Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Истории

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Не нужно спешить бросаться с обрыва.

Человек сидел на самом краю обрыва. Трудно решиться, даже если пришел самый последний край. Трудно сделать последнее движение. Он смотрел вниз и бездна вглядывалась в него и манила.

- “Подвинься”, сказал голос справа. Человек повернул голову. Большой черный кот с белой полосой на лбу стоял рядом. Человек не удивился. Чему ещё может удивляться тот, кто сидит на самом краю? Он подвинулся и кот сел рядом.

- “Любовь, женитьба, дети, ссуда на квартиру и машину?” спросил пушистый.

- “Точно”, ответил человек. Всё правильно. А платить нечем, нет денег. Какой я им отец и муж, если не могу. Им будет лучше без меня.

- “Вот оно что”, протянул кот. Да у меня то же самое, только без ссуды. Мы с тобой вроде как друзья по несчастьям. Видимо, прыгать вместе придется.

Человек посмотрел на кота. А я и не знал, что у вас тоже такие проблемы.

- “А то”, ответил кот. А знаешь- сказал он. Если ты не против то прыгнем через часок. Ты бы угостил меня на последок виски, очень уж я люблю его.

- “Да неужто пьешь”, удивился человек.

- “Бывает”, ответил кот.

- “А у меня денег нет”, сказал человек и полез в карман. Бумажка зашуршала между пальцами.

- “Ты смотри”, удивился он, откуда бы? Откуда она взялась? И он вытащил пятьдесят долларов и долго их рассматривал. Потом встал и они с котом пошли в самый большой бар. Кот сказал, что ему там очень нравится. Человек сел и заказал на все деньги виски.

- “Для меня и кота”, сказал он и официант поперхнулся, но привычка выполнять заказы взяла своё. А потом они пили, говорили и плакали, а потом обнимались и смеялись вспоминая счастливые минуты жизни. А потом кто-то включил веселую музыку и они не смогли удержаться. А потом такси увезло их к дому человека.

Когда кот подвел его к дому, оба были пьяны. Человек еле стоял на ногах. Он боялся звонить домой и сел возле дверей. Сел и уснул, а кот… А кот приблизил к нему свою морду.

- “Я ведь не забыл тот кусок мяса”, сказал он. Помнишь, тот из бутерброда, который ты отдал мне. Это был самый вкусный ужин в моей жизни. Мой последний ужин, а ты съел кусок хлеба потому что отдал своё мясо голодному, мокрому, черному коту на углу. Это был я. Я не забыл тебя. Спи спокойно. Теперь есть у тебя свой кошачий ангел, а мы своих не сдаём. Кот развернулся и вышел на улицу. Большие черные крылья раскрылись за спиной и он взлетел в черное ночное небо. Туда, к звездам. Туда, где живут ангелы и все светлые души.

А наутро хозяйка самого большого бара, которую все называли Железная леди за характер и тяжкую судьбу пришла на работу. Официант смеясь рассказал ей про странного плохо одетого мужика с пятьюдесятью долларами, который говорил, что напротив него сидит черный кот.

Железная леди побледнела и схватилась руками за горло.

- “Черный с белой полосой на голове?” спросила она.

- “Да”, ответил официант. Откуда вы знаете? Знаю- сказала она. Это был он. И она бросилась к телефону и долго звонила в службу такси упрашивая дать ей номер того, кто вчера отвозил мужчину от их бара. А потом выгребла всё из кассы, а потом поехала к банку и сняла все деньги. А потом достала заветную старую коробку из под туфель с надписью 1875 год. Она сложила туда пачки денег и поехала на такси к тому дому.

Дверь ей открыла маленькая женщина в старом халатике. За него держались двое детишек. Мальчик и девочка.

- “Я приехала отдать вам коробку, которую вчера забыл ваш муж” сказала Железная леди. Женщина взяла тяжелую коробку и открыла её.

- “Боже мой!” вскрикнула она и уронила её на пол. У моего мужа не может быть столько денег.

- “Это от друзей”, сказала хозяйка бара.

- “Нет у моего мужа друзей”, ответила женщина и вообще никого кроме нас нет.

- “Теперь есть”, сказала Железная леди. Теперь у него много друзей. Мы все его друзья и она обняла маленькую женщину.

- “Я не могу вам всего объяснить, но вы должны взять эти деньги”, сказала хозяйка бара. Это мой долг ему. Так надо. Возьмите для детей. И она повернулась и пошла, а маленькая женщина в стареньком халатике долго смотрела ей в след.

Железная леди сидела на скамейке. Сигарета дрожала в руках, а по щекам текли слезы. Она вспомнила, как черный кот с белой полосой пришел к ней, когда наступил самый последний день. Он пришел и не дал ей сделать тот последний шаг с обрыва. А на следующее утро к ней домой постучал странный, смешной и толстый хозяин картинной галереи в дорогом костюме и долго доказывал ей, что она забыла у него вот эту самую коробку с надписью 1875год набитую деньгами. А потом он умаявшись стал перед ней на колени и просто попросил взять всё это. Просто, потому что так надо.

На эти деньги она открыла самый большой и самый лучший бар в городе. А ту галерею ей так и не удалось найти, хотя потом она объездила весь город. Так и хранилась у неё эта коробка из под старых туфель. А теперь вот понадобилась. Пригодилась.

Железная леди встала и пошла. Она шла просто по улице. А черный кот смотрел на неё и улыбался. Он знал, что коробка пойдет дальше. Пойдет дальше между людьми и обязательно попадет в руки тому, кто не пожалеет своего последнего куска для голодного, мокрого и дрожащего от холода кота.

Не спешите прыгать с обрыва. Не спешите. Может быть у вас за спиной стоит черный кот с белой полосой на голове. Он никогда не забывает. Никогда. И обязательно придёт. Надо только верить.

Показать полностью
  •  
  • 372
  •  

О мышах и здоровом питании

в

Зашел в зоомагазин, где мы мышей покупали. Продавец - приятная милая блондинка средних лет.


- Мы у вас тут мышей покупали...


- Я помню. Для кошки.


- Точно!


- Что, съела?


- Не, мы не дали. Мыши прикольней кошки. Добрые, весёлые. И ручные.

О мышах и здоровом питании Истории, Из сети, Ракетчик, Кошка с мышкой, Длиннопост
Показать полностью 2
  •  
  • 44
  •  

Когда не предупредили

Пригласили бригаду рабочих сделать пол. Приехали, когда пришло время, принимать работу. Пол сделан нормально. Зашел в комнату, куда сгрузили всю мебель. Смотрю - новый стол, который под строительной пленкой стоял, как-то странно выглядит. Откинул пленку - е-мае, весь стол порезан, попилен, еле стоит. Спрашиваю - кто вам разрешил, блин, так делать? Ответ - "а вы не говорили, что так нельзя!" Гениально. Заплатил в два раза меньше. Они тоже не говорили, что так нельзя.

  •  
  • 4172
  •  

Армейские истории.

Навеяло вот этим постом  https://m.pikabu.ru/story/lgbtr_6643784 . В не очень далеком 2014 году служил я в одной из бесконечных частей частей Подмосковья. Числился я в роте учебной техники, и к этой же роте была приписана огромная куча всякого рода этой самой техники. В том числе было такое чудо инженерной мысли под названием БТС-4. Бронированный тягач средний-4. Выглядит этот монстр вот так.

Армейские истории. Армия, Истории, Военная техника, Цвет, Длиннопост

По первости, когда только только начинали служить всем было интересно что это за труба. Старослужащие смеялись, что это для запуска ракет. Все понимали что это шутка, но, в последствии, мы тоже так говорили)

На самом деле эта труба предназначается для того, что бы можно было ходить по дну реки, озер и тд. Хотя могу ошибаться.

Так вот. С этим большим фаллосом на гусеницах были связаны всякого рода комичные и не очень ситуации. Начать можно с того, что он был очень древний, весь переломанный, все что можно было спи***ть, все было проё**но. Короче говоря он был не на ходу практически всегда. С него постоянно снимались то двигатель, то коробка, то двигатель с коробкой. Короче парни лазали по нему и под ним круглосуточно.


Но помимо того что срочников, понимавших в устройстве танка чуть меньше, чем ни**я, заставляли этот гроб (жаргонное слово, обозначающее что технике пришёл пушистый зверек) оживить, так еще они и должен был выглядеть соответственно. А именно покрашен в зеленый цвет.

С этим связаны 2 короткие, но забавные истории.

1. Прохожу мимо могилки этого БТСа, смотрю по нему лазают сослуживцы, но чет они какие то грустные. Прям вот лица на них нет. Подхожу, спрашиваю: "Товарищи воины, какого черта грустим?". Они мне в ответ рассказывают ах***ельную историю про то, что гроб должен быть выброшен выкрашен. Но перед этим отшкурен и очищен от старой краски. Они собственно этим и занимаются. А пока ответственное лицо ищет инструмент для этого дела, всем бойцам были розданы отвертки. Что бы отколупывать краску. Но ирония в другом. Отвертки были, с*ука, фигурные.

2. После того как бойцы выполнили поставленную задачу и крестовыми отвертками оторвали всю краску, БТС должен был быть покрыт грунтовкой. Что это была за грунтовка, кто ее притащил, откуда и прочие атрибуты были неизвестны. Но ситуация разворачивалась следующим образом. Прохожу мимо места ремонта БТС. Думаю о своем, но краем глаза замечаю что что-то в окружающем мире меня смущает. Взгляд пал на БТС. Я зажмурился. Открыл глаза и понял, что дело не в синей перловке, что была на завтрак. И он РЕАЛЬНО РОЗОВЫЙ!

Ну пораскинув мозгами я все таки понял, что это не личная прихоть нашего командира(он хоть и нормальный мужик, но иногда возникали мысли что он педик), а просто грутновка, которая имеет розовый цвет что бы видеть места, которые ты пропустил.  Выглядело это так.

Армейские истории. Армия, Истории, Военная техника, Цвет, Длиннопост

Мною была сделана только одна фотография и та на кокарду. Всем хорошего вторника!

Показать полностью 2
  •  
  • 603
  •  

ЧЕМ НА САМОМ ДЕЛЕ МАЛЬЧИКИ ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ДЕВОЧЕК

Есть в Канаде, в провинции Онтарио, полуостров Брюс. Эдакий оазис с озерами, утесами, изумрудными бухтами, уникальными флорой и фауной. Понятно, очень популярен в летнее время. Не миновала сия чаша и меня с семьей.


Погуляв по полуострову, набрели мы на небольшой пляж, расположенную подковой бухточку между двумя утесами. С одной стороны пляжа - скалистый уступ, очень высоко над водой (20 метров согласно достоверному интернетевскому источнику), с которого некоторые прыгали в воду.


Я сразу сказала своему 16-летнему сыну и его другу, который поехал с нами, чтобы они не смели прыгать с этого утеса. И они тут же залезли на него и прыгнули.


Прыгали почти исключительно парни. Там, наверху, была одна только девушка. Хотела прыгнуть, но не решалась. Подойдет к краю, готовится прыгнуть и не может. Пока она собирается с духом, за ней выстраивается очередь. Она тогда с облегчением отходит в сторонку и пропускает других вперед. Вполне адекватное поведение, по-моему. Она уже стояла там, когда мои мальчишки залезли наверх, и вежливо пропустила их.


Люди на пляже стали на нее поглядывать, поначалу почти безразлично. Но в течении следующего получаса мало-помалу весь пляж - человек сто - стал следить за ней. Когда она подходила к краю, все головы оборачивались к ней. Прыгнет ли на этот раз? Прыгнет ли вообще? Напряжение нарастало. Наконец, нервы у народа не выдержали. Когда она подошла в очередной раз, весь пляж стал скандировать:"Jump! Jump! Jump!" ("Прыгай! Прыгай!") Вот под эти крики она, наконец, и прыгнула.


Спешу успокоить взволнованного читателя что никаких травм и несчастных случаев за то время, что мы были на пляже, не было. Хотя, как я позже узнала, травмы случались, и правилами парка там прыгать запрещено.


Потом, дома, я спросила сына: "Как же ты решился прыгнуть? Ты ведь с такой высоты никогда не прыгал! Что ты вообще думал когда полез туда?" Ответ меня поразил. Я не представляла, что такое возможно. Но этот ответ многое объясняет в поведении подростков.


"А Я НЕ ДУМАЛ. Просто прыгнул. И только тогда, летя к воде, подумал что, может, зря я это сделал."


(С) Dude

Показать полностью
  •  
  • 30
  •  

Бычок

Было мне года три, хоть и много лет прошло, но помню это приключение отчетливо. Мама с папой прилегли на камне уходящем в море, загорают значиться. Папа лицо газетой прикрыл. Мама тоже что-то там свое делает. А я как отважный первопроходец двинул к самому краю камня. Вода в нашей части Каспия летом холодная, зато очень чистая и прозрачная.

И вот на дне притаился бычок.

Что делают отважные герои в три года? Правильно — смело шагают с камня в море. Ну и что с того что там метр глубины, ну и что, что плавать не умеем. Рыба то там! Есть предложения? Нет предложений!

Мама только услышала бултых. Сына на камне уже не было.

Она рванулась к краю камня и ухватила сына за волосы, приподняла голову сына над водой и услышала сердитый выговор

— Ты что делаешь? Не видишь, я бычка ловлю?!!!

- Эх, сына, как бы тебя бычок не поймал...

К счастью для меня рядом плавал парень в акваланге. Почти космонавт по тем временам -1977 г.

Он сразу понял мои мужские заботы и выловил мне бычка, который был помещен в литровую банку...

Довольный и гордый своей добычей я протопал до дома, где не замедлил похвастаться своим бычком домашнему коту Ваське.

-Вот! -сказал я-смотри что у меня есть!!! И показал ему банку

Васька бычка заценил совсем не так,как я хотел. Резко сунул лапку в банку и секунду спустя мчался с рыбой в зубах от ревущего ребенка...

Мама обняла меня и решила успокоить

— это кот, они едят рыбок.

-Я сам! Я сам хотел ее съесть!!! Услышала она в ответ...


(С) RichardLionHeart

  •  
  • 853
  •  

Десять историй о людях и животных, которые получили серьёзные обморожения, но выжили

Смерть от обморожения – прямая противоположность получению смертельных ожогов. И первое, и второе являются ужасными способами умереть, хотя обморожение, как правило, длится дольше, обрекая жертву на медленную, дрожащую смерть. Тем не менее, в случае с гипотермией у вас гораздо больше шансов выжить, чем с сожжением.


За прошедшие годы произошло немало случаев, когда люди и животные, оказавшись на грани жизни и смерти из-за серьёзных обморожений, выживали вопреки всему. Большинство из них отделались лёгкими травмами, хотя некоторым всё же пришлось пережить ампутацию. Далее представлены их невероятные истории.


1. Джин Хиллиард

Десять историй о людях и животных, которые получили серьёзные обморожения, но выжили Обморожение, Люди, Животные, Истории, Выживание, Холод, Длиннопост
Показать полностью 9
  •  
  • 289
  •  

Боря и Лёха

Много лет дружу с Борей и Лёхой. Боре скоро полтинник, он огромный добродушный мужик, лысый и с бородой, весь в коричневых шрамах. Очень, очень простой, даже чересчур, до тупости. Всем всегда готов помочь, услужить, никогда платы за помощь не принимает. Все время улыбается, вид при этом имеет слегка придурковатый. Никто в нашей компании долгое время даже не знал, что в молодости он отсидел за убийство: забил насмерть мужика, который решил ограбить их с матерью домишко, и, чтобы пролезть в дом, убил собаку. Боря случайно вернулся не вовремя и успел увидеть, как его любимая Муха в луже крови дергается в снегу, а дальше, говорит, в памяти провал. Оказалось, что забил мужика голыми руками так, что того потом опознать не могли. Ничего про это не помнил. Плакал даже двадцать лет спустя, что менты, которых вместе со скорой вызвали соседи, его сразу скрутили и увезли, а Муху похоронить не дали. Стал с тех пор заикаться, и тик у него появился. Отсидел по полной, вышел, мать за время отсидки умерла, дальние родственники дом продали. Приятели пустили пожить в гараже, где обустроили кустарный мебельный цех, там же Боря и работал: на нормальную работу с отсидкой долго не брали. Да и образованием особо Боря не вышел, даже школу на воле не закончил: бросил, пошел грузчиком работать. Правда, на зоне потом получил аттестат за 8 классов и профессию токаря предпоследнего разряда.


А с Лёхой они познакомились в начале двухтысячных, на пьянке у друзей. На самом деле ее зовут Алёна, но все друзья звали Лёхой, она и похожа была всегда на пацана-уголовника - мелкая, юркая, без титек, зато с вечной сигаретой на губе, злая на весь мир, не так посмотришь - укусит. Стриглась почти налысо, наделала к тридцатчику пирсинга, татуировку во всю спину - крылья и кошачья голова. Папаша ее был бывший законник, четыре ходки, вроде, говорит, любил ее, но лупил смертным боем между приступами отцовской любви за малейшую провинность, а мать умерла рано, так что пришлось Лёхе сбегать из дома от отцовской любви сразу после восьмого класса. Жила в общаге у подруги, которая подрабатывала проституцией, отучилась на повара в местной шараге, и с тех пор смогла снять свое жильё в той же общаге, и никогда больше не голодала.


Когда они познакомились с Борей, Лёха только-только развелась, вынеся из брака три сросшихся перелома, несколько шрамов и твердое убеждение, что брак нужен только затем, чтобы мужу можно было безнаказанно пиздить жену в любое время суток, и ненавидела вообще всех, кроме Славки, которому тогда было года четыре, и она везде таскала его с собой: не с кем было оставить. Снимала комнату в общежитии коридорного типа, работала поварихой в детском саду, выдержав целую битву с заведующей по поводу пирсинга. В этот же сад отдала и Славку. Пила многовато, но без ущерба работе и сыну, непрерывно курила, любила компании, дома ночевать не любила, и везде таскалась с пацаном, а ему любая вписка была как дом родной: спал где положат, ел что дадут, никогда не плакал, почти не говорил, и многие Лёхины друзья даже думали, что он отсталый. Одна Лёха знала, что он страшно умный, но никому об этом не говорила.


И вот Лёха однажды после длинной веселой попойки в большой компании как-то проснулась в чужом прокуренном доме в старой части города, Славку проверила - спит, укрытый чьей-то курткой. Вышла на улицу до деревянного туалета, а там во дворе здоровый мужик, из вчерашних гостей, с цепной собакой целуется, с Вестой, гибридом медведя и крокодила, все ее боялись, даже хозяин, а этот псих залез к ней в вольер, сидел на корточках, гладил обеими руками Вестины обрезанные уши, ворковал ей что-то и целовал в нос, а она, приседая от избытка чувств на задние лапы, мела снег обрубком хвоста и облизывала лицо странного мужика. Тогда ей Боря и рассказал ей, заикаясь и часто моргая одним глазом, и про Муху, и про отсидку, и что живёт в гаражах, и что Веста - вылитая Муха, которую он вырастил со щенка и любил больше всех на свете. В этом месте Боря заплакал, а Лёха подумала - придурок какой-то. Плачет! Из-за собаки! Она из-за людей-то ни разу не плакала. Точно идиот.


***


Как у них срослось, оба не могут вспомнить. Боря говорит, что как-то поздно вечером не смог попасть в свой гараж, замок заклинило, а общага Лёхина совсем рядом с гаражами, так и получилось, что он попросился к ней переночевать, а там и поехало. А Лёха говорит, что попросила Борю перетащить к ней в комнату какой-то шкаф, который хотели выбросить ее знакомые, а она не дала. А потом в благодарность пригласила рюмочку чайку выпить, а там и поехало. Я охотно верю, что Боря на закорках тащил шкаф через полгорода, машины у него тогда ещё не было: не смог сдать на права, раз за разом заваливал теорию. Говорит, что от волнения просто не понимал, что в билетах написано, как будто они были на китайском. Права он потом купил, и машину-каблучок. Устроился кроме мебельного ещё и на рынок, возил для торговок их товар из складов в гаражах: утром привозил, вечером обратно. Пока рынок не снесли.


***


Что бы такое из их историй рассказать, чтоб было понятно, что они очень подошли друг к другу?


Оба они рассказывают, перебивая друг друга, как вскоре после переезда из гаража в общагу Боря пришел вечером с работы с Бу, мелкой лохматой и бородатой дворняжкой. Она жила в гаражах, все ее подкармливали, но хозяина у нее как бы и не было. Поэтому хозяином она сама выбрала Борю, ну а что, удобно, ночевал он все равно в тех же гаражах, а вдвоем веселее.


И вот, значит, однажды вечером после работы он принес домой Бу, завернутую в его рабочий свитер. Чуть не плача, сказал Лёхе, что Бу, кажется, пару дней назад заболела: скулит, трясется, время от времени ее скручивают судороги, а вся шерсть сзади почему-то слиплась. Лёха на Борю наорала, обозвала тупым придурком: только идиот мог не догадаться, что у собаки схватки. Вторые сутки! У нее уж и глаза закатывались, и скулить уже она не могла. Боря немедленно впал в шок, схватился за голову и стал метаться по кругу, роняя стулья: не знал, что делать. Лёха его выматерила и пнула под зад, чтоб под ногами не мешался, а собаку схватила и побежала пешком в ближайшую ветеринарку через три остановки от общаги, а Боря и Славик бежали за ней, не поспевая. Пока они добежали, собаку уж распотрошили без очереди, а злая Лёха курила снаружи. За срочное собачье кесарево с удалением разорванной матки Лёха отдала последние деньги и ещё осталась должна, но Боря потом рассчитался, конечно. А из Бу веретинарша достала огромного кудрявого как каракуль щена, размером с саму Бу. Как он в ней поместился, никто так и не понял, и как выжил - тоже. Лежала потом Бу не вставая ещё месяц у них дома, под столом, слабая и плоская, и Боря сам обрабатывал ее швы, из пипетки поил бульоном, и даже ставил уколы антибиотиков, правда, зажмурившись: боялся шприцев.


А Лёха, никому не доверяя это дело, выкормила щена. Жалко если подохнет, а так будет игрушка Славику, поясняла она всем. Только для простой игрушки было многовато забот. Поила она щена обычным магазинным молоком, сначала из шприца, потом из детской бутылочки, но каждые 2-3 часа. По ночам тоже вставала, матерясь. На работе взяла отпуск, чуть не уволилась: не отпускали. Славик ей помогал, а за Бу ухаживал только Боря: на всех остальных она рычала, даже на щена, как только стала приходить в себя. Боря ей словами долго и терпеливо объяснял, что рычать нельзя, свои, свои. Бу в ответ на его уговоры шевелила ушами и хвостом, не поднимая головы, но каждый раз, как мимо проходила Лёха или Славик, снова начинала тихонько рокотать. Побритая до самой шеи, в зеленке, со швом во все брюхо, размером ненамного больше кошки, она была жалкая и совсем не страшная, и Лёха неуважительно над ее рычанием хохотала, а Бу даже слегка клацала зубами от ярости, что не может встать с подстилки и показать, кто тут в доме хозяйка. Ну, потом постепенно начала вставать, конечно. Но субординацию соблюдала: рычать начинала только тогда, когда Боря и Лёха обнимались, и Лёха на ее рычание снова хохотала.


А щен вырос размером с тумбочку, квадратный, плотно-курчавый, с коротким широким туловом, с белыми яркими клыками в черной бороде и усах. Втрое больше мамаши, которую очень уважал и боялся: от ее малейшего рыка поджимал хвост и прятался под стол или стул, сдвигая их с места своей широкой спиной и крутыми боками. Какие породы смешались в щене, никто не смог определить, а назвали его Абреком за черную шерсть и густую длинную бороду. Свирепости в нем не было ни грамма, зато было море щенячьей дури и веселья, но народ на улицах почему-то его опасался, хотя бояться как раз надо было маленькую улыбчивую Бу: свои-то уже знали, что она не улыбается, а молча скалит зубы перед тем, как кинуться, если ей хотя бы на секунду покажется, что ее обожаемый хозяин в опасности. Или его самка с детёнышем, которых она тоже остервенело охраняла от всего света, решив, что именно в этом заключается высший смысл её существования после возврашения с того света.


***


Еще были разные истории. Однажды Славик сильно заболел. Температура поднялась за сорок: грипп. Больничка была переполнена, да и боялась ее Лёха больше морга: лежала в детстве несколько раз, и это был ад. Фельдшерица с участка дошла до них только вечером, поставила тройчатку, ушла, наказав купить какое-то новое, очень дорогое противовирусное. Пока то да сё, температура снова поползла вверх, а все аптеки в нашем районе уже закрылись, и круглосуточная у нас была только на другом конце города. Машина Борина, каблук, уже сдохла к тому времени, другой они еще не купили, поэтому в тот район он поехал на предпоследнем троллейбусе, а обратно на последний уже не успевал: он отходил от конечной в 23-30, а была уже почти полночь. Лекарство в аптеке нашлось, слава богу, но уже на кассе Боря понял, что за него придется выложить все до копейки, и на такси до дома денег ему уже не останется. Все равно купил, ну а как еще-то. И потом почти четыре часа шел пешком до дома, через промзону, потом через лес, то и дело голосуя (никто не остановился, машин вообще у нас ночью мало, да и я бы не стала его подбирать, такая недобрая у Бори внешность). Пришел домой под утро, лекарство зато принес в целости. Убедился, что Славке после приема лекарства стало чуточку лучше, и только тогда свалился без задних ног. Ну а утром снова на работу. А как еще-то. Работу он никогда не прогуливал, ни разу в жизни.


***


Много написала про Борю, надо и про Лёху тоже.


Она долго-долго никого не любила, кроме Славика. Даже Борю она только терпела, что ли. Ругала постоянно. Обзывалась, могла ударить, потом молча злилась и на него, и на себя. А он всегда смотрел на нее, как на богиню, и только улыбался и закрывался от нее руками, а она могла и стулом его приложить сгоряча. Страшно злилась, когда он тупил, а тупил он очень часто. Отпихивала, когда на людях лез с нежностями. Психовала, когда знакомые пользовались его простотой, вытрясая из него помощь и деньги, и ходила ругаться к начальнику цеха в гаражах, когда его дурили с зарплатой. Лёха была огонь! Не боялась никого и ничего в жизни, пока однажды Боря не обгорел: в цехе начался пожар, и этот придурок вместо того, чтоб бежать и вызывать пожарных, начал вытаскивать из огня тяжелый дорогущий импортный станок, который только недавно хозяева цеха купили в кредит. Надорвался, обгорел, почти задохнулся, но станок вытащил, остальное все сгорело к херам.


Когда ей позвонили на работу, что Боря в реанимации, она сняла халат, фартук, шапочку, аккуратно сложила всё в шкафчик и ушла молча, никому ничего не сказав. Прорвалась в реанимацию, хотя туда обычно никого не пускали, но попробовали бы они не пустить Лёху! Там она час молча стояла и смотрела на Борю, просто смотрела и всё, не двигаясь, он весь в желтой марле, красный, опухший, борода обгорела, вообще вся шерсть на теле сгорела пятнами, а кое-где к коже приплавилась спецовка. Потом Борю увезли в Челябинск в ожоговое, и Лёха ездила туда каждые выходные вместе со Славиком, возила еду, питье, сидела у постели, материла тупого Борю, который вообще-то мог сгореть нахуй или задохнуться, и они со Славиком бы остались опять одни в целом мире. Материла и плакала впервые в своей взрослой жизни, когда он наконец начал сам пить из трубочки. Боря криво улыбался сквозь марлю и спрашивал, чего она ревет, а она отвечала, что теперь без бороды он станет уродливым, как горелая жаба, и она больше не сможет его любить, а он опять улыбался и спрашивал, а раньше-то, можно подумать, любила что ли, а она отвечала - оказывается да, только ты не зазнавайся, лысый горелый шашлык.


Боря, конечно, поправился, такого так просто не убьешь. Ему сделали несколько пересадок с его же ягодиц и бедер, которые в огне уцелели, и дальше у них была много лет семейная шутка про заплатки с Бориной задницы, которыми можно починить все что угодно в этой жизни. Борода снова отросла. И даже шрамов на нем осталось не так много, как боялась Лёха, и главное, все пальцы сохранили. Потом она ему предлагала шрамы закрыть татуировками, а он испуганно отказывался: страшно боится иголок.


***


Славик у них уже учится на четвертом курсе в Томске на какой-то совершенно бесполезной математической специальности. Боря раньше расстраивался, что Славик совсем на него не похож - неразговорчивый, тощий, в очках. А теперь страшно им гордится и всем желающим слушать подробно рассказывает, как прекрасно Славик закончил школу, как легко поступил черте куда и получает на бюджете с повышенной стипендией черте какую специальность, название которой Боря даже запомнить не может. Лёха ржет и говорит, что умом Славик точно не в них обоих пошел, Боря говорит - и отлично, вот ведь повезло пацану, и тоже ржет. Он просил Лёхе не рассказывать, когда мы случайно через знакомых узнали, как однажды он нашел Славкиного отца, Лёхиного бывшего мужа, долго тряс его за воротник и орал, чтобы он к Славику и близко не вздумал подходить, а тот болтался над землей и блеял, что он и не думал подходить, он вообще забыл про его существование, и знать не знает никакого Лёху и никакого Славика. А почему нельзя рассказывать-то, спрашивала я. Боря надолго задумался и наконец ответил: Лёха расстроится, наверное. А я так не люблю, когда она расстраивается.


Источник: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=6601089277...

Показать полностью
  •  
  • 2754
  •  

Прыжок сквозь радугу.

Не люблю быть один…


Ну что в этом хорошего? Вот, говорят, свобода, говорят, делай что хочешь… А если я ничего не хочу? Бегать? Играть? Не в том я возрасте. Вот раньше, бывало, да… А теперь… Спать? Я и так сплю сколько влезет. А зачем мне такая свобода, когда дома один? А один – значит никому не нужен. И слова доброго никто тебе не скажет. И не пожалеет никто.


И лабрадоров не люблю. Не знаю почему, но не люблю. Неправильные они какие-то. Гладкие. Вот всей породой своей говорят: «Погладь меня, видишь, какой я гладкий!» Тьфу!


А меня сложно гладить. Только по голове. А по спине – сложно. Потому что волосы на спине у меня растут в другую сторону. Вот все остальные растут правильно, а на спине – в другую. Как раз по позвоночнику. В зеркало смотришь, что у тебя стрела такая на спине, не как у всех. Правда, надо здорово извернуться, чтобы в зеркало её увидеть. Зато, когда я по улице иду, все сучки на меня засматриваются.


Лена говорит, что мы – риджбеки. Нас в Африке придумали. Охотиться на львов и охранять негров. Или наоборот. Я не знаю, кто такие негры. И кто такие львы – тоже не знаю. Но если кто-то из них похож на лабрадоров, то я хочу в Африку!

А ещё Лена говорит, что у меня лицо как у обиженного ребёнка. Не люблю слово «морда». И лицо у меня нормальное! У нас недавно маленький появился, Данька, так я всё ждал, когда он обидится: интересно же, какое у ребёнка тогда лицо. А он заплакал. И тогда я ему принёс свой мячик. Почти новый. Я ему даже сказал: «Играй, Дань! Только не плачь!» А Лена с Ирой на меня заругались, что бы я не гавкал на ребёнка.


Ира – это дочь Лены, Данькина мама. Она, правда, не так давно уехала, говорят, к кобелю какому-то. Ну а что? Она молодая, свободная. Вот интересно: почему некоторых людских женщин так и хочется назвать сучками? А других – хозяйкой? Лена – хозяйка. А Ира… Ира иногда приезжает к Даньке. Я понюхал – кобелём от неё не пахнет, только мужчиной каким-то.


А ещё у нас есть бабушка. И Игорь. Бабушка старенькая-старенькая. Но когда она суп варит, мне всегда самую вкусную косточку даёт. А вчера мясо положила на стол остывать и забыла. Вкусное было мясо. А гулять со мной она давно уже не гуляет – старенькая она, и слабенькая. Да я и сам гулять могу. А Игорь у нас появился чуть раньше Даньки. Когда он пришёл в первый раз, я его облаял по-взрослому. Ну не люблю я чужих в моём доме, да и пусть знают, что я свой корм не зря ем!


А потом мы три часа в лесу гуляли – я, Лена и Игорь. Он, наверное, думал, что мы с Леной устанем, домой попросимся. А на самом деле это мы к нему присматривались – как он, выдержит ли? Да и туалет у меня возле каждого куста. А у него – нет. Выдержал. А потом ещё к нам приехал. И ещё раз. И я даже ему как щенок обрадовался. Станцевал танец риджа, это когда наизнанку пытаешься вывернуться, все ботинки ему хвостом обстучал и даже лизнул пару раз в морду. Ну,.. в лицо. Лена, ещё, помню, удивилась: «Хотя бы тявкнул два раза для приличия, что ли!» Я Игорю так и сказал, очень вежливо: «Тяф-тяф». А потом повернулся к Лене, плечами пожал, типа, хозяйка, я твою просьбу выполнил, так что извини, и опять ридж танцевать. Игорь теперь мой хозяин.


Только сейчас ни Лены, ни его дома нет. Они на работе. Лена в какой-то город ездит, а Игорю до работы две лапы – он в лесу работает, лесником. И дом наш рядом с лесом стоит. Как-то летом я ходил с Игорем к нему на работу. Весь день в лесу! И ягоды чёрные мы ели, и зайцев гоняли, и под какой-то елью от дождя прятались. И даже радугу видели. А радуга – она такая…. Здорово! Если б не два мужика, с которыми мы поругались, всё было бы хорошо. Пришлось на них даже порычать. Они ещё красным петухом грозились. У нас есть во дворе петух, но он не красный. Мы с ним мирно живём – я его не замечаю, он меня.


А осенью я в лес не хожу. У меня волосы короткие, и я мёрзну. Как-то Лена привезла мне из города костюм. Так я в нём как сучка какая-то крашеная. Как только его достают, я убегаю и прячусь. Поэтому осенью я живу в доме. И зимой. И весной.

А сейчас Лена на работе. И Игорь тоже. Бабушка утром печку истопила и спит. И Данька тоже спит.


Не люблю быть один… Да ещё запах дыма какой-то…

Господи собачий наш! Откуда здесь дым? Надо у бабушки спросить. «Бабушка! Бабушка! Проснись!» Молчит. И спит как-то тихо, даже дыхания не слышно. «Бабушка! Бабушка!!!» Одеяло! Надо одеяло стащить! Игорь всегда просыпается, если без одеяла остаётся. Стащил. Всё рано спит. «Бабушка!» А дыма всё больше! Фу, как дышать противно! Фу! «Бабушка, бабушка! Слышишь, Данька заплакал?» Бегом к Даньке. Вот он, сидит в кроватке в своей пижамке.


«Подожди, Дань, не плачь! Я сейчас всё узнаю и приду». А дыма всё больше. И дверь на крючок закрыта. Что делать? «Бабушка!» Как лежала, так и лежит, даже без одеяла. И Данька плачет. Хорошо, что Игорь у его кроватки спинку с одной стороны пониже сделал. «Не плачь, не плачь, мой маленький! Сейчас я тебя достану!» Таак, осторожненько, за пижамку. Ну помогай, помогай, обними меня. И не бойся. Не уронить бы. А то Лена ругать меня будет. Ох! Всё-таки немножко стукнулись. Ничего, ничего, до свадьбы заживёт. Тебе жарко? И мне тоже. А это что там трещит? Таак, осторожно. Какой же ты, Дань, тяжёлый! На диван! Теперь на стол! Поближе к окну. Полежи пока здесь. «Не плачь, маленький, Я сейчас». Эх, места мало, не разбежаться!


Прыжок!

Окно взрывается радугой. Оказывается, прыгать сквозь радугу очень больно. Кровь! Какая она солёная! И огонь… Сколько огня кругом! А Данька плачет. Прыжок обратно! Опять радуга! Опять больно. Так, маленький, держись. Не поранить бы тебя! Стёкла вроде не торчат. Держись!!!


Прыжок! Опять чуть стукнулись. Ты прости меня, Дань. Ещё чуть-чуть. Подальше отсюда. Вот и люди бегут. Кричат что-то. Где вы раньше были? «Возьмите Даньку! Это не его кровь! Это моя! Пустите! Да пустите же! Там бабушка осталась! Её разбудить надо!» Где это окно? Вот оно! «Бабушка!!!»

И – прыжок!


Последний прыжок сквозь радугу.


У радуги семь цветов. Семь. Но самый жаркий – это красный.


© Олег Евгеньевич .

Показать полностью
  •  
  • 245
  •  

«Родня»

— Дорогой, ты скоро? Я приготовила романтический ужин. Сейчас уложу детей, и буду накрывать на стол, — произнесла Светлана.

— Уже бегу! — крикнул в трубку Костя. — Зайду в магазин, возьму бутылочку красного вина.

— Отлично! Жду! — улыбнулась молодая женщина.


Света считала свой брак идеальным. Они с Костей очень любили друг друга, воспитывали дочь с сыном, приобрели уютную квартиру, и автомобиль. Что еще нужно было для счастья?


Супруги кушали запеченную утку, пили вино, и смотрели романтическую мелодраму. Неожиданно, семейную идиллию прервал телефонный звонок.

— Не бери трубку, — попросила Света, как будто чувствовала надвигающийся ураган.

— Как скажешь! — подмигнул мужчина, обняв покрепче жену.

Но телефонная трель не останавливалась. Кто-то настойчиво звонил каждые две минуты.

— Возьму. Может, что-то стряслось..., — решил Константин. — Да, слушаю! — крикнул в трубку. — Здравствуй, Лена. Да. Дома. Хорошо...


Костя положил трубку, и виновато опустил глаза.

— Лена завтра приедет, — сообщил он. — Они едут с семьей на море, а путевка только через четыре дня. Хотят по дороге к нам заехать. Погостить...

— Супер! — сердито бросила Света. Из-за твоей сестрицы, мы должны отменить все планы. Ты забыл, что собрались к морю на два дня с палатками? Что теперь Литвиновым скажем? Сами не поедем, и друзей подвели!

— А что я мог сделать? — пытался оправдаться мужчина. — Ты же знаешь Ленку, она ведь не спрашивает разрешение, а ставит перед фактом.


— И вообще, твою родню не смущает, где мы поместимся в девятерых, в двух комнатах? — злилась Света.


Такая ситуация продолжалась каждый год. Дело в том, что они жили в часе езды от моря, и во время отпусков, кто-то из родственников обязательно заезжал к ним на кофе, на обед или просто передохнуть с дороги. С наступлением лета эти визиты доводили до белого каления. Особенно отличалась Лена со своими невоспитанными, тремя детьми. Женщина была насколько наглой, что могла неделями сидеть в доме брата, без всякого зазрения совести.

— Пойду, мясо достану из морозилки, — буркнула Света. Гости хоть и незваные, но кормить их все равно нужно.


Рано утром настойчиво пиликал домофон.

— Кто-то звонит, — зевнула Света. — Может, приехали уже?

— Наверно, ошиблись просто. Сейчас только восемь утра, а Лена обещала после обеда приехать

.

Костя нехотя выбрался из теплой кровати, и побрел в прихожую.

— Они..., — произнес через пару минут отрешенным голосом.

Через мгновенье, в квартиру ворвалась жизнерадостная родня. Дети бесцеремонно побежали в детскую, даже не думая разуваться. Лена вошла в комнату, и плюхнулась в кресло.

— Фух! Устали, пока к вам добрались! А вы еще в пижамах? — удивилась женщина.

— Вы же обещали после обеда приехать, — напомнил Костя.

— Так получилось! Дети проснулись в четыре утра, вот мы и решили выехать пораньше, — объяснила Лена. — Ничего, зато будет больше времени, чтобы пообщаться с вами.

— Кофе будете? — вежливо предложила Света.

— Нет. Мы уже пили в дороге. Мы бы с удовольствием съели бы чего-нибудь. А то так торопились, что даже не успели позавтракать, — произнесла Лена, включая пультом телевизор.


«Интересно, и куда же вы так торопились» ? — чуть не вырвалось у Лены. Но промолчав, женщина побрела на кухню, готовить завтрак и обед.


— Здравствуйте, тетя Чивета! — крикнул старший сын Елены и Димы. Малец вылез в сандаликах на кроватку Анечки, и прыгал со всей прытью.

— Здравствуй! Во первых, меня зовут Света. А во вторых, сними обувь и не прыгай на кровати, — сделала замечание Светлана.

— Чивета! Чивета! — смеялся семилетний мальчуган, кривляя хозяйку дома.

— Игорь! Прекрати обзывать тетю Свету! — сделал замечание Дима, отец веселой семейки.


— Это же детки! Не обращай внимания! — смеялась в кресле Лена, жуя чипсы.

Перепуганная Анечка стояла возле кровати, не понимая, что происходит в ее комнате. Игорь прыгал на кровати, а младшенькие гостьи, Яна и Жанна, потрошили куклы девочки.

— К нам гости приехали, — виновато улыбнулась дочери, Светлана. Может, почитай им книжечку...


После завтрака, гости снова разбежались по комнатам, а Света принялась готовить обед и перемывать гору посуды. Она так устала за это утро, будто разгрузила товарный вагон.

— Света, ты такой классный кофе готовишь. Я бы с удовольствием выпила еще чашечку, — крикнула Лена с комнаты.


Внезапно из детской послышался крик и грохот. Бросив кастрюли, Света помчалась в комнату. Игорь стоял посреди комнаты с коробкой Жениных моделей самолетиков, и разбрасывал их, наблюдая, как они падают на пол и разлетаются на мелкие детальки.


— Мама, я их полгода собирал и клеил! — заплакал в отчаянии Женя.

— Сынок, не плачь! Мы все починим, — пыталась успокоить сына.

— Подумаешь! Ничего страшного! — поднялась наконец-то с кресла Лена. — Игорек у тебя в гостях, вот и принимай его, как подобает хозяину!

— Лена! Может вы займете чем-то своих детей?! — вспылила Светлана.

— Так они хорошо играют! И вообще, Дима спит, я сериал смотрю, дети играют, чем мы тебе мешаем? Как всегда, всем не довольна! — фыркнула гостья.


Света вошла в свою комнату, и схватилась за сердце. От увиденного, у хозяйки дома пропал дар речи... Яна и Жанна вооружившись фломастерами, разрисовывали все, что видели на своем пути. Яночка рисовала большое черное солнце на новом диване, обитом дорогим бежевым гобеленом, а Жанна, разрисовывала обои разнообразными зверюшками...


В ту же секунду из детской послышался грохот. Забежав туда, женщина увидела, как Игорек долбит молотком дубовый паркет.

— Игорь! Ну-ка прекрати! — крикнула Света, отбирая у сорванца молоток. — Немедленно прекратите разрушать нашу квартиру! — закричала так, что задрожали стены.

— Нужно было спрятать молоток и фломастеры! Ты же знала, что у нас дети, — невозмутимо произнесла Лена, плюя семечки прямо на ковер.


Из магазина пришел Костя. Увидев, что творится в квартире, мужчина побелел от злости. Он не хотел ссорится с родней, попытался как-то сгладить ситуацию.

— А давайте поедем на море. Покупаемся, позагораем! — предложил он.

— Я, за! — обрадовалась Света.

— Да ты что! Мы две недели будем на море! Тем более, сейчас будет мой сериал, — возразила Лена, садясь в свое любимое кресло.

— Ладно. Дети, давайте поиграем в игру. Объясняю правила: все садятся в ряд, друг за дружкой, первый говорит о том, что он любит больше всего, а второй, исполняет его желание. Например: я люблю яблоки, Игорь приносит мне яблоко, и говорит свое желание.


Дети охотно согласились, и расселись на полу друг за дружкой.

— Я люблю шоколадные конфеты, — произнес Игорек.

Сидящий за ним Женя, послушно встал, и побрел на кухню за конфетами. Сев на место, Женя упорно молчал.

— Сынок, теперь твоя очередь. Говори, что ты любишь, — улыбнулся Костя.

— Я люблю..., — Женька замолчал.

— Ну же, смелее! — хихикнула Лена. — Не можешь двух слов связать! Чему только тебя родители учат?

— Я люблю, когда уходят гости! — громко выпалил Женя, смотря тетке в глаза.


— Невоспитанный мальчишка! Как ты смеешь так с тетей говорить! Весь в свою мамашу! — задохнулась от негодования Лена.

— Прекратите! Если хотите погостить у нас, ведите себя прилично! — вспылил Костя. — Я не позволю обижать свою семью! Лена, иди помогай Светлане с обедом, и приберись после себя и детей. А мы с детьми идем в парк!


Остальные три дня прошли более-менее спокойно. Косте пришлось взять отгулы, и водить детей на улицу, чтобы не громили квартиру. Наконец-то настал долгожданный день отъезда родни.

— Посмотрим, может заедем к вам на обратном пути, — пообещала Лена.

— Нет! Нас дома не будет! — быстро соврал Костя.

— Нас на свадьбу пригласили, в другой город, — добавила Света.

— Жаль! — произнесла Лена. — Но ничего, увидимся в следующей году!


Машина с гостями скрылась за поворотом. Света обняла Костю, и вздохнула с облегчением.

— Пойдем, будем наводить порядки. Нужно переклеить обои в комнате, поменять паркет в детской, вот с диваном сложнее, придется перебивать оббивку...

— Ничего, справимся. Обещаю, что больше их не будет в нашем доме.

— Хочется верить, — грустно улыбнулась женщина.


© Милана Лебедьева .

Показать полностью
  •  
  • 259
  •  

Кто сильнее нуждается в спасении.

— Прекрасная Принцесса! — прокричал Рыцарь, подняв забрало. — Я пришёл тебя спасти!


— Какое счастье! — в окне башни показалось счастливое девичье личико. — Я так рада!


— Погоди, подруга, — в окне второй башни показалось другое девичье личико. — Он ещё не уточнил, кого пришёл спасать. Не радуйся раньше времени.


— Меня, разумеется! — засмеялась первая Принцесса. — Я раньше здесь появилась, значит, я первая в очереди на спасение.


— На один день! — фыркнула вторая Принцесса. — Нет уж, пусть благородный Рыцарь делает правильный выбор и спасает сначала самую красивую.


Первая Принцесса звонко расхохоталась.


— И в этом случае это тоже буду я!


— У тебя проблемы со слухом, дорогая! Самую красивую, а не самую глупую.


— Я не глупая! — вспыхнула первая Принцесса. — Я обучалась грамоте и наукам, мой отец привозил самых умных людей со всех концов света для моего обучения! Теперь я словно прекрасный сосуд, доверху наполненный знаниями и мудростью умнейших!


— Горшок ты глиняный! — усмехнулась вторая Принцесса. — Да ещё и без дна. Сколько в тебя не лей, толку не будет.


— Я пожалуюсь отцу, и он отрубит тебе голову!


— Пусть лучше тебе отрубит, чего такую бесполезную тяжесть носить?


— Дамы! — воззвал Рыцарь, придя в себя. — Зачем же вы ругаетесь? Мне хватит сил, чтобы спасти вас обеих!


— Как пожелаете, благородный Рыцарь, — ослепительно улыбнулась первая Принцесса. — Только прошу вас спасти меня первой! Я страдаю в этих стенах дольше неё!


— На один день, — напомнила вторая Принцесса. — Тоже мне страдалица — лежать целый день на кровати, жрать булки да слёзы лить.


Первая Принцесса густо покраснела.


— Добрый Рыцарь, не слушайте эту завистницу, — пробормотала она. — Уверяю вас, я не кушаю мучного и не лью понапрасну слёзы, как крестьянская девица. Я терпелива.


— Вот и терпи, пока добрый Рыцарь будет меня спасать.


— Ни в коем случае! Прислушайтесь к своему сердцу, благородный Рыцарь, оно поможет вам сделать правильный выбор в пользу меня!


— Ах так? — возмутилась вторая Принцесса. — Уважаемый Рыцарь, не поймите меня неправильно, но, если вы освободите её первой, тогда мой отец отрубит вам голову!


Рыцарь поёжился.


— А если вы спасёте первой её, то мой отец отрубит вам голову, — заявила первая Принцесса. — Делайте выбор!


— Может, всё-таки, я спасу вас обеих разом? — севшим голосом предложил Рыцарь.


— Ни за что! — хором заявили Принцессы.


Рыцарь снял с головы шлем и тяжело вздохнул.


— Мои вещи уже готовы, — напомнила о себе первая Принцесса. — Поторопитесь.


— А я вообще налегке, — подмигнула вторая Принцесса. — Прошу, поднимайтесь.


Принцессы, не видя друг друга, одновременно изобразили для Рыцаря плаху. Рыцарю стало нехорошо.


— Я в растерянности, — развёл руками он. — Я не знаю, как поступить. В любом случае я лишусь головы!


— Значит терять вам нечего, — улыбнулась вторая Принцесса, — а потому спасайте ту, кто сильнее нуждается в спасении.


— То есть меня! — воскликнула первая Принцесса.


— Кто сильнее нуждается в спасении, — пробормотал Рыцарь, переводя взгляд с одной башни на другую.


— Моя тонкая натура очень страдает! — первая Принцесса сделала печальное лицо. — Я не выдержу здесь и дня!


— Она на булках здесь ещё год продержится! — засмеялась вторая Принцесса. — Поднимайтесь в мою башню, помогите мне спуститься.


Рыцарь почесал затылок и тут же радостно хлопнул в ладоши.


— Ну конечно! — захохотал он. — Дракон! Ты там?


— Тут, — отозвался Дракон. — Забирай так, без сражений, я сдаюсь.


Рыцарь хихикнул и откашлялся.


— Прекрасный Дракон! Я решил спасти тебя!


Принцессы одновременно выпучили глаза. Дракон высунул наружу удивлённую морду.


— Неожиданно, — пробормотал он, — но отказываться не стану. Я вообще давно думал место жительства поменять, да всё как-то откладывал. Я с этими двумя и дня больше не выдержу. Съесть нельзя, сами уходить не хотят! Похитил на свою голову!


Дракон выбрался из замка и вместе с Рыцарем пошёл по полю в сторону леса. А Принцессы принялись спорить, чей же отец теперь должен отрубить голову несчастному Рыцарю. Автор - Роман Седов. https://zen.yandex.ru/skazka

Показать полностью
  •  
  • 846
  •  

Наташа

Наташа Наталья, Длиннопост, Скриншот, Истории
Наташа Наталья, Длиннопост, Скриншот, Истории
Показать полностью 2
  •  
  • 38
  •  

О южном гостеприимстве, или приключения северянина на юге.

в

Оговорюсь сразу, что дело происходило в Казахстане, лет 10 назад.
Родился и вырос я на Севере Казахстана, а именно в Костанайской области. Будучи ещё студентом, на третьем курсе устроился на работу в одной бюджетной организации в сфере защиты растений (преподавателю позвонил директор, спросил, есть ли выпускники, кто хочет к ним устроиться, а он меня порекомендовал). Работал с выпиской об успеваемости вместо диплома =). И не успел я защититься, как отправили меня в командировку, на юг Костанайской области - Торгай (маршрут пролегал через г. Аркалык, Амангельдинский и Жангельдинский районы). Сроком на три недели. Задача - мониторинг полей после обработки химикатами против саранчевых вредителей (итальянец и азиатка в основном).
Для тех, кто не в курсе языковой ситуации, северные казахи, или как нас называют, шалаказахи, совсем "обрусевшие" - говорим на русском языке, при этом многие, как и ваш покорный слуга, не говорят на родном языке, в то время как на юге области все говорят на казахском. А выехало нас три человека - более опытный коллега, и водитель (оба русские). Набрали продуктов с собой - пару ящиков пива и консервов. Серьёзно подготовились, в общем. Транспорт - таблетка, УАЗик.
О том, что эта поездка будет веселой, всё кричало буквально с самого начала. Ну, по порядку.

Пьяный водитель.
Водитель наш подготовился наиболее тщательно из нас троих - напился до непробудного состояния, и в назначенное время и на место сбора просто не явился. Позвонили директору - приехал на личном транспорте, загрузились, и поехали домой к водителю. Встретила нас его жена, сам шофер (валялся у входа домой) и собранная женой сумка. УАЗик повёл коллега (вроде, он только права получил тогда, а может, ещё и нет), а водителя и сумку загрузили сзади в таблетку. Дорога относительно долгая, очухался он примерное на середине дороги, часа через 3-4, полез за руль и чуть не уехал в кювет.

Пост-апокалиптический Аркалык.
Очень сильно меня впечатлил г. Аркалык. В то время, более половины, если не 2/3, данного города представляли собой руины былого величия. Можно было спокойно снимать фильмы на соответствующую тематику. Однако, как говорит @Velziwolf, сейчас данные исторические достопримечательности снесли. Ссылка на его пост со старыми фотографиями развалин https://m.pikabu.ru/story/arkalyik_6632572. Помню, местные меня повели смотреть новый спорткомплекс. Как я понял, это было единственное новое здание а городе после развала СССР, поэтому его показывали всем приезжим. Меня же больше интересовали развалины, так как книги в жанре пост-апокалипсис были одними из самых любимых в моём детстве. Ощущаешь себя сталкером.

Волки и комары.
В самом Аркалыке мы не ночевали - выехали в поле, поставили палатку. Это было большой ошибкой, так как комары нас быстро заели, а ещё посреди ночи мы проснулись от волчьего воя, который раздавался всё ближе, и ближе. Пришлось перебираться в таблетку, и спать в неудобном положении. В итоге напугали нас волки, но съели комары.

Южное гостеприимство.
Ну и собственно, из-за чего и начал писать данный пост. Здесь https://m.pikabu.ru/story/beskunak_6637574 попросили в комментариях.
Приехали мы в Жангельды, и когда встал вопрос ночёвки, местный сотрудник нарисовал мне схему поселка, указал на нём дом своей бабушки, и предложил переночевать у нее, пообещав, что предупредит её о моём визите. Дом я нашёл легко, постучался, открыла бабушка лет за 80, с таким же дедушкой. Усадили за стол, накормили, напоили. Пораспрашивали немного, насколько это возможно, когда они почти не говорят на русском, а я - на казахском, да спать уложили. На следующее утро в филиале нашей организации меня встретил тот самый сотрудник, который поинтересовался, почему я не пришёл ночевать к его бабушке. То есть я, с моим талантом ориентировки на местности, тупо свернул не в ту сторону и постучался вообще к другим людям. Вот такие южане гостеприимные, наши северные бы послали подальше =).

Показ мод.
Видимо, не так часто в посёлок приезжали новые лица, так как перед мной с коллегой устроили настоящий показ мод - девушки самого разного возраста постоянно курсировали вокруг нас, хихикая между собой, и постоянно переодевались, показывая своей гардероб. Мы даже считали, кто сколько раз переоделся - лидером оказалась девушка из соседнего дома, которая за полтора часа прошла мимо нас 10 раз в разных одеждах.

Рыба. ОЧЕНЬ МНОГО РЫБЫ.
За время этой командировки я наелся рыбы на всю жизнь. Уже лет 10 прошло, до сих пор не переношу запах рыбы, и не могу ее есть практически в любом виде.
Мы ловили её сами в местных озерах, нас угощали ею местные жители. Именно на юге я попробовал рыбный бешбармак, который мне показался не вкусным (некоторым нравится). Мы ели рыбу на завтрак, обед и ужин. В основном это был сазан.

Степной пожар.
Непосредственно целью поездки был мониторинг работы подрядчиков по обработке кулиг саранчи ядами. Так, мы выехали на поле, где работы проводили за три дня до этого, и нашли прекрасно чувствующие себя кулиги, мигрирующие по полям как ни в чем не бывало, их даже не "кумарило" (как это обычно бывает после потравки). А значит, их либо не травили вообще, либо травили в гомеопатических концентрациях, хотя все акты выполненных работ имелись и были подписаны. Этой же ночью степь сгорела (Совпадение?_Не_думаю.jpeg), а мы выбрались оттуда чуть ли не на дисках. Впечатления незабываемые - запах гари, дым, багровый закат, мат водителя, жара, с двух сторон горит степь... Трудности добавляла саранча- если попадешь в кулигу на дороге, то, во первых, ничего не видно и не слышно, кроме саранчи, во вторых, ехать приходится как зимой на летней резине - слой саранчи под колёсами очень скользкий. Выбрались кое как, хоть и надышались дыма.

Поломка в степи.
Ломались в степи несколько раз, один раз при этом очень удачно застряли на два дня у одного живописного озера... Подозреваю, что поломки и не было никакой, но никто из нас не спорил по этому поводу. Питались той же рыбой из озера и запасами консервов. А когда за нами приехал трактор, машина чудесным образом завелась.

Миллионер из степи.
Посреди степи, где никто не живёт в радиусе 100 километров, стояли два домика, а одном жила семья из 7 человек, в другом - 9 рабочих. Разводили скот, вода из озера (хз насчёт питьевой), свет от генератора. Связи с внешним миром особо не поддерживали, ездили только закупаться и продавать мясо. При этом скота держали на не один десяток миллионов рублей. Напоили кумысом, от которого мы все уснули, в том числе и водитель за рулём. Хорошо, что степь ровная была на том участке.

Всем спасибо за терпение.

PS для подписчиков, кто подписался из-за моих постов по работе в лаборатории и всё ещё читает это, отпишитесь, интересен ли будет пост по работе с Qiime2 (анализ микробиома по 16S библиотеке).

Показать полностью
  •  
  • 446
  •  

Реддиторы, снимавшиеся для стоковых фото — о самых неожиданных местах, где они себя находили

Реддиторов спросили "Люди со стоковых фото, расскажите о самых неожиданных местах, где вы себя находили", они ответили и даже показали несколько, а r/етранслятор перевёл самые популярные и интересные ответы. Приятного чтения!

Реддиторы, снимавшиеся для стоковых фото — о самых неожиданных местах, где они себя находили Reddit, Askreddit, Перевод, Длиннопост, Стоковые картинки, Истории
Показать полностью 4
  •  
  • 3186
  •  

СУББОТНИК

По старой Советской традиции и многочисленным просьбам жителей решили организовать субботник. Закупили деревья, краску и пр. инвентарь. Оповестили через электронную почту, вацапом, устно, кто зашёл. В итоге, семей 20 отписались, что у них младенцы на руках, ещё человек пятнадцать, что они в отъезде. В день Х , захожу через главное КПП за полчаса до начала флешмоба и наблюдаю массовый выезд автомобилей из посёлка. В будний день я ещё поверю - все едут на работу. Но в субботу! Я такого шоу не видела никогда. В итоге из 1000 взрослых жителей вышло всего человек пятьдесят, это считая детей подростков.

Все хотим жить хорошо, но чужими руками.


(С) ТСЖ

  •  
  • 38
  •  

9 мая

Прочитал историю Паштета про отчима, и вспомнил один случай. Город Ангарск, 1996 год. Мы с другом идём по Социалистической. 9 мая. Вокруг шарики! Музыка! Ветераны заваленные гвоздиками! И что интересно - очень тепло, что не характерно для наших краёв. И навстречу нам идёт ветеран под руку с супругой. Белый китель, белая фуражка. Высокий такой, улыбается. Цветы уже девать некуда, а дети всё подбегают "с праздником Вас!". И на кителе медалей до самого ремня! 10 лет победы, 20 лет победы и т.д. Как металлист короче обвешан, из Макарова не пробьёшь. Мы с Женькой заворачиваем за угол к ларьку пивному. Там потише и без шариков. Да, были тогда ещё пивные ларьки, и кружки были стеклянные, а не как сейчас! И стоит у ларька мужичёк. К нам спиной, неказистый такой. Пиджачёк потёртый, кепочка. Я думаю чё ты стоишь прямо у ларька? Взял кружку - отойди к столику! Никого ведь нет. Ну и озвучил... Он поворачивается, а у него на пиджаке "за взятие Берлина" и три ордена. Один Первой степени, и два Второй. И никаких больше медалей. Мне так стыдно никогда больше в жизни не было.


(С) Антинео

  •  
  • 591
  •  

P.o.b.

в

Знаешь, я редко проверяю почтовый ящик. Может раз в месяц, может еще реже.

В среду утром я обнаружил в нем открытку. Марка. Штемпель. Обратного адреса нет. Из текста только одно слово - приезжай. Сначала я подумал, что почтальон ошибся, но увидев свой адрес, понял, ошибки быть не может. Открытка точно для меня. Положив ее в карман куртки, я вышел из дома.

Скажи, ты бы мог так просто взять, оставить все дела и отправиться на другой конец планеты?

Вот и я в тот момент подумал также.

Придя в офис, я прикрепил ее над монитором. Провел переговоры, налил кофе, ответил на звонок и сев в кресло снова посмотрел на открытку. В окружении темного леса и гор на меня смотрел великан. Казалось, куда бы я ни перевел взгляд, он все равно наблюдает.

Согласись, что весьма странно отправлять такую открытку с приглашением приехать в гости. Обычно для этих целей присылают залитые солнцем альпийские луга или милую деревеньку, на крайний случай можно прислать изображение уютной улочки или пикника на пляже. Но почему великан?

Первое, что мне пришло в голову - на почте не было других открыток.

Сколько человек ее передавало друг другу, чтобы она в итоге дошла до меня? Такой маленький прямоугольник бумаги, а ведь не потерялся.

Ты спрашиваешь, знаю ли я, кто ее отправил? Думаю, да.

Пару лет назад я летел в самолете, рядом сидела девушка. Мы познакомились. Когда получали багаж, я предложил довести ее до города, она сказала, что ее путь еще не окончен, и она летит дальше. Следующий рейс через два часа. Мы провели это время в кафе. Взяли кофе и, кажется, сэндвичи с красной рыбой. Хотя какое это имеет значение? Мы говорили обо всем. Так бывает, что встречаешь человека, говоришь с ним, а мир вокруг замирает, его, будто не существует.

Объявили регистрацию на рейс. Я проводил ее до стойки и обнял на прощание.

Вот так, всего за несколько часов, мы успели пересечь пару стран, познакомиться, выпить кофе и попрощаться.

Что я о ней знаю?

Ее зовут Элия. Она пишет детские сказки. И у нее много веснушек.

Что ещё? Точно, вспомнил! Она сказала, что потеряла наушники и я предложил ей свои. "Все равно я уже дома, а тебе еще лететь". А еще я написал свой адрес на обратной стороне билета и незаметно положил в ее рюкзак.

Зачем?

Спроси, что полегче. Порой мы делаем не совсем логичные поступки.

Почему я думаю, что открытка от нее?

Потому что мне бы этого хотелось.

Зачем она ее прислала?

Чтобы я приехал. Но если честно, я задам ей этот вопрос при встрече.

Как я ее найду?

По штемпелю. Сегодня же возьму билет в этот город. Сниму номер. Надеюсь, там есть отели с горячей водой. И буду действовать как в классическом детективе - попрошу на ресепшн телефонный справочник и начну обзванивать всех с таким именем. Да, шучу, конечно. Я просто загуглю ее имя. Думаю, этого будет достаточно, чтобы найти ее контакты и страницу на фейсбуке или в другой социальной сети.

Почему я сейчас так не сделаю?

Потому что не хочу лишать себя ощущения неизвестности.

А вдруг это не она?

Все может быть, тогда я устрою себе маленький отпуск и пойду в горы искать великана.

Показать полностью
  •  
  • 84
  •  

Отпуск.( Пошловато, мат).

У настоящих друзей не принято спрашивать «нахуя?» Потому, когда издалека позвонил друг Коля и предложил встретить кое-кого в аэропорту, я лишь спросил, как узнаю этого типа и куда его доставить, не дав на съеденье алчным погонщикам желтых стоковых мулов.

– Узнаешь... И будь с ней поласковей. – интригующе сказали мне.

– О! Дама. Хорошенькая? – игриво говорю я.

– Две недели назад, когда видел её последний раз, она была чертовски хороша собой. – говорит Коля. – Нефертити, жопа, тити, но понизь обороты до холостых, Сёма.

У Верочки всего-то лишь стыковочный рейс в твоем захолустье, поэтому покажи ей достопримечательности Шереметьево и посади на нужный рейс, а там я ее встречу.

Энтузиазм резко пропал. Кобылка была наскоком, и оседлана другим, что называется.

– А что, – говорю уныло, – барышня сама не может обозреть фонящий рентген на входе, стойла регистрации и фирменные тележки? Или ей нужен халявный тягач для чемодана? Извини, дружище, но…

– Верочка вывихнула ногу. – вкрадчиво говорит Коля. – Но другая конечность цела, и ты пожалеешь, если не увидишь это изящно складывающееся пополам великолепие.

Я несколько воспрял и поспешил туда, где взад - вперед шпиндиляют самолеты и смело пиздят багаж, а кружка пива ценой в трансатлантический перелет, если сойти над Срединно – Атлантическим хребтом и дальше хуярить кролем.


«Её лицо еще хранило следы былой красоты…» – пришло в голову при появлении Верочки. Немедля, как схлынула толпа прилетевших, мою подопечную крадучись выкатил сотрудник аэропорта.

Чтоб не пугать встречающих и потенциальных пассажиров в одном лице. Ибо Верочка словно выпала из ТУ - 154 и угодила в штакетник.

Чаще, с курортов Африки приезжают веселыми, загорелыми, готовыми для новых свершений… Верочку же, словно, пытались мумифицировать. В Египте питают слабость к этой процедуре, замедляющей старение. Но, секреты мастерства безвозвратно проёбаны…

У Верочки была небрежно загипсована нога, движения головы курировал шейный корсет, левое запястье в бинтах, правая, согнутая рука примотана к лангету и торчит перед грудью в духе «Выпьем за здоровье не чокаясь!». Короче, – удручающее зрелище…

Очаровательно прихрамывающая красотка, потянувшая лапку на аэробике у бассейна, оказалась особой, угодившей под падение железного метеорита.

Я охуел и не сразу подобрал слова, подходящие столь неожиданному и грустному рандеву.

– Рад приветствовать Вас в нашем городе! Мы рады всем! – сказал я и возложил цветы. Бедняжке на колени.

Она приветливо пошевелила пальцами, а провожатый передал мне органы управления коляской. Я замешкался, соображая, не двинуться ли в медпункт на перевязку?


– Куда? – переспрашиваю Верочку, решив, что ослышался.

– Трогай в бар. – повторяет она, избавляя меня от размышлений, как быть. Бар лучше, чем колесить по Шарику, провоцируя массовую сдачу авиабилетов, и я дал малый ход.

– Смело врубайте третью. – говорит она, нетерпеливо ерзая. – В горле пересохло.

В баре она заказала… крепкий коктейль. Я вооружил напиток соломинкой. Поить Верочку пришлось также мне – её пальцы лишь беспомощно топорщились.

Она требовательно вытянула губы, я элегантно вставил трубочку, и Вера без отрыва впитала половину бокала.

– Аа! – говорит с хрипотцой. И жадно допивает. Заказываю еще.

– И сто бурбона. – требует она и добавляет. – Что-то кости ломит. Кажется, просквозило у иллюминатора, ха-ха!

Похоже, повышенной жизнедеятельности Верочке было не занимать…

Плеснул в нее бурбон, – у путешественницы и глазки заблестели, как у той лягушки, оседлавшей уток.


– Где были? – спрашиваю. Выходить с вопросом, что произошло, был бы верхом мещанства. И без того, гипсом жирно выложено – со мной случилось нечто неприятное, господа, но нехуй таращиться. Давайте о прекрасном.

– Где были?

– В Египте.

– И как пирамиды?

Она красноречиво пошевелила пальцами – охуенные пирамиды, мол. Сам не видишь?..

– А саркофаги?

Она так взглянула, что я понял – и саркофаги пиздатые…

Сижу бля, соображаю, что еще сказать, как она сама: – Очень небезопасная страна этот Египет. – говорит, обиженно поджав губки.

Это она метко...

Бедняжке, видимо, требуется выговориться, решил я. Ступила на родную землю, выпила стопочку – известное дело…

– Да что вы? – говорю с интересом.

– Да-да. Не советую. Недавно одну пару в море забыли. Съели акулы. По этим египетским бля мотивам сняли кино. Рекомендую.

– Ц-ц!..

– Да, – продолжает она. – Верблюды здоровы лягаться, а в отеле легко отравиться насмерть. Особенно салатами… Прогулки по Нилу и дискотекам с паленым бухлом опасны, – крокодилы и молодые египтяне не дремлют…

– Экскурсии по пустыне на квадроциклах, нередко заканчиваются трагически.– делится опытом Вера. – Техники безопасности никакой. Группа туристов упала с пирамиды Хеопса…

Постой, думаю, так тебя верблюд, оливье или пирамиды так подвели?..


А она кроет Египет, как Моше Даян и артиллерия не крыли во время Шестидневной заварушки. И я её понимаю. Через полтора часа открылась регистрация на её рейс, но не открылась тайна, – что же случилось с Верой на коварной земле фараонов?..

Попрощались тепло. Очень жалел её, но женщина держалась молодцом.

Звоню Коле: – Отправил, встречай. Кстати, а что с нашей девочкой таки стряслось?

А он и говорит: – Отмечали в клубе предпредпредпоследний день отпуска, она с танцевального шеста навернулась. Шейный позвонок треснул.

– Хуйня какая-то... – говорю. – Или это шест для прыжков в высоту… Она ж вся искорежена, бедняжка…

– Эта уже после клуба. – говорит Коля. – С балкона в бассейн хотела нырнуть – её номер с выходом прямо в бассейн.

– И?

– А гуляли в другом номере…


А. Болдырев.

Показать полностью
  •  
  • 1416
  •  

Крышка.

Погода в этот вечер была замечательная, и Сергей Иванович после работы отпустил водителя и решил пройтись домой пешочком. Снег мягко падал крупными хлопьями и покрывал все вокруг пушистой белой пелериной. Особенно завораживающе смотрелись снежинки, ведущие свой неспешный хоровод в ярком свете фонарей. Жаль, что горели они не все, а где-то через один.


«Я же еще на прошлой неделе издал приказ о замене всех перегоревших ламп. И где они? Надо завтра провести совещание по этому вопросу», - еще успел подумать Сергей Иванович, и стремительно провалился в какую-то пропасть.


Очнулся он от боли в боку, в полной темноте. Хотя нет – над головой, примерно на двухметровой высоте светилось круглое отверстие, и через него на Сергея Ивановича также грациозно и безмятежно продолжали падать снежинки.


«Я в колодце теплотрассы, - сообразил Сергей Иванович. Его догадку подтвердило обволакивающее удушливое тепло, идущее откуда-то из глубины подземелья, и убегающий над головой по стене вверх ряд влажно посверкивающих металлических скоб-ступеней.– Упал же я в него потому, что люк не был накрыт крышкой. А ведь только два дня назад мне поступил сводный отчет по городу, что крышки есть везде. Так, чей это район?».


Сергей Иванович, кряхтя от боли, достал из кармана пальто мобильник, стал нажимать на светящиеся кнопки.


- Слушаю вас, Сергей Иванович! – спустя минуту ответил ему густой баритон.


- Скажи-ка мне, Григорян, ты давно был на улице Зеленодольской? – недовольным голосом спросил Сергей Иванович.


- Ну, вчера, пожалуй…- неуверенно сказал Григорян. – Хотя нет, позавчера. А что такое, Сергей Иванович?


- Ты подписывал отчет о стопроцентном наличии крышек на люках сантехнических колодцев?


- Ну, подписывал, - почему-то тут же стушевался невидимый Григорян.


- Так вот, дорогой мой Армен Суренович, я со всей ответственностью заявляю, что рядом с остановкой «Аптека» крышки на колодце нет.


- Мамой клянусь, не может быть такого! – с жаром сказал Григорян. – Мне Петрученко докладывал, а ему Ибрагимов справку писал, что везде все крышками накрыто.


- Да? – вкрадчиво спросил Сергей Иванович. – А как ты думаешь, я откуда тебе звоню?


- Вы еще на работе? - предположил Григорян. – Ну и я еще до дому не доехал. Давайте я вызвоню Петрученко с Ибрагимовым, и мы быстренько соберемся у вас на совещании по поводу этой крышки. А завтра…


- Я не на работе! – сорвался на крик Сергей Иванович. – Но и не дома. Я сижу в колодце у остановки «Аптека». Я свалился в него, потому что здесь не было крышки! Так что быстренько разберитесь там без меня, кто отвечает за эту крышку и чтобы к утру доклад был у меня на столе. Ты меня понял, Армен Суренович?


- Вы в колодце? – с ужасом переспросил Григорян. – Так, может, сначала вас надо вытащить?


- Меня? – задумался Сергей Иванович. – Ну да, правильно. Давай собери срочно совещание по этому вопросу и об исполнении доложи не позднее чем через час. Вместе с вопросом о крышке? Понял? Жду!


И Сергей Иванович сунул трубку в карман.


- Ты чего тут шумишь, а? – внезапно услышал он чей-то сиплый голос и вздрогнул от неожиданности. – Спать, блин, не даешь!


В темноте колодца кто-то закашлял, зашуршал, и в круг света, падающего через люк с улицы, вполз некто – оборванный, лохматый, клочковато щетинистый.


- Ты кто? – спросил некто у Сергея Ивановича, дыша чудовищным перегаром. – Я тут хозяин, и я гостей сегодня не ждал. Погоди, погоди… Я, кажется, где-то тебя видел.


Хозяин колодца приблизился вплотную к Сергею Ивановичу и, часто моргая воспаленными глазами в узеньких щелочках опухших век, внимательно вгляделся в лицо непрошенного гостя. – Никак, ты глава нашего района? У тебя еще фамилия такая шкодная… Погоди, погоди, щас вспомню. Во, Шестипалых, кажись, да?


- Вы обознались, гражданин, - открестился на всякий случай от себя Шестипалых – мало ли что на уме у этого малосимпатичного бомжа.


- Да не надо «ля-ля!» – насмешливо прохрипел бомж. – Шестипалых ты, это точняк! Когда в городскую Думу шел, твоей рожей в городе все заборы были обклеены. Я тебя, перец, хорошо запомнил! Ну че, прошел в Думу-то?


- Прошел, - нехотя сознался Сергей Иванович.


- Молоток! – фамильярно похлопал его по плечу, обтянутым дорогим пальто из твида, колодезный жилец. – А ко мне каким ветром задуло? Я же не твой избиратель. Заблудился, что ли?


Бомж уставился на Сергея Ивановича с хитроватым прищуром.


- Да вот, нечаянно упал. Бок зашиб. - пожаловался Шестипалых. – Люка не было, а я, блин, не заметил. Украл, наверное, кто-то.


- Да не! – хохотнул бомж. – Это я его оставил открытым. Жарко чего-то сегодня, не по погоде сильно топят. Ты бы там сказал кому там …директору ТЭЦ, что-ли, пусть как-то увязывают свою температуру с уличной. А то вона как жгуг, дышать нечем!


- Так крышка на месте? – удивился Сергей Иванович.


- Ну да, - подтвердил бомж. – Я берегу ее. Это же, считай, дверь моя. А как без двери?


- Так вы… ты здесь живешь? – спросил Шестипалых, усаживаясь поудобнее и поглаживая бок с затухающей в нем болью.


- Ага! – словоохотливо подтвердил бомж, вынимая из кармана какой-то пузырек и свинчивая с него колпачок. – Хлебнешь?


- А что это у тебя?


- Нектар! – заржал бомж, широко ощеряя редкозубую черную пасть. – Настойка боярышника это. Лекарство голимое, если не злоупотреблять. Пей, не бойся, только на пользу пойдет.


- Не, давай лучше моего коньяку выпьем, - опасливо посмотрев на подозрительный пузырек, сказал Шестипалых. Запустив руку в грудной карман пальто, он вынул из него тускло блеснувшую плоскую металлическую фляжку, откинул колпачок и, гулко отпив несколько глотков, протянул посудину хозяину колодца:

- Допивай!


Бомж понимающе ухмыльнулся и, спрятав свой пузырек, принял теплую фляжку из холеной руки Сергея Ивановича в свою, почерневшую от грязи.


- Ну, будем! – выдохнул он в сторону и припал обветренными, потрескавшимися губами к емкости.


- Меня, кстати, Петрухой кличут, - отдышавшись, сказал бомж и протянул свою черную ладошку Шестипалых. – Будем знакомы.


Сергей Иванович отвел глаза в сторону, сделав вид, что не видит его грязной пятерни. Петруха обиженно засопел, все еще держа руку на весу. Положение спас зазвонивший в кармане пальто Шестипалых телефон.

Звонил Григорян с докладом.


- Погоди, Армен Суренович, - оборвал его Шестипалых. – Крышка на месте, просто рядом лежала, а я не заметил. Так что этот вопрос снимается. Ну, а из колодца я, пожалуй, сам вылезу. Мне тут помогут. Поможешь, Петруха?


- Какой это еще Петруха, Сергей Иванович? – озабоченно переспросил Григорян.


- Нормальный Петруха, - успокоил его Шестипалых, и бомж при этих словах расплылся в самодовольной улыбке. – Он и крышку на место вернет, и беречь ее будет, как зеницу ока. Ну, до завтра, Армен Суренович… Я же сказал: сам выберусь! Все, все!


И сунул трубку в карман.


- Так ты мне так и не сказал, как тебя зовут-то, любезный? - Взболтнув фляжку и убедившись, что в ней еще немного плещется коньяку, Петруха предварительно обтер горлышко рукавом и протянул фляжку Шестипалых. – Фамилию-то я твою с плакатов еще запомнил, а имя запамятовал.


На мгновение замешкавшись, Шестипалых все же взял фляжку и, запрокинув голову, вылил остатки коньяка себе в широко открытый рот, не прикасаясь к горлышку губами.


- Сергеем Ивановичем меня зовут, - наконец, сказал он, промокая губы платочком.


- Ага, Серега, значит! – покивал кудлатой головой Петруха. – Ну, держи пять, Серега!


И снова протянул свою корявую клешню гостю. На этот раз Шестипалых уже не стал раздумывать – хороший коньяк, как, впрочем, и плохая водка, как известно, имеет свойства снимать все преграды, – а с искренним дружелюбием пожал протянутую ему руку дружбу.


- Вот так-то лучше! – крякнул довольно Петруха и снова извлек на свет знакомый пузырек. – Ну че, Серега, за дружбу? По глоточку? Да не ссы ты! Я этих фанфуриков с боярышником немеряно оприходовал, и ниче! Живой, как видишь.


- Ай, ладно! – махнул рукой Шестипалых. – Попробовать разве что…

Он осторожно плеснул несколько капель из пузырька себе на язык, почмокал, зажмурился.


- Да, не Хеннесси, конечно, - немного подумав, сказал Шестипалых. – Но я думал, что будет хуже.


И он уже смело отпил полноценный глоток и потом захлопал себя по груди:

- Ух ты! Забористая, падла!


- А я че говорил? – обрадованно засмеялся Петруха. – Петруха плохого не посоветует!


Он забрал у Шестипалых свой пузырек, допил его содержимое, но не стал выкидывать, а аккуратно положил «фанфурик» в карман.


- Дома не гажу, - поймав одобрительный взгляд высокого гостя, объявил Петруха. – Потом на улице в урну выкину. Ну че, Серега, сгоняю-ка я в аптеку, у меня там кредит на боярышник открыт. Посидим, за жизнь побазарим. Ты мне расскажешь, как до жизни такой дошел, а я тебе - про свои перспективы…


- Нет, Петруха! – решительно сказал Сергей Иванович, с трудом вставая на ноги. – Позволь мне тебя угостить. Пойдем со мной в одну кафешку, тут недалеко. Вот там и потрещим за жизнь. Как, ты не против?


- А меня туда пустят? - тоже вставая на ноги, с сомнением спросил Петруха. – Прикид-то у меня того… не совсем. Да и видуха желает лучшего.


- Со мной пустят, - уверил его Шестипалых, одновременно берясь рукой за одну из верхних скоб и ставя ногу в блестящем сапоге на нижнюю. – Надо будет – нас там только двоих и обслужат. Ты давай, подстраховывай меня…


Выкарабкавшись наверх из колодца, эта странная пара, под изумленными взглядами редких прохожих, аккуратно накрыла люк крышкой и степенно направилась в сторону ближайшего кафе…


© Марат Валеев

Показать полностью
  •  
  • 316
  •  

Жертва обстоятельств.

Про то, что в доме номер пять по улице Кленов живет темный колдун(именно темный – так его называли), знали все, кто жил рядом. Дом колдуна был крепким, двухэтажным, темно-серым от низа до крыши. А вокруг – садик. Совсем маленький, но там хватило места и для трех вишен, и для нескольких кустов роз (половина желтых, половина бордовых, практически черных). И даже для раскидистого орешника, под которым росли кусты мяты и ирисы. Окружалось все забором, совсем недостойным своего гордого названия - разве что имени заборчик. Впрочем, колдуну не надо было защищать себя и свое имущество. Никто не смел забраться к нему в сад или тем более, в дом.


А еще иногда в сад колдуна залетали бабочки. Очень много разноцветных больших бабочек. Причем некоторые специалисты и не очень утверждали, что таких бабочек здесь вообще не может быть – не живут они здесь. И даже при миграции не появляются. И в правду – больше нигде в городе и не появлялись такие бабочки – крупные, в мужскую ладонь, с оранжевыми крыльями по которым шли черные полосы или крапинки.


Никто никогда не видел, как колдун работает в садике. Но все росло, цвело, а ветви деревьев в положенное время гнулись от тяжести плодов. А потом опять же, плоды исчезали. Хотя хозяина, который бы их собирал, тоже никто не видел. Впрочем, на то он и колдун ведь, чтобы не руками, а словами силы все творилось в его доме. И вообще, кому бы сдалась магия, с помощью которой даже нельзя деревья заставить расти без труда, да плоды сами собой собираться? Правильно, никому.


Все горожане знали, что колдун принимает людей – в конце концов нужно на что-то жить. Но делает это только вечером, когда опускаются уже совсем густые сумерки. Разумеется, всем окружающим было ясно, что ради хорошего дела к колдуну в сумерках, когда никто не видит, шмыгать не будут.


В общем, жил колдун уже так давно, что даже старожилы не помнили, когда тут жил кто-либо другой. Разумеется, те же старожилы рассказывали, что хозяин дома номер пять и несколько десятилетий назад выглядел как сейчас – невысоким жилистым мужчиной тридцати пяти примерно лет. Этому не удивлялись. Ибо…в общем, магия, которая не дает тебе возможность жить без особого количества морщин и прочих старческих радостей, тоже никому особо не нужна.

Сколько помнили себя жители города – колдун всегда жил один. Но однажды…


Никита разглядывал дверь, ища звонок. Ничего подобного не имелось. Он приготовился было уже стучать, как вдруг дверь открылась. На пороге стоял колдун. Одет он был в темно-коричневые брюки и светлый бежевый свитер из под которого выглядывал воротничок белейшей рубашки. Волосы гладко зачесаны назад и собраны в аккуратный хвост. Он вообще всегда выглядел аккуратным. Колдун уставился на Никиту. А мальчик вдруг вспомнил, что не знает, как зовут мужчину. Как-то не у кого было выспросить. Да и времени не было искать таких знающих. И теперь, когда колдун молча смотрел на Никиту, тот немного стушевался, не зная, что и сказать.


-Здравствуйте, - проговорил Никита, - я…мне очень нужно обратиться к Вам за помощью…Пожалуйста.

-Да? – недоверчиво усмехнувшись, спросил колдун


Никита отступил на шаг. Во взгляде необычных, казалось фиолетового цвета, глаз колдуна, был лед. Никита считал себя всегда смелым, но тут стушевался. И ведь сейчас именно этого нельзя было! Потому мальчик подобрался весь, внутренне, как струна. И выпалил одной фразой

-У меня сестра больна, не знаю что случилось. Просто у не поднялась температура и она в больнице. Мать ничего не говорит, но сестре плохо. Я чувствую – она умирает. Не знаю, бывает со мной такое, я привык уже доверять своим чувствам.


Закончив монолог, Никита словно сдулся, как проколотый мяч

-я не лекарь, - сказал колдун мрачно.

-Но неужели Вы не можете помочь?

-Нет. Уходи, - сказал колдун и захлопнул дверь.

Слезы подступали к горлу и Никита их не сдерживал. Поднявшись, он пошел прочь. Тут еще стоило только два шага пройти и пришлось отмахиваться от бабочек, который не понятно по какой причине, оставили цветы и стали роем кружиться вокруг парня, норовя то мазнуть крылышками по лицу, то вообще усесться на плечо.

-Стой, - послышался голос.

Никита обернулся. Дверь вновь была открыта и мужчина стоял в проходе, смотря на него.

-Иди сюда, - приказал он и скрылся в комнате.


Никита зашагал следом. Бабочки так и не оставили его. Только расселись на голове и плечах. Так все вместе они и прошли небольшой коридор, чтобы оказаться в светлой комнате. Совершенно не похожей на жилище колдуна. В смысле никаких атрибутов, которые бы указывали, что тут живет человек, занимающийся магией. Проследив за взглядом Никиты, колдун хмыкнул

-Большинство из этих самых атрибутов – просто декорация для публики.

-А меньшинство, - не удержался от вопроса Никита

-А меньшинство, - спокойно, словно не заметив доли ехидства в вопросе, сказал хозяин, - хранится закрытыми от любопытных глаз и достается только при необходимости. Итак, давай начнем. Смотри мне в глаза и ни в коем случае не отводи взгляд.

-Я…да

-И молчи.


Никита действительно постарался не отводить взгляд от тяжелого, пронизывающего словно холодная сталь шпаги, взгляда колдуна. Очень неприятен и тяжел был этот взгляд. Но вот, все закончилось

-Дурачье, - хмыкнул колдун.

-Вы…можете мне помочь?

Колдун протянул руку ладонью вверх и три бабочки слетели с плеча Никиты на нее. Мужчина осторожно закрыл их второй ладонью, а когда вновь отвел ее, то бабочек не было. Были странные цветы с попеременными полосами ярко и темно-оранжевого цвета.


-Это первая порция. Заваришь кипятком литр и отнесешь сестер, как чай. Холодный чай. Ведь не сложно достать бутылку из под липтона, который сестра любит, да?

Никита хотел что-то сказать, но колдун опередил его

-Отнесешь. Тебе позволят. И на вкус будет, как эта самая гадость и на цвет. Только ничего больше не добавляй. Через неделю придешь еще. Сестра твоя уже будет дома. Но нужно закончить лечение.


Никита осторожно взял цветы, но уходить не спешил.

-Не веришь? Боишься? – спросил колдун, - тогда зачем приходил?

-Нет, - Никита почему-то был уверен, что ничего опасного в цветах не имеется, - но я…так же нельзя. Бесплатно. Вот только заплатить мне нечем и..

-Хорошо, что сам об этом сказал, - впервые за все время взгляд колдуна потеплел, - любая работа должна быть оплачена. Как, чем, и насколько оплата будет соответствовать работе – это вопрос десятый. Но плата должна быть. Иначе для самого заказчика в работе смысла не будет. Но эта работа еще не сделана, так?

-А когда будет сделана? – спросил Никита

-Тогда сочтемся, - улыбнулся колдун

Никита кивнул. В любом случае у него не было другого выбора. Бережно неся цветы, он вышел из дома. Бабочки «отпустили» его только когда он миновал сад колдуна.


«»»»


Никита стоял на пороге дома дома номер пять по улице Кленов. Было немного страшно. Парень не знал, что колдун потребует от него. Хотя и догадывался. Или это была такая странная надежда, в которой сам себе не хотел признаваться?

Дверь приоткрылась и голос пригласил его войти. Никита вошел. Колдуна нигде не было видно. Лишь бабочки кружились, словно пытались что-то указать. Никита все понял и пошел за бабочками, которые привели его в темную комнату без окон, где горело несколько ламп. Комната была практически пустой, лишь стол, стул и небольшой шкаф с книгами. Колдун стоял около стола и чуть улыбался.

-Ты пришел платить?


Никита кивнул, не в силах что-то выговорить.

-Ну хорошо тогда. Помнишь уговор?

-Но у нас вроде не было

-Ты взял лекарство. И потом приходил за добавкой. Ничего не говоря. Значит – априори принял мои условия. Любые.

-Но я…

-Мне вернуть все обратно?

-А вы… - Никита удивленно посмотрел на колдуна. Потом вздохнул и сказал, - нет. Я готов даже если потребуется идти к Вам в ученики


Колдун вытаращил глаза и рассмеялся.

-Тебе, в ученики? Сам такую чушь придумал? Зачем мне ученик? К тому же – без способностей к магии? Ну и самомнение у тебя, надо сказать. Или сказок перечитал.

-Тогда…мне просто больше предложить нечего, - пробормотал Никита

-О, поверь, есть, - почти промурлыкал колдун. И тут же на Никиту бросились бабочки. Откуда их столько взялось? Парень отбивался, но насекомые окружили его плотным коконом. Теперь они уже не были так безобидны. Казалось, их крылья сделаны из стали. Они буквально сжимали тело Никиты, до боли в ребрах и легких, не давая дышать. Пока парень не услышал хруст собственных костей , а потом вспышка боли особо яркой погрузила его во тьму. Единственное, что он успел отметить – буквально за секунду до потери сознания – страшный, жуткий холод.


«»»»»»


_Да вставай уже. Належался.

Никита открыл глаза и увидел склонившееся над ним лицо колдуна. Парень быстро пришел в себя и сел, осматриваясь. Он лежал на кровати в просторной светлой комнате. Рядом с постелью стоял колдун в глазах которого было удивление. А сзади по всей комнате – на стенах, на мебели, на подоконнике – сидели оранжевые бабочки


-Что произошло? – спросил Никита

-Вещь странная, - пробормотал колдун, - ты жив, здоров, и не машешь крыльями. Хотя…

-Подождите. Я знаю. – Никита вдруг понял, что действительно знает, - эти бабочки. Это души.

-Верно. Они служат мне, каждая до тех пор, пока бы ее тело не умерло само если бы…

-Если бы его владелец не захотел получить помощи от Вас. – горько хмыкнул Никита

-Ну да. Жизнь за жизнь – это справедливо. А я – злой колдун, а не добрый волшебник. Правда, кстати, бывают исключения. Вот один оплатил свой долг раньше, создав лекарство для твоей сестры. И ушел свободно.

-Это мерзко, - поежился Никита

-Никогда не подменяй понятия, хотя бы для себя, - пожал плечами колдун, - тебе не мерзко сейчас, а страшно. Еще повторюсь повторюсь – я не добрый волшебник. Ну и– эти души на службе у меня получают такие знания, до которых им бы так просто – пешком несколько жизней. Хотя на последний пункт мне плевать, но раз уж к слову пришлось.

-А почему бабочки? – спросил Никита

-я думал, ты спросишь, почему ты не бабочка, - рассмеялся колдун

-Это Вы и так расскажете, если захотите

-А если не захочу? – прищурился колдун

-Тогда не расскажете, даже если спрошу

Мужчина улыбнулся

-По крайней мере ты умен. Уже хорошо

-Для кого?

-Для всех. Ты знаешь, что ты сначала попытался заморозить бабочек, физически, а потом и само время, ментально? Не такие уж редкие способности, но по отдельности. А вот чтобы вместе. Красивая комбинация, кстати. А почему бабочки – так нравятся они мне. Да и вроде забавно показалось. Бабочка – душа. Кстати они могут принимать и другой вид. Можешь из них собак сделать в свое время.


-Вы хотите взять меня в ученики?

- игнорировать такое указание, я не могу. Хотя и не особо хочу принимать в ученики кого-то. Но это пройдет. Просто привык быть один за долгое время. Ничего - привыкну быть и не один — не страшно.

-Но я тоже не хочу, - Никита посмотрел на бабочек. – так

-Могу предложить свернуть тебе шею.

-Что? А просто отпустить?

-позволь мне объяснить тебе пару вещей, - вздохнув, сказал колдун, - во-первых – эти вот, которые не смогли тебя скрутить, теперь твои слуги.

-Тогда я их отпускаю, - быстро сказал Никита


-Заткнись и слушай дальше, - огрызнулся колдун, - есть правила, которые не можем нарушать ни ты, ни я, ни они. Они обязаны служить до скончания их реальной жизни, которую они променяли на чудо. И изменение хозяина с меня на тебя ничего не значит. Во-вторых, ты теперь связан с ними. Это не просто слова, а энергии. И если ты сознательно не научишься силе, то эти милые жертвы просто съедят сначала тебя, а потом и тех, кто связан с тобой по крови. А потом и просто по чувствам

-Как это?

-Элементарно. Вы начнете бледнеть, слабеть, пока в один прекрасный день не сможете встать с постели. А потом вы умрете.


Никита посмотрел на бабочек и ему показалось, что он вновь почувствовал, как сжимает его грудь стальное кольцо. Он поежился.

-Ну да, - колдун проследил за его взглядом, - домашние зверушки это не только ценный мех, но и ответственность за кормление.

-Но ведь я…

-Но ведь ты, - переиначил колдун, улыбаясь уже во все тридцать два зуба.

-Вы словно рады этому событию.

-В моей жизни так редко происходит что-то удивительное, то, что я не смог просчитать, что я действительно радуюсь этой вот редкости. Даже если это была моя собственная ошибка – тоже редкость ничем не хуже других.

Никита уставился на пол, стараясь не видеть бабочек. Но они сидели и там

-Ладно, я пойду, дела еще, - сказал колдун, - а ты подумай. Не то, чтобы я тебя торопил, но все же постарайся дать ответ сегодня. Тогда сегодня же и переедешь ко мне

-К вам? А мои родители?

-А что родители? Или думаешь, что человек, который души себе служить заставляет, не уболтает двух родителей? В любом случае что-то делать с ними придется.

-Зачем?

-Ну а как ты объяснишь, что их сын …побелел

-Что? – Никита схватился за прядь волос. Вот что его смущало. Волосы.

Колдун услужливо подал невесть откуда взявшееся у него в руках карманное зеркальце. Из его глубины на Никиту смотрел испуганный паренек с волосами совершенно белого цвета. Ну и глаза из карих стали голубыми, чтобы видать, завершить образ согласно принципам эстетичности. Почему-то все это все не напугало и не удивило особо. Лимит похоже был исчерпан у сознания на удивлялки.


Никита вздохнул. И тут же бабочки сорвались с мест и уселись на кровати, и на нем. Парню казалось, что они должны быть злы, несчастны, но он мог бы поклясться, что понимает их чувства сейчас. И ни злости, ни обиды там нет. А вот добрый смех над ним и жалость –сколько угодно.

-Но это все неправильно, - пробормотал он.

-Разумеется, - откликнулся уже выходящий из комнаты колдун.


© Агурина Аделаида

Показать полностью
  •  
  • 243
  •