Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу
Sharikas  
Пикабушник 7 лет 2 дня
  • 26985
    рейтинг
  • 3694
    комментариев
  • 89
    новостей
  • 16
    в "горячем"
  • Поставил 50430 плюсов и 239342 минуса
  • Отредактировал 0 постов
  • Проголосовал за 0 редактирований
  • 5 лет на Пикабу

Шторм

Показать полностью
Темно, как ночью, и это в самый разгар дня. С неба льют потоки воды. Свинцовые волны захлестывают палубу. Заливает даже ют.
Старый фрегат, бывший в одно время гордостью королевского флота, уже не первый год ходит простым каботажником. За флотские годы и годы торгового судна ему приходилось переживать всякое: пиратов, бури, он удирал от смерчей и испанцев. Но такой шторм на его долю выпал впервые. В провале между волнами немаленький корабль пропадал полностью.
- Лево на борт! Нос к волне! – громко, но не срываясь на крик, отдал команду капитан.
- Лево на борт! Нос к волне! – продублировал его старший помощник.
- Есть лево на борт, - с бешенной скоростью крутя штурвал, ответил рулевой.
Он прекрасно слышал и капитана, благо, что тот стоял всего в паре шагов от штурвала, но устав – есть устав, даже на торговом судне. Тем более, когда капитан едва ли не легенда военного флота.
Старика списали на берег по состоянию здоровья, в один год со списанием корабля из военно-морского реестра. Для немолодого уже тогда человека это был удар. Он запил. Сильно. Регулярно гоняя морских демонов по трактирам. Но знаний и сноровки не утратил. Когда корабль купила известная торговая кампания, старик пришел к новому владельцу и предложил свои услуги, хотя бы младшим офицером. Его взяли капитаном. И вновь, как год назад капитан Мэтью Хофф стоял на мостике, и яростно пыхтя трубкой, отдавал приказы.
- Марселя, брамселя спустить! Грот и фок ставь в половину!
- Верхи табань! Низы вполовину! – Хофф недовольно покачал головой – боцман ходит в море уже не первый год, а номенклатуру так и не выучил, речь козопаса, а не моряка. Когда он уже поймет, что табанить – это тормозить веслами. Капитан бы уже давно поставил на должность боцмана кого другого, если бы не одно НО. Боцман обладал невероятными организаторскими способностями: команда слушалась его беспрекословно, дисциплину он держал на военном уровне.
Очередной удар волны заставил Мэтью вцепиться в перила мостика.
- Марсового смыло!
- Юнгу смыло!
- Парусный мастер в трюм свалился!
Доклады пробежали по кораблю подобно еще одной волне.
Яростно сплюнув, Хофф матерился. Долго и красиво, как это умеют лишь старые моряки.
- Привяжитесь акулье вымя! Крепче, осьминог вас ети! Броунс на марс! Трави рангоут!
Внезапно корабль резко зарылся носом в волну, подняв корму и обнажив киль. Капитан естественно не мог этого видеть, но прекрасно представлял. Следующий удар природа нанесла по ставшему беззащитным рулю и развернул корабль бортом к волне.
От удара рулевого отшвырнуло от штурвала. Его недолгий полет прервал фальшборт. Похожий на сломанную куклу своими неестественно вывернутыми конечностями парень уставился на черное небо. Глазные впадины немедленно наполнились водой. Стекая по скулам, она придавала лицу странный вид. Казалось что труп плачет.
Все это промелькнуло перед глазами капитана, когда он прыгнул к штурвалу. Вкладывая весь свой опыт, он пытался вновь повернуть корабль носом к волне. Главное не принять волну на борт.
Ему не удалось. Следующий удар фрегат получил в борт. Заскрипев каждой своей дощечкой, он жаловался капитану на принесенные ему злым морем страдания.
Громко треснув, лопнула грот-мачта. Щепки шрапнелью разлетаются по шкафуту.
- Руби такелаж! Быстрей ленивые твари! Быстрей, если не хотите пойти на корм акулам!
Еще удар. Краем глаза Хофф видит, что старпом раскроил себе череп. Серовато-белые мозги перемешивались с кровью на палубе.
Удар. Труп старпома оторвало от каната, и вместе с содержимым его черепа унесло в океан. Туда же унесло орудия с верхней палубы.
- Течь! В трюме течь!
Удар. Одного матроса срывает с вантов. Брам-стеньга падает на другого.
Удар. Квартирмейстера дергает на канате. Петля ломает позвоночник. С диким криком с фок-марсель-реи падает матрос.
Удар. Отрывает блинд с бушприта.
Наконец Хоффу удается выставить нос к волне. Следующий удар уже и не удар вовсе. Обычное скольжение по волне.
Эта вакханалия продолжалась три дня.
Корабль лишился большей части парусного вооружения: полностью потерян грот, фок-брамсель не поставить, блинд оторван, фок посечен осколками.
Снесено шестнадцать из сорока пушек.
В трюме не прекращающаяся течь.
Треть экипажа покалечены. Девятнадцать мертвы. Сейчас те кто не занят откачкой воды, оборачивают мертвецов в парусину. Хофф стоял и смотрел как на ткань кладут пороховую обезьянку. Сколько ему было? Двенадцать, а может тринадцать. Стараик хотел взять его юнгой, когда подрастет. Теперь не возьмет.
- Капитан! – штурман. И что ему надо?
- Сэр, я определил наше местоположения. Нас забросило сильно к югу от порта назначения. Это плохая новость. Хорошая в том, что в трехстах милях отсюда есть крупный французский порт.
- Курс?
- Норд-норд-вест, сэр. Нам по пути.
-Рулевой! Курс норд-норд-вест! – обычным своим раскатистым голосом отдал команду капитан. Дубляжа не последовало. Некому было дублировать. – Даст бог, доползем.
  •  
  • -1
  •  

Half-Life + Portal

  •  
  •  
  •  

"Мария"

Показать полностью
- Капитан! Капита, проснитесь! Там, там штурман, эта…того…
- Старпом, не гоношись. Четко доложи.
Старпом стоял сильно шатаясь, подобно пьяному. Но он никогда не пил. Ни капли. Сухие, потрескавшиеся губы, осунувшее лицо. И повторяет, как заведенный:
- Штурман, капитан… там штурман.
Кряхтя, капитан встал с койки. Шатало его не меньше, чем старпома. Весь вид его мало отличался от старпома. Только руки не дрожали.
Выйдя из каюты, он увидел перед собой всю команду шхуны. Все на одно лицо. Шатающиеся, еле стоящие на ногах, с полубезумными глазами.
- Где штурман?
Тишина.
- Где штурман, акульи дети?
- Брамсель, капитан. Взгляните на брамсель, - просипел боцман.
Капитан поднял взгляд на брамсель.
Слегка покачиваясь в такт кораблю, с синим лицом и вывалившимся фиолетовым языком, на рее висел штурман.
- Сам?
-Сам, капитан. Ей, богу сам.
На странно-белых, загорелых лицах виделся испуг. Капитан был дружен со стариком с молодости, и при любом подозрении, что кто-то причастен к его смерти, не задумываясь отправил бы следом нок-рей. Хотя может так было бы и лучше. По крайней мере быстрей.
- Верю. За борт его.
Капитан знал, что никто из команды не причастен. Старика любили и уважали все без исключения.
Капитан знал кого винить.
Штиль.
Третью неделю, чертов штиль.
Самое ужасное, что только может выпасть моряку.
Паруса, висящие тряпками, душащая жара. И тишина. Мертвая тишина, в которой, как в трясине, тонут все звуки. Где плеск волн, ударяющихся об обшивку «Марии»? Где скрип оснастки? Где ругань матросни? Ничего этого нет. Все сожрал штиль.
Продукты еще есть, их брали с запасом.
Стухла почти вся вода. Осталось полбочонка.
Полбочки на двадцать восемь человек.
Стакан воды на человека в день. Полстакана для приготовления еды.
Так можно протянуть около недели. Еще пару дней можно прожить и без воды. В здешнем климате вряд ли кто протянет больше.
Громкий всплеск известил мир о том, что штурман отправился в последнее плавание.
- Разойдись по кубрикам. Берегите силы.
Подволакивая ноги, капитан ушел в свою каюту.
Посреди ночи раздался выстрел. Капитан натянул превязь с саблей. За прошедшие пять дней было уже три попытки напасть на него. Бочонок стоял у него в каюте.
Взведя курок пистолета, он вышел на палубу.
- Кто стрелял?
- Я, капитан.
Кок. В темноте не видно, но капитан узнал голос.
- Он закричал, что я отродье Сатаны и бросился на меня с ножом.
Силуэт затрясся в рыданиях. Слез не было. Для них в организме не хватало воды.
Для кока это была первая кровь. И чья? Своего же товарища, сошедшего с ума.
- За борт тело. Разойдись.
- Капитан?
- Что еще?
- Мы положили его в чан.
- Зачем? – капитан прекрасно знал ответ.
- Кровь, капитан. Ему уже ни к чему.
Капитан лежал на юте. Вниз он старался не смотреть.
Вся палуба была заблевана кровью.
Первый раз блевали все.
Потом была кровь боцмана. У него не выдержало сердце.
Затем старпом.
Кок.
Три матроса, чьи имени он не мог уже вспомнить.
Их осталось шесть. По крайней мере слышно дыхание шести.
На палубе посреди засохшей корки крови лежало одиннадцать тел. Сладковато воняло трупниной.
Капитан закрыл глаза, мечтая повторить шаг штурмана. Но не было сил встать.
По щеке прошлась холодная ладонь. Капитан открыл глаза. Никого.
Хлопок.
Сердце дало перебой. Слишком хорошо капитан знал этот звук.
Звук паруса, поймавшего ветер.
Ветер уносил за собой малеький кораблик. Кораблик с семнадцатью мертвецами на борту.
Вечером пошел дождь.
Поздно.
  •  
  • 26
  •  

Васиус. Новые приключения

Показать полностью
Васиус. Новые приключения
  •  
  • 25
  •  

Васиус. Продолжение истории

Показать полностью
Васиус. Продолжение истории
  •  
  • 259
  •  

Маленькая шестеренка большого механизма

Показать полностью
Маленькая шестеренка большого механизма
  •  
  • 394
  •  

Владыки трех стихий

войска РЭБ
Показать полностью
Владыки трех стихий войска РЭБ
  •  
  • 9
  •  

Минутка истории

АХТУНГ!!!! здесь не минутка!!! Длиннонудноисторикопост
Показать полностью
Минутка истории АХТУНГ!!!! здесь не минутка!!! Длиннонудноисторикопост
  •  
  • 55
  •  

Милитари против Сисек

автоматизированный комплекс радио-, радиотехнического и специального контроля эффективности защиты информации и электромагнитной обстановки МКТК-1А "Дзюд
Милитари против Сисек автоматизированный комплекс радио-, радиотехнического и специального контроля эффективности защиты информации и  электромагнитной обстановки МКТК-1А "Дзюд
  •  
  • -4
  •  

Я счастливый человек

Я счастливый человек. Я видел Тайгу, Забайкальские степи, Дальний Восток, Байкал и дочь его, Саяны, белые ночи Питера и развод мостов, слышал там полуденную пушку, видел шторм на Балтике и прятался от жары на Азовском море, поднимался на Чигет и пил минеральную воду из-под крана, жил зимой в палатке и умывался снегом, купался в Волге, Доне, Ангаре, Байкале и десятке безвестных речек,Видел захоронения первых людей в Воронеже и петроглифы в Чите, и дольмены в Иркутске, спускался в пещеры Урала , нежил пузо на пляжах Тихого океана и Черного моря, ходил по болотам Твери и камням пустыни Гоби, наслаждался симфоническим оркестром и отрывался на "Нашествии"... Надеюсь, что шило в заднице, которым наградили меня родители, перейдет и к моим детям
  •  
  • 2079
  •