Необходимо войти или зарегистрироваться

Авторизация

Введите логин, email или номер телефона, начинающийся с символа «+»
Забыли пароль? Регистрация

Новый пароль

Авторизация

Восстановление пароля

Авторизация

Регистрация

Выберите, пожалуйста, ник на пикабу
Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
У меня уже есть аккаунт с ником Отменить привязку?

Регистрация

Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
Создавая аккаунт, я соглашаюсь с правилами Пикабу и даю согласие на обработку персональных данных.
Авторизация

Профиль

Профиль

Markusse

Markusse

Пикабушник
"Не спеши и осмотрись..."
17 127 рейтинг
2433 комментария
122 поста
44 в "горячем"
Показать полную информацию

Активистка ЛГБТ избежала третьего суда за снимки с плакатом "Сами вы подделка": истек срок давности

Markusse в Новости

Суд Ленинского района прекратил административное дело в отношении Виктории Биран, сообщают правозащитники центра «Весна». Девушку должны были судить за третье фото, которое она сделала у здания КГБ в Минске.

Ранее Виктории пришлось в двух судах отвечать за снимки с плакатом на фоне зданий МВД и Дома правительства. Милиция посчитала, что она нарушила Закон «О массовых мероприятиях», суд согласился и оштрафовал на 15 базовых величин за каждое фото. Всего 735 рублей.

Но за снимок у КГБ Виктории Биран отвечать не придется. Оказалось, Ленинский РУВД направил материалы административного дела в суд только 27 июля, спустя два месяца после событий. К тому моменту срок привлечения к ответственности по ч.1 ст. 23.34 КоАП истек уже как неделю. На этом основании суд прекратил дело в отношении девушки.

Ранее пользователи Сети собрали ей на уплату штрафов больше тысячи рублей, что полностью покрывает претензии.

Напомним, в мае девушка вышла к трем зданиям в Минске с плакатом «Сами вы подделка». Так она выразила несогласие с заявлением МВД об ЛГБТ-сообществе, которое назвало «подделкой» однополые отношения.



Собственно само заявление МВД: https://news.tut.by/society/593442.html?crnd=36972

Ссылка на текст поста: https://news.tut.by/economics/603288.html

Ну и фото:

Активистка ЛГБТ избежала третьего суда за снимки с плакатом "Сами вы подделка": истек срок давности Новости, Беларусь

П.С: хорошо хоть за последние ничего не будет...

П.С.С: А вообще пиздец творится...

Показать полностью 1

В Беларуси накрыли свинг-вечеринку

Markusse в Новости

В ночь с субботы на воскресенье в одном из частных домов в Боровлянах сотрудники МВД накрыли бордель. На момент спецоперации в коттедже находились 34 мужчины и 18 девушек, среди которых были супружеские пары и студенты. Возраст участников варьировался от 20 до 45 лет.

— В ходе оперативно-разыскных мероприятий мы установили, что с 2016 по 2018 год двое неработающих минчан снимали коттедж для проведения за вознаграждение закрытых секс-вечеринок. Клиентов искали среди знакомых, через объявления в интернете, соцсетях и мессенджерах, — сообщает МВД. — Стоимость входа для мужчин составляла от 200 до 370 рублей, для пары — 120 рублей. Представительницы слабого пола участвовали в мероприятии бесплатно. В последующем постоянным членам клуба предоставлялись скидки.


— Деньги посетители переводили на карточку, мобильный телефон или передавали лично организаторам. Помимо случайных участников, на вечеринках присутствовали проститутки, ведущие тематических конкурсов, бармены и другие представители обслуживающего персонала, услуги которых входили в стоимость посещения. Также в оплату включался алкоголь, еда, пользование сауной и бассейном.


В отношении 39-летнего и 31-летнего организаторов борделя возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 171 Уголовного кодекса «Организация и (или) использование занятия проституцией либо создание условий для занятия проституцией».

Сейчас проводятся дальнейшие следственные действия и оперативно-разыскные мероприятия, направленные на установление всех обстоятельств и дополнительных фактов противоправной деятельности подозреваемых.


В Главном управлении по наркоконтролю и противодействию торговле людьми говорят, что подобные мероприятия стали набирать обороты.


— Есть информация, что различные свинг-вечеринки с элементами БДСМ, тематическими развратными конкурсами, участием представителей нетрадиционных сексуальных взглядов, в том числе сторонников ЛГБТ-сообщества, могли организовываться во многих регионах страны, — отметили правоохранители.


— Эти сведения проверяются. Однако уже очевидно, что под видом секс-вечеринок скрывается незаконная деятельность по организации и использованию занятия проституцией, по ее распространению, а также продвижению извращенных взглядов на отношения «мужчина — женщина». Чтобы не допустить этого, мы продолжим работать в данном направлении и будем пресекать факты противоправной деятельности.


Между тем, как выяснилось из социальных сетей, на минувшие выходные была запланирована большая свинг-вечеринка, организатором которой выступил некий Слава Казанова. Судя по его странице, подобные вечеринки проводились начиная с 2016 года. Правда, тогда парам предлагали заплатить по $30, а одиночкам — по $50.

И ссылка собственно: https://people.onliner.by/2018/07/30/bordel-2


П.С: иногда они уже перегибают палку...


А это более развёрнутая статья с комментариями :https://people.onliner.by/2018/08/01/seks-vecherinka

Показать полностью 1

Нерождённые. 2 часть

Markusse в S.T.A.L.K.E.R.

Предыдущая часть


4


Поднявшись на вершину очередного холма, Николай ахнул: перед ним, внизу открылась панорама огромного города, сияющего огнями.


- Что это?


- Это город. Там тоже живут дети. Такие, как мы. Таких городов здесь много.


- А вы где живете?


- Мы живем в деревне, не доходя до города. Нам там больше нравиться.


Сколько они шли, Николай не знал, но усталости не было вовсе. Они спустились с холма и вошли в небольшую деревеньку с аккуратными разноцветными домиками. По улицам бегали веселыми шумными стайками дети. Некоторые из них были совсем прозрачные, как будто сотканы из тумана.


- А почему эти дети такие прозрачные? - спросил Николай.


- О них не помнят их родители. Или не хотят помнить - ответил сын, - Но они есть, и они ждут своих родителей.


Дети окружили Николая. Они были разные: и совсем маленькие, и подростки. Дети с неподдельным восторгом рассматривали Николая, трогали его комбинезон и шлем, который летчик держал в руке.


- Дядя! Ты пришел за своими ? - слышалось со всех сторон. - А когда наши папы и мамы придут за нами? Скажи, ты же знаешь.


- Придут, детки, придут ваши мамы и папы за вами. За всеми, но не сразу.


- А ты заберешь своих?


- Да, обязательно.


Дочка прижалась к Николаю и с гордостью сказала:


- Это мой папа! Он заберет нас. Он летчик. Военный.


Дети с восхищением замолчали, разглядывая Николая.


- Папа! Пойдем! - позвал сын.


Вскоре они пришли к маленькому домику на окраине деревни. У домика была желтая крыша и светло - зеленые стены. Вокруг дома было много красивых цветов и небольшие цветущие деревца. Во дворике, огражденном невысоким заборчиком была песочница, несколько разноцветных лавочек и качели.


- Ну, вот, мы и пришли - затараторила дочка, взбираясь на качели. - Папа! Поиграй с нами!


- Нам некогда, сестренка. Папе нужно помочь. Да и место нужно приготовить для нашей младшей сестры - она уже скоро придет к нам.


Девочка захлопала в ладошки:


- Ура! К нам идет сестричка! Нам теперь будет веселее!


Николай взял сына за плечо:


- Постой, сынок! Какая сестричка к вам придет?


- Наша, папа. Твоя дочка. Младшая. Вот, посмотри! - сын достал из кармана рубашки небольшое зеркало в железной оправе. - Посмотри сюда!


Николай всмотрелся в зеркало, изображение в котором стало расти и расти. Он увидел маленькую девочку на руках у его жены, Светланы. Ребенок улыбался и играл мамиными волосами.


- Она еще там - сказал мальчик, - но скоро будет здесь, с нами.


Николай похолодел:


- Я ничего не знаю о ней.


- Ты и не узнал бы ничего, если бы сюда не попал. А теперь знаешь. Мама не хочет отпускать ее к нам. И врачи не виноваты - они ведь не знают, что и посоветовать маме. Никто не знает, как все будет после аварии, как все это закончится.


- Что закончится?


- Авария на станции, папа. Ты же оттуда. Если на станции что - то пойдет не так, то будет новый взрыв. Потом еще, и еще. Тогда в наши края за многими детьми придут их родители. И придет много новых детей, очень много. Жалко их. Жалко всех. Пойдем, посмотришь, и сам все увидишь.


Раздался легкий треск, и рядом с ними появился большой, в рост взрослого человека, полупрозрачный шар, слегка переливающийся в отблесках Солнца.


- Заходи, не бойся - мальчик легко прошел через стенку шара и исчез внутри.


Николай протянул руку к шару. С легким треском рука прошла сквозь стенку. Летчик шагнул вперед, и оказался внутри шара, рядом с сыном. Мальчик посмотрел на отца:


- Ты готов?


Летчик кивнул головой.


Ничего не произошло, только он ощутил еле заметное головокружение. Стенки шара стали почти прозрачными, и Николай с сыном растворились в темноте.


Они мчались в темноте над спящим городом: Николай вздрогнул - он узнал ночную Припять, ему приходилось не раз летать ночью над этим городом. Впереди показались знакомые очертания ЧАЭС, залитые огнями. Они подлетели ближе. Здание 4-го энергоблока было целое!


- Сынок! Что это? Неужели успели отстроить блок после аварии? Он же был разрушен наполовину.


- Нет, папа, это прошлое. Здесь сейчас 26 апреля 1986 года. Время: 1 час 21 минута. Сейчас начнется, смотри! - тихо сказал мальчик.


Вдруг раздался громкий хлопок. Часть крыши 4 энергоблока разлетелась в стороны. Легко и непринужденно, словно играючи. За крышей посыпались стены блока. Изнутри разрушенного циклопического строения вырвался ослепительный столб бело-синего свечения и полетели горящие обломки разной величины. Все это произошло за считанные секунды. Вспыхнула во многих местах разрушенная взрывом крыша. Клубы дыма с проблесками пламени, повалили из вырванных взрывом окон и разрушенных проемов стен.


Николай невольно отшатнулся.


- Смотри, папа - это взорвался реактор. Если люди не смогут сделать все правильно, то скоро взорвется еще три.


- Но ведь они же не взорвались!


- Не знаю. Все вращается по кругу в этом мире, а здесь, видишь сам - все только началось, и может развиваться совсем по-другому, не так, как в твоем прожитом времени.


- Тогда где же мы?


- По - вашему, мы сейчас в прошлом. Мы смотрим глазами ТЕХ людей, мы - в ИХ настоящем.


- А ты не боишься радиации? Ведь здесь сейчас тысячи рентген!


- Не боюсь, папа! Мне ничего не может повредить - ведь меня нет в вашем мире, я ведь нерожденный. А ты вернулся сюда ненадолго. Это время тобой уже прожито. Смотри туда! - и мальчик показал на две пожарные машины, с включенными сиренами и синими мигалками подлетевшими к разрушенному 4 блоку. Боевые расчеты выскочили из машин, разматывая пожарные рукава в направлении гидранта, а один пожарник по стационарной пожарной лестнице за считанные минуты поднялся на крышу горящего блока, на 70 метровую высоту.


Поднялся, оценил ситуацию в течение нескольких десятков секунд, и так же стремительно стал спускаться вниз.


Николай с сыном приблизились поближе к краю крыши - так близко, что можно было шагнуть на нее. Крыша полыхала огнем многоочагового пожара, многометровые языки пламени жадно сливались друг с другом в один огненный вал, который беспощадно пожирая все на своем пути, неумолимо продвигался к главному машинному залу атомной станции и смежным энергоблокам. На крыше кипел и вспыхивал битум, валялись раскаленные куски графита, выброшенные взрывом из нутра разрушенного реактора. Эти куски графита ярко светились, даже на фоне пламени, от них в разных местах вспыхивали новые очаги пожара. Из зияющего провала в крыше блока, над взорвавшимся реактором, бил ослепительно яркий белый, с синеватым оттенком свет. Целый столб света.


- Страшно как, папа! - сказал сын, поежившись, словно от холода.


- Это ад, сынок. Это настоящий ад на земле.


Пожарный тем временем спустился вниз, к машинам и по его команде боевой расчет одной машины стал быстро разматывать пожарные рукава к трубам - стоякам, расположенным на стенам блока. Расчет второй машины с подключенными пожарными рукавами рванулся в машинный зал, через выбитые взрывом двери, прямо в чадные клубы дыма и гари, валившие из здания блока. Командир пожарных с двумя другими бойцами полезли вверх, на горящую крышу. Взревели двигатели автоцистерны, и вода стремительно стала подниматься по сухотрубам вверх, догоняя бойцов. Все это заняло несколько минут.


И вот пожарные уже на крыше. Двое бойцов стали сбрасывать с крыши раскаленные куски графита, расчищая плацдарм для развертывания боевого расчета. Командир быстро открывал вентили сухотрубов. Через несколько минут бойцы подключили пожарные рукава, и три мощные струи воды ударили по лютующему вокруг пламени. А в нескольких десятках метров от них ослепительно мерцал белый столб света Ангела смерти, вырвавшийся из недр реактора. Сапоги бойцов вязли в горящем битуме, дым и копоть выедали глаза, но пожарники упорно продвигались вперед, отвоевывая у пламени метр за метром.


Внизу прибыла еще одна пожарная машина и бойцы, мгновенно развернув оборудование, побежали с подключенными пожарными рукавами внутрь здания блока, в машинный зал, на помощь своим товарищам, уже ведущим там жестокую борьбу с пожаром. Необходимо было быстро остановить распространение огня, рвущегося в сторону соседнего реактора, и неумолимо подбирающегося к главной системе управления защиты ЧАЭС, уничтожение которой могло привести к взрыву остальных трех работающих реакторов.



5



На крыше трое пожарных вели беспощадный бой с огненным валом, рвущимся по крыше к другим реакторам. Сколько времени прошло в этом бою - минута, час, вечность? Вот один боец согнулся, покачнулся, чуть не упал в огненную жижу под ногами, его стошнило, но через мгновение он выпрямился и вновь направил мощную струю воды из ствола пожарного рукава в огонь. Немного погодя, второй боец упал на колени. Но он продолжал борьбу с бушующим вокруг пламенем. Товарищи помогли ему подняться, но человеческих сил уже не было. Огонь взревел с новой силой и рванулся к горстке людей, остановившим его продвижение к соседнему реактору.


- Не устоят, огонь все-таки прорвется - сказал сын.


Николай вдруг стал застегивать наглухо свой комбинезон и надел на голову свой шлем.


- Я могу спрыгнуть на крышу? - спросил он сына.


- Можешь, если не боишься.


Их шар завис над крышей, прямо за спиной у пожарников, ведущих борьбу с огнем.


Николай шагнул из шара на крышу блока. Дохнуло нестерпимым жаром, вокруг затрещал ионизированный радиацией воздух. Дым и гарь раскаленным железом ворвались в легкие.


Николай подхватил слабеющего бойца и помог ему отойти к бортику крыши, где огня уже не было, посадил его, взял из рук бойца пожарный ствол и подтянулся к остальным пожарникам. Ноги вязли в тлеющем битуме.


Командир - совсем молодой паренек, оглянувшись на неожиданную подмогу, удивленно спросил:


- Ты кто такой?


- Капитан Рогожин, ВВС. Куда бить водой?


- Туда! Ставь заграждение водой. Мы должны отсечь огонь от остальных блоков!


- Понял! Приступаю! - крикнул в ответ Николай.


Пожарный ствол, как живой бился в руках, удерживать его было очень тяжело. Николай собрав все силы, направлял мощную струю воды в ревущее пламя.


Сколько они держали оборону втроем, Николай не знал. Дымился комбинезон, дышать было нечем, но они держались и сдерживали огонь. Когда на крышу стали один за другим подниматься другие пожарные, прибывшие на подмогу, он с облегчением вздохнул:


- Удержали!


Кто-то из бойцов забрал ствол из рук Николая:


- Уходи вниз!


Командир пожарников подошел к нему:


- Спасибо, капитан! Помог ты нам.


Голос его был сиплый, а лицо - неестественно белое, даже на фоне огня.


- Уходи и ты! - крикнул в ответ Николай.


- Нет, мне уже все равно. Я останусь, буду работать. Помочь нужно ребятам. Давай вниз! - и командир опять рванулся в бой.


Николай отошел в сторону, пропуская бойцов со стволами в руках, которые прибывали на помощь товарищам.


Рядом раздался голос сына:


- Папа! Заходи в шар!


Николай оглянулся - рядом, за его спиной был виден размытый контур Шара. Николай еще раз посмотрел на картину боя со огненной стихией - несколько десятков пожарников начали контрнаступление на пожар, оттесняя его к развороченному взрывом провалу в крыше блока.


Летчик шагнул вперед и оказался внутри Шара. Удивительно, но его комбинезон, только что тлевший от невыносимого жара, опять был как новый, словно ничего и не происходило.


- Молодец, папа! Какой ты смелый! - сказал сын.


- Я?! Нет, мне, мертвому, уже ничего не страшно. А вот эти ребята, заживо сгорающие от радиации, но делающие свою работу - это настоящие мужчины! Глыбы!


- Ты не мертвый, папа! - тихо сказал сын, - Ты был там, ты работал там, ты помогал живым. Значит и ты живой.


- Не знаю, сынок. Это неважно. Скажи лучше, где я еще могу помочь.


Потом Николай помогал дежурному персоналу 4 - го блока, слабеющему на глазах от смертельных доз радиации, освобождать проходы к заваленным аварийным щитам электрических сетей, откручивать задвижки для сливания масла в аварийные цистерны, потом он оттаскивал потерявших сознание людей, облученных и обожженных радиоактивной водой к месту эвакуации.


После этого Николай появился в третьей критической точке - при откачке радиоактивной воды из затопленных помещений под 4 и 3 блоками. Эта вода по лоткам коммуникаций и трубопроводов уже начала поступать в реакторные цеха 1 и 2 энергоблоков, что могло привести к повреждению и взрыву этих двух реакторов. Ситуация становилась настолько критической, что счет до взрыва шел на несколько десятков минут. Николай с несколькими военными - добровольцами, вытащили со склада ОТМС, где была смертельно опасная радиация, несколько водяных насосов и доставили их месту монтажа системы откачки воды. Насосы были запущены, вода стала активно эвакуироваться из системы коммуникационных лотков, и аварийная ситуация на 1 и 2 блоке была предотвращена.


Многие, в те страшные первые часы после аварии, видели в самых критических точках людей в летных комбинезонах и в белых летных шлемах. Кто они такие - никто не знал: работают летчики здесь - значит так нужно.


Перед рассветом сын сказал Николаю:


- Нам нужно возвращаться, наше время здесь истекло. Ты сделал все, что мог.


И их Шар растворился в сереющем рассветном небе.



6



Николай с сыном вернулись к детскому домику. Все осталось позади. Или еще предстояло быть, кто знает?


Здесь, в Мире нерожденных детей, ничего не изменилось. Девочка по-прежнему ковырялась в песочнице.


- А куда вы ходили? Мне грустно одной.


- Да так, детка, ходили по делам - ответил Николай, погладив дочурку по голове с аккуратно заплетенными косичками.


- А, а! - задумчиво ответила девочка и вдруг оживилась, - Смотрите, а я город построила!


Николай посмотрел в песочницу и похолодел: из песка была построена точная копия ЧАЭС!


- А вы были здесь! - девочка ткнула пальчиком в копию 4 энергоблока.


- Да, дочка, мы были там - ответил Николай, присев возле ребенка


- Ну, вот, видишь! -дочка обрадовалась и захлопала в ладошки, и, вдруг, обняла отца за шею:


- Папочка, миленький, оставайся с нами! Нам грустно ждать так долго вас с мамой!


Николай заплакал и обнял дочку. Что он мог ей ответить?


- Папа должен идти - строго сказал мальчик. - У него есть еще важные дела. Там! - и он махнул рукой в сторону вечно заходящего солнца.


- Ты придешь за нами, папа? - всхлипнула девочка, вытирая ручонкой слезы.


- Приду, детка, приду обязательно, родная!


- Пойдем, папа - потянул Николая за руку сын. - Тебе пора! Только помни о нас. И молись о нас.


Николай обнял своих детей, поцеловал в макушки, одел свой шлем и твердо сказал:


- Я готов!



7



..... Николай открыл глаза. В уши ворвался рев вертолетного двигателя. Натужный рев, как у раненного зверя. Пахло гарью, а ручка управления лихорадочно тряслась в руках. Летчик взглянул на командира - тот бессильно уткнулся лицом в зеленую приборную доску.


- Держать горизонталь! Держать горизонталь! - яростно шипел сквозь стиснутые зубы Николай, нечеловеческим усилием выравнивая заваливающийся на левый борт вертолет.


- Ребята! Да отзовитесь же вы, мы падаем, помогайте!


- Держу горизонталь, Коля - послышался голос пришедшего в себя командира.


Вертолет, каким-то невероятным усилием вырвался из смертельного крена, ушел от 4 блока на малой высоте и сумел совершить аварийную посадку. Все остались живы, и даже не были ранены, не считая ушибов и синяков.


Вернувшись на аэродром, Николай дозвонился жене в Гомель.


- Света! Ты беременна?


- Да, Коля. Откуда ты знаешь? Не волнуйся, я все знаю и сделаю все здесь, на месте. Врачи в растерянности, никто ничего не знает о последствиях аварии, и рекомендуют сделать аборт.


- Я запрещаю тебе делать это. Слышишь меня?! - с металлом в голосе, громко и четко сказал Николай. Многие офицеры на переговорном телефонном пункте, оглянулись на Николая и замолчали, прислушиваясь.


- Коля! Ведь это так опасно для развития ребенка, могут быть болезни разные. А вдруг...


- Ты поняла меня, Света?! Я запрещаю тебе делать это. Все будет хорошо, родная, я знаю! Доверься мне!


- Хорошо, Коленька! А ты как?


- Я в норме. В командировке, недалеко от тебя. Скоро увидимся. Обнимаю!


Николай положил трубку и вышел на улицу.


Он был спокоен и уверен.


Он знал.


Он помнил.


Он верил.



Иллюстрация: художник Дональд Золан


...........................................................................


При подготовке рассказа были использованы открытые материалы Сети: документы, хроники, воспоминания очевидцев аварии и участников ликвидации ее последствий. Автор не претендует на точность воспроизведения хронологии событий при аварии на ЧАЭС, а также на полное соответствие действительности технических и организационных деталей.

Показать полностью

Нерождённые. 1 часть

Markusse в S.T.A.L.K.E.R.

Анатолий Маевский

Нерождённые.   1 часть Не мое, Текст, Длиннопост, Маевский, Рассказ, Фантастика

НЕРОЖДЕННЫЕ


Им, настоящим мужчинам,


до конца выполнившим свой Долг.


Нам, и нашим детям:


рожденным и нерожденным.


Посвящаю.


Автор.



1



Ранним утром 27 апреля 1986 года личный состав вертолетного полка, дислоцированного под Каунасом Литовской ССР, был поднят по боевой тревоге. Приказано было взять с собой "тревожные чемоданы", прорезиненные костюмы и противогазы. Через сорок минут десять тяжелых транспортных вертолетов МИ-6, тяжело клюнув носами, поднялись в сереющее утреннее небо. На бортах - восемьдесят человек летного и технического состава. Курс - Украина, военный аэродром под Черниговом. Это были не учения - все офицеры это прекрасно понимали, хотя реальная боевая задача до личного состава полка доведена не была.


Капитан Николай Рогожин, второй пилот борта 058, изредка поглядывал на своего командира - майора Анисимова, молча и сосредоточенно управляющего вертолетом. Они с майором понимали друг друга с полуслова, с полувзгляда - ведь вместе они провели сотни боевых вылетов в Афганистане, падали, выбирались к своим, но остались живы.


Майор молчал. Его плотно сжатые губы и недовольное сопение, говорили о том, что командир очень напряжен и встревожен.


- Семеныч! - спросил Рогожин майора. - Что за переброска такая? Просто учения?


- Не знаю пока. Сядем в Чернигове - тогда и узнаем. Думаю, что-то серьезное.


Дальше летели, молча, час, другой.


Пролетая над Белоруссией, Рогожин обернулся к штурману:


- Петрович! Мы над Гомелем пролетать будем?


- Нет. Пройдем в 80 километрах к западу, а что?


- Светлана моя, жена, в Гомеле сейчас. Отец ее на операцию попал.


- А - а! А пацан твой, Пашка, с кем остался сейчас?


- Мама моя приехала, пока Светланы не будет.


- Понятно. А ты что, хотел сверху глянуть на Гомель?


- Ясное дело. Я там даже бывал пару раз в гостях у тещи с тестем.


- Ну и как?


- О-о-о! Еды было ...! А выпили с тестем сколько!


Тут в разговор вмешался командир:


- А ну, перестали п...ть!


- Есть! - отрапортовали летчики, и недовольно замолчали. Разговор о еде был очень актуален - ведь утром мало кто из офицеров успели позавтракать, поднятые из постелей по тревоге.


К полудню полк прибыл на аэродром назначения. На огромном летном поле уже стояли и постоянно прибывали десятки военных вертолетов, в основном транспортники.


К приземлившимся бортам Каунасского полка сразу подъехали автобусы, забрали прибывших летчиков и техников и перевезли их расположенный неподалеку пансионат завода "Химволокно". Сразу отправили в столовую. Обед был отличный - вкусный и сытный.


- Ребята, а кормят здесь неплохо - пробубнил борттехник 058-го, Мажейко, уплетая котлету за обе щеки.


- Тебе, Мажейко, вся еда вкусная. Твоя жена держит тебя на диете, чтобы брюхо не наращивал, мы знаем - мрачно сказал штурман Петрович. Офицеры дружно рассмеялись.


После обеда - размещение в пансионате. Всех командиров экипажей вызвали в штаб.


- Э - э - эх, хорошо! Жизнь налаживается! - сладко протянул Рогожин, вытягиваясь на койке в уютной и чистой комнате, выделенной для проживания. И через мгновение он провалился в сладкий сон.


В 17-00 весь личный состав полка собрали на оперативное совещание для постановки боевой задачи и разъяснения ситуации. До офицеров было доведено, что в работе 4 энергоблока на Чернобыльской атомной электростанции возникла нештатная ситуация. В задачу полка входит сброс в поврежденный реактор различных защитных материалов, которые будут загружаться в вертолеты с технологической площадки в окрестностях города Припять.


В районе работ - повышенная радиация, требующая от экипажей неукоснительного соблюдения индивидуальных мер противорадиационной защиты. Службы радиологического контроля уже развернуты и приступили к работе.


Летать придется столько, сколько прикажут. При наборе установленной дозы облучения, экипажи будут меняться, и выводиться к месту прежней дислокации. За дезертирство, отказ от полетов, пьянство, разгильдяйство - под трибунал. Все как на войне.



2



Полеты начались на следующее утро. Время подлета до Припяти небольшое. Загружались на большой стройплощадке на окраине города. Десятки грузовиков подвозили мешки с песком, гранитной крошкой, бором и свинцом. Солдаты загружали мешки в вертолеты, которые один за одним поднимались в воздух и летели к разрушенному зданию 4 энергоблока атомной станции. Зависали над кратером разрушенного реактора. Ниже 200 метров опускаться было нельзя - радиация превышала все допустимые для жизни показатели. Сбрасывали вниз, в черное месиво разорванных балок и конструкций, груз и возвращались вновь на погрузку. После каждой сброшенной порции груза над реактором поднималось на десятки метров облако черной пыли и гари, похожее на огромный гриб и вертолеты старались как можно быстрее убраться в сторону от него.


В день экипажи совершали по 12 - 15 таких вылетов.


Борт 058 был в воздухе весь световой день. После полетов - дезактивация, помывка, смена одежды, дозиметрический контроль, осмотр врача, ужин и сон. Утром - снова полеты. И так день за днем.


Летать было непросто: под сидушками, и на полу вертолета - свинцовые пластины, есть и пить нельзя - все вокруг в радиационной пыли. К концу четвертых суток полетов к летчикам стала незаметно подкрадываться слабость и быстрая утомляемость. Голос сел, кожа на лице стала красновато - бронзового оттенка.


На пятый день полетов, борт 058, совершая очередной подлет к разрушенному энергоблоку, попал в огромное облако внезапного выброса из разрушенного реактора. Все произошло в считанные секунды. Вертолет стал терять высоту.


- Видимость 0 ! - закричал штурман


- Обороты и тяга двигателей падают - отозвался борттехник.


Ручка управления лихорадочно затряслась. Рогожин вцепился в нее судорожной хваткой, пытаясь удержать курс полета.


- Мы валимся на левый борт - неестественно спокойно и четко сказал штурман.


- Леня! Что с двигателями? - спросил командир борттехника.


- Отказ правого двигателя.


- Сбрасывайте груз! - приказал майор.


- Есть!


- Коля! - почти крикнул майор Рогожину. - Держи горизонталь! Не дай нам завалиться!


- Высота 280. Мы падаем, командир - раздался в наушниках ровный голос штурмана.


Внезапно все стихло и все вокруг погрузилось в молочно - белую звенящую тишину. Последнее, что слышал капитан Рогожин, изо всех сил сдерживающий рукоятку управления, это был крик радиста:


- Мы падаем!! Делайте что-нибудь!!



3



Николай очнулся на чем-то мягком. Открыл глаза: над головой небо. Николай поднял руку, потом вторую - все цело. Он сел и осмотрелся. Это было очень красивое место: пологие холмы, покрытые зеленым мхом и невысокой травой; темно-синее чистое, без единого облачка небо; заходящее за горизонтом теплое оранжевое солнце. Легкий, прохладный ветерок ласкает лицо. Тихо - тихо вокруг, ни звука.


- Где я? - подумал Николай. - Я умер? Ведь он все помнил, вплоть до последнего крика радиста. Но все это пережитое было так далеко, где-то там, за уходящими в сумеречное небо холмами.


Николай встал на ноги. Легко. Ничего не болит. Внимательно осмотрел себя: на нем его родной комбинезон, на голове летный шлем с отключенными шнурами ларингофона. Все привычно, все цело.


Он снял шлем - воздух вокруг сразу наполнился шелестом травы на ветру. Николай стал спускаться вниз с холма. Куда он шел - он и сам не знал. Просто шел куда-то, наверное, в сторону заходящего Солнца, подальше от надвигающихся сумерек.


Впереди, внизу холма две фигурки людей, шедших навстречу. Николай ускорил шаг, потом перешел на бег. Бежалось ему легко и упруго, как во сне.


Вскоре он увидел, что ему навстречу идут двое детей: мальчик - подросток и девочка лет четырех. Они держались за руки.


Николай подбежал к ним. Дети остановились, глядя на него. Внимательно и без страха.


- Что это за место, дети? - спросил летчик, отдышавшись.


- Мы живем здесь - ответил мальчик. Что-то знакомое было в его голосе, в его глазах.


- А где вы живете?


- Здесь - мальчик неопределенно взмахнул рукой.


- А где ваш дом, где город какой - нибудь, или деревня?


- Там - показала рукой куда-то за холмы девочка. Голос ее звенел, как серебряный колокольчик. - Ты сам не найдешь.


- Найду, дети, найду. Вы только покажите куда идти.


- Это далеко, мы проводим тебя - сказал мальчик.


- Хорошо, ответил Николай, - Пошли, а то скоро наступит ночь.


Они втроем двинулись вниз с холма.


- А что такое ночь? - спросила девочка.


- Ночь - это когда на небе звезды, когда совсем темно и все спят - сказал Николай. - А ты разве не знаешь, что такое ночь.


- Нет - подумав немного, ответила девочка. - У нас не бывает ночи.


Николай внимательно посмотрел на нее и вздрогнул - у девочки были знакомые глаза, знакомые черты лица.


- Дети! А что вы делаете здесь, вечером, так далеко от дома?


- Мы тебя пришли встречать - ответил мальчик.


- Меня?!


- Да, тебя, папа - спокойно ответил мальчик.


- Мы так долго ждали тебя, папочка - добавила девочка.


Николай остановился, покрываясь холодной испариной: " Бред какой - то, я болен, или мне это сниться!" Он сильно ущипнул себя за руку - боль немедленно отозвалась, снимая все сомнения в реальности происходящего.


- Я ваш папа?!


- Да - ответил мальчик.


- А как меня зовут?


- Папа Коля, папа Коля! - затараторила девочка.


- Рогожин твоя фамилия. И наша тоже - добавил мальчик.


- А маму как вашу зовут?


- Мама Света, мамочка Света! - запрыгала девочка.


Николай без сил опустился прямо на землю, сжимая в руках свой шлем. Дети присели рядом. Все трое молчали, глядя на красивый закат. Было спокойно и тихо.


- Здесь солнце заходит когда - нибудь? - нарушил молчание Николай.


- Нет - ответил мальчик. - У нас всегда так.


Вновь воцарилось молчание.


- А вас, дети, как зовут? - собрался с мыслями Николай.


- Мы не знаем. У нас нет имени - ответил мальчик. - Ведь мы так и не родились. Мы просто знаем, что мы брат и сестра, поэтому мы всегда вместе. Мы не меняемся, мы всегда такие, как сейчас.


- А почему вы думаете, что я ваш папа? - немного помолчав, спросил Николай.


- Мы знаем. И ты знаешь. Посмотри на нас - ведь мы похожи на тебя. И на маму.


Николай внимательно вгляделся в лица детей - ошибки быть не могло, - это его дети.


Он обхватил голову руками и тихо заплакал:


- Я знаю, знаю! Я всегда помню о вас. Простите меня, простите нас с мамой!


Дети сели рядом и обняли его. Они стали гладить его своими теплыми руками:


- Не плачь, папа! Так уж получилось. Главное, что вы помните о нас. И молитесь за нас, как можете.


Николай плакал, вспоминая, как он давал молчаливое согласие своей жене на аборты, злясь на себя, что он не может, или недостаточно хочет, запретить ей делать это. И никакие житейские и личные проблемы не могли сейчас оправдать ни его, ни Светлану. Мы боимся собственной трусости и слабости, мы боимся думать и вспоминать о наших детях, убитых по нашему согласию еще нерожденными. Наших детей, беззащитных и даже не имеющих имени.


- Папа! Пойдем! - сын легонько потянул Николая за рукав.


- Куда?


- Туда, где мы живем.


- А почему я с вами? Я умер?


- Мы не знаем. К другим детям, которые здесь, тоже приходят их родители. Побудут немного и уходят. И дети их иногда уходят вместе с ними.


- Куда они уходят?


- Никто этого не знает.


- Я тоже хочу забрать вас.


- Мы знаем, но тебе пока нельзя сделать этого.


- Почему?


- Ты не можешь еще долго быть с нами. Там, - мальчик показал рукой куда-то в сторону темных холмов, - ты должен сделать еще что-то важное.


- Что?


Сын в ответ передернул плечами, и, поднимаясь, мягко сказал:


- Не знаю. Пойдем домой!


Девочка взяла отца за руку:


- Пойдем, папа! Мы покажем тебе наш домик, в котором мы живем.


Так они и пошли втроем, по зеленым плюшевым холмам, держась за руки. Туда, где всегда заходило солнце.

Показать полностью

Лучник

Markusse в S.T.A.L.K.E.R.

ГЛАВА 2.

ОСОЗНАНИЕ



Проснувшись окончательно через несколько часов, Купер потянулся. Болезненное состояние вернулось вновь. Правда, боль ощущалась теперь только в отбитой зарядом дроби грудной клетке. Хорошо, что бандиты не успели снять с него комбинезон и бронежилет. Иначе, чудом выжив после Выброса, мог бы погибнуть от рук человека. Сразу накатила злость. «Сволочи! Ни капли жалости и сострадания к окружающим. Звери, да и только! Даже сами звери так не поступают. А кстати, где-то здесь должен находиться реальный представитель звериного племени»! Купер поднял голову. Пушка рядом не было. «Неужели ушёл? Жалко. Каким он мог бы стать замечательным напарником»… Невдалеке залаяли слепые собаки. Сталкер вздрогнул, не хватало ещё погибнуть от их зубов. Взглядом начал обыскивать окрестности в поисках оружия. Ничего нет. Значит, бандиты унесли всё. Только металлические мелочи, оставшиеся от снаряжения его товарищей, и несколько патронов к «Калашникову». Как быть? Без оружия он, раненый и слабо шевелящийся, вряд ли сможет отбиться от мутантов и выжить. Начав ощупывать себя в поисках вещей, понял, что мародёры не успели обыскать его полностью. В карманах комбинезона оказались препараты различного назначения, необходимая мелочь и зажигалка. Это уже неплохо. Уверенней он почувствовал себя тогда, когда в ножнах на бедре нашёлся проверенный временем нож. А на боку осталась висеть ополовиненная фляжка с водой.


Купер, кряхтя, поднялся, в голове раздался шум, поверхность земли закачалась перед глазами. Да, Выброс не может пройти бесследно. Ещё хорошо, что остался жив. Правда, время покажет, хорошо это в действительности или нет. Но сам факт свершившегося чуда в данный момент ему очень нравился. Постояв немного и покачиваясь из стороны в сторону, попробовал сделать несколько робких шагов. Негнущиеся ноги передвигались как ходули и едва сумели удержать ватное тело. Получилось. С облегчением перевёл дух. Очертания поляны из-за перепада кровяного давления и слабости некоторое время плыли перед глазами. Потом всё пришло в норму. Огляделся ещё раз. Рядом лежала тушка псевдокролика, которую ему принёс Пушок. Слюноотделение во рту напомнило о голоде. Последний раз он с ещё живыми напарниками ел трое суток назад. Значит, первым делом совершенно необходимо питание. Для окончательного восстановления организма требуется энергия. Пусть не очень хорошая, но всё же пища для этого должна быть съедена. При отсутствии нормальных продуктов кусок мутированной крольчатины, как на безрыбье рак, вполне мог сгодиться. А уж принятый обеззараживающий препарат хоть немного сможет помочь нейтрализовать в организме вредные вещества.


Но сейчас в его состоянии разведение костра может повлечь за собой очень большие проблемы. Дым привлечёт к себе всю живность, находящуюся в округе. А ему – безоружному, это совершенно ни к чему. Удивительным показалось уже то, что за сутки до сталкера не добрался ещё ни один мутант. Впрочем, это могло объясняться присутствием рядом с ним Пушка... И, снова вспомнив о звере, Купер начал озираться. «Где же ты, друг, которому я теперь обязан жизнью»? И тут до него дошло, что он может попытаться связаться с рысёнком путём ментального общения. Представив образ зверя, мысленно послал вопрос:


- «Где ты, Пушок»?


И сразу получил ответ:


- «Охота. Добыча. Потом иду».


Сталкер улыбнулся. Значит, не пропал неожиданный спаситель и напарник! И опасаться окружающего зверья не стоит. Пушок в обиду не даст. А, следовательно, всё же стоит разжечь костёр и приготовить на нём тушку кролика. Чем ближайшие полчаса Купер и занимался вплотную.


Резким движениям мешала боль в обеих руках. Видимо, полученные раны не до конца зажили, а значит, до полного выздоровления ещё долго. Хорошо уже то, что на данный момент они достаточно сносно затянулись. Это тоже явилось своего рода чудом. Хотя Купер, находящийся в Зоне уже несколько лет и неоднократно сталкивающийся с Её многообразным животным миром, знал, как быстро порой могли регенерировать повреждённые ткани организмов у местных мутантов. Парадокс? Для тех, кто связал часть своей жизни с Зонной действительностью, все парадоксы, являющиеся таковыми на «большой земле» - где-то там, за несколькими рядами Периметрового заграждения, зачастую здесь оказывались лишь будничным естеством. Из-за не проходящего шума в голове не сильно хотелось вдаваться в размышления о чудодейственном эффекте работы языка псевдо-рыси. Купер вздохнул и подкинул в костёр ещё несколько веток.


Пока слащавый дымок медленно поднимался вверх между кронами деревьев, сталкер несколько раз едва не захлебнулся собственной слюной. Достав фляжку, сделал несколько осторожных глотков и прислушался к ощущениям. Тошнота пропала, но самочувствие всё равно оставалось далеко не самым лучшим. Словно месяц провалялся, болея подхваченной неизвестно где лихорадкой. При резких движениях перед глазами проплывали радужные круги.


Выпотрошив тушку кролика, Купер обмазал его толстым слоем глины и засунул в угли. Минут через сорок блюдо будет готово. А если не до конца…что ж, придётся действовать по принципу: «горячее сырым не бывает». Иначе промедление вскоре начнёт грозить голодным обмороком. А пока следовало заняться поисками хоть какого-то оружия. Осторожно встав, сталкер начал обход поляны. Нигде и ничего нет. Вот, оказия! Значит, бандиты действительно унесли с собой всё. Как же быть? Для обороны собственной жизни одного ножа в Зоне точно не хватит. Требовалось что-то более действенное, но что?


Рядом с ногой лежала ветка дерева в руку толщиной, сломанная прошедшим ураганом. Внезапно в памяти всплыли воспоминания о книгах, прочитанных им в детстве. И о том, как он получил свою кличку в Зоне. В юношеском возрасте Купер восторженно и увлечённо зачитывался книгами о жизни аборигенов Америки. И любимым писателем для него являлся Фенимор Купер… Индейские племена вели полудикий образ жизни, а значит, мало чем пользовались от благ цивилизации. Но жили же! Охотились и воевали, следовательно, было чем! Догадка, мелькнувшая в сознании, осенила: - « Лук»! Ему нужно сделать лук! И, конечно, стрелы. Только как? Подняв с земли ветку, сталкер пригляделся к ней и мысленно представил, что получится, если из неё попытаться изготовить гибкое древко. В голове картина нарисовалась достаточно хорошо. А вот получится ли это на самом деле? Нет, над тем, как выглядит подобное оружие, он не задумался ни на миг. Признаться честно, ещё в детстве делал луки и играл ими. Но в данный момент речь шла о другом. Хватит ли у него сил для совершения задуманного?


Купер вернулся к костру, подкинул в него дрова и поворошил угли, подняв в небо сноп веселых искр. Поплевал на ещё слабые руки и, морщась от болевых ощущений, принялся аккуратно строгать ножом поднятую с земли ветку. Через десять минут изрядных мучений основа для лука была готова, вот только грубо обточенная. За это время он едва не раскрошил зубы, сжимая челюсти, чтобы не закричать от едва переносимой боли. Поэтому, сомневаясь, что сумеет продолжить обработку древесины, с сожалением отказался от этого на неопределённый срок.


Теперь следовало решить проблему с натяжкой тетивы. Вспомнив, что в одном из карманов лежит синтетический шнур, сталкер достал его и задумчиво несколько раз наматывал на руку, смотря в одну точку. Но дальнейшую работу пришлось отложить на время, так как тушка псевдокролика грозила вскоре оставить после себя лишь воспоминания в виде углей и пепла. Достав из костра сильно затвердевший после обжига комок глины, Купер расколол его ножом. Очередной приступ слюноотделения при разнёсшемся вокруг аромате запечённого мяса заставил, обжигаясь, незамедлительно приступить к еде. В желудке приятно заурчало. Правда, вкусовые ощущения оставляли желать лучшего, особенно без соли и различных приправ. Но «на безрыбье», как говорится, «и рак - рыба»… Поэтому Купер не особо вдавался в подробности вынужденной полевой кулинарии, а лишь немного морщился во время трапезы, закончившейся на удивление достаточно быстро. И через несколько минут на земле перед ним валялись только оставшиеся от кролика кости. Проглотив в дополнение к съеденному блюду обеззараживающий препарат и запив его несколькими глотками воды, сталкер со вздохом облегчения закончил на этом приём пищи.


Приподнявшись с коленей, огляделся вокруг и вздрогнул. На поляне появилось несколько псевдоплотей. Повизгивая, бормоча что-то неопределённое и толкая друг друга, они устремились к человеку. Купер выхватил нож, но сразу понял, что его попытки отбиться от зверья холодным оружием, которое едва держит поврежденная рука, можно изначально отбросить в сторону. Оставалось только поступить по-старинке, заслонившись от тварей костром, и ждать развязки. Всё равно убежать от них в том состоянии, в котором он находится, явно не удастся. Оперевшись на заготовку лука, сталкер с удивлением наблюдал за тем, как псевдоплоти, не обратив на него ни капли внимания, подбежали к месту трапезы и принялись хрустеть оставшимися от кролика костями, а затем медленно удалились прочь.


Опыт прошлой жизни не раз доказывал, что вид человека часто вызывает у мутантов чувство необъяснимой ярости. Вполне возможно, это Зона заложила в сущность звериных производных такие негативные эмоции. А может, сама планета мстила зарвавшимся людям за те грехи, которые они совершили во время своего развития. Слишком самоуверенно стали называть себя «Королями жизни» и поспешно видоизменять окружающую действительность. Кто знает... Но чтобы монстры на находящегося рядом человека не обращали совсем никакого внимания – это был действительно парадокс! Прервав дальнейшие размышления, Купер вздохнул. В конце концов, произошедшее, возможно, просто оказалось случайностью.


В дальнейшем подобное могло закончиться тем, чем обычно и заканчивается. Трагедией. Либо для человека, либо для зверей. Но в виду своей почти полной беспомощности Купер больше склонялся к первому, поэтому с торопливостью приступил к изготовлению необходимого для обороны оружия. Настала пора от велосипеда вернуться в прошлое, к изобретению колеса. От современного оружия к более примитивному. Хорошо, что почти бесшумному, а уж насколько убойному - покажет время. На первых порах только это обещало хоть какую-то защиту. Немалой загвоздкой послужило то, что сильно болевшие руки не могли даже на немного согнуть древесину в подобие полумесяца. Промучившись около получаса, Купер в бессильной ярости бросил палку на землю и, дрожа от безысходности, упрямо вперил в неё взгляд, пытаясь представить себе согнутый лук, и от удивления широко раскрыл глаза.


Под воздействием мысли древко приняло именно ту форму, которую он себе представлял! Это было что-то новенькое! Вспомнив, что в последнее время рядом с ним произошло уже довольно много чудес, оторопевший сталкер решился, наконец, продолжить эксперимент. И лежащая перед ним палка с небольшим треском вновь приняла форму дуги. Не переставая думать о согнутой древесине, торопливо натянул шнур, закрепив его на зарубках, сделанных на концах основы. Пара минут, и лук оказался готов. Освобождённая от удержания менталом древесина слегка подалась к первоначальной форме, но натянутая тетива не дала ей этого сделать, лишь упруго зазвенела, став похожей на струну гитары. В голову сразу полезли посторонние мысли о полезности полученного от Зоны дара. Представив, как из подручных материалов делает подобным образом упомянутый музыкальный инструмент, Купер хохотнул, но боль в груди резко прервала начатое, заставив вымученно прокашляться.


Теперь ему осталось потренироваться в изготовлении стрел. А для них требовались прямые и упругие ветки, желательно молодых деревьев. Оглядевшись вокруг, сталкер понял, что подобные побеги находятся слишком высоко, и для него, особенно в его теперешнем состоянии, недосягаемы. Опять загвоздка. Самому не достать. А если… Пушок? Но зверя пока не было рядом, вероятно всё ещё охотился. Взглянув наверх, решил вновь попытаться произвести задуманное действием мысли. Ветка, на которую он устремил взгляд, внезапно хрустнула, переломившись у основания, и упала к ногам. Купер улыбнулся, получилось! После этого подобным методом, выбирая наиболее прямые, отломал ещё десятка два. Собрав их в кучу, замер на мгновение, вспоминая, как выглядят стрелы на самом деле, и усмехнулся. Тут бы просто придать им вид некоего снаряда для метания… Чертыхнувшись, взялся за нож и приступил к изготовлению. Счистив кору с веток и обрезав их на примерно одинаковую длину, Купер осмотрел получившиеся предметы. Чего-то не хватает… Нет наконечников, которые могли бы нанести врагу урон. Без них стрелы таковыми не являлись однозначно. И принялся размышлять, из чего же их можно сделать.


Внимательно осмотрев содержимое карманов, нашёл крепление от ремня сумки противогаза в виде трёх параллельных пластин, скрепленных по краям между собой. Их следовало разделить. Сцепив нож с ножнами, собрал кусачки для перекусывания проволоки и попробовал ими отделить одну пластину. Получилось грубовато. Сталкер усмехнулся в который раз. Ещё бы! Что в его состоянии можно сделать идеальным образом? Разве только умереть в когтях и зубах зверья… Но доводить себя до такого состояния Куперу очень не хотелось. Да и нелепо бы это выглядело: уцелеть чудеснейшим образом под Выбросом для того, чтобы оказаться деликатесом на столе монстров. Подняв упавшую в траву железку, осмотрел её ещё раз. Теперь необходимо сделать заточку с одного конца. В одном из карманов комбинезона он давно носил набор надфилей, отчего напарники частенько недоумённо высказывали своё мнение, что, мол, незачем таскать с собой лишние тяжести. И Купер в этом вопросе оказался гораздо дальновиднее их. Тех, чьи останки теперь были разбросаны зверьём по всей поляне…


Слёзы невосполнимой утраты заполнили глаза при мысли о погибших друзьях. Но наученный многолетним опытом организм быстро переборол трагический настрой. Жить - значит, держать в памяти образы тех, кого уже нет рядом. И продолжать начатое, а иначе для чего тогда жить вообще? Вновь горестно вздохнув, морщась от боли, вернулся к своему занятию. Минут пятнадцать ушло на то, чтобы осуществить задуманное. Получилось криво, но сносно. «Первый блин, он всегда идёт комом, - мелькнула мысль. – А опыт, как половое бессилие, приходит с возрастом». Осталось закрепить наконечник на древке. Сделав на тонком конце небольшой надрез, Купер вставил железку в него и затянул куском капронового шнура. Потом достал изоленту и для крепости конструкции обмотал ещё и ей.


Оценивающе осмотрев «шедевр» своих творческих потуг, прикинул, куда бы произвести пробный выстрел. Одно из деревьев находилось на расстоянии десятка метров. Встав напротив него, начинающий горе-стрелок прицелился и, слегка оттянув стрелой тетиву, почувствовал, что на большее не способен, и на время отказался от этой затеи. После произведённых работ очень сильно болели почти непослушные руки. Подумалось даже: - «А не бросить ли всё к чертям собачьим»? Но тут же почувствовал нарастающую обиду и злость на всё происходящее. Собрался с силами, закусив губу, оттянул тетиву снова и резко отпустил. Снаряд полетел к дереву, но ударился в него боком.


Ожидающий лучшего эффекта сталкер недоумённо замер, раздумывая над тем, отчего так произошло. И тут вдруг понял, что не приделал к стреле оперение, которое могло выровнять направление летящего предмета, и начал озираться снова. После Выброса вместе со всем живым гибло и большое количество расплодившихся ворон. Правда, хищники и падальщики очень быстро уничтожали следы павших организмов. Но как бы там ни было, а перья зверями не употреблялись в пищу. Они точно не являлись ничем мясным и сытным, поэтому часто попадались на глаза, валяясь везде и повсеместно. И поиски искомого в скором времени увенчались успехом.


С торчащим в разные стороны пучком в руке Купер вернулся к костру. На закрепление импровизированного стабилизатора для стрелы много времени не ушло, и вскоре он, потренировавшись в прицельной стрельбе, понял, что даже до уровня «Чайника», как говорят бывалые водители про молодых, ему ещё довольно далеко. Радовало то, что посылаемый в цель снаряд хотя бы летел в нужную сторону. Пару раз удалось даже попасть в сам дуб. И это с десятка метров! А что же делать, если придётся стрелять с гораздо большего расстояния? И тут он вновь вспомнил о подарке, подброшенном ему Зоной. Телекинез! Может ему удастся помочь себе этим хотя бы на первых порах? Недолго думая Купер подобрал крупный прошлогодний кленовый лист и прикрепил его к коре дерева двумя щепками на уровне головы. Потом отошёл назад, поднял лук, прицелился и, мысленно сосредоточившись на стреле, произвёл слабый выстрел.


На удивление и радость снаряд попал точно в цель, причём, настолько сильно застрял в стволе, что вытащить его оттуда никак не удавалось. Это значило, что достаточно просто мысленно придать летящей стреле необходимую скорость, а не стараться оттягивать тетиву изо всех сил. Восторгу сталкера не было предела. Только как теперь её достать, глубоко засевшую в дереве? А так же, как она туда попала! Отойдя от дерева на шаг, Купер посмотрел на стрелу и мысленно потянул её на себя. С лёгкостью вырвавшись наружу, метательный снаряд упал на землю. Подняв его, радостный сталкер решил не откладывать дела в долгий ящик и заняться изготовлением остальных. Но перед этим ещё раз обследовать поляну на наличие металлических предметов, годных для убойных наконечников. Пара таких же креплений противогазной сумки, пенал от автомата со всем содержимым и еле видные в траве пара десятков гвоздей, оставшихся, похоже, после Тоника, который всегда предпочитал держать их при себе вместо болтов, считая, что весят они меньше, но количеством несомненно берут верх. У всех свои причуды. Но именно за эти странности покойному Тонику стоило сейчас сказать большое спасибо. Оставалось слегка расплющить гвозди между камнями и поработать над их заточкой надфилями.


Едва Купер собрался выйти на поляну, как внезапно замер. Слуха коснулся подозрительный шум. Надеясь, что это вернулся Пушок, он осторожно выглянул из кустов, в которых находился. На противоположной стороне крадущимися шагами передвигалась человеческая фигура. Выплывшие из мутной пелены картины недавней трагедии убедили сталкера, навсегда запомнившего случившееся, что шедший является именно тем бандитом, который садистски изгалялся над трупами его товарищей, а позже и в него стрелял из дробовика. И вот сейчас мародёр решил вернуться. Вероятно, пожалел, что не успел полностью обобрать и его, беспомощно лежащего на земле. Гнев захлестнул сознание сталкера, а в душе закипел клокочущий водоворот ненависти к подонку, навеки потерявшему всякий человеческий облик. Внимание бандита было направлено в сторону тонкой струйки дыма потухающего костра. Как вовремя Купер оказался в другой стороне! Сначала, забыв о боли в руках, он схватился за рукоятку ножа. Но потом понял, что в открытом бою против хорошо вооружённого противника у него нет шансов на победу, и ненадолго затаился.


Но в этот момент на поляне перед бандитом приземлилось гибкое тело хищника. Пушок! Тот поначалу опешил и отступил на несколько шагов, но неопытность молодой псевдо-рыси сыграла злую шутку. Мародёр резко поднял ствол автомата и произвёл одиночный выстрел в уже летящего к нему зверя. Рысёнка отбросило в сторону, но Куперу не было видно за кустами, куда подевался его товарищ. Он лишь ощутил исходящие от Пушка импульсы накатившей боли и на некоторое время с непривычки зажал голову руками. Но, понимая, что медлить нельзя, собрался с духом и, сосредоточившись на единственной в его арсенале стреле и бандите, отпустил натянутую тетиву лука. Прошелестев в воздухе, метательный снаряд попал тому точно в левую глазницу, выйдя своим наконечником из затылочной части головы. Оторопевший мародёр замер на месте, покачиваясь из стороны в сторону, и плашмя рухнул у подножия дуба. Торчащая из глаза стрела при ударе о землю с громким треском переломилась пополам. Но в данный момент Купера волновало совсем не это. Подбежав к месту произошедшего, он перепрыгнул через подёргивающийся труп и начал искать рысёнка, отброшенного выстрелом автомата. Тот лежал за деревом, успев отползти от места падения на несколько метров, и лизал окровавленный бок. Сталкер подошёл к нему и осторожно поднял не очень тяжёлое тело товарища на руки. Пушок всхлипнул.


- Потерпи немного, дружок, сейчас я в более удобном месте тебя осмотрю. Надеюсь, всё будет хорошо. Потерпи, родной, потерпи. Я тебе жизнью обязан, а свои долги я никогда не забываю.


Руки Купера лихорадочно тряслись от пережитых волнений, и он, едва не теряя сознания от болей в собственном теле, поспешил к недалёкому костру. Рана оказалась сквозной и требовала срочного вмешательства. По цвету крови сталкер определил, что внутренние органы пулей не задело, а вот пара рёбер оказалась сломана. Со словами: – «Я сейчас»! – Купер подбежал к трупу бандита и подтащил его поближе. После этого начал обследовать содержимое рюкзака, находящегося у того за спиной. Наконец, он нашёл то, что так целеустремленно искал. Хорошо укомплектованная медицинская аптечка, в набор компонентов которой входили даже иглы с нитями для зашивания ран. И это укрепило уверенность в положительном результате лечения. Осталось только уговорить Пушка - потерпеть, а не пытаться отмахиваться от Купера, временно причиняющего ему боль. Послав рысёнку мысленный образ, он на свой страх и риск приступил к задуманному.


Пушок стойко вынес все манипуляции товарища, лишь жалобно мяукнул несколько раз, глядя прямо в глаза. Время от времени Купер отрывался от лечебной процедуры и чесал зверю за ушами. Подобное действие влияло на псевдо-рысь успокаивающе, и вскоре мучительный процесс для обоих напарников завершился. Обработав места швов раствором из инъектора, заряженного антисептическими препаратами, сталкер вспомнил вдруг о лечебном свойстве слюны Пушка и улыбнулся. Теперь хищник прекрасно сможет помочь себе сам. К тому же, ни для кого не секрет, что ткани мутантов способны к поразительно быстрой регенерации. Передав другу мысленные советы о необходимости оставить на время нити швов без внимания, не удержался и, поднеся свое лицо к морде зверя, потёрся об него носом. Торчащие в разные стороны усы хищника приятно защекотали кожу. Пушок вздохнул и медленно свернулся калачиком. Действия лекарственных препаратов начали сказываться, рысёнок задремал, изредка подрагивая лапами, словно всё бежал куда-то. А, возможно, просто продолжал во сне игры теперь уже навсегда потерянного беззаботного детства.


Тем временем Купер обыскал тело бандита, отобрав для себя самое необходимое. После этого отнёс труп на дальний конец поляны и бесцеремонно бросил его под деревом. Только успел вернуться к Пушку и начать изготовление остальных стрел, как возле мёртвого бандита уже орудовали слепые собаки, да иногда в кустах мелькали вездесущие тушканы. То, чем сейчас занимались мутанты, совсем не интересовало сталкера. И так всё до банальности предельно ясно. Через некоторое время от человека с душой зверя останутся лишь воспоминания. Да и те - не в лучшую сторону…


Когда работа уже подходила к концу, подумалось вдруг: – «А зачем я это делаю? Ведь теперь у меня есть нормальное оружие»… Перед Купером лежал довольно неплохой арсенал: «АКС-74», обрез охотничьей «вертикалки», пистолет, пара метательных ножей и солидный боезапас ко всему огнестрельному вооружению. К сожалению, его пистолета с глушителем не нашлось. А он на всю жизнь запомнил слова своего ангела-хранителя и наставника – Рекса о том, что сталкер - это человек с тактикой скрытного передвижения и, по возможности, бесшумного боя. Поэтому, размыслив, посчитал, что хотя бы на первое время лук ему может оказать неоценимую помощь, и оставшиеся стрелы всё же доделал. Осталось только решить вопрос с колчаном. Рюкзак бандита представлял собой удобное вместилище с пришитыми на боках карманами. Вот один из них и приспособил Купер для стрел, торчащих оттуда ровно настолько, чтобы при ходьбе они не выпадали наружу, а в случае необходимости их можно было легко и быстро достать.


Завершив разбираться с вооружением, сталкер принялся осматривать собранные вещи. Больше всего его внимание привлёк КПК бандита. Включив его и дождавшись загрузки, Купер присвистнул. Сколько же народу полегло при Выбросе только в данном районе! Последнее сообщение говорило о том, что в районе Янтаря от нападения псевдо-рыси погиб «сомнительный сталкер» Кегля. Прочитанное показалось более чем странным, поскольку Купер самолично приложил к этому руки… Возникшие смутные подозрения заставили лихорадочно просмотреть содержимое предыдущих записей. Дрожащими пальцами пролистывал парень сообщение за сообщением, пока не увидел вдруг, что одно из них гласит, будто он, Купер, погиб во время незапланированного Выброса… Оторопело замерев, сталкер несколько минут просидел в состоянии душевного шока, а затем принялся торопливо раздеваться и осматривать своё тело. Убедившись, что является живым, но не совсем здоровым, понял, что точно не превратился в зомби или монстра. И, медленно начав одеваться, задумался:


- «Почему же в таком случае на КПК высвечивается эта надпись»?..


И тут внезапная догадка пронзила его мозг. Получив от Зоны шанс на вторую жизнь и некоторые необычные способности, он практически перестал быть человеком в обычном понимании этого слова! И теперь тоже является своего рода мутантом, правда, с менее выраженными характеристиками. Может, поэтому звери относятся к нему, как к обычному явлению Зоны, и словно не замечают его? Но теперь с этим ничего больше нельзя поделать… «Всё произошло так, как произошло, и по-другому уже не будет точно. Только бы не стать каким-нибудь Изломом и не переродиться в подобие тех монстров, которыми так богато Её пространство»...


Фляжка покойного Кегли оказалась заполнена водкой. Запах «Крещатика» невозможно спутать ни с чем. Купер отхлебнул изрядную порцию, помянув всех погибших мужиков, а попутно и себя в том числе, в том обличие, которое уже никогда не суждено вернуть обратно. А там уж как получится дальше, главное - не терять в душе своей человеческой сущности. Эхм!


Жаль только того, что прошлое внезапно оказалось отгорожено ухнувшим вместе с прошедшим Выбросом невидимым барьером. И пробить его теперь невозможно никакими методами. А может быть всё, что ни делается, делается к лучшему, кто знает?.. Был бы рядом Рекс, он, возможно, смог бы рассудить здраво, но о нём Купер не слышал уже больше года.


- «Где ты, слишком правильный в действиях и мыслях наставник, сможем ли мы вновь когда-нибудь встретиться с тобой? Как бы там ни было, я всегда буду помнить о тебе и свято идти по дороге человечности, которую, как и ты, выбрал для себя в этом мире окончательно и бесповоротно».


Купер ещё раз отхлебнул из фляжки и занюхал выпитое, зарывшись носом в густой мех Пушка. Лёг, аккуратно, чтобы не нанести боли раненному товарищу, обнял его и забылся глубоким сном.


Так в обнимку друг с другом человек и зверь проспали до рассвета. Утро выдалось пасмурным и вновь надолго грозило затянуть плакучую песню дождя. Пушок, проснувшийся раньше Купера, сидел рядом и старательно зализывал уже начинавшие затягиваться раны на боку. В сознании сталкера промелькнули мысли хищника:


- «Голод. Еда».


Но Купер ему возразил:


- «Сейчас мы с тобой, дружище, переберёмся в более безопасное место, а потом начнём думать о еде».


Вчера на КПК Кегли он увидел отмеченное неподалёку место, про которое уже несколько раз слышал от других сталкеров. Давно брошенный бункер одной из старых исследовательских лабораторий, которых по территории Зоны с самого начала Её появления было разбросано превеликое множество. Похоже, именно в нём бандиты пережидали тот злополучный Выброс. Собирая вещи, Купер передал Пушку примерное направление движения, тот мягко рыкнул, показав тем самым, что понял, и, прихрамывая, прошёл вперёд на несколько метров. Он был совсем не против предложения друга, так как при ранении ещё не мог лазить по спасительным верхушкам деревьев. Снарядившись для похода, но, вопреки привычке, забросив за спину автомат и взяв в руки лук, сталкер поднялся, окинул взглядом ставшую уже привычной поляну и вопросительно посмотрел на напарника. Пушок басовито рыкнул ещё раз, и они медленно двинулись в путь, но много пройти не успели. Через несколько сотен метров рысёнок встал, как вкопанный, начав нервно помахивать кисточкой хвоста из стороны в сторону. Купер, насторожившись, приготовил лук к стрельбе и спросил:


- «Кто там»?


- «Люди. Страх. Боль. Плохо».


- «Подожди, пожалуйста, здесь. Я сам посмотрю, что к чему».


- «Хорошо. Брат».



Продолжение в комментариях...

Плюс там же бонус.

Показать полностью

Лучник.

Markusse в S.T.A.L.K.E.R.

Предыдущая часть


Глава 1. Часть 2.


Автор:Rekszona


Сначала на поляне воцарилась тишина, нарушаемая лишь шелестом не перестающего лить дождя и далёким лаем бегущих вслед за человеком слепых собак. Затем, на открытое пространство выбрались кабаны и принялись терзать лежащие на земле тела. Чуть позже прибежало несколько десятков тушканов, затеявших с кабанами игру в догонялки. Несколько тварей отвлекали хрюкающие создания на себя, а остальные успевали вырывать из добычи лакомые куски. Потом роли в стае шустрых мутантов менялись, пока, наконец, тушканы без помощи свиных производных не объели лежащие тела до скелетов. Уставшим от постоянной беготни кабанам надоела погоня за маленькими, но хитрыми динозавриками, и они вернулись к трупам. Но, увидев, что есть больше нечего, обиженно похрюкав, покинули бедовую поляну в поисках новой еды, которой после последнего Выброса в округе находилось предостаточно. Затем, через прогалину в дебрях леса с громким рёвом вальяжно прошествовала пара псевдогигантов, и всё на время стихло. Только дождь шуршал и шуршал, да со стуком падали с деревьев капли. Кап-кап. Тук-тук. Впрочем, шуршать могли ещё мутировавшие грызуны, рыскающие в поисках оставшихся от недавнего кровавого пиршества крох. Шур-шур, кап-кап, тук-тук. Лесная чаща вновь возвращалась к своей размеренной повседневной аномальной жизни.

Медленно проясняющееся сознание сильной болью отдалось во всём теле. Постепенно приходили в себя и органы чувств. Тело непроизвольно затряслось в накатившем припадке. Сначала мелко, словно нехотя, а затем, с каждой минутой всё сильнее. Из онемевших губ вырвался тяжкий стон. Сталкер попытался открыть глаза, моментально заполнившиеся слезами. Боль не давала полностью прийти в себя. Только промелькнула быстрая мысль: - «Кто я? Где я? Что произошло»? Попытался шевельнуться, – едва переносимые ощущения пронзили пробуждающийся разум настолько сильным импульсом, что человек вновь впал в беспамятство.


Рядом сидел подросток псевдо-рыси и чесал задней лапой покрытый рыжими подпалинами бок. Кисточки волос на ушах котёнка подрагивали в такт его движениям. Капли влаги разлетались с шерсти зверя в разные стороны. Оставалось загадкой, как толстый слой пушистого меха мог в такой дождь не намокать и сохранять свой облик. Вполне возможно, это объяснялось густым подшерстком. Хотя, кто знает, какими ещё качествами могла наделить своих детей изощрённая и изобретательная Зона. Может статься, Она перебросила на обычных животных природные защитные функции некоторых видов, которым постоянно приходится обитать в водяной среде... Как бы там ни было, факт является фактом: псевдо-рысёнок оставался сухим, не считая алмазной россыпи капель на кончиках волос. К тому же - он был сыт и, как следствие, бодр и весел.


Конечно, называть его обычным зверем, в привычном понимании этого слова, ни у кого бы язык не повернулся. Пятнадцатисантиметровые клыки, наполовину торчащие наружу из большой пасти, подобно зубам акулы, имеющие свойства к восстановлению в случае повреждения. Острые, как бритва, когти немалой длины на крупных и мощных лапах. С учётом подросткового возраста, рост котёнка в холке достигал метра. Словом, зверь выглядел солидно и внушительно, как ни верти.


Но к лежащему рядом человеку он отнёсся спокойно и миролюбиво. Более того, застонавший сталкер вызвал у зверя не наигранный интерес. Возможно, свою роль в этом сыграли переживания, после недавней утраты им всего семейства, включая маму-кошку. От губительного воздействия внезапной перезагрузки Зоны, как оказалось, не были застрахованы даже мутировавшие звери. Острое чувство одиночества и успокаивающие ментальные импульсы предмета, зажатого в руке человека, заставили рысёнка приблизиться к лежащему вплотную. Сталкер слегка шевельнулся и застонал вновь. Из сквозных ран на открытых частях его тела начала сочиться кровь. За свою короткую жизнь рысёнок уже знал, что это плохо. Несколько раз мать возвращалась в логово с подобными ранами, жалобно мяукала и старательно вылизывала кровоточащие места. В таких ситуациях она по нескольку дней не выходила из логова на охоту, и рысят одолевало острое чувство голода. Молока матери не хватало, а боль её менталом передавалась и выводку. Тогда рысёнок вместе с братом и двумя сёстрами шершавым язычком помогал родительнице, как мог.


Вот и сейчас, чувствуя волну боли, исходящую от раненого человека, зверь принялся тщательно зализывать тому кровоточащие разрывы. Не мог он знать, что в его слюне содержится вещество, ускоряющее регенерацию тканей организма. Но совершал манипуляции по «лечению» с увлечением заядлого эскулапа.


Закончив столь полезное занятие, он вновь встряхнулся, пустив вокруг себя обильный веер водяных брызг. Молодость брала своё, ему требовалось хоть как-то потратить лезущую через край неуёмную волну энергии. Подобное развлечение котёнок частенько мог получить среди себе подобных, - в выводке матери, с братом и сёстрами. Какими бы крупными производными семейства кошачьих не являлись псевдо-рыси, дети всегда оставались детьми. Обычная картина: клубок пушистых борющихся тел, хватающих друг друга зубами и лапами. Но не всерьёз, чтобы нечаянно не нанести вред собратьям. Начальные движения по отработке охотничьих навыков для дальнейшей самостоятельной жизни. А пока - в виде игры, без серьёзного использования данного природой оружия.


Но матери, брата и сестёр больше не было, а играть хотелось очень-очень сильно. Поискав взглядом предмет, на котором в данный момент можно было бы отточить своё мастерство, рысёнок увидел пробегающего мимо тушкана и бросился на него. Тот же, внезапно оказавшийся зажатым мощными лапами и не ожидающий подобного, заверещал и начал яростно отбиваться. Котёнок, привыкший к подобным играм и не выпускающий острых когтей, вдруг почувствовал сильную боль в правой лапе и, выпустив тушкана из хватки, непонимающе мяукнул, отскочил, и оторопело уставился на мелкого динозаврика. На тревожный крик «неудавшейся добычи» сбежалось около десятка её сородичей. Сбившаяся в тесную кучу стая, наскоро посовещавшись между собой, с уверенностью бывалых охотников бросилась на обидчика.


Рысёнок, воспринявший движения «противника», как продолжение прерванной игры, весело начал отмахиваться лапами. Но несколько ощутимых укусов напирающих с разных сторон тушканов, вернули его к реальности. Оторопев на время от подобной наглости тех, кто изначально был намного мельче и слабее его самого, и получив ещё несколько ран, понял он вдруг, что время детских шалостей подошло к концу. Впервые из звериного горла вырвался не писк мальца, а грозный рык серьёзного мужа! Зонная действительность быстро умеет делать из вчерашнего ребёнка настоящего взрослого бойца. Кто не успел этого понять, завтрашний день не увидит никогда! У рысёнка по жилам текла хорошая боевая кровь, данная ему грозными предками. В течение пяти минут от тех, кто не понял его «души прекрасных порывов», остались только разбросанные по всей поляне запчасти. Те же тушканы, которые успели сообразить, наконец, с каким врагом они столкнулись, поспешили ретироваться с поля боя. Но проснувшийся охотничий инстинкт псевдо-рыси помешал им исполнить задуманное.


С рёвом страшного хищника большая кошка носилась по поляне, разрывая разбегающихся тушканов острыми когтями на множество мелких «тушканчиков». И ему очень даже сильно понравилось произошедшее! Жалко было только, что забава быстро закончилась, да ещё - сильно болели нанесённые тушканами раны. Печально вздохнув, рысёнок постоял немного посреди поляны, затем, развернулся и пошёл в сторону кустов, где находился раненый сталкер. Приблизившись вплотную к человеку и обнюхав его, зверь уселся рядом. Прижавшись одним боком к лежащему, ещё раз облизал повреждения на его теле, до которых смог дотянуться в данный момент, и лишь потом принялся за свои. Закончив это занятие, вытянулся во всю длину тела и сладко заснул.


Снились ему мама-кошка, братец и сестрёнки-близняшки. Их совместные детские игры и тепло материнского меха, в который они, уставшие от изнурительной борьбы друг с дружкой, зарывались. Сосали молоко и, удовлетворённо урча, перебирали лапками мягкое брюхо родительницы, закатывая глаза в дремотном блаженстве. Внезапно мать подскочила, и начала громко кричать. С каждым мгновением крик её становился всё громче и громче, что вывело рысёнка из состояния сна и вернуло к действительности. Недалеко от него и лежащего рядом человека стояла громадина псевдогиганта и истошно кричала, готовясь броситься на добычу. Поначалу котёнок слегка испугался, но за свою семью он был готов сражаться хоть со всеми псевдогигантами Зоны… О том, что человек не является его роднёй, в данный момент он не думал совершенно. Наоборот, именно лежащий сталкер вызывал в воображении зверя картину явно полноценной семьи, на безопасность которой пытается покуситься стоящая неподалёку и ревущая во всё горло образина. Именно этот человек ассоциировался у псевдо-рыси с самым близким существом, которое осталось у того от прошлой жизни. И роднее его у зверя больше не было никого.


Отскочив в сторону и изготовившись к отражению нападения, рысёнок нервно заводил из стороны в сторону кисточкой короткого хвоста. Утробное завывание, издаваемое зверем перед прыжком, снова превратилось в грозный рык, перемешанный с пронзительным воем. Псевдогигант, привыкший своими размерами отпугивать любое существо, опешил. Сверху на него обрушилось стремительное, гибкое тело хищника, имеющее на вооружении когти и клыки порядочных размеров. Острая боль пронзила голову ходячего танка. Развернув массивную тушу в обратную сторону и пытаясь скинуть с себя взбешённого врага, псевдогигант протопал по поляне с десяток метров. Только после этого понял вдруг, что непрошенного наездника на голове уже нет, и начал озираться вокруг. Рысёнок в этот момент уже находился на высоте нескольких метров, изготавливаясь на огромной ветке векового дуба к очередному прыжку. Но оторопевший от неожиданности псевдогигант понял, наконец, что первый раунд схватки с противником закончился не в его пользу. А незаметное исчезновение нападающего совсем вывело громадину из спокойного равновесия. Уверившись, что дальнейшее испытание судьбы не стоит того, гигант принял решение о срочном ретировании и позорно бежал в темпе, на который только оказался способен. Боль в районе головы не давала ему покоя, поэтому во время отступления он постоянно издавал звуки, очень схожие со стонами и всхлипываниями, и не переставал поражаться глупому положению, в которое вверг сам себя.


Когда рёв «машины для убийства» вместе с треском ломаемых веток смолки вдали, рысёнок спрыгнул на землю и совершил победный обход «своей» территории. Шерсть на нём стояла дыбом, отчего он напоминал сейчас раздувшийся меховой шарик, с торчащими из него остряками клыков и когтей. Роль «хозяина положения» и чувство полной взрослости ему очень нравились. Приведя в порядок свою густую шерсть, и вернувшись к человеку, он вновь расположился рядом, прижавшись к тому поплотнее. Но сон не шёл, а чувство голода ещё не наступило, поэтому зверь лежал спокойно и степенно, мурлыча от удовольствия, осматривал окрестности из-под полуприкрытых век. Больше ничего интересного за этот вечер не произошло. Но, помня об опасностях, он несколько раз вставал и вновь совершал обход подконтрольной территории.


Уже в ночной темноте сталкер зашевелился и со стонами перевернулся на спину, открыв взгляду рысёнка невидимые прежде раны на своём теле. Зверь немедленно приступил к очередному лечебному процессу. В сознание до самого утра человек так и не пришёл, а рысёнок всю ночь старался не отходить от него далеко, словно понимал, как остро тот нуждается в дополнительном тепле. И, как мог, стремился прижиматься к сталкеру теснее.


К утру дождь, наконец, закончил свою заунывную песню, небо начало проясняться, обещая хорошую солнечную погоду. Хищника одолело чувство голода. Подумав немного, он всё же решился произвести вылазку. При этом ему почти сразу повезло наткнуться на пару увлечённых друг другом псевдокроликов. Возможно, подобный факт называется неимоверным везением, но так или иначе - мясом на сегодняшний день он обеспечил себя с лихвой. Съев одного зверька и уже почти приступив к поеданию второго, вспомнил вдруг рысёнок об оставшемся на поляне человеке. Природный инстинкт - делиться добычей с семьёй, заставил зверя принести часть её к тому месту, где эта семья обитала.


Положив кролика возле головы сталкера и вновь разместившись впритык к нему, едва слышно мурлыча, котёнок в очередной раз облизал раны на теле человека. Тот, наконец, почувствовал, что с ним производят какие-то манипуляции. Причём, делают это чем-то шершавым и слегка влажным. Сегодня боли в теле почти совсем не ощущалось, только всё ещё сильно гудело в голове. Поэтому открывать глаза он не торопился, а просто попробовал немного пошевелиться. С осторожностью движение получилось удачным.


Сразу вспыхнули обрывки вчерашних вопросов:


- «Кто я? Что со мной? Где я нахожусь? Отчего ноет во всём теле? И почему рядом раздаётся такое странное, но убаюкивающее тарахтение? - и вдруг почти всё встало на свои места: - Да я же – Купер! Я шёл с мужиками со стороны Янтаря в бар «Сто рентген» - к Степанычу! И мы несли для него хабар, но попали под внезапный, незапланированный Выброс. Я, кажется, упал. Но уже после Эвенка, Провансаля и Тоника. Если мы попали под Выброс, значит погибли. Наверное, теперь я на небесах… Но почему же, в таком случае, мне больно? Разве в Райских Кущах бывает больно? Или я в преисподней сатаны? Тогда почему рядом тихо тарахтит маленький трактор, а не кричат на все лады черти, собирающиеся сварить меня в огромном котле, в котором уже должны быть навалены составные бульонного навара, под названием: специи всех сортов? Странно»…


Купер с трудом приоткрыть один глаз, но увиденное заставило его широко открыть оба глаза одновременно. Рядом, вальяжно развалившись и удовлетворённо мурлыча, лежала псевдо-рысь. При этом она время от времени старательно зализывала ему повреждённые места. Вот откуда он ощущает шершавость на открытых участках тела! Решив не делать резких движений рядом с опасным хищником, сталкер пробыл в неизменном положении ещё какое-то время. Но отдающаяся в спине боль заставила всё же пошевелиться и рискнуть - изменить положение лежащего тела. Осторожно, чтобы не дай Бог и Зона, не разозлить зверя, Купер повернулся набок, оказавшись с псевдо-рысью лицом к лицу. Но и этого оказалось достаточно, чтобы чуткий хищник семейства кошачьих моментально открыл зажмуренные глаза. Жёлто-зелёные глаза в упор смотрели на человека.


Внезапно в голове сталкера возникли не испытываемые им никогда прежде ощущения. Словно зверь телепатически говорил ему: – «Мы одной крови, - ты и я»! А миролюбивый вид псевдо-рыси лишь подтверждал возникшие подозрения человека, что не стоит опасаться этого хищника. В доказательство всего произошедшего большая кошка, не перестающая блаженно мурлыкать, лизнула его в щёку и нос и вновь умиротворённо прищурила оба глаза. Переведя взгляд на мощные передние лапы рыси, Купер увидел, как они поочерёдно сжимают и разжимают пальцы, увенчанные большими и острыми когтями, вгрызающимися в землю и вылезающими обратно в такт движению. «Похоже на то, что он видит во мне родню», - догадался парень. Всплыли воспоминания о далёком детстве. В семье его родителей жил кот, который вёл себя точно так же, как и находящийся рядом хищник. Не отдавая себе отчёта в том, что может последовать вслед за этим, парень протянул руку к зверю и погладил его по загривку. Глаза псевдо-рыси моментально открылись. Но только для того, чтобы в синхроне возобновившемуся урчанию закрыться вновь. А в голове снова раздались мысли большой кошки: – «Хорошо. Приятно. Брат». Тогда сталкер, превозмогая боль в руке, решил для закрепления пройденного почесать зверю за ушами. Тарахтение усилилось.


Тело опять начал сотрясать озноб, а густой мех прижавшейся к нему псевдо-рыси давал так необходимое сейчас тепло. Купер понял, что ещё очень слаб, поэтому решил успокоиться и для начала попытался разобраться, что с ним происходит и отчего во всём теле такая сильная боль. Поднеся руку к лицу, увидел, что вся она испещрена уже затягивающимися ранами. Явное последствие огнестрельного ранения из дробовика. И тут накатило видение. Стреляющий по трупам его товарищей явно невменяемый бандит. Бесцветные глаза, садистские выходки, - поведение сумасшедшего. Затем, то же лицо, а перед ним обращённые в сторону Купера стволы дробовика. И… боль, боль, боль. Сталкер зажмурился, урчание мини-трактора моментально смолкло. Он вновь открыл глаза. Зверь смотрел на человека в упор осмысленным взглядом, в котором читалось полное понимание испытанных тем ощущений в недалёком туманном прошлом. Они даже синхронно вздрогнули, словно воспоминания человека крутились перед ними обоими на экране монитора. «Да ведь он явно чувствует то же, что и я! - Купера осенило вдруг, что это не беспочвенные подозрения, а укрепляющаяся с каждой минутой уверенность. Аксиома, не требующая доказательств. - Похоже, мы с ним действительно хорошо понимаем друг друга. Наверно так себя чувствуют сиамские близнецы, имеющие много общего. Порой даже единое тело»...


Эта мысль привела сталкера в восторг. «А ведь неплохо иметь в союзниках подобного зверя! Какие преимущества это даёт мне над другими людьми! Хищник чаще человека и быстрее его замечает подстерегающие опасности. И если найти с рысью общий язык, можно извлечь из этого обоюдную пользу. Всегда приходить друг другу на помощь. Главное - не выставлять себя перед ним хозяином, а просто иметь в его лице верного друга, не забывая таким же другом быть по отношению к нему»…


От интересных мыслей Купера отвлекла возобновившаяся головная боль. Он попытался прижать её руками и вдруг в левой увидел зажатым странный предмет. Переливающийся голубоватым светом артефакт напоминал шляпку гриба сморчка. К горлу подступила неожиданная тошнота. Не в силах вынести его вида, парень откинул артефакт в сторону и вздрогнул. Псевдо-рысь резко вскочила на все четыре лапы и, перепрыгнув через человека, одним махом оказалась возле брошенного предмета. Осторожно подцепив когтями одной из передних лап мерцающий в сырой траве артефакт, аккуратно подкинула его вплотную к лежащему сталкеру. Тот снова взял «сморчок» в руку и бросил его чуть дальше прежнего. Рысь опять повторила действия по возвращению предмета человеку. В гудящей голове раздалось: – «Не надо, брат. Пусть будет хорошо».


Купер понял, что между ним и зверем действительно существует ментальная связь. Морщась, он поднял артефакт и положил его в поясной отдел комбинезона. Хищник степенно возвратился на место. Тогда сталкер решил проверить свои догадки и познакомиться с псевдо-рысью получше. Как раз в это время его начало одолевать острое чувство голода. Мысленно представив себе картину приёма пищи, Купер попытался передать её зверю. Реакция большой кошки вызвала сильное удивление. Псевдо-рысь подошла к человеку, протянула лапу куда-то ему за голову и подтянула к лицу тушку псевдокролика.


Парень испытал неимоверный восторг! Он понял, что в лице зверя действительно заимел хорошего друга. Решив немного продолжить начатый эксперимент, представил, как гладит рысь по шерсти, обхватив её руками за голову. Хищник подошёл и сел практически в упор, явно чего-то от него ожидая. Уже без риска, с уверенностью, но осторожно, чтобы боль, отдающаяся во всём теле, ощущалась как можно меньше, Купер сел и протянул руки к зверю. Рысь заурчала, явно получая удовольствие от его действий. Похоже на то, что два совершенно разных существа разобрались, наконец, в своих взаимоотношениях, полностью доверяя друг другу.


Но при этом силы измождённого организма вновь покинули тело, поэтому Купер снова лёг на землю. Хищник мгновенно занял место рядом с ним. С усилием протянув к нему руку, сталкер принялся гладить зверя по животу. Внезапная догадка осенила его:


- «Да ведь ты у нас, братец, самец! И довольно молодой. Что могло произойти с твоей мамкой такое, отчего ты оказался рядом со мной»?


Почти моментально перед глазами промелькнула картина, явно виденная испуганным в тот момент зверем: землетрясение, множество сверкающих молний. Волна ментального воздействия, а вслед за этим - волна повышенного радиационного фона. И… гибель семейства псевдо-рысей. Ужасная боль и страх, страх, страх…


- «Вот, оказывается, в чём дело! Так ты, как и я, выходит, теперь полная сирота? Значит, теперь нам с тобой явно по пути».


Рысёнок одобрительно вздохнул и прижался плотнее. А Купера уже одолевала новая мысль:


- «При общении с тобой нам требуется придумать для тебя какое-нибудь имя… Ну, не Барсик же… А какое? Вот я – Купер, а ты»?


Ответ пришёл моментально:


- «Пушок».


- «Надо же, как всё просто»!


Купер, насколько позволял ему израненный организм, тихо засмеялся. Его веселье передалось Пушку, тот лёг на живот, сладко зевнул, потянулся и лукаво взглянул на друга. Уже безо всякой опаски сталкер беззаботно потрепал хищника по загривку и почесал ему подбородок. Пушок вытянул вперёд мохнатую морду и вновь запустил своего тракторишку.

Показать полностью

Лучник

Markusse в S.T.A.L.K.E.R.

Как когда-то и просили, выложу пару глав для ознакомления.


_________________________________________________________________________________


ГЛАВА 1. Часть 1.


ВНЕЗАПНЫЙ ВЫБРОС

  Автор:Rekszona


Шум дождя перекрывал все посторонние звуки. Тяжёлые капли ударяли по веткам деревьев и кустарника, шуршали по траве, с громким стуком падали на жухлые прошлогодние листья, сплошным ковром покрывающие всё пространство под вековыми дубами. Непогода достигла наивысшей точки своей кульминации. Казалось, что не на шутку разгулявшаяся стихия навсегда пытается избавить этот суетный мир от всего сущего. Избавить и полностью смыть дождевой водой даже следы пребывания тех, кто упорно бороздил его необъятные просторы. В лесу, который совсем недавно был наполнен кипучей деятельностью, воцарилось безмолвие. Только терзающее округу ненастье и ничего более. Монотонный шум дождя нарушал лишь шквальный ветер, внезапными порывами качающий в разные стороны кроны могучих деревьев. Его воздушные вихри поднимали вверх и уносили с собой тысячи увядающих прелых листьев, словно хотели посоревноваться с авиапочтой, отправляя вдаль послания прошлого, которому, увы, уже никогда не суждено вернуться обратно.


Всё это явилось остаточным действием прошедшего недавно сильного Выброса. Зона вновь показала себя во всей красе, в очередной раз доказав, что шуток Она не приемлет, а предугадать её стихийные действия не суждено никому.


- Что-то недоброе Зона затевает. Давненько таких мощных Выбросов не было. И главное, не по привычному расписанию. Многих, наверное, врасплох застала. Ну что же, сейчас подзатихнет малость, и двинем. Жмуров, поди, в окрестностях до фигища, п-тыть! А жмурики, они, Шило, добрые, сами тебе своё добро отдают! Только успевай подбирать. Халява, блин.


Сказавший сладко потянулся, всхрапнул, хохотнув, и смачно сплюнул в горящий перед ним костер.


- Думаешь, Кегля, стоит пройтись, глянуть, что к чему? Боязно как-то… Там, поди, чёрт знает, чего сейчас творится. После Выброса ещё сутки неспокойно бывает. Да и зверьё, как с цепи сорвавшееся, бросается на всё, что только движется…


Сидящий через костёр, напротив Кегли, Шило поёжился. Тело его содрогнулось в непроизвольной конвульсии, стоило разуму представить картину, рисующуюся в данный момент стихией на земной поверхности. В бункере, находящемся глубоко под землёй, слабо ощущался даже сам Выброс, поэтому сохранялось спокойствие, изредка нарушаемое только вездесущими крысами. Лишь потрескивали горящие в костре дрова, и слабый дымок уходил во чрево воздуховода. Когда строилось это сооружение, всё делалось на совесть, поэтому вентиляция до сих пор работала исправно. Жгущие костёр в закрытом помещении могли со спокойствием увериться, что не примут смерть через отравление угарным газом. На покрытых копотью бетонных стенах подземелья, словно в причудливом танце, плясали две тени сидящих у костра людей.


- Не боись, нас звери не тронут. Мне недавно от одного дохода вещица осталась - кайф! Он меня всё уговаривал - жизнь за неё сохранить, лошара. Все свойства этого арта мне как на духу выложил. А на кой мне его мольбы нужны были? Я перед тем, как его завалить, состроил понимающий вид. Говори, мол, говори, - я тебя пожалею. И только он мне всё подробно рассказал, я его сразу и кончил, п-тыть. Не только арт, но и все вещички того дохода мне достались.


Кегля снова со всхрапом хохотнул и сплюнул через прореху, образованную двумя отсутствующими передними зубами. В костре раздалось резкое шипение, и к потолку бункера взметнулось несколько искр. Шило вздрогнул, ещё раз поёжился и, посмотрев через пламя на напарника, недоуменно спросил:


- А зачем его было убивать-то? Никто же не мешал и так всё себе забрать... Под дулом никогда себя комфортно не чувствуешь.


- Молод ты ещё, не всё разумеешь. При нашем деле живых свидетелей оставлять нельзя. Сам целее будешь. Запомни: эти лошары-сталкерюги нам таких ошибок не прощают. Соберутся потом все вместе и отправят нас к праотцам! Привыкай, п-тыть, не зря же взялся за этот промысел. Вали всех и забирай их добро себе. Усёк?


- Угу, – Шило скорчил оскорблённую мину. – А почему мы можем теперь не бояться зверья? Чем так хорош этот артефакт? Он что, животных отпугивает, что ли?


- Да нет. Тут другое... Они просто на владельца арта внимания не обращают. Ведут себя так, словно рядом с ними никого нет. Как это происходит, я не знаю. Уверен только, что действует безотказно. Уже несколько раз на деле проверял. Всё тип-топ, так что не кани, давай, обещаю полный отпад, п-тыть! Соберём барахлишко со жмуров и покатим до дому. Думаю, что сегодня нам особенно повезёт. Прям всей душой чую, что фартит. Знатный хабар должны собрать. Надолго потом хватит навара, если не на всю оставшуюся жизнь! Так что давай, собирай манатки, да двинем помаленьку…


Открыв тяжёлую массивную дверь, Кегля выглянул на лестничный пролёт. Ступени, ведущие наверх, за длительное время отсутствия настоящих хозяев представляли собой жалкое зрелище. Раскрошенный по краям бетон и обильно отвалившаяся от стен штукатурка почти полностью покрывали собой поверхность, на которую вставали подошвы бронированных ботинок. В остальном атмосфера спокойствия заставила опытный взгляд уменьшить настороженность в действиях. Убедившись в отсутствии опасности на лестнице, Кегля жестом позвал за собой напарника и пошёл наверх. Дробовик, выставленный вперёд, болтался в трясущихся руках бандита из стороны в сторону. Сказывались нервное напряжение и изрядная доза, принятая бывалым наркоманом.


- Бросал бы ты это дело с наркотой, а то, не ровен час, сгубит она тебя, – сказал, едва не сверзившийся вниз по лестнице Шило, чертыхнувшийся, запнувшись о крошево под ногами.


- Не твоего ума дело! – резко осадил напарника Кегля. – Поел бы с моё казённой баланды, ещё не так бы подсел на эту дрянь, п-тыть! Я одних кедров лобзиком полтайги навалил! Без ширева там можно было совсем загнуться… А здесь и без него хватает разной заразы, от которой можно кони двинуть даже быстрее. Так что - не время пока бросать, ещё успею. А с ним мне легче. Оно мне уверенности добавляет…


- Ну, как знаешь, твоё, конечно, дело. Просто, мне было бы спокойнее. Напарники всё же… Ты, Кегля, не обижайся, мне пожить ещё хочется. А как я буду уверен в этом, если ты, наширявшись, иногда не можешь гарантированно меня спящего охранять? Какое уж тут спокойствие?


- Ладно, Шило, не кипиши. Сегодня дельце провернём, соберём хабар в кучу, доберёмся до Приграничья, сбагрим «урожай» барыге и бабосы получим. Надеюсь, немалые. Погуляем от души, а потом я это дело брошу, обещаю, п-тыть!


Наверху ветер почти стих, но дождь по-прежнему лил, как из ведра. Втянув голову в плечи и поёжившись от холода, Кегля выбрал направление движения и поманил напарника за собой. Под ногами захлюпала непролазная грязь, мгновенно налипающая на ботинки и утяжелявшая их в несколько раз. Шило про себя сравнил обоих с водолазами, обутыми в свинцовую обувку, не дающую подводникам всплывать на поверхность и позволяющую им ходить по дну. Только на дне опасностей гораздо меньше, а здесь они подстерегают всё живое на каждом шагу. Так, по-утиному, переваливаясь с боку на бок и с трудом вытаскивая из грязи ноги при очередном шаге, они прошли около полукилометра. Кегля резко остановился и, отогнув рукав плаща, достал КПК. Включив его, дождался загрузки. Через несколько минут на дисплее высветилось более двухсот сообщений. Кегля присвистнул: - «Ого»! – и начал отбирать среди полученной, полезную для напарников информацию. Вскоре нужных сообщений осталось около пятидесяти. И все они сигнализировали о гибели сталкеров в окружающем районе.


- Я же говорил, что сегодня денёк обещает быть прибыльным! И почти всех Выброс застал врасплох! Ну, в смысле, кто-то и сам погиб, хе-хе-хе, по собственной глупости. Нарвался в запале на аномалию, или зверьё разобрало на запчасти… Гля, скока халявы! И, прикинь, Шило, всё наше! Ох, и разгуляемся! – Кегля закатил в блаженстве глаза. Несколько дождевых капель сильно ударили его по лицу. Сплюнув, он потряс головой. – Чёрт тебя побери! Прямо в глаз одна попала, больно-то как! Не хватало ещё кислотным дождичком по зрению пройтись…


- Дай-ка, я взгляну! – Шило встревожено смотрел на напарника.


- Да ладно, всё уже. Само пройдет… – достав фляжку с водой, Кегля плеснул из неё на ладонь и, тщательно промыв глаз, проморгался. - Нормалёк, п-тыть! Пошли! Только далеко от меня в запале не отходи. Артефакт на далёкое расстояние не действует. Ещё забудешься, отвалишь в сторону, а зверьё долго ждать не заставит. Тут как тут появится! Порвёт на портянки, как Тузик грелку!


- Понял, понял! Пошли быстрее!


Нетерпение Кегли передалось напарнику. Почти не замечая сопротивления грязи, оба быстрым шагом направились в сторону ближайшей точки гибели сталкеров, отмеченной на КПК. Но по-прямой идти всё равно не удалось. Приходилось время от времени осторожно огибать большое количество в беспорядке разбросанных аномалий. В одном месте Кегля специально замедлил шаг, пытаясь доказать подельнику, что находящийся у него артефакт действительно знает своё дело. Стая слепых собак, голов в восемь, собралась на полянке для пиршества. Из-за сгрудившихся мутантов нельзя было разглядеть их кормовой базы, но то, что они рвали какое-то погибшее тело на куски, виделось довольно ясно. Кегля демонстративно приблизился к своре почти вплотную. Подойдя, с чувством превосходства и гордостью повернулся в сторону напарника. Тот остановился чуть поодаль, боязливо вжав голову в плечи. Опасался, что сейчас собаки всем скопом бросятся на них. Но те продолжали раздирать добычу на части, а людей словно не замечали.


- Вот видишь, я же говорил, п-тыть! Пошли смело! – Кегля весело продолжил движение к намеченной точке.


- Вижу… Только я что-то всё равно очкую! Давай, больше не будем к зверям так близко подходить. Сам знаешь: бережёного – Бог бережёт. Мало ли что. Не будем судьбу испытывать, ладно?


- Лады, п-тыть! Айда дальше!


Шаг Кегли ещё немного ускорился. Шило проворно засеменил за ним, но время от времени оглядывался на собак. Сомнения его не развеялись до конца, привычка всё равно брала своё. Стволы дробовика двигались вслед за взглядом хозяина. Пальцы на руках от страха настолько сильно сжимали оружие, что выглядели от нарушенного кровообращения белыми, как у покойника. Наверно, ещё ни один артефакт не был до конца изучен даже учёными. А вдруг он возьмёт, да мгновенно изменит свои свойства, что тогда? Придётся отбиваться от наседающих мутантов. Так лучше всё же это делать с гораздо большего расстояния, чем в упор.


Первые пять тел сталкеров они нашли через пару сотен метров. Очень походило, что те стремились побыстрее добраться до бункера, где пережидали Выброс Кегля и Шило. Но Зона решила их судьбу иначе. Непредвиденный катаклизм прокатился с такой силой и неожиданностью, что люди успели пробежать только несколько десятков метров. Все погибли мгновенно. Добравшись до места, Кегля сразу поспешно начал обыскивать тела. Шило поначалу стоял в замешательстве, подобная картина предстала перед его глазами впервые. Всё не верилось, что сталкеры уже мертвы, и их тела можно спокойно обыскать, став новым владельцем найденных вещей. Но вид развязно шарящего по мёртвым людям бывалого бандита через несколько минут придал подельнику смелости. Он поначалу робко, но постепенно всё более уверенно приступил к мародерству. А, когда Кегля поднял с земли рюкзак и показал Шилу его содержимое, тот, забыв о своих страхах, полностью отдался поиску добычи.


- Охренеть, как мы с тобой теперь разбогатеем, братан! - Кегля не переставал восторгаться увиденным. – Теперь наша задача: как можно быстрее найти и собрать барахло по всей округе. Вот подфартило, так подфартило, п-тыть! Давай, быстрее соберём всё здесь, спрячем неподалёку и двинем дальше!


- Не верю глазам своим! И эти вещи теперь наши?! Ха-а! – Шило с радостью ускорил движения.


- Шмонаем пока по загашникам, а потом и снарягу соберём! Шевелись, давай! Этим жмурам уже ничего не надо!


- Вот расскажи кому, не поверят! Опа! «Калаш» совсем новый! Прям, какой я хотел. И патронов к нему немало. Ох, заживё-ём тепе-ерь!


Снеся содержимое рюкзаков и карманов погибших и припрятав его в укромном месте, напарники посетили подобным образом ещё несколько мест гибели людей. В конце концов, Кегля, окончательно обалдевший от произошедшего, а в добавок, и от принятой недавно дозы наркотиков, совершенно обезумел и начал стрелять по лежащим телам из подобранного возле них оружия.


- Щас мы тебе в правый глазик! – бах. – А ты хочешь иметь третью ноздрю? – бах. – Ха-ха-ха! Гля на него! Ему нравится! – бах. – А ты говорил, что столько дырок в ж… не бывает! Ха-ха-ха! – бах, бах, бах.


Шило, подошедший к телу молодого сталкера и уже протянувший к нему руки, оторопело замер и поднял взгляд на напарника. Ему показалось, что Кегля окончательно спятил, раз начал извращённо издеваться над трупами. Но приступ весёлого бешенства напарника прекратился внезапно, так же, как и начался. Кегля забросил далеко в кусты пистолет с опустевшим магазином, сгрёб собранные вещи, запихал их в один рюкзак и закинул сидор за спину. Затем, подошёл к Шилу и уставился на лежащего перед ними мертвеца.


- Прости, кореш, это я от переизбытка чувств. Сам не знаю, что нашло. Да не журись ты, это же просто тряпяки! – Кегля по-приятельски несильно стукнул напарника по плечу кулаком. – Всё равно, п-тыть, скоро от них только кости останутся, да и те зверьё по округе разбросает. Потом всё зарастёт травой и уйдёт в землю - только вспоминай! Давай, этого ещё обшмонаем и дальше пойдём…


Кегля нагнулся и подобрал лежащий возле сталкера «АКМ». Затем, начал осматривать содержимое карманов и разгрузки. Достал две гранаты РГД-5, три магазина к автомату и пистолет, оснащённый глушителем. Всё это закинул в рюкзак, висящий за плечами напарника, и оглянулся. Мимо прошествовала разномастная кавалькада мутантов. Стайка тушканов, несколько псевдоплотей, вперемешку с кабанами, пара снорков и большая стая слепых собак. Вся эта орава двигалась в сторону лежащих тел с явным желанием - отведать «свежачка». Проводив взглядом зверей, Кегля вывел резюме:


- Вот видишь? Уже началось. Такое добро просто так в Зоне не пропадёт! Щас эти падальщики быстро разберутся здесь, и там, и там, и там! – бандит водил рукой по предполагаемым местам гибели сталкеров. – И никаких следов! Так что нам с тобой бояться нечего. Никто не узнает, что мы тут над трупами издевались. Они-то сами точно никому об этом не расскажут… После Выбросов ещё не выживал никто! Это я тебе точно говорю. Разве только монстры какие…


Шило не стал спорить с напарником по поводу мнения о том, что над телами погибших они изгалялись вдвоём. Помня недавнюю сцену его бешенства, благоразумно решил промолчать. Только кивнул в ответ и сопроводил взглядом движения вновь нагнувшегося к телу молодого сталкера Кегли. Тот же, в свою очередь, присел на корточки и, достав из поясной сумки артефакт, вытянул его на ладони.


- Если бы не эта вещь, нам с тобой сегодня вряд ли удалось бы так разжиться. А всё почему? Потому что я везучий! А тебе, кореш, со мной повезло! Вот как удачно я тогда того лошару встретил и завалил!


Шило, ещё не до конца вышедший из ступора, медленно и задумчиво кивнул, соглашаясь с напарником. Вдруг взгляд его оживился, глаза сначала начали излучать удивление, а, затем, и полный ужас, округляясь всё шире.


- Ты чего, брателло? – Кегля недоуменно уставился на напарника.


- Ш-ш-ш... – смог только выдавить из себя Шило, протягивающий в сторону лежащего тела руку с вытянутым вперёд указательным пальцем, и попятился назад.


Неожиданно Кегля почувствовал, как в его руку, держащую артефакт, вцепилось что-то холодное и мокрое. Резко повернул голову и сразу отпрянул, увидев себя зажатым крепкой хваткой лежащего рядом трупа. Мало того, мертвец зашевелился и начал медленно, со стоном, подниматься.


- П-тыть твои колёса!


Кегля рывком вырвал руку из клещей и, сделав в полуприсяди несколько шагов назад, упал на спину. Затем, быстро вскочил и оторопело уставился на поднимающийся труп. В руках его уже находился направленный в сторону опасности дробовик.


- Зомбарь, никак? Но это невозможно за такое короткое время! Такого не бывает! – Кегля сделал ещё несколько шагов назад и прицелился.


Мертвец тем временем полностью встал и, шатаясь на месте, медленно мотал головой из стороны в сторону. Всё это время он стонал через нос. Потом медленно, неумело пошёл в сторону людей. Не выдержавший нервного напряжения Кегля выстрелил по нему из обреза дуплетом. Сталкер, отброшенный попавшей в него дробью, упал на спину. А сам Кегля силой отдачи при парном выстреле ружья подался назад и наткнулся спиной на напарника.


Шило, вышедший после столкновения с Кеглей из оторопи, смог вымолвить, наконец: - «Ш-ш-шевелится»! – и опрометью бросился прочь с места происшествия. Но далеко ему убежать не удалось. Из-за кустов появился крупный Чернобыльский пёс и сразу бросился на человека. Сообразив, чем для него может обернуться случившееся, Шило с громким криком: – «А-а-а-а»! – метнулся от зверя в сторону, но попал в край «Карусели». Аномалия сработала молниеносно, раскрутив всё ещё кричащего и живого бандита и поднимая его с каждым мгновением выше по спирали. Мутант, находящийся в прыжке, уже не мог изменить траекторию полёта. Поэтому оказался втянутым в центр аномалии вслед за человеком. Дальнейшее, как и тысячи подобных сцен, произошедших в Зоне со времен Её возникновения, можно было и не описывать. Бешеные витки «Карусели», предварительное сжатие и резкий выхлоп с разбрасыванием, вернее сказать, разбрызгиванием того, что осталось от недавно существовавших живых тел, по неосторожности попавших в её кровожадные объятия.


Перезаряжая дробовик на ходу, Кегля успел только воскликнуть: – «Куда ты, п-тыть»? – как всё произошедшее трагически завершилось. А из-за кустов выскочило несколько слепых псов, бросившихся на бандита. В глазах у того прояснилось, мысли обрели чёткие представления, что что-то происходит не так, как задумывалось. Собаки продолжали бежать в его сторону, оскалив жёлтые клыки на покрытых язвами дёснах. И тут до мародёра дошло, что при нём отсутствует оберегающий от зверей артефакт! Кегля метнулся к поверженному мертвецу, но того не оказалось на месте. Бандит оторопел, не веря глазам, и повертел головой, выискивая взглядом неизвестно куда подевавшийся труп. Его нигде не было, а собаки подбежали уже настолько близко, что казалось, будто он ощущает смердящее дыхание из их пастей. Пришлось на время отвлечься от поисков пропажи и рвануть прочь от набегающих мутантов, стреляя по ним через плечо. Большой пользы Кегле это не принесло, но ненамного отдалило от преследующих зверей. Собаки явно управлялись одним из Чернобыльских псов и успевали при выстрелах шарахаться в стороны, сбивая прямую линию к потенциальной добыче. Решив вернуться за своей вещицей позже, Кегля ускорил бег в направлении спасительного бункера.

Показать полностью

Щепки. Часть 15. Концовка.

Markusse в S.T.A.L.K.E.R.

Ответа не последовало.

- Меня кто ни будь слышит?


- Слышит, слышит. – Из микродинамиков послышался совершенно не знакомый голос.


- Выходите, оружие оставьте в бункере, и без глупостей. Если дёрнется хотя бы один, положим всю группу. «Коробочка» у меня, так что вы мне не нужны, можете валить отсюда на все четыре стороны.


Стар прикидывал хоть какие ни будь аргументы, в свою пользу. Если они их выпускают, значит с большой долей вероятности, хотят пройтись по бункеру. Зачем? Аппаратуру мы сняли, она у них. Хотят осмотреть саму установку? Убедится что это именно то, что им нужно, или взять пробы для производства биологического оружия? Мало информации, надо «пообщаться».


- Какие гарантии, что вы нас не грохнете? Если вам что то здесь надо взять , скажите, мы вынесем. Это будет своего рода плата за жизнь. И вам своими людьми рисковать не надо будет, здесь опасно находится. Ну что договорились?


Стар рассчитывал, что если оппонент «поведётся», то можно будет узнать что им надо, и оперативно это уничтожить, или шантажировать их угрозой такого уничтожения.


- Какие ещё гарантии? Единственно, что гарантирую, это то, что подпалю термит из огнемёта, с вами или без вас - мне всё равно одинаково заплатят. Даю пять минут, потом живыми вас не выпущу.


Ничего не узнал. Придётся выходить, а там, в зависимости от обстоятельств, попытаться выкрутится из этой ситуации. Свою работу они выполнили, не их вина, что прикрытие проворонило нападение.


- Выходим ребята.


Когда они подошли к пролому, в тоннеле у выхода стоял монолитовец. Знаком показал положить оружие и вылезать через пролом. Скрипя сердцем, сталкеры сложили оружие и разгрузки у прохода и выбрались наружу. У самого входа лежат двое бойцов с разбитыми защитными стёклами. Метров за сорок два трупа монолитовцев. Больше они разглядеть не успели. Их оттеснили в сторону, а в пролом один за другим стали спрыгивать бойцы в чёрных комбинезонах, очень похожих на комбинезоны научников. В руках портативные камеры, какие то измерительные приборы. Вышли они часа через два, о чём - то поговорили со старшим. Тот подозвал несколько бойцов, они отвели Старика, Рыбака, Рамашку и Выкреста за БМП. Потом от туда раздались выстрелы.


У Пумы моющей посуду в баре вдруг кольнуло сердце, выпала и разбилась тарелка.


Хозяину подземного кабинета на стол положили докладную записку. В ней отображалась невероятная активность разведок всего мира, все скупают и перепродают информацию за совершенно сумасшедшие деньги. Потом стали секретно скупаться одни и те же материалы.



Пять лет спустя



Прошло уже три оборота земли вокруг солнца, как биомасса съела последнюю органику, ровным слоем покрывая землю, она плодится и растёт, поедая саму себя. Бесполая и сытая, поэтому спокойно относящаяся к конкуренции, потребляя кислород и выделяя углекислый газ - накапливает одни элементы, а накопив их - перерождается в другую массу, которая потребляет углекислый газ, и выделяя кислород - накапливает уже другие элементы – для следующего перерождения. Когда выростает до определённого размера, часть массы отмирает, и служит пищей для себя самой. Простейшее самодостаточное существование – гарантия стабильности. Долго, очень долго в этой биомассе не заведутся мозги.

Показать полностью

А вы пользовались камерами видеонаблюдения?

specials спoнсорский пост
А вы пользовались камерами видеонаблюдения?

Всем привет.


На связи рекламный отдел Пикабу. Мы готовим большой пост на тему видеонаблюдения и просим вас поделиться своим личным опытом (передаем привет Лиге слаботочников!).


Если вы пользовались камерами видеонаблюдения, особенно дома, расскажите, пожалуйста: для чего именно, как они вам помогли и насколько это действительно полезная штука?


К видеонаблюдению до сих пор относятся с недоверием. И мы думаем, что зря! Сейчас это не только безопасность офиса на сотни человек или какого-то большого объекта, но еще вашей квартиры и дачи.


Камеры ставят:

– в детскую комнату вместо видеоняни (и «присматривают» за ребенком со смартфона);

– на дачу, чтобы спокойно уезжать в город и приглядывать за участком на расстоянии;

– на стройку, чтобы жильцы могли наблюдать за процессом;

– и много других ситуаций, о которых мы можем даже не знать.


Свои ответы присылайте на editorial@pikabu.ru, по желанию указывайте свой ник на Пикабу, чтобы мы могли вас упомянуть в посте, где соберем самые интересные истории. Обещаем прочитать и ответить на всё!


Будем ждать :)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!