Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Психиатрическая больница

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Записки из сумасшедшего дома.

Психбольница вызвала у меня массу положительных эмоций. Они у меня возникают, в основном, если удаётся на всё положить основательный хуй. Я понимаю, что так жить нельзя, а по-другому я не умею. А тут такой случай представился: лежи себе на кровати, отдыхай от мирской суеты и нихуя не делай. Когда-то на дурке я откосил от армии, и теперь симулировал частичную потерю памяти и шизофрению. Изобразил я из себя рассыпчатый узбекский плов натурально и даже пытался отрезать для правдоподобия ногу: она мне якобы казалась бараньей. Что удивительно, мне поверили. Легенде помогла послепожарная суета и неразбериха. И я по собственной воле стал официально ебанутым.


Соседями по палате оказались обычные, безобидные шизики. Справа от меня на койке сидел грустный дедуган и энергично жевал ус. Неожиданно он проявил ко мне интерес.

– Вас, простите, как зовут?

– Лёха.

– Меня Александр Николаевич. Очень приятно. Алексей, простите великодушно мне мою назойливость, но ответьте мне честно. Вы дрочите?

– Случается, – несколько удивился я.

– Это прекрасно! – воскликнул мой собеседник, энергично потирая руки. – Мы можем быть полезными друг другу. Знаете, раньше мне казалось, что дрочка – это очень личное. Но с годами я стал понимать, что прилюдный онанизм как примат самообладания над имением социально полезен. Дрочизм, как я его называю, позволяет вырваться из тисков комплексов личности, это – демонстрация всеобщего равенства, что есть основа социализма. А в единоличном онанизме есть что-то кулацкое. Вы не находите? Я всегда мечтал дрочить во всеуслышание, с трибуны, на благо народа. Но оказался здесь и теперь ищу единомышленников. Рад приветствовать молодую смену. Лицо у вас, знаете, такое откровенно гуседушительное.


Я, честно говоря, особой радости не испытал и только кивнул. Социал-онанист внезапно умолк и ушел в себя. Через минут десять он оттуда вернулся.

– А случалось ли вам дрочить неистово, пламенно, но безответно? Случалось ли вам, милостивый государь, стоять на коленях перед женщиной, дроча, в ожидании ответного жеста?

– По моему глубокому убеждению, – согласился я принять витиеватый тон старичка, – мужчина, конечно, может встать перед женщиной на колени, но только для того, чтобы посмотреть, хорошо ли выбрита у неё пизда.

– Истину глаголете, любезный, однако я, грешный, будучи однажды после пивка в гавно, не вынес этого ожидания, упал на колени и подарил одной особе восхитительный оргазм ручной работы. Показал, как надо, а потом пять лет отвязаться не мог: упрашивала елозить её до мозолей на клиторе. А сама ни при мне, ни без меня на меня – никогда. В отношениях всегда так: кто-то истинно дрочит, а кто-то лишь позволяет на себя дрочить.

Умолкал он также резко, как и начинал говорить.


– А ведь у меня тоже была история любви, – продолжил он вдруг после десятиминутной паузы, – Обожавшая меня женщина битый час рассказывала мне, какой я талантливый, интеллигентный, скромный, и как ей приятно на меня во всех отношения положиться, а я ей в руку свой стоячий хуй положил и попросил вздрочнуть. Не поняла… Хотя вскорости мы, как пишут в любовных романах, и оказались по разные стороны одного гандона, но никогда она не смирилась с тем, что рукоблудие для меня – это святое… Она, представьте, была сама невинность, правда, не везде. Зато срала часто, как попугайчик, на это я и клюнул, знаете ли. Такой потенциал! И самое прискорбное, что в жопу не давала, и ей, как поломанный принтер, только бумагу портила. Я пытался втолковать, что анал с женщиной укрепляет устои общества, как доминанта мужского начала, но всё было бесполезно. Ничего укреплять она не хотела, ни раком, ни боком. На немешаной глине анального антагонизма мы тогда и расстались.

Я молчал, как ахуевший плов.


Тем временем начали просыпаться остальные обитатели палаты.

– Александр Николаевич, голубчик, ёб твою мать! А не исполнить мне в это чудное утро партию Ленского из оперы «Евгений бля Онегин»? – ещё один грязноватый сосед с хрустом расправил свои гигантские мослы и потянулся.

– Избавьте, Федор Никодимыч. От вашего пения у меня яички судорогой сводит и глаз дергается, – и, повернувшись ко мне, тихо пояснил, – Это – кочегар Федя. Он трезвый попал случайно в театр, свихнулся и решил, что он оперный певец. Такова великая сила искусства. С утра, пока успокоительного не получит, всегда поёт. Но, как видите, пролетарием из него так и брызжет, никакая шизофрения не помогает.

– Я тоже однажды сходил в Большой по-маленькому, – подал голос абсолютно невменяемый третий сосед, который всё время поедал что-то виртуальное.

Вдруг Федя прокашлялся и взревел раненным маралом:

– Куда, куда вы нахуй удалились? Приди, приди, желанный друуууг…– но тут же осёкся, – Нет, все же этот Чайковский, Петр сука Ильич, махровый был педрила, не буду я это петь.

– А вы спойте про золотые дожди коричневых звёзд, – оживился на койке возле окна знакомый уже мне человек-гавно. Такая фекалия, в общем-то, есть в любом коллективе, просто она умело мимикрирует под здоровую личность, под начальника там или главбуха, а тут товарищ всё осознал и ничего не скрывает. Удивляюсь, у нас – как честный человек, так сразу ебанутый. А вот целые коллективы имени говна и министерства поноса почему-то ни у кого не возникает желания упечь, их переименовывают в полицию, повышают зарплату, боятся и ублажают.

– Полноте, батенька, – Александр Николаевич успокаивал возбудившийся кал. – Третьего дня вы Федоровых песен про копрофилию наслушались и из моей утки позавтракали. А в вашем случае, это уже каннибализмом попахивает. Будет вам…


День начался с зарядки, приема таблеток и завтрака. Таблетки спрятал за щеку. Не проверили. Кормили какой-то хуйней, типа свеклы. Свекольные котлеты, манная каша из картофельных очисток, свекольный салат. Ну, и компот, очень похожий почему-то на свекольный. При желании можно было погрызть сахарного овоща в сыром виде – они валялась нечищеные на отдельном столике. В столовой собирались почти все пациенты, кроме буйных. Грешно смеяться над больными, но я не удержался и пару раз хрюкнул в свеклу, когда один почтенный гражданин взял тарелку с едой, аккуратно высыпал все это себе за пазуху и вылил компот в карман. Он стоял довольный возле меня, потирал брюшко и всем своим сытым видом говорил: «Пиздец, хорошо я червячка заморил».


После завтрака всех вывели на прогулку. Человек-гавно и престарелый дрочер-теоретик сопровождали меня. Они вели неспешную беседу.

– Александр Николаевич, скажите, вы интеллигент?

– Местами.

– Значит, в этих местах мы с вами, в некотором смысле, родственные души.

– Это еще почему?

– А потому, что еще Владимир Ильич Ленин сказал, что интеллигенция – не мозг нации, а говно.

– Вечно вы пытаетесь всё собой измазать, изговнять, опоносить. Оставьте в покое засиженного мухами Ленина и мою светлую личность. Ну, ну, Кашкин, не обижайтесь. Вот ведь жидкая натура: сказал гадость, и сам же теперь дуется. Давайте-ка лучше Алексея на адекватность проверим. Ваше кредо, Лёша?

– Ёбырь-анархист.

– Анархия – это прекрасно. Но для вступления в нашу социал-онанистичекую партию вы должны уметь проделать любую глупость с самым серьезным лицом. Нам это нужно для организации акций протеста. Скажите, уважаемый, вы когда-нибудь мочились в раковину?

– Регулярно.

– А в ушную?

– В свою?

– Допустим.

– Не пробовал.

– Как же так, сударик вы мой?! Вы еще скажите, что в гостях никогда мимо унитаза не срали. Мда…трудный случай. Давайте сделаем проще: вы ссыте в ухо Кашкину, и если вы засмеётесь, он срёт вам на голову.

– Это как?

– С дерева.

– Хуй знает, давай попробуем, – решил соответствовать обстановке я.

Судя по молчанию владельца кожаной сантехники, он тоже был категорически «за». Мы отошли в сторону, Кашкин присел на скамейку, сложил ладонь лодочкой возле уха, как глухой, и приготовился меня тестировать. Я еще не оттянул резинку трусов, а он уже рожу, сцука, скривил такую, что я чуть фальшстарт в штаны не сделал. На склоненном набок лице он изобразил чёрти что: и умиление, и тихий восторг, и благоговение, и улыбку дебила. Будто я собирался ему не мочу, а божественный елей в ухо накапать. Я напрягся и выдавил из себя робкую струйку. От ушных неровностей полетели брызги, я отошел подальше и тогда уже врубил на полную. Кашкин, закусив губу, во всю подставлял ухо, но на него я старался не смотреть. Я думал о грустном: об этом несчастном, так нелепо доживающем свою, может, и интересную жизнь, и на глаза мне навернулись слёзы.

– Шухер! Мусора! – крикнул вдруг Александр Иванович и потерялся в кустах. Я развернулся всем телом и окропил жолтенким двух спешащих к нам санитаров:

– Стоять, суки! – и они, как по команде, отпрыгнули назад, но тут у меня кончились патроны. Так я первый раз получил здесь по ебалу.


Прыщавый дежурный врач вызвал меня к себе. От прыщавых, я заметил, можно ожидать любой подлянки. А тут не лицо сука, а сплошной прыщик.

– Зачем вы описяли старичка и санитаров?

– Я проходил тест на адекватность.

– Мне кажется, вы его провалили.

– Другой бы спорил, а я не стану.

– С завтрашнего дня я пропишу вам галоперидол внутримышечно. И направлю вас к венерологу. Там у вас, похоже, проблемы. Идите.


В палате Александр Николаевич подсел ко мне и вдруг совершенно нормально заговорил.

– Алексей, я смотрю, вы такой же плов, как я – шурпа. Я, признаться, тоже старый симулянт. И могу сказать, что вас здесь ждут вязки, убийственные порции галки и циклодола. На вязках вы будете ходить под себя, и никто даже не подойдет. Душ раз в неделю, туалетная бумага – на вес золота. Вы будете выглядеть хуже, чем обоссаный вами сосед. Скука смертная, а на отходняках, после дозы вы не сможете ни читать, ни думать.

– Тогда, что вы здесь делаете?

– Вы знаете, молодой человек, я стар. А старость – это не только тот возраст, когда половина утреннего говна уходит на анализы. И не только нищета и одиночество. Старость – это когда все становится ненужным. В том числе, и вы сами… А здесь спокойно, и, как это ни банально, мир кажется не таким безумным, К тому же, не нужно бороться за то, что уже без надобности, за жизнь…

В палату зашел санитар. Старик снова принялся исполнять.

– Больше оптимизма! Если есть хуй, значит, должен его кто-то дрочить. Не так ли? – с этими словами он достал вялого и судорожно принялся его будоражить. Санитар молча ёбнул интеллигентного дрочилу по хую линейкой, выключил свет и вышел в коридор.

– Нет, вы это видели? – возмутился дедуган. – Только что путилитаризм нанёс удар по гласности! – и вдруг затих, отвернулся к стенке и захрапел. На этой храпящей ноте мой первый день в дурке закончился, и я резко засобирался на съебки. Ну, даст Джа, отпишусь как-нибудь, что из этого вышло.


© mobilshark.

Показать полностью
  •  
  • 99
  •  

Записки работника психушки: Сможет ли сойти с ума врач, который лечит шизофреника?

Когда я только пришел работать санитаром в эту больницу, тут уже проходил лечение шизофреник, который в прошлом был гениальнейшим физиком. Его лечил опытный врач, один из самых матерых, известных мне.


Его лечение состояло в том, что каждый день лечащий врач выслушивал все рассказы больного, а потом пересказывал ему это же, но с поправкой на реальность. Врач и пациент должны были смотреть друг другу в глаза - это должно было сблизить их обоих. Целью лечения должно было быть - получение внятного диалога с полным осознанием больного, что он несет чушь.


Как-то раз, когда после рассказа больного о том, что во время его входа в черную дыру в своем кабинете он переходит по подушке на орбиту звезды Арктур в космическом корабле - психиатр полностью пересказывает его слова без поправки на реальность. (Хочу добавить, что во время своего рассказа - пациент щёлкал пальцами). Врач вышел из палаты и сказал, что Стивен Хокинг не прав.


Старый физик шизофреник свёл с ума опытного врача за пару месяцев. Старик умер на следующий день от инфаркта, а бывшего врача - положили на его место.


Он продолжает проповедовать его идею до сих пор...


Источник: https://t.me/schizoworker

  •  
  • 26
  •  

Как я лежал в ПНД из за военкомата

Хотел бы поделиться своим впечатлением о том, как после посещения призывной комисии в татвоенкомате, меня направили пройти обследование в психо нарко диспансере (или просто психушка) в городе Казани.

Перед тем как лечь туда я прочитал кучу сайтов и постов о дурке нашего города,в которых описывался подобный опыт. В Казане есть две дурки одна находится на Ершова , другая на Волкова. Мне довелось полежать во второй.

Первым делом вы должны узнать,что пройти обследование амбулаторно в нашем городе нельзя и придется полежать с психами. Несмотря на то,что в татвоенкомате говорили о двух неделях, по факту вас оставят на 3. Так же перед посещением пнд помойтесь и пострегите ногти на руках и ногах, иначе будете мыться в грязной ванной и стричь ногти общими ножницами.

Обычно во время призыва приходят по 5-10 человек на обследования, т.е. лежать вы будете в одной палате с военкоматчиками,но так как место в дурке и палатах ограничено,вас могут положить с пациентами в одну палату. Это случилось и со мной.

Телефоном и средствами коммуникаций тут пользоваться нельзя,так что будьте к этому готовы.

Я решил поделить этот рассказ на несколько этапов, т.к. тут можно рассказать о многом.

1.Запах.

Как только заходишь в отделение к пациентам и за тобой закрывается дверь, ты ощущаешь жуткую вонь пота, гавна и сигарет. После дня в отделении привыкаешь и не чувствуешь вообще никакой вони.

2.Распорядок дня.

Подъем. Обычно часов в 6. Умываешься,заправляешь кровать, дрыхнешь дальше до завтрака.

Завтрак. Дают в основном разные молочные каши и белый хлеб с маслом и сыром.

2-ой завтрак. Сок яблочный и яблоко)

Обед. Всегда два блюда: суп и второе.

Тихий час. Время когда мы играли в карты или спали. В корридор выходить нельзя.

Полдник. В основном кефир, бывает с булками или запеканкой (может из того же кефира). Иногда бывает и молоко.

Ужин. На ужин всегда второе.

Отбой в 22.00. В палатах и коридоре выключают свет, все готовятся ко сну.

3.Еда.

Сначала еда кажется пресной,так как там нету ни соли ни приправ,но все довольно неплохо. Кормят по-разному. В основном каши,картошка,макароны и супы. Из мяса бывает куриные котлеты, тушенка и курица. На второй завтрак дают яблочные сок и яблоки. В первые дни есть не особенно охота,но постепенно привыкаешь.

4. Люди.

Люди здесь разные. В первые несколько дней ты думаешь,что неадекваты тут все кроме военкоматчиков и мед персонала. После нескольких дней в окружении психов, ты меняешь свое мнение о них. Есть те,кто большее время молчит и спит; есть те которые постоянно ходят в зад вперед по коридору; есть такие кто рехнулся на религии; есть и полностью адекватные люди,которые попали сюда по разным причинам: в основном их закинули сюда родственники или по решению суда.


5.Атмосфера

В первые дни довольно тяжело. Закрытые двери, решетки на окнах, в туалете нет кабинок. На обследование ходишь в сопровождении,ешь под наблюдением,в первые 5 дней мерят температуру и давление,иногда мимо палаты проходят медсестры,которые проверяют чем ты занимаешься.

В самом начале, как только приезжаешь,вокруг тебя скапливается толпа из пациентов и военкоматчиков ,все хотят узнать как тебя зовут,с каким диагноз сюда направили и куришь ли ты. Далее военкоматичики рассказывают о правилах, распорядке дня и «главных чудиках».После этого тебе показывают твою палату.Если повезет,то попадешь в палату к военкоматчикам, если места будут заняты попадешь либо в пустую палату ,либо в палату с пациентами,которые большее время спят. В первые два дня я просто ел и спал,изредка играя в карты с другими военкоматчиками и офигевая от шизиков.

6. Сиги и толкан.

Официально в этом отделении курить нельзя. Но как только ты заходишь в отделение то ощущаешь запах сигарет. Сиги — это главная валюта в дурке. Сиги можно обменять на кросворды и хавчик пациентов. Покурить одному тут нереально. Курить здесь «можно» в одном месте и это толкан. Как только заходишь вокруг тебя скапливается толпа из пациентов, которая чуть ли не со слезами на глазах умоляет с ними покурить или оставить хотя бы бычок.

Пару слов о толкане. Это самое жесткое место в дурке, выглядит он как небольшая комната в которой стоит 2 толкана , напротив лавка и раковина. Как только заходишь туда тебя пропитывает вонью мочи и сигарет. Стульчаков на толканах нет. Посрать там в первое время сложно, обычно тянул до последнего и то,смог посрать лишь на 3 день, т.к. расслабиться в окружении восьми человек нереально.

7. Свободное время.

Время можно убивать по-разному. В первое время от смены обстановки ты постоянно спишь. Так же можно читать книги, играть в карты и решать кроссворды.

Так же можно помогать мед персоналу. Самое легкое носить еду,когда ее привозят. В эти моменты можно подышать свежим воздухом и свободно покурить. Еще есть прачка, раз в десять дней после душа и смены постельного белья. В это время можно попроситься отвезти белье с мед сестрами на стирку. Сначала белье переносится в сстарый пазик,после чего отвозится в другую отделение на сортировку и стирку. У прачки есть несколько плюсов: выход из психушки (хоть и не на долго),быстро пролетает время и за нее дают сиги (обычно 4-5).

8. Мед персонал.

Мед сестры и медбратья общаются с тобой нормально, иногда их можно попросить сходить во время отбоя в душ или выйти на пару минут на улицу покурить, в их присутствии .Так же они наблюдают за твоим поведением,записывают о том как ты проводишь свободное время и как реагируешь на обстановку.

Врачи хорошие и спокойно выслушивают твои проблемы и жалобы на здоровье.

Пару раз в неделю можно увидеть толпу студентов, которые учатся на психологов. В основном они ходят толпой и опрашивают пациентов о том как они сюда попали и как их самочувствие,что то записывают в тетрадь после чего уходят. К военкоматчикам они, в основном, не подходят.

9.Вязки.

Бывают моменты, когда у пациентов сносит крышу и их приходится привязывать к кроватям. Обычно привязывают только руки, самым буйным и ноги. В таком положении они проводят пару часов, после чего их развязывают.

10. Антисанитария.

Несмотря на то,что убираются в дурке каждый день, чистым это место назвать сложно. Грязные матрасы (на некорых можно увидеть разводы от говна и мочи, но вроде не воняли) и толчки. Нередко можно увидеть тараканов, в основном бегают в толкане и на кухне, иногда можно увидеть и палатах, хотя их и травят меньше их становится не на долго.

Ногти стригут общими ножницами,в душ ходят толпами, у некоторых пациентов можно увидеть увидеть грибок ног.

На толканах нет стульчаков, самые прошаренные обкладывают туалетной бумагой, но военкоматчикам выдают общий стульчак.

В душ ходить нужно в тапках, так же можно попробывать попроситься в ванную комнату после отбоя в котором можно помыться спокойно одному в полу сидячем положении.

11. Передачки и посещение родными.

Самое радостное в дурке. Приходить могут каждый день,но в определенные часы. В эти моменты можно незаметно передать сигареты и продуктов. Продукты должны быть в упаковках, т. е. Печенья и конфеты в целлофановых покетах и без срока годности не пропустят. Можно передавать фрукты, печенья,минералки,соки и конфеты. Некоторые скоропортящие продукты убирают в холодил и поесть их можно в определенное время в сталовой. Так же во время посещений можно пообщаться с друзьями и посидеть в телефоне.

12. Комиссия .

Через три недели после обследования проводится комиссия,которая состоит из 3-х человек: твоего психиатра,который беседовал с тобой пару раз,начальницей отделения и еще одним врачом. Они просматривают записи о твоем наблюдении, результаты пройденных врачей и решают ставить тебе диагноз или нет. Около 80% процентов призывников признаются здоровыми.

Будьте готовы к тому,что комиссия будет позже чем вам говорили, это для них в порядке вещей.

13.Интересные пациенты и происшествия.

Начну с человека, которого знают все студенты, которые сюда приходят - это Митя. Человек очень религиозный, мечтает стать архиепископом, страдает шизофренией с галлюцинациями (видит от насекомых до Гитлера). Постоянно молится,т.к. верит,что это поможет ему выздороветь, поет религиозные песни, читает стихи по памяти и знает всех пациентов по имени. Когда видит галюки плохо разговаривает и бегает мелкими шажками по коридору. Пару раз пытался изгнать бесов из другого пациента, один раз взял печеньку,смачно чихнул, обрызгав пол и ушел, как будто это не он сделал)

Саня-Бог. Странный чел, который меня реально пугал. С первого взгляда кажется нормальным и застенчивым,только разговаривает тихо, быстро и повторяется, иногда зависает. Любит компьютерные игры особенно ГТА и Мафию. Так же считает себя Богом и то,что он страдает за грехи людей. Бывает съезжает крыша и начинает кидаться на других пациентов .Хотя по нему и не скажешь но довольно сильный, на вязки мы его кидали вчетвером.

Был случай когда он сел на кровати, насрал на нее,а потом съел,после он как ни в чем небывало пошел чистить зубы.

Один раз когда у Сани снова начался психоз Митя пытался изгнать из него демона, Саня при этом громко орал.

Так же там были и другие странные пациенты. Один все время повторял слова за мед сестрами и странно жестикулировал. Другой постоянно разговаривал сам с собой и постоянно орал какую то дичь. Одна из его коронных фраз «Нахуй ты мне нужен,придурок,заебал бля». Кто то просто ходит в зад вперед, пускает слюни и странно улыбается.

14.Петр Анатольевич Тронов.

Так же в этой больнице есть с виду абсолютно здоровый и очень образованный человек. Зовут его, как вы уже догадались, Петр Анатольевич Тронов.

Как он рассказывал в 90-е годы кто-то купил ему диагноз по психиатрии за деньги после чего он тут и застрял. Довольно давно пытается добиться проведении комиссии и отмены диагноза,но даже в собрании комиссии ему отказывают. По слухам есть брат, который отказывается его забирать.

Сам по себе очень образованный, много читает, пишет рассказы и стихи.

Напоследок отдал мне одну из своих тетрадей со стихами, попросил где нибудь разместить.

Один стих я выложу,если понравятся отдельно выложу и другие.


ОПЯТА.

Ушла любовь и зубы выпадают,

А скоро выпадает первый снег.

В лесу опята умирают -

И каждый день по многу человек.


Опята умирают от ножа,

А прошлый год опят сожрали мыши,

Но этим летом страшная жара

Убила лес, и мыши еле дышат.


Опята сами убивают лес

И всё кругом друг друга убивает…

Куда залез?

Чего мне не хватает?

Показать полностью
  •  
  • 124
  •  

Психи-экстрасенсы

Недавно начал работать в психбольнице врачом.

Уши ещё незамыленные. Слушаю, что говорят психи.

- Как классно в этой психушке. Здесь никто нас не спалит, а мы можем принимать глобальные решения.

Ну думаю, какой замысловатый бред. А через полгода, обнаруживаю, что все сбывается. Начал на них странно смотреть. Тут один другому:

- Может скажем ему, что мы ничего не решаем, а только будущее видим

  •  
  • 2761
  •  

И не возразишь

И не возразишь
  •  
  • 41
  •  

Да иди ты со своим Иисусом!

в

Проходил я как-то обследование в военкоматской психушке. Ясен пень, чтобы откосить. Жалобы предьявлял без какого-то фанатизма, топил за биполярное расстройство. Каждый день, в 10 утра со мной на анализы, ЭЭГ и прочую фигню приходил любопытный чувак. Сидим, ждем пока придет психиатр. Разговорились. До определенного момента он казался мне вполне адекватным и, более того, приятным в общении. Пока он не стал рассказывать о том, что он, собственно, забыл в этой дурке. Говорит, мол, у него эпилепсия. Рассказал пару удивительных историй, я с интересом послушал. А потом он начал втирать мне, что эпилепсия прошла сама собой, когда он поверил в бога. И начинает фанатично-агрессивно рассказывать, что Иисус способен исцелить от любой болезни, главное, верить и т д, и т п. Мне аж стало не по себе от такого напора. Говорю, дружище, в общении со мной можешь выйти из образа, я все прекрасно понимаю. А он ни в какую, с тем же пылающим взглядом отнекивается, типа не понимает, о чем я. В один момент я выронил телефон из рук и непроизвольно матюкнулся. А сие лицо, не обремененное адекватностью, зачитало мне получасовую лекцию о том, что сквернословие это самый страшный грех, и так далее. На следующий день итоговая комиссия. Нас по очереди вызывают в кабинет. Первым зашло это чудо природы. Не было его минимум полчаса. Выходит в не самом лучшем настроении. Дальше короткий диалог:
Я: Ну что?
Чувак: Годен. А1, блядь.
Я:А как же Иисус?
Чувак: Да иди ты нахуй со своим Иисусом!
И поспешно удаляется.

  •  
  • 2054
  •  

Белые рубашки задом наперёд

в

Вчера по пути с работы решил взять заказ и...

Белые рубашки задом наперёд Такси, Заказ, Психиатрическая больница

Занятно, что второе отделение для буйных типов и зэков, косящих под нездоровых головой.

  •  
  • 1774
  •  

Истории из желтого дома. Дом престарелых.

Довелось мне летом полежать в стационаре психотерапевтического отделении, и посмотреть на психиатрию совсем с другого угла.

Сам стационар - место интересное. В адских ебенях, в старом общежитии(балкон в каждой палате был, просто ахрененно, утром выходишь с книжкой, садишься на стул, берешь чай, птички поют, солнышко светит - в сочетании с антидепрессантами вообще отлично), этажом выше - реабилитация наркозависимых, хмурых людей, которым вообще ничего нельзя - как мне сказали, огребут даже если пять минут по пути в столовку с кем-то из "чужих" поболтают.

Лежать стационаре было адски скучно. Розеток в палатах не было, из развлечений - неполный набор шахмат и старенький кубический телевизор в окружении двух диванов.
Психотерапевтическое отделение - самое мягкое. Никто даже не следит, выпил ли ты свои таблетки. Можно выходить. Когда захочешь. Курить во двор, не отпрашиваясь, и, отметившись у медсестры, можно было сходить погулять - взять в супермаркете чего-нибудь поесть, дойти до парка или до остановки за шаурмой. Можно было пропасть на три часа, сделав все процедуры, и съездить домой помыть жопу в ванной без плесени.

Там были достаточно неплохие врачи, хороший психолог. Помимо меня там лежала девочка лет 16, к которой очень часто приходил её парень, и её за это постоянно ругали, а врач обзывала её психопаткой и симулянткой. Не знаю, права она была или нет, но деваха эта меня в шахматы уделывала как ребенка. Была ещё одна молодая девушка, беременная - и всё у неё проходило под лозунгом "я беременная, че они мне сделают". Ничего особо разрушительного - даже забавно было вечером чистить зубы под её выкрики из окна случайным прохожим "ЛОХ! ПИДОР!". Не потому что она поехавшая, а потому что скучно было просто пиздец. Я бы тоже покричала, но я не беременная, медсестры пиздюлей дадут.

Больше молодежи там не было. Пара очень замученных неврозом женщин среднего возраста и огромное количество бабушек. Бабушки были в полном адеквате - краткий осторожный опрос выявил, что многих(всех я не опросила) направили  в стационар, потому что у них "давление на нервах". Лежат они в стационаре месяцами, часто возвращаются. Пьют не очень тяжелые таблетки, часто мерят давление, обязательно лежат под капельницами, вид которых, как известно, сам по себе оказывает на старшее поколение целебное действие, ходят на физиотерапию. У больницы есть свой терапевт, невролог, раз в неделю всем делают экг. Бабушки собираются в очереди, потом перегруппируются в столовой, в послеобеденное время тихо дремлют по палатам, а вечером собираются у телевизора - посмотреть "Пусть говорят", поговорить, угостить друг друга сладостями или огурчиками, сравнить свои схемы лечения. Почти все живут одни, немногих иногда навещают здесь родственники - у многих дети и внуки полные ебланы, и, говоря о них, старушки грустно вздыхают. Психотерапевтическое отделение было местом явно не для меня - разве что молодая врач-психолог пришлась мне очень по душе, приятно было с ней поговорить. Там было скучно, препараты назначали по привычке работы с пожилыми людьми. Назначили капельницы с препаратом, который можно и в таблетках. Причем потом, когда я сбежала жить нормальной жизнью на дневном стационаре и через некоторое время пришла к врачу с вопросом "почему у меня, образно выражаясь, НЕ СТОИТ???", психиатр почесала череп и сказала, мол, да, глупо как-то было этот препарат молодой девушке назначать. Но для пожилых там было настоящее раздолье - да и весь персонал словно бы синхронизировался с этим стихийным домом престарелых и молодежь не любил совершенно, но прекрасно помнил про давление, про суставы и про всё на свете. С одной стороны, хорошо, что этим бабушкам хотя бы есть куда пойти. А с другой - грустно, очень грустно.

Показать полностью
  •  
  • 40
  •  

Немножко о деонтологии

в

Давно я не писала, но тут, простите, очень пригорело вот от этого поста. Я вообще сейчас рискую отхватить минусов, т.к. как я поняла, просиживая периодически вечерами на Пикабу, данный автор является тут чуть ли не священной коровой и обладает весьма чувствительной натурой, что периодически проскальзывает в комментариях.

Являясь врачом приёмного отделения психиатрической больнице (по основной ставке), я ежедневно сталкиваюсь со множеством разномастных сотрудников скорой помощи (а в ЛО, как известно, отдельных психиатрических бригад нет, так что они возят не только наших "клиентов"). Со всеми мы, можно сказать, работаем "в паре", то бишь - они привезли, описали кратенько ситуацию, мы уже дальше приняли. Поэтому ни в коем случае не хочется умалять их работу или работу врачей других специальностей.

Все мы работаем сутками, порой тяжёлыми сутками, когда нет времени буквально ни на что. Но! я считаю категорически недопустимым переносить свои личностные качества в профессиональную сферу. Даже если ты опытный, поживший жизнь человек и весь из себя профессионал, ты не в праве осуждать пациента, да ещё и прямо в лицо, каким бы он ни был, и как бы тебе того ни хотелось. Сотни ипохондриков и всякого рода психосоматиков проходят через наше приёмное отделение (оно общее на острое и на психотерапевтическое) и практически про каждого можно подумать "мне бы твои проблемы, чувак", особенно если это происходит в 6 утра. Но, как нас всех учили в университете, перед нами всегда конкретный пациент со своей конкретной проблемой, которую он считает самой важной и самой актуальной на данный момент. Твоя задача - ему помочь, а не читать нравоучения, что, дескать, "люди в Африке с голоду мрут, а ты тут ноешь, что не можешь уснуть". Да, это тяжело, ведь пациенты попадаются разные, есть и такие, которые к нам попадают, пройдя несколько десятков вызовов СМП, основательно задолбав подстанцию своего небольшого городка, да и в период госпитализации могут хорошенько так "вынести мозг" всему медперсоналу. Даже истероиды со своими присущими их состоянию "обмороками" и отнявшимися конечностями действуют так не потому, что они хотят поиздеваться над целым коллективом врачей, медсестёр и санитарок, и это надо понимать.

Хочется поблагодарить тех коллег, которые не пренебрегают психиатрией в своей практике, пусть даже азами (в последнее время всё чаще встречаю это у молодых специалистов). Благодаря вам наши пациенты стали быстрее, значительно быстрее находят своего адресата и своевременно начинают лечение, что позволяет им практически без обострений достичь качественной ремиссии. Редко когда пациент сразу сам приходит к психатру, обычно все по полной обследуются у специалистов различных профилей, пока кто-нибудь из них не догадается направить их к нам.

В общем, все мы можем быть отличными специалистами в своей области, но про медицинскую этику забывать не стоит, ведь пациент от нас ждёт помощи, поддержки (я сейчас не говорю о беседах по душам, просто о понимании и отсутствии осуждения). Светя другим, сгораем сами.

Показать полностью 1
  •  
  • 873
  •  

Как я отдыхал набирался сил и отдыхал в дурдоме (ч.5.)

Большую часть контингента на первом этаже составляли бабушки. Не знаю, почему не дедушки, видимо у мужиков чаще течет крыша по молодости, а к старости мы набираемся мудрости и становимся матерыми похуистами. Хорошая крыша летает сама, то в самый низ, то в самый верх, кхе-кхе.


От старушек издалека несло котиками, а одеты они были как обычные бабушки. Ну вы поняли, плотное пальто производства 60х годов хуй знает какого века, тёплое одеялко-платочек на голове. В некоторых случаях завершали композицию дермантиновые кроссовки с тремя полосками. Единственное отличие от стандартной комплектации состояло в отсутствии модной клетчатой сумки и тележки. Видимо, телегу они сдавали на хранение вместе со всем содержимым по прибытии. Ну зато я разгадал одну из главных тайн человечества - куда эти бабульки катят свои торбы в 7 утра с озабоченным видом. В дурдом они их катят. Там санитары принимают брички на хранение, а бабуль переводят на казенное содержание.


Настроение у бабушек было переменчивое, в основном зависело от завихрений Марса в период турбулентности Венеры. Иногда - от количества принятых препаратов. Так или иначе, попытки побега они предпринимали регулярно. Чаще всего это выглядело так - бабушатина спокойно прогуливалась, втыкая в землю. Маршрут движения представлял собой круг радиусом 20 метров. Постепенно окружность увеличивалась до 30 метров. Дежурная медсестра по обыкновению сидела на лавке и тарахтела за жизнь с кем-нибудь из пациентов. Бабулька, выйдя за пределы видимости медперсонала, совершала рывок в сторону неохраняемого выхода из учреждения. С благим матом и криками дежурная подрывалась за ней, и пыталась вернуть беглянку на базу. Чаще всего бабки просто ложились на землю и начинали брыкаться ножками, перемежая это дело благим матом. Добровольцы из числа психов приходили на помощь, и больная возвращалась в родные пенаты.


Раз в неделю бабушек опрашивали на предмет деменции. Вопросы были с подвохом.

- Как Вас зовут?

- Марфа.

- Ваша фамилия?

- Ивановна.

- Когда Вы родились? - Обычно, на этом вопросе у бабулек начинались трудности, упомнить дату важного события они не могли.

Бабушка не справлялась с ответом, доктор ставил минус в одном из пунктов теста.

- На каком этаже Вы находитесь? -  Этот вопрос неизменно вызывал зависание всех систем. Не знаю, что в нем такого сложного, но ни одна из испытуемых не могла правильно ответить.

Доктор продолжал бомбардировку вопросами:

- У Вас есть родные дети?

- Как их зовут?

- У Вас есть муж?

- Как его зовут?

- Как зовут Вашего внука?

- Сколько ему лет?

Бабушка теряла ориентирование в пространстве, замыкалась в себе, и переставала отвечать на вопросы. Доктор делал пометку внизу бумажки, и шел к следующей пациентке.


Одна из бабушек была на позитиве, любила общение. Лет ей было много, пережила она вторую мировую войну, активно участвовала в партизанском движении. Но, к сожалению, длительная память приказала долго жить, поэтому на любую тему с ней можно было разговаривать не более 5 минут. Периодически её вырубало из разговора, и она заново со мной знакомилась, узнавала, женат ли я, есть ли дети, и нравится ли мне её новая прическа. 


- Бабке девяносто лет, хочет хуй она в обед! - Громогласно сообщала она на всё отделение, и заливисто хохотала.


Я не возражал, ну мало ли чего кому хочется. Бабушка прожила интересную жизнь, и за 5 минут, когда работала её память, могла выдать много интересного.


Деменция штука страшная, старики соображают очень плохо, препараты практически не помогают. Сбежать они пытаются из страха, видимо в какой-то момент они понимают, где находятся, и ходят свалить домой.

Родственникам с ними очень тяжело, ведь старички теряют связь с реальностью и не признают близких. Готовы ли Вы помогать своему  любимому дедушке, с которым Вы провели лучшие годы жизни? Конечно же, да, он же старенький, а теперь ему нужна помощь! 

Правда жизни состоит в том, что вместо родственника, которого Вы давно знаете, перед Вами нарисовывается неадекватный человек. Он Вас совершенно не знает,  разговаривает матом и иногда ходит под себя.

Показать полностью
  •  
  • 139
  •  

Как я набирался сил и отдыхал в дурке (ч.4).

Отделение на первом этаже выгодно отличалось от моего предыдущего места содержания. Здесь был холодильник, откуда можно было пиздить жрачку в котором можно было хранить еду, импровизированная библиотека с откровенно слабой подборкой книг, а также набор настольных игр. Решеток на окнах не было, контингент также отличался в лучшую сторону. Со мной в комнате находились еще два паренька примерно одинакового со мной возраста.

Один из них служил в десантно-штурмовой бригаде, но отчего-то маленько ебанулся головой. Звали паренька Сергей. Ему было тяжело говорить, слова выдавливал из себя с заметным усилием. Родился и воспитывался в семье военных. Отец был отставным офицером ВДВ, мальчика воспитывал соответственно. Строгий режим дня, спортивная подготовка, частые пиздюли. Вопрос о месте службы не обсуждался - только разведрота, только хардкор. Серёга был очень крепкий физически парень, до армии активно занимался спортом. Имел первый взрослый разряд по боксу, но не отличался соответствующими личными качествами. Был наивным, скромным и простоватым. Однозначно не имел склонности к насилию, удивляюсь, как он добился успехов в ударном виде спорта. Над ним начали издеваться вначале деды, а потом и его призыв. Унижения со стороны сослуживцев подкреплялись часто появляющимся в части героическим отцом. А хуле, ты что, не мужик?  Сожми булки и терпи, не позорь батю!

Отцовская забота и любовь сослуживцев довели пацана до ярко выраженного нервного тика и заикания. Конечной станцией для Сергея стало выбрасывание с завязанными глазами из самолета, якобы находящегося в полёте (на самом деле просто с заведенным мотором и находящимся на земле). Прикол, безусловно, удался, по его результатам Сергей отправился прямиком в дурдом. Шутники-затейники отхватили по полгода дисциплинарного батальона.


Парня было безумно жалко, при всём этом ебанутый батя его не навещал, и считал, что Сергей - слабак, и недостоин его высочайшего внимания. Моё мнение - таких ебланов, уродующих детей своими закидонами в стиле голливудских боевиков, надо от детей изолировать вообще. Не подпускать ни под каким предлогом.


Второго соседа по хате звали Андрей. Будучи простым деревенским парнем, он любил самогонку, баб и мотоциклы. Всё бы хорошо, но, сталкиваясь с жизненными трудностями (баба не дала, моцик сломался) Андрей довольно оригинально справлялся с ними. Бился башкой об стену. Натурально, садился к стене и начинал методично проверять её на крепость. Фраза "афтар убейся апстену", так популярная на известных ресурсах в 2000х годах, обрела для меня новый смысл. Само собой, столь оригинальный метод лечения привёл к дискомфорту в той части головы, где у большинства людей находится мозг. Попытки поговорить о чем-нибудь кроме моциков, женских половых органов не встречали отклика. Изучение сопромата и материаловедения меня тоже интересовало слабо. Нормального общения не получилось, ну и фиг с ним. Таблы выдавали своевременно, так что спать хотелось постоянно, а общаться - ну очень редко.

  •  
  • 181
  •  

Как я набирался сил и отдыхал в дурке (ч.3).

Так день и прошел. Обед, ужин, вечерние две беленькие и одна желтая. Положил голову на подушку, и добрый Морфей в белом халате и бахилах на босу ногу стукнул меня по голове тяжелым тупым предметом.

Пробуждение в палате было легкой неожиданностью - ептыч, где это я??? Повернув голову, увидел спящего дедулю. Он легонько храпел, из улыбальника свисала тоненькая нитка слюны.

Про себя матюкнулся еще раз, окончательно уже придя в себя.


Перед завтраком съел положенный десерт в виде трех конфеток. Я привычным движением вкинул таблетки в рот и запил водой. Тётя-врач приказала сказать "Аааа", после чего посветила фонариком в рот. Состояние моего горла её интересовало слабо, таким образом она выявляла неблагонадежных пациентов, пытающихся пропустить приём пилюль перед завтраком. Состояние моей нечищенной с утра пасти её удовлетворило, и я освободил место следующему больному.


На завтраке собралось всё наше отделение. Кушали с аппетитом все, даже те, кто был под действием супер-магии, и всю дорогу до столовки собирал стены головой. Есть давали много. Я схомячил порцию молочной каши и положенный творожок типа растишки. Жрать хотелось еще, организм, ослабленный водочно-наркотической диетой, требовал добавки. Подошел к тёткам в колпаках, попросил добавки. Повариха обрадовалась, что местная стряпня мне наконец-то зашла, и на радостях бултыхнула мне каши где-то под килограмм. Я маленько офигел, поблагодарил, но всё, конечно не съел.


После такого приёма пищи требовалось немного отдохнуть, я продрых до обеда, принял таблетки. Пообедал. Поспал. Поужинал. Поспал. Потихоньку я начал понимать вечно сонных местных обитателей, не склонных к общению. А зачем? Живот полный, по мозгу лениво циркулируют принятые пару часов назад вещества, и нафига все эти разговоры, телевизоры, хождение куда-то, если можно просто дойти до своей шконки, лечь и закрыть глаза...


Проснулся я ночью от диких криков. Какому-то дятлу пожалели таблеток, и он решил об этом напомнить. Орал сильно, перебудил всех психов. В других палатах кто-то тоже начал тихо барагозить и стонать. Подоспевшие санитары, видимо, пытались скрутить буйного, он не давался. СУКИ ВЯЖУТ ПАМАГИТЕ ААА СПАСИТЕ БОЛЬНО АААА!!! Вопли продолжались минут десять, а потом потихоньку затихли. Видимо, магия подействовала. Санитары обошли все палаты, успокоили пациентов, которые, вдохновившись дикими воплями, начали было выступать и свалили в свою коморку спать дальше. Я удовлетворенно улыбнулся, радуясь, что ебанько заткнулся, и продолжил давить на массу.


Третий день был очень похож на второй, а четвертый - на третий. Я просыпался, ссал, умывался, чистил зубы, принимал таблетки, кушал, спал, кушал, спал... Периодически в мозгу возникала мысль о том, что как-то это неправильно, и нормальные люди занимаются еще чем-то помимо удовлетворения основных потребностей в виде жрачки, срачки и спанья. Эта мысль была похожа на мелкую надоедливую муху, жужжащую где-то на задворках сознания, и я без особого раздражжения её прихлопывал. Зачем вставать с кровати, если с неё можно не вставать?


На четвертый день мне разрешили сходить к посетителям. Приехали дядька, тётька и мой тогдашний корешок. Тогда я только заценил, насколько я по поведению отличаюсь от нормальных людей. Отвечать на вопросы получалось только после нескольких секунд подвисона. Происходило это так:

Дядька:

- ты зачем сюда попал?

Я:

...секунд пять втыкаю, потом понимаю, что надо что-то сказать.

- ну так.

Д.:

- пиздец, ну ты даёшь, что случилось?

Я:

(повтыкав еще секунд 5)

- всё нормально.


Адеватного разговора не получилось, мне передали пакет со жрачкой, и я вернулся в отделение.

Самое прикольное, что я не врал, на тот момент у меня действительно уже всё стало нормально. Абсолютно спокойно и нормально на душе.


А на седьмой день меня вызвали к врачу, померяли давление с температурой, задали пару дежурных вопросов про состояние, уточнили, как у меня нынче с желанием перейти в загробный мир досрочно. Я ответил отрицательно, доктор кивнула белокурой гривой и поставила автограф в каком-то документе. Писулька оказалась разрешением на перевод из отделения для полных долбоёбов. Другой мир находился на первом этаже, и был предназначен для тех, кто встал на путь исправления подает надежды на исцеление и не опасен для окружающих.

Показать полностью
  •  
  • 418
  •  

Фантастическая автобиография Адольфа Вёльфли, 35 лет проведшего в психбольнице.

Фантастическая автобиография Адольфа Вёльфли, 35 лет проведшего в психбольнице. Психиатрическая больница, Художник, Длиннопост, Копипаста, Искусство
Показать полностью 16
  •  
  • 772
  •  

Как я отдыхал и набирался сил в дурдоме (ч.0, вместо вступления)

Лирическое отступление от темы.


https://m.pikabu.ru/story/kak_ya_nabiralsya_sil_i_otdyikhal_... (часть 1)

https://m.pikabu.ru/story/kak_ya_otdyikhal_i_nabiralsya_sil_... (часть 2)



Отвечу на несколько вопросов, заданных благодарными пикабушниками. Бдительные комментаторы переживают, не засланный ли я? Точно был в дурке? Не накурился ли прямо сейчас спайсов и под их воздействием пытаюсь ввести в заблуждение читателя? Особо переживающие требуют показать сиськи предоставить документы из больницы.


Отвечу на последний вопрос товарищу @Abvqedeyka - я не распространяюсь про то, что лежал в дурдоме, т.к. для многих людей этот факт станет неприятной неожиданностью, для кого-то - возможностью посудачить за спиной, а при необходимости представить это как слабость и надавить. С Вашего позволения, никаких документов на всеобщее обозрение выкладывать не буду.


Не сочиняю ли я? Вот один товарищ говорит, что в дурдоме нельзя мужчинам и женщинам вместе в одном отделении быть! А другой - что кормят плохо! А третий - что есть специальная наблюдательная палата, а ты в ней не был, => врёшь, гад, меня на такой мякине не проведёшь!


Уважаемые читатели, позволю себе сравнить дурдом с любым другим закрытым от посторонних глаз общественным учреждением, например с армией или колонией. Разница в режиме содержания колоссальная даже на территории одной и той же воинской части/лагеря. В одном отряде, т.н. "козьем", сидят зэки, основная масса которых попала туда, проигравшись в карты/сдав своих соседей по комнате/просто из-за своей гниловатости. У них режим дня такой:  общее построение, дёрганье руками/ногами на зарядке - Да поактивнее давайте, суки! - орёт им начальник отряда. Поход в столовую - строевым шагом и с песней. На кровать в течении дня садиться, а там более, ложиться, нельзя. Обязательная влажная уборка умывальника и коридора, а если надо будет  - то и туалета. Ну вы поняли, весёлая жизнь по всем правилам и нормам закона от рассвета до заката. Много много лет.

В этой же колонии в другом отряде, где сидят нормальные арестанты, всем на эти правила глубоко насрать. Захотел - пошёл в столовую, захотел - нет. Захотел - проспал целый день на шконке.  Пришел отрядник, начал что-то пи3.14деть - всей комнатой в пятнадцать глоток вежливо с улыбкой заткнули его, посадили на кровать, напоили вкусным чаем с шоколадкой, рассказали пару душевных историй, и гражданин начальник пошёл к себе в кабинет смотреть кино, жрать бесплатные продукты, курить халявные сигареты и бумажками заниматься. Нахрена ему лезть и устанавливать свои порядки, если у него в отряде итак всё под контролем? Никто не барагозит, морды бить друг другу строжайше запрещено, все довольны, все счастливы.

Спроси у парня из козлиного отряда - ну как тебе сиделось? Он расскажет одну историю. Задай тот же вопрос арестанту из чёрного отряда - услышишь совершенно разные вещи . Кому верить? Обоим. Хотя друг от друга эти товарищи находились буквально в двух сотнях шагов. В одно и то же время.

Не знаю, что происходит в других дурках, вполне может быть, что где-то санитар шевелит пациента в сракотан за пачку пряников, где-то над пациентами издеваются, снимая на камеру и т.п. Вполне возможно, что где-то есть карантинная палата, где за вновь прибывшими некоторое время наблюдают врачи. Не знаю, и не могу знать, т.к. не был. Рассказываю то, что видел лично.

Ваш @karto6ka, всем спасибо за внимание.

Завтра запилю третью часть своих злоключений.

Показать полностью
  •  
  • 89
  •  

Как я отдыхал и набирался сил в дурдоме (ч.2).

После ознакомления с палатой, принял решение пробздеться по отделению, так сказать разведать территорию. Этаж был представлен длинным коридором, с одного конца перегороженным массивной железной дверью с окошком. Чуть ближе находился дальняк, один для мужчин и женщин, по устройству  не особо отличавшийся от любого общественного/армейского/лагерного сортира. Обрадовало присутствие дверок в кабинках. Расстроило отсутствие щеколды. В процессе отправления нужды нужно было держаться рукой за ручку двери и злобным голосом орать "Занято блеать!" другим пациентам, возжелавшим разделить со мной кабинку.

Далее с обеих сторон продола, покрашенного в голубой цвет, находились двери проёмы, ведущие в палаты. В другом конце коридора под потолком вещал телег, под ним же стояли две лавочки. Пара пациентов грустно втыкали в какую-то педерачу, а один из них телевизор по всей видимости слушал, т.к. взгляд его был направлен в стену. Из знакомых в отделении встретил только одного паренька, любителя замедлиться. Его определили в дурку родственники, он особо не протестовал, хотел спрыгнуть. В дурдоме опиатным наркоманам перекумариться легче, благо ассортимент лекарств позволяет накачать человека до состояния нестояния. Пару минут пообщался с ним, отказался от предложенной сигареты (никогда не курил и вам не советую), и пошел в свою палату. Тамошний лунный пейзаж особо не поменялся - гражданин с бороздой на шее втыкал через решетку на окно, а пенс со своей базы вёл наблюдение за потолком. Поняв, что у моих товарищей всё под контролем, я решил вздремнуть до обеда.


Прервало мой чуткий медикаментозный сон шарканье тапок по полу палаты. То была моя давешняя знакомая в послеродовой депрессии. Принятые медикаменты её возбужденного состояния не изменили. "Какой красивый мальчик!" - воскликнула она, когда я поднял голову с кровати и встретился с ней взглядами. Я промычал что-то невразумительное в ответ, мадам восприняла это как комплимент и присела на край кровати. Флиртовать с поехавшей фрау в мои планы не входило, поэтому я мягко, но решительно отвёл её руки от себя и слегка гавкнул. Ну т.е. не гавкал и не мяукал, конечно, не подумайте, я же не псих какой-то. Так, прикрикнул слегка. Девушка посыл восприняла правильно, и пошла домогаться до других обитателей палаты. Пенс её попыток пообщаться не оценил, анализ устройства потолка его интересовал больше, а вот парень помоложе завязал разговор. Бляя, у меня от вашего поехавшего общения сейчас окончательно крыша поедет, подумал я, напялил кроссовки (сменку мне притарабанили на следующий день только) и пошел смотреть телек.


Минут через 15 дежурный санитар объявил обед. Все взяли ноги в руки и пошли жрат. Я в первый день есть вообще не мог, от вида еды воротило. Но отметил, что еда была вполне себе ничего. Во всяком случае, гораздо лучше, чем еда в обычной городской больнице, где я годом раньше лежал с переломом двух пальцев. Там, правда, после операции 2 раза в сутки внутрижопно подкалывали смесью трамадола и димедрола, что значительно улучшало мой жизненный тонус, в дурдоме таких бонусов не было предусмотрено. Поковыряв ложкой в супе и пальцем в жовилкой во втором, я выпил компот и дождался, пока все доедят. Как-то стыдно было нетронутую еду заносить обратно, но женщины на кухне отнеслись с пониманием к моему плачевному состоянию, даже маленько переживали, что мне не понравилась еда. Пришлось краснеть и извиняться.


Вообще, дурдом меня на тот момент сильно удивил в хорошем смысле. Хотел лично познакомиться с Наполеоном, Гитлером, покурить трубку со Сталиным, либо хотя бы увидеть отмороженных на всю голову психов с пеной изо рта, бьющихся башкой об стену, но всего этого не было. Дурка (пока что) выглядела как обычное отделение больницы (решетки и железные двери не в счёт).


Веселуха началась, когда в коридоре раздался громкий, хорошо поставленный голос. Прикольно, прям как из рупора кто-то тарахтит, подумал я и вышел посмотреть. Обладателем дикторского голоса оказался высокий молодой человек с лихой кудрявой шевелюрой и революционным блеском в глазах. По его словам, кровавый режим в виде наряда ППС скрутил его при попытке переименования улицы Ленина в улицу Николя 2-го Чудотворца. Он с отверткой в руках, на стремянке, откручивал табличку с дома, чтобы заменить её на собственноручно изготовленную. Выполняя сей перфоманс, он попутно агитировал мимокроков на вступление в свою партию и призывал покаяться за столетие кровавого коммунистического режима.


Полный 3.14ц, решил я, и попытался завязать разговор с Чудотворцем. Разговора особо не получилось, т.к. на его громкий голос вскоре подошли санитары, взяли гражданина под белы рученьки и провели в процедурную, где поставили магический укол. Магия заключалась в том, что пациент после этого укола на неделю получал -100 ко всем атрибутам, терял сверхспособности и мог перемещаться ползком по стенкам от кровати до туалета и столовки и обратно. Не знаю, какое там название у этого средства было, но я для себя уяснил, что тут лучше не барагозить и с персоналом быть зайчиком, а не то местные волшебники превратят на неделю в глупую картошку.


Ту би продолжено, берегите себя и свои головы!

Показать полностью
  •  
  • 343
  •  

Подборка трэшака

в
Подборка трэшака Исследователи форумов, Школа, Психиатрическая больница, Трэш, Подборка, Длиннопост

******************************************

Подборка трэшака Исследователи форумов, Школа, Психиатрическая больница, Трэш, Подборка, Длиннопост

******************************************

Подборка трэшака Исследователи форумов, Школа, Психиатрическая больница, Трэш, Подборка, Длиннопост

******************************************

Подборка трэшака Исследователи форумов, Школа, Психиатрическая больница, Трэш, Подборка, Длиннопост

******************************************

Подборка трэшака Исследователи форумов, Школа, Психиатрическая больница, Трэш, Подборка, Длиннопост

******************************************

Подборка трэшака Исследователи форумов, Школа, Психиатрическая больница, Трэш, Подборка, Длиннопост

******************************************

Подборка трэшака Исследователи форумов, Школа, Психиатрическая больница, Трэш, Подборка, Длиннопост
Показать полностью 6
  •  
  • 572
  •  

Небольшая подборка отзывов из гугла.

в

О психиатрических больницах:

Небольшая подборка отзывов из гугла. Отзыв, Кладбище, Психиатрическая больница, Длиннопост
Небольшая подборка отзывов из гугла. Отзыв, Кладбище, Психиатрическая больница, Длиннопост
Показать полностью 2
  •  
  • 718
  •  

Кокос раздора (Психиатрические байки).

Если кто-то считает, что с момента поступления человека в наш психиатрический стационар и до долгожданного дня его выписки на свободу с ясным разумом его связь с... нет, не потусторонними или инопланетными сущностями, а с обычным, реальным, но дразняще расположившимся вне стен больницы внешним миром обрывается — смею уверить, что это не так.


Напротив, многие пациенты, попав с обострением в больницу, начинают общаться по телефону — звонками ли, перепиской ли в соцсетях — заметно активнее, чем делали это дома. А ещё начинаются визиты родных и друзей. Ну как же — человек, небось, томится без сигарет до опухания ушей, а гречневая каша, хоть и зело пользительна, все же не заменит маленьких радостей жизни, каковые можно получить от принесённых шоколадок, печенек и шедевров домашней кулинарии.


А если, к примеру, друзья попались понимающие и чуткие к нуждам страждущего, так и вовсе можно втайне от санитаров получить бонус... нет, порулить вселенной, конечно, все равно не получится, зато, кинув в окно прихваченную из лечебно-трудовых мастерских или сплетённую из больничного тряпья верёвочку, станешь обладателем пакета с чем-нибудь столь же вожделенным, сколь и запретным. Вроде пачки чая и кипятильника с банкой, чтобы заваривать чифирь. А то и ёмкости с огненной водой и пачки неучтенных сигарет.


Когда Федор (назовем его так) на волне своей очередной мании попал в стационар, он знал твёрдо: друзья его не забудут. А забудут — так он напомнит. И даже вишлист предоставит, чтобы не мучились неврозом выбора, собирая передачку. Нет, халявщиком он себя не считал, что вы. Просто открытый для предложений, с уверенностью глядящий в будущее и четко доносящий до окружающих свои чаяния человек.


Так что, отправив приятелю заказ на что-нибудь горячительное и экзотическое — в конце концов, он ведь не желудок на ножках и не алкоголик, а истинный ценитель прекрасного — Федя стал терпеливо дожидаться визита. Ну то есть, терпеливо настолько, насколько вообще может позволить маниакальное состояние: всего-то несколько километров по палате за несколько часов. В конце концов, стены и потолок остались интактны, за что санитары задолжали ему огромное человеческое спасибо.


Приятель объявился где-то на четвертый день, на пятидесятом километре внутрибольничного марафона. К тому моменту Фёдор уже переехал из наблюдательной палаты в другую, с менее суровым в плане пристального внимания санитаров оллинклюзивом, потому трюк с подъемом пакета на веревочке прошел без накладок. Федя развернул увесистый тючок, обернутый в несколько слоев газет... и кратко, но емко выразил всю глубину своей фрустрации, разочарования в людях, обиды на мироздание в целом и нечуткость близких в частности. В пакете, тщательно запеленутый в газетную бумагу, лежал приличных размеров кокосовый орех.


Нет, оно понятно, что экзотика. Оно понятно, что в чем-то даже эксклюзив, не для желудка на ножках, а для истинного ценителя прекрасного. Но как его вскрыть, не имея подручных средств? Шарахнуть о стену, на радость дежурной смене и к вящему огорчению задницы, нашедшей на свой верхнелатеральный квадрант пару кубиков аминазинового приключения? А главное — где спиртное?


Видимо, в цепочке дальнейших событий не последнюю роль сыграл прокатившийся по стране футбольный чемпионат мира. Федя разочарованно выпустил кокос из рук, тут же вскочил, зажмурившись от боли в ушибленном большом пальце на ноге, и рефлекторно, со всей силы, наподдал по нему другой, еще не ушибленной.


Кокос, пушечным ядром вылетевший через дверной проем палаты в коридор, был остановлен впалой грудью местного завсегдатая-параноика. Приняв передачу, тот пошатнулся, сполз по стенке, но все же нашел в себе силы катнуть снаряд ногой дальше, под ноги здоровенному детине, который попал в больницу не столько оттого, что с детства умел больше, чем знал, сколько потому, что умения эти применял исключительно в деструктивных целях. Перехватив передачу, он радостно возопил что-то про Аршавина, который прорывается через центр поля — и поддев орех ногой, отправил его в длинный полёт по коридору, над головами успевших пригнуться пациентов.


Голкипером, сыгравшим последний аккорд в этой комбинации, выступил как раз санитар. Прилетевший кокос был профессионально перехвачен ладонью, сравнимой по размерам с немаленьким почти спортивным снарядом. Услышав в ответ на свой простой вопрос, что орех ничей, и вообще приятного аппетита, санитар хмыкнул, подбросил орех пару раз на ладони, пожал плечами и повернулся к выходу из отделения. Как оказалось, зря.


Федя, утерев выступившие от боли в столь неосмотрительно сделавшей пас ноге слёзы, позвонил приятелю, чтобы попенять ему на... да на всё. И услышал в ответ: мол, ты же просил спиртное и экзотику, чем же ты недоволен? Дескать, стараешься тут, сверлишь в кокосе дырку, льешь в неё, пуская скупую слезу, спирт — и где, спрашивается, благодарность, Фёдор Михалыч? Уронив телефон на койку, прихрамывая на обе ноги, Фёдор рванул из палаты.


Мечты санитара о том, как он, меланхолично сплетая пальцы ног, будет раскачиваться где-нибудь на ветке... хорошо, хорошо, восседать на кушетке, лакомясь добычей, были грубо прерваны. Чьи-то руки вцепились в кокос, последовал рывок — и орех упал на пол. И треснул. Санитар, ошалев от такой наглости, хотел было мягко попенять товарищу — мол, жадность до добра не доведёт, а вот до наблюдательной палаты вполне способна — как вдруг заметил, что на него не обращают внимания, а вместо того, подобрав орех с пола жадно пьют льющееся из него... нет, не может быть! Молочко так спиртом в нос не шибает!


В общем, через несколько дней, когда приятель смог снова дозвониться до Федора, тот сообщил ему, что от экзотики в больнице один лишь вред. Уж очень много побочных эффектов. Мало того, что пальцы ног ноют — так ещё и пару дней потом из кровати встать не можешь, и задница неделю словно резиновая. И тоже болит.


Автор -  dpmmax©

Показать полностью
  •  
  • 182
  •  

Переводы

Сразу скажу речь идёт о Психиатрической больнице, отделение мужское острое (буйное), так как многим не понятно про обычную это больничку или нет.


Каждый пациент который сперва поступал  именно  к нам на отделение, как правило выписывался только с переводом на другое отделение. Хотя были пара случаев когда выписывали на волю сразу от нас ( случайно залетных, про них отдельно попозже напишу.

В основном сам процесс перевода с одного отделения на другое не занимал много времени. Записал в журнал какие вещи у него с собой были, собрал передачки и сигареты, и повёл на другое. Перевод означал для пациента то,что почти 90% вероятности  что вот-вот его выпишут,

если конечно это был перевод не в интернат. При приёмке на другом отделении, м/с также записывала в журнал тоже что и я, переодевала пациента в одежду их отделения, и я взяв свои журналы и одежду пациента(у каждого отделения выдавалась своя одежда) сваливал к себе.

Вроде всё очень просто. Но не стал бы я тогда запиливать этот пост)

Дело было как раз по осени. С деревьев уже опали почти все листья, слякоть и грязь была везде. Мне поступило указание перевести одного пациента . Он был спокоен, лежал у нас уже раза 3, прекрасно понимал куда я его  поведу. В принципе по его состоянию можно было бы и не ограничивать его в "рубашку", но таковы были требования, тем более не первый раз лежал. Собрав все его пожитки, завязав ограничительную рубашку, мы двинулись в путь. При переводе в рядом стоящие здание, можно было не вызывать машину, да и ждать час,а то и больше не хотелось.То что у пациента перестали поступать так сказать " сигналы со спутника") я заметил когда мы прошли метров 10. Он увидел большую лужу с грязью и решил принять грязевую ванну. Я пытался удержать его как мог, но перспектива искупаться в грязной луже, да еще и по осени, не особо меня радовала. Видели в кино(может кто и в живую) как свиньи плескаются в грязи, вот именно также делал и он. Я, понимая весь пиздец происходящего, полез спасать "утопающего") Перемазавшись грязью чуть меньше чем он, хоть не искупавшись, я повёл его обратно. На отделении он очень расстроился, что его не перевели, говорил что это случайно вышло, что больше так не будет и можно ли вообще покурить. Покурить ему дали в виде пары кубиков "вкусняшек" в жопу, и стал он ждать еще месяц своего перевода.

Самым геморройным переводом, был перевод в интернат.Всё потому что пациенты не хотели туда и пытались натворить дичи всякой каждый раз, когда узнавали что их туда хотят перевести. Частенько, когда их везли в машине в интернат, они разбивали себе лица о стены машины, намеренно пытались открыть двери и свалить. Если даже всю дорогу они сидели спокойно, при остановке и снятия "рубашки" они сразу пытались съебать или устроить драку с персоналом в машине. В "рубашке" их никто бы не принял в интернат, мотивируя это тем, что он всё ещё опасен для других, и ебаться с ним должно наше отделение. Такая же история и с разбитым лицом- мол, а нахуя вы нам привезли этого буйного. И вот он снова едет обратно к нам, чутка покалеченным, но довольным)

P.S. Свалить во время перевода некоторым удавалось, особенно когда их переводили м/с пенсионерки, и поверив на слово им что всё супер будет, не ограничивали их.

Показать полностью
  •  
  • 195
  •  

Хорошее заведение и реклама интересная.

Хорошее заведение и реклама интересная.
  •  
  • 2132
  •