Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу
ankayakovleva  
Пикабушница 3 месяца 1 неделю 6 дней
  • 9337
    рейтинг
  • 218
    комментариев
  • 28
    новостей
  • 23
    в "горячем"
  • Поставилa 675 плюсов и 3 минуса
  • Отредактировалa 0 постов
  • Проголосовалa за 0 редактирований

Война и кастрюли

в

В детстве я была довольно нелюдимым ребёнком. Играть было не с кем. Одноклассники все жили за железной дорогой, и так далеко меня, разумеется, не пускали. После школы- сразу домой. Ну, во дворец пионеров если только, за очередной казённой скотиной)). Частник начали сносить и постепенно снесли почти совсем. И прямо рядом с моим домом выкопали огромный котлован под девятиэтажку. Выкопали, начали забивать сваи- и бросили. Коммунизм закончился, настало непонятное время… не до строек уже.

О, это волшебное место… там я играла. Там можно было осторожно перепрыгивать со сваи на сваю, подниматься по отвесной стене- Скале!!!- воображая себя альпинистом и выцарапывая ножиком ямки, чтоб хвататься руками и цепляться ногами. Будь наша оранжевая глина чуть податливей- я выцарапала бы себе на высоте целый дом, но глина была каменной крепости. Там я дрессировала свою собаку, которая дрессироваться не хотела- но была самой умной в мире дворнягой и охотно играла в прятки. Ещё, конечно, были овраги, где играть тоже интересно, но котлован- прямо у дома и можно услышать, если бабушка звать будет и быстренько прибежать, и не получить люлей.

Такое волшебное место, просто по определению, пустым быть не может. Приходили играть мальчишки с той стороны строящейся улицы, из новых домов. Мы были знакомы, но дружбы не получилось. Мальчишки были круты до невозможности и презрительно плевали в пыль сквозь зубы от одной только мысли- принять в свою игру девчонку. Я сквозь зубы плеваться не умела и как авторитет заработать- не знала. Хотя у меня были гораздо лучшие игрушки. Лук и стрелы, например, с настоящими перьями и наконечниками из расплющенных гвоздей. Дерево для лука мы с папой долго выбирали, потом делали сам лук и стрелы, потом он стрелять меня учил- и стреляла я намного лучше, чем эти пришлые индейцы. И по деревьям лазила гораздо ловчей. И собственный перочинный ножик был, вот.

И вот в один из дней мальчишки пришли в котлован играть в войну. Путём жребия поделились на русских и фашистов. Определили, где будут главные штабы каждой из сторон.

- И не думай.- Сказали мне с невыносимым презрением.- Мы девчонок не принимаем.

- Я могу быть санитаркой, у меня сумочка есть с красным крестом.

В то время у каждой девочки, наверное, была такая сумочка, сшитая мамиными руками. Для школы. Каждый день кто-то из октябрят был санитаром, а потом уже просто так сумочки валялись- на всякий случай.

- Не нужны нам санитарки. У нас война.

Это были очень гордые мальчики, готовые умереть на поле боя.

- Подумаешь!- Сказала я так же презрительно и ушла. Мы с Найдой сели на обрыве и стали наблюдать сверху. У меня автомат есть- вы бы все обзавидовались со своими палками. Как настоящий, папа две недели делал. С таким автоматом- я просто обязана была бы стать командиром русских. Но я вам его не покажу, потому что- обиделась, вот!

У воюющих сторон осталось всего одно дело- но очень важное для войны. Выбрать Гитлера. Гитлером быть никто не хотел, ясное дело. Гитлеру прилетало сильнее всего. Потому что война должна быть настоящей, иначе играть не интересно. Выбрали самого мелкого, который сразу захлюпал носом и начал протестовать… а вот я бы и на Гитлера согласилась, и фиг бы они так просто меня победили… я бы… я бы…

- Голову ему ещё камнем разбейте.-Сказала злорадно с высоты.- Вот вам от его мамки влетит…

Вояки задумались. Один сбегал домой и вернулся с кастрюлькой. Эмалированная такая, выпуклая, с цветами на белых боках- такие были в дефиците в то время.

- Каска!

На хнычущего Гитлера напялили каску, посадили в ямку- окоп, а сами попрятались в бурьяне. И война началась. Жестокая и кровавая битва. Русские пытались победить. Фашисты остервенело сопротивлялись и шли в атаки. Они собрались всех побороть- явно вопреки исторической правде. Русские не выдержали и от возмущения, что убитые не желают признавать свою смерть, пошли в рукопашную. Вражеский штаб они захватили и историческая правда восторжествовала. Но… в пылу сражения Гитлеру не слабо приложили по каске. Куча- мала расползлась, малёк попытался снять кастрюлю и издал первый тревожный вой.

Мне было лет десять и я понятия не имела о Конфуции и прочих восточных философиях, и даже не знала слова «дао». Но неожиданно обнаружила, что это очень приятно- сидеть на берегу реки и видеть, как течение проносит мимо трупы твоих врагов. Кастрюлю с Гитлера снять никто не мог. Гитлер выл, как пароход в тумане- громко и пронзительно. А я сидела на обрыве, болтала ногами и хохотала, как гиена. Нет, как целая стая гиен! Мстя свершилась. Не хотели меня брать в игру? Вот вам.

- Вот за кастрюлю кому то влетит….- Прокомментировала злорадно.

Один из солдат занервничал и машинально почесал попу.

- Иди отсюда, сидишь тут!!! Щас как наваляю!

- Переверните его вверх ногами и полейте подсолнечным маслом.- Сказала я презрительно.- Голова станет скользкая и вылезет, что тут трудного? Дураки!!

- Не надо маслом!!!- взвыл Гитлер из последних сил.- Не надо вверх ногами!!

Бежать за маслом никто из бравых вояк не рискнул. За кражу масла можно было получить. Гитлера взяли с двух сторон за руки и повели домой.

А я гордо развернулась и ушла к железной дороге. У меня было целых два больших гвоздя в кармане и пробка от лимонада. И, если всё это добро положить на рельсы и дождаться электричку… будет два замечательных наконечника для стрел и плоская, тонкая медалька. Медалька мне, за проявленное терпение в ожидании мести.

Гитлер в то лето больше в котлован играть не приходил, не пускали. А меня они в свои игры так и не приняли. Ну, мальчишки, что с них взять…

Показать полностью
  •  
  • 1060
  •  

Осторожно- злая собака

в

Не скажу, сколько лет назад это было- очень много. В то время как- раз Большой Взрыв отгремел и расширение Вселенной началось, а на Земле первая рыба на сушу выползла и охренела сама от своего поступка. А мне было лет семь или восемь. Жили мы в большущем частном секторе, от которого сейчас осталось лишь пять домов- и мой в том числе. Вокруг- многоэтажки. А тогда ничего этого и в помине не было. Частник до самой железной дороги.

Играть мне было особо не с кем- на нашей улице детей моего возраста не было, а далеко меня не пускали. Но, на две улицы ниже- жила одна девочка, и с ней я дружила. Её к бабушке привозили, на лето и на каникулы. А ещё на их улице жили собаки.

Собаки… как много в этом слове. Бездомные собаки. Штук десять их было точно, всех мастей, размеров и расцветок. Я не имела никакого понятия о бешенстве, глистах, лишаях и прочих страстях. Я любила собак всей душой и таскала им из дома всё, что могла утащить. Собаки отвечали мне взаимностью. В смысле- плясали вокруг, играли со мной, валяли по земле и всячески выказывали свою любовь. Мы с собаками были довольны друг другом и вполне счастливы. Собаки жили в подвале брошенного дома. Ходить на тот участок нам запрещалось, разумеется. И, разумеется, мы туда ходили. Ирка собак побаивалась и рассказывала мне про лишаи, но я в такую фигню не верила и говорила презрительное « пффф». С собаками играть мне было интереснее, чем с ней, и она это знала.

И была в этой стае одна- жёлтая, песочного цвета, хромоногая. Очень злая собака. Она- единственная- не давалась гладиться и бросалась с жутким и страшным лаем, стоило подойти поближе. Не брала еду. Мы подозревали, что в подвале у неё щенки- но показывать их нам, как другие собаки, Жёлтая не собиралась. Она нас прогоняла за границы брошенного двора, и только тогда успокаивалась. Боялись мы её. Если б не она- я и в подвал бы залезла через собачий лаз, и всех щенков бы посмотрела… но Жёлтая бдила. И любить остальных собак можно было лишь за границами её владений.

И, в какой- то из долгих летних дней, мы услышали из колодца вой. Открытый колодец был на тропинке, которая вела к станции электрички. Там дома уже начали сносить, сгребали бульдозерами кучищи и бросали так… и открытый колодец старый никто накрывать не собирался- зачем? Всё равно скоро всё сравняют. И там, в этом колодце, сидела Жёлтая. И скулила.

- Так тебе и надо, злыдня.- Сказал Ирка.- Вот и сиди тут. А мы твоих щенков посмотрим. И всё там посмотрим.

А я смотрела туда- в колодец. И оттуда- из жуткой чёрной глубины- на меня смотрела Жёлтая. Страшная злая собака. Сейчас- совсем не страшная и совсем не злая.

- Помоги мне. За руки держи. Там, внизу, скобки железные, я как раз ногой дотянусь…

- Ты дура???

- Надо Жёлтую достать.

- Она тебя покусает!! Она же- злыдня!! Она тебя там до смерти загрызёт! Пусть сидит там, там ей и место! Она сама виновата, потому что она- злая!

Но я уже висела пузом на краю колодца.

- Помогай!

Дотянулась стоптанной сандалей до края скобы. Встала. Там ещё две скобы было, и спустилась вниз. Жёлтая смотрела настороженно и молчала, не рычала даже. И молча стерпела, когда я вязла её на руки. Тяжёлая- аж ужас. Но, даже на вытянутых руках- не могла она выскочить. Высоко. Тогда я посадила её себе на плечи.

- Держись. Крепко держись. И не рычи, а то я испугаюсь и ничего не получится.

В колодце вполне можно раскорячиться, упираясь ногой в противоположную стенку. Вот такой раскорякой я поднялась по скобам, и Жёлтая когтями царапала мне плечи- держала равновесие, как в цирке. Больно было, а ей, наверное, очень страшно. Но мы обе терпели. И оттуда- я встала на скобу обоими ногами, чтоб повыше быть- оттуда она уже выскочила. До крови меня оцарапала и я шлёпнулась вниз. А она убежала.

А я обнаружила, что не могу вылезти. Может, слишком сильно устала, пока собаку поднимала… только до последней скобки, а там- всё…попробовала ногой упираться- но без опоры не получалось. Руками зацепиться некуда было. Да я в то время и не была особо сильной девочкой. Нюня и маменькина дочка.

- Я побегу домой и принесу верёвку! Мы тебя вытащим.

Ирка убежала- и пропала. Разумеется, её бабушка не пустила дальше гулять. Её бабушка, вообще, была очень против- чтобы она со мной водилась. А тут ещё верёвки какие- то…

Я сидела в колодце. Попробовала вылезти ещё раз- не смогла. И тогда я сделала то, что умею лучше всего на свете и сейчас- я начала выть. Сначала просто хныкать, а потом уж- полноценно выть, в голос, от души, как плачут все маленькие девочки.

Представилось, очень ясно, что буду я тут сидеть сто тысяч лет. До вечера, пока люди с электрички не пойдут домой. И мама моя пойдёт домой, её электричка приезжает в пять- пятьдесят. Вот она и обнаружит мой хладный труп. Достанет и будет очень плакать. Потому что я умру к этому времени от голода и холода, это как пить дать.

В этом месте мой тихий хнык начал переходить в полноценный вой.

И в газете про меня напишут, обязательно. Что героическая девочка вынула из колодца собаку, а сама спастись не смогла. Погибла жестокой смертью. И медаль мне обязательно дадут- посмеееееертно…..

Умирать не хотелось. Умирать было страшно и очень обидно, и даже посмертная медаль этот факт смягчала лишь чуть- чуть. Посмертную медаль мне хотелось, а вот умирать- нет, если только потом, когда- нибудь. Когда совсем старая стану и школу закончу.

- Ты чего там воешь?- спросил чужой дядька, закрыв световой круг.- Ногу сломала?

Колодец от тропинки- метрах в десяти. Как он услышал? Наверное, я громко выла, от души.

- Дяденька, я вылезти не могу! Я собаку вынула, а сама- не могу!

Он лёг на пузо и протянул ко мне руки. И вытащил. Там, вообще, не глубоко было- для взрослого человека.

- Собаку вынула? Молодец. Только теперь думай, как хорошие дела делать правильно. Чтобы не застрять в колодцах.

- У меня подружка побежала домой, за верёвкой. Только не пришла. Я её ждала, ждала…

- Не реви.- Сказал он строгим голосом.- Чего уже реветь? Главное- собаку достала. Собака хоть- твоя, домашняя?

- Нет. Дикая. Злая собака. Она даже «спасибо» не сказала, убежала, и всё…

- Иногда даже диким и злым собакам нужна помощь.- Покачал он головой.- И « спасибо» они не скажут. И никто не скажет. А- делать надо. Пошли, отведу тебя домой.

Тогда было совсем другое время. И маленькие девочки не боялись чужих дядек. И дядьки не боялись чужих девочек.

- Не надо, я рядом живу. И у меня только коленка разбилась, и не больно совсем. А вы… вы- герой! Вы меня спасли.

Герой почесал в затылке и неловко улыбнулся. Вряд ли ему было много лет, но я плохо помню. Силуэт только помню на фоне светового круга.

- Точно сама дойдёшь? Ладно. Иди тогда скорее и коленку зелёнкой помажь. И знаешь что… собакам помогать надо. Даже очень злым. Даже самой злой собаке иногда нужна твоя помощь. А подружка у тебя- плохая. Не водись с ней.

И он на электричку пошёл, а я- домой. И бабушка меня ругала, потому что очень грязная. И про царапины на плечах пришлось соврать, что на дерево лазила. И она меня ещё раз отругала. И зелёнкой- а это больно, между прочим. Я ничего про колодец не рассказала- ещё не хватало, заперли бы дома и гулять не пускали.

А Жёлтая…. Жёлтая так и осталась злой собакой. Словно и не было в нашей с ней жизни того колодца. Так же бросалась и лаяла, так же грозилась искусать до смерти. Но я на неё не обижалась, почему то. На Ирку вот- обиделась. Хотя и понятно, что её бабушка из дома не выпустила.

А потом приехали собачники и всех перестреляли. И злыдню- Жёлтую, и всех остальных, добрых и игручих. И Рыжиков, брата с сестрой, и Малыша, и Пятнистую, и моего любимца Бутуза. Родители знали, наверное- меня два дня не пускали на улицу под любыми предлогами. Бабушка была в уличном комитете, или как там это ещё называлось… Наверняка, их предупредили об отстреле. А они –пытались меня оградить от страшной правды, как сумели. И, когда я пришла к тому заброшенному двору- уже никого не было. Никогошеньки.

С Иркой я постепенно водиться перестала. Её бабушка была очень против нашей дружбы. Для её бабушки я была «хуже мальчишки» и «эта девочка с грязными ногами». А мне специально разрешали всё лето бегать босиком- врач сказал, от плоскостопия. Не помогло, и плоскостопие осталось- но моё детство было босоногим и счастливым. С деревьями, заборами и… очень злыми собаками. Которые в моей маленькой жизни сыграли свою, очень важную, роль.

Показать полностью
  •  
  • 295
  •  

Такие праздники

в

Вчера я, наконец- то, побывала на центральной городской ёлке. Ну, пять дней я тудой шла- и дошла, наконец. Так себе, кстати, у нас ёлка. На такие мильёны могли б и помасштабнее чё- нить отгрохать.

Но началось всё не с этого. Началось всё с того, что сынище ко мне пришёл в поисках покушать и спиндить три сигареты. Я посчитала потом, три штуки спёр, гадёныш. Мне не жалко три сигареты, я не хочу, чтоб он вообще курил. Сказала уже не раз- увижу с сигаретой- буду бить по лицу. Но курящим я его не вижу- а сигареты из пачки пропадают… Но я даже не из за этого смертельно опечалилась.

- А ты чего меня в контакте из друзей убрал?- спрашиваю.

- Ну, ты же можешь мне писать. Ты же и завела контакт, чтоб со мной общаться- мы и общаемся.

И всякую пургу понёс, что чистит списки друзей, удаляет ненужных и всё такое.

- Значит,- говорю,- гипотетический Вася Писюлькин тебе очень нужный друг. А родная мать- нет?

- Ну, мы же с тобой не друзья. Мы- родственники.

И как то разом печально мне стало и очень обидно.

- Повтори мне это через тридцать лет.- говорю.- Не забудь только. Что мы не друзья, а родственники. Я- то забуду, у меня к тем годам будет паркинсон и альцгеймер, если доживу. А ты- вспомни, пожалуйста.

В джинсы влезла и к Ленке ушла. Всё равно, нужно было зарядку для автомобильного аккума отдать назад. Сели мы под ёлочкой, пива попили, поговорили за жисть, так, по бабьи. Вовка за компом, Полинка спит.

- И вот так все каникулы у меня и прошли. День сурка, блин. Этот-за компом сидит, эта- в постели, или спит, или в телефоне до семи утра. Никуда не сходили семьёй. Даже на ёлку не сходили. В кино хотела- не сходили. Ни разу никто жопы не поднял дальше холодильника.

И вот так мне жалуется на судьбинушку. И что ещё очень в баню хочется, в конкретное заведение, где у них зимний сад и из него в открытый бассейн выход, и там такие фотки получаются, что просто- ах. А муж, змей, в машине какой- то там стартер сломал и везти не хочет. И даже жопу поднять не хочет, чтобы этот самый стартер идти чинить. И вообще- всю жизнь испортил.

Тут уже я возмутилась.

- Темно на улице.- говорю.- Как он там чего чинить будет, вот прям сейчас? Фонариком себе светить? И зима, между прочим. Холодно там.

Потому что я Вовку почти всегда защищаю. Он мой единственный друг вражеского полу, уже лет двадцать точно.

И начинают они ругаться, как положено нормальной семейной паре со стажем в семнадцать лет. И слушала я, слушала, а потом сказала- ША!

- Лена, вот тут ты не права. И Вовка не Ванга и не Вольф Мессинг, и он силой мысли не может узнать, что ты думаешь и куда хочешь. Надо громко и внятно донести свои желания. Да, иногда два- три раза, потому что просто не услышал. Или забыл. Но он не со зла забыл, а просто потому, что мужик. И вообще, у тебя для таких целей есть я, и хер ли ты страдала днём сурка. Хочешь в баню? Вов, ищи их телефон, звони. Поедем на моей, пока Боба ещё не съехал, надо машиной пользоваться. Даже я с тобой в баню поеду, хоть я и была там один раз в жизни и очень не понравилось. Чтобы в бассейне тебя, сучку, среди пара пофоткать. Это на завтра. А на сегодня гугли кино. Вот прям щас и пойдём.

Но нормальное кино, так, чтоб с интересом посмотреть, нагуглилось только одно и спецпоказом- в 22.30 только. И не уехать потом, только на такси. А денег нет лишних. Расстроились.

- Ладно,- говорю,- Тогда просто на улицу пошли. Снеговика лепить. Или на санках кататься. Впрочем, у нас тут в округе гор нет, придётся ещё гору искать. И, с нашим везением… неее, на фиг санки. Я- то на костылях ходить уже умею, а тебе ещё учиться придётся. Лучше- снеговика. Лена, ты давно лепила снеговика?

- Давно.- Отвечает.- Когда ещё дитЯм это интересно было.

- Ну вот. И я тогда же. Теперь дети выросли и пора делать что- то для себя. Одевай репетузы с начёсом и пошли на улицу. Мы будем лепить куй. Большой такой, с анатомическими подробностями. Как символ очередного года и всей моей жизни вообще. Я в жизни лепила снеговиков всех модификаций, кошек, зайчиков, медведиков, тотторо и даже пыталась слепить котобус. Но ни разу в жизни я не лепила куй. Время пришло, Лена.

- Это, между прочим, хулиганство.- Заметил Вовка.- И если вас люди увидят- вам стыдно будет.

- А мы у меня во дворе слепим, там снега много. И никто не увидит. А потом переделаем в снеговика. И ничуть не стыдно.

Но, выйдя на улицу, обнаружили, что неожиданно похолодало. Неслабо так. И всё, что таяло и прекрасно лепилось- превратилось в замечательный гололёд.

- Снеговик не лепится, не растёт кокос…- спела я грустно.- Ладно, фистуй за санками, а я домой- одеваться в лыжные шуршучие штаны. Пойдём гору искать.

- А поехали на ёлку.- Сказала Ленка.- Мы ж на ёлке так и не были.

И мы поехали на ёлку. А там ходят все такие, с праздничными накрашенными красиво лицами. И мы- с природными. И ещё холодно мне ужасненько, потому что в одних летних джинсиках на голые ноги. И вообще- скучновато. Не, ну ёлка стоит и ещё всякой дряни полно, которая мигает и светится. Олени там всякие, сапоги с подарками и прочая шняга. И толпа людей бродит от одной шняги до другой и везде истово фотографируется. С детьми и без детей. И детей отдельно. Возле ёлки. Обнимая оленя. В ангельских крыльях. Выглядывая между сапогами. И просто из каждой светящейся конструкции выглядывая. Веселья- ужасть сколько. Ну и мы вместе с толпой обошли все эти штуки и везде я Ленку пофотографировала. Из стадного инстинкта. А больше, собственно, ничего там и нету. Ну, на сцене ещё кто- то голосил, и киоски с чаем, блинчиками и охренеть какими праздничными ценами. Чаю мне расхотелось и стало печально.

- Поехали домой,- говорю.- Я замёрзла, как цуцик, и писать от этого хочу. А общественные туалеты тут вряд ли есть. А если и есть- то закрыты, потому что наши городские власти считают, что по вечерам люди не писают. И стакан чаю стоит- как три пачки чаю. Я домой хочу.

И мы домой поехали. Потому что нормальным людям даже в репетузах с начёсом в такой мороз холодно. И фотографироваться по второму кругу- не интересно. А ещё у нас цены на проезд подняли, и это неприятно и настроение портит. Купили себе глинтвейна, выпили, отогрелись, потрындели…

Нет, ну на ёлке были? Были. Миссия выполнена. А на санках и потом можно. Когда потеплее будет.

А потом мне Вовка звонит.

- Моя жена там домой не собирается? Она что- то телефон не берёт.

И тут мне разом сплохело как- то.

- Она ушла домой. Час назад. Её нету???

- Нету её дома. Странно…

Тебе странно? Тебе, плять, странно? А мне страшно. Потому что я- баба, и я в долю секунды представила себе всё, что могло случиться. Упала на голольду и лежит со сломанной ногой. Или двумя. Или дали по башке, чтоб ограбить- никто ж, кроме меня не знает, что у неё денег сто рублей. Или машина насмерть задавила. Собаки загрызли. Вурдалаки зажрали. Да мало ли что могло случиться????

- Иду искать!!! А ты звони ей!!!

И я побежала искать. В домашних джинсах с огромной дырой на коленке и галошиках на босую ногу. В какой- то домашней куртке и с волосами дыбом. Потому что я очень быстро побежала. Я три раза прочесала всю местность между моим домой и их общагой. Там пятьсот метров пути всего. Я заглянула во все приямки, боясь увидеть там хладный труп с пробитой головой и вывернутыми карманами. Я заглянула под каждый кустик и за каждый сугроб. И мне с каждой секундой всё больше плохело, потому что трупа нигде не было. А это ещё страшнее. А вдруг маньяки? Уже расчленили и на помойку в пакетах?? От меня шарахались какие- то поздние люди и разбегались бродячие собаки. Наверное, я выглядела странненько в тот момент. Или очень страшненько. Как бешеный сумасшедший бомжик.

И вот я уже нацелилась на помойку- искать расчленённое тело, как это тело, блин, мне само звонит.

- Я не пОняла, а что за кипеш? Чего мне Боба названивает?

Как я орала… я ОРАЛА. Собака Баскервилей ушла и повесилась от стыда, потому что таких страшных звуков ей никогда не издать. Меня слышали не только в Волжском, но, наверное, и в Астрахани. Я вспомнила все матерные ругательства, которые знала- и сочинила несколько новых.

- Да не голоси ты. Просто тут Катька с мужем рядом сидели в караоке, и позвали к себе. И мы в другое кафе пошли и там плясали, и я телефон не слышала. Вот и всё. Я рядом, тут идти десять минут. Не знаю, чего Вовка всех вздрючил.

- Сука ты, Лена.- Сказала я прочувствованно. И домой побрела. Хорошо хоть, не успела в помойку полезть, большие чёрные пакеты развязывать. А то бомжи бы морду набили, как конкурентке. А я капли свои волшебные допила , и глинтвейн этот допила, к херам. И всё равно, уснула только под утро. Потому что нервная я.

Пришла на следующий день и с порога орёт:

- Аня, зашей себе рот! Зашей себе рот, хренова Ванга! Ты сказала, что мне ещё учиться на костылях ходить. И я вчера навернулась, прямо на собственных ступеньках. Вечером, когда в час ночи домой шла. На собственных ступеньках. Я прикусила губу и получила ушиб всей бабки! Костыли ищи!

- А это тебя боженька покарал.- Сказала я.- И костылей тебе не положено, ты пока сама ползаешь. Значит, у тебя ушиб не всей бабки, а только- половины. Как ты могла? Как ты- ТЫ- могла так накосячить? В нашем тандеме косячить должна я и делать всякие глупости. А ты- стабилизирующий, рассудительный элемент.

- Ну прости. И на старуху бывает порнуха. Откуда ж я знала, что муж впервые за все года заметит, что жены дома нету в двенадцать ночи? И вообще, это он виноват. Разорался на весь город… Ну, не слышала я телефон. Чего всех на уши- то поднимать? Кому я нужна, что со мной сделается?

- Я собиралась искать тебя в помойке. В расфасованном виде.

- За час бы меня никто расфасовать не успел.- Сказала она рассудительно.- Это дело долгое, а меня- много. Я другое спросить хочу. Ну, «собака семирёберная»- это ладно. А почему « АКУШЕРКА ТАРАКАНЬЯ»? почему, Аня?

- Не знаю.- Ответила я честно.- Как- то так само получилось.

Ну и в баню мы не поехали, потому что Полинка затемпературила, а у меня весь день голова болела. Ну и ладно. Ещё вся зима впереди. И на санках ещё успеем, чтоб окончательный ушиб всей бабки заработать. И куй из снега слепим. Вот прямо в ближайшую оттепель. Я уже и варежки приготовила и штаны шуршучие.

Показать полностью
  •  
  • 102
  •  

Котожуть

в

Случился со мной этой ночью великий страх. Даже не так. ВЕЛИКИЙ СТРАХ. Вот именно большими буквами. До сих пор глазик дёргается и ручонки дрожат.

Как всегда- ничто не предвещало беды. Сидела, сериальчик смотрела, чаёк пила с лимоном. И решила покурить пойти, на улицу, ясное дело. Вышла на веранду, сижу, дым пускаю- тишина вокруг просто звенящая, три часа ночи. И вдруг, в этой тишине- хрусь, хрусь… снег под ногами хрустит. Шаги.

Ну, думаю, сын проснулся в туалет. А тогда чего встал на месте?

Выглянула с веранды-нет никого. Ладно, померещилось. Бывает. Дальше курю. И снова- хрусь, хрусь… три шага, четыре, пять… и снова- встал человек.

Ну тут уж я забеспокоилась. Вышла, посмотрела во все стороны- никого нету. А я только что шесть серий посмотрела, и в каждой умный главный герой маньяка кровавого ловит или ещё какого серийного убийцу. И как- то мне стало не по себе. Сходила по всему двору, до обоих калиток. Разумеется, никого нет. Вернулась. Стою, слушаю. И дождалась- опять: хрусь- хрусь- хрусь… шесть шагов, промежуток, ещё три шага… А НЕТ ЖЕ, БЛИН, НИКОГО!!!!

Соседи. Соседи у себя ходят по двору. Сходила поближе, послушала- тишина у соседей. Спят соседи крепким сном в три часа ночи, приличные люди мои соседи… хотя вот, про Чикатилло тоже все думали, что приличный человек… Да и не от соседей звук, гораздо ближе…

Вернулась. Слушаю тишину. И в тишине этой опять- шаги… и нет ни хрена никого.

И вот тут мне, в самом деле, страшно стало. Я женщина, вообще, очень суровая и с тапком наперевес против любого паука выйду- потому что лучше в бою погибнуть, чем жить в страхе. И против большой сороконожки тоже выйду. А больше я и не боюсь никого толком. Но К ТАКОМУ меня жизнь не готовила.

Шаги- то- рядышком. Метрах в двух от меня, максимум. И мне как- то разом худо стало, и я села попом в сугроб, и тапок сняла… хотя у меня в прихожей бита бейсбольная стоит, на всякий вот такой случай. Но подняться не могу- ноги со страху отказали. А вокруг меня- во всех тенях- маньяки попрятались с кровавыми ножами наперевес. И чужие с ксеноморфами бродят, и зомби толпами, и демоны адские, и прочие злобные Касперы. И даже клоун из фильма «Оно»- он не страшный, конечно, но зубищи здоровые, как кусанёт- ногу оттяпает… и я зажмурилась, от ужаса, а потом отожмурилась- всё равно, мне не видно, КТО там ходит. Невидимый он. Но мне явно пипец пришёл, теперь уж- полный и окончательный.

Вот доли секунды какие- то эти мысли заняли. Если меня напугать, мне моё мужское логическое мышление напрочь отказывает и включается женское- образное. И в доли секунды такое вот выдаёт… что не дай бог.

И вот продолжается моя доля секунды- и я рассуждать пытаюсь. Шаги- то были- двуногие. В смысле- от двух ног, не от четырёх. Значит, многоногих адских тварей из списка исключаем и Ктулху тоже. Остаются- маньяки, человек- невидимка( злой!), демоны и привидения. И чувак с бензопилой, разумеется. Ну и ещё легион неведомых мне двуногих, но очень страшных страшилищ.

Огромная, ватная тишина обрушилась на меня с небес, честное слово. Мироздание затаилось, выжидая, и я затаилась… и лаявшая где- то очень далеко собака заткнулась так внезапно, на полу- лае, словно ей зажали пасть. И вот страшнее- уже некуда. И я поседела теми остатками волос, которые ещё не были седыми.

Хрусь- хрусь- хрусь… три шага, потом четыре… метрах в двух от меня, максимум.

И вот тут я отложила тапок. Потому что поняла- всё очень просто. Не бывает маньяков- невидимок и злобных Касперов, нет их в природе. Я просто с ума сошла. Вот так, незаметно для себя. Но, наверное, люди и не замечают сами, как с ума сходят. И обидно мне так стало… вот даже тут ты, Анна Валерьевна, облажалась. Даже с ума сойти, как положено, не смогла. У приличных людей что? Христос является или там ангелы, или черти. Или призрак Мэрилин Монро. Или голоса из телевизора велят пойти и городскую администрацию взорвать, во имя мира на всей земле. А у тебя что? Простенькая слуховая галлюцинация. Не интересно даже. И ты тут ещё маньяков боялась… чуть по чуть- и сама начнёшь с вилкой за прохожими гоняться. Чего тебе их теперь бояться- своих- то? Но – очень обидно вот так вот с ума сойти. Несправедливо даже, я бы сказала.

И вот позвоню я в скорую, и попрошу себе психиатрическую бригаду. А они такие- «на слуховую галлюцинацию? Целую бригаду? Нет уж. Сиди дома, утром сама придёшь. По такой вот малочисленной нужде ещё будем психиатрическую беспокоить, пффф…» а вдруг у меня недуг запрогрессирует? И я в натуре с вилкой на улицу пойду- за «мир во всём мире и Ктулху победит»? Вот прям ещё до рассвета?

Вообще, интересно- а скорая психиатрическая на самовызов выезжает? Или надо, чтобы кто- то другой вызывал? Потому что будет довольно неудобно и стыдно будить кого- то, чтоб мне бригаду вызвали. А в дурдоме меня привяжут простынями к раздолбанной железной койке в палате на пятнадцать человек разнообразных психов. И кормят там, наверняка, скверно, и покурить не пускают.

И в тишине- снова- хрусь- хрусь- хрусь… три шага. Пауза. Шесть шагов.

- Я тебя не слышу.- Прошептала истово, как молитву.- Я тебя не слышу, тебя нет, нет тебя, долбаная галлюцинация…. Я не хочу с ума сходить. Я не готова.

- Мяяяяяу.- Ответила галлюцинация.

Медленно, очень медленно я подняла голову. По крыше бродил мой… любимый, мать его…. кот.

Крыша навеса- просто лаги и металлопрофиль. И эта далбаная жестянка резонирует и усиливает звук. И хруст снега под лапками кота превращается в шаги полноценного маньяка весом килограмм в сто двадцать. Кот неторопливо переминался лапками по снегу, куда ему торопиться, падле- и шаги получались вполне двуногие и человеческие.  Он, котина, ходил у меня над головой все четыре- ох ты ж блин, всего четыре?????- минуты пережитого мной ужаса.

- Сука.- Сказала я слабо. Выползла из сугроба и пошла домой- портки переодевать. И не потому, что вы подумали, а потому что жопом в сугробе- это тоже мокро. Хотя, кхм… и до первого варианта очень недалеко было. Очень недалеко.

Показать полностью
  •  
  • 328
  •  

Обожратушкам))

в

Первое января- самый короткий день в году. Первое января состоит из неосознанной еды и крепкого сна. Первого января мы едим, не приходя в сознание. Первое января можно, вообще, из календаря смело вычёркивать- для большей части людей оно не существует. Сейчас оживятся скептики и расскажут, что в мире существуют непьющие люди и абсолютно непьющие дети, которые в новогоднюю ночь выспались и бодры, и полны сил. Не спорю. Выспавшиеся дети весь день залипают в новогодние мультики и бессознательно поедают подарки. Детей тошнит от конфет, но жрать надо- потому что завтра родители придут в сознание, отнимут и станут выдавать по норме. Непьющие люди тоже страдают, как неприкаянные души. Потому как пойти в гости утром первого января можно только к таким же, к непьющим. Все остальные не рады будут. И непьющий человек так же весь день залипает в телек или в комп- и машинально лопает салаты. Ну, бывают, конечно же, люди ЗОЖ, инициативные и здоровые телом и духом. Они весь год пили прану и питались солнечной энергией, и утром первого января весело идут на катки и в кинотеатры. Им не надо минералки и панкреатину. Но разговор тут не про них и не надо им читать.

Всем нам, обожратушкам, посвящается.

Закончился самый короткий день, закончился, слава богу, и пришло второе января. Салаты ещё есть. Они слегка разорены, но всё ещё можно подправить, и снова сделать красиво. Это если приходят твои друзья с праздничными криками: « Проснись уже, гадина, мы второй день от тебя обещанного шашлыка хотим! Мясо у тебя в холодильнике, твой мужик уже мангал кочегарит, вставай, наконец, страна огромная! Ты вчера открыла на нас ровно половину глаза, три раза послала на хер и уснула, а это нечестно, вообще! У нас же традиция, первого числа у тебя шашлык жарить!»

- Значит, будем считать, что сегодня первое.- Говоришь ты. И тоскливо идёшь оживлять салаты. И сама понимаешь, что салаты всем уже остохирели, бросаешь это дело и режешь огурчика свежего. И редисочки. И лучка зелёного просто, чтоб на тарелочке лежал, длинненький и красивый. И лаваш- руками поломать, потому что так вкуснее. И на мангале вовсю жарится дикий- предикий свин из дикого леса, котины водят вокруг хороводы и поют рождественские песни, и вездесущий ребёнок приходит с тарелкой и заявляет, что свина есть нельзя- он символ нового года. И мы все хором говорим, что пусть китайцы год свиньи празднуют, а мы- по старославянскому календарю празднуем год парящего орла. « Одноклассники» так сказали, и мы им искренне верим. Сын нюхает мясо и соглашается с годом парящего орла. Котины согласны со всем- лишь бы им хоть чуть досталось. Котины согласны праздновать даже год летящего козла и пытаются тащить шампуры прямо с мангала. Бдительные мужики отгоняют их картонками и брызгают вином, вместо мяса.

- Эй, эй, вы там не сильно брызгайте!- бдительно прикрикиваем мы.

И вот дикий- предикий свин готов, и мы упихиваемся в дом, вокруг стола, потому что на улице холодно. И снова жрём, как не в себя. По телеку старый фильм показывают, добрый и хороший, по рассказам Зощенко, по моему. Ну, где « губит людей не пиво, губит людей вода». И мы залипаем в телек всем коллективом и жрём. Кино обсуждаем. Под ногами коты и ежи. Коты с ежами едят, как в последний путь. Они знают, что новый год- ровно раз в году.

Гости уходят. Мне дурно. Я выгляжу беременным рахитом. Панкреатин. Сука, это старость- я жру панкреатин…. Спать.

Котины жрут крабовый салат, элегантно, прямо из салатницы. Еж жрёт крабовый салат. Ёж не свернётся в клубочек, даже если от этого будет зависеть его ежиная жизнь. Скорее, он пойдёт на врага в лобовую атаку и потопчет его массой.

Убрала салат в холодильник. Через пять минут пришёл сын и тихо унёс к себе.

Котины жрут оливье. По их лицам видно, что жрать они уже не могут- но надо. Для интереса дала ежу. Жрёт.

Господи, я в этой жизни уже всё видела. Меня ничего не удивит.

Тихо прокрался сын и спёр оливье.

Панкреатин. Сон.

По телевизору- «аватар». Болею за наших, переживаю. Нужно идти за минералкой. Жрать мы уже не можем.

Звонила Ленка, звала сходить на городскую ёлку- фотографироваться. На фиг. Не дойду. Минераааалочка, урааа!!!!!

Скучно и хочется чего- то съесть. Не потому, что голодно, а потому что скучно. У меня ещё кукуруза была и фасоль, и сухарики, для быстрого салата. Оказалось- сын упёр. Ломлюсь ему в двери:

- Лишенец! Отдай кукурузу!

- Это моё!- отвечает осторожно с той стороны.- Не отдам!

- Это на салат.

- Поэтому я утащил всё, вместе с сухариками.

- У тебя майонеза нету.

- Я отдам тебе продукты, если ты отдашь мне ровно половину салата! И мои требования не обсуждаются!

- Ладно. Террорист пищевой.

Обнаружила, что одна из младших кошек( или Малышка, или Мормышка, я их толком не различаю, они близнецы), не просто спит на моём компьютерном столе. Открыла хром, оперу и яндекс, и в хроме у меня сразу ВК- так эта дрянь пяти незнакомым людям отправила сообщения. Типа «мщоиурфпжеру4зи0». И стикер, блин. Стикер с кошечкой. Ну, они у меня там закреплены, конечно, и удивительного ничего в этом нет…но заставляет задуматься. Если б было у меня денег много на кредитке- так зачем я уже котинам? Они запросто могут меня сожрать и от моего имени вести полноценную жизнь в соц- сетях. И корму себе на дом заказывать. Чем не сюжет для романа? Наверное, их останавливает только то, что у меня денег- маловато.

Два часа ночи. Господи, дай мне умереть, как мне плохо… панкреатин. Наверное, это дикий свин виноват. Он же без ГМО и всякого такого, а мы непривычные. Не надо было жрать символа года, пусть и китайского. Божечки, у меня так животик болел последний раз, когда схватки были. Котины с трагическими лицами сидят возле холодильника.

Слава богу- третье января!!. Салаты кончились. Всё кончилось. Остатки еды утащил сын. Боба полез в холодильник и уронил на пол яйцо. У котин на лицах вселенское отвращение- но работу выполнять надо, долг перед родиной- превыше всего. Вылизывают с пола яйцо. Мне стало дурно.

Я долго страдала ( панкреатин, сука! Да сколько ж можно!!!). А потом добрела до магазина. Тихо там так, благостно, только дети конфетки покупают, так мило, такая пастораль… и я- к кефиру. Кефирчик… кефирушка, любименький ты мой… Я больше никогда столько жрать не буду, обещаю тебе! Только помоги….

Всем нам, выжившим- обожранным, но не сломленным.))

Скоро Рождество…)))

Показать полностью
  •  
  • 97
  •  

Первое января

в

Тридцать первого числа, по традиции… мы ходим в баню? Неть! Тридцать первого числа, по традиции, накосячившие мужики грехи замаливают. А баня- это уже вторично, и троично даже. Это- потом.

И вот бродит накосячивший мужик по городу, со смертельной температурой 37, 2, и подарков ищет. Умирает, практически, но не сдаётся- мужики ж не сдаются. И приобретает довольно странные вещи. И эти странные вещи потом в своё гнездо несёт. Инстинкт у мужика такой, а инстинкт- штука сильная.

Вот где, в каком месте пьяный китаец смог создать заячьи тапки моего размера, на мою немалую лыжу? Отдельное спасибо пьяному китайцу, что не розовые. С розовыми- не впустила бы в дом. Чёрненькие, и в принципе, готичные. Заячьи тапки, пляяяяяяттть. С ушами. С мехом. Котины пока ещё не поняли, что им принесли добычу и игрушку. Котины заинтересованно принюхиваются.

А ещё мужик серёжки приносит. Потому что он конкретно накосячил и одними заячьими тапками в данной ситуации не обойтись.. Как мужик выбирает серёжки в магазине?

Долго ходит и изучает прилавки. Вдумчиво. Так вдумчиво, словно завтра зомби- апокалипсис начнётся, а у него ещё ОЗК не залатан и фильтров новых к противогазу нет. А он вот тут фигней всякой занимается.

Мужик изучает прилавки долго, минут двадцать. На пределе своего внимания. А потом тыкает пальцам в то, что ему с детства запомнилось. Вот у мамы примерно такие были. И красиво это было- а как же? И когда в гнезде мужикова баба ему носом тычет и орёт про «бабушкин фасончик», мужик искренне недоумевает и удивляется. Какого хрена, тебе, собаке, надобно? Красиво же.. у мамы же какие то такие же были, он же помнит. И вот тут важно- в уши их воткнуть и не возмущаться. Потому, что он- от души, и не важно, что он- идиёт.

И гордо так, вишенкой на этом новогоднем торте:

- И продавщица спрашивает- мол, у вашей жены зелёные глаза? ( ну, под хризолит) А я такой- да х его з, какие у неё глаза. Есть глаза. Светленькие какие то . Красивые.

Пляттттть…. Держите меня семеро, а то я кому то лицо набью.

Ладно. Лично я- гордый выродок и хамелеон, и цвет глаз у меня меняется, в зависимости от освещения и настроения, от зелёного- до серого, а потом голубого. Но я же ж владею мобильным телефоном, на горе всем людям, и я Вовке позвонила

- Быстро скажи, не раздумывая, какого цвета у твоей жены глаза!!!

И он мне прям быстро ответил и совершенно не раздумывая.

- Каштановые!

Да ёкарный бабай……

Вот почему- почему я всегда, в любой день недели и в любую погоду знаю, какой коготь у тебя плохо почищен и какая пуговица на какой рубашке скоро оторвётся? А ты искренне уверен, что у меня есть, сука, два глаза- свтеленького цвета? Ты можешь два часа рассказывать о новых дворниках- о вот этой шлоете машинной. Но если ты меня в розыск придёшь подавать в милицию, ты что расскажешь? Ты расскажешь- баба пропала. Ну такая себе ничего баба. Нормальная такая. Приятная даже. И глаза у неё были. Целых два. Светленькие.

Вот сказать бы, что вас, мужиков, на другой планете рожают- а ведь нет. Тут же. Туточки. Сами и производим. Вот ровно далеко ходить не надо, сынище у меня есть.

А у меня вчера капец случился и тремммор всех конечностей. Я вчера себе такая сказала- на хер. Весь новый год нахер, и вот ничего не буду. Вот совсем. Ёлки у меня нету, гирлянды нету , сынище съехал ,и всрался мне ваш новый год. И вот я такая фильдипёрсовая до двух часов провалялась, а потом ломать начало. И я сказала- «Боба, дай мне денег, я в магазин пойду.» И пошла я в магазин, и купила там херни всякой, и левой задней ногой намутила хаша, и мяска в соевом соусе, и пять салатов, два последних- из чего было . И вот тут- отпустило. Вот прям отпустило. Не умеет наша, русская баба ,не может и поколениями не научена- новый год без оливье справлять. И без крабового. И мимоза нужна, и селёдка под лисьей шубкой, потому что морковь варится гораздо быстрей. И вот прям отпустило- и новый год случился. И я такая табло кремами намазала и лицо на нём нарисовала. И в платьишко новогоднее вошла, и ирокез даже праздничный начесала. И я в гости к маме с папой пошла- и обожралася там. И исчо, по пьяной лавочке, маму мою сюда подписала, ей же ж интересно, куда доча талант впихивает))) И поэтому матом теперь писать не буду, низззззя. И пять салатов у меня стоят. И жрать их кому то надо.

С Новым Годом вас, ребята. С первым января!!!!

Пы.сы.: вот сейчас главное- спать лечь. И вот тогда – самое интересное и начнётся)))))))))))))))

Показать полностью
  •  
  • 187
  •  

Праздничное

в

Вчера я обнаружила, что я- сучка распоследняя. Хотя, не , не так. Вчера у моей лучшей подруги был день рожденья. И я ей написала и поздравила, а она мне позвонила:

- Ты охуела в конец, что меня по вацапу поздравляешь? Где ты есть, собака семирёберная? Каждый сраный год, в любую погоду, в буран и гололёд- ты трусишь песочком до моего дома и притаскиваешь обмороженную розочку. Почему ты ещё не на боевом посту? Мы уже должны доедать оливье и петь « младший лейтенант».

- Я себя неважно чувствую.

- Можешь умереть, но приползай в пять.

- Боюсь, что не смогу.- Сказала я грустно.- Мне как- то, в самом деле, хреновенько и ножки трусятся. Я за сигами в магазин не дошла, только до киоска. Прости. Я в другой день приду и принесу тебе ананас. Вместо обмороженной розы. Розы тебе Вовка принесёт, а я ананас принесу, его сожрать можно. Когда смогу дойти до Магнита.

И спать легла. Я все эти дни очень много сплю. Даже дверь не заперла- просто как- то разом уснула и всё. Было б у нас в доме, чего воровать- обворовали бы, и я бы даже не проснулась. Наверное, окрестные воры знают, что у нас брать нечего, всех ценностей- четыре голодные котины. Которые сами кого хочешь сожрут.

Ленка меня разбудила и напугала аж до икоты.

- Вставай, анорексия сраная! Я пришла тебя набухивать и кормить. Потому что у меня сегодня- день рождения! И, если гора не идёт к Магомету…

- То Магомет ещё не покурил.- Говорю, икая.- Ты, вообще, с дуба рухнула? У тебя день рождения, а ты из дома ушла. КАК ты меня НАПУГАЛА…..

- Нехер спать. Войну проспишь и свой любимый зомби- апокалипсис. Проснёшься- а все сдохли, и даже зомбей нету. Фужеры неси, красивые, те. Шампань пить будем, как гусары.

И контейнеры достаёт из пакета, один, второй, третий. И в морду мне их. И с кухни приходит с двумя вилками.

- Вот этой вилкой ты, идиётка, жрать будешь. Вот прямо всё, что тут есть. И, как только ты жевать перестанешь- я тебя вот этой вилкой в цыплячью твою ляжку колоть буду.- Заявляет кровожадно.- Или вовсе глазик тебе выцарапаю. Потому что задрала ты уже- хуйнёй всякой заниматься. Ты себя в зеркало видела? Лучше не видь. Додумалась, чем заболеть. У приличных людей похмелье или там, понос, а у неё- анорексия на ровном месте. На тебе трусы пузырятся. Додумалась- заморить себя голодом. Как я тебя хоронить буду? Во что я тебя одену в гроб- такое усохшее мумиё?

- В чёрное платьишко.- Говорю, подумав.- Оно стрейчевое. Даже на мумиё ничё будет.

- У тебя под него трусов приличных нет. Вообще, вот скажи мне, как женщина женщине- КАК ты собралась хорониться, если у тебя нет для этого дела новых, парадно- выходных трусов? Чтоб в морге не стыдно было? Лифчик- то тебе без надобности, с твоими прыщиками, а сейчас уж и подавно, у девочек- семилеток сиськи больше. Но- ТРУСЫ!

И об этом я задумалась. Стыдненько, в самом деле. Это что ж, меня в морг в старых, застиранных привезут? И патологоанатом посмотрит так брезгливо и скажет « ну пипеееец совсем». И я там от стыда второй раз сдохну. Вот прям на столе под яркой белой лампой.

Трусы новые нужны, это однозначно. Красивые. И лифчик пуш- ап, потому что хотя бы в гробу- я должна быть с сиськами. А денег хер, и работы- хер. Ну вот и как умирать в таких условиях? Вот как прикажете в таких условиях умирать, а? Нечестно это и совершенно несправедливо.

Мы допили шампань, Ленка подуспокоилась и перестала тыкать меня вилкой в ляжку, а мне схорошело. Я даже подъела всё пюре и слегка ощипала курную голень. И мы ещё выпили бутылку вина, и даже сами открыли- да, у меня есть целых два штопора, которыми я катастрофически не умею пользоваться. И Ленка мне рассказала эпическую сагу о поисках сиськи( отдельная история, дочь похлесталась подружке, что подарит ей на НГ сиську- антистресс. Ну, игрушки- антистресс, все знают, их жамкать и получать тактильное удовольствие. Дочь похлесталась- но приобрести не смогла, потому как надо было загодя заказывать в интернетах.) а у нас в городе купить сиську- антистресс оказалось вообще невозможно. Может, всё раскупили. Может, завозить в наш Мухосранск их перестали. Но Ленка с Вовкой убили два дня на объезд секс- шопов. В первые два Вовка зашёл. Потом сказал- «Зая, сама». Зая увидела столько писек и сисек, что хватит на всю оставшуюся жизнь. У Заи пропало либидо и выпали волосы под мышками. Сиську они так и не нашли. Но это, в самом деле, песнь песней соломоновых… им надо было брать с собой меня. Я знатный теоретик половых извращений, и со мной было бы веселее. И вот рассказала она мне про очередные магазины, где снова сиськи нету, зато есть неожиданно тройные мужские письки- для инопланетян, что ли? И я в очередной раз сказала, что давно бы уже купили просто круглую подушечку- антистресс, нарисовали в середине кружочек и снизу подписали- « сиська», и всего делов, чего огород городить. И вообще, обо всяком важном поговорили.

- А ты чего из дома то свалила?

- Ааа, достало всё. И этот, муж мой который,- даже сраную розочку не принёс.

- Не пОняла?- удивляюсь я громко.- Вовка не принёс тебе традиционных три сраных розы? Охренел в конец. Я ему лицо набью. Н- да, в один день, и я, и он… Пошли. Тудой, до Магнита. Я тебе ананас обещала и приклеить бумажку на него с надписью « роза». Одевайся.

- Да иди ты… Ты там щас упадёшь от истощения и алкогольной интоксикации, и мне тебя за ногу тащить придётся, с ананасом. Ты тяжёлая, ну тебя к херам. Вот щас покурим и иди- ка ты баиньки, потому что растащило тебя не по детски…

И она домой ушла, а я спать- но чутко и на телефоне, а как иначе?

Вовка исправился. Он принёс три ЖЁЛТЫЕ розы. А для нас- то, для баб, главное-жёлтые. Ты на что намекаешь, и всё такое….

Не, он правда старался. И убивать я его передумала, он мой единственный друг мужеского полу уже лет двадцать. Вряд ли я смогу завести другого. Других таких в природе нету.

И вот сегодня посмотрела я на себя в зеркало, при дневном свете- и лучше б не смотрела. Личико маленькое такое стало, сморщенное, как стариковая жопка. И всё остальное не лучше. Сиськи в минус ушли, трусы, в самом деле, пузырятся… Ты, Анна Валерьевна, в натуре решила жисть самоубивством покончить путём голодания? А между прочим, человек без пищи сорок дней замечательно прожить может. И ты вот так, на такой долгий перфоманс, всё подрассчитала?

Да тебе, сука, хорониться не в чем. У тебя трусов новых, красивых, парадно- выходных, ни одной штуки нету. А которые есть- те пузырятся, как в детском саду на вырост. И вот, в самом деле- в гроб- то одеть нечего. И это я ещё молчу про цены на похороны. Потому что на похороны ты, дура, не скопила ни хера. У каждой порядочной бабки есть смёртный узел. И там всё нужное плюс денежки. Ты как, скотина, хорониться собралась? Чтоб мама с папой кредит брали?

Стыдно стало и противно. И я вот сейчас Ленкин оливье достала из холодильника и съела. Не буду я умирать, ни хера. Вот прям весь контейнер заточила. И вот сейчас ещё вина накачу пол- стакана, вчерашнего, и оденусь. Рожу умою. И тональником её, рожу, чтоб меня прохожие осиновым колом не заебашили, со страху. И припудрю ещё, это уж для гламура, мы ж девочки))) и пойду в Магнит, за ананасом . Я обещала. А завтра вовсе Новый год и я к родителям пойду- и там есть буду еду всякую, и улыбаться буду, и счастливой буду, а как иначе?)) А после двенадцати пойдём фейерверки пускать, папа всё равно купил, он всегда скрытно покупает, потому что- деньги на ветер и всё такое… А он покупает, потому что я аж писаюсь от таких вещей. И вот как я их в кредит на мои похороны вкрячу? Да не такая ж я сука, в самом деле. И сын ругался сегодня, приходил и ругался. На хер эти анорексии. Мне по возрасту положен склероз, деменция и альцгеймер, вот их и подожду.

Пы.сы. Пока у нас есть друзья, которые вилкой тыкают- и вообще, тыкают носом, как котят- дохнуть рано. Мы ещё побарахтаемся)))Нам ещё трусов парадных закупить надо ))) здесь мои друзья,  когда деревья ещё были большими))

Праздничное Поздравительное, Мат, Жизненно, Глупое животное, Длиннопост
Показать полностью 1
  •  
  • 297
  •  

Рабочее-2

в

Когда- то, когда деревья были большими, а я- молодой и красивой… ну ладно, моложе и симпатичней, впёрлись мы в одну фирму и отправили нас за тридевять земель поднимать с колен народное хозяйство. Тобишь, детский сад, который начали строить- да тут перестройка, не до садиков- так и бросили. Руинка тридцать лет стояла никому не нужная, но новая городская власть постановила- садику быть! Даже выселки нашего миллионного города должны иметь свои садики! Ну мы и отправились делать сказку былью. Заселили нас в строительный вагончик- переодеваться, обедать там, бебехи свои хранить особо ценные, ну, как всегда. Во второй половине вагончика мужики квартировали. А потом туда вовсе загнали кучу смуглых и трудолюбивых гостей из ближнего зарубежья. И ещё вагончик даже для них привезли- они там и жили, на объекте. Выходить за ворота им было нельзя- и от этого сильно они печалились. А нам радовались- всё ж бабы, хоть посмотреть… Мальчика мне своего всё сватали.

- Бери, не пожалеешь. Хороший мальчик. Совсем молодой, первый раз в Россию взяли. Не курит, кушает мало. Не то, что ваши, русские- только пьют… Работящий какой- вай, молодец. А какой плов делает- ах, руку себе откусишь, когда попробуешь, какой он делает плов! Тридцать баранов за него даю, бери, кто тебе ещё столько даст?

Мальчик краснел и смущённо колупал пальцем смуглую ладошку. По- русски он знал только одно слово- « хорошо». Подходил иногда, становился метрах в двух и вздыхал. Ухаживал, наверное, по своему.

- Бери мальчика, смотри, какая у него любовь- шмарковь. Тридцать баранов… сорок дам!

- А ну пррррекратить разговорчики на рабочем месте!- рявкала я голосом бывалого прапорщика.- Развели мне тут, понимаешь, Дом- 2. Работы у вас нету? Щас к прорабу схожу- найдёт! Брысь отсель!

- Злая ты женщина, злая. Всё потому, что мальчика у тебя нету, никто пловом не кормит…

Я закрывала глаза и зримо видела, как приходит ко мне в гости моя мама. А у меня по комнате и по кухне( потому что больше негде) водят хоровод сорок баранов. Или тридцать девять, потому что из одного на той же кухоньке смуглый мальчик восемнадцати лет варит плов. Улыбается моей маме и говорит « хорошо?» « Некуёво»- отвечает моя никогда в жизни не ругавшаяся матом мама. А мы с сыном сидим, обнявшись, на диване, потому что баранов видели только по телевизору и слегка их боимся. Вдруг они бодучие?

Да ну на фиг. Свят- свят- свят…

И вот до сих пор мне интересно- сорок баранов это много или мало? Ну, в смысле калыма?

Но разговор я разговариваю сегодня не об этом. А о Крысе.

Крыса была в этом вагончике первой и явно считала себя хозяйкой. Мы- то позже неё пришли. Матёрый, откормленный экземпляр размером с кошку. И не серая, а коричнево- чёрная какая то, кудлатая, шерсть- хоть на воротник. Не преувеличиваю ни разу. Их потом травили массово по микрорайону и мы видели трупы- огромные. Таких мне в городе больше ни разу видеть не пришлось. Наверное, такие только на выселках водятся.

Крыса жила где- то под стоящим на земле вагоном. Для свободного прохода у неё имелись дыры. Ходила, где хотела. Вела себя вежливо, обеды наши не трогала, таскала только то, что оставляли на столе. У мужиков особо не питалась- если только по пятницам, потому что в пятницу в обед… есть, чего доедать, короче. Ну, или по праздникам. Про Крысу мы знали- как не знать. Относились философски. Пока сапоги новые не сожрёт- убивать не за что, или там куртку замшевую импортную и магнитофон, две штуки…

В один прекрасный день пришли мы на обед пораньше. Мы на сделке, у нас обед- когда жрать захотелось. Крыса знала, когда примерно мы обедаем, рассчитывала своё время- но в этот раз её застали врасплох. На столе.

Столик маленький и на нём кучей стоят наши чашки, чайник и пакеты с обедами- кто что с собой взял. Вообще, в вагончике очень тесно. Гвозди на стенках, вещи вешать, столик и две лавки из говна и палок. И вшестером мы там гопака не спляшем, а если и спляшем- то только вхламину пьяные и ламбаду, не передвигаясь. Тесненько, короче. Столик небольшой. И вот на этот столик залезла Крыса- с целью проинспектировать, кто что сегодня будет кушать и что ей останется. И тут мы вваливаемся- шесть разной степени горластости баб. Крыса замерла. Наверное, даже зажмурилась.

- Я пакет.- Бормотала себе успокоительную мантру.- Я пакет со жратвой, вы меня не видите, никто меня не видит, я просто пакет….

И мантра работала. И Крысу никто не видел. Чайник включили, куртки рабочие снимать начали… пока Машка, самая голодная, не полезла обед свой разворачивать. И она нащупала, таки, пакет- но не свой. А потом увидела то, что нащупала.

- Ой.- Сказала негромко.

Но это было такое страшное «ой», что Стивен Кинг стоит в сторонке и нервно курит.

Это «ой» мгновенно повергло нас всех в состояние жуткого ужаса. Бабы, вообще, эмпатические существа, а уж если всем коллективом… Мироздание объяла жуткая жуть.

И именно в эту секунду Крыса поняла, что- пора. Иначе- хана. И Крыса прыгнула. Мы с Лариской стояли в тридцати сантиметрах друг от друга. И Крыса прыгнула ровнёхонько между нами, на уровне груди. ( шибанулась о стенку и убежала под лавку)

Как она закричала… я не про Крысу, та молча всё. Я про Лариску. Как она закричала… Вот есть животные и птицы, которые перед смертью издают крик ужаса. Это был- он. Стопудово. Лариска ЗАКРИЧАЛА.

В эту микросекунду, глядя на неё, я на клеточном уровне поняла, что пришел ПИ..Ц. Именно такой - огромный и страшный всем нам П…Ц. И я закричала тоже.

Шесть баб разного возраста и телосложения в силу своих возможностей издавали неописуемый крик ужаса. Наверное, его слышали во Владивостоке. Наверное, крестились эскимосы на Аляске, а негры в Африке серели от страха.

Я перестала голосить первой. Ну, у меня горло просто для криков не предназначено и я по природе своей орать не умею, я даже рожала вполголоса… И, как бы, я же ж баба со стальными яйцами, положение и статус обязывает, и где, стесняюсь спросить, очень страшный пи…ц???

- Чего орёте?- спросила сердито. И все заткнулись. И тишина такая, как в « ревизоре»…

И в этой тишине гробовой дядь Саша заходит и за стеночку держится, Надин муж, бледный такой, зеленоватый даже. Один мужик на нашу компанию. Сел на лавку и глядит на нас.

- Вы,- говорит,- окуели? Чего орёте так страшно? Я посцать пошёл- так за малым ещё чего не сделал, прибёг со спущенными штанами…

- Так крыса.- Отвечает Надька слабо.

Вот тут мы начали смеяться. Ржать, как кони. Как стадо коней. Как целый табунище коней.

- А ты чего орала?- спросили меня.- Ты ж дома крысу держишь, ты ж их вовсе не боишься?

- А потому, что Лариска заорала. А ты, сучка, чего заголосила? У меня подмышки поседели!

- Ну, я же не ожидала, что она ПРЫГНЕТ.- Ответила Лариска с достоинством и протёрла очки.- Это от неожиданности. Так я их тоже не боюсь. На « диаманте» ногами пинали…

Теперь уже голосили семь человек. Ржали до слёз, аж до икоты.

Нагнулась и заглянула под лавку. Крыса была там. Она просто не могла уйти, не досмотрев этого цирка шапито. Крыса каталась на спине, дрыгала лапками и пищала. Она смеялась. Она не просто смеялась- у неё была истерика.

Уже позже я прочла где- то, что британские учёные, которым делать нечего, выяснили, что у крыс есть чувство юмора. Ха! Да я об этом до вас знала. Я своими глазами видела ржущую крысу.

На звуки всей этой вакханалии прибежал наш прораб Володенька. Нравился он мне- аж до слюноотделения. Высокий( для меня это важно!), широкий в плечах, с пузичком, и вообще- блондин с голубыми глазами, а от блондинов я всю жизнь пись- пись делаю, потому и выпадают мне всю дорогу брюнеты, один жгучее другого… Но я женщина с почти законченными высшими образованиями, и воспитание ни разу не позволило мне подойти к нему и сказать: « Милый мой, хотите большой и чистой любви? Идёмте в прорабскую в обед и займёмся там плотской страстью.» Стеснительная я. Так, только подмигивала иногда нервным тиком.

Бежит Володенька и издаля орёт:

- Чё за херня у вас тут происходит? Кого убило? Где пожар?

А я ж как раз покурить вышла от всех этих нервов. И вот беру я его эдак за ручку нежно, проникновенно в глаза смотрю и глаголю:

- Владимир, там Крыса. Огромная, ужасная крыса. Мы её очень боимся. Прогоните её, вы же МУЖЧИНА…

Вагончик разделён на две половины. На входе- коридорчик, и в нём правила стоят. Ну, кто не знает- палочки такие металлические, которые на стройке употребляют для разных работ. Разные правила- от полуметрового до двух с половиной. Володенька осознал важность своей миссии и схватил- правильно- два с половиной метра. И ринулся изгонять Крысу.

Илья Муромец с копьём. Георгий- Победоносец. Мой белокурый Зигфрид. Моё сердце зашлось в сладкой истоме от эпичности картины.

Я уже говорила, что там внутри очень тесно, ага? И пять баб. И дядь Саша, ржущий конём. И я- да как же я смогу такое пропустить? Я села на корточки под столом, чтоб не получить правилом, и стала смотреть.

Крыса рыдала. Крыса вытирала слёзы хвостом, хрюкала и давилась соплями от истерического смеха. Такого цирка ей не показывали никогда. Былинный богатырь пытался развернуться с копьём на сильно ограниченном пространстве. Разбил две чашки, окно, ну и так, по мелочи…

- Хватит уже.- Сказала из под стола.- Она ушла. Она уползла…

- Я уже!- победно взвыл Володенька. И попал, наконец, своим копьём куда надо. Вот прям эротика получилась сейчас, пробы ставить негде.

- Уже не надо.- Сказала я. И опять получается голимая еротика и проза жизни.

В тот день мы напряглись, принесли сорок кирпичей и заложили, к херам, все дырки. Крыса , поголодав, попыталась харчиться у мужиков, но не вышло у них взаимной любви. И ушла она совсем, потому что ровно через три дня как раз заселили смуглых гостей ближнего зарубежья. А у них особо не покушаешь- они только дошик… и, если будешь дура нерасторопная- в тот же дошик приправой попадёшь.

Мне нравится думать, что Крыса прочуяла все ядовитые приманки посёлка ГЭС, ничего не тронула и гордо ушла в пампасы. Она заслужила. Честно.

С Володенькой так ничего у меня и не вышло. Ну, после эпичного боя богатыря с чудовищем…. Как- то я разочаровалась, ессли честно. Конечно, косая сажень и всё такое, но идиёт- это диагноз…. А мне всю мою многострадальную жизнь хотелось мужика умного. Шоб я ему могла в рот смотреть и говорить: « Вау, какой ты умныыыыый…». Наверное, исключительно поэтому, мне попадаются всю дорогу личности, скурившие букварь.

Вот к чему этот поток сознания из меня сегодня извергся? Подумала, потом поняла. Фотки же обещала нового питомца.

Рабочее-2 Глупость, Авторские истории, Длиннопост
Рабочее-2 Глупость, Авторские истории, Длиннопост
Показать полностью 2
  •  
  • 202
  •  

Новогодний подарок. сегодняшнее

в

Я созвонилась с продавцом и отправилась покупать себе друга. Кто сказал, что друзей нельзя купить? Для таких, как я- купить- единственная возможность. Критерием покупки стал район- и я нашла в десяти минутах ходьбы от дома. Обрадовалась и побежала. Как была- ненакрашенная и страшная.

По пути миновала паспортный стол. Возле скучала машина ППС- точнее, не машина скучала, а сотрудники. Сотрудники внимательными взглядами проводили женщину средних лет с нервным лицом. Явно- запоминая.

Добежала до искомого дома, созвонилась- и вот… передо мной крысята. Не то «бамбо», не то «бимбо»- ушастые такие. Выбрала из них самого шустрого мальчика, отдала денежку.

- Вы же его не на корм?- спросила девочка- крысовладелица.- Не на корм, правда?

Я вспомнила своих четырёх котин и истово перекрестилась свободной рукой.

- Нет, честное слово. Мне друг нужен. Это мой новогодний подарок для очень одинокого человека. Друг- в подарок.

- А он умеет с ними обращаться? У него есть клетка? Поилка?

- У него есть двухэтажные апартаменты.- Успокоила я.- Даже не в ипотеке. И поилки, и всё такое. Он знает толк в крысах.

Сунула крысёнка в перчатку и пошла домой.

- Не бойся. Не надо так дрожать. Мы быстро придём. А там тебе- и апартаменты, и поилки. И котины тебя не достанут, я дверь в свою комнату буду закрывать. Два этажа клетки- в твоём полном распоряжении. Я назову тебя- товарищ штандартенфюрер Макс Отто фон Штирлиц. Будем дружить. И всё у нас с тобой будет хорошо. Новогодний ты мой подарок.

Менты из машины ППС оживились и вышли меня встречать. Шутка ли- идёт подозрительная баба и с перчаткой разговаривает. Видать, бежала раскумариться- и раскумарилась, вштыренная теперь. Прямо галочка сама в руки прискакала…

- Гражданочка, к машине пройдёмте. Вы вещества употребляли?

- Употребляла.- Созналась я честно.

- Какие?

- Валерьянку.- Щедро дыхнула я.- Корвалол. Пустырник ещё, потом пион, не то поникший, не то повявший… и боярышник. Это всё вместе употребляется. Называется- « пять компонентов». Нервные тётки пьют.

- А с кем же вы, извиняюсь, тут разговариваете?- с непередаваемым сарказмом. Но я- непризнанная дочь еврейского народа и во мне молча умер Жванецкий. Они- они- ко мне с сарказмом???

- Снимаете? Снимайте сюдой. Вот это- моя личная галлюцинация.

И показываю им из перчатки усы и уши.

- Это товарищ штандартенфюрер Макс Отто фон Штирлиц. С ним я разговариваю. В этой стране запрещены разговоры с домашними питомцами? Для разговора с собственным питомцем я должна пройти освидетельствование? Пописать на лакмусовую бумажку в присутствии понятых?

- Саня, не снимай. Женщина, идите уже.

- Ойц! А шо вы не снимаете дальше? Мы не против. И мы не против услышать ваших извинений, например..

- Извините. Мы должны проявлять бдительность. Саня, сотри запись! Хватит ржать! Мы, действительно, приносим свои извинения. Сами понимаете, наркоманы, их полно… а вы идёте, с варежкой разговариваете…

- С перчаткой, юноша. С перчаткой. Это сильно большая разница. Мы не в обиде, хорошего вам дня.

- И вам тоже… а вы, извините, его куда? В перчатке?

- Домой, конечно. Это- подарок.

- Для кого?

- Для очень одинокого человека.

- Вы осторожнее.- Сказал тихо и в ментовском облике человеческие черты проступили какие- то, что ли, сквозь казённую маску.- Скользко. Все едут, как в последний раз. Аккуратнее. Донесите- подарок.

- Я справлюсь. Спасибо. Вы тоже- осторожнее.

Разумеется, я донесла подарок. Ещё бы. Я не так часто делаю себе подарки. Вытряхнула в коробочку, придавила книжкой, выгнала котин. Полезла на чердак, чуть не сверзилась с лестницы… нет клетки. Полезла на чердак второго дома. Навернулась через колёса. Тьма египетская… есть клетка, но нет поддона. Двадцать минут искала поддон. Расшибла коленку. Нашла!

Слезла вместях с этой клеткой. Шибанулась с последней ступеньки лестницы. Ничего, не больно, снега много навалило, жаль, что уже таять начал. Помыла клетку- она порядочно запылилась там, на чердаке, за два года. Сгоняла в магазин за крысиным кормом.

- У вас же кошки??? Они же сожрут???

- Я вставила в дверь своей комнаты замок. Теперь не тронут.

- Вы такая отважная женщина. Я бы, наверное, никогда не решилась завести крысу…

- Милая моя, - думаю печально,- я мужиков заводила. После этого- никакие животные не страшны.

Но вслух говорю другое.

- Вы не правы. Крысы- самые смышлёные животные. У них даже чувство юмора есть, английские учёные доказали.

Дома собираю вымытую клетку. Домик туда, поилку. Кормушку. Корму- не от души, а так- на первый раз. Потому что животина впервые одна жрать будет, без десятка сестёр и братьев, ей много не надо. Котин отгоняю левой задней ногой. Заселяю новосёла.

- Вот твой новый дом, Макс Отто. Фон барон. Здесь ты будешь жить.

Приехал Боба и спросил:

- Почему один? Котин четыре, за ради нового года ты им почему четыре штуки не купила? И вообще, почём сейчас мыши?

- А иди ты в жопу.- Отвечаю прочувствованно.- Это породистый крыс и мне мой личный подарок на новый год. Даже таким, как я, нужен друг.

Боба с пол- часа пестовал крысёныша. Мол, конечно, они, крысы, противные, а если вот так, в клетке- так ничего, очень так себе интересная скотинка… Потом надоело.

А потом сын ко мне зашёл. Взрослый мой, сил нету, какой взрослый, сын. Через месяц ему семнадцать стукнет. И мать ему- так, шумовой фактор. И живёт он самостоятельно, уже месяц,- его крыльцо аж в трёх метрах от моего. Но- самостоятельно. Заходит, глядит на клетку… и я ему говорю:

- Это товарищ штандартенфюрер Макс Отто фон Штирлиц. Породистый, у него уши такие большие останутся. И это- твой подарок на новый год. Я его для тебя принесла. Потому что у каждого должен быть настоящий друг. У каждого.

И эта пакость великовозрастная, которая мне за последние пол- года столько нервов устроила, что не приведи кому Господи…. Дурында эта ростом 184 сантиметра… начинает носом хлюпать и очки протирать.

- Правда… мне?

- Тебе, идиёту. Опилок купишь. Кормить две недели только кормом и овощами- никаких вкусняшек. Пока не подрастёт. Вопросы будут, если что забыл- спрашивай, отвечу.

- А гречку он будет… еееесть….

- Будет. Но потом. Сначала- только корм.

- Откуда ты знааала… что мой друг, единственный человек, которого я могу назвать другом, он взял и уехал. И я остался совершенно одииин…

- Я не знала. Я- просто так.

И мой сын ко мне обниматься лезет. Сам.

- Я тебе тоже друга принесу.- Обещает гнусаво.- Паука. У моей знакомой паучиха кокон отложила, они мне паучка обещали, я тебе принесу, хочешь?

- Нет, заяц. Паука не надо. Я их недолюбливаю, ты же знаешь.

У меня арахнофобия с детства. Я сильно недолюбливаю пауков. Тапком. Слава Богу, в нашей местности нет таких, с какими тапок бы не справился.

- Ну и ладно. Я тебе другого кого- нибудь принесу. Чеееестнооо….

- Вот и хорошо. Вот и ладно. Иди уже, нового жильца неси к себе.

- Мам, классная просила свою кошку на новогодние праздники взять, она уезжает, я сказал, что запросто, но теперь же у меня, как же я…

- Возьму. Пятая кошка мне погоды в доме не сделает. Иди уже.

Пятью минутами позже:

- Мааам, а ему можно ёлку жрать? Нет? Отодвинуть надо, да? Я уже отодвинул.

Во мне молча доумерал еврей- юморист.

(- Главное, чтоб он не жрал дождик..)- разумеется, я этого не скажу.

- Отодвинь клетку. Так будет правильно.

Вы говорите, что чудо нельзя купить. И что в Деда Мороза никто не верит. Правильно. Совершенно не стану с вами спорить. Но чудеса делаем мы сами- своими « под хер заточенными» ручонками. Привычно так делаем, обыденно… иной раз и сами не замечаем этого. Просто- создаём чудеса. Невзирая на время года. Зимой и летом. Наверное, потому что- не умеем по другому?

А я… я уж сумею сама. Зачем мне друзей покупать? Да и клеток особо нету. Мне теперь ещё одну котину кормить..)))

Показать полностью
  •  
  • 432
  •  

Я больше не буду

Ребята, простите. Я, как всегда, не смогла ясно выразиться. Я просила совета: как и какими словами однозначно человека можно от себя отвадить. Чтоб уж раз и навсегда. Девчоночий совет. Женский. Бабий. Сижу вот с валерьянкой, с кошками со всех сторон, бумагу черкаю, слова ищу... может, у кого- то есть готовые? А пишут мужики, и гадости пишут тоже исключительно мужики. Выгоню я его, буду очень стараться. Я справлюсь, я сильная, вообще. Я коня на скаку и всё такое. Только вот кажется важным- правильные слова найти. У меня не так много опыта в выгонянии...

  •  
  • 31
  •