Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Геологи

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Геологи

Геологи Комментарии, Иисус, Геологи, Комментарии на Пикабу

https://pikabu.ru/story/rikoshet_ot_vodyi_6269646?s=3

  •  
  • 39
  •  

За геологов

За геологов
  •  
  • 55
  •  

Прекрасное лето в Кызыле

в
Прекрасное лето в Кызыле Студенты, Тувинские народные обычаи, Геологи, Спирт, Вий, Футбол, Фидель Кастро

Заходит вдруг в нашу комнату какой-то весёлый мужик и спрашивает:
- Студенты? Геологи?
Смотрим на него.
- А мне вот выпить не с кем! А спирт есть.
Это уже другой коленкор, мы тут же встали с кроватей и пошли с ним. Дело было в общаге в городе Кызыл. Столица Тувы, и географический центр Азии, кстати. Алкоголь там продавался только по талонам, а студентам талоны не положены. Так что предложение мужика нас заинтересовало, сами понимаете. 
Заходим - там 4 трупа. Ну, с первого взгляда. Потом их оказалось больше. Садимся за стол, мужик веселится, с прибаутками разбавляет питьевой фабричный спирт. Пьем. Градусов 50. В этот момент единения с мирозданием и предвкушения чудес, чудо происходит - из-под стола материализуется труп и встаёт во весь рост. Двухметровый русский богатырь такой, с кулачищами размером с мою голову. Но бесцветные глаза его смотрят внутрь. Короче, натуральный Вий. 
- Вы кто, б..ть? 
Вопрос Вия застал нас, четырех студентов и странного мужичка, врасплох. 
- Вы почему мой спирт пьете?!
При этих словах и остальные трупы стали оживать. 
Интонация была вовсе не дружеской. Ещё пару секунд, и Вий размажет нас по грязным стенкам общаги, это стало очевидно. А ожившие мертвецы сожрут мозги. Мы как раз вчера в местном кинотеатре такой ужастик видели. Весь зал орал от ужаса. Не так было страшно кино, как реакция жителей и жительниц Кызыла, скажу я вам.
В этот момент осознания, так сказать, и просветления перед лицом неминуемого катаклизма, входит Кастро. 
- Афоня! Это свои! - мгновенно оценив обстановку реагирует Кастро.
Пока чудовище переводит на него потусторонний взгляд, мы улетучиваемся в дверь.
На следующий день добрейший мужик Афоня, потупив сини очи, слушает в коридоре выговор от Кастро за негостеприимство. А Кастро сам маленький, щупленький такой тувинец лет 25ти. Короче, зовут нас вечером на пьянку. Но мы не пошли. И правильно сделали. Началась ночью потасовка. Я, помню, в трусах убеждал толстого тувинца со столовым ножом в руке отдать мне нож, а он ничего не соображал. Все хотел найти Афоню. А утром мы пошли за порошковым молоком в магазин напротив. Другого там не продавалось. Вкусное было, кстати. Потом все вместе играли в футбол. И Кастро, и Афоня, и тувинец этот жирный, и хрен пойми кто ещё. Хорошее было лето. Приключения были каждый день. Не то что сейчас.

Показать полностью
  •  
  • 212
  •  

Рассказы геолога. Славик.

в

Заранее предупреждаю, получилось очень многобукв.


Славик довольно прищурился, глядя на полуденное солнце. Лучи с трудом пробивались через паутину замшелых ветвей, раскинувшихся где-то над головой. Жизнь была прекрасна. Физические нагрузки, здоровое питание, свежий воздух, дух приключений – всё это Славик испытывал каждый день благодаря своему дяде. И почему он раньше не соглашался поработать с ним? Дядя ведь (целый начальник геологической партии, между прочим) делал предложения поехать в глухую якутскую тайгу каждый год, но Славик постоянно отмазывался: другие планы, девушка не пустит, неинтересно.


В этот раз он согласился исключительно из-за денег, которые были остро нужны на ремонт любимой «девятки». И только оказавшись среди молчаливых гор, заливистых ручьёв и звенящего комарья, Славик понял, от чего отказывался все эти годы. Работать с геологами было реально прикольно! Каждый день он открывал для себя что-то новое, будь то дикорастущий лук (кто вообще мог подумать, что лук растёт не на грядках!) или внезапно пришедший в лагерь мишка, которого геологи почему-то сильно испугались и сразу же прогнали дикими воплями и выстрелами в воздух. А сколько кайфа доставляло пение под гитару у костра и распитие чая со спиртом – ммм… Словами не передать.


Славик каждый день снимал по несколько гигабайт видео на свою экшн-камеру и вёл записи в небольшом блокноте о том, через какие трудности ему пришлось пройти, чтобы выжить в суровых условиях тайги. Он уже ярко себе представлял, как будет набирать кучу просмотров на ютубе и как будет рассказывать своим друганам, какие они лохи, что сидят в своём мегаполисе и настоящей жизни не видали. Особенно всё это хотелось рассказать и показать Катюхе, которая работала невзрачной офисной мышью в салоне сотовой связи. Тогда она точно оценит его по достоинству и поймёт, от кого отказывалась все эти месяцы. Да, Слава чувствовал себя по-настоящему крутым и непобедимым покорителем целины. Хотя геологи что-то и говорили на тему того, что здесь уже работали их предшественники сорок лет назад, а до них ещё и какие-то картографы, молодой человек был уверен, что это всё ерунда и настоящий первопроходец тут именно он – мужчина в самом расцвете сил (двадцать три года как-никак), самый настоящий, с бородой, и не торчащей клочьями, как у некоторых, а красивой, ухоженной.


Не нравились Славику только три вещи. Во-первых, ему всегда поручали самую тяжёлую и неинтеллектуальную работу: наколоть дрова, сходить по воду, разжечь костёр и приготовить что-нибудь. С одной стороны, он понимал, что его взяли обычным работягой, с другой – нельзя же человека, тем более человека с высшим образованием, рекламщика, постоянно нагружать всякой ерундой. Он ведь неглупый и запросто смог бы сам вести маршрутную группу через леса, болота и горы: есть карты, GPS-навигатор, компас – ничего сложного.


Во-вторых, Славик искренне возненавидел радиометр – хитрую приблуду, которая измеряла радиационный фон. Зачем она нужна геологам, Славик так и не понял, вроде не в Чернобыле работают. Но тем не менее, ему приходилось таскать эту бандуру у себя на шее, слушать монотонный треск в единственном наушнике и сообщать напарнику-геологу показания с циферблата по первому требованию. Ремень натирал шею, одна рука была всё время занята, провод, соединяющий разные блоки радиометра, постоянно цеплялся за ветки. Работать с этой штукой было неприятно и неудобно, о чём Славик каждый день напоминал своему напарнику в надежде, что тот смилуется и разрешит убрать ненавистный прибор в рюкзак. Но напарник был непреклонен и отдавал долгожданное приказание только у самого лагеря.


В общем-то, как раз напарник и был третьим элементом, который не нравился Славику.


Звали напарника Кирилл. Он был грузным серьёзным мужчиной немного старше самого Славика. Улыбался или шутил Кирилл только со своими коллегами-геологами, а на Славика как будто и внимания не обращал. Тот неоднократно пытался наладить с ним дружеский контакт, но безуспешно. На все классные и задорные идеи (такие как бросить газовый баллон в костёр, покурить припасённой на всякий пожарный травки или нырнуть под водопад) Кирилл реагировал крайне бурно и совсем не так, как ожидал Славик. Геолог делал страшные глаза и начинал живо объяснять, чем может закончиться такое ухарство, как важно соблюдать технику безопасности и всё в таком духе. Ну не зануда ли? А когда Славик случайно нажал на кнопку SOS на спутниковом телефоне, геолог вообще разорался, покрыл его отборным матом и принялся судорожно кому-то звонить, чтобы сообщить о ложном вызове. А ещё Кирилла раздражала музыка, игравшая у Славика из портативной колонки в течение всего маршрута. Он постоянно просил сделать потише, а то и вовсе выключить обалденные тайские рейвы или шедевральные ремиксы на Ласковый май от Степаныча Адского. Похоже, что в искусстве Кирилл понимал столько же, сколько Славик в геологии, то есть нисколько.


Сейчас, пока Кирилл был занят отколачиванием очередного камня, Славик сидел рядом и с удовольствием курил. Половина геологосъёмочного маршрута была уже пройдена и усталость потихоньку давала о себе знать. Сладкий момент отдыха был грубо прерван появившейся прямо перед носом рукой геолога, сжимавшей очередной булыжник.

– На, себе убери, – сказал Кирилл.


– А чё снова мне? Ты себе-то вообще камни берёшь? У меня спина скоро сломается! – справедливо возмутился Славик.


– У нас одинаковые по весу рюкзаки.


– Ну да, ну да!


– Не веришь – сравни, – предложил геолог своему радиометристу.


Славик нехотя встал, с недоверием глянул на Кирилла и взял в руки оба рюкзака. Рюкзаки были почти одинаковые. Славик чувствовал, что где-то тут подвох, но где – понять не мог.


– Убедился? Потопали, – сказал Кирилл, закинул свой рюкзак за спину и тяжёлой походкой зашагал вверх по склону очередной сопки.


Слава затушил окурок о подошву сапога, поправил ремень радиометра и поплёлся за геологом, тихо матерясь на залетевшую в ухо мошку.


Они шли то вверх, то вниз, следуя причудливым изгибам горного хребта. На вершинах кутались в штормовки от пронизывающего ветра, в распадках изнывали от жары и вездесущих насекомых. Перепрыгивали через ручьи, перелезали через буреломы, продирались через стланик. Кусты стланика росли на склонах сопок сплошным ковром. Внешне милое хвойное растение с длинными мягкими иголочками обладало крайне скверным характером: упругие ветки было тяжело согнуть и невозможно сломать, твёрдые зелёные шишки больно били прямо по лбу (а то и по затылку, если неудачно отогнуть ветку), стволы сочились липкой смолой. А ещё, находясь в кустах стланика невозможно было увидеть что-либо на расстоянии больше двух метров. Славик частенько терял из виду Кирилла в этом лабиринте. Он начинал звать его, геолог откликался, и молодой покоритель тайги шёл на голос напарника, обнаруживая его прямо перед собой буквально в трёх шагах.


Провод от радиометра очередной раз зацепился за ветку стланика. Слава чертыхнулся и принялся высвобождать ненавистный прибор. Вдруг где-то впереди раздался вскрик Кирилла и шорох осыпающихся камней. Славик замер и громко спросил:


– Э, Кирюх, всё в порядке? Ты где?


– Здесь я! Иди сюда! Только очень осторожно! – ответил Кирилл. Голос напарника звучал как-то приглушённо. Осторожно отводя в сторону гибкие ветви Славик двинулся через кусты. Через несколько метров, поднырнув под очередное сплетение ветвей, радиометрист схватился за ближайшую ветку и выдал непечатную тираду. Он едва не свалился с каменистого обрыва – прямо перед ним была огромная яма глубиной в дюжину метров и раза в четыре больше в диаметре. Внизу поблёскивало озерцо голубовато-зелёной воды. Славик слышал, что геологи называли такие провалы карстовыми воронками, но сам ни разу их не видел. Посередине между ним и озерцом на склоне лежал Кирилл и тяжело дышал.


– Ты как там? Живой? – спросил Славик.


– Да вроде, – ответил Кирилл и начал вставать. Однако, только поднявшись на ноги, он вскрикнул и тут же повалился обратно на каменную осыпь.


–Твою мать! Кажись, стопу вывихнул, – взвыл Кирилл. – Ползком придётся.


Кирилл встал на коленки и пополз наверх, но почти сразу же понял бесполезность своих действий: камни под ним осыпались и с шумом падали в озерцо. Выбраться самому было невозможно.


– Погоди, я сейчас, – в голосе Славы слышалось волнение, – только радиометр сниму и спущусь.


– Нет! Не вздумай! – резко выкрикнул геолог. – Спустишься – оба пропадём! Тут осыпь «живая»!


– И что делать? – Славик был растерян и напуган. К такому его жизнь не готовила. Он сейчас предельно ясно осознал, что понятия не имеет в какой стороне лагерь, куда идти и как позвать на помощь. И тут его осенило:


– Ты же можешь лагерь по рации вызвать! Они придут и помогут! – радостно воскликнул Славик.


– Да если бы. Я ж в яме, рация отсюда не возьмёт. Но попробовать стоит, – ответил Кирилл и достал небольшую рацию, с помощью которой обычно осуществлялась связь дежурных по лагерю и маршрутных групп.


– База, ответь Кириллу, приём! База, как слышишь меня, приём? – несколько раз повторил геолог, но в ответ из рации не донеслось ни звука. – Не, бесполезно. Надо что-то думать. Блин, была бы верёвка.


Слава сразу начал вспоминать, как в таких ситуациях поступали герои фильмов. Связать верёвку из одежды? Нет, длины не хватит. Может как-то сплести между собой ветви стланика? Нет, тоже отпадает. Да что же делать? Слава обхватил голову руками. По щеке чирканул браслет из паракорда – троса из синтетики, который ему подарил дядя. «На всякий случай, вдруг пригодится» – сказал он тогда. Слава же решил, что это просто забавная фенечка и носил его просто так, по приколу. В голове родилась обнадёживающая мысль:


– Киря, а паракорд крепкий?


– Да, очень, – ответил Кирилл. – Точно! Твой браслет! Расплетай, длины должно хватить!


Славик принялся расплетать дядин подарок. По итогу получилась верёвка около семи метров длиной. Слава даже удивился – браслетик-то был совсем небольшой, а вон сколько на него материала понадобилось!

Привязав к концу троса небольшой камень, Слава кинул его в сторону Кирилла. Тот упал рядом с его покалеченной ногой и сразу стало ясно, что длины верёвки хватает более чем.


- Молодец! – похвалил напарника геолог и начал обвязывать себя тросом. – Тяни!


Слава напрягся и стал тащить Кирилла наверх. Сам Кирилл как мог помогал радиометристу: встав на четвереньки, он полз вверх, вгрызаясь молотком в склон, как будто это был альпинистский ледоруб. Через несколько минут оба, взмокшие и уставшие, сидели на краю воронки и тяжело дышали.


– Дай закурить, – попросил Кирилл.


– Ты же не куришь, – ответил Слава, но всё же протянул геологу сигарету, после чего закурил сам.


– В таких случаях курю, – отрезал Кирилл и затянулся горьким дымом дешёвой сигареты. Его потихонечку отпускало, руки уже почти не тряслись. Сегодня ему стало по-настоящему страшно. Он очень любил жизнь и совсем не спешил с ней расставаться. Более того, страшно ему было ещё и за Славика, за которого он отвечал как ведущий маршрутной пары. Не окажись у радиометриста спасительного браслета, он сам так бы и остался лежать на склоне воронки с вывихнутой ногой, а Слава благополучно бы заблудился по пути к лагерю и сгинул в этих гнилых дремучих лесах. Конечно, их бы начали искать, вызвали бы вертолёт МЧС, но какова вероятность найти двух маленьких людей в «зелёном море тайги»?


– Возьми мою ногу и резко потяни на себя и направо, – сказал геолог Славику.


– Ты уверен? Это же больно!


– Не впервой.


– Ладно, попробую, – Слава встал, обхватил руками сапог Кирилла и резко дёрнул.


– Аааааа, твою ж мать! – Кирилл сморщился от боли, но через несколько секунд облегчённо выдохнул. – Спасибо, друг! Справился!


Слава удивлённо смотрел то на свои руки, то на напарника. У него действительно получилось, он смог спасти человека и даже вылечить его! И теперь этот человек назвал его «другом»! Кто бы мог подумать?


Эх, жаль камеру не догадался включить.

Рассказы геолога. Славик. Якутия, Рассказ, Геология, Геологи, Длиннопост

P.S. Конструктивная критика приветствуется.

Показать полностью 1
  •  
  • 48
  •  

Справедливо

Справедливо Геологи, Reddit, Динозавры, Веганы, Топливо

Веганы не должны водить машины, т.к. топливо делают из мёртвых динозавров

  •  
  • 5259
  •  

Колодец в ад.

Колодец в ад. Кольский полуостров, Буровая установка, Геологи, Длиннопост

В 1970 году аккурат к 100-летнему юбилею Ленина советские ученые начали один из самых амбициозных проектов современности. На Кольском полуострове, в десяти километрах от поселка Заполярный, стартовало бурение скважины, которая в результате оказалась самой глубокой в мире и вошла в Книгу рекордов Гиннесса. Грандиозный научный проект шел больше двадцати лет. Он принес массу интереснейших открытий, вошел в историю науки, а под конец оброс таким количеством легенд, слухов и сплетен, что хватило бы не на один фильм ужасов.


Во времена своего расцвета буровая на Кольском полуострове представляла собой циклопическое сооружение высотой в 20-этажный дом. Здесь работало до трех тысяч человек в смену. Коллектив возглавляли ведущие геологи страны. Буровую выстроили в тундре в десяти километрах от поселка Заполярный, и в полярной ночи она сияла огнями, как космический корабль.

Когда все это великолепие вдруг закрылось и огни погасли, сразу пошли слухи. По всем меркам бурение шло необычайно успешно. Никому в мире еще не удавалось достичь такой глубины — советские геологи опустили бур больше чем на 12 километров.

Внезапное завершение удачного проекта выглядело такой же нелепостью, как то, что американцы закрыли программу полетов на Луну. В крахе лунного проекта обвиняли инопланетян. В проблемах Кольской сверхглубокой — чертей и бесов.


Популярная легенда гласит, что с больших глубин бур не раз доставали оплавленным. Никаких физических причин этому не было — температура под землей не превышала 200 градусов по Цельсию, а бур был рассчитан на тысячу градусов. Затем аудиодатчики якобы стали улавливать некие стоны, крики и вздохи. Диспетчеры, следившие за показаниями приборов, жаловались на ощущения панического страха и тревоги.

По легенде выходило, что геологи добурились до ада. Стоны грешников, экстремально высокие температуры, атмосфера ужаса на буровой, — все это объясняло, почему все работы на Кольской сверхглубокой был внезапно свернуты.

Многие относились к этим слухам скептически. Однако в 1995 году, уже после остановки работ, на буровой прогремел мощный взрыв. Что там могло взорваться, не понимал никто, даже руководитель всего проекта, видный геолог Давид Губерман.

Сегодня к заброшенной буровой водят экскурсии и рассказывают туристам увлекательную историю о том, как ученые пробурили дырку в подземное царство мертвых. Как по установке бродят стенающие призраки, а к вечеру на поверхность вылезают бесы и норовят умыкнуть в пропасть зазевавшегося экстремала.


На самом деле вся история с «колодцем в ад» была выдумана финскими журналистами к 1 апреля. Их шуточную статью перепечатали американские газеты, и утка полетела в массы. Многолетнее бурение Кольской сверхглубокой шло без всякой мистики. Но то, что происходило там в реальности, было интереснее любых легенд.

Начать с того, что сверхглубокое бурение по поределению было обречено на многочисленные аварии. Под гнетом гигантского давления (до 1000 атмосфер) и высоких температур не выдерживали буры, забивалась скважина, ломались трубы, которыми укрепляли жерло. Бессчетное число раз узкая скважина искривлялась так, что приходилось пробуривать все новые ответвления.

Самая страшная авария произошла вскоре после главного триумфа геологов. В 1982 году они смогли преодолеть отметку в 12 километров. Эти результаты торжественно огласили в Москве на Международном геологическом конгрессе. Геологов со всего света привезли на Кольский полуостров, показали им буровую и образцы пород, добытые на фантастической глубине, до которой еще никогда не добиралось человечество.


После празднования бурение продолжили. Однако перерыв в работах оказался роковым. В 1984 году произошла самая страшная авария на буровой. Оторвались и забили скважину целых пять километров труб. Продолжать бурение было нельзя. В одночасье были потеряны результаты пяти лет работы.

Пришлось возобновлять бурение с 7-километровой отметки. Только в 1990 году геологам вновь удалось перевалить за 12 километров. 12 262 метра — такова окончательная глубина Кольской скважины.

Но параллельно страшным авариям чередой шли и невероятные открытия. Глубокое бурение — аналог машины времени. На Кольском полуострове к поверхности подходят древнейшие породы, возраст которых превышает 3 миллиарда лет. Забираясь все глубже, ученые получили ясное представление о том, что происходило на нашей планете во времена ее молодости.

Прежде всего, оказалось, что традиционная схема геологического разреза, составленная учеными, не соответствует реальности. «До 4 километров все шло по теории, а дальше началось светопреставление», — рассказывал потом Губерман

По расчетам, пробурив слой гранита, полагалось добраться до еще более твердых, базальтовых пород. Но никакого базальта не оказалось. После гранита шли неплотные слоистые породы, которые постоянно крошились и затрудняли движение вглубь.

Зато среди пород возрастом 2,8 миллиарда лет были найдены окаменевшие микроорганизмы. Это позволило уточнить время зарождения жизни на Земле. На еще больших глубинах нашли огромные залежи метана. Это прояснило вопрос о возникновении углеводородов — нефти и газа.

А на глубине свыше 9 километров ученые обнаружили золотосодержащий оливиновый слой, так ярко описанный Алексеем Толстым в «Гиперболоиде инженера Гарина».

Но самое фантастическое открытие произошло в конце 1970-х, когда советская лунная станция привезла образцы лунного грунта. Геологи с изумлением увидели, что его состав полностью совпадает с составом пород, добытых ими на глубине 3 километра. Как это было возможно?

Дело в том, что одна из гипотез происхождения Луны предполагает, что несколько миллиардов лет назад Земля столкнулась с каким-то небесным телом. В результате столкновения от нашей планеты откололся кусок и превратился в спутник. Возможно, этот кусок оторвался именно в районе нынешнего Кольского полуострова.

Так почему же все-таки закрыли Кольскую сверхглубокую?

Во-первых, основные задачи научной экспедиции были выполнены. Было создано, в экстремальных условиях протестировано и заметно усовершенствовано уникальное оборудование для бурения на больших глубинах. Собранные образцы пород был подробно исследованы и описаны. Кольская скважина помогла гораздо лучше понять строение земной коры и историю нашей планеты.

Во-вторых, само время не способствовало подобным амбициозным проектам. В 1992 году научной экспедиции прикрыли финансирование. Сотрудники уволились и разъехались по домам. Но и сегодня грандиозное здание буровой и загадочная скважина впечатляют своими масштабами.

Иногда кажется, что Кольская сверхглубокая еще не исчерпала весь запас своих чудес. В этом был уверен и руководитель знаменитого проекта. «Имеем самую глубокую дыру в мире — так надо пользоваться!» — восклицал Давид Губе

Показать полностью
  •  
  • 8102
  •  

Рассказы геолога. Проба пера.

в

Доброго времени суток, уважаемые подписчики и случайные читатели! Сегодня я представляю вам новую серию постов, в которых будут именно художественные рассказы, а не путевые заметки. В основе рассказов - реальные события, все персонажи имеют реальный прототип. Опыта написания подобных произведений у меня немного, поэтому надеюсь на вашу помощь: критикуйте! Чем больше конструктивной критики, тем лучше будет следующий рассказ. Итак, в путь!

Рассказы геолога. Проба пера. Геологи, Геология, Рассказ, Тайга, Длиннопост
Показать полностью 1
  •  
  • 37
  •  

Лежачая складка. Свердловская область, Шалинский район.

в
Лежачая складка. Свердловская область, Шалинский район. Геологи, Горные породы, Длиннопост
Показать полностью 2
  •  
  • 167
  •  

Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи.

в

Минутка ухарства. Уже третий день мы зачищали старую горнопроходческую канаву, пробитую ещё советскими геологами в толще кембрийских доломитов. Я выбрался из канавы и в который раз с удовольствием огляделся. На западе серыми молчаливыми громадами врывались в тучи три пика гольца Гигантеус, на одном из склонов которого мы и работали. На севере и востоке взгляд утопал в зелени равнинной тайги, на юге земля вздыбилась кряжами Алдано-Учурского хребта.

Заметки геолога. Следы ушедшей эпохи. Геология, Геологи, Якутия, 2018, Видео, Длиннопост
Показать полностью 6 3
  •  
  • 101
  •  

Заметки геолога. Волшебник не прилетит.

в

Огромный паук лениво заворачивал в кокон не менее огромного овода в десяти сантиметрах от моего лица. Овод как будто и сам был не против медленной смерти. Создавалось впечатление, что животным тоже не хватает воздуха. Где-то на границе сознания вертелись строчки из песни Наутилуса «Дыхание». Я закрыл глаза. А ведь только вчера мы проснулись в уютном лагере на берегу живописной горной реки и были полны сил и желания совершать подвиги.

Заметки геолога. Волшебник не прилетит. Якутия, Геология, Геологи, 2018, Видео, Длиннопост
Показать полностью 1 1
  •  
  • 339
  •  

В далёких 80-х довелось мне служить в Новосибирской области, отмеченной на карте большим зелёным пятном и надписью «Тайга»

Вызвал меня, однажды, ротный и не стесняясь в выражениях, приказал взять двух бойцов, радиста, оружие и всё что полагается в таких случаях после чего убыть в распоряжение группы геологов, коих следовало сопроводить по указанному ими маршруту. Советский солдат - тварь неприхотливая, был бы приказ: надо в минус 30 шастать на лыжах по тайге — будет, пусть даже для сугрева он всю тайгу на дрова попилит.


В первый же день путешествия выяснилось, что у геологов познания о геологии заканчиваются описанием формы школьного глобуса. Ну начальству виднее: сказали геологи, значит геологи. Боец же по прозвищу Будулай уже на второй день рассекретил истинную профессию группы - химики, задача которых была собирать пробы воды и воздуха. Ну как рассекретил: его же не просто так прозвали Будулаем. Цыган он и есть цыган, даже разведчик, все равно цыган. Я, кстати, впервые тогда узнал, что и этих конокрадов, оказывается, в армию призывают. Коней у нас в части не было, а вот всё остальное было и не дай бог оно было плохо прикручено. Будулай тырил всё. Уж сколько били его, воспитывали, кино про тюрьму показывали, один чёрт. Генетика. Ведь он, наверняка, и сам не знал зачем ему этот ящик ложек, блях или ведро ружейного масла. Вот и у химиков, тьфу, геологов он спёр, какую-то блестящую штуковину о чём они долго и надрывно горевали. А в армии же нет слова украли, есть только слово проебал. На всякий случай, я одним глазком глянул что там пропало, вроде не счётчик гейгера, ну думаю и ладно — остальное, что организм советского воина не переварит, прекрасно умещается под солдатским матрасом.


Про дорогу и рассказывать-то особо нечего, знай шелести себе лыжами, да по сторонам поглядывай. Одним словом, всё как всегда: то радист с криком «ух ты, смотрите хвост» выдернет из сугроба лисиный хвост, на другом конце которого оказывается сама лисица, сильно возмущённая фактом её прерванной охоты за мышами, то геолог попросит привал чтобы сменить валенки и штаны после встречи с тигрицей на тропе, то кошка лесная варежку у спящего караульного сопрёт, а на утро вернёт и записку внутри этой варежки оставит, что в следующий раз в неё насрёт. Обычные солдатские походные будни.


Через неделю мы вышли на акустический маяк. Для тех, кто не служил: компас работает не во всех местах, а GPS в те времена был только в виде мха под сосной- сходил в туалет, мхом этим подтёрся, ямку закопал и заодно товарищам рассказал где север с югом. Вот чтобы только на мох, при отсутствии солнца или звёзд, не надеяться и ставили акустические маяки на тропах— это обычный грошовый радиоприёмник с магнитной антенной, направленной на самую мощную дальневолновую радиостанцию. Видя географическую ориентацию антенны приёмника, легко определить и север-юг. В нашем случае на маяк-то мы вышли точно, вот только сам маяк не работал. Оно и понятно: аккумуляторы сдохли давно на морозе, а речка, в которой покоилась питающая его динамо-машина, промёрзла до дна. Это, конечно, не каша из топора, но и не синхрофазотрон, поэтому радист быстро соорудил на столбе ветряк и радио, для приличия, немного откашлявшись, рассказало об очередном съезде кого-то там из студии радиостанции «Маяк», чем немало позабавило совокупляющихся на дереве белочек.


Через пару часов мы вышли к нашей цели — заимке, где обитал старый дед-отшельник. Беседы не получилось, так как дед немного приболел после вчерашнего. Похоже гнал он самогонку, вопреки закону, всю зиму. Благо тара у него была только одна семилитровая бутыль, а то спился бы совершенно. Подлечив деда, мы уже подумывали идти дальше, но геологи воспротивились и мы провели два дня в гостях, дегустируя дедовскую продукцию. Видя как Будулай нарезает круги вокруг деда, я, конечно, сразу заподозрил неладное, но после того как дед дозволил ему с лошадьми повозиться и вообще по дому постолярничать бдительность моя притупилась.


Когда мы вышли, дед провожал нас в дорогу, утирая слезы то ли от расставания, то ли от радости, что мы наконец-таки свалили, не мешая ему в одиночку наслаждаться семилитровкой.


Отдых всем пошёл на пользу, даже геологи как-то приободрились и начали шутить. Всем было хорошо и радостно на душе, кроме цыгана. Будулай насупился и даже солнце пряталось за облака при виде его хмурого лица. На привале я поинтересовался причиной, уж не расставание ли с лошадьми так повлияло на солдата.

- Какие, нафиг, лошади?! - возмутился боец — у деда над кроватью воооот такие часы карманные на цепочке висели, чистое серебро.

- Ах ты, паскудник, заорал я - уж не хочешь ли ты сказать, что обокрал деда?

- Нет, с сожалением горько вздохнув выдавил цыган - не успел, он раньше подарил.


© Летилетово

Показать полностью
  •  
  • 516
  •  

Шрамы

Человек, который поведал мне эту историю, учился в геологическом. Был у них преподаватель одного из самых скучных предметов с длинными лекциями. Студенты плохо слушали его, предметом интересовались мало. И однажды мужчина решил рассказать об одном происшествии.
Было это ещё в советское время. Они тогда были молодыми геологами, которых отправили исследовать предполагаемое месторождение в лесной глуши, которое бросили ещё до революции. Четверо парней и девушка.
Дошли они по карте, в лесах нашли нужную точку и остановились прямо там. Оказалось, что речь шла о некоем котловане, уходящем в пещеру. Рядом были сгнившие остатки подъёмника, что указывало на брошенные работы. Решили вчетвером спустить по верёвке миниатюрную девушку. Она быстро скрылась в тени, даже фонарик на каске исчез из виду. Но скоро девушка подала голос, что спустилась и отцепляется. А дальше десять, пятнадцать минут, затем, час ожидания, но девушки и след простыл. Звали, звали - тишина. Высветить из темноты ничего не получалось. Потянули за верёвку, а она через пару метров оказалась обрезана. Ребята занервничали. Спускать втроём одного из парней было небезопасно. Тем более, если девушка окажется ранена. Тут рассказчик вспомнил, что в километре от точки было обозначение безымянного населённого пункта. Посовещались и решили разделиться пополам. Он с напарником пошёл туда.
Сразу бросилось в глаза, что лес запущен, завален буреломом. Идти было тяжело, но ребята принципиально дошли. Всего какой-то километр, с компасом в руках. А добрались уже к сумеркам. Населённый пункт оказался нагромождением полуразвалившихся избушек, среди которых жилую напоминала всего одна. Тут рассказчик признался, что хотел повернуться и уйти, но его спутник окликнул жителей.
-Есть кто живой?
И тут из целой избы вышла девушка. Не девушка даже, а бледная тень. Белый сарафан и белая кожа, жидкие русые волосы, серые глаза, тонкие руки. Незнакомка скромно улыбнулась и робко поклонилась гостям.
-Ты одна здесь?
Девушка покивала, немного погодя. И ни слова, лишь кроткая улыбка и бегающий взгляд. Рассказчику девушка не понравилась, а вот его товарищ залился румянцем как мальчишка. Подошёл к ней, начал уговаривать не бояться, убеждать, что всё хорошо. А незнакомка вдруг прослезилась и обняла парня. Прямо повисла у него на шее, гладила руками, тёрла ладонями. Провела пальцами по шее и парень вздрогнул. Но сам не издал ни звука, не отшатнулся, так и стоял, пока девица его щупала.
Рассказчику стало так неудобно от этой ситуации, что он растерялся. Посмотрел на парочку, попытался окликнуть приятеля, но тот не реагировал, полностью поглощённый девушкой. Тогда ему было даже немного завидно, вот он и пошёл обратно к лагерю. Идея с помощью от местных провалилась, надо было звать подмогу из райцентра. Пока дошёл, уже совсем стемнело. Ориентироваться в ночном лесу оказалось тяжело и жутковато. К счастью, вскоре он увидел огонёк между деревьями, в направлении лагеря. Подходит - на поляне перед котлованом стоят палатки и перед костром сидит коллега. Один.
-А второй где?
-Сказал, что слышал женский голос в лесу и пошёл проверить. Уже час как нет.
Тут стало всерьёз жутко.
-Стой, вы же вдвоём пошли. Где второй?
Объяснил, что случилось. Да, идиотская ситуация принимала угрожающий оборот. Вдвоём решили уже никуда не идти впотьмах и не разделяться, разумеется. Посидели до поздней ночи, с тревогой вслушиваясь в лес и котлован. Но тишина стояла гробовая. Когда начали залипать, разошлись по палаткам.
Уснули как убитые. Рассказчик вспоминал, что вскоре после "отбоя" ему показалось, что второй прошёл по лагерю. То ли по нужде, то ли подкинуть веток в костёр. А дальше ему всю ночь снились голые девицы. То совсем молодые, две или три похожие, залезавшие на него, то та самая девушка из деревни. И все с голодными глазами скребли его кожу, ставили, как сейчас говорят, "засосы", бесновались и рычали. Сны эти охарактеризовались как кошмары.
Ранним утром он выскочил из палатки и обнаружил, что у потухшего костра сидит парнишка, с которым он ходил в деревню. В одних штанах, босой, весь расцарапанный и дрожащий, на оклики и прикосновения не реагировал. Только один раз сказал, что заблудился. Подтянулся спавший товарищ и сразу заметил, что его, кажется, зажрали комары. Рассказчик обратил внимание на то, что ранки эти не похожи на комариные укусы.
Перекусили сухарями, отпаивали горячим чаем третьего, а четвёртый так и не объявился. Тут уже особо не обсуждали, рассказчик просто оделся, взял почти пустой узел с вещичками и направился в райцентр. А этим двоим понурым велел от котлована не отходить, прислушиваться и самим почаще подавать голос, звать.
Чем дальше он отходил от товарищей, котлована и деревни, тем легче казался путь. В итоге, пятнадцать километров дались легче, чем тот злополучный километр. В городе молодой человек уже хотел дозвониться до начальства, но рухнул в обморок прямо у таксофона. Очнулся к обеду, в больнице. Медработники уже окрестили его Донором за диагностриванную потерю крови. И всех, кто с ним говорил, очень это интересовало. Равно как и место, где он был с товарищами. Едва вырвавшись позвонить начальству, рассказчик объяснил, что случилось. А уже из Москвы поступили распоряжения и на следующий день пригнали роту срочников на поиски.
Через три дня парень узнал, что лагерь у котлована оказался пустым. Не считая раскиданой одежды, палатки и вещмешки были целыми. В котлован спустились спасатели и не обнаружили там девушку, но нашли несколько пучков волос. Из-за этого рассказчика мурыжили несколько дней люди из органов. А деревню признали заброшенной много десятилетий назад.
Когда юный геолог, наконец, пошёл на поправку, из Москвы поступило свежее распоряжение: молодого сотрудника отпустить, а вместо него прибудут спецы и разберутся.
В день выписки маленькая сухонькая бабушка, которая всегда молча и незаметно пробиралась в палате, где лежал одинокий геолог, вдруг обратилась к нему с откровением.
-А я знаю, что вы в Галищах были. Где же ещё? Я, видишь ли, милок, родом оттуда. Меня малышкой мать отдала проходившим мимо охотникам и умоляла пристроить...
Далее бабушка поведала, как у молодых мам перестали рождаться мальчики, а потом начали дряхлеть и умирать мужчины - сначала старые, а потом и до мальчишек дошло. Понятно стало, что Галищи такими темпами исчезнут и никто им не поможет. Вот и отдала мать тогда ещё девочку проходящим охотникам. И упросила их даже не заглядывать в деревню, потому, что там невесть что творится.
А геолог слушал не перебивая и смотрел в старческие серые глаза, да следил за скупыми движениями тонких губ старушки.

Судя по всему, произошедшее не повлияло на карьеру молодого человека и он дальше спокойно работал, а на старости лет был уже ценным и уважаемым преподавателем в учебном заведении. И после этой истории студенты стали внимательнее слушать старика, даже нелюбимый предмет. К тому же, некоторые замечали кругленькие шрамы на шее преподавателя, большую часть времени прикрытой воротничком и цветным платочком. И никто не решался спросить об их происхождении...

В общем, то, что старик рассказал эту историю своим студентам - реальность. А был ли его рассказ правдой, никто утверждать не может.

Показать полностью
  •  
  • 200
  •  

Трудна жизнь геолога.

в
История не моя, где услышал уже не помню. Так вот, высаживают в тундре партию геологов (они должны пройти определенное расстояние и чего-то там наисследовать). Долго идет партия по тундре, примерно месяц. Приходят в поселение чукчей, по рации вызывают вертолет. В Мурманске нелетная погода, вертолет не может взлететь в течении двух недель. Геологам в поселении скучно, водку все выпили, а местные самогон просто так не дают.... И решают они женить радиста ( единственного неженатого) на дочке вождя. Посватались, забухали, свадьба, радист, как на невесту глянет, так пить начинает без закуски. И вот проходит неделя свадебного запоя и прилетает вертолет. Геологи быстренько загружаются, только вот все племя окружает вертолет, впереди шаман с вождем к радисту подходят, говорят паспорт давай, а радист в пьяном угаре отдает паспорт. Шаман из сумки достает печать, шлеп! Брак зарегистрирован! Невесту тоже в вертолет и вперед в Москву. Все дорогу радист пьет не просыхая. Приехали в Москву, привел молодую жену к себе в квартиру, отмыл ее от жира, отвел в парикмахерскую, сделали ей стрижку. Посмотрел на ее радист, так жена еще и очень даже ничего! Устроили ее в вечернюю школу, та ее закончила, поступала в горно-добывающий институт. Защитила диплом, побывала на практике и стала начальником той партии, где ее муж так и остался радистом.
  •  
  • 116
  •  

Трудна жизнь геолога.

История не моя, где услышал уже не помню. Так вот, высаживают в тундре партию геологов (они должны пройти определенное расстояние и чего-то там наисследовать). Долго идет партия по тундре, примерно месяц. Приходят в поселение чукчей, по рации вызывают вертолет. В Мурманске нелетная погода, вертолет не может взлететь в течении двух недель. Геологам в поселении скучно, водку все выпили, а местные самогон просто так не дают.... И решают они женить радиста ( единственного неженатого) на дочке вождя. Посватались, забухали, свадьба, радист, как на невесту глянет, так пить начинает без закуски. И вот проходит неделя свадебного запоя и прилетает вертолет. Геологи быстренько загружаются, только вот все племя окружает вертолет, впереди шаман с вождем к радисту подходят, говорят паспорт давай, а радист в пьяном угаре отдает паспорт. Шаман из сумки достает печать, шлеп! Брак зарегистрирован! Невесту тоже в вертолет и вперед в Москву. Все дорогу радист пьет не просыхая. Приехали в Москву, привел молодую жену к себе в квартиру, отмыл ее от жира, отвел в парикмахерскую, сделали ей стрижку. Посмотрел на ее радист, так жена еще и очень даже ничего! Устроили ее в вечернюю школу, та ее закончила, поступала в горно-добывающий институт. Защитила диплом, побывала на практике и стала начальником той партии, где ее муж так и остался радистом.
  •  
  • 509
  •  

Геологи и овощи (прохождение квеста).

Сразу спойлер – конечный результат пока не достигнут. Но!


Полтора десятка бывших и действующих геологов - доктора и кандидаты наук, владельцы производственных предприятий, инженеры, коммерсанты и просто хорошие люди – сегодня были изрядно удивлены и весьма озадачены, когда им позвонил редко появляющийся на горизонте приятель и потребовал сообщить фамилию Мануэля.

Добродушию всех этих людей не было предела, я был приятно удивлен, все горели помочь, но прожитые годы плохо влияют не только на мою память.

Геологи и овощи (прохождение квеста). Геологи, СССР, Ностальгия, Никарагуа, Сальвадор, Продолжение, Реальная история из жизни

Вот краткое сводное резюме из всех разговоров.

1. Мануэля помнят почти все.

2. Никто не может вспомнить его фамилию. Даже те, кто работал тогда с ним в одной лаборатории (двое таких из опрошенных).

3. На фотографии не Мануэль.

4. Мануэль работал в лаборатории Запивалова Н.К.

5. Мануэль из Эквадора. Точно из Эквадора. Хотя-я..

6. Мануэль дружил с С. и М., их контактов ни у кого из опрошенных нет.

7. С. (см. п.6) действительно был у Мануэля в конце 90-х, и это его рассказ о шикарном приеме послужил поводом для этого увлекательного расследования.

8. В 98-м Мануэль возможно не был министром, министром, и совсем не геологии, был его брат. Вроде бы.

9. Мануэль - большой человек в своей стране, но кто он по должности, знают только его друзья (см. п.6)

10. Мануэль приезжал в начале двухтысячных в Новосибирск, он почти не изменился.

11. Все заинтригованы и ждут продолжения.


Что дальше:

1. Жду ответа от геологов, которые пытаются найти координаты друзей Мануэля, и к которым не дозвонился, а обратился письменно.

2. Завтра один товарищ попытается встретиться с бывшим начальником Мануэля, знаменитым геологом Запиваловым

3. Я периодически пробую разными запросами в яндексе найти хоть какую-либо информацию о Мануэле

4. Ускорить процесс не могу по причине занятости на работе.

5. Завтра отпишусь отдельным постом.


Благодарности и пожелания:

1. Благодарю тех, кто принял и принимает участие в идентификации Мануэля.

2. Благодарю, без исключения, всех пикабушников за доброжелательность и терпение.

3. Прошу не сердиться за затянувшийся процесс, так как он запустился внезапно в момент, когда мое свободное время ограничено.


Всем добра и теплого лета.

Показать полностью
  •  
  • 43
  •  

Геологи и овощи

90-й год. Разгар тотального дефицита. Деньги еще у народа есть, но купить на них нечего. У науки тоже еще не все деньги отобрали. На полевой сезон институт геологии деньги нашел. Но деньги в поле жрать не будешь, нужно еще где-то за эти деньги продуктов купить. Раньше продукты по заявке продбаза СОРАН отпускала, а в этот раз начальник базы в позу встал, говорит, что пусть хоть сам Горбачев заявку подпишет, а тушенки с макаронами на базе нет.


- Хорошо, - сказали главные геологи, - мы понимаем, что вам выгоднее через заднее крыльцо тушенку вдвое дороже продать. Давайте и мы тогда к заднему крыльцу подойдем. Только рассчитаемся не деньгами, а бартером. Вы газеты читаете? Это очень модно сейчас – бартер.

- Давайте. - говорит начальник базы, - Раз партия поддерживает рыночные отношения, то и я поддержу.


В результате помимо государственных научных денег, база получила в полное безвозмездное пользование государственных же научных сотрудников.

Каждый завлаб, планировавший выезжать летом в поле, выделил соответствующее количеству желаемой тушенки количество молодых научных работников, и в составе сводного институтского отряда эти счастливцы отбыли на базу перебирать гнилые овощи. Интересное было время.

Полагаю, для начальника базы это было рядовое событие, про которое он вскоре забыл. Да и для всех остальных участников то событие стало бы проходным, если бы не Мануэль.


Мануэль был из Никарагуа. Он был настоящий геолог. С бородой и никарагуанской ученой степенью. Он приехал в Сибирь повышать квалификацию. Тогда у нас в Сибири иностранцы были особой редкостью. Можно сказать, их у нас не было совсем. А тут настоящий чегеваровидный южноамериканец! Да еще коллега. Поэтому Мануэля в институте любили, а Мануэль отвечал взаимностью. И дошел до того, что когда его друзей повезли на базу перебирать гнилой лук, он твердо заявил, что обязан собственноручно заработать пару банок тушенки для своих русских камрадов.


И вот мы сидим кружком вокруг контейнеров с гниющим луком, выбираем целые и крепкие луковицы – они еще похранятся, а от подгнивших отрезаем уцелевшие куски и складываем в ящики – этот лук поедет в советские столовые. Мануэль ржавым ножом ковыряет головки, глаза его как у всех полны слез, мы все трещим без умолку, и периодически пытаемся подколоть Мануэля. Но Мануэль невозмутим.

- Мануэль, а в Никарагуа, лук есть?

- Есть-есть,- с жутким акцентом говорит он.

- Мануэль, а овощные базы, в Никарагуа есть?

- Есть-есть.

- А дефицит есть?

- Есть-есть. – Мануэль немногословен, он стесняется акцента, ему разъедает глаза, и нам не понять, то ли он над нами издевается, то ли действительно в Никарагуа есть овощные базы.

- Мануэль, а тушенка в Никарагуа есть.

-Есть-есть. – Мануэль задумывается: - Только банки больше.

- Мануэль, а бормотуха в Никарагуа есть? – это вернулся гонец, который с рук у бабок купил пару фугасов с непредсказуемым пойлом.

-Есть-есть…

И мы понимаем, что уже ничем не сможем удивить Мануэля. Режем лук колечками. Мануэль счастлив, он пьет из горлышка бормотуху и закусывает ее лучком.


Прошло восемь лет, я уже давно не работал в институте и случайно встретился с одним бывшим коллегой. Он только что вернулся с международного симпозиума. То ли из Мексики, то ли из Панамы. И вот он мне говорит, что перед поездкой написал в Никарагуа Мануэлю, мол, так и так, буду рядом, везу водку, если сможешь – приезжай. И что вы думаете? В мексиканском или панамском аэропорту прямо к трапу самолета подъезжает лимузин. Из лимузина выходит клерк и приглашает моего знакомого проехать в соседнюю Никарагуа, где его ждет не дождется министр тамошней геологии Мануэль. Пять дней симпозиума прошли в тесном общении с водкой, местными спиртными напитками и Мануэлем. Причем в такой роскоши, о которой в разгар ельцинских дефолтов наш геолог и мечтать не мог.


Во как! Рядовой поход на овощную базу обернулся важнейшим событием жизни. И теперь в компании я могу небрежно сказать, что, мол было дело, перебирал я лук на базе с одним иностранным министром … И нисколько не совру!


Эх, надо бы на остатках той база табличку повесить: «Здесь работал министр геологии Никарагуа», да боюсь, что из всех ученых, что тогда через базы и колхозы прошли, можно не одного министра или академика найти, и если всем таблички вешать, то стены не хватит.

Показать полностью
  •  
  • 1583
  •  

Сначала разведка

Сначала разведка
  •  
  • 5690
  •  

Геологи изучены, не злите тектонистов

Геологи изучены, не злите тектонистов Комментарии, Геологи, Тектонисты

#comment_113383523

  •  
  • 1109
  •  

Заметки геолога. За полярным кругом.

в

Сегодняшний пост будет немного отличаться от предыдущих. Это будет не рассказ, а скорее фотоотчёт с небольшой предысторией и комментариями.



12 февраля 2018 года.


Леонидыч ворвался в кабинет, плюхнулся на стул и уставился на меня с хитрым прищуром.


- Тебе уже сообщили, что ты уезжаешь?


- Нет. Куда?


- В Депутатский. А то ты здесь засиделся, зачах совсем. Вот, поедешь, поработаешь не головой, а руками. У нас там вездеход сломанный остался, надо починить. Едешь вместе с Игорем, – сказал Леонидыч и, хихикая над моей обалдевшей физиономией, покинул кабинет.


Для справки: посёлок городского типа Депутатский находится на севере Якутии, в 230 км к югу от Северного Ледовитого океана.

Показать полностью 14
  •  
  • 622
  •  

С Днём ГЕОЛОГА!!!

в

Дорогие коллеги, поздравляю всех с праздником! И пью за тех, кто в поле!

С Днём ГЕОЛОГА!!! Геологи, Геология, С праздником
  •  
  • 519
  •