Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу
Lawen  
Пикабушник 11 месяцев 1 неделю 4 дня

истории из судебно-следственной практики

  • более 1000 подписчиков

Кадры решают все: немного о красном дипломе и перспективах трудоустройства

в

Добавлю свои пять копеек в тему про особенности отечественного рекрутинга. Если честно, думал, что удивить меня сложно, однако у руководителя кадровой службы одного немаленького производственного предприятия это получилось. А началось все с того, что мой хороший знакомый решил сменить место работы.


По образованию он юрист, и юрист грамотный. Десять лет стажа, трудился исключительно в коммерческом секторе, специализируется на корпоративном праве: слияния, поглощения, споры между учредителями и так далее. Сфера специфическая, хороших специалистов по ней немного, потому проблем с трудоустройством у товарища не было никогда. На последнем месте работы почувствовал свой потолок, накопления, которые позволяют в течение года спокойно искать работу, есть – потому уволился и начал гулять по собеседованиям. Далее от его лица.


«Разместил резюме на суперджобе и хэдхантере, пошли звонки. В основном, шляпа редкостная, но вот эти ребята заинтересовали. По телефону подробно расписали условия, обрисовали задачи, предложили приехать пообщаться с генеральным. Должность – руководитель правового управления, пятнадцать человек в подчинении. Ну ок, поехал.


Приезжаю, а там целый консилиум. Главный кадровик, зам по производству, начальник безопасности, представитель профсоюза и еще человек пять, всех не запомнил. Начинают вопросы задавать: мол, где учился, где работал, кого знаешь, кто рекомендовать может. Отвечаю подробно, хотя сомнения начали закрадываться. Ответы на вопросы в резюме были русским по белому напечатаны – но, может, у них традиция тут такая.


Через полчаса скучающая и ничего в профессиональном диалоге не понимающая, руководитель кадровой службы, как будто что-то вспомнив, начинает судорожно листать копию резюме. Перебивает меня на полуслове и срывающимся голосом спрашивает:


– А вот тут не указано у вас, что диплом с отличием. Почему не указали, отчего такая невнимательность?

– Потому что диплом не с отличием, очевидно.

– Так а зачем вы здесь наше время тратите?! У Вас вообще средний балл какой по диплому?!

– Понятия не имею, я его как десять лет назад получил, как-то не приходилось с того момента средний балл высчитывать.

– Все с Вами понятно. До свидания. Троечники нам здесь не нужны, мы – серьезное предприятие с уникальной миссией. Не можем позволить портить нашу репутацию третьесортным юристам.


Встаю в недоумении, прощаюсь, выхожу. Домой приехал, дай думаю, посчитаю средний балл – 4,8 получилось. Позвонить, обрадовать кадровика, что ли…»


***


Товарищ эту историю рассказывает, и мне становится интересно, что это за контора такая, со столь специфическим подходом к подбору кадров. Выясняю, кто у них там безопасностью заведует, ищу общих знакомых, нахожу, созваниваюсь – и вот мы пьем кофе и беседуем. Объясняет он происходящее примерно так.


На предприятии у всех сотрудников с высшим образованием, только красные дипломы. Никакие исключения не допускаются, никаких поблажек и послаблений не рассматривается. Неважно, бухгалтер, охранник, инженер или энергетик – без красной корки вход заказан. Главная по кадрам – тетка генерального директора, и предприятием фактически управляет она. Найти человека на должность, на которую претендовал мой товарищ, не могут уже полгода. Те, кто шарит в теме, почему-то не имеют красных дипломов. Те же кандидаты, которые нравятся кадровичке, почему-то не шарят в теме.


А самое интересное, так это тот факт, что после 10 лет с момента окончания вуза, цвет диплома – не несет абсолютно никакой смысловой нагрузки. Вообще. Нет никакой гарантии, что умный за это время не обленился, а раздолбай не взялся за ум. Нет никакой гарантии, что оценки выставлялись за знания, а не за спортивные достижения / художественную самодеятельность. Нет даже гарантии того, что диплом не купленный. Зато критерий четкий, да.


Вспомнил про однокурсницу, у которой было прозвище «каменная жопа» - потому как она сочетала в себе абсолютную, непроходимую глупость, с таким же абсолютным, титаническим усердием. Она по нескольку раз переписывала конспекты, выделяя особо важные места разноцветными маркерами, ее доклады были длинны, прилежно оформлены и аккуратно скреплены степлером по линейке. Она заучивала параграфы и главы из учебника наизусть, потому что другого способа получения знаний у нее не было – а большая часть экзаменов и зачетов проставлялись ей автоматом. Танцевала, играла на пианино, была старостой курса... Закончила с красным дипломом, само собой, сейчас – временно без работы. Поделился ее номером с безопасником, говорю – кадровичка ваша от такого кандидата слюнями изойдет.


Сегодня утром мне звонит безопасник, ржет как конь. Взяли мою девочку, взяли, фактически не глядя. Собеседование длилось ровно пять минут, она уже принимает дела и готовится рулить правовой работой предприятия, на котором трудятся шесть с лишним сотен человек. Счастья и удачи отечественной промышленности, что сказать…

Показать полностью
  •  
  • 2779
  •  

О групповом праздновании Международного женского дня, или почему не стоит ломать мебель головой

в

В этот светлый весенний день хочу поздравить прекрасную половину человечества с праздником. А в качестве презента предлагаю историю, произошедшую несколько лет назад, ровно 8 марта, в одном небольшом городке, где к тому моменту почти что начал таять снег…)


***


Международный женский день каждая пара отмечает по-своему. Кому-то достаточно романтического вечера со своим партнером наедине, и он даже не будет разбавлять шампанское самогоном. Кто-то пригласит даму сердца в ресторан и станет любоваться ее счастливой улыбкой, мысленно прощаясь с уже присмотренным литьем. А кто-то, напротив – сторонник разнообразного и зажигательного отдыха в компании друзей.


Федя с Машей, Петя с Катей и Слава с Жанной решили отметить праздник вшестером. Парни дружили давно, девочки друг с другом ладили, потому дружно затарились алкоголем, купили тортики с роллами в супермаркете и двинулись в сауну. Кому-то, быть может, план на вечер покажется странным, но я лично ничего предосудительного в подобном отдыхе не вижу. Ну, выпили, поплавали, попарились, порадовали друг друга… Вот на последнем моменте загвоздка и случилась. Когда доза алкоголя на человека перешла известные границы, начали всплывать всякие интересные подробности – и в какой-то момент в раздевалке были застигнуты in flagrante Маша со Славой. Вечер резко перестал быть томным, и дружба дала трещину.


Федя бил хлебало Славе, Петя с Катей оторопело смотрели на происходящее, не вмешиваясь. Маша расстраивалась, что по щщам получить получила, а вот кончить, паскуды, не дали – никакого, как говорится, праздника. И это называется восьмое марта?! Жанна же меланхолично запивала водку пивом и звонила в полицию. Какой бы ни был мужик, а свой все же – забьют еще с концами, где потом нового искать? Городок небольшой, молодых и на свободе на всех не хватает.


В это время на сцене появляется администратор сауны, мужик лет тридцати пяти, который настоятельно требует прекратить безобразие и выметаться из заведения. В ответ на что получает в глаз, а потом отправляется плавать в бассейн – что ожидаемо, не по своей воле. Так как водные процедуры в его планы не входили, то, выбравшись из бассейна, он скачет на ресепшен и нажатием кнопки вызывает сотрудников охранного агентства. После чего закрывается в каморке и начинает строить планы коварной и изощренной мести поганцам.


Пока суть да дело, барагоз в сауне подошел к логическому завершению. Все, что хотелось друг другу раздать, было роздано, парни пожали руки, пришли к выводу, что виновата Маша – она ж тут, шлюхандеска такая, кормой вертела, и выпили за мировую. Вот как раз, когда ребята собирались выпить за примирение еще по одной, в сауну вошли сотрудники полиции, вызванные Жанной, и ЧОПовцы, приглашенные администратором. Узрели тишь, спокойствие, кровь на полу, перевернутую частично мебель и разбитые морды лиц.


Парни на месте согласились все оплатить, извинились перед администратором за причиненные неудобства, и казалось, что конфликт исчерпан. Однако Слава, как самый пьяный и самый борзый из всех, позволил себе хамские высказывания в адрес сотрудников полиции. Там было что-то про их нетрадиционную сексуальную ориентацию, направление интимно-пешего движения и угрозы засунуть пистолет-пулемет «Кедр» в анальное отверстие, ежели они немедленно не очистят помещение. Мол, отдыхать мешают, волки позорные. Более того, когда ему вполне миролюбиво посоветовали захлопнуть хлеборезку и не отсвечивать, он взял в правую руку стеклянную бутылку из-под пива «Туборг Грин» и метнул ее в одного из сотрудников. Попасть не попал, но лимит терпения на этом был исчерпан.


Славу начали винтить, а он, будучи мальчиком хорошо кушавшим и занимавшимся вольной борьбой, винтиться добровольно не желал. Началась безобразная свалка, об голову одного из ЧОПовцев, которые также приняли участие в задержании, Слава разбил бутылку, потом прыгнул в бассейн, видимо, рассчитывая уплыть от заслуженного наказания… Но, когда сержант Филиппов снял пресловутый «Кедр» с предохранителя и сообщил, что плавает он плохо, а стреляет, напротив, хорошо, одумался. Вылез, оделся, позволил себя забраслетить и пошел на выход.


Видимо, тут-то его и посетила гениальная мысль. Воспользовавшись тем, что расслабившиеся от его спокойного поведения и вроде бы адекватных слов сотрудники держали гаврика под локотки некрепко, вырвался и с разбегу впилился головой в застекленную дверцу стоящего у входа в сауну шкафа. Чем ее, естественно, разбил, получил множественные порезы лица, и на пару минут замастырился под потерю сознания. Зачем он это сделал? Так очевидно же. Чтобы потом наказать мусоров, которые его «по беспределу прессовали и едва инвалидом не оставили».


Сотрудники посуетились вокруг Славы, позвонили в отдел, находящийся в 10 минутах езды, и им сообщили, что прямо сейчас в обезьяннике работники «Скорой» оказывают медицинскую помощь еще одному отпраздновавшему. Быстрее, мол, будет доехать до отдела, чем ждать бригаду на месте. Поэтому нехай экипаж пакует долбоклюя в машину и двигает до конторы – доктора уже на фоксе и ожидают с нетерпением. Услышав, что фокус не прошел, и в отдел он поедет при любом раскладе, Слава спокойно встал и самостоятельно проследовал в отсек для задержанных патрульного УАЗа.


Но вот незадача: по приезду в отдел оказалось, что медицинскую помощь оказывать уже некому. Совсем. Слава на внешние раздражители не реагировал, вставать не хотел, и врачам «Скорой помощи» осталось только развести руками и законстатировать смерть доставленного. Впоследствии было установлено, что причиной кончины любителя чужих девочек явилась механическая обтурационная асфиксия рвотными массами, на фоне сильного алкогольного опьянения. Проще говоря, рвотой захлебнулся. Ситуация складывалась со всех сторон неприятная.


Ее усугубили друзья усопшего, которые всем кагалом примчались к отделу вызволять товарища, и были крайне удивлены тем фактом, что международный женский день плавно перетекает в поминки. Более того, они даже начали высказывать по этому поводу оскорбительные предположения – мол, убили Славу менты из злобы, для того и увозили. Чтобы, значит, вдали от посторонних глаз на ноль помножить. Оно ж известно: менты только о том и думают, как бы труп себе в машине поиметь. Им без этого спится плохо, и потенция нарушается.


Ребята приехали на двух машинах, за рулем были Федя с Петей и, благодаря случившимся поблизости гайцам, обоих молодых людей, которые активно выпархивали и рвались восстанавливать справедливость, препоручили их заботам. Протоколы, отказ от освидетельствования, административное задержание до суда, вот это вот все. На месте сразу стало тише и свободнее, а к прибытию следака – так и вовсе наступила идиллия. Только мрачные лица сотрудников из экипажа и отдувающийся после крика зам начальника отдела нарушали пастораль.


По мнению специалистов, ситуация выглядела следующим образом: в момент, когда Слава залетел своей буйной головушкой в шкаф, сотрясение мозга он себе заработал. В сочетании с сильным алкогольным опьянением это привело к тошноте и рвоте. Вероятно, по дороге, в отсеке для задержанных Слава потерял сознание, и именно в этот момент началась рвота – таким образом, изменить положение тела он не смог и своими же роллами в сочетании с водочкой и подавился. Результат, как говорится, налицо. На горизонте замаячило возбуждение уголовного дела в отношении сотрудников полиции по ст. 293 УК РФ – то есть, в связи с халатностью. Масла в огонь подливала матушка покойника, которая, несмотря на асоциальный образ жизни, смогла взять кредит и наняла адвоката. Последний же строчил жалобы, обращения, петиции, ездил по редакциям СМИ и иными способами пытался сделать из мухи слона.


В ходе проведения проверки были отобраны объяснения у всех участвовавших лиц, изъяты записи с камер видеонаблюдения, и в связи с истеричной активностью нанятого адвоката, назначен целый ряд экспертиз. В результате изучения совокупности полученных сведений было установлено, что на момент погрузки Славы в машину он находился в сознании, а значит, и оснований к тому, чтобы предусмотреть подобное произошедшему развитие событий у сотрудников полиции не было. Как говорится, трагическая случайность в сочетании с идиотизмом главного героя привели его к ожидаемому результату.


Результат проверки в виде отказа в возбуждении уголовного дела, само собой, Славину мать не устроил. Она долго еще тратила деньги на адвокатов, даже обращалась к местному экстрасенсу, и требовала приобщить ее «экспертное заключение» к материалам проверки. В заключении шла речь о том, что посредством изучения каких-то там полей в сочетании с раскрытием чакр она увидела, что Славу жестоко избили и задушили форменным ментовским ремнем. Думаю, это все от того, что значение слова «обтурационный» экстрасенсу было неизвестно. Так бы чего более похожего придумала, наверное.


Сотрудникам полиции в профилактических целях выписали по строгому выговору, и с тех пор на инструктажах доносят мысль: пусть клиент хоть коньки отбросит на месте происшествия, но без скорой его в случае повреждений головы увозить нельзя. И похрену, что скорая будет ехать полчаса, а больница в пяти минутах – все равно нельзя. А то в следующий раз можно и на срок намотаться – фактически, на ровном месте.


А сауна, если верить интернету, до сих пор работает. Вот интересно, убрали они шкаф, или он все так же смущает неокрепшие умы ненужными соблазнами…


***


Какая же по окончанию этой поучительной истории последует мораль? Правильно, праздничная. Во-первых, не стоит закусывать водку роллами – не для того их наши узкоглазые друзья придумали. К водке нужно что-нибудь пожирнее и посытнее, чтоб голова с рельсов не съезжала. Во-вторых, когда имеешь чужих подруг в раздевалке, стоит закрываться изнутри. А в-третьих, перед тем, как наносить себе увечья – оглянись, а вдруг там камера, и все будет вовсе даже зря? Видел бы Слава, что камеры висят в помещении, не стал бы себя калечить. Глядишь, и пошел бы утром похмеляться.

Показать полностью
  •  
  • 860
  •  

О верблюдах, лошадях, козлах и СКР

С разницей в несколько дней в СМИ появилась информация о двух фактах жестокого обращения с животными, совершенных публично и мотивированных национально-культурными традициями. Первой отличилась Иркутская область, а именно город Ангарск – где в ходе некоего, то ли шаманского, то ли не шаманского обряда были сожжены пять верблюжьих туш. Верблюды предварительно именно для этой цели приобретались и умерщвлялись. Обряд, как водится, проводился во укрепление России и процветание ее многонационального народа. От укрепителей Отечества мгновенно открестились все, кто только мог, зоозащитники зашлись в истерике, и пару дней назад местная прокуратура, проведя проверку по опубликованным в сети фактам, направила в ангарскую полицию материалы под возбуждение уголовного дела.


Что мы наблюдаем в конкретной ситуации? Четкую, отлаженную работу государственного механизма. Факты были опубликованы в сети Интернет, в ходе мониторинга сотрудниками прокуратуры обнаружены, оперативно проверены, в рамках своих полномочий прокурор направил материалы в полицейское дознание. Теперь слово за МВД – усмотрят они там чего или не усмотрят. Но пока все происходит в точном соответствии с ведомственными приказами и требованиями закона.


А теперь ситуация номер два. На Московском ипподроме в честь 23 февраля проводилась азиатская народная забава под ярким и сочным названием «Раздирание козла». Суть ее сводится к тому, что непосредственно перед началом игрищ козел умерщвляется, потрошится, а далее на протяжение часа его тушу пытаются друг у друга перехватывать конные всадники, с целью забросить ее в некий аналог ворот. Козла в Москве 2019 года пожалели, и потому воспользовались макетом туши – а вот пересесть с лошадей на велосипеды участникам не захотелось. Да и несколько тысяч характерной национальной принадлежности зрителей явно бы такое нововведение не оценили.


Так как игра проводится в жестком режиме, со столкновениями, падениями и травмами лошадей, зоозащитники опять же посчитали, что имело место быть жестокое обращение с животинами, и поделились своим мнением в Сети. Как результат: по личному поручению А. Бастрыкина (этот замечательный человек, помимо написания научных монографий и стихов, еще и руководит следственным комитетом России), московское ГСУ СК проводит проверку по данному факту.


Что мы наблюдаем в данном случае? Ад, трэш, угар и правовую содомию. Потому как в УПК РФ есть такая статья, за номером 151. Она регламентирует вопросы подследственности, то есть, грубо говоря, определяет, какой именно из многочисленных государственных органов должен заниматься расследованием тех или иных преступлений. Так вот, расследованием уголовных дел, а значит, и проведением предварительных проверок по ст. 245 УК, занимается полицейское дознание. По второй части рассматриваемой статьи – полицейское следствие. Ни слова о СК применительно к данному составу там нет.


Если смотреть с точки зрения закона, это означает, что никакого права на проведение проверки по данному факту у органов СК нет. Вообще. Соответственно, и любой ее результат – будь то постановление о возбуждении уголовного дела, или же отказ в таковом, никаких правовых последствий породить не может. И возникает резонный вопрос – а что вообще происходит?


Руководитель главного следственного органа России запамятовал об отдельных положениях закона? Но где тогда были многочисленные помощники, заместители, референты и прочие сотрудники, которые по роду службы должны эти моменты отслеживать? Честно говоря, верится слабо.


Либо это целенаправленная попытка снять возможное напряжение в связи с ситуацией. Для общественности отчитались, что делом занялся СК, все в восторге и нетерпении ожидают результатов, проходит месяц-полтора, тема из общественного фокуса пропадает, и по факту никакого решения не принимается. Потому как те, кто материалом занимаются, решения принять и не могут в принципе. Все в плюсе: и волки сыты, и овцы блеют. Однако эта версия отчетливо попахивает конспирологией, и потому мне тоже не особо нравится. Более предположить не могу, к сожалению, ничего, но с интересом выслушаю версии, буде таковые появятся.


А вообще, все происходящее очень напоминает один реально имевший место случай. Некая гражданка, чьего имени и сути дела за давностью событий вспомнить уже не смогу, крайне возмущалась неэффективным следствием по уголовному делу. По-моему, она была признана по нему потерпевшей. В связи с чем, она подала ходатайство на имя руководителя следственного органа о передаче ее дела в Федеральную экспертную службу (ФЭС – вымышленный орган, фигурирующий в телесериале «След»). Там, мол, нормальные люди работают, знающие и умеющие, они разберутся, не вам чета. По сюжету сериала, работники этой службы раскрывают и расследуют всё и всех, и неизменно успешно. Разве что не судят сами, но это, видимо, на следующий сезон оставили… Над гражданочкой тогда поржали втихаря, да и забыли, а вот сейчас вспомнилось.


Так вот. Последние пару лет СК все быстрее и быстрее дрейфует в сторону ФЭС. И какова будет конечная станция этого плавания, сказать пока сложно. Но, как ни жаль, явно не Рио-де-Жанейро.

Показать полностью
  •  
  • 212
  •  

Зарисовка про галстук, магию и коррупцию

в

Гостиница заштатного городка, время к трем часам утра. Полусонная дежурная меня заселяет, трясет головой в ответ на все вопросы и уплывает спать. Я же, несмотря на поздний час и усталость, по привычке осматриваю номер. За тумбой у стены нахожу галстук кислотно-яркой расцветки: широкие синие полосы на желтом фоне. И вспоминаю, что точно такой же галстук попал ко мне в руки несколько лет назад...


Осень, окраина города, частный сектор. Гражданка с мамой и детьми, вернувшись из теплых краев, обнаруживают главу семейства в крайне неживом состоянии. Выглядит все так, что гражданин вздернулся на дверной ручке с помощью галстука, сине-желтого убожества. Родные отпаиваются успокоительным и наперебой меряют друг другу давление, а следственно-оперативная группа аккуратно тело с дверной ручки сняла, осмотрела, да и отправила по месту назначения.


Долго ли, коротко ли, однако выясняется, что в мир иной умерший отошел недобровольно: сначала был задушен, и лишь потом декорирован галстуком. Соответственно, возбуждается уголовное дело, начинается процессуальная тягомотина, и родственники ходят в следственный отдел, как на работу. Требуют выдать им тело для захоронения – логичное и естественное желание. По прошествии некоторого времени тело им отдают, и, казалось бы, вопрос закрыт. Органы ищут злодея, злодей трепещет в ожидании возмездия, родственники большими глотками кушают белую под блины на поминках: каждый занят своим делом. Однако не тут-то было.


Через неделю примерно после выдачи тела, утром у отдела меня встречает вдова покойного, с моральной поддержкой в виде мамы. Обе несколько нетрезвы, однако настроены решительно, в глазах горит огонек, легкие полны воздуха. С тоской ожидаю, что сейчас будут сношать мозг на предмет, а когда же состоится четвертование виновных в смерти супруга, и почему до сих пор милиционеры с пулеметами не прочесывают город. Но нет – причина визита в другом.

Выяснилось, что девочки пришли за галстуком. Без него жизнь им не мила, быт в нормальное русло не входит, и вообще, сколько можно удерживать имущество? Спокойно объясняю, что галстук – вещественное доказательство по уголовному делу, приобщен к его материалам и никак родственникам возвращен быть не может. При всем искреннем желании. Девочки, пообещав кары небесные и земные всему подразделению, с воплями уходят. А дальше начинается поток жалоб.


Во все адреса полетели письма о моей черствости и сребролюбии. Мол, зажилил галстук и продал его по сходной цене, а несчастным женщинам голову морочит, прикрываясь законами, которые враги народа написали. Несмотря на очевидный бред написанного, жалобы подлежат рассмотрению. Сколько времени было потрачено на отписки, сколько нервов сожжено и плохих слов сказано. Но через месяц с небольшим и эта волна спала. Казалось бы, все. Но не так просты женщины в русских селениях.


В один прекрасный день гражданки появляются вновь. Требование у них уже другое: желают провести эксгумацию. Не доверяют, видите ли, выводам эксперта о причинах смерти, хотят независимой экспертизы, и чтоб полноценно, с телом, а не только по медицинским документам. С дамами является адвокат, который периодически что-то вякает с умным видом, отрабатывая гонорар. Наученный горьким опытом, предлагаю сразу обращаться в прокуратуру или в суд, поясняя, что в удовлетворении ходатайства о проведении эксгумации откажу. За бессмысленностью, ненадобностью и вообще.


Не знаю, какими путями дамы пошли, какие аргументы они приводили (к тому моменту уголовным делом занимался уже другой сотрудник, а сам я был в командировке), однако суд им добро на эксгумацию дал. И она была проведена. И экспертиза тоже. Ни хрена полезного не показала, конечно, что и было ясно с самого начала. И если бы не случайная встреча с одним моим приятелем, никогда бы я не узнал, в чем же была причина такого рвения со стороны родственников.


Приятель неплохо знает того самого адвоката, что сопровождал дамочек в их требовании об эксгумации, и в свое время подоплеку происходящего в застольной беседе выяснил. Оказалось, что теща покойного увлекалась черной магией. Ну, или белой – в зависимости от того, в какую именно сторону повлечет ее веселая шиза в один отдельно взятый день. И есть у нее в этих вопросах наставница и авторитет: магистр всея и всего, потомственная ведунья, колдун и академик, некая Агафья.


Так вот эта самая Агафья, узнав, что в семье у бабушки такое событие, ей и говорит: галстук забери у иродов ментовских обязательно, сила в нем огромная. Часть себе оставим, а часть заторгуем, уникальный же магический артефакт. Хошь ¬– порчу навести может, хошь – онкологию вылечить. Бабоньки посидели, подумали, да и поняли, что галстук – их путь к счастью. А ежели его еще и на нитки распустить, то это ж буквально озолотиться можно. А тут такое неодолимое препятствие: не отдают, сволочи! Вот и канифолили мозг на предмет галстука, всерьез подозревая, что я тоже о его чудодейственных свойствах прознал, и уже толкнул товар по своим каналам.


Это все, конечно, замечательно, говорю. А эксгумация-то им зачем? Или они ему в гроб для напитывания магической силой упаковку таких галстуков с собой втарили, и время доставать подошло?


Нет, приятель отвечает. Жадные просто бабы донельзя. Они покойничка хоронили когда, пили сильно, да и гроб дома закрытый стоял. Позабыли, болезные, что он в ботинках на шнурках, да и в трусах с носками по резинке вставлено, опять же. А это не просто так: любая веревка с тела покойного – предмет магически заряженный. Послабже, конечно, чем галстук, пожиже на просвет будет, но для несложных случаев сгодится. Вот и решили они хоть что-то с мужика поиметь, раз уж мусора галстук себе забрали. Недаром говорят: кругом коррупция, не дают вздохнуть простому народу.


***


Что здесь можно сказать? Наверное, ничего, кроме двух вещей. Первое: не оставляйте свои предметы гардероба в гостиницах. А то их потом находят, и вместо того, чтобы выспаться, до утра посты на пикабу пишут. Второе: если ваши родственники увлекаются магическими практиками или же просто больны на голову (что недалеко друг от друга), то стоит серьезно задуматься о кремации. Так хоть тормошить нечего будет.

Показать полностью
  •  
  • 775
  •  

Баянисты, дедушка-охотник - экипаж машины боевой, или о том, почему наблюдается недостаток ветеринаров

в

Очередной длиннопост уголовно-правового характера с историей о жизни и, само собой, смерти. Наркотики, молодежь, огнестрельное оружие, свежий воздух, белая горячка... В общем, приятного чтения.


***


К числу несомненных достижений советской власти ее почитатели относят успешно произошедшую смычку города с деревней. Именно так назывался тот самый процесс, в ходе которого лапотное крестьянство осваивало умение не справлять малую нужду за углом места проживания, а городские жители с удивлением узнавали, что хлеб растет не в булках. В целом, эксперимент был признан удачным – и рабоче-крестьянской милиции работы прибавилось, и тесные аудитории ФЗУ были набиты ароматными сельскими жителями, и жить стало в принципе веселее. Однако с развалом СССР процесс этот к завершению не пришел. По сию пору из деревень и поселков молодежь едет в большие (или не очень) города, с целью получения образования и приобщения к благам цивилизации.


Но есть проблема: отчего-то из предлагаемых городом возможностей саморазвития, эта категория студентов и учащихся колледжей предпочитает кабаки, а не библиотеки. Так и сидят юные, с аккуратно забранными волосами библиотекарши в пыльных залах, лишенные незатейливой любви и ласки… Впрочем, это совсем другая история, и о ней как-нибудь в другой раз. А сегодня – про нетрадиционные методы борьбы сельского населения с наркоманией и контролирующими органами.


***


Гриша и Костя в конце 2000-х годов приехали в крупный сибирский город, чтобы стать не кем-то, а ветеринарами. В высшей степени похвальное желание (сейчас абсолютно без иронии), однако уже к концу первого года обучения ребята умудрились подсесть на хмурый. Изготовленный заботливыми среднеазиатскими руками и разбодяженный грязными цыганскими, он все мысли об учебе перекрыл, и ребята просто наслаждались жизнью. Когда на то имелись деньги, а когда не имелись – маялись мыслью о том, как бы их раздобыть.


Они учились в одной школе в небольшом поселке того же региона, вместе были с самого детства, и дружили крепко. Гриша был из относительно благополучной семьи: его отец свалил в середине 90-х на заработки на Север и более не появлялся, однако регулярно присылал алименты. Мать держала небольшой павильон с китайским шмотьем на местном рынке, и по сельским меркам жила зажиточно.


У Кости в семье было печальнее: его воспитывала бабушка. Мама им забеременела на длительном свидании с папой в исправительном учреждении, где он в результате и сгинул в силу естественных причин. Мама же, разродившись Костей и оставив его бабушке, свалила в поисках лучшей доли в неустановленном направлении, и следы ее с тех пор теряются. Бабушка работала школьным учителем, держала Костю в строгости, в дурные компании его не допускала, а дружбу с благополучным Гришей одобряла на все 100 %.


И вот два этих чудных мальчика после первого года обучения приезжают в родной поселок отдохнуть, предварительно подтарившись гердосом в городе. Что было продуманным шагом, ведь в поселке их знали многие, для соседей и оставшихся после школы там одноклассников они служили примерами для подражания, и палиться на закупе порошка желания не было вовсе.


Так как молодой организм имеет силы и возможности к тому, чтобы сопротивляться опиатам, хотя бы сколько-нибудь длительное время, первые летние каникулы у ребят почти получилось проскочить незамеченными. Легкое похудание и специфический габитус были списаны на напряженную учебу, а особенности движений и жестикуляции – на утерянную в городе привычку к сельской жизни.


Поверили в это родственники и даже соседи, но не участковый. Запалив молодых на улице вскоре после успешной игры на баяне, он эту прикрутку выкупил на раз. Дабы не расстраивать бабушку и мать утырков, дал им профилактических пиздюлей, забрал оставшийся порошок и пригрозил в следующий раз закрыть надолго. Ребята перепугались и вскоре свалили обратно в город, якобы работать на лето, утаскивая с собой объемистые сумки со жратвой.


А вот к окончанию второго курса ситуация стала накаляться. Так как даже начальных представлений о гигиене при совершении внутривенных инфекций у ребят не было, да и порошок цыгане бодяжили всякой дрянью, то лапки у них пришли в состояние совсем негодное. Постоянные нарывы и напряженные поиски мест для инъекций, порождающие общее ослабление иммунитета, повышенную температуру тела и снижение когнитивных функций на результатах учебы положительно сказаться не могли. И до заключительной сессии второго курса парней тупо не допустили. О чем они, естественно, домой телефонировать не стали. А продолжали спешно приводить себя в удобоваримый вид перед неизбежным появлением у родственников.


***


Перед отъездом в поселок было принято волевое решение: все нарывы и гнойники самостоятельно вскрыть, вычистить, замотать повязками с мазью Вишневского, запастись бинтами и менять их в поселке самим. Родственникам сказать, что простудились, мол, фурункулез начался. Все эти нехитрые медицинские познания ребята приобрели у одной из новых знакомых – которая когда-то доучилась до третьего курса медколледжа, и в отдельных кругах считалась авторитетом в вопросах медицины. Правда, вскрыть по-людски тоже не получилось, и состояние у Кости начало серьезно ухудшаться. Настолько серьезно, что к приезду в поселок Гриша серьезно опасался за его жизнь, забил болт на конспирацию, и повез его сразу с автобуса в больницу.


Через пару часов о случившемся знал каждый встречный и поперечный. Участковый явился проведать больного в первую очередь – прошмонав все Костины вещи, нашел около десяти доз порошка, убедился, что в ближайшее время никуда клиент не денется, и пошел навещать Гришу. Тот был расстроен и избит. Мама, закаленная рыночными буднями, кровиночку не пожалела. И через несколько дней, договорившись через того же самого участкового, отправила Гришу в реабилитационный центр. Частный, само собой. Одной общественно-благотворительной организации.


Из числа тех самых контор, что любят пристегивать наркоманов браслетами к кроватям, пиздить их смертным боем за нарушения режима, в случае отказа принимать пищу – кормят через шланг, и вообще, прочим образом имитируют привычную для себя среду обитания. То бишь, зону. Потому как учредителем местного филиала богоугодной организации был гражданин Петренко, не так давно откинувшийся после отбытых восьми с копейками лет, и он буквально рвался помогать людям. Помощники у него были соответствующие. Кстати, в том же самом центре они же еще и героином приторговывали среди пациентов, но это опять же совсем другая история.


Гриша туда лег, полежал что-то около трех месяцев, и по осени вышел. Типа излечившийся и все осознавший. К тому моменту Костя тоже вышел из больнички, и теперь ширялся дома, не стесняясь ни бабули-педагога, ни участкового. Последнего, кстати, всеми силами отваживала от визитов сама бабушка, опасаясь лишиться на старости лет единственного внука.


***


По соседству с бабушкой жил дедушка. Обычный такой дед, Вадимыч да Вадимыч. Лет около 60 с небольшим, крепкий, охотился да рыбачил, тем и жил. Много от природы не брал, потому всегда возвращался из тайги живым, и не представлял интереса для контролирующих организаций. К бабушке он не то, чтобы подкатывал яйца, но периодически заходил поболтать, угостить чем-нибудь вкусным и вообще скрасить ее досуг. Бабушка была не против – а почему нет? Должно ж и у педагога на пенсии с внуком-наркоманами быть личное счастье.


Наблюдая все этапы деградации Кости, происходящей при полном попустительстве бабушки, которая опустила руки, Вадимыч предложил ей вариант. На реабилитационный центр денег у них, конечно, не хватит, но что мешает при этом устроить такой центр самим? Для одного Костика? Например, в одном отдаленном зимовье, а первые дней десять-пятнадцать Вадимыч даже готов с ним там пожить, приглядеть, водички поднести и вообще. Измученная внуком бабушка была согласна на любой кипиш, кроме голодовки, и одной прекрасной ночью, застав внука врасплох, старшее поколение его стреножило, сунуло голову в мешок и погрузило в машину к Вадимычу. Писки и визги подопечного бывалого охотника смущали мало, и добрались они до места.


На месте все уже было готово, и Косте сообщили, что жить ближайшее время он будет здесь. Пока не переломается и не очистит организм от заразы. Бежать, конечно, можно, но некуда, ближайший героин километров этак за 170-200 от места нахождения, да и тайга все-таки. Есть все шансы стать едой, тем более без оружия. Но ежели хочешь, соседушка, рискнуть, мол – неволить не стану. Сгинешь в лесу, всем проще будет.


Костя услышал, осознал, повизжал, получил пизды (впоследствии выяснилось, что нехило так получил, с трещинами в ребрах), понял, что вариантов нет, и начал готовиться к худшему. Выяснилось, что из лекарственных средств ему от щедрот выделили феназепама, анальгина и зеленки. Если вдруг поранится, значит. С таким набором были все шансы двинуть кони, но Костя, будучи мальчиком умным, понимал, что выебываться сейчас не время и не место, все одно не поможет. И процесс пошел.


Для неподготовленного человека процесс ломки героинового наркомана – зрелище тяжелое. Вадимыч был мужиком крепким и разного в жизни повидавшим, однако некоторые моменты в поведении Кости смущали его настолько, что с пятого примерно дня он начал серьезно поддавать. Ну а что еще делать, когда молодой парень, в обгаженных штанах, цепляется за твои ноги и трясущимися руками пытается расстегнуть тебе ширинку, чтобы отсосать, потому что «Вадимыч, тебе же точно бабуля дала с собой, я знаю, она добрая, я что хочешь сделаю только дай».


Вадимыч по жизни пил редко, но запоями. И вот в столь ответственный момент произошел у него запой. А алкоголь закончился на десятый день и встала нужда ехать в небольшое, полузаброшенное село в сотне примерно километров, чтобы затариться самогоном. С утра на отходняках Вадимыч поехал в село и, видимо, по пути словил белку. Потому что, когда он прибыл в село, то напугал всех абсолютно неадекватным поведением. В частности, шугался от каждого звука, перемещался короткими перебежками, рассказывал, что его преследуют торговцы наркотиками, которые приехали за Костей из большого города, где он учился, и отстреливаться от них Вадимыч будет до последнего патрона. Пить на месте не стал – сказал, что не время сейчас, нужно быть трезвым. Это его и погубило.


Как известно, алкогольный делирий очень неплохо купируется вовремя принятой дозой спиртного, которая к тому же уменьшает возможность наступления всяких нехороших последствий для организма в принципе. Именно поэтому из запоев нельзя выходить резко – слишком сильный стресс для организма. А Вадимыч об этом то ли забыл, то ли настолько увлекся происходящими в мозгу картинками, что самогон взял, но когда впоследствии пластиковую бутыль на 5 литров нашли, ни отпито из нее было ни капли…


Напуганные Вадимычем жители долго думали, что делать, и решение им подсказала сама судьба. В поселок спустя пару часов после отъезда Вадимыча приехал целый сводный отряд: лесничие, рыбнадзор, милиция, охотнадзор, гимс, еще какие-то люди. И всем было очень хорошо: рейд в лесу, да еще совместный с хорошими людьми, повышает настроение и улучшает аппетит. Местные увидели в прибывших власть и рассказали о произошедшем. Само собой, поддатые и веселые мужики не упустили случая вмешаться. А кто бы на их месте не вмешался, скажите на милость? И поехали они к Вадимычу шумным табором, любуясь собой и своим героизмом. При этом в мозгах у этих замечательных людей не появилось и мысли о том, что их появление человеком в подобном состоянии моет быть расценено как продолжение его структурированного и последовательного бреда, со всеми вытекающими. Так и получилось.


Первый выстрел по машине (а был это обычный, зеленого цвета уазик-таблетка) прозвучал откуда-то спереди и прошил правое плечо водителю. Он был вообще не при делах, молодой пацан, родственник одного из ментов, который напросился с ним на предмет в лесу бухнуть и пострелять. Вместо того, чтобы топить гашетку в пол и уходить с опасного места, пацан от неожиданности затормозил, и уазик встал. А вот Вадимыч останавливаться не собирался. Следующие четыре выстрела были уже прицельными – на месте погиб один из лесничих, был тяжело ранен гражданский служащий охотнадзора. Как показала практика, белочка никак не мешает опытному человеку твердо держать оружие в руках.


В машине царила паника. Все внезапно протрезвели, вспомнили, что им рассказали о Вадимыче, и заимев возможность убедиться в его меткости, распластавшись в салоне по полу, подниматься не хотели. Пацан-водитель скрючился на водительском сиденье, боясь лишний раз двинуться. Выходить из машины не хотелось категорически. По словам водителя, это продолжалось порядка пяти-шести минут, потом он выдохнул, и двинул машину вперед – выстрелов не было. Добравшись до ближайшего места, позволяющего развернуться, развернулся и почесал обратно в поселок. Как потом было установлено, Вадимыч отступил с занятых позиций и почесал налаживать оборону зимовья.


Добравшись до поселка, выжившие связались с городом, и спустя некоторое время подтянулись уже другие люди. Трезвые и злые – в числе прочих, около полутора десятка военнослужащих, отряженных местной ВЧ на защиту гражданского населения. Сколько патронов у Вадимыча, никто не знал, из ориентиров было только зимовье, искать стрелка с таким охотничьим стажем в лесу было признано гиблым делом. Стояла задача хотя бы забрать пацана из зимовья – хоть и наркоман, но человек ведь.


По прибытию на зимовье выяснилось, что Вадимыч по неустановленным причинам повесился. Прямо перед зимовьем, на одном из приспособленных под хозяйство сучьев. Следов наркотических веществ ни в зимовье, ни в машине Вадимыча найдено не было, каких-либо телесных повреждений на теле охотника также не обнаружилось. Равно как не было в зимовье и искомого наркомана.


Его нашли, дрожащего от страха, в паре километров от зимовья – он поведал, что когда Вадимыч с дикими глазами приехал на место и выскочил с ружьем наперевес, то у Кости возникли все основания опасаться за собственную жизнь, и он счел за лучшее свалить. Наверное, это было самое мудрое, что он мог сделать.


В результате длительных разборок, которые не доставили радости никому из участвовавших, уголовное дело по фактам ранения водителя и охотнадзоровца, равно как и убийства лесничего, было прекращено за смертью лица, подлежащего привлечению к ответственности. Сомнений в характере смерти Вадимыча не возникло – я лично думаю, что он в какой-то момент, уловив отсутствие Кости, посчитал, что опоздал и не уберег, потому и вздернулся. А может, в себя пришел и понял, что натворил… Но вероятнее всего, первое.


Мораль сегодня разнополая. Милые женщины, не запрещайте запойному мужику, особенно в возрасте, похмеляться, иначе есть риск встретиться с белкой в лучшем случае, а в худшем – остаться вдовой. Ну, или наоборот – запрещайте, если какой-то из возможных исходов является желаемым.


Товарищи по мужскому полу, не выбухивайте за ночь все до капли, оставляйте хотя бы грамм сто на утро, мало ли что. До магазина можно и не дойти, а очнуться в дурке будет обидно до чертиков. Там невкусно кормят, неприветливый персонал, и за холодным пивом никто не бежит. Метро закрыто, в такси не содют. А еще можно и выхватить.


Дорогая наша молодежь, что светлыми глазами смотрит в будущее. Изучайте основы оказания первой помощи, там все есть. Мало ли, а вдруг и пригодится когда.


Ну и всем подряд: восстановление законности, справедливости и пресечение хулиганства с беспорядками, это, конечно, хорошо. Но не во всех случаях стоит сломя голову бежать и делать это самостоятельно. Особенно, если мозгов нет.

Показать полностью
  •  
  • 484
  •  

Жена, пожар и автосервис, или о том, что идеальных людей нет

в

Пожар в небольшом автосервисе с гордым названием «Фаворит» вспыхнул глубокой ночью. Несмотря на то, что находился он на окраине города, вокруг имелось несколько кварталов деревянных домов. Их жители, несмотря на поздний час, выбрались на улицу к месту событий – любоваться тем, как на глазах тает благосостояние капиталиста Егорова. Не пришелся местным жителям по нраву хозяин бетонной коробки, с самого его здесь появления. У нас же население любит убогих и поэтов, а к купцам сочувствия и нежных чувств не испытывает.

Когда же в изрядно пострадавшем от огня здании был обнаружен труп мужчины, опознанный как сам Егоров, а СМЭ показала наличие у него множественных переломов, в том числе и основания черепа, история с пожаром из разряда обыкновенных переросла в уголовное дело. Эксперт уверенно утверждал, что в момент воздействия на Егоровское тело высоких температур и резкого повышения уровня углекислого газа в атмосфере, погибший был уже мертв – благодаря качественно нанесенной закрытой черепно-мозговой травме, повлекшей несовместимые с жизнью повреждения. На выходе: полноценное тяжкое преступление, совершенное в условиях неочевидности.

***

Сам по себе Егоров был человеком неплохим. Сорока трех лет, отслуживший срочную службу в армии, с условной судимостью, женой и двумя детьми, он занимался своим небольшим бизнесом, и на предпринимательский Олимп не претендовал вовсе. Кусок хлеба с маслом у него был, стабильность положения наличествовала, доплачивалась ипотека на квартиру для старшего сына, который готовился к свадьбе, поступила в столичный вуз младшая дочь. Наверное, семейство Егоровых являло собой тот самый средний класс, что безуспешно пытается вырастить государство на скудных отечественных пастбищах.

Супруга работала завучем в школе соседнего района, больше из привычки и любви к детям, нежели из необходимости. По оперативной информации, собранной в первые несколько дней, разлада между мужем и женой не было, жило семейство мирно и без скандалов. Из необычного соседи вспомнили лишь, что некоторое время назад Егорову прямо во дворе дома в хлам раскурочили машину. Разбив все, что разбивается, порезав все, что режется, и загадив краской остальное. После изучения КУСП местного отдела было установлено, что никаких заявлений по этому факту от Егорова не поступало, что навело на определенные мысли.

Согласитесь, когда вам расхуяривают японский внедорожник за три с копейками миллиона рублей, у вас есть все основания к негодованию? И если даже вы не надеетесь на помощь органов правопорядка в вопросах поиска злодеев, то зафиксировать повреждения и факт обращения в правоохранительные органы – не лишнее в плане дальнейшего взаимодействия со страховой компанией. А жена сообщила, между прочим, что машина была застрахована, однако супруг молча отвез ее куда-то на эвакуаторе, а вечером приехал уже на другой. На все вопросы отвечал скупо и посоветовал заняться успеваемостью подшефных детишек в школе, не влезая не в свое дело. Что она, как умная женщина, и сделала.

Как говорил Шерлок Холмс, дедукция подсказывает: если человек не ищет того, кто сделал ему бяку, то либо бяка не столь важна, либо он прекрасно знает, кто автор. А если он при этом еще и не стремится злодея наказать, то скорее всего, последствия от наказания для пострадавшего будут еще более печальными, нежели последствия от самой бяки. Так или иначе, но это как минимум серьезный повод внимательнее присмотреться к личности погибшего.

Участковый ничего, представляющего оперативный интерес, о жизни Егоровых также рассказать не смог, несмотря на то, что общались они достаточно близко – жены у них были то ли троюродными сестрами, то ли еще какими-то условными родственниками. Мужики периодически выпивали вместе, а участковый на халяву обслуживал свою повозку в автосервисе. С его слов, ежели б у Егорова какие проблемы были, он бы в первую очередь поделился именно с ним, однако никаких жалоб или еще чего в этом духе с его стороны не поступало. В том числе, и по поводу машины: Егоров категорически отверг все предложения участкового заняться этим вопросом, и сказал, что все нормально, не вдаваясь в подробности.

Общение с коллективом автосервиса также продуктивным назвать было сложно. Обычные парни, никто на хозяина обид не держал, расплачивался тот всегда вовремя, зазря людям кислород не перекрывал, и вообще был по описанию строгим, но справедливым руководителем. Кому понадобилось его отправлять в мир иной, да еще с таким файер-шоу, работники предположить не могли. Впрочем, они были больше обеспокоены вопросом поиска новой работы, нежели выяснением причин произошедшего. Каждого из коллектива аккуратно пробили по учетам, присмотрелись, примерили и так и эдак на предмет возможной причастности, однако результат все тот же – нулевой. То же самое показало и вдумчивое изучение списка последних клиентов: кого-то, настолько недовольного уровнем сервиса, чтобы грохнуть хозяина, среди них не наблюдалось.

Со всех сторон рисовался гражданин Егоров положительной личностью, хоть сейчас в депутаты выдвигай. Но ведь мы-то с вами знаем, что так не бывает. Не может человек быть милой няшкой во всем, где-то подлянка и червоточинка у него в обязательном порядке присутствует. Пусть маленькая, пусть тщательно скрываемая, но она есть. Да и не уродуют няшкам машины по ночам, прямо скажем. Первым и естественным предположением были криминальные связи погибшего: в пользу этой версии говорили и эпизод с судимостью в биографии, и специфика сфера деятельности.

Автосервис – это не магазин по продаже крафтового мыла и скрапбуков ручной работы. Да еще и на окраине, да еще и с судимостью по 326 УК в анамнезе – попался Егоров около десяти лет назад на перебивке номеров. Подняли приговор, посмотрели, почитали – Егоров в тот период своей жизни входил в состав группы товарищей, которые обрабатывали ворованные автомобили: какие-то разбирали, какие-то перебивали, документы левые суетили, отстойник держали и вообще вели себя неподобающим образом. За что самым гуманным в мире российским судом Егоров и был покаран сообразно своему вкладу в общее дело в виде двух лет лишения свободы условно. А вот некоторые граждане получили вполне себе реальные срока.

Началась работа по установлению местонахождения и нынешних занятий его бывших подельников – времени и сил на это было затрачено с лихвой. Выяснилось, что на волю вышли все участники тогдашней концессии, некоторые из них проживают за пределами города, некоторые ¬– и регион сменили, а вот один – буквально в соседнем районе обосновался. Присмотрелись к мужичку и ничего интересного не увидели. Живет себе спокойно и ровно, работает экспедитором в транспортной компании, грузы по региону сопровождает, зарабатывает по тихой грусти. Проживает в квартире, принадлежащей новой жене, которая младше его на двадцать лет – едва разменяла четвертый десяток, детей нет. Насколько удалось установить, контакт с Егоровым бывший подельник поддерживал, но лишь в формате эпизодических встреч под пиво, никаких общих дел у них не было. В итоге линия работы была признана бесперспективной и оставлена в покое.

Оставалась самая простая и логичная версия: личная жизнь. Пусть и был Егоров на людях примерным семьянином, но ведь мужик в сорок с лишним, при деньгах, вполне может иметь если не постоянную любовницу, то хотя бы эпизодические интрижки? Может быть, профессионалки, может быть, какая старая знакомая, может, еще кто? К тому моменту первичный анализ контактов погибшего уже был проведен – и в биллинге ничего интересного не нашлось. Рабочие вопросы, семейные контакты, и так далее – никакого намека на вторую жизнь. Именно это и насторожило: телефон был абсолютно прозрачен, хоть сейчас показывай жене, поправляя нимб над головой. Что и натолкнуло в итоге на мысль целенаправленно расспросить членов семьи с коллегами на предмет того, а не видел ли кто товарища Егорова со второй трубкой?

Члены семьи ничего такого не замечали – они еще на первых допросах указали, что их папа и муж пользовался одним-единственным номером. Один же из парней, работавших в автосервисе, вспомнил, что за месяц до печальных событий видел он Егорова с телефоном Motorola C115 черного цвета. Если помните, были раньше в ходу такие монохромные звонилки, известные в народе под названием «головастик». Именно из-за необычности трубки паренек этот факт и запомнил: мол, вживую таких телефонов лет пять уже, как не видел. Интересоваться, само собой, не стал – но в памяти эпизод отложился, и при предметной беседе всплыл.

Встал вопрос, а откуда же у Егорова эта самая трубка взялась? В магазине ее купить невозможно, в скупках такого раритета тоже днем с огнем не найдешь. Конечно, продаются экземпляры в сети, для ценителей старины и винтажа, однако Егоров был явно не из той категории людей, кто бы стал заказывать монохромную трехстрочную моторолу через Интернет. Значит, взял у кого-то из знакомых, или же цепанул из дому. При повторном допросе жена вспомнила, что да – был у нее такой телефон, и именно что черный. Она с ним в свое время ходила, году еще этак в 2004-2005, и с тех пор валяется он где-то в коробке на антресолях. Что ожидаемо, коробка нашлась, а вот телефона с зарядкой в ней не было. Ну да и хрен с ним: самое главное, что в коробке имелся гарантийный талон, в котором был пусть и слегка выцветшими чернилами, но был указан IMEI искомой трубки.

Результаты проведенных изысканий, без преувеличения, вселили во всех причастных радостную надежду. Трубка последние полтора года использовалась, и использовалась с одной конкретной сим-картой. Оформленной, как выяснилось, на «Ивана Адольфовича Каца». Такой вот нехитрый юмор был у покойного – симка приобреталась им у стойки на улице, в те времена, когда для ее оформления не нужен был паспорт. То есть, по закону, конечно, нужен, и опсос должен был за этим следить, но по факту студенты на улице заполняли договоры со слов, и это никого не беспокоило. Впрочем, вернемся к основной линии рассказа.

Соединения с этой сим-карты происходили лишь с тремя мобильными номерами. Две фамилии абонентов из трех не сказали сходу ничего, а вот третья оказалась знакомой. Некая Моржова, Мария Николаевна, тридцати с небольшим лет… а по совместительству – супруга подельника Егорова. Та самая, что на двадцать лет моложе мужа. Та самая, что ожидала его из длительных командировок по области. Само собой, сразу же родилось предположение, граничащее с уверенностью, что скрашивать длительное ожидание и предотвратить выплакивание девичьих глазонек в темную ночь ей помогал примерный семьянин Егоров. Иначе зачем бы им отдельный номер и трубку для общения заводить. Как говорится, вечер начинал быть томным.

Только вот незадача: подельник в ночь пожара находился от места происшествия за несколько сотен километров, момент этот был доподлинно установлен и сомнений не вызывал. То есть самый простой и логичный вывод из ситуации не вканывал – впрочем, не без оснований предполагалось, что правильно выстроенная беседа с неверной женой все непонятки разъяснит. Так и получилось.

Мария Николаевна к общению была готова и облегчила душу, рассказав, что взаимное влечение у них с Егоровым произошло с первой же встречи: когда бывший подельник пригласил его домой испить чаю и похвастаться молодой женой. Инициатором отношений была она – через несколько дней после знакомства, измаявшись внезапно нахлынувшим чувством, разыскала его автосервис и улучила возможность побеседовать. Изложила все, как есть, услышала в ответ примерно то же самое, но чуть в других выражениях, и закрутилась у них любовь. Заранее договорившись, что семейный статус обеих сторон остается неизменным, они просто хорошо проводили время и радовались жизни. До того момента, пока об этой потаенной идиллии случайно не узнал младший брат Марии, Петр.

Ему было двадцать, и он видел в Машином муже отца. В их семье папы не было, и потому умудренный жизнью и разнообразным опытом подельник Егорова стал для младшего брата Марии человеком близким и очень уважаемым. Потому, узнав о сестриных шашнях на стороне, он ей выкатил категорическое требование: блядство прекратить, вернуться в лоно семьи, и больше этого козла Егорова не вспоминать. Маша плакала, божилась, что больше не будет, и просила только об одном: ничего не говорить мужу. Ибо его она также очень любила и уважала. Петр пообещал, сделал вид, что поверил, однако вопрос на контроль взял, и когда спустя месяц после первой беседы спалил сестру на косяке повторно, принял решение справиться с проблемой самостоятельно.

Сперва он позвонил Егорову на его тайный номер, и в грубой форме предложил откатить яйца от чужой бабы. Егоров ожидаемо послал его нахер, посоветовав, по устоявшейся привычке, не лезть в чужие дела. И тогда лишился машины – автором акции устрашения был Петр. Именно этим объяснялось олимпийское спокойствие Егорова, равно как и его нежелание чинить какие-то разборки по поводу порчи дорогостоящего имущества. Повторный звонок был короче: забили встречу на поговорить. А вот на встречу, которую Егоров назначил поздно ночью у себя в сервисе, Петр явился не один. Вместе с ним прибыл сформировавшийся умысел на причинение смерти собеседнику, об чем свидетельствовал тот факт, что он принес с собой самодельную дубинку литого металла, а в багажнике его «Жигулей» своего часа ждала канистра с бензином.

Разговор ожидаемо не сложился, но щуплый паренек у Егорова, по словам убивца, опасений не вызывал. Потому в какой-то момент он спокойно повернулся к нему спиной, за что и поплатился – качественный удар в основание черепа сзади, и последующие множественные удары по телу и конечностям подтвердили, что главное – не телосложение, а сила духа. Закончив с Егоровым, Петр спокойно сходил до машины, облил углы помещения бензином, разлил еще какую-то автохимию по полу, набросал тряпок и поджег все это великолепие. Не учел только одного: коробка автосервиса была бетонной, и сгореть полностью при всем желании не могла. А пожарная часть – в десяти минутах езды. Потому и труп Егорова остался в состоянии, пригодном для установления причины его смерти… Что называется, учите матчасть, граждане.

Когда Маша узнала о смерти любимого, то сомнений о причастности к этому своего брата у нее не возникло. Но и самой идти его закладывать тоже было как-то не комильфо. Потому она просто ждала, когда ей начнут задавать правильные вопросы, чтобы с чистой совестью ответить на них честно и правдиво…

***

При задержании Петр сопротивления не оказывал и вину отрицать не стал. Со следствием сотрудничал в полную силу – удалось даже найти на пустыре в паре километров от места пожара ту самую дубинку, что он использовал для борьбы за семейные ценности. В результате Петр получил десять с половиной лет лишения свободы, и с напутствием своего названного отца отправился в колонию зарабатывать яркую строчку в биографии.Маша с мужем не развелись – экспедитор, как человек взрослый, к произошедшему отнесся философски, однако, полагаю, что больше он друзей приглашать в дом не станет. Как говорится, похвастался уже, будет.

А вот супруга Егорова, когда узнала о всей цепочке событий, начала писать жалобы. В которых сообщала, что ее муж никогда не стал бы так поступать, что он честный человек и примерный семьянин, что следствие укрывает истинного виновника, заставили молодого пацана взять на себя убийство, что все куплены, и далее по тексту. Насколько я знаю, и после вступления приговора в законную силу она это развлечение не оставила. Продолжает убеждать различные инстанции, а в первую очередь – саму себя, что Егоров ей не изменял… Естественная реакция психики, что сказать.

Мораль: нехрен экономить на мелочах. Собираешься изменять жене – купи новый телефон. А старая трубка законной супруги как на антресолях пусть лежала, так пусть и лежит. Целее будет, в самом деле.

Показать полностью
  •  
  • 1099
  •  

О нетрадиционном применении строительного инструмента, или пьяница-мать – горе в семье

в

С малых лет Тарас хотел стать бизнесменом. В его понимании это был человек, который днями катается на большой, красивой и обязательно черной машине, ничего не делает, и у него в холодильнике полным-полно колбасы с бананами. К сожалению, холодильник родителей Тараса похвастаться тем же самым не мог – чаще всего в нем пахло застоявшейся кислой капустой и открытой банкой сайры, приобретшей цвет темного шоколада от длительного соприкосновения с воздухом. Сами же родители большим и черным машинам предпочитали пешую ходьбу до ларька и обратно, с последующими возлияниями в компании таких же соседей. Далее опционально – или мордобой, или исполнение белогвардейских песен под гитару, с обязательным плачем Ярославны о неоцененных гениях из числа присутствующих и погрязшем в корысти окружающем мире.

Дело в том, что и мама, и папа у Тараса были людьми творческими: маму в свое время выгнали из драматического театра, где она трудилась гримером, а папа окончил художественное училище. Оба к тридцати с небольшим начисто проиграли в борьбе с алкоголизмом, и в какой-то момент их вклад в отечественное искусство перестал перевешивать запои с трясущимися после пьянки руками. И если первое вполне творческому работнику простительно, то второе убийственно что для художника, что для гримера.

Тарас вырос мальчиком умным, целеустремленным и твердо для себя решившим не повторять путь родителей. Равно как и получившим отвращение к вредным привычкам, богеме, искусству в целом да и людям вообще. Что ему никак не помешало к тридцати замутить неплохой бизнес – правда, не совсем законный. Тарас организовал нехилую такую ферму по выращиванию конопли. Десятки сортов, научное обоснование процесса, дорогостоящее оборудование и серьезный подход к делу давали в сухом остатке качественный продукт, пользовавшийся устойчивым спросом на рынке.

Однако любое производство наркоты рано или поздно упирается в проблему сбыта. Вырастить – при известном умении дело нехитрое, а вот сбыть, да еще при этом не попасть в поле зрения бдящих правоохранителей – задача куда как более серьезная. Именно поэтому Тарас, понимая свою некомпетентность в этом вопросе, нанял Сережу – бывшего опера уголовного розыска. Так сказать, заместителем по вопросам безопасности. В функционал последнего входило подыскивать каналы реализации товара и следить за тем, чтобы эти самые каналы были максимально безопасны и не привели в итоге их создателей на казенные харчи.

Несколько лет все шло неплохо, вышли на стабильный доход, и думали расширять производство, но произошел неприятный эпизод. Один из крупных оптовиков, пользовавшийся определенным доверием со стороны компаньонов, взял крупную партию товара и пропал с концами. Так как работали с ним на протяжение длительного времени, то товар отдали за половину стоимости, договорившись об оплате второй половины после реализации стаффа. Сумма долга приближалась к трем миллионам рублей, и несмотря на то, что цифра эта была не столь значительна в масштабах бизнеса, в плане репутации она значила многое. Один раз позволишь себя кинуть, и потом каждая собака будет знать, что «вот с этим клоуном можно и не рассчитываться», и вообще за человека не держать.

Перед Сережей была поставлена оперативно-боевая задача: найти, вытрясти бабло, и максимально жестоко покарать, оставив, однако, в живых – в назидание всем прочим, так сказать. За дело зам по безо взялся с энтузиазмом: все-таки на протяжение шести лет жизни искать и карать было его основной задачей, и делать у него это получалось неплохо. И если бы не одна неприятная история с гнусным терпилой, который сначала обещал деньги за поиск похищенного у него имущества, а по достижению результата попытался соскочить с обещания с помощью упырей из гестапо, то Сережа и дальше бы с гордостью носил погоны родного ведомства. Но – не срослось. Впрочем, об этой истории как-нибудь в другой раз.

Итак, Сережа злыдня нашел, и чтобы с толком, чувством и расстановкой выяснить причины, подвигнувшие надежного когда-то оптовика так некрасиво поступить по отношению к своим партнерам, уволок его в небольшой загородный дом, где посадил в подвал и дал время на размышления. И, разумеется, сообщил Тарасу о выполнении первой части задания. Настроение у Тараса в тот день было плохое, что-то в чем-то у него не складывалось, и он пожелал лично принять участие в экзекуции. И вот два абсолютно трезвых гражданина сели в принадлежащий одному из них на праве собственности автомобиль «Тойота Камри» и двинули в загородный дом. Смеркалось.

***

К приезду товарищей барыга растаял, как сливочное масло в сотейнике. Он был готов отдать и долг, и еще столько же сверху в обмен на свободу, но по мнению Тараса, это было бы непедагогично. Маленько размявшись с помощью резиновых дубинок и ног, обутых в берцы, отлили пленника холодной водичкой, и прозвучало предложение сломать ему пальцы. Предложение было вынесено на обсуждение и коллегиально принято решение – идея стоящая. Для ломки пальцев приспособили обычные тиски, какие у каждого второго стоят в гараже. Пальцы ладонью наружу на уровне второй фаланги зажимались в тиски, фиксировались, после чего наносился резкий удар дубинкой по основанию ладони. Чтобы, как говорится, не тратить время по отдельности. На второй руке пальцы кончились, и Сережа предложил остановиться.

Мол, и так достаточно – в конце концов, каналы сбыта у барыги хорошие, совсем его инвалидом оставлять неразумно, пусть работает и отрабатывает. Тарас в ответ на это саркастически поинтересовался, кто из присутствующих хозяин бизнеса, а кто – наемный работник, и напомнил, что «когда хватит» – решать ему. А если тут у кого-то вялые яйца и человеколюбие проснулось, то этот кто-то может подняться в дом и попить чаю, например. Не мешая взрослому дяде делать то, что должно. Сережа плюнул и ушел.

Вернулся он в подвал через полчаса, ровно в тот момент, когда Тарас с помощью шуруповерта на медленной скорости вкручивал в икроножные мышцы своего гостя желтого цвета винты. По свидетельству Сережи, на внешние раздражители в этот момент Тарас реагировал слабо, и только счастливо улыбался, как ребенок, которому подарили долгожданный конструктор. На Сережину попытку Тараса остановить словами, последний какое-то время не реагировал, а когда коллега попытался применить физическую силу, оставил свои манипуляции с шуруповертом, нанес Сереже удар в нос, чем его дезориентировал, и достал из наплечной кобуры незаконно хранимый им пистолет Макарова. Убедившись, что намерения начальника применить оружие абсолютно реальны, Сережа встал из подвала на лыжи, и выбежав из дома, сел в машину.

Доехав до города, оставил Камри во дворе многоквартирного дома, переодел куртку на мастерку с капюшоном, и побежал по улице. Обратившись к первому же встречному прохожему, попросил того вызвать полицию по такому-то адресу и сообщить, что там вооруженный огнестрельным оружием псих пытает человека. На вопрос прохожего, почему он не хочет позвонить сам, ответил, что очень торопится, и просит проявить гражданскую сознательность. Гражданин попался сознательный, и действительно 112 набрал, сообщив требуемую информацию. А Сережа тем временем доехал до дома, подхватил тревожный чемоданчик, забрал имеющиеся деньги и на резервной машине свалил к хуям собачим из города.

***

К моменту, когда сотрудники полиции прибыли на место и аккуратно зашли в открытые двери дома, Тарас развлекался уже с трупом. В частности, на момент появления бойцов в подвале он закругленной стамеской вытаскивал второй глаз из глазницы жадного барыги. Сопротивления оказывать не стал, пистолет лежал в паре метров от него на полу, потому и остался Тарас целым и невредимым – охреневшие от увиденного, а главное, от счастливого и довольного выражения лица задерживаемого, в мелких брызгах крови, сотрудники его даже пиздить не стали.

Тарас охотно давал показания, в подробностях и со смаком рассказывал о том, что и как делал, с удовольствием прогулялся на выводку, и кажется, на месте происходящего испытал то, что наркоманы называют «флэшбек». То есть яркое, внезапное, сильное воспоминание о некоем значимом событии. Несмотря на то, что все манипуляции Тарас производил над манекеном, понятые от его комментариев и интонаций несколько зеленели. В какие-то моменты он на полном серьезе облизывался и сглатывал слюну от удовольствия.

Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза дала ожидаемый результат – ни о какой вменяемости речи, само собой не шло. Из изучения анамнеза был сделан вывод о том, что тяжелое детство и какая-то психическая травма неясного генезиса спровоцировали в Тарасе вялотекущее расстройство, полноценный манифест которого произошел при появлении перед ним полностью беспомощной жертвы. Видимо, все же, ненависть к людям, приобретенная за время наблюдения родительских пьянок, дала о себе знать.

Сережа был объявлен в розыск тем же днем, как задержали Тараса – пальцев его в доме было до жопы, а лапки ему, как любому сотруднику, при поступлении на службу откатывали. Задержали его спустя месяца три в соседнем регионе, причем абсолютно случайно. Он спокойно жил себе по левым документам, и однажды вечером, по дороге в магазин, был остановлен экипажем ППС при отработке по уличному грабежу. Приметы его совпали со злодейскими, и его доставили в отдел, где после дактилоскопирования, пока отрабатывали всех доставленных, история выплыла наружу.

По прибытии в родной город свое участие в экзекуции (в части, касающейся пальцев) отрицать не стал, а вот привязать его к наркосбыту было сложно. Все же опер – он на то и опер, чтобы грамотно выстраивать работу на столь специфическом направлении. В итоге обошлись тем, что он в полном объеме в неофициальной беседе сдал имеющиеся у него контакты по барыгам, поделился еще кое-какой оперативно-значимой информашкой, и благополучно осудился по причинению тяжкого вреда здоровью к четырем годам лишения свободы условно.

Отчего же так скромно, поинтересуетесь вы? И где же квалификация его действий, выразившихся в похищении человека, например? А здесь все очень просто. Была занята позиция: никто никого не похищал, Тарас попросил найти для него человека и пригласить его на беседу по какому-то личному вопросу. Сережа человека нашел, пригласил, и человек согласился проехать на дачу и подождать там прибытия Тараса, никто его при этом свободы не лишал, передвижениям не препятствовал. Доказать обратное возможным не представлялось, особенно при условии того, что Тарас никаких показаний относительно обстоятельств появления барыги в доме дать не мог – так как просто их не знал, а сам похищенный был абсолютно неразговорчив в связи со своим уходом в мир иной.

Нужно сказать, что несмотря на явный сдвиг по фазе, об участии Сережи в наркодеятельности Тарас говорил очень расплывчато и пользовался самыми общими формулировками, не имея никакого желания топить коллегу. Отчего так, я не знаю, но факт остается фактом – если бы Тарас занял другую позицию, хрен бы Сережа гулял на воле. В результате Тарас отправился на принудительное лечение, где и находится по сию пору. Чем занимается Сережа, не знаю, но вряд ли работает охранником в супермаркете – слишком беспокойной души человек.

По традиции, мораль. Вокруг наркоты всегда происходит всякая херня, и потому связываться с ней ни в каком качестве не стоит. Даже если это очень вкусно и прибыльно. Ах да, вот еще. Все же строительно-отделочный инструмент лучше использовать по назначению. А то Тарас говорил, что в какой-то момент по деревянной рукоятке стамески руки проскальзывать начали – неудобно.

Показать полностью
  •  
  • 711
  •  

Выжить мальчику непросто

в

Прочитал пост (https://m.pikabu.ru/story/truba_kholod_otchayane_6479945) и накатили воспоминания.


***


Был у меня в пятом классе друг, Максимом звали. Мало того, что учились на параллели, но еще и жили неподалеку друг от друга, потому и большая часть свободного времени проходила совместно. Одним из любимых мест было недостроенное здание в семь этажей, где планировалась в свое время то ли библиотека, то ли какой-то институт. Но по тем временам наука мало кого интересовала, здание стояло никому не нужным и не охраняемым. А пацанов со всей округи туда тянуло, как магнитом.

Там пили, трахались, дрались, жгли костры, пытались домашнехимическим способом получать дымовые шашки и взрывчатые вещества и занимались прочими интересными вещами. Но это все касалось старших, которые там появлялись ближе к 19-20 часам. А днем после 1 смены и до вечера здание было в нашем распоряжении. Помимо нас с Максимом было там еще человек порядка десяти-пятнадцати таких же скучающих оболтусов, и мы носились, устраивали штабы в пустующих бетонных коробках, кидали в гулкие лестничные пролеты бутылки, споря «за сколь донизу долетит», пробовали курить и вообще познавали мир.

В один прекрасный вечер мы с Максом встретились, и он поделился охрененной идеей, которая пришла в голову кому-то из босоты: играть в недострое в прятки. Но не просто так, а чтоб было интереснее – с повязками на глазах, и у прячущихся, и у водящего. Мол, свет через них все равно проходить будет, так что не опасно, но дополнительный эффект щекотания нервов и азарт обеспечен. Макс говорил еще, что по ящику видел какую-то программу, где рассказывали, что при отсутствии у человека зрения слух и прочие чувства обостряются до предела. Вот, мол, и проверим. Индейцы блять. Следопыты-зверобои.

Пошли играть. День был светлый, часа три, наверное. Мы на шестом этаже, собрались, посчитались, повязали на глаза кто что. Водить выпало Максиму. На местности я с детства ориентировался неплохо, да и с памятью проблем не было, потому место пришкериться нашел быстро. До сих пор помню, что мне достался в качестве повязки тонкий мужской шарф с запахом «Шипра» – видимо, кто-то из парней его у бати подрезал. И я примышился, оценивая, насколько обострился слух. Обострился. Достаточно для того, чтобы через несколько минут шуршания ботинок водящего по усыпанному мусором полу, услышать крик длительностью в несколько секунд и приглушенный шмяк.

Секунд десять я просидел в надежде, что сейчас услышу голос Максима. Но была полная тишина – видимо, мысль эта всех, кто слышал, посетила одновременно. Сорвав повязку, я побежал. Вариантов было немного – крик был недолгим, и значит, скорее всего, Макс упал в лестничный пролет. Помню оглушающий стук в ушах и абсолютно холодные руки. Подбежав к пролету, увидел там уже нескольких пацанов, которые, видимо, прятались ближе. Они стояли на расстоянии пары метров от края и молчали.

Взглянув в пролет, далеко внизу увидел красную ветровку Максима, он лежал на первом этаже, лицом вниз. Медленно пошел туда, понимая, что вряд ли что-то мы сможем сделать. Думал, что надо отправить кого-нибудь за взрослыми, но пока они прибегут, пока найдут телефон вызвать скорую, пока скорая приедет, он умрет. Или уже умер, и тогда звонить нужно не в скорую, а в милицию.

Я к тому возрасту был уже не на одних похоронах. Пьяный родственник при мне во время разделки досок на самодельной циркулярке отхуячил себе кисть, а другой - уронил на себя железные ворота при их установке. Я слышал, как он хрипел под их тяжестью, пока мужики всем миром их поднимали. При мне разделывали свиней и ударом ребра ладони под основание черепа убивали кролика, которого гладил час назад. Я спокойно относился к увечьям и смерти, знал, что она существует и неизбежна, однако до того момента казалось, что это будет когда-то очень нескоро. И на глубине сознания теплилась мысль, что вдруг я все-таки буду исключением.

Красная ветровка Максима меня убедила, что исключений не будет. И когда именно – не знает никто и ничто. Когда спустя пару лет я впервые внимательно прочитал «Мастера» Булгакова, то уже в полной мере осознавал, в чем смысл выражения «Человек смертен, но это полбеды. Плохо то, что он внезапно смертен»

Моя мать, которая общалась с мамой Максима, сказала потом, что он умер сразу. И мы все равно ничего не могли бы поделать. Хоронили его в закрытом гробу, потому как, видимо, собрать то, что осталось от головы после приземления на бетон, санитары в морге так и не смогли.

***

Из той компании в живых на сегодня осталась едва ли половина. И помимо Макса до 18 лет было еще несколько смертей, причем абсолютно нелепых. Сочетание мотоцикла и бетонной стены, пьяное ныряние с моста на спор, запущенный во время трехдневного отдыха на даче до разлитого перитонита разрыв аппендикса, потому что в больничку настоящему пацану ехать было западло…

Сейчас, в том числе и с учетом сферы деятельности, отчетливо понимаю. Да, шансов выжить у мальчика всяко меньше. А у взрослого мальчика – дожить до пенсии. Мужики, давайте все вместе постараемся, а? А то в маленьком городе, где мне посчастливилось родиться, не так давно новый участок к кладбищу прирезать пришлось. И не для стариков же, свежие захоронения – сплошь мужчины от 30 до 50. Этак и вправду, на 30 лет выпуска из школы и прийти будет некому.

Показать полностью
  •  
  • 1187
  •  

К вопросу о сдержанности в словах и поступках, или еще раз о крепости супружеских уз

в

Еще классик в свое время говаривал: самое главное – это найти свое место в жизни. А уж насколько оно будет уютным, теплым, и будет ли в нем пахнуть запеченной свининой или вовсе даже парашей – это уже вопрос к везению и личным качествам. Либо к профессиональным навыкам твоего адвоката. В сегодняшней истории я постараюсь проиллюстрировать высказанный выше тезис и, само собой, вывести мораль. Свежую и оригинальную. Итак, около 5-6 лет назад, сибирский регион, кругом тайга, прокурор – медведь…


***


Сращение законодательной, исполнительной, судебной и бандитской власти в районе Дальнем произошло достаточно давно. Отсутствие широких возможностей для раздельного досуга у представителей указанных социальных страт предопределило их крепкую и взаимовыгодную дружбу. Сначала этого стеснялись, и на все разговоры о возможных внеслужебных контактах реагировали с демонстративным возмущением. Чуть позже об этом знали все и вся, и просто не говорили об этом вслух: ну ведь мы с вами не проговариваем вслух, что дважды два равно числу пальцев на правой руке молодого трудовика? Зачем констатировать очевидное?


А на заключительном этапе становления молодой российской государственности, который совпал с рубежом веков, забили болт на все приличия, переженили сыновей с дочерьми, породнились, отстроили дома по соседству, и начали активно переплетаться хвостами, но уже в публичной плоскости. Криминалитет пошел в депутаты и даже узнал новое слово «спикер», райадминистрация наводнилась личностями с отсутствующим взглядом и абсолютно нечиновничьими рефлексами, у суда и прокуратуры заблестили крузаки с тундрами, и все активно пилят лес.


Вот серьезно, есть такие районы и поселения, что по прибытии туда возникает ощущение: кроме леса здесь не делают и не знают ничего. Он – основа жизни, благосостояния и душевного спокойствия, люди осваивают лес поколениями, рождаются настоящие династии потомственных лесозаготовителей, а местный глава лесхоза становится кем-то вроде всенародно избранного верховного судьи. Почему всенародно избранного? Потому как ежели вести он будет себя неумно и на контакт с населением не идти, то лишится своего места в три пятнадцать. А вот если человек сидит на своем месте годами – значит, он договороспособен, и его фигура устраивает всех действующих лиц.


И вот посреди всей этой веселой хвойной вечеринки жил и успешно крутился Витя Урал. Погоняло его имело абсолютно конкретное происхождение: на заре туманной юности, будучи в состоянии сильного душевного волнения, он раскатал двух лесхозовцев, которые пытались тормознуть нелегальную рубку Витиного отца, лесовозом указанной марки. Раскатал ровным, тонким слоем и спокойно ушел на полгода в тайгу. Злые языки, говорили, правда, что не остановить рубку инспектора прибыли, а вымогать мзду сверх установленного по их должности лимита, но это все частности. Все же должностных лиц при исполнении лесовозом раскатывать – не совсем правильно, и в некоторых кругах порицаемо.


Погуляв полгода в тайге, хотя каждая собака знала, где именно он живет, и по каким дням и кто ему таскает табак, спирт, хавчик и патроны, Витя вернулся к людям. К тому времени уголовное дело по факту гибели лесхозовцев было прекращено за отсутствием состава преступления в действиях водителя автомашины. В ходе вдумчивого следствия было установлено, что за рулем сидел не Витя, а один из работяг его отца, лесхозовцы были цветом схожи с изолентой, и сами бросились под колеса, никакой возможности избежать наезда на безответственных сотрудников лесного надзора у водителя не было, а так как правил дорожного движения он не нарушал, и даже пытался оказать пострадавшим первую помощь, то и вопросов со стороны закона к водителю нет.


Витя был на подхвате у отца, и спустя пяток лет стал занимать лидирующие позиции в бизнесе. Папа к тому моменту медленно угасал от рака, и оставалось ему, несмотря на все деньги и знакомства, от силы полгода-год. За это время глава семейства сделал все, от него зависящее, для обеспечения процветания семейному бизнесу после своего ухода. В частности, женил Витю на дочери прокурора района, а младшая Витина сестра, по своей половой принадлежности активного участия в делах не принимавшая, безропотно пошла под венец с сыном заместителя начальника местного ОВД. Почему же заместителя, спросите вы? А очень просто. Начальников снимают гораздо чаще, чем замов, и у последних шансов десятилетиями сидеть на своей должности всяко больше, чем у заметного и обдуваемого всеми ветрами начальника.

Отгуляв свадьбы, похоронив отца, и насытившись супругой, Витя приступил к расширению бизнеса. Но не обратил внимания на то, что времена начали медленно, но меняться. Порядка в лесной отрасли стало чуть больше, а главное – повсеместная автоматизация общения между госорганами стала затруднять реализацию отработанных схем. Раньше документы слали факсами, предварительно по неделе дозваниваясь до коллег из другого региона, для взаимодействия использовалась едва ли не голубиная почта, и потому таможня в Забайкалье с трудом могла оперативно уточнять у компетентных органов за пару тысяч километров законность происхождения леса. С появлением электронной почты, мобильных телефонов, банков данных и прочих новомодных штук наебывать государство стало сложнее.

Скорее, не так. Не то чтобы сложнее, просто с большим шансом залететь, пусть даже через год или два после удачной внешнеторговой сделки. Именно так у Вити и произошло: он, как обычно, отправил значительный объем круглого леса в братский Китай, при этом подтвердил законность приобретения этого самого леса пачкой договоров с несколькими организациями. И задекларировал вывоз самостоятельно, тем самым взяв на себя ответственность за законность происхождения экспортируемого товара. А суки рваные из таможни возьми да и выясни спустя несколько лет, что леса у тех контор, что Витя указал в качестве продавцов, отродясь не бывало, а значит, он его банально спиздил.

Только вот факт воровства недоказуем, а вот пересчитать таможенные пошлины – это у нас завсегда. Потому как вывози Витя лес легальный, у фирм с квотами купленный, была б пошлина 15 %. А без квоты – все 80 %. Вот эту самую разницу, плотоядно улыбаясь, Вите таможня и впендюрила к уплате. В размере нескольких сотен миллионов рублей. И Витя загрустил, потому как к такому его жизнь и папа не готовили. В подобной ситуации оказались бессильны и районный прокурор, и многочисленные друзья и знакомые в администрации, в том числе и региональной.

Потому Витя поехал в столицу региона и нанял там по рекомендациям компетентных лиц адвоката. Некоего Заводина – действительно, отличного адвоката, который славился умением решать острые ситуации своих клиентов. В особенности, в случае возникновения этих ситуаций с налоговой и таможенной службами, а вот за откровенную уголовку Заводин старался не браться. С чем это было связано, я не знаю, но в силу каких-то причин его контакты именно в указанных структурах отличались особой прочностью и налаженностью.

***


Надежды юношей питают, отраду старцам подают… Вот и питающий надежды Витя, когда Заводин предложил подать ему отраду в размере 50 миллионов рублей за окончательное решение проблемного вопроса, не смог отказаться от столь соблазнительного предложения. Распределением этих денежных средств он благоразумно интересоваться не стал, понимая, что есть ряд вопросов, которые деловые люди друг другу не задают, дабы не ставить себя и собеседника в неловкую ситуацию. Передача денежных средств состоялась в одном уютном месте в центре города, стороны попили кофию с пирожными и разошлись по своим делам. Срок для снятия претензий был обозначен в один месяц ровно.

По прошествии двух недель вокруг Вити началось какое-то невнятное шевеление. На его лесопилки зачастили какие-то непонятные люди, то ли опера, то ли журналисты. К его договорам аренды лесных участков стали как-то нездорово присматриваться в региональном министерстве, и трубку человек, который мог бы прояснить там вопрос изнутри, не брал категорически. Несколько бригадиров, с которыми он давно и плотно работал, пропали с радаров – как корова языком слизнула. Поделившись подозрениями с тестем, Витя услышал одну рекомендацию: «Бери жену и вали как можно скорее. Благо деньги есть, а мы уж тут откусаемся по возможности». И Витя второй раз в жизни побежал от закона, правда теперь уже с нагрузкой в виде законной супруги, да и сам не столь молод и быстр членами, как раньше.

По плану семья должна была добраться до одного из соседних регионов на автомашине – чтобы не оставить следов по «Магистрали», а там уже деловые партнеры обещали обеспечить трансферт в одно сопредельное государство. Должностные лица которого отличаются особой склонностью к совершению коррупционных правонарушений. Впрочем, когда коррупция – основа государственности, можно ли именовать ее правонарушением?.. Вопрос философский.


Само собой, и машина никакой связи с Витей не прослеживала, и документы у семейной пары были в порядке, если не считать легкого несовпадения имен, фамилий и отчеств при полном совпадении фотографий. Все было отлично, и дорога стелилась под колеса, и настроение улучшалось с каждым километром удаления от Дальнего района, но тут взяла верх банальная физиология. Супруге захотелось перекусить и отправить естественные надобности, с каковой целью Витя зарулил в небольшое кафе вблизи границы регионов. Супруга пошла в пристроенный сбоку сортир, а Витя – заказывать хавчик. В зале сидел и вкушал шурпу экипаж гайцов, несущий службу на этом участке федеральной трассы.

Витя сделал заказ и присел за столик, а вот супруга, вернувшись, того же самого не сделала. Она подскочила к стойке и начала натурально визжать: что сортир немытый, что бумага жесткая, что она теперь вся воняет говном, потому что вентиляции нет, что с нее взяли двадцать рублей и не дали чека, что ее послали нахуй с претензиями, и она этого просто так не оставит и вообще. Делала это с матами, и попытками дотянуться через стойку до морды лица продавщицы.

Гайцы, любившие заведение всей душой, столь хамского отношения стерпеть не смогли, и в ультимативной форме потребовали от Вити унять бабу и сваливать. Витя и рад бы, но у девочки, видимо, на фоне переживаний, непривычной обстановки и прочего, случилась форменная истерика, и когда она поняла, что до продавщицы добраться не сможет, выместила злость на ментах. Все, как обычно: порванная форма, царапины, пинки, укусы… Скрутили ее, и от обиды денег у Вити взять отказались. А, наоборот, сделали все в четком соответствии с законом, так что уже через полтора часа девочка оказалась в ментуре, а через два с копейками – общалась со следователем.

***

Общение не задалось – супруга отчего-то возомнила себя Зоей Космодемьянской, и на вопросы отвечать отказывалась напрочь. Вплоть до того, что даже назвать свою дату и место рождения, вкупе с иными идентификационными признаками себя как личности, возможным не считала. С чем это было связано, не знаю, но полагаю, что с дурным влиянием масс-медиа. Витя в это время суетился и, нарушая всякую конспирацию, обрывал телефону тестю и свояку. И тут произошла случайность, предсказать которую не мог никто.

Супруга, устав запираться, решила все-таки дать объясняшку следаку, поддавшись на его уговоры в том ключе, что «милая девушка, может еще и без возбуждения дела обойдется, и поедете по своим истеричным делам, тут делов-то на полчаса, несколько вопросов и вася кот…» Только вот про то, что по паспорту она ни хрена не Леночка, а вовсе даже Танечка, и не Иванова, а Сергеева, от усталости ли, или же по глупости, опрашиваемая забыла. А следак, у которого на столе лежал ейный паспорт, вида не показал, а прилежно записал сообщенные данные, отобрал объясняшку, а сам попутно скинул смс операм – пробить новые данные. И вуаля, такой человечек оказался. Только вот вопрос, почему имена не совпадают?..

Паспорта были сделаны чисто, и отлично бились, не вызывая никаких вопросов. Но ведь из песни слов не выкинешь… Витя, уловив, что запахло жареным, предложил всем участвующим лицам по единице единовременно, здесь и сейчас, и еще столько же – подвезут в течение нескольких часов. Услышав про этакие суммы, сотрудники зараз смекнули, что поймали они не мелкого жульмана, а птицу нехилого полета, и потому отпускать его – чревато. Только в этот момент у сотрудников возникла мысль откатать Вите пальцы. Ведь он-то противоправного ничего не совершал, его и не доставляли, с чего бы ему пальцы откатывать?


Откатали, и увидели совсем другие имя и фамилию. Совпадение? Не думаю. Потому обоих голубков закрыли в козлятник, и поскакали докладать начальству, что происходит что-то непонятное: паспорта настоящие, имена с ними не бьются, но у мужика по пальцам светятся, денег до жопы, что делать будем, шеф?

Шеф, с высоты опыта и прожитых лет, понял, что вопрос не в его компетенции, и цинканул местному чекисту. Думаю, дело было в чистых паспортах: был бы там переклей, скажем, или числились бы они утерянными, дело другое. А так – бланки действующие, имена совпадают, признаков переклея нет, явно на Гознаке сработаны. А почему, откуда, и что это за люди такие интересные, это уже пусть органы разбираются, но то им Родина свою безопасность и поручила.

Чекист, изнывающий в сельской пасторали от скуки, с радостью примчался, взял руководство процессом в свои руки и отзвонился в столицу региона, начальству. Поименовал задержанных граждан, и спустя полчаса получил указание обеспечить их сохранность, а особенно – сохранность денежных средств, средств связи, АМТ и прочего, до прибытия группы товарищей. Коим граждан передать с рук на руки, и ждать дальнейших указаний…

***

Что же произошло, спросит пытливый читатель? И где вообще логика повествования, причем здесь адвокат? Объясню. Как выяснилось позже, в отношении адвоката на протяжение нескольких месяцев, сообразно судебному постановлению, осуществлялся комплекс оперативно-розыскных мероприятий. Потому как имелись определенные подозрения в плане причастности защитника прав униженных и оскорбленных к совершению ряда коррупционных преступлений. Проще говоря, о том, кому и что он регулярно заносит, знали, поставили на потапа, и отрабатывали все интересные контакты. В частности, под гребенку попал и Витя, со своим полтинником. Ребята изучили ситуацию, посчитали, что у Вити слишком интересно устроен бизнес, и решили заодно с коррупцией еще и вывоз нелегально добытого стратегического сырья за рубеж пресечь, под запарку.

Но так как грамотных людей – всегда дефицит, отработать подготовительную часть чисто не получилось, и у Вити закрались те самые подозрения, о которых говорилось выше. И тесть Вите подсказал абсолютно правильный ход мыслей – валить, и чем дальше, тем лучше. Но трагическая случайность внесла свои коррективы.

Что же до адвоката, то он в какой-то момент о происходящем узнал, и с передачей денег ситуацию притормозил, тихонько залегши на дно. Не отсвечивал, предъявить ему были по сути своей нечего, так и проскочил между двух огней. Кстати говоря, насколько мне сведущие люди поясняли, большую часть денег он доверенному лицу Вити вернул, оставив себе за беспокойство и на кофе.

А вот сам Витя прилип конкретно: просидев около полугода под стражей, он был изрядно пощипан конкурентами и государством, и потому, когда его отпустили под подписку на волю, он это понял, как недвусмысленное предложение проваливать, не дожидаясь суда. Что с чистой совестью и реализовал, но уже без жены. Все вздохнули с облегчением: следствие от отсутствия необходимости загонять в суд дело с невнятными перспективами, конкуренты и дербанщики – от отсутствия к ним претензий за не самые красивые шаги. Вздыхала ли с облегчением жена, не знаю, но жить она переехала вместе с отцом и матерью куда-то в Подмосковье. Может, где-то там поблизости и Витя с очередным паспортом, кто ж его знает, и кому он нужен, в конце концов?

Мораль истории проста и незатейлива: не болтай лишнего по телефону; поссать в теплое время года лучше в лесу, благо в Сибири его много; если предлагаешь взятку, никогда не начинай с максимальной суммы, которую готов дать. Иначе в лучшем случае не возьмут, а в худшем – заберут все, что есть, из жадности, и все равно законопатят.

Показать полностью
  •  
  • 688
  •  

О доброте (мимолетное)

в

День был совсем неудачным. Болит голова, люди заебали, подвернул ногу, начальство гавкает. Мысли только о доме и жареной картошке под ледяные сто пятьдесят. Иду к стоянке, навстречу - парень лет 30, с явными признаками умственной отсталости на лице. Выставляет перед собой руку, как бы останавливая меня. Останавливаюсь, жду, что скажет.

- Ты добрый?
- Да не особо.
- На тебе открывашку. Она добрая. И ты добрый будешь.

Протягивает открывашку и дальше пошел, не оглядываясь. Не знаю, подобрел ли я после этого, но на душе легче стало точно. Взял, думаю, на ключи прицеплю.

О доброте (мимолетное) Добро, Случайность
  •  
  • 2714
  •  

5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса

Если вы давно хотели навести порядок в бизнесе и разобраться, почему вкладываете деньги в оборот, а зарабатываете меньше, чем на банковском вкладе, — этот пост для вас. Вместе с Битрикс24 рассказываем и показываем (на котиках!), с чем может помочь хорошая система CRM.

5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса Гифка, Длиннопост
5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса Гифка, Длиннопост

Звонки, мессенджеры, голубиная почта – обращения сыпятся со всех каналов, попробуй все собрать!

5 причин начать пользоваться CRM. Работает для всех — от небольшой команды до крупного бизнеса Гифка, Длиннопост
Показать полностью 11
  •  
  •