именно хищное.

Он хорошо помнит день, когда в одном из министерских кабинетов перед ним поставили задачу поймать маньяка:

– Вызывает генерал Петр Коляда. Иду я, идет его зам, генерал Василий Топчий. У Коляды общение своеобразное. Из цензурных выражений, в основном, междометия. Начинает излагать: «Все областные пидорасы…» Формулирует задание: от дела областных отстранить к чертовой матери. Но – незаметно. Пусть работают, но по дезинформации. Пусть бегают. «А ты, – говорит, – создавай следственную группу из киевлян».

Разговор продолжился в кабинете генерала Топчия. Генерал спросил подполковника:

– Понял, нет?

– Нереально. Я сейчас позвоню по районам, кого мне дадут? Дебилов, которые районным начальникам работать мешают.

– Смотри, как это делается, – ответил Топчий и снял телефонную трубку.

Сушко по памяти красочно воспроизводит разговор генерала с невидимым собеседником: «Славко, привет. Мне тут на следственное управление два ордена выделили. Есть у тебя толковый человек, чтоб боевой, рвал-метал, крови не боялся? Вот и хорошо».

И так восемь раз.

На следующее утро в кабинете Сушко собралось восемь лучших киевских следователей. Крепкая мужская дружба завязалась сразу:

– Изложил задачу. Собрались ехать в район. Я отправил водителя заправлять автобус. Смотрю на ребят: зажаты, первый раз в министерстве…

Сушко делает паузу, улыбается и продолжает:

– И тут ко мне заходит коллега из соседнего кабинета – из инспекции по личному составу. Мы эту инспекцию в шутку называли гестапо. Отзывает в сторону: «У меня день рождения». Отвечаю: «Не могу, у меня группа». – «Давай всю группу». Ну я и говорю: «Пацаны, нас всех вызывают в гестапо». В общем, пока водитель автобус заправил, у меня все тоже зап… перезнакомились.

– В Васильков в тот день поехали?

– А как же. И даже кое-что сделать успели. На будущее работу решили выстроить таким образом. С утра все собираемся у меня в кабинете, пьем кофе, делимся информацией, распределяем задачи. Автобус вывозит всех на территорию, десантирует каждого в свое место, они отрабатывают день и своим ходом возвращаются в Киев. А утром вновь сходятся у меня, приносят материалы.

Сушко вращает в руке стакан минералки.

– Начало было сложноватым. Дело в том, что в Василькове к тому времени население было на взводе, ментов готовы были растерзать. В первый же день на одного моего следователя спустили собак, которые разорвали ему штаны, другого пытались избить, в третьего из ружья стреляли… Но потом работа пошла.


Аномалия
Криминалисты утверждают, что упыри – специфические жизнелюбы, их мотив уникален: маньяки идут на риск и убивают ради психологической разрядки. Ради минуты извращенного кайфа. Выбор жертвы – загадка, связанная с какой-то психологической особенностью преступника. Действует маньяк, как правило, в одиночку и вообще скрытен. Его близкие – жена, дети, родители, соседи могут годами ни о чем не догадываться.

Все это крайне усложняет охоту на упыря. Чтобы раздобыть крупицу нового знания о конкретном экземпляре, надо дождаться, когда эта сволочь совершит очередное преступление. Звучит жутковато, но – правда. При этом криминалистических теорий, описывающих повадки и типологические особенности серийных убийц, – множество. Кузьменко не вписывался ни в одну из них.

Считается, что сексуальные маньяки весьма избирательны – объектом их внимания становятся люди определенной внешности, скажем, девушки примерно одного возраста, одного телосложения, иногда – одной профессии. Но среди жертв васильковского маньяка были как совсем юные студентки, так и 80-ти летние старухи. Представительницы всевозможных профессий и социальных статусов.

По методу убийства упырей делят на две категории: организованные и дезорганизованные. Организованные – тщательно готовятся к преступлению, дезорганизованные – действуют импульсивно. Васильковский душегуб был креативен: иногда строил шалаши, устраивал засады, иногда действовал спонтанно. Был случай, когда он увидел девушку из окна электрички, вышел на станции и напал на нее.

Каждый преступник имеет свой почерк: способ умерщвления, манеру выслеживания добычи и другие повадки. Говоря языком криминалистов, все эти повадки создают определенную «следовую картину». Лесной демон и в этом смысле отличался разнообразием: кого-то душил голыми руками, кого-то в перчатках, кого-то ремнем, кого-то зарезал, через кого-то пропустил ток.


Вспоминая те дни, когда следственная группа приступила к работе, Сушко несколько раз повторяет:
– Понимаете, следовая картина была… разная, – и почти выкрикивает: – Разная! Экспериментатор хренов…
Киевские следователи не знали и не могли знать, что в окрестностях Василькова и Фастова в тот момент орудовало одновременно три маньяка. Такая гипотеза была бы слишком смелой. Сексуальный маньяк-серийный убийца все-таки редкий зверь.

Поначалу предполагалось, что большинство обнаруженных в 2007 году женских трупов были делом рук одного преступника. Перед следователями начали проступать контуры неизвестного науке чудовища. Вроде собаки Баскервилей.

Через пару месяцев Сушко получил информацию от коллег из западной Украины: в одном из карпатских сел задержан молодой человек, убивший четырех пожилых женщин. Его «биологический материал» совпал со следами на телах четырех старух, найденных в Васильковском районе. Как оказалось впоследствии, родители молодого человека, понимая, что в Василькове началась серьезная охота, спрятали своего сына в Карпатах. Где тот и продолжил заниматься любимым делом: убийством бабушек.

Киевские следователи вздохнули с облегчением и даже немножко отметили это событие. Но радость была недолгой – в васильковских лесах все появлялись и появлялись новые трупы. Работа киевской следственной группы под руководством Сушко продолжилась.

Одна из основных задач на первом этапе расследования: определить ареал обитания упыря. Классическая криминалистика различает локальных и странствующих серийных убийц. Первые орудуют в окрестностях своего жилья или работы, совершая преступления примерно в том же радиусе, что и домохозяйка, делающая покупки: не совсем под домом, но и не в соседнем селе. Странствующие же, соответственно, странствуют.

Кузьменко и тут отличился.

Поначалу Сушко буквально жил в поездах, изучая все свежие трупы в Украине, – надо было исключить версию о том, что маньяк часто перемещается по стране. Позже удалось установить, что ареал его охоты – в пределах следования электрички Киев-Фастов. То есть, Кузьменко был как бы не локальным серийником, но и странствующим его назвать было нельзя. Зато отсюда следовало, что раз маньяк курсирует в электричке, то автомобиля у него нет. Вывод этот хоть и логичный, но – ошибочный.

Эксперты изучили несколько трупов, найденных на значительном отдалении от железной дороги. Было установлено: биологический материал, относящийся к предполагаемому преступнику (слюна, сперма, подногтевое содержимое, эпителиальная ткань головки полового члена, волосы) совпадает со следами, оставленными на трупах, обнаруженных возле станций. Надо сказать, что далеко не всегда удавалось найти тело с «биологией» преступника, так как большинство трупов были с серьезными гнилостными изменениями, на которых отыскать следы насильника нереально.


Итак, машина есть. Вернее: скорее всего есть. Но какая? У Сушко мелькнула мысль:

– Мы знали место преступления и иногда могли вычислить с точностью до нескольких минут время совершения убийства. Как? Ну вот, например, убийство заведующей детским садиком. Царствие ей небесное. Она всегда в одно и то же время выходила из дому и через двенадцать минут была на работе. Тропинка через лес. Преступление совершено при хорошей погоде. Я подумал: а что если в это время пролетал спутник? Вдруг. Если бы у нас был снимок, мы могли бы увидеть автомобили, проезжавшие и останавливавшиеся в окрестностях. Пусть их будут десятки, пусть сотни. Но уже кое-что.

С этой идеей подполковник Сушко отправился к военным – в управление разведки. Шел через магазин.

– Взял две бутылки коньяка. Они вначале отнеслись к моим вопросам холодно. После первой бутылки уже тепло. После второй погнали в гастроном. После третьей – общий язык нашли. Мы даже договорились на будущее, что если нам надо будет, то они поднимут самолет и будут барражировать и фотографировать местность. Но как заглянуть в прошлое? Летал ли спутник? Украинский спутник не летал. Но, возможно, был натовский.


– Выяснили?

– Мы обращались в НАТО. Оформляли запрос через Генпрокуратуру, Минобороны и другие инстанции. Мы давали параметры: время и место, а в НАТО искали съемку в архиве. Это, кстати, платная услуга. Один снимок пять на пять километров – 1250 долларов. А таких снимков нам нужно было много. Государство платило.

– Машину вычислили?

– Более-менее. Что можно увидеть со спутника? Номера не увидишь. Но мы пришли к выводу, что цвет автомобиля – или зеленый или синий или красный. Марка – москвич или жигули.

Круг поисков вроде как сужался, но все равно был невероятно велик. Очень уж медленно дело обрастало новыми деталями. Хотя следователи уже знали некоторые повадки и психологические особенности маньяка: никогда не разбрасывал вещи, заставлял жертв аккуратно складывать одежду.

Всплыли из небытия дела об изнасилованиях прошлых лет (помните спрятанные трусы?). Выяснилось, что маньяк одних жертв убивал и насиловал, других насиловал, но не убивал, третьих убивал, но не насиловал. Были еще случаи, когда Кузьменко ограничивался разбоем. Киевской следственной группе удалось найти выживших. Это была большая удача.

Правоохранители прочесали лесопосадки и провели несколько спецопераций: «Лес», «Спецназовец» и «Тетки». Самая интересная из которых – «Тетки».

Операция «Тетки»
Свою задачу выполняли, конечно, и областные милиционеры. Сушко об их деятельности отзывается с некоторым сарказмом. Но местным правоохранителям было не до смеха. В начале 2008 года начальником угрозыска Киевской области был назначен Сергей Князев (нынешний глава Нацполиции). По отзывам коллег – «боевой оперативник». Спустя десять лет Князев вспоминает, что два раза в месяц его доклад по делу о серийных убийствах заслушивал замминистра. С этих совещаний Князев, по его собственному выражению, выходил «весь мокрый от напряжения».

Именно Князеву пришла идея включить в следственную группу психологов. Полковник, кандидат психологических наук Ирхин вспоминает:

– Сергей Князев понял, что с помощью простых милицейских методов, например, квартирных обходов, поймать серийника не получится. И вспомнил о том, что есть психологи, ученые… В разработке было больше 50-ти эпизодов, не все из которых имели отношение к Кузьменко. 56-ть трупов. А был еще десяток живых жертв, которые подверглись изнасилованию, не заявляли и не собирались заявлять в милицию. Не хотели ничего рассказывать. Надо было определить, какие из эпизодов – звенья той или иной цепочки.

Так следователь по особо важным делам Руслан Сушко познакомился с Юрием Ирхиным. Они быстро нашли между собой общий язык, их сотрудничество длится по сей день (Сушко пишет диссертацию, Ирхин его научный руководитель).

– Представьте 45-летнюю женщину, которая подверглась изнасилованию в извращенной форме, – продолжает Ирхин. – Будет она что-то рассказывать молодому оперу? Да никогда. Поэтому провели операцию «Тетки». Среди милицейских психологов отобрали женщин. Вот, в частности, моя жена (она, как и я, полковник и психолог), принимала участие. Наши женщины вооружились винами, коньяками и пошли беседовать с пострадавшими.

Жертвам и вправду нужны были психологи. Они тяжело выходили из депрессии, месяцами в одиночку преодолевая пережитую беду. Но были и те, кто отнесся к случившемуся как к приключению. Все они по-разному описывали обидчика. И все же, мало-помалу начал вырисовываться портрет маньяка.

Лесной демон был по-своему красив. По крайней мере, некоторым жертвам он казался таковым. Одна из них сравнила его внешность с Элвисом Пресли. С тех пор маньяка Кузьменко называют иногда Элвисом. Это сравнение раздражает Ирхина: «Ну не похож он на Элвиса… Разве что под определенным ракурсом…»

Во взгляде упыря был какой-то животный магнетизм. Следователь Сушко формулирует просто: «Морда добрая». Женщины же, описывая его внешность, более велеречивы. Кстати, впоследствии, когда его уже поймали, один из собутыльников Юрия Кузьменко рассказывал милиционерам, как Юрик у него увел лошадь – на спор. Не украл, а именно увел. Поговорил с ней – и строптивое животное пошло. Какая-то девушка вспомнила, что он на автобусной остановке подходил к стае бродячих собак, гладил их. И те не нападали на него и не убегали.

Иногда он разговаривал с добычей. Кому-то сказал: «Ты моя лошадка». Вступая в половую связь, не всегда эякулировал. Спустя несколько лет один из психологов, изучавших Кузьменко, напишет диссертацию по сексопатологии. Для Кузьменко в сексе был важен не столько оргазм, сколько процесс обладания, ощущение власти. Ему нравилось чувствовать себя богом. А некоторым жертвам, как ни странно, нравился такой бог.

Оказалось, что пока упырь охотился за добычей, а следователи охотились за упырем, был еще один человек, искавший встречи с Кузьменко. Девушка, ранее им изнасилованная. По ее словам, тогда, на лесной тропинке, она испытала «невероятный оргазм». Молодая женщина какое-то время скиталась в электричке по маршруту Киев-Фастов-Киев, но, к счастью для нее, так больше и не встретила удивительного мужчину «с членом Аполлона».

Встреча могла бы закончиться очередным убийством. Криминалистическая аксиома: маньяк не останавливается. Упырь почти всегда голоден. Постепенно время между преступлениями сокращается. По выражению Ирхина, происходит «нарастание маниакальной тяги».
– Кузьменко был исключительно чистоплотен, педант, – перечисляет его черты Ирхин. – На первый взгляд, брезглив. Надевал перчатки, но когда совершал коитус, презервативом не пользовался. Почему? Одна из его жертв – 86-ти летняя бабушка, которая редко мылась. Не побрезговал. Если бы не одни и те же биологические следы, в жизни бы не догадались, что какие-то эпизоды – дело рук одного убийцы. Пришлось ломать все стереотипы.

Феноменом васильковского душегуба заинтересовались в Государственном научно-исследовательском экспертно-криминалистическом центре (ГНИЭКЦ). С благословения двух генералов МВД начали проводиться научно-практические конференции и круглые столы, на которых, помимо прочего, обсуждались методики поиска серийных убийц. Организацией этих мероприятий занимался заместитель руководителя ГНИЭКЦ, один из лучших украинских практиков-криминалистов, полковник Андрей Коструб.

– Идея состояла в том, – говорит Коструб, – чтобы объединить усилия практиков и теоретиков: следователей, экспертов-криминалистов, юристов, медиков, психологов. Мы приглашали научных авторитетов со всей Украины, авторов учебников.

Участники круглых столов вспоминают, что проходили такие мероприятия в режиме «мозгового штурма», который зачастую начинался до начала заседания и продолжался после официального завершения – уже под коньячок. Одной из самых обсуждаемых тем были «таблицы Видонова».

Леонид Видонов (1927-2013) – советский и российский криминалист, автор фундаментального научного труда под зубодробильным названием «Криминалистические характеристики убийств и система типовых версий о лицах, совершивших убийства в отсутствие очевидцев». Суть: на основе огромного статистического материала Видонов вывел закономерности: о чем свидетельствует та или иная деталь в следовой картине о личности убийцы. Это очень неочевидные знания, превращающие следовую картину в текст, который профессионал считывает в течение нескольких часов.

Используя таблицы Видонова, можно, например, по характеру изнасилования с определенной долей вероятности предположить был ли ранее судим насильник (бывшие зэки более склонны к анальному сексу). В зависимости от того, как наносились побои, есть возможность определить пол преступника (на рефлекторном уровне женщины щадят лицо жертвы). Или, например, такое: множественные, явно избыточные ножевые ранения позволяют выдвинуть версию, что убийца не очень силен физически, не уверен в себе, действовал, вполне возможно, в состоянии аффекта. Не исключено: подросток или женщина.

В случае с васильковским душегубом, таблицы Видонова не то, чтобы не работали, но их было явно недостаточно. Профессор Донецкого юридического института МВД Украины (ныне расположен в Кривом Рогу) Алексей Одерий говорил о том, что таблицы Видонова устарели.

– Психология преступника меняется по мере того, как меняется эпоха, культура, этические нормы, быт, сексуальные практики, представления о прекрасном, жизнь улицы, – объясняет Одерий. – Видонов составлял таблицы, основываясь на советской базе данных о преступлениях. И уже поэтому они устарели. Кроме того, психология преступника зависит от региона. В Украине было бы целесообразно разработать несколько версий усовершенствованных таблиц, исходя из специфики регионов: Запад, Север, Центр, Юг, Восток.

Создать новую модель построения версий, основанную на методологии Видонова, довольно сложно. Сушко, Ирхин, Коструб и их коллеги начали собирать массив данных, анализируя тысячи убийств.

Параллельно шло расследование.

Однажды Сушко сводил воедино информацию из разных источников о васильковском маньяке. Стол был завален бумагами. Один только психологический портрет, составленный Ирхиным, занимал 36-ть страниц. Нужно было готовить очередной отчет. Бюрократия – неотъемлемая часть работы следователя. За окном сгущались серые сумерки.

А в это время…


Последняя жертва
…Студентка Аня Бондарь вышла из электрички в Василькове и, приволакивая тяжеловатую сумку, направилась к автобусной остановке. До родного села было недолго – 9 км. Дальнейшие события следователи реконструировали с точностью до секунды.

В карманах у Ани была мелочь. Девочка остановилась возле банкомата, вставила карточку. На счету оказалось 50 грн. На счету было – а купюр таких в банкомате не было. Когда ждала автобус, на нее поглядывал таксист. Он ее знал – иногда подвозил. Вот и на этот раз надеялся, что Аня подойдет к нему. Но не подошла – денег хватало только на общественный транспорт. Согласно расписанию, автобус уже должен был подъехать. Он немножко опоздал – водителя задержал звонок, разговор с сыном длился 90 секунд. Эти секунды и решили судьбу Ани.

Возле остановки затормозила зеленая пятерка (не такси), Аня села в машину. За рулем был человек, отдаленно похожий на Элвиса Пресли (если смотреть под определенным ракурсом). Таксист вздохнул, тронулся и, разворачиваясь, бросил взгляд на зеленые жигули.

– Почему села в машину? – сам себя спрашивает Сушко, как будто все это произошло вчера и поиски упыря продолжаются. – Ведь в этих местах знали о маньяке, знали, что в машину к чужим садиться нельзя. Вероятнее всего, за рулем был человек, вызывавший доверие. Кто это мог быть? Священник? Военный? – Сушко делает небольшую паузу: - Милиционер? Или это был знакомый?

– И?

– Знакомый. Они даже какие-то дальние родственники. Кузьменко родом из села Барахты. Но главное: таксист запомнил две буквы в номере жигулей: ВІ. Он, как оказалось, бывший разведчик, у него глаз наметан, он многое засекает. Таких автомобилей было 7034 по всей Украине. Я кидаю ребятам в ГАИ информацию, прошу отработать. Так вот, машина нашего маньяка, как потом уже выяснилось, была в списке 7032-я. Представляете?

Знание марки автомобиля, две цифры в номере, очерченный ареал обитания упыря, описание его внешности, подробнейший психологический портрет и физические характеристики позволили сузить круг подозреваемых до нескольких человек. Участковый взял у всех подозреваемых образец слюны. Когда анализ ДНК был готов, Кузьменко исчез.

К этому моменту милиция обладала информацией о всех знакомствах и родственных связях Кузьменко. После того, как стало известно о его исчезновении, 30 мая 2009 года один из следователей поднимался по лестнице киевской хрущевки, в которой жил брат Кузьменко. Навстречу ему быстро спускался мужик, отдаленно и в определенном ракурсе похожий на Элвиса Пресли. «Юра?» – спросил следователь. «Юра», – ответил мужик, после чего получил сильный удар, упал.

Знакомство продолжилось в СИЗО.

– Сильно били Юру?

– Что вы, – отвечает Сушко. – Маньяка нельзя бить, маньяка нужно слушать. Ему выговориться надо. Первые двое суток мои опера возле него все время сидели. Во-первых, чтоб его там не убили, во-вторых, чтоб сам не повесился, в-третьих, записывали. Мы нарушили какие-то инструкции, получили нагоняй.

– А в своем кругу как-то отмечали задержание маньяка?

– Нет. Усталость сильная была, опустошенность какая-то. Да и работы еще предстояло много.

Элвис-Кузя в первые дни после задержания признался в совершении 206 убийств.

источник: https://zaborona.com/interactive/maniak-posered-nas-ru/

Показать полностью
  •  
  • 331
  •  

Nikon - это судьба!

в

Помните как плохо отфотошопленная фотография победила на конкурсе Nikon Awards? Для тех кто ничего не слышал могут посмотреть по ссылке https://4tololo.ru/content/11387 ну или просто набрав в поисковике "Nikon Awards Fake".

И что вы думаете? Вчера официальная страница Nikon (с синей галочкой) опубликовала ещё один коллаж

Nikon - это судьба! Nikon, Фейк, Расследование, Длиннопост

И отстаивала его правдивость

Nikon - это судьба! Nikon, Фейк, Расследование, Длиннопост

Никакой даже 100% кроп не даст на Nikon D3000 при 200мм объективе такой большой Луны. Владельцы 200мм объективов могут поверить сами.

Мало того что луна увеличена минимум в 5 раз так ещё из-за атмосферной турбуленции на такой высоте над горизонтом её нельзя снять так резко.

Ссылка https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=1543263575773819...

Показать полностью 2
  •  
  • 1403
  •  

Про участкового, обладавшего скиллом "Мистицизм" (и другими способностями)

в

Доброго времени, уважаемые пикабушники!

Прошлая история из моей прежней жизни следователя следственного комитета рассказывала помимо прочих событий об одном талантливом участковом, умевшем в мистицизм или, если быть точнее, в кретинизм, который стоил ему всего.


Для тех, кто хочет ознакомиться с предысторией описываемого здесь, обращаться сюда.


Очень кратко предыстория выглядит так: потерпевший получил ножевое в ходе распития спиртного, в больницу сразу не обратился, в полицию тем более, по прошествии 7-8 дней по настоянию родственников, таки был госпитализирован в районную больницу, где практически сразу по доставлению был отправлен на операцию, несмотря на проведение которой скончался, примерно через 9-11 часов после доставления. Всем говорил, что ножевое ему никто не наносил, повреждение получил в результате того, что упал на придомовой территории на арматуру. Опросить потерпевшего никто из сотрудников естественно, не успел. Но по прошествии 10 дней после смерти потерпевшего и передачи материалов участковому, на территории которого проживал умерший, материализуются протоколы объяснения и заявления от имени потерпевшего, датированные 31.12.2014 (тогда как умер потерпевший 22.12.2014), в которых также говорится о том, что привлекать к ответственности он никого не хочет, повреждение получил сам, просит прекратить все разбирательства. В дальнейшем выясняется, что потерпевшего ударили ножом, но за помощью тот не обращался, а тихо и мирно лежал у себя дома, пока ему не стало совсем плохо. Естественное, что за это время к нему никто из полиции не приезжал, объяснения не отбирал. А всё, что было известно со слов потерпевшего, так это его слова: «Упал во дворе на арматуру, получил травму по неосторожности, никто в этом не виноват». В дальнейшем возбудили дело по факту причинения потерпевшему телесных повреждений, от которых тот скончался, нашли злодейку, совершившую это и направили дело в суд, где злодейку признали виновной и отправили отдыхать в колонию.


Но обратимся к тому, из-за чего же получилось так, что материалы проверки по факту получения человеком ножевого ранения, валялся в архиве отдела полиции 2 месяца, пока один помощник прокурора не стал проводить проверку.

А стало это возможным благодаря тому самому участковому, решившему буквально «похерить» материалы, которые содержали в себе сведения об особо тяжком преступлении.

По факту наш участковый не выезжал на место происшествия, то есть по месту жительства потерпевшего, поскольку в тот день он не был дежурным участковым, по этой же причине он не выезжал в больницу, когда туда был доставлен потерпевший. Если он хотя бы приехал в больницу, когда туда доставили потерпевшего, его словам о том, что объяснения действительно отбирались им, хоть как-то можно было поверить. Но допрошенные по уголовному делу брат потерпевшего, его мать, дежурный хирург, осматривавший больного в приёмном покое, анестезиолог и второй хирург, которые также приняли участие в осмотре, так как предполагалась срочная операция, дежурный фельдшер, находившийся в регистратуре приёмного покоя, водитель машины скорой помощи, говорили о том, что потерпевшего никто из сотрудников полиции за всё время нахождения его в приёмном покое больницы, не опрашивал. Более того, они не видели, чтобы туда приезжал наш с вами герой – участковый. Да, в больницу приезжали сотрудники полиции, это были водитель и дежурный участковый, но они прибыли туда уже после того, как потерпевшего увезли в операционную, а туда естественно никого не пускали.

Но наш участковый всё-таки попытался сделать себе алиби: как только материалы были направлены к нам в отдел и завертелась уже эта история, он через другого сотрудника полиции вышел на фельдшера скорой помощи, который дежурил в день доставления потерпевшего в больницу, и, непосредственно выезжал к тому по вызову. Естественно участковый обработал фельдшера ещё до опроса его следователями, а немногим позже, когда в дело резко включился адвокат, тот сам опросил фельдшера как надо и заявил ходатайство о приобщении протокола опроса фельдшера к материалам. Фельдшером был молодой парнишка лет 20-21, который не так давно пришёл работать на скорую помощь. Этот самый фельдшер стал утверждать, что участковый приехал в больницу, когда туда доставили потерпевшего на машине скорой помощи, а пока больной, видимо, ждал своей очереди в операционную, участковый по-быстрому отобрал объяснения и заявление у него. Вот только все остальные свидетели отчего-то не подтверждали показания фельдшера, прямо отрицали нахождение участкового (да вообще любого сотрудника полиции) в тот же момент времени, когда там находился потерпевший.

Что уж было обещано этому самому фельдшеру, история умалчивает. Но сколько бы не пытался я убедить его в том, что даваемые им показания, являются ложными и полностью опровергаются показаниями других свидетелей, тот ни в коем случае не отказывался от своих слов. Полагаю, что связано это было с национальностью фельдшера, озвучивать которую во избежание всяких там разжиганий я не стану, но за всё время работы, люди, с которыми приходилось общаться, принадлежавшие к этой самой национальности, были просто непробиваемыми чуть ли не в буквальном смысле слова: по делу могло быть хоть 10 прямых свидетелей преступления, которые своими глазами видели преступника, заключения хоть 5 экспертиз, которые неопровержимо доказывают вину обвиняемого, но представители этой нации никогда не сознавались в содеянном, какие бы доказательства на них не указывали.

Не смогло сломить фельдшера и то обстоятельства, что на определённом этапе следствия ему были предъявлены записи его телефонных переговоров, так как в интересах следствия телефон фельдшера был поставлен на «прослушку». В ходе прослушивания выяснилось, что перед каждым походом ко мне на допрос, фельдшер звонил адвокату участкового, сообщал о вызове на допрос, на что адвокат давал установку «говорить так, как мы с тобой разговаривали», «не суетиться». Также перед первым допросом фельдшер позвонил участковому на сотовый телефон, вот только тот трубку не взял, поскольку к тому моменту уже находился под стражей. И об этом во время разговора с адвокатом фельдшер упомянул, что не смог дозвониться, на что получил ответ, что участкового «закрыли». И может быть и ничего такого по поводу всего этого, вот только фельдшер на первом допросе сообщил о том, что с участковым, который якобы опрашивал потерпевшего, он не знаком, его никогда до того дня не видел, хотя после прослушивания выяснилось, что фельдшер и знает, как зовут участкового, и номер телефона его знает. Зачем каждый раз перед приходом на допрос звонил адвокату обвиняемого, фельдшер пояснить не смог, вот прямо так и ответил.

Также в ходе следствия была проведена экспертиза подписи потерпевшего, имевшаяся в протоколах объяснения и заявлении. Текст в двух протоколах был составлен участковым, он этого не отрицал, но и не вооружённым глазом было видно, что и подписи от имени потерпевшего были сделаны участковым, настолько это было сделано халтурно, что они мало отличались от подписи самого участкового. А вот со сравнительными образцами почерка потерпевшего сначала возникли определённые трудности: ни у родственников, ни дома у самого потерпевшего не было найдено ни одной рукописной записи или даже клочка бумаги с подписью. Но выход был найден: потерпевший был проверен по базам о привлечении к уголовной и административной ответственности, где было установлено, что он примерно за 8-9 месяцев до тех событий, привлекался к уголовной ответственности за кражу, и примерно за полгода к административной ответственности за распитие спиртного в общественном месте. Сомнений в подлинности тех подписей не было, особенно в материалах уголовного дела, поскольку подписи в тех протоколах ставились нашим потерпевшим в присутствии адвоката. Материалы тех дел были изъяты и переданы эксперту, который в заключении указал, что подписи в протоколах, сделанных участковым, выполнены не самим потерпевшим, а иным лицом.

Более того, в ходе допроса участкового был выяснен механизм якобы проставления подписи потерпевшим. Участковый сказал, что потерпевший лежал на каталке, он поднёс планшет с протоколами и зафиксировал в руках над каталкой, после чего потерпевший, держа руку на весу, то есть без опоры для руки, подписал документы. Вот только и тут вышла промашка: эксперт-почерковед в ходе допроса сообщил, что механизм подписи, указанный участковым, не соответствует действительности, поскольку по степени нажима, характеристике росчерка можно сказать, что для проставления такой подписи нужна устойчивая опора.


Кто-то из вас скажет: «Так участковый не внёс в протокол недостоверные сведения, в протоколе и заявлении он указал сведения, которые потерпевший действительно сообщал, хотя бы и другим людям, причём незадолго до своей смерти. Ну вот что бы изменилось, если бы потерпевшего опросил участковый? Тот, воспользовавшись силой убеждения, вытянул из потерпевшего правду?».

Отвечу: а почему бы и нет? Откуда знать, что стал бы рассказывать потерпевший именно участковому полиции? Может и действительно участковый смог бы выудить из потерпевшего правду?

А если быть более рассудительным, то участковый (да что уж говорить, любой адекватный человек, ведь всё-таки наступила смерть человека от полученного телесного повреждения), вместо того, чтобы «херить» материалы, по крайней мере дождался бы результатов судебно-медицинской экспертизы трупа, где было указано, что по характеру раневого канала можно сделать вывод о том, что повреждение причинено предметом, обладающим режущими свойствами, и могло быть причинено предметом, обладающим односторонней заточкой. Или, на худой конец, просто спросить обо всём этом у эксперта, вскрывавшего труп, который ещё более простыми словами поведал бы, что у потерпевшего было ножевое ранение. А уж из этого делать соответствующие выводы, или попросту говоря – делать свою работу нормально.


И… Вы думали это всё и на этом заканчиваются приключения нашего участкового? Если бы…


В первых числах апреля 2015 года, то есть во время, когда материалы проверки по факту фальсификации протоколов только зашли в нам в отдел (как я и писал ранее, по нашей просьбе материалы эти были немного придержаны в прокуратуре, дабы мы смогли разобраться с основным делом по телесным повреждениям), в один из будних дней прямо к началу рабочего дня, к нам в отдел заходит женщина лет 30-32 (Злодейка) в сопровождении своей тёти лет 45. И по внешнему виду Злодейку сразу становилось понятно, что внешность у неё хоть и маргинальная, но в отдел она пришла в полусогнутом состоянии, что было вызвано не похмельным синдромом, а болью. А из рассказа её выяснилось следующее.


В деревне, в которой проживает Злодейка, неизвестные проникли в один из домов, разбив к нём окно, после чего похитили оттуда 12 тысяч рублей, которые хранились… под матрацем. Злодейка и у нас в отделе не отрицала факта проникновения в дом, также, как и в полиции сразу после обращения хозяина дома и денег. Отрицать это было глупо, поскольку момент её проникновения в дом видели другие соседи, сразу после этого Злодейка отправилась в магазин, где отоварилась на похищенные деньги (из дома она вышла без денег, направлялась в магазин, чтобы взять выпивки в долг). Вот только заявленную сумму в 12 косых Злодейка не признавала, как в полиции, так и в следственном комитете, утверждая, что взяла только 2 тысячи. То же самое она говорила участковому, выехавшему на место по поступившему заявлению. Этим участковым, естественно, оказался уже известный нам сотрудник. Взяв Злодейку в охапку, участковый повёз её в администрацию сельского поселения, чтобы провести там с ней разговор с пристрастием, не везти же её не обработанную в отдел полиции. В здании администрации участковый попросил кабинет, где смог бы «пообщаться» с преступницей, и тому предоставили аж кабинет главы поселения. Дело было вечернее, поэтому в здании поселения были всего несколько человек, но и они слышали, как участковый на повышенных тонах что-то говорил Злодейке. А сама Злодейка поведала, что будучи в кабинете, участковый несколько раз ударил её ладонью по голове, после чего толкнул её, сидящую на стуле, а когда она лежала на полу, несколько раз пнул ногой в область почек. Позднее экспертиза подтвердит, что в поясничной области у Злодейки имелись кровоизлияния.

Но либо Злодейка была принципиальная и вину брать не хотела, либо аргументы у участкового были неубедительными, Злодейка сознаваться не хотела, после чего участковый повёз её в отдел полиции, где беседа продолжилась.

И тут внимательный читатель спросит: «А зачем участковому давить на преступницу сознаться в краже всей суммы, если она признает факт проникновения в дом и кражи денег, пусть и не всей суммы?». И верно, к чему это делать, если факт установлен. Вот только есть такое негласное правило у следователей полиции, о том, чтобы не принимать материалы от органа дознания, если там есть «неполный расклад», ведь тогда придётся доказывать факт нахождения в доме заявленной суммы, факт кражи всей этой суммы, говоря иными словами, придётся работать. И если бы участковый передал материалы в таком виде как было, ему вернули бы их на доработку, а это опять же придётся работать.

Поэтому, будучи уже в кабинете в отделе полиции, участковый стал продолжать использовать «аргументы», и главным на сей раз оказался ни много, ни мало – электрошокер. Причём не личный какой-нибудь, купленный в поезде или переходе, а служебный, выданный именно этому самому участковому. Это важно, потому что потом Злодейка среди прочих опознает именно тот электрошокер, которым орудовал участковый, поскольку он имел немного отличный от других оттенок рукоятки и несколько характерных сколов на корпусе.

Участковый в своём рабочем порыве применял электрошокер несколько раз, посылал разряды электрического тока по бёдрам, плечам, спине Злодейки. И это было ещё одним неоспоримым доказательством против него: судебно-медицинская экспертиза установила наличие кровоизлияний на теле Злодейки, причём они имели свои особенности в виде двух точек, равноудалённых друг от друга на расстоянии 2-х сантиметров, что соответствовало расположению контактов электрошокера. В своём допросе эксперт также сообщит, что локализация кровоизлияний соответствует расположению контактов электрошокера, и не исключается образование повреждений в результате воздействия электрического тока через контакты электрошокера.

А через несколько часов аргументированной беседы, Злодейка таки написала явку с повинной, в которой указала, что похитила все 12 тысяч рублей, после чего была отпущена домой, когда на улице была уже практически ночь.

Кстати, тётя Злодейки оказалась довольно грамотной в том, что несмотря на тот факт, что к следователям они обратились уже на следующий день после описанных событий, ночью, будучи дома, она на фотоаппарат запечатлела все имевшиеся у Злодейки телесные повреждения, что также стало доказательством в деле.

А в тот же день, когда Злодейка была вызвана на допрос к следователю по делу о краже, она в присутствии адвоката отказалась от ранее написанной явки с повинной и пояснила, что она была написана под давлением.


И тут уже можно было бы написать о том, каким же был приговор суда по этому делу…

Если бы не тот факт, что буквально через 1-2 дня после истории со Злодейкой, не случилось ещё одно происшествие, а именно: будучи на оперативном совещании участковых уполномоченных полиции, в кабинете начальника этих самых участковых, наш герой, на замечание коллеги о том, что от него разит алкоголем и просьбу пересесть подальше, вынул из кобуры свой табельный пистолет, снял его с предохранителя, передёрнул затвор, послав патрон в патронник, и навёл заряженный пистолет в голову участкового, сделавшего замечание, добавив фразу: «Пристрелить тебя?». На тот момент в кабинете находилось 6 человек: 2 непосредственных участника событий, начальник участковых и ещё 3 участковых. Несколько секунд после этого в кабинете стояла тишина, после чего участковый-некромант улыбнулся, отвёл пистолет в сторону, разрядил его и убрал в кобуру. Но участковый, сделавший замечание, не стал оставлять это просто так, и сделал очень правильный ход. Он не стал затевать выяснение отношений, не стал вызывать обидчика на дуэль, а просто изложил этот факт на бумаге и отправил её в Управление МВД по субъекту, где стали проводить проверку. В ходе этой проверки, также как и в ходе следствия потом, было установлено интересное: как я указал, в кабинете было 6 человек, 2 участника событий давали диаметрально противоположные показания, давая их друг против друга, начальник и один из участковых утверждали, что такого факта не было, а вот 2 других участковых-очевидцев говорили о том, что угроза заряженным оружием действительно было, а от участкового с пистолетом действительно шёл запах алкоголя.

Именно из-за такого количества интересных событий, участковый был уволен из органов МВД, а чуть позднее взят под стражу, и находился в изоляторе до самого суда. Примечательно, что когда дело было передано в суд для рассмотрения по существу, судья изменил меру пресечения на домашний арест.

Тут даже случилась ирония судьбы: этот самый участковый, свою карьеру начинал в конвойной службе, то есть занимался тем, что доставлял подозреваемых, обвиняемых, подсудимых и осужденных по изоляторам, судам, а в итоге сам оказался под конвоем.


По итогу: дело по этим трём эпизодам было направлено в суд, где участковый (тогда уже бывший) вместе со своим адвокатом также и утверждали, что никто никакие подписи не подделывал, потерпевшего действительно опрашивал, а дату в протоколах просто неверно поставил, все врачи, родственники лгут, один фельдшер скорой помощи говорит правду, записи телефонных переговоров вообще недопустимое доказательство, ведь там есть запись голоса адвоката, и следователи не имели права его прослушивать (хотя прослушивали-то не адвоката, а свидетеля), по эпизоду со Злодейкой всё неправда, она всё лжёт, избила руками, ногами и шокером себя сама, заключение эксперта вообще неправильно оформлено, у эксперта плохая квалификация, а другому участковому он естественно не угрожал, то ему просто завидует.

Кроме того, по эпизоду с фальсификацией подписей адвокат также утверждал именно то, что я указывал выше – в протоколах не имелось ложных сведений, там были отражены данные, сообщённые самим потерпевшим, и эти данные подтверждают другие.


Но участковый был осужден, по эпизоду с фальсификацией назначено наказание на общую сумму 300 тысяч рублей, но в соответствии с Постановлением Государственной Думы РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», освобожден от назначенного наказания; по эпизоду с избиение был приговорён к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года; по эпизоду с угрозой пистолетом оправдан в связи с не установлением события преступления.


По 3-му эпизоду вполне логичный исход, поскольку имелись неустранимые противоречия в показаниях свидетелей, а других доказательств не было. А вот по первому эпизоду с освобождением от наказания были вопросы, которые разрешил верховный суд субъекта, поскольку в соответствии с п. 13 Постановления Государственной Думы «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», действие Постановления не распространяется на осужденных, совершивших преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 286 УК РФ. Акт об амнистии не применяется в отношении лиц, осужденных по совокупности преступлений, если одно из них предусмотрено п. 13 Постановления об амнистии. Кроме того, наказание за совершение преступления также являлось несправедливым ввиду их чрезмерной мягкости.

По результатам рассмотрения верховный суд исключил из приговора указание суда об освобождении от наказания по амнистии, назначил наказание по первому эпизоду в одного года лишения свободы, а окончательно назначил путем частичного сложения наказаний – 3 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года с лишением права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года.

Но несмотря на приговор суда, наш герой уже никогда не сможет вернуться на службу в какие-либо правоохранительные органы, да и захочет ли?..


Это получилась длинная история, затронувшая судьбы многих людей.

И не вполне понятно, что послужило катализатором для такого поведения участкового, когда в столь короткий срок, им было совершено столько трэша. Поскольку участковый за всё время следствия ни в чём не сознался, мне он говорил, что жалел только о том, что в своё время не остался работать в конвое, где просто сопровождаешь арестованных из точки А в точку Б.


По правде говоря, даже не знаю какие выводы можно сделать из всего этого. Разве что только несколько советов:

- Пишите; держите дома хотя бы несколько листов рукописных записей, чтобы срока им было хотя бы не больше года, в сложной ситуации, эти так называемые «свободные образцы почерка» могут помочь в подобных ситуациях, а ведь мы так редко пишем;

- Не теряйте время; во всех аспектах жизни время и друг нам, и враг. Если произошла ситуация, где были нарушены ваши права, не теряйте времени, постарайтесь самостоятельно зафиксировать как можно больше исходных данных, запечатлеть их, и обращаться в компетентные органа как можно скорее всеми доступными способами.

И знайте, что в системе правоохранительных органов есть хорошие люди, которые делают свою работу правильно, хотя порой это и трудно заметить.

Показать полностью
  •  
  • 25
  •  

Теперь докажи, что ты не верблюд. Конец истории, без хеппи-энда.

История с поиском двойника заканчивается. Она показала, что в нашей стране можно открыто сношать гусей нарушать закон, а всем все равно. Теперь по порядку, что делалось.
Попытки написать заяву в ГИБДД НСО не увенчались успехом. "Мы этим не занимаемся, не знаем что делать."
Повторные обращения в @ГИБДД Красноярска не увенчались успехом. Теперь мы правда знаем, что в Красноярске лево от право не отличают (напомню что двойник праворульный).
Прокуратура просто отмолчалась.
Страховая компания @ВСК, где был застрахован двойник, была очень удивлена, что одна машина у них застрахована дважды. Причём в карточке страхования двойника не было никаких данных страхователей (сканов паспорта, телефонов, адресов). Но делать ничего не стали.
Самое славное это работа полиции. Помимо того что долго оговаривали от подачи заявления, так по итогу их расследования прислали письмо. А вот и самая мякотка. РАССЛЕДОВАНИЕ! Дабы на заставлять читать тонну воды приведу лучшие моменты:

Теперь докажи, что ты не верблюд. Конец истории, без хеппи-энда. Новосибирск, ГИБДД, Полиция, Машина двойник, Бездействие, Красноярск, Расследование, ВСК

Ну то есть они пришли к людям, которые вписаны в страховку двойника. А те "мы не при делах". Все ок значит! СОБЫТИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ значит нет. Всё всем показалось и дело закрыто.
Так вот, сотрудники @ГИБДД, @МВД, @ПРОКУРАТУРА, @ЦАФАП, вы носите погоны, величаете друг друга по званиям, получаете хорошие зарплаты и досрочно идёте на пенсии, но по сути вы бумагомаратели, которые за год додумались только закрыть глаза на преступление.

  •  
  • 5288
  •  

Паспорт потеряла

в

Дело было в начале 2000-х.

Потеряла Ната паспорт. Всё вдоль и поперек пересмотрела, карманы все проверила, сумки перетрясла, в ящиках столов порядок навела, книги на полках пролистала, ну нигде нет.

А паспорт нужен. Как вот без паспорта-то. День без паспорта, другой, настроения никакого без паспорта. И вода не льется в горло,  и еда не лезет в рот... Без паспорта-то.

Думала-думала Ната, да и пошла в милицию. Подать в розыск решила.

Пришла и говорит, мол,  паспорт потеряла, найдите, умоляю. Милиционеры, надо сказать, очень терпеливые попались. Спорить не стали, выслушали, головой покивали. И ласково так попросили пойти...  домой, поискать тщательней.

Но Ната девушка не из робких, начала кричать, требовала принять заявление, провести расследование. Угрожала, что не уйдет, пока оперуполномоченные паспорт не найдут.

А милиционеры ну вот совсем несерьезные попались. Сидят, улыбаются, переглядываются. Тут один из них сдался. Говорит: "Ну ладно, давайте искать. Вытаскивайте все из сумочки Вашей."

Наташа, начала, конечно, возмущаться. Говорит, что уже проверяла сумочку на наличие в ней паспорта. Но сумочку раскрыла и вытащила из нее:

кошелек,

помаду,

ключи,

зеркальце,

блокнот,

карандаш,

румяна,

паспорт,

проездной,

носовой платок..

Аааа стоп, ПАСПОРТ!

Робко пробормотав "спасибо",  под громкий хохот милиционеров Наталья выбежала из милиции...

Паспорт потеряла Милиция, Расследование, Паспорт, Находка, Наталья
  •  
  • 179
  •  

Штамп о прописке в загранниках не ставится, лол

Штамп о прописке в загранниках не ставится, лол Эхо Москвы, Расследование, Загран паспорт, Место проживания, Штамп, Петров и Баширов, Политика

https://echo.msk.ru/news/2282746-echo.html?utm_source=twitte...

  •  
  • 204
  •  

40 лет «чужой» жизни

Американец в 40 лет узнал, что по ошибке жил в чужой семье и решил разыскать свою
Интересное, но шокирующее расследование о загадочном исчезновении младенца.

40 лет «чужой» жизни Длиннопост, Расследование, Загадка, Похищение, Текст, Интересное
Показать полностью 4
  •  
  • 1376
  •  

Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002)

в
Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост

Представьте себе снятый по следам нашумевшей трагедии документальный фильм минут так на сорок пять, на час или даже разделённый для удобства на несколько серий. На экране натурные съёмки, ведущий с собственной персоной и он же, но уже закадровым голосом втолковывает зрителю о том, что, когда, где, как, почему, из-за чего и из-за кого случилось так, а не иначе.


Порой видеоряд прерывается кадрами документальной хроники, снятой непосредственно в тот самый день, в тот самый час. Поскольку история вышла на редкость запутанной и туманной, авторы передачи стараются стать своего рода сыщиками, приглашающими сидящего перед экраном на сеансы дачи показаний всех, кто способен прояснить картину, а также к ознакомлению с собранными по делу документами. Чтобы прояснить множество белых пятен, нестыковок, с вытекающими из них взаимными обвинениями, на экране возникают выжившие свидетели тех дней. С открытым лицом или, представ перед камерой анонимным, вырезанным из тьмы силуэтом с изменённым голосом каждый стремится донести свою смутно припоминаемую или наоборот ясную, как день, правдивую или наоборот ложную версию того, что случилось.


Вот примерно так воспринимается книга о трагическом исходе случившихся 11-го мая 1996 года коммерческих экспедиций на высочайшую горную вершину мира, то есть на Эверест. Тот год вообще был одним из самых неудачных, оборвав во всех штурмовавших «крышу мира» группах целых 15 жизней! Из полтора десятка смертей восемь как раз пришлись на 11-ое мая. Тогда из тридцати трёх идущих на приступ почти девятикилометровой вершины на разных высотах погибли Скотт Фишер и Робб Холл, бывшие руководителями компаний «Горное безумие» и «Консультантов по приключениям», нанятый Робом Холлом гид Энди Харрис, заплатившие внушительную сумму за удобство, безопасность и всяческое содействие в восхождении американец Даг Хансен и японка Ясуко Намба, а также трое шерпов, местных жителей, зарабатывавших себе на жизнь обслуживанием пожелавших взойти на Эверест.

Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост

Остальные выжили, отделавшись моральным и физическим истощением, а также относительно лёгкими обморожениями. Правда, выжили они благодаря тому, что бывший гидом «Горного безумия», русский альпинист, заслуженный мастер спорта СССР, обладатель титула «Снежный барс», покоривший одиннадцать восьмитысячников, Анатолий Букреев предпринял беспрецедентную спасательную операцию! Один, ночью, в лютый мороз, с грузом кислородных баллонов для затерявшихся и замерзающих в белой пелене клиентов, не для себя, в бурю, которая ревела так, будто в каком-то метре от человека проносится грузовой поезд, он прошёл сотни метров, чтобы найти тех, кто не вернулся с высоты в лагерь.


Нас просто заваливало снегом. Разговаривать было практически невозможно. Чтобы сказать что-то другому, приходилось кричать изо всех сил и обязательно по ветру. Иначе ничего невозможно было услышать. Насколько я помню, у меня не получалось даже голову повернуть против ветра, не то, что крикнуть в ту сторону.

И ладно бы прошёл и вернулся, хоть такие определения здесь и неуместны, но задача оказалась повышенной сложности, потому что при первой вылазке Анатолий дошёл до указанного ему места и не нашёл никого! Прибыв обратно в лагерь и ещё опросив тех, кто указал ему в пустоту, Букреев снова, в тех же самых условиях, без кислорода и в одиночку отправился на поиски, которые на этот раз оказались успешными.


По прошествии времени, выживший в тот день клиент «Консультантов по приключениям», американский журналист, писатель и по совместительству альпинист Джон Кракауэр выпустил книгу «В разреженном воздухе», на страницах которой даёт очевидное или выгодное для себя видение причин и обстоятельств, сложившихся, в конце концов, в трагический паззл. Кто из руководителей, гидов, клиентов или шерпов виноват в гибели одних и страданиях других?


Как в дни после вызвавшего резонанс восхождения, так и сейчас Кракауэр продолжает настаивать, что всё могло закончиться благополучно и Букрееву не пришлось бы рисковать, если бы до этого он проявил бы больше ответственности и осмотрительности. Ответом на скандальные обвинения стали опровержения от множества опытных и заслуженных альпинистов, выживших клиентов «Горного безумия» и членов семьи погибшего Скотта Фишера. По их мнению Кракауэр просто-напросто нашёл себе козла отпущения, заработав при этом на книге и последующей её экранизации кругленькую сумму, когда действия Букреева были правильными, согласованными с руководителем экспедиции и полностью отвечала ситуации. Чтобы хоть как-нибудь уравновесить поднятую Кракауэром шумиху, Букреев в соавторстве с писателем и другом Вестоном ДеУолтом написали «Восхождение». Как и во многих более или менее нашумевших скандалах, воз, конечно, и ныне там, но, по крайней мере, читатель имеет возможность узнать о тех событиях на Эвересте с двух разных, противоположных друг другу точек зрения.


Устали от вводной? :) Возвращаемся к книге. Начинается «Восхождение» своеобразным знакомством с жизнью Скотта Фишера и Анатолия Букреева в конце восьмидесятых и начале девяностых. В то самое время, когда Фишер стремился раскрутить «Горное безумие», а Анатолий вместе с другими советскими альпинистами оказался попросту забыт и оставлен на произвол судьбы. Потому что развалился некогда великий и могучий Советский Союз, а новое государство нацелилось прежде всего на переход к рыночной экономике.


Зачем вообще разумному человеку лазать по ледникам, да скалам, рискуя здоровьем и даже жизнью?! Зачем карабкаться всё выше, а затем ещё выше, чтобы, в конце концов, забраться на вершину? Ради чего? Ради спортивных достижений? Доказательства возможностей человека или глупого упрямства, которое по идее должно было остаться в детстве? Кому это надо? Никому не надо! Кому это нужно? Никому не нужно! И что в таком случае делать, если то, чем душа живёт и горит, не находит ни у кого отклика? Куда податься? Спуститься с гор, чтобы стать дальнобойщиком или таксистом, грузчиком или извернуться, организовав свой собственный, ни малейшим образом не связанный с альпинизмом бизнес?


Советский альпинизм был фактически уничтожен. Альпинисты из поколения Букреева, часто лучшие в мире, стояли на грани нищеты. Амбиции были забыты, когда стало нечем кормить семью. Высотникам приходилось работать прислугой на высокогорных курортах, учить кататься на горных лыжах детей бандитов и коррумпированных чиновников — лишь бы заработать на кусок хлеба.

Хотя нет, не всё так категорично. Потому что даже в новых реалиях среди состоятельных персон периодически найдётся кто-то, желающий испытать свои силы, насладиться адреналином и просто рискнуть с комфортом ради понтов, вскарабкавшись на недосягаемую для простых смертных вершину.


Я стал свидетелем тому, как изменилась цена, которую людям приходилось платить за восхождение. Участники были готовы отдать большие деньги, но не хотели подготовиться физически.

***

Второй вопрос, который мы обсуждали — дилетанты в альпинизме. Это бедствие мирового масштаба — дискредитация альпинизма. Человек, далекий от альпинизма и даже спорта, но с большим кошельком похваляется своими восхождениями на самые высокие и сложные вершины — правда, с помощью первоклассных гидов.

Именно пусть и с относительным, но комфортом, хоть и кажется, что это понятие в принципе не применимо к альпинизму. Потому что, если для одних горы и восхождения на вершины - это сама жизнь, то для других — это всего лишь экзотическая услуга, все риски которой можно сократить до минимума соответствующей суммой валюты. Мерзко и прагматично одновременно. И вот здесь-то бизнес и профессиональные, но потерявшие под собой опору вместе со смыслом существования альпинисты становятся нужными друг другу. А ещё именно здесь начинается история той самой экспедиции, которая могла бы открыть дорогу к успеху как для Скотта Фишера с его компанией, так и, возможно, для Анатолия Букреева.

Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост

Горы имеют власть звать нас в свои края

Там навсегда остались лежать наши с вами друзья

Тянутся к высоте люди большой души

Не забывайте тех, кто не пришел с вершин…(с) Анатолий Букреев


Знакомым с альпинизмом и желающим обычной эрудиции ради узнать о реалиях восхождения, а также, конечно, желающим разобраться в тех событиях книга и особенно воспоминания Букреева определённо должны заинтересовать! Тем более что в тексте видимо-невидимо сносок, поясняющих как обстоятельства тех дней, так и технические тонкости покорения гор. Я не путешествую по миру и не занимаюсь экстримом, но тема путешествий, экспедиций, погружений в морские и океанские глубины с восхождением на высоты меня интересовала всегда. В своё время я зачитывался книгами Жак Ива Кусто и многих других, а сейчас из первых, многоопытных рук узнал немало нового и интересного об альпинизме, в том числе, конечно, коммерческом.


В 1996 году более четырехсот человек поднялись по тропе наверх. Обилие палаток, толпы людей — происходящее было похоже на рок-фестиваль. По словам одного альпиниста, «все это напоминало цирк, только вот клоунов было многовато». Складывалось впечатление, что многие из обитателей базового лагеря попали сюда случайно.

И, если выше я описал «Восхождение» в целом, как конвертированный в книжный формат документальный фильм, журналистское расследование, то самая, наверное, важная часть текста, посвящённая событиям в Гималаях, это уже скорее продолжительное интервью. Вернее, я хотел сделать сравнение с интервью, но на самом деле ДеУолт публикует один большой, набранный курсивом монолог Букреева, периодически прерываемый, выполненными уже обычным шрифтом дополнениями и уточнениями соавтора.

Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост
Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост
Анатолий Букреев, Вестон ДеУолт, «Восхождение» (2002) Мемуары, Коммерческий альпинизм, Трагедия, Эверест, Расследование, Анатолий Букреев, Обзор книг, Длиннопост

Для замерзающего на такой высоте человека простая чашка горячего чая приобретает цену жизни, а красивые слова не стоят ничего.

С одной стороны рассказ легендарного альпиниста — одна из важнейших составляющих их общего с американским писателем и публицистом труда, с другой стороны здесь-то многие и забуксуют. Потому что при всей драматичности «Восхождение» — это не приключенческий роман. При всей огранке общей формы ДеУолтом, ставший героем для одних и обвиняемым для других, Букреев никогда не был прозаиком и в общем-то не собирался становится таковым, чтобы книга лучше зашла массовому потребителю. При этом я бы не назвал слог Анатолия Николаевича таким уж сухим и потому пригодным для употребления только теми, кто понимает, кто в теме. Одни заскучают и разочаруются, другие наоборот получат удовольствие от заочного знакомства с бывалым, спокойным, деловитым, рассудительным человеком.


А вот материалы приложений за исключением кратких воспоминаний нескольких выдающихся альпинистов, признаться, притомили. Конечно, объективно я понимаю смысл, значение и ценность описания очной и заочной пикировки ДеУолта и Кракауэра, а также весьма немаленькой расшифровки перекрёстного интервью собравшихся вместе 15-го мая 1996 года, чтобы по горячим следам, всего лишь через пять дней после драматичных и трагичных событий сверить, так сказать, часы, выяснив кто, когда, где был, как себя чувствовал, что и зачем делал. Всё понимаю, но...


Обмен обвинениями и возражениями в письмах, газетных статьях и заметках, а также в рамках разного рода телевизионных шоу и массовых мероприятий заставили вспомнить политические ток-шоу, где участники хоть и стараются, а вернее, пытаются держать себя в руках, но всё равно градус эмоций очевиден. Следующая сразу вслед за этим расшифровка записи со встречи, на которой выжившие клиенты, гиды вместе с шерпом Лопсангом Янгбу пытались прийти к общему знаменателю, заинтересовала, что-то закрепила в памяти и в тоже время запутала.


Закругляясь, скажу, что «Восхождение» стало для меня золотой серединой по сравнению с двумя предыдущими, прочитанными книгами. Задумав дать ответ «акуле пера» лишёнными патетики фактами, Вестон ДеУолт и тем более Анатолий Букреев даже не пытаются привлечь и удержать читателя витиеватой образностью и пространными рассуждениями. В результате остаётся наводящее скуку на одних и полностью устраивающее других впечатление обстоятельного мужского разговора без лишних сантиментов.

Показать полностью 6
  •  
  • 49
  •  

Цэ нэ мы, цэ грузины.....

Цэ нэ мы, цэ грузины..... Россия, Украина, Грузия, БУК, Политика, MH17, Авиакатастрофа, Расследование

http://www.cyxymu.info/2018/09/MH17-9M38.html?m=1

  •  
  • 198
  •  

Записки юриста ч.277

в

ДИВАННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Обратился ко мне подписчик. Говорит, что одна фирма предложила ему заключить договор по установке окон, с очень выгодными ценами. Ну и попросил дать свое заключение, т.к. сумма немалая, проще заплатить мне копейку и получить побольше информации.
Пожалуй, я не буду скрывать фирму, т.к. информация общедоступная, из открытых источников.
Просто не буду делать выводы. Предоставлю это вам.
Итак, фирма ООО "ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР" Москва.
Сначала ищу в Яндексе координаты.

Записки юриста ч.277 Записки юриста, Расследование, Мошенники, Длиннопост

Отлично, у нас есть ИНН.
Захожу на сайт налоговой, посмотреть, все ли с фирмой нормально, не закрыта ли она.
Может ли действовать от своего имени.
Там есть такой пункт "проверить контрагента" (кто не знает - налог точка ру - официальный сайт налоговой). В общем, проверяю по ИНН

Показать полностью 15
  •  
  • 754
  •  

Случайности и совпадения

Всем привет. Немного освободился и решил написать о совпадениях и случайностях, с которыми сталкивался по работе. Никакой мистики, но согласитесь, бывало ведь такое, что хочется воскликнуть: «Да как так-то?!».


1. 25 лет назад расследовал серию квартирных краж. Виновника установили, но тот умудрился удрать прямо из-под носа оперативников. Как это было.


Выехали опера, и одновременно с этим мать вора просит его куда-то сходить. Он выходит в подъезд и слышит, что кто-то по лестнице поднимается. Сработала у него чуйка, и парень поднялся на пару этажей выше. Слышит, как звонят в его дверь, как мать открывает.


- Здравствуйте, мы из милиции. Такойто Такойтович здесь проживает?


- Здесь, - отвечает мама, прекрасно понимая, почему милиция явилась. – С неделю уже его не видела. Где-то ошивается. Не знаю, где.


- Вы не возражаете, если мы зайдем и посмотрим?


- Конечно-конечно.


Опера зашли, повтыкали по углам, зацепились взглядом за видеомагнитофон в спальне воришки, и пока они сверяли данные с ориентировками на похищенное, домушник скрылся, чтобы залечь на дно в Брюгге неизвестно где.


Парня и обнаружили так же случайно, как позволили улизнуть.


Розыскник (опер, специализирующийся на розыске «потеряшек» и беглецов) суетился около полугода, но без результата. Появлялась информация, что домушник где-то в Башкирии или в Казахстане. И пока информацию проверяли, практически на каждой оперативке меня и розыскника спрашивали о результатах поисков и прописывали мотивирующих люлей.


Кроме этого дела на мне и опере висели текущие дела, по одному из которых понадобился свидетель – безработный, промышлявший сбором металлолома. Он находился строго в одном из двух состояниях: пьян либо в зюзю, либо в соплю. Поэтому допросить его было затруднительно. К нему я периодически направлял оперов, чтобы те застали его более-менее вменяемым.


И вот попал я в дежурство с розыскником. Возвращаемся с выезда около 11.00. Опер предлагает заехать к пьянчуге:


- А вдруг он именно сейчас от вчерашнего протрезвел, а по новой не накатил?


Поднялись мы и даже постучать не успели, как из квартиры выходит разыскиваемый нами домушник. Взяли тепленьким. Оказалось, что он только что вернулся из Башкирии и решил денек перекантоваться там, где, по его мнению, никто не станет искать.


Кстати, тот случай, когда после отбытия срока парень с криминалом завязал.


2. История примерно из тех же лет. Похитили приставку. Пусть будет Sega Mega Drive (точно не помню, какая, но не Dendy или другой китайский аналог). Вещь серьезная и по тем временам редкая. На похищенное ориентировали личный состав отдела. И вот стоит участковый в дежурной части, читает ориентировку и жалуется:


- Приставка Sega Mega Drive. Хоть бы знать, как она выглядит.


Помощник дежурного отвечает:


- Поднимись к операм, у них коробка от этой приставки.


Участковый поднялся, посмотрел изображение на коробке и обратил внимание, что в коробке лежит один сломанный джойстик. Ну все, любопытство удовлетворено. Приходит вечером домой, а сын играет в приставку.


- Одноклассник дал на денек. Ему папка купил, - поясняет сын. – Жаль только джойстик один, а то бы вдвоем сыграли.


И видит участковый приставку в точности, как на коробке в кабинете оперов. Батю одноклассника следующим же днем расстреляли взяли под белы рученьки.


3. Тоже из 90-х случай, но служил я уже в прокуратуре. Слякотная осень, темный вечер. В парке мужчина (если не путаю, фамилия его была Никонец) пытался разнять драку, но получил несколько ударов в спину острым предметом. Тяжкий вред здоровью. Дело вел следователь милиции и трижды выезжал на осмотр места происшествия, чтобы найти орудие преступления. Не нашел.


К сожалению, Никонец через несколько дней скончался. Дело по подследственности попало ко мне в прокуратуру, и одновременно с этим судмедэксперт приступил к исследованию трупа. Извините за цинизм, но судмедэксперту гораздо больше открывается при исследовании трупа, чем живого человека. Так что, подробно изучив раны, эксперт мне говорит:


- Даю процентов 90, что били отверткой (и делает примерный рисунок: широкая лопатка с большой юбкой и, предположительно, тонкий стержень).


С учетом того, что все искали нож, эта новость не очень обрадовала. Стал я милицию трясти на предмет обнаружения отвертки. Мало ли, может, попадалась при осмотрах. Все плечами пожимают, кроме водителя дежурной части.


Пошли к дежурному УАЗику, водитель достает из кармашка на двери отвертку и поясняет:


- Приехали на место. Дождь моросит. Я остановился в начале аллеи, и ребята пошли работать. Потом надоело и вылез размяться, смотрю: под колесом отвертка валяется. Хорошая такая, крепкая. Ну, я ветошью обтер и забрал. Крови на ней не было – смыло уже, наверное. Откуда же я знал? Все ведь про ножевое говорили.


Преступника вычислили, проработав знакомых погибшего. Потом и отвертка сыграла свою роль в качестве доказательства, опознанного третьими лицами.

Показать полностью
  •  
  • 2231
  •  

Одно мнение о смерти Захарченко

Одно мнение о смерти Захарченко ДНР, Захарченко, Расследование, Мое мнение, Длиннопост, Политика
Показать полностью 2
  •  
  • 83
  •  

Невиновные виновны или виновные невинны?

С одной стороны, история эта хорошо известна, ей посвящена даже статья в Вики, а с другой - в ней остаётся множество непроясненных деталей, что допускает прямо противоположную интерпретацию случившегося. Итак, соль истории заключается в следующем.


Вечером 6 декабря 1991 г 4 девушки по разным причинам оказались вместе в помещении йогурт-кафе по адресу дом №2949 по Вест-Андерсон лэйн (W. Anderson Lane) в г.Остин (Austin), штат Техас. Две из них - 17-летние Элиза Томас (Eliza Thomas) и Дженнифер Энн Харбисон (Jennifer Ann Harbison) - работали в этом кафе и должны были закрыть его перед уходом. Две другие - 15-летняя Сара Харбисон (Sarah Harbison), младшая сестра Дженнифер, и Эми Эйерс (Amy Ayers), 13 лет - появились там, чтобы помочь Элизе и Дженнифер поскорее закончить работу. Самая младшая из четырёх, Эми Эйерс, должна была в ночь на 7 декабря остаться в доме Харбисонов, на что получила разрешение родителей, так что логика в том, чтобы помочь с закрытием кафе имелась: скорее закончим, скорее пойдём прогуляемся. Известно, что Эми, уходя из дома, сообщила матери, что после закрытия кафе они планируют отправиться в местный торговый центр, дабы "потусить" там часик-другой.


Вся компания собралась около 21:30 или чуть ранее. В 21:45 в кафе зашёл отец Элизы Томас, проезжавший мимо в автомашине, а в 22:00 независимо от него в кафе заглянула её мать. Родители видели всех четверых юных девушек, находившихся в добром здравии и хорошем расположении духа. Заведение было почти пустым, ничего подозрительного ни внутри, ни снаружи не происходило.


Это такая мизансцена на момент завязки криминального сюжета.

Невиновные виновны или виновные невинны? Преступление, Преступник, Расследование, Техас, Нераскрытые преступления, Длиннопост
Показать полностью 8
  •  
  • 41
  •  

Раскрытый "висяк", или о людях, знающих своё дело

в

Доброго времени, уважаемые пикабушники! И особый привет всем и каждому из моих 94 подписчиков! Вот уж не знаю кто из Вас подписался на меня из-за историй из моего следственного прошлого, а кто из-за публикаций переводов комиксов, чем я иной раз балуюсь в свободно время, но я рад каждому.

Сегодня поведаю историю, которой возможно могло бы и не быть, а даже если и она открылась бы, могла бы навсегда остаться "висяком", "глухарём" (если угодно), нераскрытым преступлением, если бы не профессионализм некоторых сотрудников правоохранительной системы.

Первоначально произошедшие события дают начало сразу двум историям о судьбах двух разных людей, каждый из которых по своему нарушил закон, и более того, находящимся вообще по разные стороны закона, и также по разному ведущих себя в ходе расследования уголовных дел в отношении них.


Февраль 2015 года. Я - следователь по особо важным делам межрайонного следственного отдела, тихо и мирно работаю в своём кабинете, мысль о том, что на неделе я не дежурный следователь греет мне душу, так как это означает, что неожиданный звонок о происшествии заставит суетиться не меня, а другого следователя. И кажется, что ничего не предвещало, как меня вызывает к себе руководитель следственного отдела. Зная, что начальство обычно вызывает к себе не стакан чая распить и как дела спросить, иду ожидая новой работы. По приходу выясняется следующее.

В декабре 2014 года, а именно, 21 декабря, в центральную районную больницу поступает мужчина средних лет (потерпевший Х.) с колото-резаным ранением брюшной полости. Поступает он на машине скорой помощи в сопровождении своих матери и брата. Потерпевший Х. доставлен из своего дома, находящегося в деревне примерно в 15 км от города, где расположена больница. По доставлению потерпевшего Х., диспетчером скорой помощи информация об этом передаётся в дежурную часть МВД, сотрудники которой выезжают по направлению к больнице, чтобы опросить потерпевшего, родственников и врачей. При этом из полиции выезжают на машине трое - водитель служебной машины, участковый и эксперт-криминалист. Но до приезда полиции, нашего потерпевшего переводят в реанимацию, поскольку у того уже начался перитонит. А это значит, что опросить потерпевшего полицейские не успевают, а объяснения берут только у родственников потерпевшего и дежурного хирурга, осматривавшего пациента в приёмном покое. Они все говорят о том, что им известно об обстоятельствах травмы потерпевшего со слов самого потерпевшего, а именно, что тот упал на арматуру во дворе своего дома. Больше ничего потерпевший ни родственникам, ни врачам не говорил, всячески отрицал факты нанесения ему ножевых ранений. Но как потом скажут родственники, с этим ранением потерпевший лежал к моменту госпитализации не меньше недели, и хотя с самого начала рассказывал про арматуру, родственники ему не поверили, потому что ранение было похоже на ножевое. Родственники хотели с самого начала обратиться в больницу, но потерпевший наотрез отказывался делать это, говоря что если поехать в больницу, приедут ещё и полицейские, придётся всё объяснять им, а он этого не хочет, рана сама затянется и ему совсем не больно.

Так полицейские со слов родственников и врачей всё и зафиксировали, после чего вместе с родственниками поехали в дом потерпевшего, чтобы там всё осмотреть. И тут также немаловажно следующее: по пути к дому потерпевшего, информацию о происшествии сообщают другому участковому (участковый Д.), который не был в тот день дежурным, но на участке которого проживал потерпевший. Участкового поставили в известность в связи с тем, что по практике материалы о сообщениях по преступлениям передаются в производство того участкового, который обслуживает участок, где всё произошло. Эта информация понадобится нам в будущем.

Проведя осмотр дома (это был частный дом) и придомовой территории, полицейские никаких арматур не находят, да и вообще ничего не находят, кроме нескольких грязных тряпок, которыми потерпевший несколько дней закрывал свою рану, после чего уезжают.

А в это время наш потерпевший Х. находится в реанимации, где за его жизнь борются бравые медики, но по итогу сильно запущенный перитонит делает своё дело и примерно к 9-10 часам утра 22 декабря 2014 года потерпевший Х. умирает, после чего его труп доставляют в морг.

А материалы по факту нанесения потерпевшему Х. телесных повреждений тем временем передаются в производство участкового Д., и происходит это не раньше 11-12 часов 22 декабря.

После этого в материалах проверки наблюдается небольшой временной провал сроком 10 дней. И в этот срок в материалах проверки появляется постановление о продлении срока проверки на 10 суток, то есть до 31 декабря 2014 года, согласованное с начальником полиции, в связи с необходимостью... опросить потерпевшего Х.! Именно такое основание указал участковый Д. После этого естественно ничего не делается по материалу, а уже дальше в материалах появляются 3 документа, которыми являются как бы Вы думали что?..

Объяснения потерпевшего Х., в которых он излагает, что травму живота получил по собственной неосторожности, когда во дворе своего дома упал на металлическую арматуру; заявление потерпевшего Х., в котором он просит прекратить любые разбирательства, поскольку травму получил по собственной неосторожности и никого в этом не винит; и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в связи с отсутствием события преступления. И всё бы ничего, вроде как всё со слов самого потерпевшего, да и родственники эти слова подтверждают, но вот только датированы все эти документы 31 декабря 2014 года... Вот так друзья, некоторые наши полицейские могут в мистицизм!

А потом Новый год, отчёты и вся эта история так и была бы благополучно похоронена среди сотен и тысяч других материалов проверок, если бы не один дотошный помощник прокурора, который решил проверить все (вот вообще ВСЕ) материалы по фактам получения гражданами телесных повреждений, которые проводили участковые ОМВД за прошлый год. И прокурорская проверка эта приходится как раз на январь-февраль 2015 года. В ходе этой проверки и выясняется, что наш участковый Д. обладает способностью к вызову духа потерпевшего и получению с него объяснений с проставлением подписи в протоколе и заявлении служебному подлогу и злоупотреблению служебными полномочиями. В итоге к нам в отдел должно упасть сразу 2 материала - по факту нанесения тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ, поскольку причиной смерти являлось колото-резаное ранение брюшной полости) и в отношении участкового Д. по факту совершения должностных преступлений.

И тут я понимаю, что раз материалы по потерпевшему Х. заходят к нам только сейчас, скончался он 22 декабря 2014 года, а телесные повреждения получил не менее чем за 1 неделю до этого, значит к моменту поступления материалов ко мне прошло не меньше 2-х месяцев!.. Любой следователь или даже практикант понимает, что найти злодея по прошествии такого времени практически нереально, если только мы не в сериале "След". И пока я прикидываю какая анальная кара приготовлена уже для меня в отделе криминалистики по поводу предстоящего дела (без вазелина конечно, это сразу понятно), если оно не будет раскрыто в ближайшее время, через час мы с опером уголовного розыска уже сидим и думаем как будем выбираться из данной ситуации, разрабатывая план следственных и оперативных мероприятий.

После этого, чтобы для начала разобраться хотя бы с трупом, просим прокурорских отправить к нам материалы в отношении полисмена-экстрасенса хотя бы немного, но попозже, на что те идут навстречу и придерживают у себя материалы на целый месяц! Спасибо им за это.

Далее возбуждаю уголовное дело и начинаю по обстоятельствам смерти допрашивать родственников потерпевшего Х., врачей больницы, скорой помощи, которые естественно кроме слов самого потерпевшего про арматуру мне ничего сказать не могут. А в это время другой сотрудник правоохранительной системы, знающий своё дело и делающий свою работы как подобает лучшим, оставляет все другие дела на время, и чуть ли не прописывается в деревне где проживал потерпевший Х. и ходит по всем домам этой деревни, чтобы узнать что же случилось на самом деле.

И вот, на 5 день после возбуждения дела и начала его поисков, оперативник уголовного розыска звонит мне и сообщает о том, что нашёл того, кто нанёс потерпевшему Х. ножевое ранение. Естественно, учитывая обстоятельства сразу поверить в услышанное удалось с трудом, но зная добропорядочность опера я понимал, что раз он так говорит, значит на то есть основания.

И действительно, как выяснилось, опер просто стал обходить каждый дом в деревне, задавая вопросы о происшествии и личности самого потерпевшего Х. Где-то никто не открывал, потому что хозяевами были "дачники", где-то футболили к другим соседям, где-то не знали, но нашлись и те, кто из окна, с улицы, со двора дома видел или просто слышал от кого-то ещё как незадолго до обращения в больницу наш потерпевший Х. как-то прихрамывая ковылял к себе домой, и именно так и удалось восстановить весь его маршрут от дома, где его порезали до его собственного, пока не показали на дом, откуда же потерпевший Х. вышел с ножевым ранением.

Придя в тот дом было установлено, что проживает там полумаргинальная семья из 3-х человек - мать с сыном и бабка, плюс девушка сына лет 23-х. Как выяснилось, девушка вообще была из другого района и переехала в указанный дом примерно за 6 месяцев до происшествия, когда у себя в районе познакомилась со своим сожителем. Сама девушка родственников не имела, посему жить было особо негде, и более того, не имела вообще никаких документов, кроме полиса ОМС, говорила что остальное потеряла. Это была молодая девчонка, ростом около 1,60 см, обычная деревенская жительница, пропивающая иногда свою молодость почём зря. И как мне сказал опер, когда он только зашёл к ним домой и сказал что из милиции, девушка сразу и сказала, что ждала, когда за ней придут, особенно когда ей стало известно от жителей деревни, что потерпевший Х. умер в больнице. На вопросы о том, почему сама не сдалась, сказала что боялась, а когда пыталась пойти и сознаться во всём, не хватало силы духа.

А в ходе допроса нашей обвиняемой О. стало известно вот что.

Жила она себе тихо мирно со своим сожителем, его матерью и бабкой в их доме в той деревне, как в один из дней декабря 2014 года, к ним домой с полторашкой чего-то горячительного пришёл тот самый потерпевший Х. Все домашние были совсем не против распить спиртное в компании потерпевшего Х., так как делали это уже неоднократно, тихо и мирно собирались, выпивали, общались. Также в тогда, все сидели дома у новой родни обвиняемой О., пили, курили, смотрели телевизор. И тот день поначалу ничем не отличался от других посиделок... до определённого момента. А моментом таким стало ранее утро следующего дня, когда все домашние отправились спать, а вот гость всё никак не унимался, потому как требовал продолжения банкета. Он и звал всех дальше пить, пытался силой вытащить кого-нибудь со спальных мест, кричал, громко включал телевизор, но последней каплей для обвиняемой О. стало то, что потерпевший Х. взял ковш, набрал туда холодной воды и окатил ею обвиняемую О. и сожителя, пока те пытались заснуть на своей кровати. Дальше уж не выдержала обвиняемая, которая вскочила с кровати, схватила нож со стола, стоявшего рядом и ударила им в живот потерпевшего Х. Почему она схватила нож, зачем нанесла удар, обвиняемая О. внятно объяснить не смогла, говорила что-то про свою злость на потерпевшего, на общее возбуждённое состояние от выпитого алкоголя, но сказала что как следует осознала всё произошедшее только после того, как потерпевший Х. отошёл на шаг назад и повалился в кресло, а в руке у себя она увидела нож со следами крови. Дальше все дружно принялись оказывать потерпевшему помощь, предлагать вызвать скорую помощь, но уже тогда потерпевший стал говорить что вызывать никого не нужно, что это просто царапина, сейчас он пойдёт домой и ему сразу станет легче, сказал что не хочет проблем для себя и других. После оказания небольшой помощи потерпевший Х. ушёл к себе домой и там и находился до самого момента госпитализации, которая случилась примерно через 7-8 дней. За это время к нему домой несколько раз приезжал его брат, мать, которым он также говорил что ни в какую больницу не поедет, что у него всё хорошо, и что он упал на арматуру. А в больницу он согласился ехать только тогда, когда терпеть боль стало совсем невмоготу, а заражение и воспаление стало видно невооружённым глазом.

Все эти обстоятельства поведала как сама обвиняемая О., так и подтвердили все остальные члены её новой семьи. Давления ни на кого не оказывалось, да оно и не нужно было. Ведь даже они наверняка понимали, что кроме их показаний и косвенных показаний соседей, которые видели как потерпевший Х. прихрамывая и прикрывая низ живота выходил из их дома и пошёл к себе, после чего из своего дома уже не вышел, у следствия и полиции ничего не было. Нож, которым было нанесено ножевое ранение был в тот же день выброшен обвиняемой О. куда-то в поле, где его не получилось найти даже с помощью металлоискателя.

Обвиняемая О. всё детально рассказала, показала всё при проверке показаний на месте. Все понимают, что при совершении такого особо тяжкого преступления, надлежит взять обвиняемого под стражу на период следствия, учитывая сведения о том, что у неё даже документов не было, она нигде не работала, по месту прописки не проживала. Но арестовывать я её не стал, как то по-человечески стало жалко эту девчонку. Я не оправдывал её поступка, я всегда понимал, что если человек взялся за нож и использовал его, что навредить другому человеку, он должен ответить за это, и если это была не самооборона в чистом виде (которая случается всё-таки крайне редко), для него не может быть никаких оправданий. Но обвиняемая О. была из той категории людей, которые понимают что сделали и осознают весь груз ответственности за содеянное, это было видно с первых мгновений, было видно, что скрываться она не будет, отказываться от своих слов тоже. Поэтому мной и было ей сказано, что арестовывать я её пока расследую дело не стану, чтобы она как морально, так и материально постаралась подготовиться к последствиям в виде лишения свободы. У неё даже сотового телефона для вызовов на допросы и другие следственные действия не было, мне приходилось звонить её сожителю или соседям чтобы сообщить о необходимости приезда. Более того, когда она приезжала ко мне на следственные действия, у неё не оказывалось денег на автобус на обратную дорогу, она говорила что дойдёт пешком, но вместо этого я давал ей денег на дорогу. Она всегда говорила что обязательно заработает и вернёт. И действительно, несколько раз пыталась мне вернуть деньги, эти какие-то 100 рублей, но я никогда не брал, понимая, что от этого я не стану богаче, равно как и не стану обеднею, а ей самой деньги будут нужнее.

Потерпевшим по делу была признана мать скончавшегося Х. Она была своего рода разочаровавшейся в людях женщиной пенсионного возраста, которая с самого начала этой истории говорила о том, что не верит, что сын сам получил травму, но не бегала по инстанциям с жалобами и криками об убийстве. Совсем наоборот, при встречах она просто тихо и спокойно говорила о том, что нет смысла что-то делать, полиция всё равно никого никогда не найдёт. Проще говоря, она махнула рукой на эту историю. По ней было видно, что ей безусловно было жалко своего сына, она страдала, но попросту не верила в то, что полиция и следователи будут работать. Брат скончавшегося был немного странный, будто не от мира сего, и пока их не стали вызывать в прокуратуру и к следователю, он тоже не особо принимал участие в этой истории, не требовал срочно найти и наказать виновных, и, по сути, он просто разделял мнение матери.

Расследование дела заняло каких-то 1,5 месяца, после чего было направлено в суд. Было даже странно, что дело, которое в самом начало вызвало во мне какую-то внутреннюю панику, расследовалось так легко и быстро подошло к своему логическому концу.

По итогу: дело было направлено в суд для рассмотрения по существу, обвиняемая О. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ и ей назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы в колонии общего режима. До конца рассмотрения дела судом обвиняемая О. не меняла своих показаний никак, придерживаясь идеи о том, что раз она совершила то, что совершила, она должна понести за это наказание.


Но запоминающимся в этой истории стало не только начало, но и финал.

А запомнилось мне то, что тогда, по прошествии 2-х с небольшим лет своей работы в должности следователя, я впервые услышал слова благодарности от потерпевших в мой адрес и адрес сотрудников полиции. Вообще искренние слова благодарности за свою работу именно от потерпевших за всё время работы я слышал всего 2 раза. Тогда мать потерпевшего Х. после ознакомления с материалами дела и моих слов о том, что следствие окончено и в скором времени дело будет направлено в суд, сказала мне, что не верила в то, что мы найдём виновное лицо и оно ответит перед судом. Она сказала простое "спасибо" за то, что мы делаем свою работу. И эти слова звучали так искренне, так по доброму открыто, что они навсегда врезались в память, где стали греть постепенно угасающее тогда желание пропадать на этой неблагодарной работе.

И всё дело было в том, что будучи следователем, слова благодарности чаще приходилось слышать совсем не от потерпевших и их родственников, а обвиняемых, их родни, их адвокатов. Но  их слова были совсем не искренними, а скорее становились дежурными фразами, потому как произносились они не за проделанную тобой работу, а за то, что ты можешь предоставить "возможности": возможность дать разрешение на свидание в изоляторе, возможность дать позвонить в перерыве допроса, возможность передать продукты в конце следственного действия перед отправкой обратно в изолятор. Искренности в их словах было не больше чем серого вещества в голове участкового Д. в этой истории.

А от потерпевших слышать слова благодарности вообще не приходилось, так как большинство из них относится к следователям и полицейским как к рабам, которые "обязаны" бросать все другие дела, и наплевав на всех остальных, бросаться сломя голову расследовать только их дело, чтобы немедленно дело было направлено в суд, а обвиняемых сначала публично выпороли, а потом расстреляли на главной городской площади, бросив после этого их холодные тела на растерзание собакам.


Я надеюсь, что после этой истории родственники потерпевшего Х. стали хоть немного больше верить в то, что в правоохранительной системе есть люди, знающие своё дело и выполняющие свою работу как положено. А обвиняемая О. (которая сейчас возможно уже освободилась по УДО) не станет больше совершать необдуманных поступков, а колония не сделает её одним из тех "сидельцев", которые вечно "невиновны" и заезжают в тюрьму "от отсидки до отсидки", как они все считают исключительно "по стечению обстоятельств".


Описанная история наглядно показывает, что бывает, когда человек совершает те или иные поступки, не подумав о последствиях. Это видно на примере всех героев этих событий, начиная с потерпевшего Х., который "по синей дыне" начал творить непотребства, за что и поплатился, а после не обратился за медицинской помощью; продолжая его родственниками, которые не приложили достаточно сил чтобы отвести потерпевшего в больницу; дополняя обвиняемой О., сначала схватившей нож и нанёсшей удар, а уже потом начавшей соображать о последствиях, и, как и остальные, не принявшей мер к обращению в больницу и в полицию, ну и заканчивая естественно участковым Д., провернувшим такую гениальную идиотскую аферу.


Внимательный читатель спросит: "А что же случилось с участковым Д.? Как ему удалось опросить умершего человека? Какие ещё умения есть у этого кабинетного мага?.."

Но это уже совсем другая история..

Показать полностью
  •  
  • 154
  •  

Вот так бы всегда!  "Все имущество семьи полковника Захарченко на 9 млрд рублей обращено в доход РФ"

Все имущество бывшего сотрудника антикоррупционного главка МВД полковника Дмитрия Захарченко и его близких, конфискованное по иску Генеральной прокуратуры РФ, обращено в доход государства.


Все имущество бывшего сотрудника антикоррупционного главка МВД полковника Дмитрия Захарченко и его близких, конфискованное по иску Генеральной прокуратуры РФ, обращено в доход государства.


"Исполнительное производство завершено. Все имущество обращено в доход государства", - сообщил "Интерфаксу" адвокат Захарченко Александр Горбатенко.


Никулинский суд Москвы 1 декабря 2017 года удовлетворил иск Генпрокуратуры и обратил в пользу государства 27 объектов недвижимости в виде квартир и машиномест, четыре дорогостоящих автомобиля, зарегистрированных на близких родственников Захарченко и иных лиц, а также деньги в рублях и иностранной валюте на сумму около 8 млрд рублей и золотой слиток.


Общая сумма обращенного в доход государства имущества и денежных средств - около 9 млрд рублей.


Источник

  •  
  • 819
  •