Необходимо войти или зарегистрироваться

Авторизация

Введите логин, email или номер телефона, начинающийся с символа «+»
Забыли пароль? Регистрация

Новый пароль

Авторизация

Восстановление пароля

Авторизация

Регистрация

Выберите, пожалуйста, ник на пикабу
Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
У меня уже есть аккаунт с ником Отменить привязку?

Регистрация

Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
Создавая аккаунт, я соглашаюсь с правилами Пикабу и даю согласие на обработку персональных данных.
Авторизация

Профиль

Профиль

Fucg

Fucg

Пикабушник
82 289 рейтинг
1319 комментариев
127 постов
33 в "горячем"
Показать полную информацию

Навье поселение

Fucg

Я приезжал в Шипов лес весной. Охота меня никогда не привлекала, я выбирался туда просто так – когда от работы и бесконечной суеты становилось совсем невмоготу.


В тамошнем лесничестве был у меня хороший знакомый – Федор Лукич. Еще не старый, но бывалый, с непростой судьбой, жил он бобылем и бесхитростно радовался каждому гостю.


- Живи у меня, сколько хочешь, дружище! - приговаривал он, перебирая гостинцы и сокрушаясь, что я всегда приезжаю не в сезон и никак не выберусь с ним на кабана сходить или хотя бы дичь пострелять.


У него я оставался погостить на несколько дней. Я очень ценил это время – свои дальние прогулки по полюбившимся местам, наши вечерние разговоры… Лукич был прирожденным рассказчиком, в лицах травил охотничьи байки, любил «перетереть за жизнь», посплетничать. Не касались мы только одной темы – необъяснимого, загадочного. Как-то неловко мне было заговаривать о подобном. Я ведь и помыслить не мог, что Федор Лукич не только знает подобные истории, но и является участником одной из них!


В тот раз, о котором пойдет речь, навестил я Лукича перед Пасхой. Вечером под Чистый четверг в доме лесника собрались егеря – обсуждали предстоящую охоту на птиц, говорили что-то о сроках, запретах…Я не прислушивался, если честно, не люблю подобные темы. Размечтался о своем под их разговоры, предвкушая одинокие дальние прогулки по дубраве. Места я знал неплохо – успел выучить за прошлые визиты.


Очнулся от грез, когда рядом громко засмеялись мужики.


- А ты все так же блажишь, Лукич! Опять в баню жратву потащишь? И не жалко добро переводить?


Лукич в это время собирал на тарелку остатки еды – хлеб, кусок колбасы, картофелину, стакан беленькой…


- Обычай соблюсти надо.


- Да откуда ты нахватался такого? Перед кем соблюсти? Банника задабриваешь? – беззлобно поддевали собравшиеся.


- Ох и язвы вы, мужики! Не банника. Для навий гостинец готовлю.


- Для навий? – удивились гости, - Это кто ж такие-то будут?


- Кабы я знал…


- Да ладно, Лукич, все ты знаешь. Колись давай - для чего ты им гостинец в баню ставишь?


- По обычаю...Вдруг попарится придут...перед навьей пасхой...


Егеря дружно загоготали. А я не утерпел, вмешался:


- Расскажи Лукич, что за навьи? И почему ты их угощаешь?


Лесник зыркнул на разошедшихся мужиков, потом потребовал:


- Если эти насмешничать перестанут, так и быть, расскажу одну историю…


- Ладно, не серчай, хозяин. Мешать не будем, начинай!


- Давно это было... Я - совсем молодой балбес - находился в помощниках у местного лесничего...Помните еще деда Митрия? – обратился Лукич к собравшимся. Кто-то кивнул, кто-то пожал плечами.


- Ты, Лукич, в лесничестве уже давненько, кажется, что всегда на этом месте состоял.


- Время...оно такое... – вздохнул Лукич. - Стирает воспоминания, людей, прожитые годы…


- Не разводи философии, хозяин, рассказывай по существу, раз обещал…


- Ну, слушайте сюда... Я по молодости частенько охотился с дедом Митрием, он меня в приемники готовил, обучал премудростям и тонкостям ремесла…


Раз по весне обсуждали мы, вот как с вами сейчас, когда открывать охотничий сезон на дичь…он же короткий совсем, надо успеть...Митрий покумекал и решил – сразу после Пасхи начнем. А мне ждать не хотелось - приспичило пострелять аккурат в страстную неделю.


Митрий ни в какую не соглашается! Нельзя, говорит, в это время охотиться, гневить лес... То да сё…Я возражаю, спорю...


Крутенький разговор у нас вышел! Разругались вдрызг! Я дурной был, строптивый да упертый – если что втемяшится, ничем не перешибешь! Сначала делал, а уж потом задумывался о последствиях…Дааа…


Вот и тогда - собрался спешно и двинул на ночь глядя в лес…Один. Местность знал хорошо, ружьишко было при мне, не раз в дело пущенное, пристреленное… Нипочем мне все было!


Однако в тот раз что-то пошло не так - то ли свернул не туда, то ли меня специально повело по иному пути…Часа через полтора ходу понял, что заплутал. Что совершенно не ориентируюсь в исхоженных вдоль и поперек местах! Незаметно и быстро стемнело. Потянуло холодом…И опустилась на все тишина…


В лесу ночью множество звуков можно услышать, треск, шорохи, вскрики сов. А тут – полнейшая тишь. Глухая, давящая...И как-то... пробрало меня. Очень не по себе вдруг стало! Словно все чужое вокруг, враждебное - иное... Словно лес затаился и наблюдает за мной...


Делать нечего - решил возвращаться. Да только не соображу, откуда пришел! Компас сбился – стрелка колотится, как шальная, не может определиться с направлением.


Фонарика у меня с собой не было – только полупустой коробок спичек. Говорю же, собирался в спешке, раззадоренный…а зло плохой советчик…


Так вот. Достал коробок, осторожно чиркнул спичку, присветил крошечным огоньком близко подступившую темноту впереди. Деревья здесь стояли пореже, вдоль скатывающейся вниз дорожки разросся шиповник, а чуть впереди, недалеко, наметились какие-то строения. Все это я охватил за пару секунд – пока не погасла спичка.


Неужели деревня? Единственное известное мне поселение находилось совсем в другой стороне. Однако обрадовался я, решил пойти посмотреть, может удастся на ночлег напроситься, до утра переждать.


Чем ближе подходил я к домам, тем тревожнее становилось. Что-то было не так...В деревне даже ночью светятся окошки в домах. Брешут собаки, можно увидеть местных…


Здесь же стояла непроницаемая тишина и темнота, ни звука ни доносилось со стороны поселения!


Заброшка, - я окончательно понял это, когда шел по улочке вдоль домов. Их было пять, с пристройками и сараюшками-развалюхами. К этому времени запас спичек почти иссяк – я то и дело подсвечивал себе дорогу.


У самой крайней избы я остановился, задумавшись что предпринять.


Не хотелось лезть в заброшенный дом, но и на улице оставаться было боязно – мало ли кто из зверья может сюда забрести.


Пока я раздумывал, тучи разошлись и белесый лунный свет затопил окрестности. И тогда я увидел на дороге, впереди, местного мужика. Он не спеша двигался ко мне со стороны леса. Шел медленно, чуть приволакивая ногу. Из-за этого его походка выглядела неестественной, деревянной.


Сначала я обрадовался появлению местного и окликнул:


- Здорово, хозяин! Это что за деревня?


Он не ответил, продолжая идти в мою сторону. Теперь мне стала заметна его худоба, какая-то засушенность…Был он иссохший, словно провяленный солнцем. В непонятном тряпье и дырявой кепке.


Я стоял и смотрел на мужика, не зная, как поступить. Его молчаливое появление выглядело зловеще и у меня мелькнула мысль, что лучше бы убраться поскорее. Однако я отчего-то медлил, разглядывая местного.


- Здоровы будьте, - снова обратился я к нему. И легонько коснулся рукава.


Человек дернулся и замер, словно мое приветствие прозвучало неожиданно. А потом медленно повернулся в мою сторону всем корпусом. Маленькие запавшие глаза его без выражения смотрели сквозь меня…



- Лукич, да ты никак про зомбей нам байку втираешь? – подал голос кто-то из мужиков.


- Сам ты зомбЯ, – рассердился лесник. - Тогда про эту заграничную пакость и слыхом не слыхивали!


- Да по описаниям получается точно зомби!


- Вот умники выискались! Сами тогда рассказывайте…


- Да ладно, не сердись, Лукич, - не смолчал и я. – Рассказывай. Что дальше-то было?


- Интересно значит? Ну, то-то. Не перебивайте тогда и слушайте…



- Так вот. Поздоровался я…Повторил погромче:


- Вечер добрый, хозяин!


И опять никакой реакции не последовало. Он лишь продолжал смотреть сквозь меня. Лишь наклонился чуть вперед, словно принюхиваясь к чему-то.


- Где здесь можно переночевать? Я заблудился, а в окрестностях бродит медведь.


Про медведя я приплел специально, разжалобить хотел, расположить к себе…


Тогда человек с трудом приподнял руку и сделал приглашающий жест. А после побрел в сторону крайнего дома.


Расценив это как приглашение, я двинулся следом, на всякий случай уточнив в спину:


- Я не просто так, я отблагодарю!


Реакции не последовало.


Поднявшись по шатким ступеням, я осторожно зашел в помещение. Большая комната на несколько окон была бедно и убого обставлена.


Лунный свет беспрепятственно проникал сквозь пустые оконные проемы, и видно было земляной пол, грязную лавку, печь у противоположной стены. С низкого потолка свисали комковатые хлопья паутины.


Словом та еще обстановочка. Нежилая. Необихоженная.


Вот значит... Местный этот прошел к печи и замер подле нее, спиной ко мне.


Я тем временем достал из мешка завернутый в тряпицу хлеб, сало да луковицу, положил на лавку.


– Примите от меня гостинец к общему столу.


В этот момент луну скрыли тучи – внезапно потемнело настолько, что не разобрать стало ничего вокруг.


- Темновато тут, хозяин, - стараясь не выдать своего страха, нарочито бодро произнес я.


В ответ - опять молчание.


- Свечку бы, - с этими словами поджег я предпоследнюю из оставшихся спичек. Та вспыхнула и погасла, но я успел увидеть, что мужик, как и прежде, оставался на месте, у печи. Только теперь он раскачивался из стороны в сторону как заведенный.


Смотреть на это было странно и жутко!


Что за чертовщина?


Куда я попал?


Мне вдруг подумалось, что на улице будет безопаснее, чем здесь. Но страшно было просто повернуться и выйти, что-то мешало мне, сдерживало – я не знал, чего ожидать от этого странного мужика. Сердце сбивалось, ухало где-то у горла, мешая дышать...



- Знаете, - внезапно обратился к нам Лукич, - рассказываю сейчас, а по спине - холод пробирает!...До сих пор страшно делается от воспоминаний…И как я всё пережил тогда?!


- Не отвлекайся, Лукич! Продолжай!… - загомонили увлеченные слушатели.


- Продолжаю, - вздохнул лесник. – Постоял я еще немного и решился…


- Пойду, покурю, хозяин!


Повернулся как мог спокойно к выходу и… еле сдержал крик!


Позади меня, почти вплотную, кто-то стоял!


Я схватился за спички, но луна как по заказу осветила помещение… Передо мной стояла женщина. Ссохшаяся кожа налипла на череп неровными складками, крошечные мутные глаза почти утонули в провалившихся глазницах, на голове было наверчено что-то пестрое, вроде косынки, длинная простая рубаха в пол испачкана в земле, в чем-то темном, заскорузлом по подолу. Взгляд у женщины был отсутствующий, пустой. Безжизненный.


Откуда она появилась? С какими намерениями приблизилась ко мне столь бесшумно? Так близко? Что собиралась сделать? – я тогда не задумался. Лишь сжал покрепче ружье и сбивчиво произнес:


- А вот и хозяйка. Доброго вечеру тебе! Охотник я, ночлег ищу. Со мной - любимое ружье. Оно бьет без промаха.


К чему я приплел про ружье - не знаю. Как-то так само вышло.


В ответ – ничего! Никакой реакции на мои слова. Женщина не двигалась и почти заслоняла выход.


Тогда я вспомнил про окно, сделал шаг в его сторону…


Господь святый! В проеме со стороны улицы стоял еще один местный! Я не разглядел его как следует - на фоне лунного света мне виделся только черный силуэт.


Несмотря на лютый страх, мыслил я на удивление быстро и четко. Подобрался, перехватил поудобнее ружье! Для себя я тогда решил, что если понадобится, воспользуюсь им против этих… не задумываясь!


Нервы были напряжены так, что затвердели плечи и судорогой свело шею.


Я заставил себя повторить медленно и четко, обращаясь к женщине:


- Хозяйка, прими гостинец. Вон на лавке лежит. А я пока покурю.


С этими словами я медленно стал обходить женщину, в любую минуту готовый отразить нападение. Она никак не прореагировала на это, оставаясь стоять в той же позе.


Протиснувшись мимо, изо всех сил стараясь не коснуться ее, я вышел вон, невероятным усилием сдержавшись, чтобы не побежать.


Перед домом никого не было, но за углом, в той стороне, где находилось окно, притаилась опасность. Я это четко понимал, помнил ту фигуру. Нарочито громко прокашлялся и сказал:


- Я на охоту с малых лет хожу, стреляю без промаха. Медведя вот пожалел, а врага не пожалею.


После вышел на середину улочки и двинул в обратную сторону. В зыбком свете луны окружающие предметы выглядели чуждыми, непривычными, иными. Проскочив мимо оставшихся домишек, я не выдержал и оглянулся напоследок – позади, на дороге стояли две фигуры – местные словно вышли проводить меня и смотрели вслед. А сзади…! Сзади к ним подходило несколько новых существ! Они двигались медленно, с трудом, механически передвигая ноги. Издали эти фигуры казались гротескными и ненастоящими, марионетками или ожившими куклами… Повторюсь, что про зомби тогда никто не знал… Да и не бывает в наших краях таковых.


Я не стал дожидаться их приближения. Развернулся и рванул прочь.


Как добрался до дома, как нашел дорогу – не знаю.


Помню, что под утро вышел к домику лесника.


Помню, что говорить смог только после стакана беленькой. Вид у меня был слегка безумный, поэтому дед Митрий не стал строить обиженного, выслушал молча, а после сказал:


- Твоё счастье, что взял с собой перекус и догадался им предложить! Тебя отпустили, потому что обычай соблюсти смог - угощение проставил. В ночь на Чистый четверг это обязательный ритуал для нави.


- Для …кого? – не понял я.


- Для нави. Ты, парень, попал в навье поселение.


Редко кому оно показывается. Сам я не видел. Мне дед рассказывал. Довелось ему набрести на него днем… Дело было ранней осенью… Так вот – в домах обнаружил он этих самых…как ты говоришь – мумий. Кто сидел, кто стоял, и все недвижимые, неживые. Дед сначала подумал, что куклы…А после уже понял, что вроде людей кто-то…


Почему они такие были, что с ними случилось – того не знаю.


Может мор какой. Может колдовство.


Только не стал дед там оставаться, а бежал оттудава что есть сил!


После бабка одна ему растолковала, что зашел он в навье поселение. Нави эти оживают только в ночь на Чистый четверг и очень опасны для человека. Так-то!


А ты, видать, в рубашке родился. Или заговоренный какой? Догадался же гостинец им предложить! Ведь по обычаю так и следует поступать. Поэтому и отпустили тебя, везунок!...


Мы молчали, захваченные этой странной необычной историей.


Лукич поднялся, взял в руки тарелку и уже от двери сказал:


- С того времени навий я больше не встречал – бог миловал. Но обычай с угощением соблюдаю неукоснительно. На всякий случай.

Источник: https://mrakopedia.org/wiki/Навье_поселение

Показать полностью

Нож в спину

Fucg

Стук в дверь показался мне ударами грома.


- Андрюш, открывай! – радостно щебетала в подъезде Рита.


Мы с Лизой обменялись полными ужаса взглядами.


- Ты же говорил, её не будет до послезавтра! – прошипела она, рефлекторно натягивая одеяло до подбородка. Я лишь судорожно дёрнул плечами. Действительно, семинар в Сочи должен был продлиться пять дней.


- Андрей, милый, ты меня слышишь? Я соскучилась! – доносилось из-за двери. Да, жену я слышал великолепно: акустика в только сданной новостройке была что надо. Потому-то я и решился привезти Лизу сюда – к нам в подъезд, кроме одинокого мужчины за сорок, облюбовавшего однушку на девятом, пока никто не заселился.


Я лихорадочно окинул взглядом комнату, пытаясь отыскать выход из этого откровенно дрянного положения. Прятать Лизу было особо некуда: со шкафами для спальни мы окончательно определились на прошлой неделе, и их должны были привезти через пару дней; ни в один из кухонных шкафчиков она точно не поместилась бы. «О чём я вообще думаю? - тут же одёрнул я себя. – Может, выдать её за коллегу?». Эта мысль тоже быстро была признана провальной: чулки, бельё и платье моей любовницы причудливой инсталляцией украшали углы комнаты. Зато я, как раз собравшийся пополнить наш истощившийся запас контрацепции, был одет. Меня осенило.


- Быстро собери свои шмотки и лезь в постель, - шёпотом скомандовал я Лизе. – Укрывайся с головой. И чтобы ни звука!


Выскользнув в коридор, я как можно тише затворил дверь, чтобы через пару секунд распахнуть другую, за которой меня ждала ничуть не утратившая восторженного настроения супруга.


- Ритуля, вот так сюрприз! – громче, чем планировал, поприветствовал я её. – Мне казалось, твой фестиваль заканчивается седьмого.


- Так и есть, - улыбнулась жена, прижимаясь ко мне. – Но знаешь, я подумала: к чёрту эти мастер-классы, и обсуждения тоже к чёрту! Что, мало у меня было таких поездок? А вот досуга с тобой в последнее время стало действительно не хватать. Решила исправиться, - рассмеялась она и потянулась к пуговицам пальто. – Захотелось тебя удивить. Удалось?


- Мягко говоря, - хмыкнул я, отчаянно пытаясь сохранять видимое спокойствие. – На самом деле, Рит, у меня для тебя тоже сюрприз... Я думал, сегодня созвонимся, расскажу, а раз ты прилетела, то...


- Что за сюрприз? – прищурилась Рита.


- Помнишь Аню, сестру мою троюродную из Тобольска? Она ещё нам на свадьбу самовар расписной презентовала...


- Смутно, - нахмурилась жена. – А что?


- У неё есть дочь, Юлька. Помнишь, мама фотки показывала, когда от них вернулась? Она в этом году в универ поступает. Решила попробовать в мой документы подать. Вот, приехала погостить на пару дней, аттестат привезла... Встретил её час назад на вокзале, уснула с дороги...


Я тараторил как заведённый, молясь, чтобы Рита не вспомнила ни Юльку, которую от студенчества отделяло ещё лет пять, ни расписание поездов, ни тот факт, что о приезде родственников обычно сообщают заранее. С каждым новым предложением, вылетавшим из моих уст, я всё яснее осознавал, что эта ложь не выдержит никакой критики и только усугубит ситуацию: до поры школьных выпускных оставалось несколько недель, никакого багажа у моей «племянницы» не наблюдалось, наряд для посещения родственников она выбрала несколько экстравагатный, да и гостеприимству моих родителей, обладателей просторного дома, отчего-то предпочла заселение в нашу скромную двушку, где второе спальное место пока попросту отсутствовало. Закончив свою импровизированную тираду, я выжидательно посмотрел на супругу, готовясь как минимум к потоку резонных вопросов, а то и к закономерному скандалу. Но Риту, которая обычно не упускала ни одной несостыковки в рассказах наших приятелей и родных (будучи корректором, она со смехом называла это профессиональной деформацией), на моё счастье, очевидно, слишком утомил перелёт, потому что она ответила только:


- Андрей, зачем же так кричать? Ты ведь её разбудишь.


- Как-то само получилось, - пожал плечами я, надеясь, что Лизе удалось расслышать всё, что я наплёл. – Впрочем, думаю, самое время её разбудить: познакомлю вас, попьём чайку. Да и ты, наверное, не прочь вздремнуть?


- Да нет, я неплохо поспала в самолёте, а вот от чая не откажусь. Пусть ребёнок отдыхает, познакомиться у нас время будет.


Стараясь придать своим действиям максимально непринуждённый характер, я поставил чайник и принялся сооружать Ритин любимый завтрак – бутерброды с арахисовой пастой. Жена встала рядом, обвив руками мою талию и опустив голову мне на плечо. Я ощутил острый укол совести: Рита, похоже, и правда очень соскучилась, отменила свои планы, сорвалась ко мне – к мужу, который поспешил в её отсутствие пригласить свою студентку протестировать ортопедический матрас на новой кровати.


- Зелёный с мелиссой? – подмигнул я супруге, надеясь, что моё душевное состояние остаётся незамеченным. Та, кивнув, устроилась на стуле. - Как фестиваль?


- Как обычно, - равнодушно отозвалась Рита, помешивая сахар в кружке. - Долгие и нудные беседы о высоком, язвительные комментарии в адрес коллег, несъедобные завтраки... Словом, дома лучше, - она заправила выбившуюся из хвоста медную прядь за ухо, - а ты тут как? Знаю, прошло всего три дня...


- Три чертовски одиноких дня! - быстро вставил я. – Которые, впрочем, были слегка разбавлены тщетными попытками настроить студенческие умы на предсессионную сдачу хвостов.


- Что, опять коньяк вместо контрольных несут?


«В постель лезут», - некстати пронеслось в голове. Вместо ответа я многозначительно развёл руками. Похоже, овладеть собой мне удалось не вполне – кружка жены, ставшая жертвой этого слишком импульсивного жеста, осколками разлетелась по плитке.


- Вот чёрт! Прости, бельчонок, - промямлил я, сметая останки керамики. Донёс совок до ведра с мусором и вздрогнул, осознав, каким идиотом был – о пакете я забыл начисто. Его содержимое Рите видеть никак нельзя.


- Знаешь, должен тебе признаться кое в чём: за время твоего отсутствия я ни разу не вынес мусор, - зачастил я, не глядя на супругу. – Самое время это сделать, пожалуй, пока вы с Юлей не увидели, каким засранцем я бываю в полном одиночестве. Заодно заскочу в магазин – в холодильнике мышь повесилась! Я мигом!


Не дав Рите опомниться и вставить хоть словечко, я подхватил ведро и рванул к выходу.


Избавившись от улик и накупив нехитрой снеди, я решил немного прогуляться по окрестностям, чтобы как следует обдумать дальнейшее развитие событий. Отмазку я изобрёл глупее некуда – оставалось уповать на то, что она чудесным образом сработает. Рите придётся представить «племянницу» (только бы Лизе хватило мозгов не проколоться), а что потом? Сплавить её домой, заявив, что она погостит у родителей? Втягивать мать с отцом в обман их любимой невестки? А что, если Рита встретит Лизу на улице, наткнётся на её профиль в соцсетях, или однажды поступать приедет настоящая Юля? Голос совести, который я успешно заглушал с тех пор, как впервые заметил Лизины знаки внимания, с огромным удовлетворением присоединился к голосу разума, и картина, которую они мне обрисовывали, была крайне далека от радужной. Может, рассказать жене правду – о том, как её Андрюше на четвёртом году семейной жизни захотелось новых ощущений? Едва ли она меня простит. Моральные и финансовые последствия развода, о которых я, само собой, прежде не задумывался, обещали быть катастрофическими, но разве Рита не заслужила честности?


Мои невесёлые размышления прервались вибрацией мобильника. С дисплея мне нежно улыбалась супруга. Я похолодел. Может, она побеседовала с Лизой без меня и уже всё знает? Сглотнув, я поднёс телефон к уху.


- Да, Рит?


- Андрюш, - заворковал динамик. – Ты ведь завтра отдыхаешь? Знаю, сейчас удивлю, но так мне надоел этот фестиваль! Не могу больше тут куковать, страшно по тебе соскучилась. Поменяла билет, уже утром буду дома. Встретишь?


Пару секунд – а может, минут – я рассматривал кирпичную стену дома напротив, не в силах заставить пересохшие губы выплюнуть хотя бы слово. Рита ещё несколько раз позвала меня и отключилась, однако через мгновение аппарат опять завибрировал. Я перевёл взгляд на экран с фотографией моей жены. Жены, которая пару недель назад перекрасилась в брюнетку, в жизни не пила чай с сахаром, заявилась в пальто в тридцатиградусную жару и стучала в дверь добрых пять минут, не подумав воспользоваться ключом. Наверное, только такой поглощённый своим враньём супруг, как я, мог не заметить, что впустил домой... кого? Точно не Риту.


Сбросив оцепенение, я набрал номер Лизы. «Уходи оттуда, беги в чём мать родила!» – кричал я гудкам, уныло сменявшим друг друга.


Возвращаться в квартиру не хотелось, но что оставалось делать?


Никакой Риты в ней, разумеется, не оказалось. А вот Лиза ждала меня там, где я её оставил. Юная и обнажённая, она казалась спящей, и только рукоятка ножа, которым я пару часов назад резал хлеб, торчащая между её лопаток, намекала, что она не проснётся.


Крови почти не было – пару капель впитал скомканный листок, брошенный на кровать. Пытаясь убедить себя, что это сон, я машинально развернул его. Аккуратным почерком моей старательной студентки на нём было выведено: «Измена любящему – нож в спину».

источник: https://mrakopedia.org/wiki/

Показать полностью

С усыпальницы Роксоланы в Турции убрали надпись о российском происхождении

Fucg

Власти Турции по просьбе посольства Украины изменили надпись на табличке возле усыпальницы Рокcоланы. Об этом сообщается на странице дипмиссии в Twitter.

"Постепенно восстанавливаем историческую правду: по обращению посольства турецкая сторона изъяла текст надписи о якобы российском происхождении жены султана Сулеймана Первого Роксоланы около ее усыпальницы в мечети Сулеймание", — говорится в сообщении.

Роксолана (Хюррем Хасеки-султан) — наложница, а затем супруга султана Сулеймана, мать султана Селима II. Ее настоящее имя доподлинно неизвестно, в некоторых источниках ее называют Анастасией или Александрой Гавриловной Лисовской.


Некоторые историки считают, что она родилась в Рогатине (ныне Ивано-Франковская область), другие называют местом ее рождения Чемеровцы (ныне Хмельницкая область). В ряде источников о ней говорится как о "девушке с Руси".

Вакансия

Fucg

Полтора года назад пропал без вести мой двоюродный брат. Честно признаться, это не стало шоком для нашей семьи. Как часто говорила моя мама, Егор ведет неправильный образ жизни. Но, разумеется, его исчезновение никого не обрадовало. Почти в каждой семье есть в общем-то положительный человек, который выбрал не тот путь. Егор — один из таких. С самого детства он был головной болью своих родителей: драки, побеги из дома, раннее знакомство с алкоголем… Удивительно, что к своим 29 годам он не оказался за решеткой. Впрочем, сейчас трудно сказать, хорошо ли это. Как минимум, в тюрьме человек находится под присмотром, а что с братом сейчас, не знает ни один городской инспектор.


Полиция добросовестно и безуспешно пыталась отыскать Егора спустя пару недель после его пропажи. Наша вина — мы промедлили с заявлением, так как его исчезновение было делом привычным. Брат мог долго не выходить на связь, находясь в очередном запое или работая вахтовым методом неизвестно где. Но он всегда объявлялся — и не только из любви к семье. Дело в том, что Егор вечно нуждался в деньгах вне зависимости от его доходов. Однажды он нашабашил почти 100 000 рублей, для нашего небольшого города это приличные деньги, для Егора — колоссальное состояние. Каково же было мое удивление, когда спустя три дня он позвонил мне с просьбой одолжить 800 рублей!


Совпадение или нет, но наш последний разговор состоялся как раз на почве очередного займа. Причина была уважительной: Егору не хватало денег на билет до райцентра, где он должен был пройти собеседование на какую-то должность. Он и сам не знал, на какую. Единственное, что он мне рассказал — трудиться предстояло на территории работодателя, а оплата — «АХУЕННАЯ!»


Вчера мне пришло письмо от бывшего однокурсника Стаса. Он предлагал мне подписаться на ряд блогов живого журнала — я заядлый блогер, и Стас это знает. В целом, рекомендации были ни о чем, в одном из блогов были только баяны, другой был посвящен русскому рэпу, еще один — модным течениям. Но был блог, который меня очень заинтересовал. В нем безымянный автор рассказывал об участии в неком научном эксперименте. Пройдясь по нескольким записям, я понял, что анонимный автор — мой брат Егор. Манера письма, фирменные выражения, воспоминания — все в этом чтиве дышало им. Я выкладываю его записи, как есть, без смысловых и орфографических исправлений.


∗ ∗ ∗

Обязательные записки.


День 1.


Меня заставили записывать все, что со мной происходит. Типа, это часть их исследования. Я не люблю писать, не люблю читать, но за те бабки, что они мне предлагают, я готов выучить все стихи Пуаро. Тем более, как они сказали, это и читать-то никто не будет.


Сегодня я не работал. Меня поселили в мелкую комнату, где уже живет еще один участник эксперимента, Витя, типичный грач из райцентра. Не знаю, как его вообще взяли, дурак дураком. Весь вечер играли в козла. Он проиграл, да еще и с яйцами. Он тут уже третий день, но чем занимается, не говорит. Это, типа, правило такое.


День 2.


Кормят странно, весь день давали какую-то херню. То бутер с сыром, то салат без мяса. Но зато вечером, почти перед отбоем, устроили праздник живота. Жранины было, как на новогоднем столе. Витя не ел. Весь день молча пролежал на кровати, иногда глядя в окно. Странный. Я набил пузо, как черт. Завтра должны рассказать, че тут нужно делать. Пора бы уже, а то я себя турецкой проституткой чувствую.


День 3.


Моя работа — не ссать, только не в прямом смысле этого слова. Короче, на протяжении двух недель меня будут пугать, а я должен не бояться. Чем дольше смогу не очковать, тем больше выплатят в итоге. Один мужик продержался все 14 дней и теперь живет в собственной двушке… В двушке! За такие бабки я не то, что не испугаюсь, я даже не перну. Правда, обсуждать работу ни с кем нельзя. Все свои эмоции я должен оставлять на этом ноутбуке, который, кстати, мне потом подарят. Витя сегодня плакал. В карты играть не хочет. Не ест. Мне всю ночь снились идиотские сны.


День 4.


Эксперимент начался. Первая попытка меня напугать провалилась с треском в жопе. Среди ночи я проснулся от того, что кто-то разговаривает. Наверное, это Витька, подумал я, но нет, его кровать была пуста. Голоса стихли, однако стоило мне снова закрыть глаза, как в дверь постучали. И опять это был не Витя. За дверью вообще никого не оказалось. И вот тут было неплохо. Короче, я развернулся, направился было к кровати и тут же замер. За занавеской кто-то стоял. Женщина, кажется. Она была в халате и смотрела пустыми глазами сквозь меня. Недолго думая, я пошел к ней. Бабой меня не напугать. Когда я почти дотопал до занавески, дамочка истошно заверещала. На секунду я потерял ее из вида, а как снова глянул в сторону окна, ее уже не было. Хороши, черти… На компьютере, наверное, ее как-то сделали, что ли… Больше ничего дрыщевого не происходило. Интересно, где Витя?


День 5.


Пугалочки продолжаются. Только теперь они совсем никудышные. В общем, сегодня меня кормили, типа, человечиной. Да, притащили контейнер с едой, а на крышке написано «Станислав Георгиев, 20.10.1987». Сначала я подумал, что просто хавку перепутали, но, как оказалось, это не контейнер предназначался Станиславу, а Станислав предназначался мне. Ну и жру я его, а на вкус галимая говядина. И, главное, то мне кусок пальца попадется, то хрень какая-то нежующаяся... Ну какой нафиг Станислав?! На понт меня берут. Кароч, съел я Станислава-говядину и в хуй не дунул. После обеда пришел Витя. Более-менее вменяемый. Играли в карты. У него руки, как у закоренелого алкаша, трясутся. Я снова выиграл.


Пишу ночью. Сейчас в моей комнате стоит три человека. Проснулся, а они уже тут. Стремновато… Рты у моих гостей вытянуты, глаза завязаны. Разговаривать со мной не хотят. Один из них иногда пошатывается. Не, ну чтобы напугать, они же должны хоть что-то сделать... А то стоят, как истуканы, че очковать-то? Витя спит, лягу и я».


∗ ∗ ∗

Тут я прерву цитирование дневника Егора. Помните, я писал, что ссылку на блог мне прислал однокурсник Стас? Если быть точнее — Станислав Георгиев. Именно его якобы съел Егор. Стасик прекрасно знал о трагедии в нашей семье. Я заподозрил, что это розыгрыш. Не знаю, зачем ему было нужно писать все это... Я позвонил Стасу — его телефон не отвечал. Впрочем, последний раз мы общались очень давно, и он мог просто сменить номер. Я перезвонил на домашний. Его мама, Вероника Михайловна, с болью в голосе сказала, что Стас пропал. Пропал больше года назад.


∗ ∗ ∗

День 6.


Сука, когда они успели? Проснулся весь в крови. Ну, якобы в крови. Так-то понятно, что это краситель. Это не страшно, это не кайфово. Пришлось отмываться и менять постельное белье. Сегодня кормили не Станиславом. Снова овощи. Станислав был гораздо вкуснее. Среди дня пришел Витя. Принес три бутылки водки. Весь день бухали. Витя косячит. Сильно косячит. Заговорил о проекте. Мол, тяжело ему, боится не продержаться. Он так добазарится, выпрут его отсюда без выплат и ноутбука.


Лег спать, слишком ужрался. Проснулся от чавканья. Это капец. Я понял, че Витя мутный такой, он просто засланный казачок оказался. Его едят! На соседней кровати лежит Витя с пробитой грудиной, и в ней ковыряется ребенок. Голый и покрытый пятнами. Что за больные ублюдки? Детей-то зачем к такому привлекать? Тем более голых… Подошел поближе. Мальчик зашипел на меня. У него лицо взрослой женщины. Близко не подпускает. После водки тошнит, вырвало. Существо съело мою блевотину… Снова вырвало. Спать не могу. Смотрю, как потрошат Витю.


День 7.


Не помню, как уснул. Проснулся в ужасном состоянии. Не могу понять почему, но на улице ночь. Остатки Вити лежат на кровати, никто не убирает. Жрачку не несут. С момента пробуждения прошло 7 часов. На часах 16.23… почему темно?


Я задремал. Пока я спал, принесли ужин. Снова дурачатся: теперь мне надо съесть человеческую руку. Поел. Уснул…


Они умеют пугать. Я пришел в себя посреди ночи. Витя смеялся. Его куски на кровати уже начинают попахивать, но верхняя часть тела была почти не тронута. Вот она и нашла в данной ситуации что-то смешное. Ржет и смотрит на меня. Рот весь в крови. Это, видимо, робот какой-то… Как в фильмах. Завели его, и он ржет, больше ничего не может. Это мешает спать. Но я попытаюсь.


Сука… Снова проснулся от Витиного смеха, но ржал он уже на моей кровати. Открываю глаза, а его дикая морда смотрит прямо на меня и ржет. Упал с кровати, отошел к окну. Витя кричит: «Не уходи. Давай играть в карты?!». В дверь застучали, очень сильно. Я не хочу никому открывать. За окном танцует женщина. Похожа на ту, которая стояла за занавеской. Да, мне страшно… Но осталась всего неделя. Отступать я не буду.


А еще я понял, что понятия не имею, на кого работаю и где нахожусь…


День 8.


Мне страшно за свое здоровье. Меня не пугают их дебильные голограммы и актеры, я больше боюсь за свой рассудок. Вторые сутки за окном темень. Это не нормально. Вечные визитеры в моей комнате меня раздражают. Кстати, по поводу рукоприкладства, мне же никто это не запрещал. Следующих гостей я буду пиздить.


Весь день никого нет. Не кормят, не пугают. Кусочки Вити снова молча красуются на его кровати. Лягу спать.


По ощущениям проспал часа 3, но судя по часам, прошло 12 минут. Да, от безделья время течет чертовски медленно.


Не понимаю, я смотрю на часы, они идут как обычно, но время… время тянется дольше… Я чокнулся, это, наверное, с голодухи.


«Дом, который построил Джек». Я помню этот стих наизусть, он единственный, который я знал без запинки в детстве. Я прочел его 15 раз подряд, пробубнил себе под нос. Каждая зачитка занимает от 2 до 3 минут. То есть, на все 15 попыток должно было потребоваться около получаса. Нет! Часы показали две минуты, ДВЕ МИНУТЫ!!! Мне надо пожрать, иначе забирать деньги через 6 дней будет просто некому.


Витя ведь не настоящий… Это муляж. А вдруг он съедобный? Из чего они делают свои макеты? Попробую…


Сосед напоминает курицу. Очень хитро. Заставили меня включить свой инстинкт самосохранения. Иду спать.


День 9?


Я не знаю, сколько времени длится эксперимент. Часы исчезли, ноутбук не включается. Пишу на бумаге, она появляется на столе. Как они так незаметно проникают в комнату?


Пропала кровать! Я писал за столом, спиной к койке, поворачиваюсь, а ее нет! Сколько мне заплатят за 9 дней? Я хочу выйти из проекта.


В дверь стучит нечто. Голос, как у моей мамы. Стучит и воет: «Егор, сыночек, открой, у меня очень болит живот». Это не моя мама. Дверь заперта. Кричу, что с меня хватит, пусть придут и выпустят. Бесполезно, воет и снова просит впустить.


Дверь открыл мужик в халате врача. Молча вошел внутрь…


Я не думал, что придется писать что-то еще, но видимо, меня не хотят выпускать. Врач молча смотрел на меня и улыбался. Я распинаюсь, мол, спасибо, но я хочу домой, а он лыбится, кивает и продолжает молчать. Я подумал, что чувак глухонемой, написал: «Я отказываюсь продолжать эксперимент» - тычу бумажкой в лицо… «Егор, сыночек, открой, у меня очень болит живот»… Это сказал врач голосом моей матери… Это он был за дверью… Через несколько секунд его брюхо разошлось в разные стороны, будто кто-то порвал его изнутри. Из нутра их очередной куклы показался ребенок с лицом, испачканном в крови. Лицо, оно мне сразу показалось знакомым. Это мама… Лицо моей мамы. Существо начинает жрать врача, врач говорит голосом матери… Это безумие…


Я убил ребенка. Захерачил стулом. Я в эти игры больше не играю. Дверь открыта, кукла-врач не запер ее. Ничего больше не буду писать. Выхожу из проекта, выхожу из комнаты. Идите нахуй с такими экспериментами! Найду их офис, пусть заплатят то, что заработал. Ноутбук засуньте себе в жопу.


День 94.


Идет дождь.


День 139.


Я их видел.


День 195.


Завтра будем пробовать новеньких.


День 204.


Иррационально, но кто? Дядя Игорь? Едва ли я снова уеду в Ростов...»


∗ ∗ ∗

Это была последняя запись. С тех пор, как у автора перестал работать ноутбук, посты представляли из себя фото рукописей. Не знаю, кто писал эти короткие бредовые фразы с 94 дня, но точно не Егор. Почерк кардинально отличался. К тому же, он никогда не был в Ростове и никогда не пользовался словами типа «иррационально». Нет смысла нести это в полицию. Это не улика, не зацепка, не доказательство. Для общественности блог — вымысел, весьма посредственная страшилка, рассказанная наспех и не раскрывающая деталей или общего смысла. Однако для меня этот блог — луч надежды. Кто на самом деле прислал мне на него ссылку? Стас тоже был в проекте? Жив ли Егор? Если верить записям, брат покинул комнату почти 500 дней назад… Или не покинул.

Показать полностью

Фанатам Дом-2

Fucg

Депутат Госдумы Виталий Милонов предложил предоставить реалити-шоу «Дом-2» взамен изымаемой площадки в ТиНАО территорию бывшего полигона на архипелаге Новая Земля. По его словам, «там им самое место».


«Нужно освободить площадку, а взамен ничего не давать. Выгнать их и запретить Московской области давать площадку, Тульской, Тверской. Пускай они снимают на Новой Земле», — сказал парламентарий агентству городских новостей «Москва».


Летом стало известно, что площадка, известная как Поляна, на которой снимают «Дом-2», будет изъята для государственных нужд в рамках строительства автодороги из деревни Саларьево (Новая Москва) в столичный район Марьино. Столичные власти пообещали предоставить для реалити-шоу новую территорию, расположенную неподалеку от прежней.


«Дом-2» выходит в эфир с 2004 года. Компания-производитель несколько раз менялась, как и места съемок.

Фанатам Дом-2 Дом 2, Милонов

А вы уже проверили себя в Digital Диктанте?

promo спoнсорский пост

Сегодня и завтра, в честь 25-летия Рунета, на сайте цифровойдиктант.рф все желающие могут проверить свой уровень компьютерной грамотности. А вы что подумали? Нет, правильно писать слова и расставлять запятые — это другой диктант.


Знание современных технологий — одно из ключевых требований во многих профессиях, и с каждым годом эти знания становятся все более ценными. По мере прохождения Digital Диктанта вы сможете закрыть некоторые пробелы в знаниях (ну или узнать, что у вас их нет!).


Первая часть диктанта посвящена основам компьютерной грамотности: различным устройствам и знаниям базовых программ. Вторая — работе с интернетом, социальными сетями и онлайн-приложениями. Третья — защите персональных данных.


До окончания диктанта осталось не так много времени, так что не откладывайте в долгий ящик. А как пройдете, возвращайтесь в комментарии к этому посту и делитесь результатами.

Отличная работа, все прочитано!