Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Психиатрическая больница

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Как я заболел шизофренией часть 3: кормежка в психушке и интересные пациенты

в

Прошлые части здесь: Часть 1 - https://m.pikabu.ru/story/kak_ya_zabolel_shizofreniey_chast_...

Часть 2 - https://m.pikabu.ru/story/kak_ya_zabolel_shizofreniey_chast_...


Итак, чем нас кормили:

На завтрак давали  различные каши(манную, рисовую, овсяную и т.д.) на молоке или воде.

Каши были не соленые и чтобы они были вкуснее я добавлял туда масло, которое давали вместе с куском батона и сыра каждое утро.

На обед нам давали супы(борщ, щи, гороховый, рыбный, рассольник) и кусок ржаного хлеба.

В борще и щах совсем не было мяса, хотя оно должно было там быть, и куда оно девалось было мне не понятно.

В гороховом супе горох был перетёрт в пыль. Рассольник был настолько солёный что его было не возможно есть(я обычно отдавал свою порцию другим пациентам). Рыбный суп называть таковым можно было лишь с натяжкой так как, кроме бульона, рыбы там не было от слова совсем.

На второе нам давали пюре, свеклу, бигус, мясную или печёночную(брр гадость) котлеты, и даже  целые куски рыбы(правда почему её не было в супе я так и не понял).

На ужин нам давали тоже самое что и на второе.

Из напитков нам давали чай(не сладкий), молоко, компот, кисель.

Надо сказать что из передачек больше всего в психушке ценились кофе и чай. Из чая варили так называемый чифирь. Чифирь делали так: брали 15-20 пакетиков черного чая и заваривали их в ведерке из под майонеза. Чифирь и кофе обычно пили те кому давали антидепрессанты и нейролептики вызывавшие сонливость.


Теперь переходим к интересным пациентам:


Щука был шизофреником со стажем: из сорока пяти лет он болел шизофренией двадцать. Он был очень религиозным, знал Библию практически наизусть. Из-за болезни он развёлся с женой и оставил ей дочку. Он очень сильно скучал по ребёнку, даже иногда плакал по ночам. В больнице он находился обычно семь-восемь месяцев, так как у него выработалась резистентность к лекарствам. А когда его выписывали он бросал таблетки и уходил в запой на две-три недели после чего его опять забирали в психушку.


Заяц находился на лечении уже несколько лет и ждал путевку в интернат. В психушку его сплавил его отец так как он был очень старым и не мог следить за ним. Заяц был тем, кого на тюремном жаргоне называют чуханом. От него постоянно воняло говном потому что он не подтирался после туалета. Он постоянно рылся в урнах для мусора ищя там коробки из под сока, майонезные баночки и тому подобное, после чего наливал туда воду,  для того чтобы ночью её пить, и прятал всё это под матрас. Естественно что к утру под кроватью образовывалась лужа за что он получал пиздюлей от санитаров. Как только его начинали ругать он сразу кричал что он умирает, у него СПИД, туберкулёз, цирроз, рак и т.д.


Вова тоже был довольно давно на лечении. Он был хроническим алкоголиком и допился до того что не мог внятно говорить, нормально ходить и постоянно носил памперсы. Я с удивлением узнал что ему было всего сорок лет, хотя выглядел он на все шестьдесят. Из-за того что он не мог следить за собой его кормили с ложечки санитары или другие пациенты и он постоянно находился в надзорной палате.


Бабай был наркоманом. Он тоже не покидал надзорку и т.к. был заражен ВИЧ его кровать стояла отдельно ото всех. В отличии от Вовы он мог нормально передвигаться и разговаривать. Тем не менее у него были проблемы с туалетом и он ходил в утку. Собственно из надзорки его не выпускали и носили ему еду и таблетки прямо в палату.


Юру привезли в психушку из интерната в качестве наказания. В свои 22 года он был болен алкоголизмом третьей стадии. В отличии от других алкоголиков он был совершенно адекватный и ему разрешили, в качестве трудотерапии, мыть коридоры. В нашей психбольнице он был уже четвёртый раз и, ко времени моего попадания, находился там уже пятый месяц. Надо сказать что из-за его алкоголизма от него отказалась его тётя, которая была его опекуном.


Олег или Олежка, как он просил себя называть, приехал из того же интернета вместе с Юрой тоже в качестве наказания, но не за алкоголизм, а за драку. Олег страдал от олигофрении и хотя был крупным, с хорошим телосложением, парнем его умственные способности были как у двенадцатилетнего  ребёнка. Он был, в общем-то, неплохим парнем и старался помогать медперсоналу, выносил мусор из отделения мыл полы и унитазы. Единственное чем он бесил меня и других пациентов это была музыкальная колонка, с попсой из 90-х, которую он постоянно слушал. Собственно однажды он довел своей музыкой одного из пациентов, по имени Женя, и тот разломал его колонку.


Женя болел биполярным расстройством с постоянной фазой мании. Он был очень общительным, постоянно шутил, и всячески развлекал пациентов и медперсонал. В психушку он попал потому что увидев в мусорке какие-то провода позвонил в ФСБ и сообщил о заложенной бомбе. Когда его поймали была назначена психиатрическая экспертиза по которой его признали невменяемым и отправили на лечение в нашу больницу. В ответ он подал иск в суд на незаконное удерживание его в психбольнице и возмещении морального вреда на один миллион рублей. Из-за иска он пролежал в больнице вместо одного месяца все три. 


Вот и все пациенты, которые наиболее мне запомнились. В следующей части я расскажу о втором попадании в психбольницу.

Показать полностью
  •  
  • 454
  •  

Как я заболел шизофренией часть 2: первое попадание в психбольницу, получение инвалидности и т.д.

в

Первая часть здесь -  https://m.pikabu.ru/story/kak_ya_zabolel_shizofreniey_chast_...

Прошло 4 года с момента первого приступа. Я окончил учёбу в школе и пытался поступать в различные учебные заведения но долго там не задерживался, часто прогуливал, а в конце вообще взял академический отпуск. У меня не было никакой мотивации учиться. Надо сказать что мои новые одногруппники меня не травили, а просто игнорировали меня.  И вот наступил 2017 год. Я нигде не учусь а сижу целыми днями дома присматривая за бабушкой больной деменцией. Я был в тяжелой депрессии и решил наконец-то посетить своёго участкового психиатра. Придя к нему на приём я рассказал ему о моём первом приступе и о проблемах с учебой. Он выслушал меня и направил на электроэнцефалограмму. После неё я пришёл к нему с результатами и он дал направление в психбольницу, поставив мне диагноз F06.2(честно говоря я не знаю что это за диагноз, не гуглил). В это время умерла моя бабушка и я начал бредить что её отравили мои родители. В бреду я не хотел ложиться в психбольницу думая что меня там убьют. В конце концов моим родителям удалось меня уговорить лечь туда.


Вот как выглядит больница:

Как я заболел шизофренией часть 2: первое попадание в психбольницу, получение инвалидности и т.д. Психиатрия, Психиатрическая больница, Реальная история из жизни, Шизофрения, Длиннопост

В приёмном покое дежурный врач начала расспрашивать меня о моём самочувствии, просила назвать какой сегодня день месяца, какой год и т.д. но, так как я был в бреду, адекватно ответить на вопросы не смог. После расспросов она позвонила по внутреннему телефону и вызвала санитара чтобы тот принес больничную одежду(которая выглядела как клетчатая пижама) и проводил меня в отделение.

В больнице было 5 отделений общим количеством на 250 человек. Первое и второе отделение были мужские, третье детское, четвертое женское и пятое для преступников, находящихся на принудительном лечении.

Большинство пациентов были хронические больные, либо те у кого не было родственников, которые ждали путевку в психоневрологический интернат.

Надо сказать что больница разительно отличалась от тех которые я видел в фильмах. Палаты были с дверьми а для наблюдения за больными в стенах были окна. В холле висел плазменный телевизор с подключенной тарелкой(правда телевидение оплачивали сами пациенты скидываясь с пенсий).

В больнице была отдельная курилка т.к. в туалетах курить было запрещено из-за пожарной сигнализации. При себе сигарет иметь было нельзя, все пачки отдавались санитарам, где их подписывали и потом выдавали по одной в течении дня.


Вот как выглядит курилка:

Как я заболел шизофренией часть 2: первое попадание в психбольницу, получение инвалидности и т.д. Психиатрия, Психиатрическая больница, Реальная история из жизни, Шизофрения, Длиннопост
Как я заболел шизофренией часть 2: первое попадание в психбольницу, получение инвалидности и т.д. Психиатрия, Психиатрическая больница, Реальная история из жизни, Шизофрения, Длиннопост

В первые дни меня поместили в т.н. надзорную палату где следили за моим поведением. Через три дня я был вызван к лечащему врачу поговорить. Врач начала расспрашивать меня про мою жизнь, учёбу в школе, первом приступе и тому подобном. Я спросил о том какой мне диагноз поставили в больнице - она ответила что шизотипическое расстройство. Я попросил перевести меня в обычную палату на что она согласилась.



Расписание дня в больнице было таким:

6:00 - включение света в коридорах, утренний перекур

8:00-9:00 - завтрак после него приём таблеток и перекур

11:00-12:00 - чаепитие, выдача продуктов из передачек (передачки - это различные вкусняшки, привезённые родственниками, например: печенье, булочки и т.п.), перекур

13:00-14:00 - обед, приём таблеток и перекур

15:00-17:00 - тихий час

17:00-18:00 - ужин, приём таблеток, перекур

22:00 - отбой

С 8 часов до тихого часа и после него разрешалось смотреть телевизор всем пациентам, кроме тех которые находились в надзорной палате.


Собственно когда ты привыкаешь к обстановке в больнице то понимаешь что заняться там решительно нечем, кроме как смотреть телевизор и читать книги ну и гулять на улице(если тебе конечно разрешили гулять). Один раз меня вызывали к клиническому психологу где я решал различные тесты. Несколько раз меня вызывали в комнату реабилитации, где пациенты раскрашивали картинки, вышивали и играли в компьютерные игры(правда из игр там были только первый Фар Край и ГТА Сан-Андреас)


Вот так выглядит творчество пациентов:

Как я заболел шизофренией часть 2: первое попадание в психбольницу, получение инвалидности и т.д. Психиатрия, Психиатрическая больница, Реальная история из жизни, Шизофрения, Длиннопост

Так же во время церковных праздников к нам приезжал батюшка и все кто захотел приглашались на службу в молельной комнате. Я не особо религиозный, но ходил туда просто чтобы развлечься от скуки.


Вот как выглядит молельная комната:

Как я заболел шизофренией часть 2: первое попадание в психбольницу, получение инвалидности и т.д. Психиатрия, Психиатрическая больница, Реальная история из жизни, Шизофрения, Длиннопост

Если кому интересно то вот что за лекарства мне давали в больнице: первые две недели кололи Кортексин и Пирацетам, из таблеток мне давали Клопиксол, Сульпирид, Амитриптилин, Хлорпротиксен.


В общей сложности я провёл в психушке полтора месяца, с конца марта по середину мая. После выписки из больницы я ещё три месяца ходил на дневной стационар, так как чувствовал себя всё ещё не очень, где новый врач поменяла после ознакомления с  моей историей болезни поменяла мне диагноз с F21.3(Шизотипическое расстройство личности) на F20.0(Шизофрения) и поменяла мне схему лечения, а конкретно заменила Клопиксол Рисперидоном и вместо Амитриптилина назначила Пиразидол.

После этого, с выписным листом из больницы, я пошел к моёму участковому психиатру и он предложил мне инвалидность, сказав: "Знаешь, Ваня, с твоим заболеванием тебе будет очень тяжело учиться и работать, а так хоть какие-то деньги будешь получать". Я принял его предложение и он дал мне направление для комиссии МСЭ, по которому мне требовалось: измерить рост и вес, сдать анализы мочи и крови, пройти осмотр невролога, хирурга и терапевта.

Сделав всё это в октябре я пришел на комиссию где мне дали инвалидность второй группы на год.


Вот таким был моё первое попадание в больницу. Извините за то что первый пост вышел таким сумбурным. В следующей части я расскажу о кормежке в больнице и интересных пациентах.

Показать полностью 5
  •  
  • 1596
  •  

Саратовская психиатрическая больница им.св.Софии

Больница св.Софии - это место не для слабонервных и больных. Что бы там выжить нужно быть очень сильным и выносливым человеком. Несколько наблюдений от бывшего пациента 2 отделения.


1. Канализация. Условна, не забываем что зданию 120 лет. Регулярно "забивается", то есть перестает нормально функционировать в связи с чем на все отделение стоит вонь мочи и кала.


2.Вентиляция - отсутствует. Открывают пару раз в день форточку, что при 50-70 пациентах не помогает. Все сидят дышат пунктом 1 (см.выше)


3.Пища. Многие пациенты принимают сильнодействующие препараты при которых необходимо усиленное питание. В действительности же это питание состоит из водяных каш, водяных супов и хлеба. Мясо, овощи, фрукты, молочные и кисло-молочные продукты, яйца отсутствуют от слова "совсем". Причем вот некоторые официальные цифры с тендеров. "Поставка мяса говядины" 2 913 930 руб, "Поставка овощей" 1 220 993 руб, "Поставка сыра" 867 000 руб. Соответственно ни разу не наблюдала ни мяса, ни сыра. А вот капуста была пол-угнилая-тушеная.


4.Туалет - стульчаки отломаны, слив сломан. Тут надо добавить про пытку "запертым туалетом". Именно так. Открывают туалет санитары приблизительно раз в два часа по своему усмотрению. Точного графика нет. В остальное время делайте что хотите - хоть в штаны, хоть на пол. Ой, на пол нельзя - это признается "деструктивным поведением" и карается "вязками".


5.Использование труда пациентов. Мытье полов, туалетов, сан.обработка "лежачих" бабушек, перемена им памперсов, то есть "грязную" работу санитарок и уборщиц выполняют пациенты. Их не заставляют. Им платят. Платят сигаретами. Помыл полы - держи 2 сиги, помыл бабушек - на еще 2. Сигареты - это больничная валюта. Да, именно как в тюрьмах. Врачи об этом прекрасно знают, но предпочитают широко на это закрывать глаза.


6.Младший мед.персонал - ко всем на "ты", "а ну пошла отсюда", "вали на кровать". Ну и вишенка на торте - "А ну сука старая, отошла на хуй от бачка". Так обращалась самая "оторванная" санитарка и пожилой женщине, которая пить хотела. А воды питьевой там на всех не хватает.


7.Нехватка питьевой воды.


8.Разделение пациентов на группы кто "дал на лапу", а кто нет. Во 2 отделении есть три сообщающиеся большие комнаты. Они объединены общим сквозным коридором. Эти комнаты примерно одинаковы по размеру. В двух из них находится абсолютно большинство пациентов (50-70 чел.), там драный линолеум, облупившиеся стены, старые панцирные растянутые кровати рядами и узенькие между ними проходы. И одна комната с хорошим ремонтом - чистый новый пол, чистые красивые отремонтированные стены даже с настенной расписной иконой, новые кровати, фикусы в горшках, электрический чайник, тумбочки с продуктами пациентов, электрические розетки, все пациенты там с телефонами, у них был отдельный туалет (!!!). Там лежали 3 пациента. Сравните - 3 и 70. В одинаковых по площади помещениях. Я по наивности подумала, что это "платные" пациенты, которые официально заплатили денежку и лежат в более комфортных условиях. И обратилась к врачу, мол, сколько надо оплатить, что бы перебраться в этот рай на земле. Ответом мне послужил долгий взгляд и слова: "Мы не оказываем платных услуг". О как.


9.Невозможность получить информацию о собственном диагнозе, применяемых лекарственных средствах, прогнозах и прочих важных для пациента вещей. Про права пациента врачи может и слышали, конечно, но явно считают эти права неуместными в св.Софии. И несуществующими. При попытках выяснить хотя бы правила внутреннего распорядка (режим дня хотя бы) врачи утомленно закатывают глаза и говорят, что "это тебе не надо".


А теперь расскажу трэш. Во 2 отделении есть комната, которую персонал называет "инсулинка". Там стоят панцирные кровати с клеенчатыми матрасами без постельного белья. На этих кроватях, а на некоторых по два человека, сидят-лежат пожилые, истощенные женщины без одежды. Голые. Писают-какают под себя. Смрад стоит невыносимый. Когда я находилась в отделение, то насчитала пятерых таких бабушек. Вы бы видели как они истощены - как на фото из Освенцима, такие тонкие ручки-ножки как палочки. Вот не знаю, врачи, наверное, могут найти красивое научно-медицинское оправдание такому нечеловеческому обращению. Для работников св.Софии такое, наверное, является нормой. Я же в шоке до сих пор. "Инсулинку" в фильмах ужасов можно спокойно снимать.


Перечитав написанное нет-нет да подумается, что это сильно-пресильно сгущенные краски. Что человек, написавший такое обижен и хочет очернить благородное медицинское заведение. Уверяю вас, что написала только то, что видела собственными глазами, слышала собственными ушами и испытывала на собственной шкурке. И мне очень грустно от того, что все написанное выше правда. Лучше бы все это было лишь страшным сном. Спасибо за то, что прочитали!

Показать полностью
  •  
  • 592
  •  

О том, как я оказался в психбольнице

в

Вернее, в психоневрологическом диспансере.

С вами когда-нибудь случалось такое, что идете вы по улице, думаете о своем, и вдруг мозг вытаскивает из памяти максимально стыдное воспоминание. И вот вы стоите столбом посреди улицы с открытым ртом и пытаетесь справиться с заново переживаемой стыдобой. Хочу поделиться с вами в надежде, что это перестанет преследовать меня.

Началось все с медкомиссии в военкомате. Нам раздали анкеты, в которых мы должны были ответить на вопросы о своих друзьях, семье, увлечениях. Психолог (или психиатр? Не помню) обратила внимание на то, что у меня нет друзей.

Действительно, к тому времени моих друзей раскидало по жизни, а многочисленных знакомых, пусть даже и тех, с кем я был в хороших отношениях, я друзьями не считаю. Уж слишком трепетное у меня к этому слову отношение.

Я ответил: это потому, что я не люблю людей. Мне и раньше доводилось говорить эту фразу, и раньше люди почему-то пугались так, будто я ненавижу лично их, а не недолюбливаю человечество в целом.

Вот и врач перепугалась и направила меня для обследования в областной психоневрологический диспансер. Там я повторил все ранее сказанное, отчего две тетки, выслушивавшие меня, перепугались и позвали врача поважнее.

Врач поважнее выслушал меня, перепугался и начал уговаривать меня отказаться от своих слов. Он говорил, что мне могут диагностировать шизоидное расстройство личности, меня уволят с работы, я не смогу сдать на права, и нормальной работы мне не видать.

Я пытался объяснить, что никаких психических заболеваний у меня нет, а мое отношение к людям продиктовано здравым смыслом и многочисленным негативным жизненным опытом. Есть такое слово - мизантроп.

- Что ж мне делать, если это правда? - сказал я.

- Да причем тут правда, - ответил врач. Найс.

В общем, определили меня недельку у них полежать, обследоваться и сказали приходить завтра.

Дома я погуглил шизоидное расстройство личности и обнаружил у себя в той или иной мере все вторичные признаки, но ни одного первичного, что, как было написано в Википедии, нещитово.

Я успокоился, собрал вещи и на следующее утро приехал в диспансер. Кто ж знал, что все будет НАСТОЛЬКО отличаться от обычного пребывания в больнице. У меня отобрали телефон, ноутбук, керамическую кружку и шнурки из одежды и обуви.

Меня привели по лабиринту из коридоров, лифтов и лестниц куда-то на верхние этажи дальнего крыла здания и определили в палату к еще троим страдальцам. Со мной поговорила местный врач, я в который раз повторил свои слова, после чего она спросила:

- Не хочешь в армии служить?

И тут я все понял. Все эти люди считали, что я симулирую, чтобы откосить. Служить я действительно не хотел, но откосить настолько тупорылым способом у меня и в мыслях не было.

После этого разговора я больше никогда ее не видел. Занимались нами медсестры, санитарки и девочки-практикантки.

Кроме меня, в палате были наркоман, алкоголик и еще один "косивший". Столь плотная на квадратный метр концентрация направленных военкоматом сподвигла меня на мысль, что такие как я тут частое явление. Это объясняло пренебрежительное отношение врачей к моей версии моего же состояния.

Алкоголик все пять дней клянчил капельницу, наркомана врач уговаривала вернуться в программу реабилитации (видимо, он тут частый гость), а косивший рассказал, что любит подраться.

Я был готов поспорить, что первоначальная версия того, почему он тут оказался, была гораздо красочнее и весомее, потому что это именно то, что происходило с моими словами. Каждый раз, когда я рассказывал, почему я здесь, моя нынешняя версия была слабее предыдущей, пока не превратилась в неуверенное бормотание о том, что я не люблю лжецов, подлецов и лицемеров. Согласитесь, звучит крайне разумно (кто ж их любит-то?) В конце-концов, я очень не хотел остаться здесь навсегда.

Отделение представляло собой коридор с зарешеченными и закрытыми на замок лифтом и лестничной клеткой. Окна в палатах без ручек, выходят во внутренний двор, где даже земли не видно, только противоположная стена. Из развлечений в первый день - смотреть в потолок и три раза сходить покушать. Еще есть таксофон с инструкцией, как позвонить за счет вызываемого абонента. Я хотя бы смог предупредить маму, что со мной все в порядке, и попросить ее позвонить на работу, сказать, что я на больничном.

Позже развлечения появились. Посещения - сколько влезет. Алкаш позвонил своим друзьям, и те передали ему игральные карты. В последующие дни приезжала библиотека, которая представляла собой тетку с тележкой, набитой книгами разной степени паршивости. Впрочем, до следующего возвращения библиотеки я успевал прочесть свою книгу и книги своих соседей по палате. Читать я люблю, но не всегда есть время, а тут такая возможность.

Еще нас кормили витаминками и один раз взяли кровь на анализ. Причем тетка, которая этим занималась, сказала мне:

- Такой молодой, что ж вы с собой делаете.

Я предположил, что она предположила, что худой бледный парень с кругами под глазами не иначе как наркоман. Я еще больше убедился во мнении, что попал куда-то не туда. Тем более  косивший говорил, что рассчитывал попасть в отделение для пациентов с пограничным состоянием, где все совсем не строго и почти рай с ищущими мужского тепла разведенками.

Кроме витаминок и анализов ничего врачебного с нами не делали. Девочка-практикантка дала мне анкету с несколькими сотнями вопросов и сказала не пытаться соврать, потому что вопросы пересекаются, и ложь легко выявить. Похожую анкету мне давали на медкомиссии при устройстве на работу, и там мне соврать удалось вполне успешно. Настолько, что анкетировавшая меня доктор сказала, что у меня такой хороший характер, что мне бы детей в школе учить.

Этой же девочке-практикантке я в который раз рассказал, почему попал сюда. В остальном нас никак не лечили и никак не обследовали. Я думаю, целью всего происходящего было запугать нас, чтобы мы больше даже не помышляли косить от армии через психиатрию.

В пятницу всех: наркоманов, алкоголиков, военкоматовских - всех выписывали, потому что в понедельник тут все должно было быть заполнено новой партией. Мои опасения застрять здесь развеялись как дым, настолько всем было пофигу и все торопились выпнуть меня отсюда. Думаю, если бы к ним попал маньяк-психопат или другой больной человек, достаточно хитрый, чтобы скрыть свое состояние, то его вытурили бы так же поспешно и безапелляционно, как избавлялись от меня.

К моменту выписки моя мотивация нелюбви к окружающим стала настолько ванильной и безобидной, что главврач, или заведующий, или другой главный-не-знаю-кто-он-там, выписывавший меня, лишь усмехнулся и сказал, что лжецов и лицемеров никто не любит.

Так у меня появилась справка о том, что я психически здоров. Иногда я ищу у себя признаки какого-нибудь расстройства, думаю, что я социофоб, или психопат, или асексуал, или еще что-нибудь. Однажды во время ссоры мой брат сказал мне, что боится, что как-нибудь ночью я его прикончу. Это стало шоком для меня. А когда на работе узнали, где я лежал на больничном, то начали считать меня маньяком, готовым порешать их в любой момент. Это для меня шоком не стало, но моя работа - это отдельная охуительная история. Видимо, я действительно произвожу на людей обманчиво пугающее впечатление. Во всяком случае, это многое объясняет.

С тех пор прошло много лет, я отслужил в армии, уволился с работы, поменял свое отношение к человечеству, но этот случай на тот момент лишь укрепил мое мировоззрение. Зато где-то в военкоматовском деле есть справка о том, что я психически здоров.

Ну вот, вроде выговорился.

Показать полностью
  •  
  • 66
  •  

Жертвы ЕГЭ

Жертвы ЕГЭ
  •  
  • 70
  •  

Куропатки.

Куропатки. Куропатки, Птицы, Психиатрическая больница

Под окном больницы пасутся куропатки.

  •  
  • 596
  •  

Есть на Пикабу опытные психиатры? Нужен совет.

в

Обращаюсь к силе Пикабу в первый раз. Если будет хоть один дельный совет по озвученной проблеме, значит душу излил не зря.


Ситуация следующая.

Родная сестра в 19 лет начала в себе замыкаться, появились проблемы с успеваемостью в универе. Появились жалобы на боли в разных частях тела. То голова болит, то нога, то рука, то живот. Провели кучу обследований, делали проколы для лечения гайморита, вылечили все зубы до идеала, посещали мануального терапевта, гастроэнтеролога, калопроктолога, невропатолога, и еще туеву хучу специалистов.  После посещения очередного медицинского специалиста сестра всегда жаловалась на какую-то новую болячку. Что происходило не могли понять ни врачи, ни я ни мать ни отец (родители к слову в разводе).


Потом начали появляться странные состояния. Например, сестра могла залипнуть в одну точку с открытым ртом секунд на 10 и сидеть без движения. Потом начались легкие приступы, когда человек лежит на кровати, смотрит в одну точку, течет слюна. терапевт отправил к врачу-эпилептологу. Провели опять исследования, в том числе ночное ЭЭГ. Эпилептолог увидел в анализах эпилепсию, назначил препараты и пожелал всего доброго.


Но препараты не помогали. Далее сестра сказала что давно слышит голоса. И опять непонимание что это и куда в первую очередь обращаться. Пошли в первую очередь к штатному психотерапевту.  Тот как услышал про голоса в голове, без колебаний выписал направление в психиатрическую больницу, и мою сестру положили. В первый раз...


Лечащий врач после двух недель сказал не беспокоиться, что никакой шизофрении у моей сестры нет, мол общался с ней симптомов не обнаружил. Просто есть "особенности характера" под названием "Психопатия", это не лечится, всего вам доброго... Выписали через месяц после пребывания в больничке.


Учебу в универе она так и не закончила...


Через полгода ее положили второй раз. Был приступ с криками, кулаками и посыланием всех и вся. Мать вызвала скорую, сестру увезли. Второй раз держали 2 месяца, из больницы вышла полуобморочным овощем, опять без диагноза шизофрения (сейчас не помню что написали, если надо уточню). Прописали постоянно принимать азалептин. Потом отец забрал в деревню к себе, и там как я понял он подумал что хватит травить свою дочь и перестал давать азалептин. Сначала ей действительно стало лучше, набрала вес, стала веселее бодрее. Появились планы закончить учебу, но потом...


Три месяца назад ее положили в  третий раз, опять был приступ с криками и заползанием под кровать. И вот уже 3 месяца она лежит в психиатрической больнице. На улицу сестру до сих пор не пускают, она по внешнему виду стала похожа больше на узника концлагеря нежели на человека. При встрече может не узнать меня или родителей, может рыдать горючими слезами или с каменным лицом сидеть и говорить заплетающимся языком.  Стабилизировать ее состояние никак не могут.


С лечащим врачом можно видеться только 1 раз в неделю, с 9-ти до 12-ти утра, поэтому информацию какую то сложно вытягивать, лечат от шизофрении (знаю что дают 4 таблетки в день неролептика на букву Р, название к сожалению не записал, периодически колят галоперидол когда опять накрывает). У меня сложилось ощущение что лечащий врач сам не знает что делать и как помочь, тем более это уже четвертый или пятый лечащий врач в нашей невеселой истории... Мать каждый день плачет, отец в больнице второй раз с сердцем. Их здоровье тоже очень сильно подорвано из-за сложившейся ситуации. Еще постоянно ругаются между собой в споря "кто виноват"...


Самое хуевое никто из нас, близких, тоже не знает что делать в такой ситуации и чем помочь. Когда у человека насморк или рана на руке то примерно понимаешь что для носа можно применить капли, а рану перевязать бинтом. А что делать когда у близкого человека рушится психика? Об этом представления нет вообще от слова "совсем"... 


Вопросы у меня следующие:


1. Хочу написать заявление чтобы забрать сестру из больницы. На родителей не могу без боли смотреть, на сестру тоже. Думаю дома ей будет полегче. Какой быт дома лучше ей организовать чтобы свободное время было занято чем то? Компьютер/телефон хочу пока не давать. Интернет тоже.  Как считаете?


2. Чем помочь человеку помимо организации быта? Может, чтением занять? Расписание дня составить? Что можете посоветовать?


3. Рассматриваю вариант продажи недвижимости для определения сестры в одну из частных московских  клиник. Может там все таки смогут разобраться и смогут ей хоть как то помочь, в крайнем случае вывести на устойчивую ремиссию.


Буду рад любым советам, рекомендациям... Заранее спасибо! 

Показать полностью
  •  
  • 306
  •  

Письмo Эммы Xаук своeму мyжу из психиатрическoй бoльницы, в котоpом повторяетcя oдна фpаза: «любимый, пpиди». 1909 год.

в
Письмo Эммы Xаук своeму мyжу из психиатрическoй бoльницы, в котоpом повторяетcя oдна фpаза: «любимый, пpиди». 1909 год. Письмо, Любовь, Психиатрическая больница, Трогательно, Интересное, Девушки, Отношения
Показать полностью 1
  •  
  • 364
  •  

Об оказании психиатрической и психологической помощи, на своем примере.

в

В стране сейчас обсуждаются проблемы различных групп людей: лгбт, инвалиды, люди с генетическими нарушениями, многодетные, беженцы и т.д. Даже стало модно быть нетакимкаквсе, люди клеят на себя ярлыки, причисляя себя к сообществам, о которых имеют мало представлений. Хорошо, что и тему психических расстройств тоже стали освещать, и не только в криминальных новостях.


Насколько я знаю, это одна из самых недофинансируемых отраслей в нашей медицине. Чтобы получить помощь, ты либо топаешь в наш пнд на ул. Фурманова в Твери, где нужно час-другой в рабочий день постоять в очереди на прием, либо идешь к частным психологам/психотерапевтам/психиатрам за 2000 рублей в час. Или вообще никуда не идешь, пока на фоне бессонницы и стресса за пару дней не разовьется обострение. Забирают на скорой в областную психиатрическую больницу №1 в пос. Бурашево, недалеко от города.


Могу говорить за одно из женских отделений этой больницы, где дважды, с перерывом в неделю, отдыхала летом 17-ого года. Всех новобранцев помещают в т.н. карантинную палату на неделю. Выпускают из нее только на кормежку и прием лекарств, в остальное время дверь закрывают на ключ. У двери стоит пластмассовое ведро, такая ароматерапия. Мне кажется, что выздоровлению не способствует нахождение взаперти, в палате с буйствующими людьми (меня тоже связывали в первые дни, что уж). После карантинки пациент переселяется в обычную палату, т.е. может ходить в общий туалет (три напольных унитаза и один обычный, все без перегородок) и гулять по коридору в перерыве между кормежкой и очередью за таблетками. Даже может ходить на пищеблок за едой - таскать тяжелые железные ведра с горячей едой. К слову, это почти единственная возможность покидать отделение и выходить на улицу. Некоторые, правда, посещали трудовую терапию. Еще в больнице есть общее инфекционное отделение, там койки в коридоре и туалет м+ж.


Понятно, что психологически находиться там тяжело. Заняться нечем, кроме как бесконечными прогулками туда-сюда по коридору. Библиотеки нет. Зеркал, кстати, тоже нет. Можно мыть полы за сигареты, помогать буфетчицам на кухне, участвовать в банных днях раз в неделю. Стоит один телевизор. Телефоны и одежду забирают при поступлении, по вечерам родственники могут позвонить на стационарный телефон. Для этого им нужно днем дозвониться до зав. отделением и записаться на звонок. В нашем отделении, помимо обычных пациентов, лежали еще принудчики, т.е. направленные на принудительное лечение по суду. Лежат по году и больше. Есть одинокие пожилые люди, у некоторых нет родственников и документов, кто-то лежит из-за квартиры, кто-то ожидает перевода в психоневрологический интернат. Есть детдомовцы. Контингент абсолютно разный. Еще одна трудность в том, что никто точно не знает, когда его выпустят. Это очень давит морально.


Несколько раз я беседовала с лечащим врачом (она же зав. отделением) наедине, в рабочие дни она совершала обход по палатам. ВРАЧ ОДНА НА 60-70 ЧЕЛОВЕК! Ей нужно выставить диагноз, назначить лечение, она принимает решение о выписке, и, наверно, у зав. отделением еще куча других обязанностей. Что касается психологов, постоянного я не наблюдала, хотя даже в колониях они теперь есть. Меня пару раз водили к специалисту, она давала кучу тестов на внимание, память и логику, на разговоры времени было мало. То есть налицо тотальная нехватка врачей.


Из положительных моментов: неплохо кормили, углеводы в основном, но сытно. Хорошие мед. сестры, санитарки и буфетчицы. Приветливый и грамотный лечащий врач. Денег не требовали.

В больнице меня навещали мама и молодой человек, приносили туалетную бумагу, средства жен. гигиены, домашнюю одежду. И находилась я там оба раза где-то по три недели, а это немного. Каждый раз мама приезжала с коробками конфет для персонала, и отношение ко мне было хорошим, выписывали быстро. Мама предупредила мое начальство, что я в больнице. Мне пошли навстречу, после выписки оплатили больничный, никто не задавал вопросов. Еще за 2 недели до первого попадания я успела получить водительские права, после Бурашево не дали бы. После выписки сразу вернулась на работу, через месяц отказалась от лечения (не призываю, это мой выбор), живу обычной жизнью. Раз в несколько месяцев прихожу к участковому психиатру сказать, что все хорошо. Перед кабинетом всегда очередь, врач постоянно отлучается на комиссии или еще куда-то, долго в таких условиях не побеседуешь, да и медсестра в кабинете не способствует откровенности. Еще формальнее проходит выдача различных справок.


Не представляю, каково приходится людям, за которых никто не хлопочет. Как таковой социальной и психологической реабилитации у нас нет. А чтобы мне прийти на прием к психологу в наш Центр психического здоровья, нужно сначала пойти к участковому психиатру в пнд и получить направление. Зато таблетки я могу получать бесплатно.


Еще одна проблема - диагностика. Тут два момента: нехватка врачей и вполне объяснимое желание перестраховаться. А вдруг я с ножом кинусь? Врачам же отвечать.


В 13-м году у меня случился первый приступ. Сначала меня 2 недели лечили в псих. больнице в г. Вышний Волочек (отдельная история, как я там оказалась). Потом хотели перевести в Бурашево ввиду отсутствия необходимых лекарств, но мама договорилась, и меня положили в пнд в Твери, где я провела месяц с лишним. Оттуда выписали "благодаря" отеку Квинке, когда все тело покрылось красными пятнами и стало тяжело дышать. Быстро созвали комиссию, признали неполную ремиссию и в тот же день увезли в кожно-венерологический диспансер, от греха подальше.


О диагнозе я узнала, когда решила получать права. Меня отправили на комиссию, где в присутствии нескольких врачей торжественно объявили тот самый диагноз. Одна из врачей сразу начала объяснять мне, как его снять.


Я последовала советам, взяла на работе отпуск и три недели провела в пнд. Диагноз в итоге сняли, для этого я приносила положительную характеристику с работы (моего сочинения) и документ об окончании ВУЗа. Меня навещали хорошо одетая мама и красивый молодой человек славянской наружности. Ну и коньяк зав. отделению дополнил впечатление, наверно. Я лежала в диспансере, как обычный пациент, только не принимала лекарств. Нас даже водили голосовать, осенью 16-го были выборы. Зав. отделением рекомендовала голосовать за ЕР. Пару раз водили к психологу, давали тесты на память и внимание. С врачом-психиатром я общалась в день поступления и при выписке, также на обходах. Еще там проводят занятия для студентов из мед. университета, меня послали на лекцию, преподаватель в присутствии нескольких десятков студентов из Индии задавал мне вопросы, сводящиеся к одному: "Как так получилось, что ты заболела?" Его мнение тоже сыграло свою роль, он написал в заключении, что я псих. здорова.


В следующем году я попала в Бурашево, где мне диагноз вернули. Я не отрицаю очевидное и понимаю, что приступы были, целых три за всю жизнь, и у меня есть некоторые проблемы в этой сфере. Мне не нравится то, как легко и быстро выставляют серьезные психиатрические диагнозы, стандартный конвейерный подход в лечении, а также последствия в социально-правовом плане.


Когда я запрашивала выписку из истории болезни (на период нахождения в пнд в 13-м году), пришла занятная бумага. "Увлекается фантастикой и мистикой", "нравятся мужчины и женщины", "называла себя андрогЕном", и все с грамматическими ошибками, на скорую руку. В приступе я многое могла говорить, но разве андрогинность и бисексуальность подкрепляют диагноз? Что значит, увлекается фантастикой? И это официальный документ с печатью. В выписке на 2 месяца увеличили срок лечения, написано про осмотр психологом, хотя к нему меня тогда не водили.


Если человеку вызывают психиатрическую скорую, его везут в Бурашево. Даже если объективно он в себе и не представляет опасности. Хочешь быструю бесплатную мед. помощь с трансфером, проживанием и питанием - получай. Бурашево - для "тяжелых" больных, в диспансер на Фурманова кладут пациентов поспокойней. И там лучше условия: выпускают гулять днем, на выходных мне разрешалось быть дома, можно пользоваться гаджетами, есть книги. Понятно, что в диспансер попасть труднее, часто нет свободных мест, нужно ждать. И в Бурашево отделение было переполнено, людей не успевали выписывать, как тут же их койки занимали вновь поступившие.


Кстати, в тверском пнд есть платный анонимный психиатр, а также нарколог, инфекционист, дерматовенеролог и другие специалисты. Не хочешь последствий - плати.


Кто-то скажет, что похожие проблемы есть во многих больницах, зачем писать то, что и так известно, и т. д. По моему мнению, обстановка в псих. учреждениях играет большую роль в выздоровлении пациентов. Люди там и так подавлены и растеряны, им нужно собирать силы для выздоровления, а они по сути предоставлены сами себе, каждый день там похож на предыдущий, поддержку и внимание получают те, к кому приходят родные. Тема важная, ведь, по статистике, число психически больных во всем мире увеличивается. И речь не только про шизофрению, но и про депрессию, различные неврозы, фобии, зависимости и другие расстройства. При этом в России проводится реформа, по которой стационары закрывают или переделывают в психоневрологические интернаты.


На днях съездили с бывшей однополчанкой в наше отделение. Отвезли туалетную бумагу, средства жен. гигиены, мыло и другие принадлежности. Пообщалась с лечащим врачом, она посоветовала лечь через несколько лет в Центр им. Сербского в Москве на переосвидетельствование. На их сайте стоимость мероприятия - 16800 р. Зашла почитать раздел "права и обязанности граждан" - страница в разработке.


Любой человек может предварительно позвонить в больницу (интернат, хоспис, детдом и т.д.), все уточнить и привезти самое необходимое. Возможно, в других подобных местах все обстоит по-другому, я исхожу из своего опыта. И я понимаю, что есть больницы гораздо хуже, и ситуации у людей порой гораздо плачевнее.


Банально, но все это может коснуться каждого. Больных людей довольно много, поспрашивайте у знакомых. Люди добиваются инвалидности и пенсии, не гнушаются наговорить на себя и пожить в том же Бурашево несколько месяцев в тепле и сытости. Либо наоборот, не признают свою болезнь, отказываются от лечения и стараются жить как ни в чем не бывало, "как нормальные".


Факт попадания в такие заведения скрывают, это считается чем-то смешным и стыдным. Мне кажется, хуже только судимость и ВИЧ по уровню клейма. Было бы здорово, если социальные службы уделяли бы внимание таким людям на первых порах после выписки, помогали вернуться к нормальной жизни, просто разговаривали с ними, какие там психологи. Еще лучше, если бы у нас была отлажена профилактика псих. заболеваний, с доступной, качественной и своевременной помощью, без осложнений на будущее.


Статья по теме: https://medportal.ru/mednovosti/news/2017/06/15/682psycho/

Об оказании психиатрической и психологической помощи, на своем примере. Психиатрия, Психиатрическая больница, Длиннопост
Показать полностью 1
  •  
  • 29
  •  

Записки из сумасшедшего дома.

Психбольница вызвала у меня массу положительных эмоций. Они у меня возникают, в основном, если удаётся на всё положить основательный хуй. Я понимаю, что так жить нельзя, а по-другому я не умею. А тут такой случай представился: лежи себе на кровати, отдыхай от мирской суеты и нихуя не делай. Когда-то на дурке я откосил от армии, и теперь симулировал частичную потерю памяти и шизофрению. Изобразил я из себя рассыпчатый узбекский плов натурально и даже пытался отрезать для правдоподобия ногу: она мне якобы казалась бараньей. Что удивительно, мне поверили. Легенде помогла послепожарная суета и неразбериха. И я по собственной воле стал официально ебанутым.


Соседями по палате оказались обычные, безобидные шизики. Справа от меня на койке сидел грустный дедуган и энергично жевал ус. Неожиданно он проявил ко мне интерес.

– Вас, простите, как зовут?

– Лёха.

– Меня Александр Николаевич. Очень приятно. Алексей, простите великодушно мне мою назойливость, но ответьте мне честно. Вы дрочите?

– Случается, – несколько удивился я.

– Это прекрасно! – воскликнул мой собеседник, энергично потирая руки. – Мы можем быть полезными друг другу. Знаете, раньше мне казалось, что дрочка – это очень личное. Но с годами я стал понимать, что прилюдный онанизм как примат самообладания над имением социально полезен. Дрочизм, как я его называю, позволяет вырваться из тисков комплексов личности, это – демонстрация всеобщего равенства, что есть основа социализма. А в единоличном онанизме есть что-то кулацкое. Вы не находите? Я всегда мечтал дрочить во всеуслышание, с трибуны, на благо народа. Но оказался здесь и теперь ищу единомышленников. Рад приветствовать молодую смену. Лицо у вас, знаете, такое откровенно гуседушительное.


Я, честно говоря, особой радости не испытал и только кивнул. Социал-онанист внезапно умолк и ушел в себя. Через минут десять он оттуда вернулся.

– А случалось ли вам дрочить неистово, пламенно, но безответно? Случалось ли вам, милостивый государь, стоять на коленях перед женщиной, дроча, в ожидании ответного жеста?

– По моему глубокому убеждению, – согласился я принять витиеватый тон старичка, – мужчина, конечно, может встать перед женщиной на колени, но только для того, чтобы посмотреть, хорошо ли выбрита у неё пизда.

– Истину глаголете, любезный, однако я, грешный, будучи однажды после пивка в гавно, не вынес этого ожидания, упал на колени и подарил одной особе восхитительный оргазм ручной работы. Показал, как надо, а потом пять лет отвязаться не мог: упрашивала елозить её до мозолей на клиторе. А сама ни при мне, ни без меня на меня – никогда. В отношениях всегда так: кто-то истинно дрочит, а кто-то лишь позволяет на себя дрочить.

Умолкал он также резко, как и начинал говорить.


– А ведь у меня тоже была история любви, – продолжил он вдруг после десятиминутной паузы, – Обожавшая меня женщина битый час рассказывала мне, какой я талантливый, интеллигентный, скромный, и как ей приятно на меня во всех отношения положиться, а я ей в руку свой стоячий хуй положил и попросил вздрочнуть. Не поняла… Хотя вскорости мы, как пишут в любовных романах, и оказались по разные стороны одного гандона, но никогда она не смирилась с тем, что рукоблудие для меня – это святое… Она, представьте, была сама невинность, правда, не везде. Зато срала часто, как попугайчик, на это я и клюнул, знаете ли. Такой потенциал! И самое прискорбное, что в жопу не давала, и ей, как поломанный принтер, только бумагу портила. Я пытался втолковать, что анал с женщиной укрепляет устои общества, как доминанта мужского начала, но всё было бесполезно. Ничего укреплять она не хотела, ни раком, ни боком. На немешаной глине анального антагонизма мы тогда и расстались.

Я молчал, как ахуевший плов.


Тем временем начали просыпаться остальные обитатели палаты.

– Александр Николаевич, голубчик, ёб твою мать! А не исполнить мне в это чудное утро партию Ленского из оперы «Евгений бля Онегин»? – ещё один грязноватый сосед с хрустом расправил свои гигантские мослы и потянулся.

– Избавьте, Федор Никодимыч. От вашего пения у меня яички судорогой сводит и глаз дергается, – и, повернувшись ко мне, тихо пояснил, – Это – кочегар Федя. Он трезвый попал случайно в театр, свихнулся и решил, что он оперный певец. Такова великая сила искусства. С утра, пока успокоительного не получит, всегда поёт. Но, как видите, пролетарием из него так и брызжет, никакая шизофрения не помогает.

– Я тоже однажды сходил в Большой по-маленькому, – подал голос абсолютно невменяемый третий сосед, который всё время поедал что-то виртуальное.

Вдруг Федя прокашлялся и взревел раненным маралом:

– Куда, куда вы нахуй удалились? Приди, приди, желанный друуууг…– но тут же осёкся, – Нет, все же этот Чайковский, Петр сука Ильич, махровый был педрила, не буду я это петь.

– А вы спойте про золотые дожди коричневых звёзд, – оживился на койке возле окна знакомый уже мне человек-гавно. Такая фекалия, в общем-то, есть в любом коллективе, просто она умело мимикрирует под здоровую личность, под начальника там или главбуха, а тут товарищ всё осознал и ничего не скрывает. Удивляюсь, у нас – как честный человек, так сразу ебанутый. А вот целые коллективы имени говна и министерства поноса почему-то ни у кого не возникает желания упечь, их переименовывают в полицию, повышают зарплату, боятся и ублажают.

– Полноте, батенька, – Александр Николаевич успокаивал возбудившийся кал. – Третьего дня вы Федоровых песен про копрофилию наслушались и из моей утки позавтракали. А в вашем случае, это уже каннибализмом попахивает. Будет вам…


День начался с зарядки, приема таблеток и завтрака. Таблетки спрятал за щеку. Не проверили. Кормили какой-то хуйней, типа свеклы. Свекольные котлеты, манная каша из картофельных очисток, свекольный салат. Ну, и компот, очень похожий почему-то на свекольный. При желании можно было погрызть сахарного овоща в сыром виде – они валялась нечищеные на отдельном столике. В столовой собирались почти все пациенты, кроме буйных. Грешно смеяться над больными, но я не удержался и пару раз хрюкнул в свеклу, когда один почтенный гражданин взял тарелку с едой, аккуратно высыпал все это себе за пазуху и вылил компот в карман. Он стоял довольный возле меня, потирал брюшко и всем своим сытым видом говорил: «Пиздец, хорошо я червячка заморил».


После завтрака всех вывели на прогулку. Человек-гавно и престарелый дрочер-теоретик сопровождали меня. Они вели неспешную беседу.

– Александр Николаевич, скажите, вы интеллигент?

– Местами.

– Значит, в этих местах мы с вами, в некотором смысле, родственные души.

– Это еще почему?

– А потому, что еще Владимир Ильич Ленин сказал, что интеллигенция – не мозг нации, а говно.

– Вечно вы пытаетесь всё собой измазать, изговнять, опоносить. Оставьте в покое засиженного мухами Ленина и мою светлую личность. Ну, ну, Кашкин, не обижайтесь. Вот ведь жидкая натура: сказал гадость, и сам же теперь дуется. Давайте-ка лучше Алексея на адекватность проверим. Ваше кредо, Лёша?

– Ёбырь-анархист.

– Анархия – это прекрасно. Но для вступления в нашу социал-онанистичекую партию вы должны уметь проделать любую глупость с самым серьезным лицом. Нам это нужно для организации акций протеста. Скажите, уважаемый, вы когда-нибудь мочились в раковину?

– Регулярно.

– А в ушную?

– В свою?

– Допустим.

– Не пробовал.

– Как же так, сударик вы мой?! Вы еще скажите, что в гостях никогда мимо унитаза не срали. Мда…трудный случай. Давайте сделаем проще: вы ссыте в ухо Кашкину, и если вы засмеётесь, он срёт вам на голову.

– Это как?

– С дерева.

– Хуй знает, давай попробуем, – решил соответствовать обстановке я.

Судя по молчанию владельца кожаной сантехники, он тоже был категорически «за». Мы отошли в сторону, Кашкин присел на скамейку, сложил ладонь лодочкой возле уха, как глухой, и приготовился меня тестировать. Я еще не оттянул резинку трусов, а он уже рожу, сцука, скривил такую, что я чуть фальшстарт в штаны не сделал. На склоненном набок лице он изобразил чёрти что: и умиление, и тихий восторг, и благоговение, и улыбку дебила. Будто я собирался ему не мочу, а божественный елей в ухо накапать. Я напрягся и выдавил из себя робкую струйку. От ушных неровностей полетели брызги, я отошел подальше и тогда уже врубил на полную. Кашкин, закусив губу, во всю подставлял ухо, но на него я старался не смотреть. Я думал о грустном: об этом несчастном, так нелепо доживающем свою, может, и интересную жизнь, и на глаза мне навернулись слёзы.

– Шухер! Мусора! – крикнул вдруг Александр Иванович и потерялся в кустах. Я развернулся всем телом и окропил жолтенким двух спешащих к нам санитаров:

– Стоять, суки! – и они, как по команде, отпрыгнули назад, но тут у меня кончились патроны. Так я первый раз получил здесь по ебалу.


Прыщавый дежурный врач вызвал меня к себе. От прыщавых, я заметил, можно ожидать любой подлянки. А тут не лицо сука, а сплошной прыщик.

– Зачем вы описяли старичка и санитаров?

– Я проходил тест на адекватность.

– Мне кажется, вы его провалили.

– Другой бы спорил, а я не стану.

– С завтрашнего дня я пропишу вам галоперидол внутримышечно. И направлю вас к венерологу. Там у вас, похоже, проблемы. Идите.


В палате Александр Николаевич подсел ко мне и вдруг совершенно нормально заговорил.

– Алексей, я смотрю, вы такой же плов, как я – шурпа. Я, признаться, тоже старый симулянт. И могу сказать, что вас здесь ждут вязки, убийственные порции галки и циклодола. На вязках вы будете ходить под себя, и никто даже не подойдет. Душ раз в неделю, туалетная бумага – на вес золота. Вы будете выглядеть хуже, чем обоссаный вами сосед. Скука смертная, а на отходняках, после дозы вы не сможете ни читать, ни думать.

– Тогда, что вы здесь делаете?

– Вы знаете, молодой человек, я стар. А старость – это не только тот возраст, когда половина утреннего говна уходит на анализы. И не только нищета и одиночество. Старость – это когда все становится ненужным. В том числе, и вы сами… А здесь спокойно, и, как это ни банально, мир кажется не таким безумным, К тому же, не нужно бороться за то, что уже без надобности, за жизнь…

В палату зашел санитар. Старик снова принялся исполнять.

– Больше оптимизма! Если есть хуй, значит, должен его кто-то дрочить. Не так ли? – с этими словами он достал вялого и судорожно принялся его будоражить. Санитар молча ёбнул интеллигентного дрочилу по хую линейкой, выключил свет и вышел в коридор.

– Нет, вы это видели? – возмутился дедуган. – Только что путилитаризм нанёс удар по гласности! – и вдруг затих, отвернулся к стенке и захрапел. На этой храпящей ноте мой первый день в дурке закончился, и я резко засобирался на съебки. Ну, даст Джа, отпишусь как-нибудь, что из этого вышло.


© mobilshark.

Показать полностью
  •  
  • 109
  •  

О наболевшем.

Меня жизнь кидала в такие места, что я уже не представляю, что может быть хуже.


Осторожна, тут может быть неприятная для вас информация.


В 4 года я лежала в больнице одна. У меня был гепатит A. Бабушка (моя опекунша) работала и не смогла остаться со мной. Они как-то договорились и меня положили в палату к девочкам-подросткам. Они следили за мной, но мне всё равно было страшно.

В 10 лет меня сбила машина. Я ехала на велосипеде и машина врезалась сзади. Велосипед разломался на 2 части, я потеряла сознание и по итогу получила сотрясение мозга. Положили меня в поселковую больницу, т.к. я тогда жила с мамой в Гатчинском районе. В больнице были и дети и взрослые. В палатах была паутина. Напротив меня лежала умирающая женщина, которая не вставала и была вся жёлтая. Я очень боялась, что она ночью умрёт и я пролежу с трупом в одной палате до утра. Такой немного глупый детский страх. Пролежала я там неделю и меня забрали домой. Я чувствовала себя ужасно одиноко и попросила забрать, да и лечения там особо никакого не было. Из-за отсутствия лечения у меня развился (или обострился) левосторонний нижний спастический монопарез. Может тут есть врачи, которые скажут, возможно ли такое из-за сотрясения мозга. Очень интересно.


Но это всё цветочки.


В 2017 году я попала в НИИ им. Джанелидзе после попытки самоубийства. Я не то чтобы прям убилась. Отравилась таблетками, провалялась 2 дня с сильной болью в желудке, что даже не могла спать, а потом попросила вызвать мне скорую. Приехала туда ночью, опять не спала. Медбрат как-то странно брал кровь. Было больнее, чем обычно, а утром я увидела огромнейший синяк на руке. Палата была закрыта. Это была токсикология для таких неудачных суицидников, как я или наркоманов. Мне нужно было ещё сдать анализ мочи, но в туалете постоянно кто-то курил и я не могла этого сделать из-за стеснения. Утром мне сказали, что щас вставят катетер и так возьмут анализ. Они были злы на меня и, естественно, сделали это. Прям на виду у других пациенток. Ещё медсестра не могла попасть куда надо и вообще процесс был болезненный. На обходе я рыдала, говорила, что мне очень больно и я уже не спала 3 ночи. Они сделали УЗИ желудка и рентген. Никаких патологий не было выявлено. Я была совсем без сил и на обследования меня возили на инвалидной коляске. Я даже не могла стоять. Меня начинало трясти. Обезболивающее, которое ввели внутривенно, не помогло. Капельницы, которые очищали кровь - тоже. И тогда меня перевели в психосоматическое отделение. Не помню, что со мной было. Сестра говорила, что мне что-то кололи и я была, как овощ. Когда я пришла в себя, медсестра привязывала мою руку к кровати, чтобы поставить очередную капельницу. Через день я стала уже ходить по палате. У меня не было ничего. Они забрали даже очки. У меня миопия высокой степени (минус 16) и я почти ничего не видела. Еда была отвратительная. Я очень хотела есть, но не могла съесть больше 2х ложек этого дерьма. В последний день меня вообще перевели в палату на двоих и запретили выходить из неё. Я рыдала, потому что хотела домой. У меня всё отняли и я была совсем одна. Я даже не знала, сколько времени. Сестра забрала меня под расписку, потому что меня не хотели выписывать. Провалялась я там неделю, но чувство безысходности преследовало меня очень долго.


Потом я лежала на остром отделении на Пряжке. Пост об этом уже был.


https://m.pikabu.ru/story/moe_pribyivanie_v_psikhiatrichesko...


Если вкратце, то там тоже все вещи забирают, там нет личного пространства от слова <<совсем>>. Медсёстры шмонают палаты каждую неделю и забирают из скромных пожитков то, что нельзя. А нельзя многое. Даже, если у тебя лишняя кофта есть, то будь добра - отдай. Орут на тебя по любому поводу и без. Пичкают таблетками, что встать не можешь, а они потом ещё и ругаются, что мол спишь всё время, ходи по коридору. За отказ от еды угрожают переводом в надзорную палату. Спишь, ешь, моешься - всё по расписанию. Всё, когда они разрешат. Из-за таблеток, практически полного отсутствия личных вещей, личного пространства, строгого расписания, люди просто превращаются в животных, которые спят, едят, ходят в туалет и всё. А ещё там страшно. Страшно, что ты потеряешь рассудок и будешь так же лежать в надзорной палате на вязках, а родственники не будут приходить, потому что ты не соображаешь, а значит можно и оставить.


Что в первую госпитализацию на Пряжку, что во вторую, я рассказывала о том, как хочу убить себя. В первый раз я хотела выпить все таблетки, запить алкоголем и вскрыть вены. Во второй раз я думала, что спрыгну с моста. Врач смеялся и говорил, что зима и всё во льду, а я спокойно сказала, что подожду, когда растает. Наверно, я очень спокойно говорю о таком. Мне не страшно умереть. Я не верю в жизнь после смерти. Я хочу, чтобы всё поскорее закончилось. Если бы я могла убить себя быстро и безболезненно, то я бы сделала это. Страшно умирать, но не умереть.


Во второй раз я попросилась на реабилитационное отделение. Там режим более мягкий и уже есть личные вещи и пространство. Жить можно. Там очень много всяких занятий. Но всё опять по расписанию. Я пролежала там 2,5 месяца. Я очень хотела домой. Где-то в середине я заболела ротавирусной инфекцией и в течении недели мне ставили капельницы. Я боюсь иголок. Каждый раз я ложилась и смирялась с тем, что со мной будут делать. Ко мне уже очень редко приезжали родственники.

Как-то к нам поступила новая девушка. Её хотели положить в курящую палату, т.к. не было места в некурящей, где лежала я. Она возмутилась и тогда они решили меня на время перевести в курящую. Там было плохо. Постоянно запах дыма, от которого кружилась и болела голова, тусклый свет, другие люди. Вся эта атмосфера напомнила мне острое отделение и я расплакалась. Провела я там 3 мучительных дня.

Под конец моего пребывания там я была уже почти в отчаянии, очень хотела домой. А потом ещё и выписали единственную подругу. У меня социофобия. Я не смогла больше ни с кем общаться.


Недавно я смотрела о тюрьмах в США со строгим режимом. Знаете что? Там гораздо лучше, чем на Пряжке. Хоть убивайте меня, я уже сломлена, я уже не тот человек.


P.S. На реабилитационном я писала заметки. Если будет интересно, то могу опубликовать.

О наболевшем. Психиатрическая больница, Психическое расстройство, Текст, Фотография, Длиннопост, Шизотипическое расстройство

Фото с Джанелидзе.


Спасибо, что прочитали. Надеюсь, это не было скучным.

Показать полностью 1
  •  
  • 35
  •  

Как я лежал в ПНД из за военкомата

Хотел бы поделиться своим впечатлением о том, как после посещения призывной комисии в татвоенкомате, меня направили пройти обследование в психо нарко диспансере (или просто психушка) в городе Казани.

Перед тем как лечь туда я прочитал кучу сайтов и постов о дурке нашего города,в которых описывался подобный опыт. В Казане есть две дурки одна находится на Ершова , другая на Волкова. Мне довелось полежать во второй.

Первым делом вы должны узнать,что пройти обследование амбулаторно в нашем городе нельзя и придется полежать с психами. Несмотря на то,что в татвоенкомате говорили о двух неделях, по факту вас оставят на 3. Так же перед посещением пнд помойтесь и пострегите ногти на руках и ногах, иначе будете мыться в грязной ванной и стричь ногти общими ножницами.

Обычно во время призыва приходят по 5-10 человек на обследования, т.е. лежать вы будете в одной палате с военкоматчиками,но так как место в дурке и палатах ограничено,вас могут положить с пациентами в одну палату. Это случилось и со мной.

Телефоном и средствами коммуникаций тут пользоваться нельзя,так что будьте к этому готовы.

Я решил поделить этот рассказ на несколько этапов, т.к. тут можно рассказать о многом.

1.Запах.

Как только заходишь в отделение к пациентам и за тобой закрывается дверь, ты ощущаешь жуткую вонь пота, гавна и сигарет. После дня в отделении привыкаешь и не чувствуешь вообще никакой вони.

2.Распорядок дня.

Подъем. Обычно часов в 6. Умываешься,заправляешь кровать, дрыхнешь дальше до завтрака.

Завтрак. Дают в основном разные молочные каши и белый хлеб с маслом и сыром.

2-ой завтрак. Сок яблочный и яблоко)

Обед. Всегда два блюда: суп и второе.

Тихий час. Время когда мы играли в карты или спали. В корридор выходить нельзя.

Полдник. В основном кефир, бывает с булками или запеканкой (может из того же кефира). Иногда бывает и молоко.

Ужин. На ужин всегда второе.

Отбой в 22.00. В палатах и коридоре выключают свет, все готовятся ко сну.

3.Еда.

Сначала еда кажется пресной,так как там нету ни соли ни приправ,но все довольно неплохо. Кормят по-разному. В основном каши,картошка,макароны и супы. Из мяса бывает куриные котлеты, тушенка и курица. На второй завтрак дают яблочные сок и яблоки. В первые дни есть не особенно охота,но постепенно привыкаешь.

4. Люди.

Люди здесь разные. В первые несколько дней ты думаешь,что неадекваты тут все кроме военкоматчиков и мед персонала. После нескольких дней в окружении психов, ты меняешь свое мнение о них. Есть те,кто большее время молчит и спит; есть те которые постоянно ходят в зад вперед по коридору; есть такие кто рехнулся на религии; есть и полностью адекватные люди,которые попали сюда по разным причинам: в основном их закинули сюда родственники или по решению суда.


5.Атмосфера

В первые дни довольно тяжело. Закрытые двери, решетки на окнах, в туалете нет кабинок. На обследование ходишь в сопровождении,ешь под наблюдением,в первые 5 дней мерят температуру и давление,иногда мимо палаты проходят медсестры,которые проверяют чем ты занимаешься.

В самом начале, как только приезжаешь,вокруг тебя скапливается толпа из пациентов и военкоматчиков ,все хотят узнать как тебя зовут,с каким диагноз сюда направили и куришь ли ты. Далее военкоматичики рассказывают о правилах, распорядке дня и «главных чудиках».После этого тебе показывают твою палату.Если повезет,то попадешь в палату к военкоматчикам, если места будут заняты попадешь либо в пустую палату ,либо в палату с пациентами,которые большее время спят. В первые два дня я просто ел и спал,изредка играя в карты с другими военкоматчиками и офигевая от шизиков.

6. Сиги и толкан.

Официально в этом отделении курить нельзя. Но как только ты заходишь в отделение то ощущаешь запах сигарет. Сиги — это главная валюта в дурке. Сиги можно обменять на кросворды и хавчик пациентов. Покурить одному тут нереально. Курить здесь «можно» в одном месте и это толкан. Как только заходишь вокруг тебя скапливается толпа из пациентов, которая чуть ли не со слезами на глазах умоляет с ними покурить или оставить хотя бы бычок.

Пару слов о толкане. Это самое жесткое место в дурке, выглядит он как небольшая комната в которой стоит 2 толкана , напротив лавка и раковина. Как только заходишь туда тебя пропитывает вонью мочи и сигарет. Стульчаков на толканах нет. Посрать там в первое время сложно, обычно тянул до последнего и то,смог посрать лишь на 3 день, т.к. расслабиться в окружении восьми человек нереально.

7. Свободное время.

Время можно убивать по-разному. В первое время от смены обстановки ты постоянно спишь. Так же можно читать книги, играть в карты и решать кроссворды.

Так же можно помогать мед персоналу. Самое легкое носить еду,когда ее привозят. В эти моменты можно подышать свежим воздухом и свободно покурить. Еще есть прачка, раз в десять дней после душа и смены постельного белья. В это время можно попроситься отвезти белье с мед сестрами на стирку. Сначала белье переносится в сстарый пазик,после чего отвозится в другую отделение на сортировку и стирку. У прачки есть несколько плюсов: выход из психушки (хоть и не на долго),быстро пролетает время и за нее дают сиги (обычно 4-5).

8. Мед персонал.

Мед сестры и медбратья общаются с тобой нормально, иногда их можно попросить сходить во время отбоя в душ или выйти на пару минут на улицу покурить, в их присутствии .Так же они наблюдают за твоим поведением,записывают о том как ты проводишь свободное время и как реагируешь на обстановку.

Врачи хорошие и спокойно выслушивают твои проблемы и жалобы на здоровье.

Пару раз в неделю можно увидеть толпу студентов, которые учатся на психологов. В основном они ходят толпой и опрашивают пациентов о том как они сюда попали и как их самочувствие,что то записывают в тетрадь после чего уходят. К военкоматчикам они, в основном, не подходят.

9.Вязки.

Бывают моменты, когда у пациентов сносит крышу и их приходится привязывать к кроватям. Обычно привязывают только руки, самым буйным и ноги. В таком положении они проводят пару часов, после чего их развязывают.

10. Антисанитария.

Несмотря на то,что убираются в дурке каждый день, чистым это место назвать сложно. Грязные матрасы (на некорых можно увидеть разводы от говна и мочи, но вроде не воняли) и толчки. Нередко можно увидеть тараканов, в основном бегают в толкане и на кухне, иногда можно увидеть и палатах, хотя их и травят меньше их становится не на долго.

Ногти стригут общими ножницами,в душ ходят толпами, у некоторых пациентов можно увидеть увидеть грибок ног.

На толканах нет стульчаков, самые прошаренные обкладывают туалетной бумагой, но военкоматчикам выдают общий стульчак.

В душ ходить нужно в тапках, так же можно попробывать попроситься в ванную комнату после отбоя в котором можно помыться спокойно одному в полу сидячем положении.

11. Передачки и посещение родными.

Самое радостное в дурке. Приходить могут каждый день,но в определенные часы. В эти моменты можно незаметно передать сигареты и продуктов. Продукты должны быть в упаковках, т. е. Печенья и конфеты в целлофановых покетах и без срока годности не пропустят. Можно передавать фрукты, печенья,минералки,соки и конфеты. Некоторые скоропортящие продукты убирают в холодил и поесть их можно в определенное время в сталовой. Так же во время посещений можно пообщаться с друзьями и посидеть в телефоне.

12. Комиссия .

Через три недели после обследования проводится комиссия,которая состоит из 3-х человек: твоего психиатра,который беседовал с тобой пару раз,начальницей отделения и еще одним врачом. Они просматривают записи о твоем наблюдении, результаты пройденных врачей и решают ставить тебе диагноз или нет. Около 80% процентов призывников признаются здоровыми.

Будьте готовы к тому,что комиссия будет позже чем вам говорили, это для них в порядке вещей.

13.Интересные пациенты и происшествия.

Начну с человека, которого знают все студенты, которые сюда приходят - это Митя. Человек очень религиозный, мечтает стать архиепископом, страдает шизофренией с галлюцинациями (видит от насекомых до Гитлера). Постоянно молится,т.к. верит,что это поможет ему выздороветь, поет религиозные песни, читает стихи по памяти и знает всех пациентов по имени. Когда видит галюки плохо разговаривает и бегает мелкими шажками по коридору. Пару раз пытался изгнать бесов из другого пациента, один раз взял печеньку,смачно чихнул, обрызгав пол и ушел, как будто это не он сделал)

Саня-Бог. Странный чел, который меня реально пугал. С первого взгляда кажется нормальным и застенчивым,только разговаривает тихо, быстро и повторяется, иногда зависает. Любит компьютерные игры особенно ГТА и Мафию. Так же считает себя Богом и то,что он страдает за грехи людей. Бывает съезжает крыша и начинает кидаться на других пациентов .Хотя по нему и не скажешь но довольно сильный, на вязки мы его кидали вчетвером.

Был случай когда он сел на кровати, насрал на нее,а потом съел,после он как ни в чем небывало пошел чистить зубы.

Один раз когда у Сани снова начался психоз Митя пытался изгнать из него демона, Саня при этом громко орал.

Так же там были и другие странные пациенты. Один все время повторял слова за мед сестрами и странно жестикулировал. Другой постоянно разговаривал сам с собой и постоянно орал какую то дичь. Одна из его коронных фраз «Нахуй ты мне нужен,придурок,заебал бля». Кто то просто ходит в зад вперед, пускает слюни и странно улыбается.

14.Петр Анатольевич Тронов.

Так же в этой больнице есть с виду абсолютно здоровый и очень образованный человек. Зовут его, как вы уже догадались, Петр Анатольевич Тронов.

Как он рассказывал в 90-е годы кто-то купил ему диагноз по психиатрии за деньги после чего он тут и застрял. Довольно давно пытается добиться проведении комиссии и отмены диагноза,но даже в собрании комиссии ему отказывают. По слухам есть брат, который отказывается его забирать.

Сам по себе очень образованный, много читает, пишет рассказы и стихи.

Напоследок отдал мне одну из своих тетрадей со стихами, попросил где нибудь разместить.

Один стих я выложу,если понравятся отдельно выложу и другие.


ОПЯТА.

Ушла любовь и зубы выпадают,

А скоро выпадает первый снег.

В лесу опята умирают -

И каждый день по многу человек.


Опята умирают от ножа,

А прошлый год опят сожрали мыши,

Но этим летом страшная жара

Убила лес, и мыши еле дышат.


Опята сами убивают лес

И всё кругом друг друга убивает…

Куда залез?

Чего мне не хватает?

Показать полностью
  •  
  • 129
  •  

Психи-экстрасенсы

Недавно начал работать в психбольнице врачом.

Уши ещё незамыленные. Слушаю, что говорят психи.

- Как классно в этой психушке. Здесь никто нас не спалит, а мы можем принимать глобальные решения.

Ну думаю, какой замысловатый бред. А через полгода, обнаруживаю, что все сбывается. Начал на них странно смотреть. Тут один другому:

- Может скажем ему, что мы ничего не решаем, а только будущее видим

  •  
  • 2767
  •  

И не возразишь

И не возразишь
  •  
  • 40
  •  

Да иди ты со своим Иисусом!

в

Проходил я как-то обследование в военкоматской психушке. Ясен пень, чтобы откосить. Жалобы предьявлял без какого-то фанатизма, топил за биполярное расстройство. Каждый день, в 10 утра со мной на анализы, ЭЭГ и прочую фигню приходил любопытный чувак. Сидим, ждем пока придет психиатр. Разговорились. До определенного момента он казался мне вполне адекватным и, более того, приятным в общении. Пока он не стал рассказывать о том, что он, собственно, забыл в этой дурке. Говорит, мол, у него эпилепсия. Рассказал пару удивительных историй, я с интересом послушал. А потом он начал втирать мне, что эпилепсия прошла сама собой, когда он поверил в бога. И начинает фанатично-агрессивно рассказывать, что Иисус способен исцелить от любой болезни, главное, верить и т д, и т п. Мне аж стало не по себе от такого напора. Говорю, дружище, в общении со мной можешь выйти из образа, я все прекрасно понимаю. А он ни в какую, с тем же пылающим взглядом отнекивается, типа не понимает, о чем я. В один момент я выронил телефон из рук и непроизвольно матюкнулся. А сие лицо, не обремененное адекватностью, зачитало мне получасовую лекцию о том, что сквернословие это самый страшный грех, и так далее. На следующий день итоговая комиссия. Нас по очереди вызывают в кабинет. Первым зашло это чудо природы. Не было его минимум полчаса. Выходит в не самом лучшем настроении. Дальше короткий диалог:
Я: Ну что?
Чувак: Годен. А1, блядь.
Я:А как же Иисус?
Чувак: Да иди ты нахуй со своим Иисусом!
И поспешно удаляется.

  •  
  • 2059
  •  

Белые рубашки задом наперёд

в

Вчера по пути с работы решил взять заказ и...

Белые рубашки задом наперёд Такси, Заказ, Психиатрическая больница

Занятно, что второе отделение для буйных типов и зэков, косящих под нездоровых головой.

  •  
  • 1778
  •  

Истории из желтого дома. Дом престарелых.

Довелось мне летом полежать в стационаре психотерапевтического отделении, и посмотреть на психиатрию совсем с другого угла.

Сам стационар - место интересное. В адских ебенях, в старом общежитии(балкон в каждой палате был, просто ахрененно, утром выходишь с книжкой, садишься на стул, берешь чай, птички поют, солнышко светит - в сочетании с антидепрессантами вообще отлично), этажом выше - реабилитация наркозависимых, хмурых людей, которым вообще ничего нельзя - как мне сказали, огребут даже если пять минут по пути в столовку с кем-то из "чужих" поболтают.

Лежать стационаре было адски скучно. Розеток в палатах не было, из развлечений - неполный набор шахмат и старенький кубический телевизор в окружении двух диванов.
Психотерапевтическое отделение - самое мягкое. Никто даже не следит, выпил ли ты свои таблетки. Можно выходить. Когда захочешь. Курить во двор, не отпрашиваясь, и, отметившись у медсестры, можно было сходить погулять - взять в супермаркете чего-нибудь поесть, дойти до парка или до остановки за шаурмой. Можно было пропасть на три часа, сделав все процедуры, и съездить домой помыть жопу в ванной без плесени.

Там были достаточно неплохие врачи, хороший психолог. Помимо меня там лежала девочка лет 16, к которой очень часто приходил её парень, и её за это постоянно ругали, а врач обзывала её психопаткой и симулянткой. Не знаю, права она была или нет, но деваха эта меня в шахматы уделывала как ребенка. Была ещё одна молодая девушка, беременная - и всё у неё проходило под лозунгом "я беременная, че они мне сделают". Ничего особо разрушительного - даже забавно было вечером чистить зубы под её выкрики из окна случайным прохожим "ЛОХ! ПИДОР!". Не потому что она поехавшая, а потому что скучно было просто пиздец. Я бы тоже покричала, но я не беременная, медсестры пиздюлей дадут.

Больше молодежи там не было. Пара очень замученных неврозом женщин среднего возраста и огромное количество бабушек. Бабушки были в полном адеквате - краткий осторожный опрос выявил, что многих(всех я не опросила) направили  в стационар, потому что у них "давление на нервах". Лежат они в стационаре месяцами, часто возвращаются. Пьют не очень тяжелые таблетки, часто мерят давление, обязательно лежат под капельницами, вид которых, как известно, сам по себе оказывает на старшее поколение целебное действие, ходят на физиотерапию. У больницы есть свой терапевт, невролог, раз в неделю всем делают экг. Бабушки собираются в очереди, потом перегруппируются в столовой, в послеобеденное время тихо дремлют по палатам, а вечером собираются у телевизора - посмотреть "Пусть говорят", поговорить, угостить друг друга сладостями или огурчиками, сравнить свои схемы лечения. Почти все живут одни, немногих иногда навещают здесь родственники - у многих дети и внуки полные ебланы, и, говоря о них, старушки грустно вздыхают. Психотерапевтическое отделение было местом явно не для меня - разве что молодая врач-психолог пришлась мне очень по душе, приятно было с ней поговорить. Там было скучно, препараты назначали по привычке работы с пожилыми людьми. Назначили капельницы с препаратом, который можно и в таблетках. Причем потом, когда я сбежала жить нормальной жизнью на дневном стационаре и через некоторое время пришла к врачу с вопросом "почему у меня, образно выражаясь, НЕ СТОИТ???", психиатр почесала череп и сказала, мол, да, глупо как-то было этот препарат молодой девушке назначать. Но для пожилых там было настоящее раздолье - да и весь персонал словно бы синхронизировался с этим стихийным домом престарелых и молодежь не любил совершенно, но прекрасно помнил про давление, про суставы и про всё на свете. С одной стороны, хорошо, что этим бабушкам хотя бы есть куда пойти. А с другой - грустно, очень грустно.

Показать полностью
  •  
  • 41
  •  

Немножко о деонтологии

в

Давно я не писала, но тут, простите, очень пригорело вот от этого поста. Я вообще сейчас рискую отхватить минусов, т.к. как я поняла, просиживая периодически вечерами на Пикабу, данный автор является тут чуть ли не священной коровой и обладает весьма чувствительной натурой, что периодически проскальзывает в комментариях.

Являясь врачом приёмного отделения психиатрической больнице (по основной ставке), я ежедневно сталкиваюсь со множеством разномастных сотрудников скорой помощи (а в ЛО, как известно, отдельных психиатрических бригад нет, так что они возят не только наших "клиентов"). Со всеми мы, можно сказать, работаем "в паре", то бишь - они привезли, описали кратенько ситуацию, мы уже дальше приняли. Поэтому ни в коем случае не хочется умалять их работу или работу врачей других специальностей.

Все мы работаем сутками, порой тяжёлыми сутками, когда нет времени буквально ни на что. Но! я считаю категорически недопустимым переносить свои личностные качества в профессиональную сферу. Даже если ты опытный, поживший жизнь человек и весь из себя профессионал, ты не в праве осуждать пациента, да ещё и прямо в лицо, каким бы он ни был, и как бы тебе того ни хотелось. Сотни ипохондриков и всякого рода психосоматиков проходят через наше приёмное отделение (оно общее на острое и на психотерапевтическое) и практически про каждого можно подумать "мне бы твои проблемы, чувак", особенно если это происходит в 6 утра. Но, как нас всех учили в университете, перед нами всегда конкретный пациент со своей конкретной проблемой, которую он считает самой важной и самой актуальной на данный момент. Твоя задача - ему помочь, а не читать нравоучения, что, дескать, "люди в Африке с голоду мрут, а ты тут ноешь, что не можешь уснуть". Да, это тяжело, ведь пациенты попадаются разные, есть и такие, которые к нам попадают, пройдя несколько десятков вызовов СМП, основательно задолбав подстанцию своего небольшого городка, да и в период госпитализации могут хорошенько так "вынести мозг" всему медперсоналу. Даже истероиды со своими присущими их состоянию "обмороками" и отнявшимися конечностями действуют так не потому, что они хотят поиздеваться над целым коллективом врачей, медсестёр и санитарок, и это надо понимать.

Хочется поблагодарить тех коллег, которые не пренебрегают психиатрией в своей практике, пусть даже азами (в последнее время всё чаще встречаю это у молодых специалистов). Благодаря вам наши пациенты стали быстрее, значительно быстрее находят своего адресата и своевременно начинают лечение, что позволяет им практически без обострений достичь качественной ремиссии. Редко когда пациент сразу сам приходит к психатру, обычно все по полной обследуются у специалистов различных профилей, пока кто-нибудь из них не догадается направить их к нам.

В общем, все мы можем быть отличными специалистами в своей области, но про медицинскую этику забывать не стоит, ведь пациент от нас ждёт помощи, поддержки (я сейчас не говорю о беседах по душам, просто о понимании и отсутствии осуждения). Светя другим, сгораем сами.

Показать полностью 1
  •  
  • 876
  •  

Как я отдыхал набирался сил и отдыхал в дурдоме (ч.5.)

Большую часть контингента на первом этаже составляли бабушки. Не знаю, почему не дедушки, видимо у мужиков чаще течет крыша по молодости, а к старости мы набираемся мудрости и становимся матерыми похуистами. Хорошая крыша летает сама, то в самый низ, то в самый верх, кхе-кхе.


От старушек издалека несло котиками, а одеты они были как обычные бабушки. Ну вы поняли, плотное пальто производства 60х годов хуй знает какого века, тёплое одеялко-платочек на голове. В некоторых случаях завершали композицию дермантиновые кроссовки с тремя полосками. Единственное отличие от стандартной комплектации состояло в отсутствии модной клетчатой сумки и тележки. Видимо, телегу они сдавали на хранение вместе со всем содержимым по прибытии. Ну зато я разгадал одну из главных тайн человечества - куда эти бабульки катят свои торбы в 7 утра с озабоченным видом. В дурдом они их катят. Там санитары принимают брички на хранение, а бабуль переводят на казенное содержание.


Настроение у бабушек было переменчивое, в основном зависело от завихрений Марса в период турбулентности Венеры. Иногда - от количества принятых препаратов. Так или иначе, попытки побега они предпринимали регулярно. Чаще всего это выглядело так - бабушатина спокойно прогуливалась, втыкая в землю. Маршрут движения представлял собой круг радиусом 20 метров. Постепенно окружность увеличивалась до 30 метров. Дежурная медсестра по обыкновению сидела на лавке и тарахтела за жизнь с кем-нибудь из пациентов. Бабулька, выйдя за пределы видимости медперсонала, совершала рывок в сторону неохраняемого выхода из учреждения. С благим матом и криками дежурная подрывалась за ней, и пыталась вернуть беглянку на базу. Чаще всего бабки просто ложились на землю и начинали брыкаться ножками, перемежая это дело благим матом. Добровольцы из числа психов приходили на помощь, и больная возвращалась в родные пенаты.


Раз в неделю бабушек опрашивали на предмет деменции. Вопросы были с подвохом.

- Как Вас зовут?

- Марфа.

- Ваша фамилия?

- Ивановна.

- Когда Вы родились? - Обычно, на этом вопросе у бабулек начинались трудности, упомнить дату важного события они не могли.

Бабушка не справлялась с ответом, доктор ставил минус в одном из пунктов теста.

- На каком этаже Вы находитесь? -  Этот вопрос неизменно вызывал зависание всех систем. Не знаю, что в нем такого сложного, но ни одна из испытуемых не могла правильно ответить.

Доктор продолжал бомбардировку вопросами:

- У Вас есть родные дети?

- Как их зовут?

- У Вас есть муж?

- Как его зовут?

- Как зовут Вашего внука?

- Сколько ему лет?

Бабушка теряла ориентирование в пространстве, замыкалась в себе, и переставала отвечать на вопросы. Доктор делал пометку внизу бумажки, и шел к следующей пациентке.


Одна из бабушек была на позитиве, любила общение. Лет ей было много, пережила она вторую мировую войну, активно участвовала в партизанском движении. Но, к сожалению, длительная память приказала долго жить, поэтому на любую тему с ней можно было разговаривать не более 5 минут. Периодически её вырубало из разговора, и она заново со мной знакомилась, узнавала, женат ли я, есть ли дети, и нравится ли мне её новая прическа. 


- Бабке девяносто лет, хочет хуй она в обед! - Громогласно сообщала она на всё отделение, и заливисто хохотала.


Я не возражал, ну мало ли чего кому хочется. Бабушка прожила интересную жизнь, и за 5 минут, когда работала её память, могла выдать много интересного.


Деменция штука страшная, старики соображают очень плохо, препараты практически не помогают. Сбежать они пытаются из страха, видимо в какой-то момент они понимают, где находятся, и ходят свалить домой.

Родственникам с ними очень тяжело, ведь старички теряют связь с реальностью и не признают близких. Готовы ли Вы помогать своему  любимому дедушке, с которым Вы провели лучшие годы жизни? Конечно же, да, он же старенький, а теперь ему нужна помощь! 

Правда жизни состоит в том, что вместо родственника, которого Вы давно знаете, перед Вами нарисовывается неадекватный человек. Он Вас совершенно не знает,  разговаривает матом и иногда ходит под себя.

Показать полностью
  •  
  • 141
  •  

Как я набирался сил и отдыхал в дурке (ч.4).

Отделение на первом этаже выгодно отличалось от моего предыдущего места содержания. Здесь был холодильник, откуда можно было пиздить жрачку в котором можно было хранить еду, импровизированная библиотека с откровенно слабой подборкой книг, а также набор настольных игр. Решеток на окнах не было, контингент также отличался в лучшую сторону. Со мной в комнате находились еще два паренька примерно одинакового со мной возраста.

Один из них служил в десантно-штурмовой бригаде, но отчего-то маленько ебанулся головой. Звали паренька Сергей. Ему было тяжело говорить, слова выдавливал из себя с заметным усилием. Родился и воспитывался в семье военных. Отец был отставным офицером ВДВ, мальчика воспитывал соответственно. Строгий режим дня, спортивная подготовка, частые пиздюли. Вопрос о месте службы не обсуждался - только разведрота, только хардкор. Серёга был очень крепкий физически парень, до армии активно занимался спортом. Имел первый взрослый разряд по боксу, но не отличался соответствующими личными качествами. Был наивным, скромным и простоватым. Однозначно не имел склонности к насилию, удивляюсь, как он добился успехов в ударном виде спорта. Над ним начали издеваться вначале деды, а потом и его призыв. Унижения со стороны сослуживцев подкреплялись часто появляющимся в части героическим отцом. А хуле, ты что, не мужик?  Сожми булки и терпи, не позорь батю!

Отцовская забота и любовь сослуживцев довели пацана до ярко выраженного нервного тика и заикания. Конечной станцией для Сергея стало выбрасывание с завязанными глазами из самолета, якобы находящегося в полёте (на самом деле просто с заведенным мотором и находящимся на земле). Прикол, безусловно, удался, по его результатам Сергей отправился прямиком в дурдом. Шутники-затейники отхватили по полгода дисциплинарного батальона.


Парня было безумно жалко, при всём этом ебанутый батя его не навещал, и считал, что Сергей - слабак, и недостоин его высочайшего внимания. Моё мнение - таких ебланов, уродующих детей своими закидонами в стиле голливудских боевиков, надо от детей изолировать вообще. Не подпускать ни под каким предлогом.


Второго соседа по хате звали Андрей. Будучи простым деревенским парнем, он любил самогонку, баб и мотоциклы. Всё бы хорошо, но, сталкиваясь с жизненными трудностями (баба не дала, моцик сломался) Андрей довольно оригинально справлялся с ними. Бился башкой об стену. Натурально, садился к стене и начинал методично проверять её на крепость. Фраза "афтар убейся апстену", так популярная на известных ресурсах в 2000х годах, обрела для меня новый смысл. Само собой, столь оригинальный метод лечения привёл к дискомфорту в той части головы, где у большинства людей находится мозг. Попытки поговорить о чем-нибудь кроме моциков, женских половых органов не встречали отклика. Изучение сопромата и материаловедения меня тоже интересовало слабо. Нормального общения не получилось, ну и фиг с ним. Таблы выдавали своевременно, так что спать хотелось постоянно, а общаться - ну очень редко.

  •  
  • 182
  •  

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн

У «Пикабу» будет своя банковская карта, и вы можете выбрать ее уникальный дизайн Длиннопост

У каждого большого классного сообщества должны быть свой маскот и свой мерч. А что, если бы еще была своя дебетовая карта с уникальным дизайном? Вместе с «Тинькофф Банком» мы планируем выпустить такую карту — специально для пикабушников.


У нас есть несколько идей дизайна карты, но нам хочется, чтобы ее внешний вид был по душе как можно большему числу пикабушников (а иначе какой смысл все это затевать!). Вы даже можете предложить свой вариант, и, если другие пикабушники его одобрят, мы нарисуем макет карты по вашей идее. А теперь давайте обо всем по порядку.


Почему именно «Тинькофф Банк»?

Потому что у «Тинькофф Банка» есть крутая дебетовая карта Tinkoff Black. Хороший кешбэк в рублях, процент на остаток каждый месяц, партнерские предложения и акции, удобное мобильное приложение. Если вы никогда не слышали о карте Tinkoff Black, прочитайте о ее преимуществах в этом посте, и сразу поймете, почему мы выбрали именно ее.

Показать полностью 2
  •  
  •