Необходимо войти или зарегистрироваться

Авторизация

Введите логин, email или номер телефона, начинающийся с символа «+»
Забыли пароль? Регистрация

Новый пароль

Авторизация

Восстановление пароля

Авторизация

Регистрация

Выберите, пожалуйста, ник на пикабу
Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
У меня уже есть аккаунт с ником Отменить привязку?

Регистрация

Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
Создавая аккаунт, я соглашаюсь с правилами Пикабу и даю согласие на обработку персональных данных.
Авторизация

Профиль

Профиль

vrochek

vrochek

Пикабушник
Шимун Врочек, писатель. Автор романов "Питер" из серии Метро 2033 и "Рим" из серии Этногенез.
17 795 рейтинг
531 комментарий
81 пост
42 в "горячем"
Показать полную информацию

ВУДУн

vrochek

1


Был у меня автомат, но автомат я потерял. И пятый день тащился по джунглям, имея из оружия собственные руки, ноги и армейские ботинки сорок второго размера, со стальной пластиной в мыске и полуфунтом гвоздей в подошве. А ещё у меня был трофейный нож. И пробитая голова. И если голова ещё на что-то годилась, то нож уже не годился ни на что. Заржавленное лезвие норовило сломаться о любую ветку, а костяная рукоять - выскочить из ладони, словно мокрое мыло. В общем, самоубийство я решил отложить до тех пор, пока не обзаведусь чем-нибудь поприличней.


По крайней мере, без дурацких надписей на клинке.


2


Я старика издали приметил. Худущий, жилистый, сидит на своей поляне, черный, как крем для ботинок, и палочкой в котелке помешивает. А из котелка – мясом вареным пахнет. У меня чуть желудок наружу не выскочил, кишки в трубочку свернулись. Живот заурчал почище тигра в джунглях. Странно, что старик не заметил.


Я на поляну шагнул, руки перед собой выставил. Безоружный, мол.


- Здорово, дед!


Старик посмотрел на меня – мне жутко стало. Один глаз у старика черный, а другой – белый, слепой. Но не это самое страшное. Старик белым глазом на меня уставился.


Я страх переборол и говорю:


- Найдется чего пожрать солдату удачи? – у меня, когда поджилки трясутся, наглость появляется.


Старик пролопотал что-то по-своему.


- Я говорю: пожрать не найдется?!


Тут старик вскочил, как молодой, палочку из котелка вытащил и на меня бросился...


- Не понял, - сказал я уже на земле. Что-то с голодухи совсем ослабел. Встал, смотрю – старикан опять меня бить собирается. Уже разбег взял.


Хрясь! Больно!


Тут я разозлился и нож вынул. Последнее дело на такую древность с ножом кидаться, но ведь зашибет, проклятый. И как звать, не спросит.


- Меня, - говорю, – Джонни зовут.


Старик как солнце на ржавом клинке увидел, сразу в лице переменился. И по-английски заговорил:


- Брось нож! Брось нож!


- Ага. Щас, - говорю. Что, старикан, моя очередь глумится? - Конечно, брошу – только кусочек откромсаю. Ма-а-ахонький!


Тут до старика дошло. Понял, какой сувенир мне на память требуется. Старикан подхватился и – место заветное ладошками прикрыл.


Правду говорят, - думаю, - седина в бороду, а бес в ребро. Есть полосатенькому за что бояться, есть. Это ж надо! А по виду ему на том свете уже лет семь прогулы ставят... Если не все десять.


- Может, договоримся? – предложил старик дипломатично.


3


Договорились, конечно. Умным-то людям чего не договориться.


- Ты совсем дурак?! – опять старик на меня орет. - Ты бокора убил, бокора нож взял, меня ножом бокора убить хотел!


- Так не убил же...


- Потому и не убил, барабанная твоя башка, что нож бокора проклят!


- Кем?


- Бокором!!


- А зачем бокору свой нож проклинать? Он, что, на почве колдовства крышей поехал?


Вообще-то, я не знал, что тот парень – бокор. Это у черных так колдуны называются. Мы однажды через деревню шли. Впереди Картер, ирландец, который своей жены боится, дальше четверо ребят, я – замыкающим. Жарко до невозможности. Ак-47 нагрелся, уже голый живот обжигает.


Один из ребят девчонку увидал. Обрадовался. Иди, говорит, сюда, я тебя вот чего дам.


И зеркальце ей показывает.


Она подошла, этот дурак схватил ее в охапку и давай тискать. Та орет, конечно. Картер повернулся, кричит:

- Отпусти, ее, идиот, быстро!


Не успели.


Черные закричали, заулюкали и давай из окон на нас выпрыгивать. Копья, палки, все такое.


Мы постреляли аккуратно, чтоб никого не задеть – черные вроде угомонились. Они автоматов боятся.


Только мы рано расслабились.


В парня, что девчонку ихнюю тискал, камень прилетел. И точно по уху. Парень рухнул, как подкошенный.


Мы стоим, дураки-дураками. Чего делать-то? Откуда бросили, кто бросил – поди сыщи. Дали очередь в воздух, парня под руки подхватили и – бегом. Я самый последний, прикрываю.


Почти всю деревню прошли. Все, думаю, пронесло. Ага, как же! Накаркал.


За околицей еще одна хижина оказалась. Мы ее прошли было, да только из кустов кто-то как выскочит! Потом оказалось, птица, но уже поздно было. Наши чуть в штаны не наделали.


У меня нервы и так на пределе. Я развернулся и по кустам очередь дал.


Сначала тишина. Потом стон.


Пожилой негр из кустов вышел и под ноги мне свалился. Мне нехорошо сделалось. Ни за что, ни про что человека пристрелил. Ладно бы он с автоматом был – тогда понятно.


Негр лопочет что-то. Ко мне руки тянет. Я фляжку с пояса снял, наклонился. Не пьет.


А негр мне нож в руки сует. Меня сначала дрожь пробила, вот думаю, хотел бы заколоть – заколол бы. Растяпа ты, Джонни. А негр все лопочет. Я нож держу и вроде как его понимаю.


Вроде: возьми, святое это, подарок.


- Это проклятие, - говорит старик.


Вот блин, обрадовал. Тот негр мне еще пару раз во сне являлся. Звал, лопотал по-своему, руками размахивал. Пугал до чертиков, короче.


- Проклятие, делающее владельца ножа... - и так далее в течение часа.


Одним словом, хитрое проклятие оказалось.


Меня после еды так разморило, что я стариковские объяснения мимо ушей пропустил. Ем деда глазами, а на самом деле сплю. Тут, главное, проснуться, когда начальство до сути дойдет...


- Я, - говорит старикан, - тебя в ученики беру.


Вот, дошел. Чего?!


- Будешь мне служить, чесать спину, сушить травы, убирать хижину, готовить еду, работать на меня всю жизнь, а потом, когда буду умирать, я передам тебе свою душу в наследство.


Ну нафиг такое счастье, говорю. Задарма работать. У вас хоть профсоюзы есть? Нет, не хочу.


- Иначе, - говорит старик и белым глазом на меня смотрит. – Я тебя в котле сварю и съем.


Короче, договорились. Как умным людям и положено.


4


- Это кто такие? – спрашиваю.


Старик на меня недобро посмотрел. Ну, думаю, опять бить будет. Я голову на всякий случай поглубже втянул, воротник поднял и жду. Только попробуй, старая ты черепаха. Завел себе моду ученика обижать.


Вообще, старик мой с утра не в настроении. Не с той ноги встал. Даже поесть толком не дал – погнал на берег, залив изучать.


В это время катер развернулся, взревел, выкатился на песок и остановился. Из катера вылазит толстый негр в белой шляпе и белом костюме, а двое худых его под руки поддерживают. Видно, важный мужик, к нему из-под пальм еще несколько негров выбежало – все с калашами и в камуфляже. Кланяются.


Толстый лениво так кивает. Пальцы у негра в перстнях, а в руках палочка, вроде как у моего старика – только подлиннее.


- Это кто?


- Это, - говорит старик, – враг мой. Леонидас Грациус.


- Бокор?


- Молчи, барабанная башка! – нервный все же мне учитель попался. - Бокор – светлый! А у Грациуса сам барон Суббота в друзьях ходит.


Старичок вроде не из робких, а про этого Субботу, как про дьявола говорит. Хотя был у нас в команде ирландец, который своей жены больше черта боялся. А в бою ничего, храбрец.


- Ну, - говорю. – Ты, дед, так бы сразу и сказал, что Суббота. Я же не дурак, все понимаю. Мафия?


Старик сплюнул и назад пополз. А я еще посмотреть остался.


Леонидас начал худым в камуфляже речь толкать. Я не слышу ни черта, но зрелище любопытное.


Оказалось, толстый, как рот откроет, может маяком работать. Поймал солнце на зуб и давай катать. Отблеск на той стороне океана видно. В пасти у негра столько золота оказалось – я даже пожалел, что не могу оказаться в радиусе прямого удара прикладом. Уж я бы от всей души...


Тут мне в спину что-то твердое уперлось.


- Турамб! – говорят. «Руки вверх!», в переводе. У меня, стоит меня испугать, сразу знание языков прорезается.


5


Здоровенная змея упала сверху. Плюхнулась в воду и ушла на дно.


- Мартух фухта! – говорит старик. Если лингвистические способности меня еще не покинули, это означает «дети жабы».


Слышится смех. Я пытаюсь отойти подальше, но яма маленькая и залита водой по пояс. Никуда особо не денешься. К тому же змея под водой видит нас – а мы ее нет.


Смешная шутка. Надеюсь, змея не голодна?


Вообще, Леонидас любит пошутить. Я с ним знаком не очень долго, в отличие от старика – но насчет чувства юмора усвоил.


Поэтому я прячусь за учителя.


- Дед, - говорю, – да она тебе на один зуб. Я же твой аппетит знаю.


Старик недобро смотрит на меня. Черным глазом – значит, еще не сильно разозлился. Интересно, когда худые негры его вязали, обещал дед сварить их в котле и съесть?


- Твоя обязанность – защищать учителя!


Честно говоря, я особо не напрашивался.


- Дед, если у тебя есть лишний автомат – то пожалуйста!


- Ты совсем ду... – старик замолкает. Это на него так не похоже, что я заглядываю через плечо.


Змея выставила из воды голову. И смотрит на нас с дедом, как на шведский стол. Наверное, решила, что проголодалась.


- Дед, ты это – спасай престиж! - у меня, когда я напуган, прорезается красноречие. Сроду таких слов не знал, а тут вспоминаю. - Не годится, чтобы учителя съели на глазах его ученика. Представляешь, как это травмирует мою психику?


- Отвернись, - говорит старикан. В этом он весь. Какая-то нечеловеческая логика.


Змея угрожающе шипит. Раздвоенный язык появляется и исчезает.


Хорошо, думаю я, что в яме воды по пояс. Не придется оправдывать мокрые штаны. Кстати... Я нащупываю за поясом знакомую резную рукоять. Нож бокора!


- Слушай, дед, - начинаю я, и тут змея прыгает...


6


Леонидас Грациус улыбается, отчего, наверное, все корабли в радиусе пятидесяти миль сбиваются с курса.


- Что будешь пить, Джонни?


Знаю, что Леонидас – сволочь, каких мало, но устоять не могу. Мало кто умеет так обаятельно улыбаться половиной американского золотого запаса.


- Джин с тоником.


В руке у меня бокал, в котором плавают куски льда. Вот это, я понимаю, жизнь.


У моих ног свернулась змея. На огромной треугольной голове зияет колотая рана. Змея почти как живая.


- Я предлагаю тебе стать моим учеником.


Я думаю.


- У меня уже есть учитель.


- Гукас? Этот зануда? Правда?! – Леонидас начинает смеяться. Делает он это долго и с удовольствием. Голос напоминает Луи Амстронга. Солнце играет на золоте.


Змея у моих ног поднимает голову и шипит. Теперь она зомби и должна меня охранять. Нож, проклятый бокором, оказался не так уж прост.


- Что он тебе предложил, Джонни? – говорит Леонидас, отсмеявшись.


- Котел, если я не соглашусь. Он пообещал меня съесть.


Леонидас опять начинает смеяться.


По краям веранды стоят худые негры с ак-47. Негры тоже смеются.


- В твоих руках, Джонни, оказалась великая вещь. К сожалению, - Леонидас ослепляет меня улыбкой, - ты и нож неразрывно связаны. Такова сила проклятия. Я предлагаю тебе стать моим учеником. Ты постигнешь все секреты черной магии, получишь...


- Я согласен, - говорю.


- Что? – моя капитуляция застает Леонидаса врасплох.


Я подхожу к краю веранды и смотрю на море. На волнах качается красный катер. Все это может стать моим.


- Отпусти старика, - говорю я.


Леонидас перестает улыбаться.


- Ни мне, ни тебе не будет тогда покоя. Гукас слаб, но мстителен.


Толстяк говорит:


- Лучше ему умереть.


Я смотрю на Леонидаса. Затем поворачиваюсь и снова вижу красный катер. Моим. Станет моим...


Я делаю шаг, выдергиваю из рук ошалевшего негра автомат и размахиваюсь. Бум!


Леонидас зря подошел ко мне на расстояние прямого удара.


- Фас! – говорю я змее. Она шипит. Негры в камуфляже пятятся, кричат, стреляют... потом бегут. Змея догоняет их и сбивает с ног.


7


Я подхожу к яме и смотрю вниз. Ничего не видать. Кидаю туда камешек. Плеск.


Оттуда раздается: «Мартух фухта!»


- Привет, дед, - говорю я.


- Джонни?! – неверящий голос. Через мгновение он звучит уже по-обычному сварливо. – Кидай веревку!


- Ну, - говорю. - Не так быстро. Я бы хотел сперва обсудить условия моего ученичества. Во-первых: чесать тебе спину я больше не буду. Во-вторых: готовим теперь по очереди. В-третьих...


- Проклятый дурак! – доносится из ямы. – Я сварю тебя в котле!


- А я могу уйти и оставить тебя здесь, упрямый старикан. Ну, как, обсудим мои предложения?


Почему умным людям не договориться?


Договорились.

Показать полностью

Комик

vrochek в Истории из жизни

Комик (от нем. Komiker, Komikus, в свою очередь от лат. cōmicus) — амплуа, а также актёр, исполняющий комические роли.

Комик Реальная история из жизни, ГИТИС, Театр, Учеба, Александр Пороховщиков, Длиннопост

Режиссерский курс Щуки. Статическая мизансцена. Игорь придумал отличный этюд -- солдаты-срочники в музее. Зал музея. Справа -- обнаженный бюст античной богини, слева на скамеечке отдыхает прекрасная живая дева -- длинноногая, в миниюбке, в блузочке, в чулках в сеточку. Это наша одногруппница секси Надя. Перед бюстом богини замер "прапорщик", за ним выстроилась череда срочников. Головы срочников повернуты отнюдь не к мраморной богине. И только бедный прапорщик смотрит в мрамор. Этюд назывался "Экспонат" (это было задолго до Шнура).

Я был срочником, стоящим последним. И если первые в шеренге только повернули головы, то я почти целиком развернулся к живой богине. И пялюсь на нее во все глаза. Впитываю красоту.

Для срочников нужна форма. Игорь взял в костюмерной старые советские гимнастерки, штаны, ремни, пилотки. Прапора одели, как положено прапору, фуражка, брюки с лампасами, даже ботинки нашли. А вот с сапогами -- засада.

Сапог на всех не хватило. Игорь обегал всю Щуку, но нашел еще пару сапог. Занял у курса Иванова, кажется. Только сапоги оказались бракованные. Внутри подошвы выгнуло как от пожара, ступни целиком не засунешь. Ходить в таких сапогах невозможно. Что делать? Я посмотрел на осунувшееся лицо Игоря и говорю: ладно, давай их мне. Я на носочках постою. Десять минут? Подумаешь, задача.

Генеральный прогон перед показом. Принимает ВВ, куратор курса.

И вот -- смена мизансцены, мы расставили выгородку, разбежались по местам. Я вынес сапоги в руках на сцену, поставил и сунул туда ноги. Стою на пальцах. Забавно, я так даже выше ростом кажусь. Я приосанился.

ВВ оглядел мизансцену, улыбнулся. Вроде доволен. Потом ко мне:

- Овчинников, что ты стоишь, как герой-любовник?!

- Ээ...

- Добавь смущения. Смущайся! Еще!

Я добавил. Зрители-режиссеры засмеялись.

- Вот! - одобрил ВВ. - Теперь хорошо. Зафиксируй.

Так я понял, что от меня ждут точно не героя-любовника.


* * *

Задолго до этого.

Военные сборы. Отдельная трубопроводная бригада под Нижним Новгородом.

Репетируем присягу.

Я беру автомат наизготовку, встаю по стойке смирно. Подбородок задран, лицо торжественное.

- Курсант Овчинников, для принятия воинской присяги, ко мне! - командует замком взвода.

- Есть!

Иду, печатая шаг.

Слышу странный звук. Смотрю -- это замком взвода мучительно сдерживает смех. Его сгибает. Но меня не собьешь. Я репетирую присягу.

- Тарищ заместитель командира взвода, курсант Овчинников для принятия присяги прибыл! - чеканю я.

- Торжественно присягаю...

Замок опять сгибается. Красный.

- Блин, ты замучил, - говорю я шепотом. - Издеваешься?

- Овчинников! - говорит он. - Слушай, хватит. Я не могу, когда ты с таким лицом идешь.

Я потом посмотрел в зеркало, когда брился. А что не так? Лицо как лицо.

Красивое даже.

Можно героев-любовников играть. Точно.


* * *

- Думаете, я всегда играл героев? - говорит Порох. Он суров и мощен, как литая старинная мортира. Боксерская челюсть в седой щетине, лысина отливает патиной. - Э, нет. Это в кино вы привыкли, что я герой. А в театр Сатиры меня когда-то приняли как комика.

Александр Шалвович Пороховщиков, наш мастер. Порох.

Когда я его увидел в Гитисе на поступлении, я подумал: "Это же тот актер, из "Свой среди чужих"!" Оказывается, он ниже ростом.

А теперь я учусь у него на актерском курсе.

- Завтра будет пересдача сценречи, - объявила преподавательница. - Тебя, Овчинников, это особенно касается. Что у тебя с упражнениями? Всем знать теорию и практику. Дома перед зеркалом потренируйтесь. Овчинников! Ты понял?

- Понял, - я вздохнул. Из всех предметов мне труднее всего давались сценречь и танец. Особенно с танцем беда. Временами я чувствовал себя как сороконожка, которую спросили, с какой ноги она обычно начинает движение. Вот как можно одновременно быть почти Траволтой на танцполе -- и таким бревном в учебном классе? Однажды в клубе "Кабана" негр-кубинец, подвижный как ртуть, пожал мне руку, признавая свое поражение. Я сделал его в латине, а на уроке не могу повторить три движения, не запутавшись в ногах. Чертовы шаги!

С речью лучше, но далеко до совершенства. Остальных на пересдачу оставили с акцентами и южным выговором, а нас с Пашкой -- за лень и глупость.

Порох вошел в зал -- седой, мощный -- вместе с вокалисткой и сел в первом ряду. Его темные глаза смотрели на нас отрешенно и задумчиво.

Пересдача началась. Нас было четверо. Две девчонки, Пашка и я.

- Кто начнет? - спросила педагог по сценречи.

- Давайте я.

Я сделал шаг вперед. Рассказал теорию и принялся за практику.

Упражнение называется "Колокол". Оно в принципе простое -- встаешь, ноги чуть шире плеч, руки прижаты вдоль тела. Нужно качаться с ноги на ногу, изображая язык колокола и произносить при этом "БОМММ-БОМММ", начиная с низких нот и до самых верхних. Главное, чтобы звук шел из груди, а потом из головы. Это упражнение развивает резонаторы.

Я это упражнение делал дома, прекрасно знал. Даже перед зеркалом репетировал. Так что в себе я был уверен. Как настоящий адепт системы Станиславского, даже в учебное упражнение я вложил внутренний монолог и киноленту видений. Я представлял, что я не просто колокол, а колокол из фильма Тарковского "Андрей Рублев", который отливают в последней новелле, и что я духовное воплощение шута, которому вырвали в начале фильма язык за правду, а теперь меня отлили в бронзе и дали мне новый медный язык, и я звоню над всем миром, над этой юной возрождающейся Русью, которая скоро сбросит рабское монгольское иго, и я смотрю на всех с высоты полета воздушного шара, подо мной проплывают поля и реки, и рыбаки в лодках, и табун лошадей, и я звоню. И звон мой чист и ярок. И разносится далеко.

- Начали, - сказала педагог по сцен.речи.

И я начал.

- БОМММ, БОМММ, - очень низко.

- БОМММ, БОМММ, - чуть выше.

Я делаю -- и чувствую, что вокруг меня что-то происходит.

Смех. Затем -- грохот горного обвала.

Порох стал багровый, как помидор. Никогда его таким не видел. И хохотал. По лицу катились слезы.

Что-то не так? - подумал я. И удвоил усилия.

Порох рубанул ладонью воздух, задыхаясь.

- Ты! - крикнул он своим мощным хриплым голосом. - Комик!!

И продолжил смеяться. Рядом с ним плакала от смеха преподавательница вокала, а педагог по сцен.речи -- стояла с красным лицом, она честно пыталась сдержаться.

- Овчинников, спасибо, - сказала она наконец сдавленно. - Все.

На этом экзамен благополучно завершился. Всем поставили "зачет" и отпустили.

После ко мне подошла Тамара и говорит со своим характерным гортанным акцентом:

- Спасибо, что рассмешил Пороха.

Я рассеянно кивнул.

А я стою и не могу понять. Как я это сделал?

Я же герой. Не комик.


============

отсюда

(с) Шимун Врочек

В качестве иллюстрации: Александр Пороховщиков (Клавдий), Алла Демидова (Гертруда) и Владимир Высоцкий (Гамлет) в спектакле Юрия Любимова «Гамлет», Театр на Таганке.

Показать полностью

Про любоффь

vrochek в Истории из жизни

Дед Гоша рассказывал, как его приезжали снимать с телевидения. Как раз на Золотую свадьбу. В общем-то, снимали их обоих -- и деда и бабушку, но бабушка перед камерами превращается в Хозяйку Медной горы -- замирает, как малахитовая. А вот дед нет. Дед органичный и прекрасно себя чувствует. Правда, на вопросы отвечает только на те, на которые хочет. К тому же он глуховат, так что не факт, что он точно услышал, о чем журналисты его спросили. Но это не важно.

Дед рассказывает: они меня спрашивают, как вам удалось сохранить такую крепкую семью? Сколько лет прошло. А я говорю: жену свою надо любить крепко. И все.

Смеется.

- Любить надо и все. Ясно тебе?

Я говорю: ясно.

- Я бабушку твою встретил -- у нее тогда волосы были белые-белые. Красивая девка, - говорит дед. - Косы -- толстущие, длинные.

И заканчивает победно:

- Вот за косы я ее и полюбил!


===

На фото:

Третий слева, в шикарных носках -- дед. Крайняя справа, в косынке -- бабушка.

Деда уже нет, а бабушке недавно исполнилось 84 года.

Про любоффь Реальная история из жизни, Бабушки и дедушки, Любовь

Голубая краска

vrochek в Авторские истории
Голубая краска Реальная история из жизни, Север, Печаль, Длиннопост, Кладбище

Голова обвязана, кровь на рукаве


след кровавый стелется по сырой траве


эээээ, э-э, по сырой траве


Чьи вы, хлопцы, будете,


кто вас в бой ведет?


Кто под красным знаменем


раненый идет?


Дед в ощущениях был белый, седой и надежный.


С сильным насмешливым голосом.


И чем хуже шли дела, тем бодрее звучал голос деда.


Алексей поморщился, перевернулся на бок. Чертово одеяло опять сползло, холод забрался и жег кожу на плече. Как ледяным языком облизывал. Котяра инеистый. Сволочь.


Хорошо бы сейчас взять трубку и позвонить.


Дед бы сказал "Здорово, внук!" и еще одну заготовленную фразу. Разговор у него был отрепетирован до пауз и интонаций. Не сразу можно было сообразить, что собеседник ни черта не слышит, кроме звука твоего голоса, и отвечает себе сам. Но в первую секунду это звучало убедительно.


Когда-то дед был молод, силен, крепок и уверен в себе. Красавец, русоволосый, типажа Крючкова из "Трактористов". Даже голос и интонации похожи. У Алексея до сих пор сохранилась где-то фотокарточка, где дед, молодой и красивый, как советская кинозвезда, снят у полкового знамени. Гимнастерка, ППШ в руках, пилотка и все при нем. Девки, наверное, по деду сохли вагонами. Штабелями. Лесосплавами.


С глухотой и телесной слабостью пришла к деду неуверенность.


Неуверенность привела в некогда каменный бастион — старость, от которой крепкий и сильный дед отбивался раньше кулаками. Он вообще в обиду себя не давал.


А тут был — чужой город, чужая квартира, хотя и купленная сыновьями специально для деда с бабкой. Чтобы были поближе к внукам. Хотели как лучше. И никакого выматываюшего силы огорода...


Заботливые дети и внуки не понимали одного. Выматывающая работа и резкий ветер в лицо позволяли деду держать марку. А теперь все стало ненужным. Весь его форс. И грудь колесом. И начищенные до блеска сапоги. И наградная фотокарточка у полкового знамени. Не с чем сражаться. Не за что. Не надо.


Ты становишься ненужным.


Так приходит старость.


Тебя больше не слушают. Никто не слушает. Словно ты пустое место. Малый ребенок.


Бабка обижалась сначала... да и потом обижалась. "Рюмочку деду-то налей", говорила она высоковатым, просяще-требовательным голосом. А потом пыталась рассказывать о войне, о голоде, о работе с утра до вечера, об отце, пришедшем с фронта в сорок третьем — с ногами, издырявленными мелкими осколками снаряда в решето, о том, как ему, инвалиду, после войны не давали пенсию по ранению, потому что не было бумажки, что он ранен. Как он пошел за ней, этой бумажкой — почему-то ночью, и пропал. Искали все. Нашли его через три дня какие-то прохожие — замерзшего на холме, недалеко от деревни. Поскользнулся и упал. И встань не смог. Бабка рассказывала и плакала. Ее не слушали. Иногда, ради вежливости кивали. А потом и кивать перестали. Зубоскалили.


Она уже не умела дать отпор. Раньше перепалки с невесткой, женой среднего сына — острой на язык бабой, которая легко отбривала самого отпетого мужика — переходили в обиды, но жар от сражения все обиды стирал рано или поздно. А сейчас обиды накапливались. Множились.


Игра в одни ворота.


Трудно быть стариком.


А они, молодые, этого не понимали. Да и не хотели понимать. У них были свои заботы. Важные и повседневные, их нужно было решать.


А стариков можно было послушать и позже. Как-нибудь в другой раз. Но не сейчас, желательно. И — не завтра.


Потом.


Дед давно перестал пытаться. Он и не пробовал. Он был гордый. Теперь он тарабанил свою бодрую заготовку, смеялся на всякий случай и все, отдавал трубку бабке, которая еще не смирилась.


Старость делает нас неслышными. Выключает звук.


А потом тебе даже не говорят, когда умирает твой сын. Чего-то ждут.


Словно еще день неизвестности воскресит его.


Впрочем, так оно и было. Для деда Юрка был живой еще целых два дня.


Чего уж обижаться. Грех. Могли вообще не сказать.


И от этого "могли не сказать" внутри все скручивает, как в узел.


Кладбище здесь было новым. Отвели место, когда заполнилось на старом кладбище. Могилок всего ничего. Ровная песчаная земля. На Урале кладбище было старое, огромное, от земли, травы и аккуратно выкрашенных оградок шло ощущение умиротворения и покоя. Здесь, на севере, кладбище было маленькое и непутевое.


Как и Юрка, младший сын.


Нервное. Без густой и прозрачной тишины покоя, деловитой жизни, привычной там, на древнем и красивом уральском склоне.


Здесь кладбище было коротким отрезком в песке, дорогой к концу.


Ветер дул и теребил редкие кустики зелени и пожухлые цветы в вазах.


И дед вдруг понял, что это все.


Сорок дней прошло со смерти младшенького. Бабку тогда отхаживали, успокаивали, но бабам проще. Бабы могу рыдать и плакать...


Дед же молчал и внутри него умирал, бился, корчился чудовищный вой.


Словно еще живой Юрка умирал там, в этой пустоте, сейчас. И кричал от боли. И ему было не помочь.


Тоска. Он встал тогда и пошел. В сердце гнулась и торчала длиннющая, с полнеба, стальная игла.


Юрка, непутевый. Юрка.


Младшенький. Любимый.


Вызвали скорую. Сделали укол от сердца. Живи, дед. Как?! Живи, как хочешь.


И теперь это кладбище. Свежепокрашенная железная оградка, застывшие наплывы голубой краски. Земляной холмик. Не уральская земля, коричневая. Не сладкая. Не родная. Стакан с водкой. Черный хлеб. Памятник, выкрашенный голубой краской.


И фотография в овальной рамке.


Юрка на ней был какой-то другой. Не ту выбрали, подумал дед. Непохожий на себя он здесь был. Словно человек на фотке знал, что уже умер.


Дед повернул голову к старшему внуку — молодому, красивому.


"Вот, Лешка, пришел я к сыну, а он смотрит на меня и не встает", — сказал он внуку. Без всякого надрыва, просто. Алексей передернулся. Эх, дед. Ну что ты...


И дед замолчал.


Раньше ты выбирал ему машинку — вот эту, синюю! И чтоб большие колесики.


А сегодня выбираешь ему гроб.


Юрка. Эх, Юрка.


Мы сыны батрацкие, мы за новый мир


Шорс идет по знаменем


красный командир


В голоде и в холоде


жизнь его прошла


но недаром пролита


кровь его была


эээээ, э-э, кровь его была

Показать полностью

Old Times (Толкин-рэп)

vrochek в Сообщество поэтов
Old Times (Толкин-рэп) Стихи, Властелин колец, Постмодернизм, Длиннопост

Когда мы верили, что виновато только кольцо,


Когда мы знали, что зло можно победить


Нужно только дойти, дожать, вцепиться зубами и доползти


Нужно откусить себе палец и посмотреть, как летит.



Все было просто. Старые закончились времена,


Кольца больше нет и незачем больше идти,


Но я все жду, замирая душой, и жду,


И кажется мне: кольцо все летит и летит.



Над Ородруином струится новый рассвет,


Над раскаленной лавой собрался новый туман.


Око закрылось. Навечно, по сводкам гондорских газет.


А также в номере: Гавани!! и океан.



Но нет покоя, я лежу к стене


И кажется мне, что мир беспробудно пьян,


Я хочу верить, где-то есть конкретное зло,


А не этот, сука, вездесущий туман.



Что случилось с миром, чертов Эйяфьятлайкудль,


В мутной пелене, где повсюду ложь...


Неужели ради этого я, бросив все дела,


Взял себя за жопу, дотащил и дополз?



Нет ни добрых, ни сильных, все в одном говне,


В серой копоти света не найдешь ни зги,


Все замазаны сажей. Я пишу: Гэндальф,


а так же — брат, друзья и возвратившиеся короли...



Я знаю: вы скажете, что кольца больше нет,


Что времени в обрез, что времени просто швах,


Слушай, Фродо, дружище, давай в следующий раз, а?.


Устроим пати и накидаемся в дрыбадах.



Друзья, пусть я совсем дурак


Не стоит убивать сумасшедшего гонца.


Я скажу вам прямо: черт с ним, с кольцом!


Главное, что нужно, это Братство кольца.



Я устал слышать, как вы зовете друг друга говном,


"Орками", "ватой", "подстилками для обезьян".


Знаете,


Страшно не то, что сделало с нами кольцо...


Страшнее, что делаем мы, - без кольца.


* * *


Орки повсюду, и важно не сбиться с пути.


Давайте, как прежде, встаньте рядом со мной


Я самый слабый, но с вами смогу доползти,


Погасим чертов вулкан — и домой.

Показать полностью

Сухов и гарем

vrochek в Истории из жизни
Сухов и гарем Реальная история из жизни, Институт, Назад в 90е, Поступление в вуз, Текст, Длиннопост

Мы с Андрюхой учились вместе с первого класса школы и по выпускной курс "Керосинки". И даже в академ отпуск успели сходить, хотя и в разные годы и по разным причинам, но в итоге РГУ нефти и газа мы начинали и заканчивали в одной группе. Судьба, видимо. А лучшими друзьями мы стали уже на второй день школы. И до сих пор так.

В 1994 году в ГАНГе (так тогда называлась Керосинка) на экзаменах была забавная система. К нам в Вартовск приехала выездная приемная комиссия. Можно было выбрать любые экзамены и получить баллы. Баллы как-то хитро суммировались. Самыми престижными тогда считались экономический и юридический факультеты, недавно созданные. А самыми отсталыми -- технические, вроде разработки и геологии. Чертовы 90е годы все поставили с ног на голову. В нефтяном институте (пятый в Европе), технари считались неудачниками.

Чтобы попасть в экономисты-юристы, нужно было больше всего баллов. Я недобрал баллов для юридического (кой черт меня вообще понес в юристы? загадка) и поступил на автоматику и вычислительную технику. Для АСУ моих баллов не хватило, поэтому я попал в АТП (автоматизация технологических процессов). И до сих пор этому рад. Это была золотая середина. И прекрасные люди.

Андрюхе хватило баллов для экономического факультета, но там, видимо, многим хватило. Все хотели быть элитой. В ход пошли неконституционные методы. Среди абитуриентов ходили смутные полумифические рассказы про охоту на вертолетах, где на пути комиссионеров лежали заранее подстреленные олени и ковры с черной икрой, политые коньяком... В общем, Андрюху по-тихому сдвинули из элиты в простые "разработчики". Когда в первый день в институте я пришел к нему в подвал (Буквально. Разработчики, считавшиеся черной костью, сидели где-то внизу, в подвальном лабиринте), то обнаружил, что вся его группа состоит из красивых девушек, а Андрюху, как единственного мужчину, уже обласкали и выбрали старостой. Я сразу вспомнил красноармейца Сухова с его гаремом. "Дорогая Катерина Матвевна, во первых словах своего письма хочу сказать... я разработчик".

Как он мог от этого отказаться? Не понимаю.

Но в Андрюхе всегда было сильно чувство справедливости. Офигев от поворота с поступлением, Андрей вскипел. Это было дело принципа. Андрюха обегал весь институт, нашел лысого главу приемной комиссии, взял за грудки и напрямую спросил (о вертолетах и оленях... нет, конечно), каким образом вместо экономической элиты подающий надежды абитуриент оказался в безнадежных разработчиках?

История умалчивает о деталях разговора, но на следующий день Андрей уже входил в аудиторию, где занималась моя родная АТ-94-1. В экономисты он не попал, но в автоматчики -- пожалуйста. Это было круто. Мы снова сидели за одной партой и ржали, как в школьные времена.

И только где-то там, глубоко в недрах института, в подвальном лабиринте, тоскливо вздыхала прекрасная женская группа, лишившаяся в один день и старосты, и единственного мужчины.

В общем, грустная история.

Сейчас экономистов-юристов как собак нерезаных, а разработчикам и геологам, говорят, сразу после поступления выдают золотую лопату.

И это хорошо.

Значит, земная ось опять повернулась правильно.

Показать полностью

Носки для Кинг-Конга

vrochek
Носки для Кинг-Конга Реальная история из жизни, Родители и дети, Юмор, Уборка

Злата (6 лет) по случаю соплей осталась дома, надела теплые носки и занялась уборкой. Закрылась в гостиной, включила музыку на старом мамином телефоне и давай изо всех сил убираться.

Видимо, у женщин это в крови. Только старшей, Василисе не досталось. У нее на рабочем столе Кинг-Конг взбирался на небоскреб, все разрушил, гулко кричал в ночное небо, бил себя кулаками в грудь, потом аэропланы прилетели, немного постреляли, пожарные машины приехали, немного потушили, затем Кинг-Конг упал, раздавил пару пожарных машин... В общем, все так и лежит с 1933 года. А на том пятачке, где упавшего Конга чуть сдвинули, Василиса делает уроки.

В целом, старшая дочь вся в меня. Назовем это творческим беспорядком. А у младшей другой темперамент.

Гляжу, Злата закончила расставлять вещи и шествует мимо с игрушечным набором -- щетка для подметания, швабра и щетка для пыли. Все настоящее, только под детский рост. Основательно. Забавно, что когда-то этот набор дарили маленькой Василисе.

Потом девица потребовала у меня ведро с водой и совок.

Злата подмела, стряхнула пыль и моет полы. Старательно, под музыку, елозит крошечной шваброй по ламинату. Мокрые разводы. Я подхожу.

- Папа, не наступай! - Злата шмыгает носом. И тут я вижу ее босые ноги и вспоминаю про насморк.

- Злата, где носки?!

- Сняла, чтобы не намокли, - кротко отвечает дочь.

Женщины. Как много в этом слове.


=======

В качестве иллюстрации: кадр из фильма "Кинг-Конг" (1933).

Показать полностью

Криминальный талант

vrochek в Авторские истории
Криминальный талант Реальная история из жизни, Детство в СССР, Юмор, Пионерский лагерь, Длиннопост

В то лето я был в пионерском лагере на Азовском море.

Мы жили в маленьких синих домиках на четыре человека, а к морю ходили через сосновую рощу, усыпанную сухими иголками, там еще по пути было маленькое озеро с коричневой водой. Азовское море оказалось мелким и очень соленым, а по песчаной косе, куда нас, конечно, не пускали, можно было дойти до его середины.

Это было лето бумажных бомбочек.

Святой Ильич, благослови жару и воду. Я был мастером бомбочек -- всех размеров и форм. Я их сотни в то лето сделал. Я работал на себя и на заказ. Я мог свернуть бомбочку из одного листа бумаги, из двух, из четырех. Мои бомбы прекрасно держали воду и взрывались с гулким хлопком, гарантированно забрызгивая радиус поражения. В бумажном мире я был бы самым ценным бойцом Бумажной Ирландской Республиканской Армии (БИРА).

Когда я сидел и рисовал в свободное время, ко мне подошел пацан из отряда на два года старше. Он заглянул мне через плечо и кивнул.

- Ты умеешь рисовать, - сказал пацан из старшего отряда. Это был не вопрос, а утверждение. - А лепить ты умеешь?

- С какой целью интересуешься? - так надо отвечать, когда тебя собираются втянуть в явно криминальное дело, но тогда я не осознал угрозы.

- Умеешь?

- Да, - сказал я. И все заверте...

Пацан из старшего отряда рассказал, что ему нужно. Это был такой Дэнни Оушен, который сразу после отсидки затевает новое дело, а я при нем Брэд Питт, который жует арахис и работает голосом разума. "Ты хочешь ограбить казино?" "Четыре казино". Тут надо задумчиво пожевать арахис, но я даже не знал, что он так называется.

Дано: домик на четверых. Девчонки из отряда Дэнни, то есть старше меня. И мы должны их напугать. Клево!

Вообще-то, в идеале мы хотели достать фосфорной краски, чтобы нарисовать скелет на оконном стекле. Чтобы когда стемнело, скелет начал светиться, а девчонки увидели и завизжали. Но это план сорвался, потому что достать фосфорную краску было негде. Тогда мы приступили к плану Б. Лягушка из мыла!

Сначала мы придумали паука, но у него постоянно ломались ноги. Мышь? Нет, мышь не годится. Лягушка! Да. Все девчонки боятся лягушек. Ее должен был слепить я, потому что я талантливый, рисую, леплю, делаю бумажные бомбы, и теперь мой талант оценили по достоинству. Так сказал Дэнни.

Наконец-то.

А лягушку нужно подбросить в комнату девчонкам, чтобы...

"Смотри", учил меня Дэнни. "Девчонки испугаются, закричат, выбегут, будут дрожать и бояться. И прижиматься к тебе от страха. Там уж не теряйся". В общем, это была стратегическая цель великого проекта.

Не то, что тесные объятия девчонок казались мне в тот момент интересными, но сама мысль, что они увидят лягушку, испугаются, завизжат и начнут голышом выскакивать из домика, мне показалась забавной. Да животики надорвать!

Я слепил лягушку из розового мыла (ну, какое было). Из мыла очень сложно лепить, даже трудно сказать, с какой попытки я справился. Не помню, почему не из пластилина. Может, его у нас не было -- я был в двух лагерях, но нигде не помню, чтобы я лепил. Впрочем, покажите мне человека, который испугается лягушки из советского пластилина...

Очень похоже получилось, за исключением цвета. Лягушка была полупрозрачная и словно вареная. Или больная. Так было даже лучше, потому что девчонки никогда не возьмут в руки ничего больного, если это не котенок. Мы пошли на дело. К этому времени о готовящейся афере уже знали все мальчишки моего отряда, и всем это дико нравилось, поэтому на дело вместо двух человек пошли пятнадцать. Это все равно как если бы взрывать маленький мост через ручей пришла вся партизанская бригада Ковпака. И "Красная капелла" заодно. И Зорге.

Мы подкинули лягушку в домик и затаились в ожидании. Пятнадцать человек разбежались по кустам вокруг и стали ждать, подхихикивая и пихая друг друга локтями.

Прошло пять минут.

Прошло десять. Никакого эффекта.

Никто не кричал, не визжал в ужасе, не выбегал из домика в одном белье...

В общем, что-то пошло не так.

Мы с друзьями переглянулись, я пожал плечами. Дэнни напряженно смотрел сквозь заросли. Лицо у него закаменело.

Вдруг дверь в полной тишине распахнулась. Мы вздрогнули. Сейчас! Сейчас побегут девчонки! Да!

На порог неторопливо вышла девчонка, взрослая и, как мне показалось, наглая. Волосы у нее были короткие, до плеч. Наглая девчонка огляделась. Вряд ли она собирается к кому-то прижиматься, подумал я.

- Дэнни! - крикнула она в окружающие кусты. (может, его звали Денис? Не помню) - Дэнни, я знаю, ты здесь! Слышишь!

Дэнни привстал, потом сел. Но молчал.

- Трус! - крикнула наглая девчонка.

Дэнни молчал.

- Как хочешь! - она выбросила на дорожку розовую лягушку из мыла. Мою лягушку. Фигурка развалилась на куски. Меня как ножом по сердцу резануло.

Наглая девчонка помахала красной расческой-массажкой.

- Ты все равно ее не получишь!

Дэнни сжал зубы, я видел, как он разозлился. Но Дэнни молчал, только уши багровели. Девочка покричала еще, затем ушла.

Все было кончено.

Дэнни и его пятнадцать юных друзей ушли ни с чем. Дэнни шел рядом со мной, хмурый и задумчивый.

- У тебя есть еще бомбы? - спросил он наконец.

- Только одна.

- Дай мне.

- Ладно, - сказал я. Хотя это была моя лучшая работа и мне было жаль расставаться с этой бомбой. Она казалась мне идеальной. Я сделал ее из двух тетрадных листов. Я разрисовал ее под атомную бомбу "Толстяк" и подписал. Не было ничего на свете, чего бы я боялся больше атомной войны (разве что собак), и я изживал свой страх через творчество. По оболочке в клеточку тянулись нарисованные шариковой ручкой защелки и швы.

Мне было жаль расставаться с этой бомбой, но чего не сделаешь для человека в беде?

Дэнни забрал бомбу, кивнул мне и ушел. Мне показалось, он шагал как-то по-особому решительно.

Когда мы сели ужинать, пришла вожатая. Рядом со ней стояли двое пионеров с красными повязками дежурных и в голубых пилотках. Пионеры ухмылялись. Я отложил ложку и встал.

За мной пришли.


Позже я узнал, как было дело. Дэнни взял бомбу, наполнил водой и, проходя, мимо домика девчонок, закинул внутрь. Бомба гулко лопнула и гарантированно залила водой радиус поражения. Девчонки визжали и выбегали из домика. И наглая девчонка тоже. Дэнни стоял рядом и смеялся.

В общем, фирма веников не вяжет.

В наказанных сидели мы оба. Не думаю, что Дэнни меня сдал. Наоборот, когда я вошел, он посмотрел на меня с удивлением. Меня подвело тщеславие художника. Бомба была аккуратно подписана моим именем.

Мы сидели в дисциплинарной комнате со сломанными стульями, потом нас отправили подметать двор.

- А зачем тебе расческа? - спросил я, орудуя метлой. Я наконец, сообразил, что было на самом деле целью Дэнни. Но зачем ему женская расческа? Массажки тогда считались женскими.

- Низачем, - буркнул он и смахнул волосы с глаз. - Дурацкая штука, терпеть ее не могу. Мать положила с собой. Если бы эта дура ее не взяла, потерял бы где-нибудь.

- А зачем тогда хотел забрать?

Дэнни пожал плечами. И мы продолжили трудовое воспитание.

На следующий день пришла наглая девчонка, смотрела, как мы подметаем. Дэнни упорно ее не замечал, мел и мел, поднимая пыль. Я чихнул, затем еще. Девчонка долго не уходила, даже окликнула Дэнни. Теперь она не казалась такой наглой. Дэнни поднял голову, посмотрел на девчонку и тут же отвернулся. Но что-то в нем изменилось.

Видимо, тут дело все же было не в расческе. Я так думаю.

На следующий день меня вернули в отряд, а Дэнни остался на штрафных работах. Бомбочек я больше не делал (именных точно). С Дэнни мы виделись пару раз, кивнули друг другу издалека, как старые подельники, а через несколько дней закончилась лагерная смена. Я без задних ног продрых "королевскую ночь", еле отмыл зубную пасту, вернулся в Вартовск и привез младшей сестре игрушечную плиту (увы, плита оказалась бракованной, лампочки не горели, но сестре все равно понравилось), а через неделю улетел к деду в Кунгур на остаток лета. Вот и конец истории.

Это было последнее дело Дэнни Оушена.


===

отсюда

(с) Шимун Врочек

В качестве иллюстраций: 1. Пионеры в лагере "Орленок", 80е. 2. кадр из фильма "Одиннадцать друзей Оушена" (2001)

Криминальный талант Реальная история из жизни, Детство в СССР, Юмор, Пионерский лагерь, Длиннопост
Показать полностью 1

Рок-звезда

vrochek в Истории из жизни

У отца был высокий чистый тенор. Он брал такие высокие ноты, какие не всякое женское сопрано осилит.

Он пел в группе. Их было два солиста.

Забыл, как группа называлась. ВИА какая-нибудь.

Они ездили по деревням и колхозам, давали концерты. Гитары, барабаны, девушка на подпевке и для красоты. Все, как положено. Аппаратура была самопальная, усилитель отец собрал сам, а фабричные микрофоны постоянно ломались, поэтому в группе было два солиста — отец и еще один.

Во время песни отец спрыгивал со сцены и пел из зала, а второй солист — со сцены. Иногда наоборот. Стереозвук по-русски. И тут уже плевать, даже если оба микрофона откажут.

Песни у людей разные

А моя одна на века

Звездочка моя ясная

Как ты от меня далекааааа*

- лились два чистых тенора в унисон.

И зал деревенского клуба заводился и подпевал.

Успех турне был сокрушительный. Такого успеха не знали в кунгурской глуши даже роллинг-стоунзы.


=======


* "Звездочка моя ясная" -- знаменитая песня ВИА "Цветы" 1973. Одна из любимых песен моего отца.

На фото отец пятый слева, в модной жилетке. Это свадьба друга. Как понимаю, парень с правого края, в очках и в такой же жилетке, как у отца — тоже из группы.

Рок-звезда Реальная история из жизни, Назад в СССР, Музыка, Юмор, Детство в СССР

Трагедия

vrochek в Дети и родители
Трагедия Реальная история из жизни, Дети, Осень, Трагикомедия, Длиннопост

Отправляли вчера Василису (11 лет) в Уфу, к бабушке, до конца лета. Отправляли с родственницей жены.

Злата (3 года) тоже решила ехать.

Рюкзачок собрала крошечный. Сложила туда колготки и штаны, все, что влезло. И еще какие-то книжки. Все, как у старшей сестры.

Надела футболку и джинсы. Взяла зонтик от дождя и розовую кепку.

Надела теплую красную жилетку, чтобы не было холодно в дороге.

Надела желтые носки (для красоты) и белые садиковские туфли (они удобные). Потом рюкзачок.

Примерилась к Василисиному чемодану (я буду тихо сидеть), но сказала со вздохом: я туда не влезу.

Поменяла планы. Никогда не сдаваться. Никогда.

Лиса, без меня не уходи!

Посидела со всеми на дорожку. Вздохнула.

Вышла за дверь и деловито вызвала лифт для всех. Когда спустились, открыла дверь и держала двумя руками, чтобы все прошли. Вышла из подъезда — в темноту и штормовое предупреждение.

А когда поняла, что ее не берут в машину, в аэропорт, в самолет, к бабушке до конца лета, заплакала, стоя на тротуаре под дождем, и закричала на всю улицу:

- Лиса! Лиса!

Потом:

- Мама, мама!

Слезы и сопли лились потоком на красную жилетку на случай дождя.

Потому что вдруг трагически показалось, что мама тоже уезжает надолго, как Василиса.

И этого оказалось не пережить.

- Мама, мама!

Машина уехала. Злата осталась. С рюкзачком за спиной, с крошечным зонтиком, на руках у папы. Над головой гремел гром, сверкали молнии, шел дождь, шумели от ветра листья. Трагедия. Сопли и слезы сверкали на красной жилетке словно бриллиантовое колье.

...А потом мы с ней, рыдая, пошли в магазинчик и купили зеленого зубастика. Потом, по-прежнему рыдая, пошли домой. В лифте, дружно всхлипывая, распечатали коробочку с зубастиком. Входя в квартиру, подхлюпывая носом, рассмотрели его хорошенько. Ничего так себе зубастик, в короне. Дома тепло и пахнет гречкой. И мама сейчас приедет из аэропорта. Совсем скоро.

И Злата развеселилась и перестала рыдать. А потом даже засмеялась и съела гречку. Почистила зубы и послушала книжку на ночь. Уснула, положив руку под щеку и сжимая папину ладонь. И улыбалась во сне, забыв про зубастика. Трагедия закончилась.

Да.

Но осень в сердце все-таки осталась.

Я знаю.


===

отсюда

Показать полностью

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они)

promo спoнсорский пост

Летом жизнь становится активнее: можно пойти в поход, устроить пикник в парке, тренироваться на улице и ездить на работу на самокате. Мы выбрали товары для спорта и отдыха, чтобы поход стал комфортнее, а тренировки — эффективнее. Самокат в подборке есть тоже ;) Все эти вещи можно купить в интернет-магазине JD.ru, где 17 июня в 19.00 по московскому времени начинается новая волна распродажи: снижение цен, новые промокоды и акции.


1. Фитнес-браслет


Xiaomi выпустила новый фитнес-браслет. У Mi Band 4 есть датчик частоты сердечного ритма, бесконтактная зарядка и цветной сенсорный дисплей. Батареи хватает на 20 часов в режиме ожидания. Браслет умеет выводить на экран уведомления, показывать погоду и различать активности в разделе Workout: плавание, бег на улице, бег в помещении, ходьба, упражнения и езда на велосипеде.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Заветная цель 10 000 шагов в день мотивирует двигаться больше.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

2. Портативный блендер


Стакан с крышкой, в которую встроен измельчитель. Производитель почему-то называет устройство соковыжималкой, но верить этому не стоит. Зарядки блендера хватает на 15 напитков или крем-супов. Youpin измельчает и смешивает фрукты, ягоды, зелень и овощи. Главное, нарезать их мелкими кусочками и не закладывать в блендер выше границы максимальной отметки.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Попивать смузи у себя в квартале, брать с собой на тренировку, в офис или поход.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

3-4. Рюкзак OIWAS и Xiaomi


Вместительный рюкзак Xiaomi (да, она и рюкзаки выпускает) с молнией поперек, отделением для ноутбука, планшета и блокнота. Помимо этого, у него есть отделение для спортивной формы, крепление для чемодана, а еще он выполнен из водоотталкивающего материала. Если хочется дизайн попроще (и вариант подешевле), посмотрите модель OIWAS.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Все свое носить с собой: ноутбук, спортивную форму, бутылку воды.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

5. Противомоскитная лампа


Противомоскитная USB-лампа работает 20 дней без подзарядки. Работает бесшумно и выглядит симпатично. Внутри устройства есть сетка, куда попадают комары, ее легко доставать и чистить. Можно носить с собой на вечерние уличные тренировки или в поход.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Не пользоваться спреем от комаров и не разрушать озоновый слой.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

6. Экшн-камера


Камера FUJIFILM XP140 записывает видео с разрешением 4К, автоматически фокусируется на глазах, снимает портреты и подключается к гаджетам по Bluetooth. Камера создана для экстремальных видов спорта, например, дайвинга или сноуборда.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Снимать эпичные трюки, чтобы друзья не думали, что вы умеете делать сальто, только когда пока они отворачиваются.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

7-8. Кроссовки


Сетчатые кроссовки для летних прогулок. Производитель заверяет, что модель унисекс, но линейка начинается с 39 размера. Перед покупкой лучше измерить стопу и сравнить данные с таблицей, которая есть в описании модели, чтобы обошлось без сюрпризов. Для любителей спокойных расцветок есть модель Xiaomi Freetie Mijia: кроссовки стоят дороже, но и положительных отзывов на них больше.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Исследовать города в путешествиях или свои возможности в спортивном зале.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

9. Сумка для поездки


Сумка для путешествий в разобранном виде вмещает 20 кг вещей, а в собранном занимает не больше места, чем мобильный. Сумка сделана из влагостойкого материала, а в комментариях к товару покупатели пишут про качественные швы.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Сумку удобно брать в путешествие, чтобы не покупать в отпуске второй чемодан для сувениров, новой одежды или «запрещенки».

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

10. Электрический самокат


Компактный электрический скутер весит 12,5 кг, проезжает без подзарядки 30 км и синхронизируется со смартфоном. Мобильные приложение показывает на сколько километров еще хватит зарядки и мониторит его текущее состояние.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Самокат — спасение после активных тренировок. Ноги не шевелятся после занятий? Самокат подвезет!

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

11. Смартфон One Plus


У OnePlus 7 AMOLED дисплей с противоударным стеклом, двойная камера, защита от влаги. Это игровой смартфон, который быстро работает и знает хозяина в лицо. На сайте представлена китайская версия, международную тоже можно установить — достаточно пройти по ссылке в описании.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Установить на него приложения для домашних тренировок или фотографировать прогресс от занятий спортом.

Сейчас на JD.ru действует промокоды:
Oplus7jd618 – One Plus 7 черного цвета (скидка 50$)
OPlus7Rjd618 – One Plus 7 красного цвета (скидка 50$)
OplusP7BEjd618 – One Plus 7 PRO синего цвета (скидка 60$)
OplusP7BKjd618 – One Plus 7 PRO черного цвета (скидка 60$)
Op6TNewjd618 – One Plus 6T (скидка 100$)
18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

12. Спальный мешок


Спальный мешок, наполненный гусиным пухом. В комплекте идут две сумки: одна для сжатия, вторая для хранения. Идеальная температура для комфортного сна в мешке от +6 до +11.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Если друзья внезапно позовут уехать на выходные за город с палатками, не придется думать: «У кого бы одолжить спальный мешок?».

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

13. Секретная палатка


У этой палатки три варианта использования: переносной душ, походный туалет, раздевалка. В зависимости от потребностей в палатку можно поставить ведро воды или пустое ведро, а можно ничего не ставить. Палатка сама раскладывается и быстро собирается, а еще у нее есть чехол для хранения и переноски.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Использовать как контраргумент в спорах о том, что отдых с палатками не может быть комфортным.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

14. Скакалка


У скакалки регулируется длина шнурка, есть съемные ручки и набор запасных креплений. Это самый простой и надежный спортивный тренажер.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. 10 минут на скакалке заменяют 30-40 минут бега.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

15. Ролик для пресса


Четырехколесных ролик устойчивее своего родственника на двух колесах. На колесики нанесен противоскользящий узор, чтобы тренировка была безопаснее (и нос останется в целости и сохранности). В комплекте с роликом получите мягкий коврик для занятий


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Щеголять по пляжу и хвастаться кубиками на животе.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

16. Набор посуды для кемпинга


Универсальный набор закрывает все кулинарные потребности туриста: котелок для ухи, сковорода для грибов, чайник для чая на костре. Посуда сделана из алюминия с антипригарным покрытием. Еще в наборе есть бамбуковая лопатка для перемешивания, пластиковая ложка и миска.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Вещь не первой необходимости, а скорее для тех, кто уже втянулся в отдых на природе. Если к миске из набора докупить еще несколько, можно забыть про одноразовую посуду.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

17. Палатка с воздушным насосом


Установка занимает пять минут: ее нужно надуть и прибить колышками к земле. Палатка вентилируются с четырех сторон, значит спать в ней не жарко. Производитель укомплектовал «туристическую квартиру» двумя чехлами от дождя и сумкой-переноской.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Забыть, как страшный сон, установку палатки с дугами.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост

18. Коврик для пикника


Клетчатый коврик не боится мокрой травы: с ним можно в парк, поход, на пляж или в лес. У него нет чехла, зато есть ручки для переноски, за которые можно привязать к рюкзаку.


Зачем это туристу или ЗОЖнику. Во-первых, это красиво.

18 вещей, которые оценят спортивные и активные (а может, и не только они) Длиннопост
Распродажа JD.ru закончится 1 июля 2019-го. До этого времени в магазине будут действовать разные акции. Например, если оплатить заказ через PayPal — получите бонусом купон на скидку. Для пикабушников есть свой промокод Pikabu0618 — скидка при заказе на сумму от 20$. Воспользоваться им можно до 20 июня, поэтому слишком долго не раздумывайте! И заглядывайте на главную страницу магазина, чтобы не пропустить специальные акции, или подписывайтесь на группы в Инстаграме или «ВКонтакте».
Показать полностью 15
Отличная работа, все прочитано!