Необходимо войти или зарегистрироваться

Авторизация

Введите логин, email или номер телефона, начинающийся с символа «+»
Забыли пароль? Регистрация

Новый пароль

Авторизация

Восстановление пароля

Авторизация

Регистрация

Выберите, пожалуйста, ник на пикабу
Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
У меня уже есть аккаунт с ником Отменить привязку?

Регистрация

Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
Создавая аккаунт, я соглашаюсь с правилами Пикабу и даю согласие на обработку персональных данных.
Авторизация

Пост

Пост

Красавец и чудовище. Часть 5.

Relvej в Авторские истории

Часть 1  Часть 2  Часть 3  Часть 4


Я говорил искренне и именно то, что думал, но я с трудом удержал улыбку на лице, когда она вошла. Лицо - точно как в моих воспоминаниях, но огромный рост, мощные мускулы, бугрящиеся на плечах и руках, отчетливые кубики пресса, проступающие через ткань... Я не был готов к этому.


Единственное, что помогло прийти в чувство - это ее глаза, а точнее их выражение. Паника, смущение, страх. Эта девочка боялась гораздо больше, чем я.


- Госпожа, я счастлив познакомиться с тобой воочию! Ты-то меня уже всего обсмотрела, - сначала я попытался пошутить, но понял, что ей не нужна сейчас легкая беседа.


- Извини, я буду говорить серьезно. Скажу честно, твой вид пугает. Даже не столько внешностью, ведь мне не кажется страшным вид волкодлаков или троллей, сколько тем, что за этим обликом скрываешься ты. Ты, какой я тебя знаю. Не могу обещать, что прямо сейчас смогу улыбаться и полностью игнорировать твою внешность, но я постараюсь. Я обязательно привыкну и буду общаться с тобой, как и прежде. Прошу, дай мне немного времени. И никуда не пропадай, пожалуйста. Все эти дни в тишине без тебя были просто ужасны.


В глазах у нее появились слезы. Было странно видеть столь массивное существо плачущим. Только если я фокусировал зрение исключительно на ее глазах, мог видеть ее настоящую, ту, какой представлял.


Она осторожно приблизилась к кровати, присела на рядом стоящий стул и родным нежным голосом произнесла:


- Спасибо! - и расплакалась окончательно, закрыв лицо руками. Я бессильно смотрел на выпуклый зеленоватый лоб и лохматую макушку, понимая, что должен ее как-то успокоить, утешить, но тело по-прежнему не слушалось меня. Я попытался сесть, хотя бы поднять руку, но обколотые мышцы даже не дернулись.


- Госпожа, я...


- Нет, не надо. Спасибо за честность, - сквозь всхлипы сказала она, не отнимая рук. - Я так испугалась. Я такая трусиха и эгоистка. Я боялась того, что перестанешь со мной общаться, больше, чем того, что ты не вылечишься. Я даже убрала зеркало из комнаты, чтобы не смотреть на тебя. Мне так стыдно. Даже после тяжелого ранения ты продолжал беспокоиться и поддерживать меня, а я ни разу к тебе не пришла, не поговорила. Прости меня! Я такая глупая! Мне очень стыдно! Только о себе и думаю, - речь ее была сбивчива и не совсем разборчива, но я сумел понять главное - она не злилась на меня. Эта малышка (хоть и странно применять этот эпитет к тому существу, что сидело рядом) была еще совсем юна и умудрялась еще себя винить в чем-то.


- Я должен был раньше догадаться про проклятие цветка, тогда бы ты так не мучила себя. Я тоже еще тот эгоист! - я бы согласился еще неделю пролежать без движения, только бы сейчас мог двинуть хотя бы одной рукой. Сжать ее пальцы или погладить по голове.


Она убрала руки и посмотрела на меня сияющими влажными глазами, которые так дико смотрелись на чешуйчатой безносой морде чудовища:


- Я больше тебя не брошу! Я обязательно буду навещать тебя, без всякого зеркала!


Я смог только улыбнуться:
- Вот и умница! Буду с нетерпением ждать тебя.


Когда она ушла, я выдохнул и прикрыл глаза. Я ей завидовал. Точнее, я ее жалел, но при этом отдал бы многое, чтобы оказаться на ее месте. Значит, топазовый гиацинт дает огромную физическую мощь, но при этом меняет внешность. И это весьма логично и даже в чем-то банально: ведь обычные человеческие или эльфийские мускулы не способны достичь тех же результатов, что легко показывают, например, тролли. А значит, нужна модификация тела, модификация его внутреннего и внешнего строения. Лицо тоже усовершенствовалось: нос убран, так как это одна из основных болевых точек, резкие черты - из-за укрепленных костей, кожа покрылась чешуей, как броней, лохматая шевелюра позволяла защитить череп от скользящих ударов и не давала точно определить размеры головы. Да в таком теле я смогу управляться с фламбергом даже одной рукой!


Потеря собственной миловидности меня не пугала никогда, в конце концов, я не был рожден дамским угодником.


Но несмотря на подобные мысли, я не думал о том, как отобрать у госпожи этот дар, я только рассуждал, как бы воспользовался возможностями цветка.


Во второй раз госпожа посетила меня вечером, после очередного сеанса лечения, во время которого я с трудом уговорил врачей не давать обездвиживающего лекарства, клятвенно заверив их, что буду действовать только левой рукой, у которой не сломана ключица. Взамен они перетянули торс дополнительным слоем бинтов так, что я мог дышать исключительно животом.


Теперь разговоры на запретные темы были позволены, ведь между нами не осталось больше никаких секретов. Поэтому после приветствий и вопросов о самочувствии я спросил:


- Госпожа, а как ты оказалась связана с этим цветком? Как ты вообще попала в этот замок? Как-то не верится, что ты жила здесь с самого рождения...


Зеленокожее чудовище грустно посмотрело на меня, вздохнуло и сказало:


- Почему не верится? Я действительно живу в этом замке всю свою жизнь. Только вот в одиночестве я осталась недавно.


Этот цветок - проклятье и гордость нашей семьи - передавался из поколение в поколение. Когда в семье рождалось несколько детей, то будущий наследник выбирался задолго до самого момента передачи. Как правило, наследником оказывался самый никчемный ребенок: слабый, болезненный или с физическими отклонениями. И это было разумно, так как семью он вряд ли смог бы создать даже в человеческом облике, потому, став чудовищем, он не терял своего будущего, зато избавлялся от физических недостатков. Понятно, что следующий наследник выбирался из потомства братьев и сестер проклятого.


Про нашу семью ходили разные слухи, в основном, о том, что на нас лежит родовое проклятье, и раз в поколение рождается ребенок-урод, чудовище, поэтому находить себе пару становилось все сложнее. А в какой-то момент, при моих дедушке и бабушке, жить в столице стало совсем невыносимо, и наша семья распродала имущество и построила этот замок, выкупив заранее окрестные земли. Сюда были завезены растения и животные со всего мира, часть из них прижилась, часть погибла, а часть мутировала и превратилась в новые виды. Оставшиеся средства были вложены в драгоценности, изделия искусства, оружие лучших мастеров, библиотеку, словом, было сделано все, чтобы можно было с комфортом жить в замке, не нуждаясь более ни в чем со стороны.


Первоначально планировалось устроить жилище только для хранителя цветка, но когда замок и его обстановка были готовы, и в него переехал мой отец, наследник цветка, вместе со своими родителями, все близкие родственники, посвященные в семейную тайну, погибли за короткий срок. Официальная версия гибели - эпидемия, но отец был уверен, что кто-то извне узнал о цветке и попытался заполучить его, сначала вырезал часть семьи для устрашения, а затем, не добившись результата, уничтожил и оставшихся членов, чтобы никто не узнал о его преступлении. Бабушка и дедушка поехали в столицу, чтобы найти виновника и добиться правосудия. Но они так и не вернулись. Пришло только одно письмо, где говорилось, что следы ведут на такие верха, что даже если у них будут стопроцентные доказательства, убийца не будет наказан, поэтому они попытаются сделать все самостоятельно, - она сидела такая несчастная, мускулистые руки лежали на коленях так беспомощно, что захотелось ее обнять. Я протянул руку и сделал то, что хотел сделать раньше - дотронулся до ее пальцев и чуть сжал. Она вздрогнула, посмотрела на меня и улыбнулась. Смотрелось это жутковато, особенно в сочетании с клыками.


- Для меня, - продолжила госпожа, - все это не более, чем страшная история, рассказываемая на ночь, ведь тогда меня еще не было.


В результате отец остался совсем один в этом замке. У него не было жены, не было родственников, которым он мог бы передать цветок после смерти. Он нашел деревни мипутов, предложил им свою защиту и дал им работу в замке. Могу только добавить, что работа их щедро оплачивается, и в деревне ведется жесткий отбор за право служить нам.


И вот тут начинается романтическая и одновременно трагическая часть рассказа. Какой-то купец решил проехать через наш лес, подвергся нападению волкодлаков и был спасен отцом. Впрочем, папа потом пожалел о том, что его спас, он оказался очень плохим человеком. Купец быстро сообразил, что замок набит сокровищами, но практически не охраняется. Мипутов он в расчет не брал, а одного человека легко убить, даже если он чудовище.


Поэтому через месяц купец приехал еще раз, но уже с отрядом наемников. И тут наш лес и наша земля сама вступилась за нас, так говорил папа. Пока они пробирались к замку, половина отряда погибла от бродячих троллей, волкодлаков, ядовитых змей и прочих напастей. Затем их встретили мипуты и обстреляли дротиками, и уже во дворе остатки наемников столкнулись с отцом... В живых остался только сам купец. Папа говорил, он был настолько жалок, что его было противно убивать, поэтому ему была предложена сделка. Купец должен был привезти в замок свою дочь и оставить ее здесь навсегда в качестве заложницы. Если он посмеет хоть раз приехать сюда или послать людей, то его дочь будет убита. Купец согласился.


Дочь оказалась совсем не похожей на отца, она была очень доброй, милой и красивой. Сначала папа прятался от нее, совсем как я от тебя. Именно тогда он и зачаровал зеркала, чтобы те показывали ему все происходящее в замке. Постепенно они начали беседовать, а потом встречаться, а потом они поженились, несмотря на то, что папа был чудовищем. И у них родилась я.


А через десять лет купец пришел снова, с еще большим отрядом. Но на этот раз он подготовился гораздо лучше: в его отряде были и рейнджеры, обученные убивать лесных зверей, и тяжеловооруженные мечники против троллей, и лучники против мипутов. Отец погиб, защищая мать. А я пряталась в одной из потайных комнат, пытаясь расслышать, что происходит в замке. Я поняла, что папа с мамой мертвы, когда мое тело стало меняться. За несколько месяцев до этого нападения папа провел со мной обряд передачи наследования, который мог вступить в силу только после его смерти. Он думал, что я успею создать семью и родить детей, но вышло все по-другому...


Сначала я только плакала, скорчившись в углу, от страха, от боли, которая выворачивала мое тело, из-за смерти родителей, но постепенно боль стихла, и я стала снова прислушиваться. Я хотела слышать все, что происходит в замке.


В строительство этого замка было вложено очень много средств, в том числе в его стены были встроены могущественные чары. И я полагаю, что эти чары как-то перекликаются с заклятием цветка. Если у хозяина топазового гиацинта возникает очень сильное желание - замок откликается на него. Так случилось с зеркалами, когда папа хотел все время видеть мою маму, так случилось и со мной: я смогла услышать все, что творится в замке, каждый звук...


Несколько дней наемники с купцом куражились, делили награбленное, веселились, а потом был обнаружен цветок. Делиться им никто не захотел, поэтому вспыхнула ссора, во время которой был убит купец и несколько наемников. Победителем оказался самый свирепый и самый злобный наемник, но когда он дотронулся до цветка, он понял, что не стал его хозяином и что ему осталось жить несколько дней, если он не найдет настоящего владельца.


Спустя неделю все наемники были мертвы. Я пробиралась в спальни и убивала их по одному. Было очень страшно. Но я видела тела мамы и папы, я нашла их в выгребной яме позади замка. Папа был изрублен практически на кусочки, а мама... она сама перерезала себе горло, когда увидела смерть папы. Я думаю, она боялась, что ее будут пытать насчет цветка и его нового хозяина. Или она просто не захотела жить без отца.


Так что я чудовище не только снаружи, но и внутри. Какие дети могут убивать взрослых своими руками?


- Только очень храбрые дети! - сказал я, глубоко тронутый рассказом.


Я смотрел на ее огромное мощное тело, и видел девушку, маленькую, робкую, печальную, и ее было так жалко. Я думал об истории, которую она рассказала, и понял, что меня зацепило:


- Госпожа!


- Эльза! Зови меня Эльза, пожалуйста, - воскликнула она.


- Конечно. Эльза, но если ты прошла через все это, тогда зачем спасла моего отца? Зачем впустила к себе в дом? А если бы он оказался таким же негодяем, что и тот купец? Неужели ты не боялась повторения?


Она грустно улыбнулась и после паузы ответила:


- После той истории я долго не могла придти в себя, просыпалась от кошмаров, боялась любого шороха. Меня раздражали беспечные разговоры мипутов, от которых я никуда не могла деться. Но больше всего я злилась, злилась на своего отца. Зачем он впустил того купца в первый раз? Зачем он позволил уйти ему во второй раз? Если бы он его убил, ничего этого бы не было. Это его ошибка! И я ее никогда не повторю, - думала я.


Но проходили дни, месяцы, года. И я поняла, почему он так поступил. Ты представь, Брин, годы тишины! Никого рядом, только безмолвные мипуты снуют рядом. Ничего не меняется, ничего не происходит. Только я и этот замок. Все, что пытаешься сделать, кажется абсолютно никчемным, ненужным. Книги падают из рук, не радуют скульптуры и картины, все покрыто пеленой тлена и забвения, словно я принцесса, уснувшая на сто лет. Но я - жива, я не спала, хотя моя жизнь ничем не отличалась от смерти.


Меня пробрали мурашки от ее холодного безжизненного голоса, словно она снова погрузилась в то состояние пустоты:


- Эльза, я тут, я рядом!


Она вздрогнула:


- Да, прости. Я не знаю, сколько лет отец прожил один до появления того купца, возможно, он был даже рад, когда купец привел наемников в первый раз. Он наконец смог почувствовать себя живым, ощутить силу, сделать хоть что-то, что выходит за рамки обычного. И если бы он не отпустил в тот раз купца, то как бы он смог встретить маму? Присутствие всего одного человека, я уверена, заставило его снова ожить. Он боялся, переживал, волновался - он снова чувствовал!


Пусть он прожил с мамой всего десять лет, но это были самые счастливые годы в его жизни. К тому же у них появилась я. Я даже представить себе не могу, каково это - увидеть нового маленького человечка, учить его ходить, говорить, кушать, радоваться его улыбкам... Даже если бы он знал, что все закончится именно так, он бы повторил все заново, я уверена.


Поэтому когда твой отец появился в моем лесу, я ни секунды не колебалась, чтобы спасти его. Несмотря на то, что больше всего я бы хотела поговорить с ним, увидеть его своими глазами, а не через зеркала, потрогать настоящего живого человека, я пряталась, не желая его напугать. Я не думала, что он сразу сможет найти драгоценный цветок, я забыла закрыть ту комнату только из-за волнения, у меня и в мыслях не было таким образом привязывать его к замку, к тому же он должен был умереть в течение трех дней...


- Эльза, я верю тебе. Я никогда и не думал, что ты специально все подстроила. Отец тоже говорил, что все произошло только из-за его любопытства и небрежности.


- Даже в своих самых радужных мечтах я не могла представить, что вместо него приедет сын. Но когда я услышала твою пламенную речь в гостиной замка, я подумала на секунду... Я решила, что ...


Ее щеки зазеленели ярче, и она отвернулась, чтобы скрыть это. Я понял, что она не договорила. Наша ситуация, хоть и не полностью, копирует знакомство ее родителей. Конечно, юная девушка сразу подумала о романтических отношениях. Тут сгодился бы любой молодой человек, а у меня вдобавок еще и внешность такая... подходящая. Мне часто говорили, что я напоминаю принца из детских сказок.


Может, я должен был приободрить ее, дать какую-то надежду, но я не мог представить себе, как обнимаю или целую это тело. Поэтому я сказал:


- Эльза, я не могу ничего обещать, но я всегда буду тебе верным другом, который не оставит тебя одну. Никогда!


***


Мое лечение изрядно затянулось. Только спустя неделю мне разрешили вставать, но я настолько ослабел, что не мог пройти больше десяти шагов, я начинал задыхаться. При кашле, смехе или громком разговоре ребра снова вспыхивали болью, да и правая рука, у которой была сломана ключица, отказывалась полностью повиноваться. Наверное, я представлял жалкую пародию на самого себя.


Эльза со слезами на глазах объяснила, что, скорее всего, сломанные ребра повредили легкие, и возможно, моя выносливость навсегда останется на уровне девяностолетней старушки.
Я улыбался. Я очень старался улыбаться. Улыбался, когда по полчаса спускался на двадцать ступенек по лестнице, улыбался, когда, взяв книгу, долго не мог придти в себя из-за внезапного приступа кашля, улыбался, глядя на себя в зеркало и видя полупрозрачный скелет, тень. Улыбался, подвязывая спадающие штаны, улыбался, когда промахивался, кидая нож в цель, хотя не мазал с пяти лет.


Я не смог улыбнуться только тогда, когда взглянул на свой двуручник. Я его предал дважды: я не взял его с собой в лес и стал бесполезным хозяином.


Когда мне его принесли, я взглянул на мой, хотя уже не мой, фламберг, сел рядом и молча попросил прощения за собственную никчемность.


В этот момент в комнату вошла Эльза. Она замерла на входе, а потом кинулась ко мне:
- Брин, не надо! Все будет хорошо, ты обязательно выздоровеешь! И сможешь сражаться с фламбергом в руках!


Я удивленно посмотрел на нее, я же просто сидел рядом с мечом, зачем столько экспрессии? Но потом почувствовал, как на руку что-то капнуло, я коснулся лица и понял, что плакал. Я постарался снова улыбнуться:


- Конечно, все будет хорошо. Но сейчас лучше вернуть этот меч обратно в хранилище. Мне, - тут старательно натянутая улыбка начала сползать, несмотря на все усилия, - мне стыдно смотреть на него.


Эльза ошеломленно посмотрела на мое лицо и выбежала из комнаты. Наверное, ей тоже было противно находиться со мной.


Спустя пару дней Эльза пришла с таким решительным видом, что я даже слегка испугался.


- Идем со мной!


- Куда? Я сегодня не планировал прогулок, - попытался отшутиться я, но она схватила меня за здоровую руку и потащила за собой.


- Когда устанешь, я потащу тебя на руках. Только не сопротивляйся.


Самое ужасное, что она так и сделала: как только я начал задыхаться, она легко подхватила меня на руки и помчалась вверх по лестнице. От стремительного бега и прыжков по ступенькам у меня закружилась голова, и я прикрыл глаза.


Когда мы остановились, я обнаружил, что мы оказались в комнате с драгоценным цветком. Эльза вытащила нож и сказала:


- Давай руку!


- Эмм, я догадывался, что меня планируют принести в жертву, но что так скоро...


- Руку! - ее тон был резок и беспрекословен. Впервые она так разговаривала.


Я молча вытянул руку, спокойно посмотрел на то, как она разрезала мою ладонь. Потом Эльза полоснула по своей руке и приложила ее к тонким лепесткам топазового гиацинта. Я залюбовался багряными всполохами, заигравшими на голубоватой дымке цветка. Притянутый этой невероятной игрой красок, я коснулся окровавленными пальцами одного из лепестков и тут же содрогнулся от обжигающего холода, пронизавшего меня с ног до головы.


Я словно нырнул в суть чародейства, создавшего этот цветок, понял силу и слабость, которую оно дарует, узнал наказание для посягнувшего на него. В ту же секунду дошел смысл этого ритуала: Эльза назначила меня своим наследником. Теперь, после ее смерти, проклятье цветка перейдет на меня. К сожалению, в тот момент я не до конца понял замысел госпожи.


Когда я пришел в себя, то уже лежал в комнате с перебинтованной рукой. Рядом сидела Эльза.


- Прости меня, Брин, я не спросила, хочешь ли ты этого, - она смущенно улыбнулась, обнажая верхние клыки, - но мне все равно больше некого было делать преемником.


- Ты такая внезапная, что иногда пугаешь.


- Только иногда?


- Конечно, обычно ты более спокойная и рассудительная.


Госпожа отвернулась от меня и шепотом попросила:


- Брин, ты можешь выполнить одно мое желание?


- Конечно. Эльза, все, что в моих силах!


- Тогда закрой глаза и не открывай их, пока я не скажу. Что бы ни происходило, не открывай их, хорошо?


Я растерялся от такой просьбы, но промолчал и закрыл глаза.


Моего лица еле ощутимо коснулись ее пальцы. Легкое движение от лба, по щеке и до подбородка. Затем осторожное прикосновение к волосам, поглаживание, мурашки побежали от затылка и до кончиков пальцев. Пауза. Долгая пауза. Невесомый поцелуй в губы, пронизавший жаром. Я судорожно вдохнул, но остался неподвижен. Звуки ее шагов, тихое "Открывай" и звук закрывающейся двери.


Я лежал с закрытыми глазами и чувствовал, как по щекам снова текут слезы. Почему?

Аватар сообщества "Авторские истории"
9 415 постов 12 830 подписчиков
12 комментариев
Kulugur
+3

У хорошей сказки может быть только хороший конец!

+3
раскрыть ветку 2
Аватар пользователя Relvej Relvej
+2
это вы с надеждой или с внушением пишете?
+2
раскрыть ветку 1
Kulugur
+1

С надеждой ;-)

+1
Аватар пользователя PannaFlam PannaFlam
+3
Не умирааааай Эльза😭
+3
раскрыть ветку 1
Аватар пользователя Relvej Relvej
+1
Ребята, вы такие милые!!!
+1
Аватар пользователя Hellarider Hellarider
+3

ну вот...снова ждать! *ушла плакать в чашку с кофе*

+3
SergyCBC
+1

Кажется, кто-то хочет отобрать у Мартина лавры по жестокости.

+1
раскрыть ветку 1
Аватар пользователя Relvej Relvej
+1
да ну нет... мне пока слабо.))
+1
Аватар пользователя BablVabl BablVabl
0
Так, блин... Срочно продолжение!
0
раскрыть ветку 3
Аватар пользователя Relvej Relvej
+1
завтра. завтра все решится. и ничего уже нельзя будет изменить.
+1
раскрыть ветку 2
Аватар пользователя BablVabl BablVabl
+1
Вы ж понимаете, что я не работаю, а гадаю... Что же там дальше
+1
natacat1908
0

Но ведь до завтра еще есть немного времени. Эта пара заслужила надежду на счастливое будущее.

0
Похожие посты
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: