Необходимо войти или зарегистрироваться

Авторизация

Введите логин, email или номер телефона, начинающийся с символа «+»
Забыли пароль? Регистрация

Новый пароль

Авторизация

Восстановление пароля

Авторизация

Регистрация

Выберите, пожалуйста, ник на пикабу
Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
У меня уже есть аккаунт с ником Отменить привязку?

Регистрация

Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
Создавая аккаунт, я соглашаюсь с правилами Пикабу и даю согласие на обработку персональных данных.
Авторизация

Сообщество

Сообщество

Сообщество - Око государево

Око государево

227 постов 3 749 подписчиков
Полная информация
Правила сообщества

Сомнения следователя

MuxxDuxx в Око государево

Этот пост написан в продолжение предыдущего https://m.pikabu.ru/story/ssvoloch_6704407 там в комментах затронут тема "вправе ли следователь сомневаться". Так что давайте поразмыслим.

29 марта в степи был найден женский труп. Из-за гнилостных изменений черты лица неразличимы, дактилоскопировать даму тоже не удалось. Одета она была по-зимнему, но по фасону куртки и брюк возраст определить было трудно – обычные вещи с привозных рынков. Вместе с трупом был погребен пакет с детскими тетрадками (девчачьи гадания, романтические стихи и т.п.). Но чьи это тетрадки: её или, может быть, дочери, внучки? Мало ли женщин бомжевало в те времена по чабанским точкам?

В морге тело пролежало неопознанным несколько недель, пока опера не принесли ориентировку.
На Старый Новый год в соседней Ростовской области без вести пропала 15-летняя девочка. У нее остались две сестры и пьющая мать – семья неблагополучная. Старшая сестра оказалась в загуле, уехала куда-то «на гастроли», мать – в запое. Участковый привез в морг 14-летнюю сестренку и пару прижизненных фотографий пропавшей.

Одежда, рост, вес, цвет волос и почерк в тетрадках - 99,9% она. Красивая была девушка. Со слов сестры, встречалась погибшая с 19-летним Русиком с 12 лет (для той местности это было нормой) и в последний день ее видели именно с ним. Ругались часто, бил ее периодически, даже при посторонних – ревновал, говорят, даже любил.

Опергруппа выехала за Русланом. Но проблема в том, что причина смерти девочки так и не была установлена. Слишком долго тело пролежало в сырой земле. Кости все целы, проникающих ранений нет. Кожа и мягкие ткани почти полностью сгнили.

Ростовские оперативники допросили подруг погибшей – 13 января днем девочка гуляла с ними, приехал Руслан и устроил сцену ревности, типа, не отпросилась (тоже вроде как норма в отношениях местных девочек с горячими переселенцами с юга). Они уехали вдвоем на мотоцикле (не знаю как, но на мотоциклах там ездят и зимой) и с той минуты девочку больше никто не видел. По факту её безвестного исчезновения в местной прокуратуре был отказной (загуляла), в котором было объяснение Руслана, дескать, поругались, отвез ее домой и больше не видел, сам тоскую.

Этот Руслан оказался крепким орешком. Били его долго. Два месяца. Ни слова лишнего – стоял на своём. Тем временем пришло заключение СМЭ – смерть от механической асфиксии. Эксперты вроде как восстановили небольшой участок кожи на шее и обнаружили следы удушения. Больше никаких зацепок.

Дело в том, что от их села до места захоронения было довольно далеко, дорога грунтовая, маршрут напрямую не построишь. Отработали все ближайшие поселки, появилась информация, что их обоих видели в тот же день в небольшом селе в 40 км от дома – прямо посередине пути от дома до могилы. Как раз в это время родственники Руслана сменили адвоката и парень заговорил. Да, ссорились, но домой поехали не сразу. Сначала ездили к друзьям на дискотеку (Старый Новый год же) в тот самый поселок. Для справки. Пыхтеть до этого поселка зимой на мотоцикле – то еще удовольствие, даже если там самые крутые праздники. Холодно, дорога неровная, 40 км – это часа полтора в лучшем случае. На месте «движений» оказалось мало, решили поехать дальше уже в «наш» поселок (20-25 км примерно), пока совсем не стемнело. Сомнительно, но это еще ближе к месту, где ее нашли. Когда стемнело, они заблудились, наскочили на кочку, она, подпрыгнув, упала с мотоцикла и потеряла сознание. Он положил ее животом на бензобак (как джигит, ворующий невесту на коне) и поехал искать больницу – в райцентр (путь совпадает), удерживая за капюшон. Так что в дороге, скорее всего, он мог ее нечаянно задушить, сдавив дыхательные пути «горлом» куртки.

Почти стройная версия в части направления, времени, места и обстоятельств причинения смерти. Только уж как-то не увязывалось это со здравым смыслом. С другой стороны, в этой истории вообще здравым смыслом не пахло изначально. По дороге он понял, что Дездемона мертва, испугался и решил похоронить. Заехал на заброшенную чабанскую стоянку (недалеко от места захоронения такая действительно была), нашел там лопату (вряд ли, но как опровергнуть?), выкопал яму и похоронил. Стоит отметить, что яма была довольно глубокая – метра полтора и весьма сомнительно, что молодой и не самый крепкий парень сумел посреди ночи вырыть такую глубокую могилу в мерзлой глине. Умом-то понимаешь, что он выкопал бы от силы полметра, присыпал тело землей и уехал бы. Но это лишь мои субъективные сомнения, опровергнуть которые в процессуальном плане было нельзя – не ждать же следующей зимы для следственного эксперимента.


Итак, в деле было всего два объективных факта: дата исчезновения девушки и место обнаружения её трупа. Остальное строилось на показаниях свидетелей, которые нельзя назвать безусловными в силу ряда причин. Тем не менее, пара ругалась в тот день, но они вместе уехали на мотоцикле. В последний раз их видели в другом селе, где они уже не ссорились и откуда они опять-таки уехали вдвоем. Третье условно-сомнительное, но официальное заключение СМЭ о причине смерти. Более точного заключения уже было не получить – тело истлело. Ну и показания случайного Отелло о неосторожном причинении смерти. А это уже не убийство, там до двух лет всего.

Ах, да. И почти всем насрать: матери, старшей сестре – они погоревали, выпили и после девяти дней научились жить дальше. Младшей сестре только было страшно, но и она не могла ничего изменить. Две лучшие подруги погибшей развлекались по-своему, смерть лучшей подруги им никак не мешала развлекаться с парнями, в том числе с братьями Руслана. Кстати, когда я приехал допрашивать этих девиц (в деле были их краткие показания, полученные участковым, надо было передопросить лично), они обе были арестованы за тяжкие телесные: шли с дискотеки, увидели местного алкаша, избили его и палками забили ему бутылку шампанского в область туза. Ради прикола.


Руслана пришлось освободить, он получил два года условно. Не спрашивайте, почему условно. Может быть потому, что он осиротел в 17 лет и после смерти родителей «поднимал» младших сестёр. Может потому, что на суде мать погибшей слёзно за него заступалась, просила его не сажать, теребя подол нового платья. ХЗ.

Я и до сих пор не знаю, убил он ее или действительно всё произошло случайно. Действительно ли эксперты установили причину смерти или «натянули» по чьей-то воле.

Показать полностью

С-сволочь!

MuxxDuxx в Око государево

История реальная, подлинная, моя.


Убила одна баба мужика. Давно хотела, но не решалась, а тут решилась. Достал он ее сильно. Не просто колотил ее, а издевался над ней и дочерям перепадало. Старшая, как девятый класс закончила, в другой город поступила, там же замуж выскочила и напрочь забыла дорогу домой. Младшая в седьмом классе училась, ждала свой черёд. Жене не сладко приходилось: и известь ей в глаза сыпал, и окурки на теле гасил, и ножичком живот царапал, чтоб посторонние не увидели. Всячески изгалялся. Она терпела, терпела и не вытерпела. Заколола его спящего прям в сердце, прям промеж глаз его любимого Сталина, будь он неладен. Пьяная была. Дочь младшая проснулась от рёва, позвала соседей, а те милицию вызвали. Участковый прибежал на место через пару минут – дом расположен через дорогу от райотдела – она стояла над трупом пьяная и орала: «Получил, тварь! Будешь знать! Теперь-то ты нас не замучаешь, с-сволочь!» А потом сокрушалась: «Что ж я наделала? Что ж теперь с нами будет?»


Это и соседи видели и слышали отчётливо. Дочь подтвердила, что вечером отец пьяный пришел и избил маму (телесные присутствовали, да никто и не сомневался). Арестовали женщину, конечно. Девчонку старшая сестра к себе забрала, её же потерпевшей и признали, а на допросе она заявила, что отец не заслуживал такой легкой смерти, надо было его расчленить и крысам скормить.


Мать на допросе всё подробно рассказала: как решилась, как убила. "С-сволочь! С-сволочь он был!" - с такой ненавистью произносила она это слово. Ненависть - штука накопительная. Потом рыдала, а раскаяния вроде как и нет, но это понятно. За дочь младшую переживала больше. Я им свидание дал – часа три сидели, плакали.


Уехала тетушка в СИЗО. Через месяц заключение СМЭ пришло и психиатрия, я вызвал ее конвоем. Показания она больше давать не хотела, молчала, чтоб не плакать. Настаивать не стал, выполнил еще несколько процессуальных формальностей и дело в суд передал. Судье она заявила: «Не помню ничего». Ну, «не помню» - это ещё не отрицание вины. Прежние показания огласили, свидетелей допросили, вещдоки и экспертизы исследовали и с учетом исключительных обстоятельств дали ей ниже низшего – пять лет. Приговор она не обжаловала.


Было это в 2001-м. Через год я в другой район перевелся, потом в третий и так далее. А в 2006-м снова в это район вернулся уже в должности заместителя прокурора. Приходит ко мне на прием женщина. Мужа, говорит, пять лет назад убили, а меня посадили. Настоящий убийца, с-сволочь, где-то бродит – хочу, чтоб вы дело возбудили, пусть найдут да накажут. Я когда это слово "с-сволочь" услышал, меня осенило: «Как, говорите, Ваша фамилия?».


Она. Отсидела от звонка до звонка. Постройнела, выглядит получше, чем тогда: одета со вкусом, не по-сельски, речь уверенная, взгляд пылающий, как у революционера. Спрашиваю: «Меня, случайно, не узнаёте?» Отрицательно машет головой, не узнала. «Я следователем тогда работал, Ваше дело вёл с самого первого дня, Вас же допрашивал лично. Это ведь Вы мужа убили. К чему теперь всё это?» Убежала, но вернулась после обеда. «Понятно всё с вами, не будете убийцу искать, значит. Меня посадили, а сами повышение получили. Ясно, правды от вас не добьёшься. Ну, ничего, я знаю, кто моего мужа убил. Я его сама накажу, вот увидите!»


И ушла. Никого не убила, вроде. Вернулась в свою квартиру, на работу устроилась, не бухала. Дочки с внучатами иногда приезжали. Село ж маленькое, все друг друга знают. Говорят, она всерьёз поверила, что мужа не убивала. Зато жить заново научилась.


Вот ведь как разум человеческий устроен. Придумал себе защитную версию, чтоб не свихнуться, и сам в неё поверил.


Или правда не она?

Показать полностью

Милиционер, ч.9

LLIta3r в Око государево

Всем доброго времени суток, дорогие пикабушники! Сегодняшний пост назову "Жадность фраеров сгубила". Итак, лето 2008 года, лето, ночная смена (чуть менее полугода службы, всё ещё с наставником, уже при пистолете).


Несколько раз бывали такие смены, что пока одна группа пытается поужинать, соответственно другие группы задержания перекрывают свой и соседний район, тут вдруг одна сработка, вторая, экипажи выезжают на вызовы, обедающие быстренько кидают в желудки еду и экстренно выезжают на помощь плюс экипажи соседних служб ГИБДД и ППС взываются к помощи, и движуха происходит интенсивная. Так и тут перекрывали мы свой район патрулирования и ещё "тех парней", пара экипажей на вызовах, и тут у нас, в районе часа ночи, срабатывает кнопка тревоги одного магазина. Именно кнопка тревоги, т.к. магазин охранял охранник преклонного возраста, и именно он нажал эту самую кнопку. И мы помчали на всех парах с соседнего маршрута на вызов. Ехали долго, минут 5. А ситуация была следующая (со слов сторожа):

_______

Четверо человек на автомобиле из соседней области решили украсть из кассы магазина деньги (тогда ещё некоторые почему-то деньги не сдавали в инкассацию или в сейф), назовём их водила, толстый, тонкий и шустрый, прям вот реально погоняла им так подошли. Вломились они в магазин, взломали кассу, прошло уж как пара минут, сели в машину и вроде бы валить надо, но вспомнили, что в магазине есть ещё терминал оплаты, неплохо бы и из него деньги вытащить. Зашли обратно в магазин и стали взламывать этот самый терминал. Уж чего там они пытались делать, но ничего не выходило, решили они плюнуть на это дело, вышли из магазина, и тут подъезжаем мы.

_______

Ситуация следующая: стартует машина с водителем, а остальные трое в разные стороны сиганули, я со старшим погнались за двумя, но было темно, они стартовали с преимуществом по времени, плюс частный сектор с кучей улочек, мне не знакомый район. В итоге старший догнал толстого, его задержали. Тут же передаём информация по автомобилю (и его через 20 минут на посту ГИБДД на выезде из города тормозят и задерживают водителя). Итого осталось задержать двоих, тонкого и шустрого молодого парня, как нам пояснил все детали задержанный толстый мужчина, ранее оказавшийся судимым и готовый был сотрудничать. Тут и созревает коварный план сразу по "горячим следам" задержать хоть кого-нито.


Решили с молодого начать. Созвонившись с ним по телефону, толстый назначил ему встречу тоже в частном секторе, якобы на такси его заберёт и они уедут. В роли такси выступил автомобиль старшего, VW Passat 4, в роли таксиста сам старший, сдавший оружие перед этой "операцией", пассажир - закованный в наручники и вообще обездвиженный толстый на пассажирском сидении, и я, спрятавшийся с позиции лёжа на заднем диване затонированного авто. Подъезжаем к назначенному месту, выходит к автомобилю нужное тело, и в последний момент он всё-таки смекнул что что-то нечистое дело, и ломанулся от машины в темноту. Я пока вылез из машины, хоть и относительно быстро, и броню в принудительном порядке на меня одели, в ней особо не по-шустришь, рванул за ним и чую что не успеваю, больно быстро товарищ делал ноги. Останавливаюсь. И тут оклик старшего "стреляй в воздух". Единственный раз за всю службу прокричанная фраза "Стой, стрелять буду!", совмещённая с действием. Достал ПМ, прокричал, достал патрон и 2 раза выстрелил в воздух. Шустрик сразу упал на землю, я поджал и в наручники его, самого адреналин долбит. Твою мать, я на смене стрельнул, едрить колотить!!!!! Вызываем дежурного, всё описываем как и что произошло. И тут началось...


Вобщем, лучше бы этот чел убежал, ибо меня так ебали за эту стрельбу, старшего чуть поменьше, но тоже жёстко, он же старший плюс мой наставник по службе. Заставили найти обе гильзы, написать каждому из экипажа, включая водителя, хотя он вообще не при делах был, обьяснительные, повезли в наркологию на медицинское освидетельствование, и после забрали пистолет плюс изъяли карточку-заместитель на его же. Проводили внутреннюю проверку около месяца, всё это время я на дежурства выходит без оружия, только со спец. средствами. Ну и как по итогу, мне влепили выговор за неправомерное применение огнестрельного оружия, старшему аналогично, но за другой причиной. У меня до сих пор спорное мнение по этому поводу, ну выговор это конечно не самое страшное что могло начальство накрутить мне.


А четвёртого члена этой преступной группы тоже задержали, ближе к утру. Деваться ему кроме как на вокзал вроде бы не было, как мы решили, поэтому пасли его аккуратненько. И ближе к утру заметили ошивающегося неподалёку мужчину, подходящего по приметам, далеко до него было, но нам в помощь выделили пару экипажей ППС, мы их по рации и попросили аккуратно проверить этого человека. Ребята грамотно сработали, быстро на него вышли и так же быстро задержали.

________

Такая вот вышла смена. Через месяц, когда выговор дали мне, вернули и карточку на пистолет, но я решил что применять его надо будет более осмотрительно, благо больше стрелять не пришлось))))) Такая вот история. Всем мир)))

Милиционер, ч.9 Милиция, Работа, Длиннопост, Текст, Реальная история из жизни
Показать полностью 1

Про торжество правосудия

yulianovsemen в Око государево

Данный пост вызван воспоминаниями, возникшими после прочтения поста коллеги @neirat “Об отпечатках пальцев» (https://m.pikabu.ru/story/ob_otpechatkakh_paltsev_5148376). В истории, о которой пойдет речь, тоже фигурировали отпечатки пальцев. И эти отпечатки тоже способствовали в итоге поимке злодея, но сама история в сущности немного о другом. Точнее,  совсем о другом. В общем, судите сами. Необходимое предупреждение: история не короткая, мягко говоря.


События происходили в середине нулевых годов нашего века, когда я служил в подразделении собственной безопасности органов внутренних дел. В один из летних дней мне позвонил заместитель прокурора областного центра, курировавший следствие прокуратуры (следственного комитета тогда образовать еще не успели), и пригласил приехать к нему для разговора по весьма серьезному делу. Конечно же, я незамедлительно прибыл в прокуратуру города, где от заместителя прокурора и одного следователя узнал обстоятельства этого дела. Вкратце суть была такова:


Примерно за месяц до нашего разговора в городе произошло двойное убийство. Потерпевшими были два бомжа в классическом понимании этого термина,то есть самые настоящие лица без определенного места жительства. Трупы их были обнаружены на краю стихийной свалки в промзоне города, смерть обоих наступила от проникающих колото-резаных ранений в жизненно важные части тела. Проще говоря, их зарезали. На месте происшествия наблюдалась картина внезапно прерванного пикника, то есть имелись напитки и бутылки из-под них, посуда и какие-то объедки. Что было очень нехарактерно для подобных случаев, трупы нашлись спустя очень непродолжительное время после убийства, на месте происшествия при осмотре было даже обнаружено несколько больших луж вещества бурого цвета, похожего на кровь (хотя не буду тут соблюдать формальности — собственно, это кровь и была).


Из-за того, что с момента совершения преступления прошло мало времени, наружные наряды милиции были ориентированы на задержание всех подозрительных лиц, находящихся в ближайшей к месту убийства местности, и прежде всего бомжей. Буквально через пару десятков минут один из нарядов задержал в той же промзоне метрах в пятистах от места происшествия молодого паренька, находившегося в состоянии алкогольного опьянения, и выглядевшего, как бомжик. Его тут же доставили в райотдел, где с ним стал работать уголовный розыск.


Паренек этот (назовем его Вася Шапкин) был из сельской местности, было ему что-то около восемнадцати лет. Где-то с полгода до этого он приехал в город искать работу. Однако ничего он не нашел, быстро спустил деньги, которые давала ему мать на съем жилья на первое время, но возвращаться в родную деревню все равно не захотел. Он связался с какими-то бомжиками и стал с ними бомжевать, перебиваясь каким-то случайными заработками время от времени. При этом он был не судимый, и вообще ранее с законом никаких проблем не имел.


Вот с этим Васей Шапкиным и стал плотно работать уголовный розыск Ленинского райотдела, на чьей территории и было совершено двойное убийство. Главным по этой теме был оперуполномоченный Заставкин, на котором тоже надо немного заострить внимание.


Заставкин пришел работать в уголовный розыск пару лет назад после окончания гражданского ВУЗа, и сразу обратил на себя внимание руководства как парень толковый, расторопный, работоспособный и схватывающий все на лету. Сначала он был так называемым «зональным» опером, то есть курировал определенную часть территории, обслуживаемой райотделом. Но поскольку на том поприще он достиг немалых успехов, то буквально за месяц до описывамых событий получил неформальное повышение: был назначен в группу по раскрытию тяжких преступлений против личности, или как говорят в милиции — в «тяжкие».


По раскрытию двойного убийства бомжиков Заставкин тоже сразу начал работать быстро и эффективно, так что буквально через пару часов после задержания Васи Шапкина позвонил следователю городской прокуратуры, который был на «дежурных сутках» и возбуждал это дело, сказав, что у него есть фигурант, который «в раскладе» по этому убийству, готов дать признательные показания и даже сделать «выводку», то есть подтвердить свои показания на месте происшествия.


Следователь немедленно приехал в райотдел, где допросил Шапкина, подтвердившего, что это он по синей грусти на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений зарезал двух малознакомых ему бомжей, с которыми распивал спиртное на стихийной свалке. Куда выбросил нож, послуживший орудием убийства, Шапкин не помнил. С ним был сделан осмотр места происшествия, и он на местности показал, где распивали спиртное, где он наносил удары ножом и где лежали трупы. Всё было «в цвет».


Кроме того, опер Заставкин указал следователю на мастерку Шапкина, на правом рукаве которой и на груди имелось несколько обширных пятен явно кровавого происхождения. Мастерка была изъята в присутствии понятых, и по ней была назначена судебно-биологическая экспертиза.


После этого Шапкин был задержан,затем арестован и помещен в СИЗО. Следствие же по делу неспешно продолжалось своим чередом: были получены заключения судебно-медицинских экспертиз по трупам, заключение биологической экспертизы, гласившее, что кровь на мастерке Шапкина происходит от обоих убитых бомжей. В общем, ничего особенно — рутина. Но потом пришло уведомление из экспертно-криминалистического центра УВД о том, что на бутылках, изъятых с места происшествия,изъяты следы пальцев рук обоих бомжей, а также еще двух лиц, известных системе АДИС «Папиллон». А вот следов пальцев рук Васи Шапкина не было обнаружено вообще никаких.


Получалась странная картина: Вася Шапкин, который пил с бомжами, своих следов на посуде не оставил, а оставили их какие-то два ранее судимых аяврика, которые ранее в деле вообще не фигурировали. С целью устранения данного противоречия следователь поехал в СИЗО и вновь допросил Шапкина,надеясь узнать от него, кто еще присутствовал на том злополучном банкете на свалке. Однако Шапкин поведал совсем другое.


Никакого двойного убийства он не совершал. В тот день он подрабатывал какую-то мелкую работу на одной базе, с ним рассчитались, и на эти деньги он тут же купил некой гамыры, которую употребил там же в промзоне, в кустиках. Когда он шел пешком оттуда, его задержал наряд ППС и доставил в Ленинский РОВД. Там опер Заставкин сразу стал заставлять его признаться в каком-то двойном убийстве. Шапкин все отрицал, тогда Заставкин и еще один опер посадили его в свою машину и привезл на стихийную свалку, где были лужи крови. Время было вечернее, и вокруг на километр, наверное, не было ни души. Заставкин поставил Шапкина лицом к себе, достал пистолет ПМ и сказал, что если тот не признается в убийстве, то его прямо сейчас завалят из ПМа, и искать никто не будет. Шапкин повторял, что он не убивал бомжей, и тогда Заставкин четыре раза выстрелил чуть в сторону от его головы. Шапкин понял, что сейчас его в натуре могут завалить и сказал, что он готов все признать. Тогда Заставкин показал ему на месте, где лежали трупы, объяснил, что говорить следователю — кто где сидел, как наносились удары ножом и т. д. В довершение всего Заставкин снял с Шапкина мастерку, и несколько раз обмакнул ее в лужу крови разными частями. Ну а дальше они вернулись в райотдел, был приглашен следователь, и все завертелось.


Короче говоря, со стороны Заставкина имела место конкретная подстава. Зам прокурора города и следователь кипели праведным гневом, потому что по существу подставили непосредственно их самих. Поэтому предстояло подтвердить либо опровергнуть показания Шапкина,для чего им требовалась квалифицированная помощь сотрудников собственной безопасности. Я такую помощь пообещал, и мы начали работать.


Прежде всего, я взял у следователя разрешения на вывоз нашими силами Шапкина из СИЗО на место происшествия. Там он оказал нам конкретные места — где стоял Заставкин в момент выстрелов, а где стоял он сам. То есть примерный район поисков возможного нахождения стреляных гильз (метров так десять в диаметре) был определен.


Затем в пятницу после работы я попросил наших сотрудников (именно попросил) одеться по рабочему и взять с собой чего-нибудь по своему вкусу. Лично я взял пива. Мы приехали на свалку и стали в буквальном смысле рыть носом землю,то есть искать в слое разнообразного мусора сантиметров десять толщиной стреляные гильзы. Искали мы часа два, когда мне улыбнулась удача — я нашел первую гильзу. Тут же я позвонил следователю прокуратуры, который расследовал то злополучное дело, и попросил срочно приехать на свалку с двумя понятыми делать осмотр. Следователь понял, что дело очень важное, и приехал буквально через полчаса, привезя с собой в качестве понятых двух молодых парней, которые в итоге выжрали почти что все наше пиво и даже часть кое-чего покрепче. А все потому, что нам стало некогда: мы продолжили рыть. В итоге нашлось еще две гильзы. Итогов нашем распоряжении имелось уже кое-что, а именно вещественное подтверждение слов Шапкина о том, что тут стреляли из Пма.


На следующей недели мы со следователем выехали в Ленинский РОВД изымать ПМ, закрепленный за Заставкиным. Когда следователь предъявил постановление о производстве выемки, дежурный по райотделу, отвечающий за оружейку, затупил и сказал, что без разрешения руководства отдавать табельное оружие не может. Из руководства на месте был только начальник КМ (криминальной милиции) Косогривов. Мы со следователем поднялись к нему, но кабинет был закрыт. Прождав минут двадцать, мы вернулись в дежурку и обнаружили начальника КМ там. Он сказал,что тоже ждет нас, поскольку случайно зашел туда и дежурный сообщил ему об изъятии пистолета. После этого ПМ мы изъяли и сразу отвезли его в ЭКЦ УВД на баллистическую экспертизу.


Где-то через неделю после этого мне позвонил следователь и недоуменно сообщил, что насколько он узнал от эксперта-баллистика, гильзы, найденные нами на свалке, судя по следам бойка на капсюлях, были стреляны не в пистолете Заставкина. Выходило, что из доказательств у нас ничего не было.


Тут мне пришлось призвать на помощь весь свой опыт,полученный при расследовании бандитизма и заказных убийств в 90-х годов. Я сам съездил к эксперту и спросил у него, сравнивал ли он гильзы только по следу бойка или еще по каким-либо признакам. Эксперт сказал, что только по бойку — это общепринято. Тогда я поехал в отдел вооружения УВД области и получил хранящиеся там четыре гильзы с контрольного отстрела пистолета Заставкина. Их я привез следователю и попросил того назначить новую экспертизу с вопросом: не стреляны ли контрольные гильзы и изъятые на свалке, в одном стволе. Следователь вынес такое постановление, и я отвез его в ЭКЦ сам,поскольку уже не доверял вообще никому.


Эксперт сам позвонил мне через два дня и сообщил, что контрольные гильзы по следам бойка полностью совпадают с найденными на свалке. Так для меня все встало на свои места: пока мы со следователем поднимались к кабинету начальника КМ, дежурный, который знал, что его там нет, позвонил по сотовому и срочно позвал в дежурку.Там, узнав о цели нашего визита, начальник КМ Косогривов зашел в оружейку, поменял боек в пистолете Заставкина на боек с какого-то другого ПМа, и подумал, что он всех перехитрил. Но о нем позже.


Вообще, когда стало известно, что мы работаем против Заставкина, у меня было несколько приватных разговоров с руководством управления уголовного розыска УВД области, в ходе которых меня активно убеждали, что Заставкин — хороший опер, хоть и молодой, у него впереди большое будущее, что Шапкин вообще его оговаривает и все такое прочее. Но меня эти доводы почему-то не впечатлили, потому что я понимал: мужики просто хотят прикрыть свои задницы на случай глобальных разборок по поводу причин и условий случившегося беспредела, и ничего больше.


Еще я предложил назначить физико-техническую экспертизу с вопросом: каков механизм образования следов крови на мастерке Шапкина? Ответ эксперта был однозначен — эти следы образовались путем мазков, а не брызг, что полностью подтверждало слова Шапкина.


Тем временем убойный отдел областной уголовки без лишнего шума нашел тех двух клоунов, чьи следы пальцев были обнаружены на бутылках с убийства.Один их них раскололся и дал показания о том, что это он убил обоих бомжиков ножом. Второй полностью эти показания подтвердил.


Так что в отношении Шапкина уголовное дело было прекращено, он был освобожден из-под стражи, отсидев в общей сложности что-то около двух месяцев, и уехал из города в свою деревню. А дело по обвинению Заставкина в превышении должностных полномочий и фальсификации доказательств было направлено для рассмотрения в суд.


В суде дело продвигалось очень муторно и сложно, и прежде всего потому, что резко переобулся потерпевший, то есть Шапкин. Для начала он тупо загасился, и не являлся в судебное заседание. Нам приходилось ездить в деревню и с помощью методов оперативнорозыскной деятельности извлекать его из нычек от различных знакомых, чтобы притащить в суд. Но в суде он сразу повел себя неожиданно. Для начала Шапкин заявил, что не имеет вообще никаких претензий к Заставкину, потому что он просто ошибся — бывает же. А то, что он на два месяца заторчал на СИЗО — так это даже лучше, его там кормили бесплатно, и только там он понял, что хватит бомжевать. Показания Шапкин в суде давал каждый раз разные, в конце договорившись до того, что никто в его сторону не стрелял, это он сказал под давлением сотрудником УСБ. Короче, Шапкина тупо перекупили, и это было понятно всем, думаю, что и судье тоже.


В концовке суд признал Заставкина виновным и назначил ему наказани в виде шести лет лишения свободы. Приговор этот устоял и в областной суде. Заставкин уехал отбывать наказание в колонию с несчастливым номером, расположенную в городе, широко известном своей оборонной и металлургической промышленностью, а также лозунгом русских туристов. Что с ним стало потом — я не знаю, его судьбу не отслеживал, так как было много других забот.


А вот судьбу начальника КМ Косогривова я как раз отслеживал, и в итоге он был уволен из органов внутренних дел за совершение проступка, порочащего честь сотрудника милиции. Вполне возможно, что этот его проступок (он по пьянке настучал кому в бубен в кабаке) и прошел бы незамеченный, но почему-то (даже не знаю, с чем это могло быть связано) об этом сразу стало известно подразделению собственной безопасности, и была назначена официальная служебная проверка. Закончил же он вообще печально: где-то через год после увольнения его приняла госкомдурь с весом на кармане прямо в его же машине, когда он толкал хмурого какому-то телу. Поэтому Косогривов сначала заехал на СИЗО, а потом и в ту колонию, расположение которой я уже описывал.


Вот так благодаря отпечаткам пальцев рук восторжествовало правосудие в одном конкретно взятом случае.

Показать полностью

На счет глупых преступников

manonthemoon в Око государево

Навеяло постом: https://m.pikabu.ru/story/polzovateli_reddita_poprosili_poli...



Кароче, это было давно, но я попытаюсь восстановить хронологию событий. На дворе 2013 год, я молодой опер заcтупил в состав СОГ. Лето, ночь.


01:30 мин

Молодой парень возвращается с дня рождения друга домой. Его путь лежит через дворы не совсем благоприятного района. По дороги к нему цепляются трое неизвестных, слово за слово, удар в голову, добивания ногами. Минус мобильный телефон и золотая цепочка. В общем классика.


01:35 мин

В ДЧ поступает вызов что в одном ночном клубе драка с охраной. ДЧ направляет экипаж на вызов.


01:40 мин

Ночь была не загружена и поэтому экипаж быстро приезжает на место, выявляет дебоширов, скручивает и везет в контору.


01:50 мин

Ограбленный парень добирается до оживлённой улицы, и ищет кого-то что бы позвонить в полицию, как раз на его удачи мимо проезжает экипаж ГАИ, парень их тормозит и сумбурно объясняет, что с ним произошло. На что гайцы не придумывают ничего лучшего чем отвезти его в РОВД, по дороге заехав на заправку, что бы парень смыл кровь, потому что их полномочия всё.


В это же время.

Дебоширов в конторе опрашивает дежурный участковый, один из дебоширов звонит другу и у них  происходит примерно следующий разговор:

-” Алё-малё, братан, меня с пацанами мусора повязали по беспределу, бери пацанов и подъезжай к Райотделу.”

- ” Не вопрос братан, брат за брата, сват за свата.”


02:00 мин

К конторе подтягивается подкрепление в виде группы поддержки в составе 5 – 6 человек, настоящих свидетелей, которые видели драку, охрана клуба не права, а Рафик невиновник. Трех самых ярых свидетелей дежурный проводит в зал ожидания.


02:05 мин

Гайцы привозят потерпевшего с грабежа, он с лету начинает рассказывать дежурному, что его побили и ограбили, и тут его взгляд останавливается на зале ожидания, и он восклицает:

”Так вот же эти не хорошие люди которые меня побили и ограбили”.


Горе свидетелей сразу мы взяли в оборот. Но они быстро сдулись, потому что у одного их них нашли украденный телефон и золотую цепочку, и дали расклад. Парень написал заявление и получил направление на снятие побоев. Бандитов допросили и отправили в санаторий на 72 часа.

Показать полностью

Глупость преступников - 2

Krigenn в Око государево

В копилку подобного https://m.pikabu.ru/story/na_schet_glupyikh_prestupnikov_655...


Дело было в моей практике: жулик недавно освободился и всюду таскал с собой сумки с личными вещами. Пришел к знакомой женщине «с целью совместного распития спиртных напитков». Собственно, данные напитки у них быстро кончились. Ближайший магазин из разряда «выпить/закусить» в долг продать отказался, и наш товарищ решил денег раздобыть. Вспомнил, что на его улице жили дедушка с бабушкой глубоко за 70 лет, решил, что называется, вежливо попросить их выручить в трудной ситуации финансово. Дом, как это часто бывает у старых людей, не закрывался. Поэтому наш герой благополучно проследовал в жилище потерпевших, где с названным вопросом обратился к дедушке. Вопросы задавались достаточно громко, в связи с чем проснулась и бабушка. Предприимчивый молодой человек решил к задаваемым вопросам приложить более увесистую аргументацию. Дедушку он избил руками и ногами, а вот бабушке по голове досталось металлической банкой. Подробности упустим, но не найдя особо ничего ценного, тот собрал со столов и тумбочек все что увидел, включая старую кнопочную «звонилку», да продукты питания, и в расстроенных чувствах направился домой. Помним ,с чего начиналась эта история? Так вот, чувства видимо были настолько расстроенные, что он свою сумку оставил дома у потерпевших. А в сумке было много чего, включая паспорт)

Но это еще не все, только сейчас при покупке…., придя домой, наш разбойник с большой дороги, обращается к своей женщине, мол, куда сумку дела. Она, опять таки, вежливо ответила ему: «а я знаю? где оставил, там и ищи!». Ответ дамы не устроил кавалера, в связи с чем, ей также причинены телесные повреждения. Еще сильнее расстроившись, товарищ не находит ничего умнее, чем позвонить в полицию, и сообщить что у него украли сумку с личными вещами и паспортом на его имя. Ииииииии… следственно-оперативная группа из двора бабушки и дедушки благополучно едет к нашему разбойнику.

Про юридически подкованных сельских жителей

yulianovsemen в Око государево

Очередная правдивая история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры будет посвящена некоторым аспектам, возникающим на практике при квалификации таких преступных деяний, как изнасилования. Конечно, начало звучит для обывателя несколько путано и неочевидно, но на самом деле всё будет понятно и жизненно. Итак, приступаем.


Время и место будет традиционным для моих рассказов: сельский район уральской глубинки в первой половине 90-х годов прошлого века. Да и главный герой все тот же — я сам, в те поры следователь прокуратуры сельского района. Как-то ко мне в кабинет зашли двое: молодая девица и тетка лет под пятьдесят. Типичная такая тетка советских времен, с непомерно развитой кормовой часть, отчего в целом её фигура напоминала утку. Девица же была самой обычной девичьей наружности, по тогдашней молодежной шкале её можно было отнести к категории «с пивом потянет». Тетка с порога сообщила, что они пришли писать заявление об изнасиловании. Мне бы тогда уже надо было насторожиться, ведь как правило, с заявлениями о преступлениях люди идут в райотдел, а уже потом собирается следственно-оперативная группа и начинает крутиться веселая процессуальная карусель. А эти сразу пришли в прокуратуру. Но почему-то я тогда не обратил на это внимания, и предложил объяснить суть происшествия.


Девица (назовем её Анюта и добавим, что ей на тот момент было двадцать лет) совершенно спокойно и ничуть не стесняясь начала рассказывать, что вчера в райцентре, где она живет с матерью, на улице случайно познакомилась с молодым человеком, пусть его звали Геннадий. Завязался разговор, по ходу которого Геннадий произвел на неё весьма приятное впечатление. Она предложила Геннадию пойти к ней домой, продолжить знакомство. Геннадий не отказался, купил бутылку сухого вина, они пришли домой к Анюте (мать была на работе), где употребили внутрь вино, после чего, говоря казенным языком, совершили половой акт в естественной форме по обоюдному согласию. После того, как половой акт и вино закончились, Геннадий собрался и ушел, оставив свой телефон на случай, если Анюте захочется продолжить знакомство.


Тут вступила в разговор мать Анюты и сообщила, что они пришли писать на Геннадия заявление об изнасиловании. Выслушав эту незамысловатую историю и удивившись такой нестандартной концовке, я задал матери Анюты резонный вопрос: Уважаемая Авада Кедавровна, а в чем, собственно, заключалось изнасилование? Мамаша тут же достала из сумки потрепанную бумагу и с победоносным видом протянула её мне. Бумага эта оказалась заключением врачебной комиссии о том, что Анюта страдает заболеванием в виде олигофрении в степени легкой дебильности, в связи с чем имеет третью группу инвалидности.


Эта бумага в корне меняла дело. Дело в том, что в те времена уголовная ответственность за изнасилование была предусмотрена частью первой статьи 117 УК РСФСР, которая гласила: «Изнасилование, то есть половое сношение с применением физического насилия, угроз или с использованием беспомощного состояния потерпевшей». При этом под использованием беспомощного состояния потерпевшей подразумевалось, что оно в силу своего психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, к примеру) не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий.


Таким образом, в действиях Геннадия усматривались признаки преступления, предусмотренного часть первой статьи 117 УК, и корячилось ему ни много ни мало, а от трех до семи. Поэтому я не мешкая приступил к сбору первоначального материала, то есть опросил Анюту и её мать, выдал Анюте направление на судебно-медицинское освидетельствование, а также снял копию врачебного заключения. Потом я по телефону, номер которого мне предоставила мать Анюты, я пригласил в прокуратуру самого Геннадия.


Явившись ко мне на следующий день, Геннадий на все задаваемые вопросы отвечал прямо, вроде бы ничего особо не скрывая. Ему девятнадцать лет, учится в городе в техникуме, живет там же - в городе. В тот день приехал в райцентр к приятелю, по дороге познакомился с девушкой Анютой, та после непродолжительного разговора предложила пойти к ней, чтобы немного удовлетворить инстинкт размножения. Он не стал отказываться - а что было отказываться, собственно, тем более при наличии юношеского спермотоксикоза на грани срыва контрагайки? Прикупив вина, они проследовал домой к Анюте, где и произошла борьба с вышеупомянутым инстинктом по обоюдному согласию.


Вместе с тем, Геннадий добавил, что накануне ему звонила мать той Анюты, и предложила зарешать вопрос с возбуждением уголовного дела об изнасиловании за кругленькую сумму. Сколько она запрашивала, я сейчас уже не припомню, но что-то много по тогдашним меркам. Однако денег таких у Геннадия не было, соответственно заплатить требуемую сумму он бы не смог в любом случае. Зафиксировав всё это в бланке объяснения, я отпустил Геннадия домой, и вообще по этому материалу взял паузу, с целью крепко подумать.


Через несколько дней, будучи в райотделе по каким-то другим делам, я спросил у участкового, который территориально обслуживал райцентр, за эту Анюту. Участковый тут же рассказал, что эта девицу именуют в местных райцентровских кругах не иначе, как «Анюта — Я тута», поскольку её неуемное стремление к удовлетворению половых потребностей было широко известно. Однако местные опасаются с ней свои потребности удовлетворять, поскольку уже несколько раз Анюта и её мать обращалась после таких случаев с заявлениями об изнасиловании, и чтобы не загреметь под фанфары на годы долгие парням приходилось от них откупаться.


Я не поленился и поднял в архиве прокуратуры несколько отказных материалов за последние года три, обстоятельства которых один в один совпадали с заплетом, в который попал Геннадий. Причем все эти материалы заканчивались заявлением Анюты о том, что никакого изнасилования не было, и что она просит разбирательство по этому факту прекратить.


Тут надо объяснить, что в те времена действительно существовала такая практика, по которой в возбуждении уголовного дела по износам отказывалось при наличии заявления потерпевшей о том, что она ни к кому претензий не имеет и просит к уголовной ответственности никого не привлекать. Хотя это и было, мягко сказать, не вполне законно, но объяснялось очень просто: в условиях невероятно возросшей в начале 90-х годов нагрузки на следственный аппарат это был единственный выход из ситуации. Потерпевшая довольна, а как именно обеспечили это — не важно: либо денег заплатили, либо свадьба, либо еще какие-то плюшки материального или нематериального характера, вот это и считалось главным.


Так что картина представлялась ясной: Авада Кедавровна как-то прочухала (как именно — не суть важно), что любое половое сношение с её дочерью вполне можно квалифицировать как изнасилование, и извлекала максимум пользы для себя из этой юридической ситуации. Вот поэтому она и пришла сразу в прокуратуру: уже знала, куда идти и что говорить.


Однако у меня возникло желание как-то помочь Геннадию в этой мутной ситуёвине, и прежде всего потому, что у меня имелось твердое убеждение, что на самом деле он никакого изнасилования в данном случае не совершал. С этой целью мне пришлось призвать на помощь конспекты по уголовному праву за второй семестр четвертого курса юридического ВУЗа, а также пыльную подшивку Бюллетеней Верховного Суда. Так вот, высшая судебная инстанция и юристы-теоретики трактовали норму о беспомощном состоянии потерпевшей в случае слабоумия однозначно: для того, чтобы такое деяние признавалось преступным, необходимо было явное понимание виновником того факта, что потерпевшая на самом деле имеет признаки психического расстройства и не может осознавать характера произведенных с её участием действий.


В случае с Геннадием этот момент представлялся вовсе не очевидным. Потому что Анюта выглядела опрятно, никаких явных отклонений от общепринятых норм поведения не проявляла. Да, если с ней разговаривать достаточно долго и на всякие темы, то можно было понять, что рассуждения у неё, как у двенадцатилетнего ребенка. Вот, пожалуй, и все явные признаки слабоумия. Поэтому я опросил нескольких жителей райцентра, которых мне любезно указал местный участковый, которые подтвердили все вышеописанные обстоятельства, из чего можно было сделать вывод о том, что распознать в Анюте умственного инвалида впервые видевшему её человеку было очень трудно. Дополнительно опросил и Геннадия, сообщившего, что ничего особенного в поведении Анюты он не заметил — обычная деревенская девица, о её психическом заболевании не догадывался, поскольку никаких поводов к этому не было.


В общем, на этих основаниях я и построил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Геннадия. Получив почтой уведомление об этом, Авада Кедавровна, понятное дело, жаловалась на меня в прокуратуру области и другие вышестоящие инстанции, однако ни к чему её движения не привели: решение было признано законным и обоснованным, оснований для его отмены не нашлось.


Больше заявлений об изнасиловании Анюты в прокуратуру района не поступало.

Показать полностью

Очередной неудачливый воришка

velialife в Око государево

Ну как воришка, сумма ущерба 370т.р.

Стоит на некой улице дом с комнатами гостиничного типа. В секции все друг друга хорошо знают, проводят вместе свободное время употребляя сорокоградусную, однако в целом все неплохие люди, работающие. И вот решил один из участников нашего детектива купить соседнюю комнату, дабы расширить жилплощадь, для чего оформил кредит в размере 500 т.р. и стал дожидаться освобождения желаемой площади предыдущими жильцами со сроком до середины января. 100 т.р. наш "ипотечник" потратил "на личные нужды", т.е. на карте оставалось 400 т.р. с небольшим.

Внезапно для всех наступил Новый год с последующими выходными и все жители секции, включая недавно заселившегося гражданина Т., упали в синюю яму, употребляя алкоголь на обще кухне с небольшими перерывами на сон.

4 января этого года алкоголь внезапно закончился и было принято решение отправить Т. в качестве гонца в магазин, для чего ему была выдана кредитная карта и пин-код, а также наставления о трате не более тысячи рублей.

Т. предварительно проверил баланс в банкомате и решил похитить некоторую сумму у хозяина карты (далее - потерпевший). Для того он с различных банкоматов снимал денежные средства на общую сумму 300 т.р., а также купил в аптеке таблетки для повышения потенции, в магазина золотые украшения, а также два телефона - недорогой хуавей и айфон СЕ на общую сумму 67 т.р., после чего вернулся домой. Алкоголь он так и не купил, в связи с чем, был отправлен другой гонец. Потерпевший в этот момент спал, поэтому вопрос сильно не обсуждался.

В последующие дни Т. подарил ювелирные изделия, айфон и 40т.р. своей знакомой с которой, предположительно вступал в половую связь, ибо при допросе сообщил, что за три дня все таблетки потребил, а также подарил хуавей и 5т.р. своему знакомому (информации о вступлении с ним в половую связь нет).

7 января потерпевший оклемался после выходных и самостоятельно добрался до банкомата, у которого после проверки баланса немного фалломорфировал. При разговоре с Т. последний свою причастность к пропаже денег отрицал, в связи с чем было принято решение обратиться в полицию.

Опера в тот же день установили все точки, на которых тратились деньги, изъяли видео и установили злодея.

После предъявления доказательств Т. вину признал, написал явку с повинной и заехал в СИЗО. Окончательное обвинение предъявлено по двум статьям - п. "в", "г" ч. 3 ст. 158 УК РФ (обналичивание через банкоматы) и ч. 2 ст. 159.3 УК РФ (покупка с чужой карты), ущерб для потерпевшего оказался значительным.  Дело благополучно ушло в суд на этой неделе.

Дети - не всегда цветы жизни, или о том, как подростки дом подломили

Lawen в Око государево

Место действия – небольшой депрессивный посёлок в паре десятков километров от районного центра Чебукино. Из развлечений – длинный деревянный барак, переделанный владельцем под торговый центр, пивной бар в здании, где раньше была поликлиника, и дом культуры, несколько лет как закрытый на ремонт. Его помещения в теплое время года использовала половозрелая молодёжь для уединенных встреч. Романтические свидания на крышах в тех местах особой популярностью не пользовались. Да и зданий этажностью больше двух в поселке не было.


В седьмом классе местной школы учился мальчик Ваня, который был не то чтобы забитым, но вот как-то не получалось у него находить общего языка с коллективом. Трогать его не трогали, обижать не обижали, но и общаться с ним ни у кого желания не было.


Мальчик Ваня по этому поводу ожидаемо расстраивался, и потому делал то, что обычно делают дети – то есть, глупости. Для того, чтобы хоть как-нибудь получить свою толику общения и социализации. Так как по меркам поселка его родители были людьми обеспеченными, дома у него стояла Сони Плейстейшн 2, единственная на всю округу. И он регулярно приглашал пацана из дома по соседству на предмет поиграть – а тот был, в целом, не против. Соседский мальчик имел возможность пару часов пошуршать с приставкой, а Ваня на какое-то время чувствовал себя полноправным членом общества и Чебурашкой, у которого всё-таки есть друзья.


Мальчик Толя (который соседский), приходя к Ване домой, помимо игры в приставку, не забывал внимательно оглядываться по сторонам. И ему, как ребенку из не самой благополучной семьи, в глаза бросались признаки материального благополучия. Два ноутбука на разных столах, микроволновка, похожая на космический аппарат, большой плоский телевизор и прочие вещи, какие он, сын матери-одиночки, работающей санитаркой в местной больнице, видел только по телевизору. И начала в Толе зарождаться классовая ненависть. Правда, он не знал, что это чувство называется именно так, но ощущал, видимо, какое-то жжение в груди и неуёмное желание всё взять и немедленно поделить.


Но ведь в одиночестве восстанавливать социальную справедливость неинтересно, правда? Потому он поделился с товарищами идеей подломить дом Вани. А те, бестолочи в количестве пять штук, с радостью на эту авантюру согласились. Подобрали день, когда родители Вани на работе, а сам он в школе на занятиях, свалили с двух уроков и пошли на дело. Как с улицы открывается калитка, Толя знал, выдергу для того, чтобы оторвать навесной замок на дверях, также припасли. Только вот навыков не хватило, проваландались с замком минут двадцать, потому решили сделать по рабоче-крестьянски: разбить стекло и проникнуть в дом через окно.

Полез самый худой, остальные по очереди принимали вещи из окна.


В совокупности похитили: неработающий ноутбук без батареи, работающий ноутбук, но без зарядного устройства, несколько кнопочных мобильных телефонов, один сенсорный "Леново", три флакона духов с серванта, триста рублей денег, палку сырокопченой колбасы из холодильника и приставку спутникового телевидения "Ростелеком". Телевизор с кронштейнов снять не получилось, да и не пролез бы он в окно. Потому просто несколько раз ударили молотком по экрану – чтоб неповадно было буржуям жить в роскоши, когда в стране системный кризис экономики. А под занавес навалили нехилую такую кучу прямо посреди ковра.


До сих пор для меня лично остается загадкой, почему не взяли приставку. Видимо, как-то в голову не пришло. А может, догадались, что сдать ее будет некуда, равно как и объяснить в случае чего родителям её происхождение.


Затарив весь этот хлам в заранее припасенный рюкзак, спрятали его в нычке под мостом и пошли в школу. Кипиш начался через несколько часов, когда Ванин папа, придя домой на обед, обнаружил следы вторжения. По моим ощущениям, его возмутили не сколько разбитая плазменная панель и пропавший сигнал спутникового ТВ, сколько непригодность ковра к дальнейшему использованию и общая оскорбительность жеста.


Папа пошел к участковому, тот глянул на место происшествия, по перечню пропавшего сделал логичный вывод, что развлекались детишки, отзвонился в школу, и выяснил, кого сегодня не было на занятиях. Школа маленькая, все на виду, и вычислили злодеев быстро. Краткая воспитательная беседа, категорический отказ папы Вани решать вопрос миром, и вот уже на место едет следователь СК – ведь несовершеннолетними совершено тяжкое преступление, и как можно в столь важном случае обойтись без следователя комитета? Пока все оформили, пока всё изъяли, на следующий день назначили пацанам с родителями явиться в райцентр, давать объяснения по материалу проверки. Возбуждаться сразу как-то желания особого не было, да и мало ли что, в конце концов.


Когда родители вместе с ребятами пришли в отдел, они были на удивление спокойны. Родители, как и дети, были уверены, что всё это просто невинная шалость, и не более – ведь ничего серьёзного не пропало. За ковер уже заплатили, стекло вставили, замок поправили и даже взяли кредит на покупку нового телевизора. Потерпевшие тоже умерили пыл и звонили следователю с просьбой забрать заявление.


Только вот маленькая проблема: вопреки мнению обывателей, кража относится к делам публичного обвинения, и позиция потерпевшего органы предварительно следствия в этом случае волнует крайне мало. Тем более, здесь налицо была группа лиц по предварительному сговору, с проникновением в жилище – до шести лет лишения свободы, между прочим.

Посему всех детишек вместе с родителями опросили, и несмотря на настойчивые советы найти адвокатов, родители отмахнулись: "Нечего, мол, нас запугивать, мы сами грамотные, в интернете читали, что только на учет поставят, и всё". А одна мамаша, особенно возмущавшаяся происходящим, вообще высказала предположение, что следователь с адвокатами в сговоре и просто хочет с его гонорара свой кусок поиметь.


Ну что же, хозяин – барин. Не хотите, не нужно, государство защитника на бесплатной основе предоставит. У нас же страна социально-ориентированная, граждан своих любит, как не в себя, разорится уж на защитника-то. Когда уголовное дело было возбуждено, и всех начали по новой тягать, но уже на допросы, родители громко кричали, что это беспредел, что они будут писать "коллективный иск в прокуратуру" и со следователя завтра же сорвут погоны.


Когда предъявили обвинение, энтузиазм несколько поугас, и в глазах начало просыпаться понимание того, что ситуация развивается немножко не так, как о том писали в интернете. И что просто пригрозить нахальному следователю прокуратурой – вопроса не решает. Следствие прошло быстро, в суд дело улетело со свистом, и все, помимо 13-летнего пацана, который еще не достиг возраста уголовной ответственности, получили свои штрафы. Вместе с судимостью за совершение тяжкого преступления. Хотя до последнего были уверены, что все это шутка, и как же можно детишек за баловство под суд отдавать. Что сказать – полна идиотами земля Отечества.

Показать полностью

Про скелетированный труп

yulianovsemen в Око государево

Очередная небольшая история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры будет посвящена не очень результативному выезду на место происшествия по факту обнаружения скелетированного трупа. Ответ на резонный вопрос: «А почему не очень результативному?» вы найдете в конце этого рассказа.


Короче, как обычно в моих историях, дело было в середине 90-х годов, в сельской глубинке за Уралом, в мою бытность старшим следователем прокуратуры сельского района. Летним вечером, часов в восемь, мне позвонил дежурный по райотделу и сообщил, что в лесу в окрестностях деревни Клюевка местные жители обнаружили прикопанные останки скелетированного трупа девушки. «Почему они решили, что это была девушка?» - спросил я дежурного, потому как ясно отдавал себе отчет в том, что на скелете ни первичные, ни вторичные половые признаки в принципе просматриваться не должны. «Да там труп с длинными черными волосами» - пояснил дежурный, присовокупив, что скоро за мной заедет «дежурка» с экспертом-криминалистом и опером уголовного розыска.


«Дежурка» заехала за мной, потом мы заехал за судмедэкспертом и заторопились в сторону Клюевки с максимально возможной скоростью для старенького УАЗ-469, то есть 50 км/час. Так что когда мы прибыли на место, то обстановку можно было охарактеризовать словами забытой ныне песни: «На деревню Клюевка опустился вечер, небо залунявилось, звезды пальцем тронь...». В общем, стало темно. Но нас это не смутило, и взяв с собой местного участкового и мужика, чьи ребятишки нашли в лесу прикопанные кости и показали ему это место, выдвинулись туда.


Место происшествия представляло собой небольшую поляну, точнее прогалину в лесу, размером где-то двадцать на двадцать метров, и метрах в пяти от грунтовой дороги. До деревни было наверное с пару верст. Подогнав УАЗик так, чтобы он светил фарами на поляну, приступили к осмотру. Действительно, в земле имелось небольшое углубление с полметра в диаметре, в котором просматривались длинные черные волосы и что-то белое, скорее всего кости. Поскольку это уже являлось осмотром трупа, то к делу приступил судмед, старый заслуженный потрошитель трупов по имени Юрий Николаевич (царство ему небесное, его уже лет десять как нет в живых). Юрий Николаевич надел перчатки и стал ковыряться в углублении со словами «Сперва достанем череп», подразумевая, что раз мы наблюдаем длинные черные волосы, то они явно должны примыкать к черепу. Наличие волос такой длины на других частях человеческого тела представлялось совершенно невероятным.


Юрий Николаевич возился минут десять, но упорная кость не поддавалась и извлекаться из земли не желала. Взяв имевшийся в УАЗике шанцевый инструмент, мы стали подкапывать землю вокруг углубления, но даже это не давало быстрого результата. «Ничего не понимаю» - недоумевал Юрий Николаевич, - «Это что же там за кость такая исполинская?». В воздухе явственно запахло мистикой, прямо как в момент основания телеканала РенТВ.


Но человеческий разум, упорство и желание поскорей закончить работу оказались сильнее всякой мистики, и в итоге совместными усилиями на свет фар УАЗика были извлечена здоровая такая костяра сложной конфигурации, но явно не человеческий череп. «За**па конского медведя!» - употребил Юрий Николаевич какой-то загадочный зоологический термин. «В смысле?» - переспросили мы. «Лошадь это, пацаны, лошадь!» - разъяснил судмед, - «Эти длинные черные волосы — конский хвост, а кость — тазовая».


Вот так не очень результативно и закончился этот выезд на место происшествия. Хотя не исключено, что в той местности до сих пор ходят легенды о закопанной в лесу девушке с длинными черными волосами…


Ну и пользуясь случаем, хотел бы поздравить всех причастных с сегодняшним праздником — днем работника прокуратуры Российской Федерации, и пожелать всего самого наилучшего, а главное — здоровья.


Кроме того напоминаю, что проект книги «Сообразим на троих» который мы запустили с  ДокторомЛобановым, практически завершён, но не совсем. По всем вопросам писать сюда https://vk.com/public139245478

Показать полностью

"Убийство с целью изъятия почки для трансплантации". Реальная история с оттенком крипоты.

Megakot2301 в Око государево

Убийство человека с целью использования органов или тканей потерпевшего для целей трансплантации очень редкий зверь в уголовной практике. Если честно, я никогда специально не искал судебную практику и вообще не знаю, есть ли в России люди, осужденные по п. "М" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Мне "посчастливилось" столкнуться с этой редкостью, о чем я и хочу вам сегодня рассказать.


Уважаемые читатели, сразу сообщаю что всё, что я пишу в этой истории - чистая правда. Я ничего не выдумал и не приукрасил, только факты, даже без моих выводов. Только имена изменил, а так история реально имела место в начале 2000хх в одном из городов Дальнего Востока России, желающие могут погуглить приговор суда. Я же расскажу ее так, как стало мне известно из первых рук и по горячим следам.


В те годы работал я следователем районной прокуратуры одного из городов ДВ. Дело было в начале ноября, в мои дежурные сутки. В нашем немаленьком и неспокойном районе дежурные сутки, как правило, означали 3-4 выезда "на бабушку" (естественная смерть старушки или деда, на которые мы тогда выезжали по приказу руководства) плюс "Троянец" (смерть от употребления технических спиртосодержащих жидкостей, в те времена у нас чаще всего травились жидкостью для чистки сантехники "Троя", до сих пор помню характерные следы белой пены на трупах) или "полукриминальный" (труп с парой синяков и с запахом перегара, по которому до судмедэкспертизы была непонятна причина смерти).


Эти сутки не задались с самого утра. В 9-10 я сел верхом на дежурку и до 8 вечера на работе не показывался, труп шел за трупом и хотя явного криминала не было, но технической работы хватало за глаза. Около 20 часов я наконец вернулся в контору и сел разбирать материалы. В это время мне, дежурному следователю позвонили опера краевого УВД и попросили быть на месте, потому что они везут мне странный материал и заявителя.

Как правило для следователя районной прокуратуры звонок из краевого УВД означал или огнестрел или что-то связанное с бандитами и орг. преступностью. Тяжелая и объемная работа, но гораздо интереснее "бабушек", поэтому я по быстрому запарил доширак и приготовился работать.


Пара оперов приехало ко мне около 21 часа и привезли с собой мужичка лет 35, опер зашел ко мне в кабинет и сказал: "#megakot этот пациент пришел к нам в 18 часов с явкой с повинной. Мы пока ничего не делали, поговори с ним сам, потому что он несёт такую чушь, что непонятно что с ним делать". Ну ок, послушаем....


- Я летом лежал в больнице, в ожоговом отделении, со мной в палате лежал Алексей. В сентябре нас выписали, но с Алексеем мы продолжали дружить и общаться, он часто бывал у меня. А недавно ко мне подошел незнакомый человек и сказал, что когда Алексей лежал в больнице его почки обследовали и они по всем параметрам идеально подходят для пересадки жене одного очень влиятельного и богатого человека. Он предложил мне подраться с Алексеем, нанести ему рану, потом вызвать "скорую" по номеру сотового, который он мне даст и приедет специальная бригада врачей, которая устроит Алексею естественную смерть в больнице, мне будет максимум пара лет за причинение вреда, а его почка будет изъята и пересажена.

За нанесение удара мне обещали 15.000$. Я согласился и он передал мне нож и сотовый телефон.

Сегодня утром мы с Алексеем сели выпивать, в процессе распития я ударил его ножом, но он встал и бросился на меня, я испугался и несколько раз ударил его молотком по голове, он упал и захрипел. Я вышел покурить и успокоить нервы, когда вернулся домой Алексей уже не дышал. Я вызвал по телефону медиков и сказал, что Алексей умер. Они обругали меня, сказали что труп им даром не нужен, бросили трубку и этот сотовый больше недоступен. Я подумал, завернул тело Алексея в ковер, закрыл квартиру и пошел сдаваться в милицию. Пока гулял выбросил нож в гаражах в районе Жд вокзала.


История была и правда диковатая, мужик (назовем его Кротов) подписал свои показания в виде явки с повинной и объяснения и мы поехали проверять рассказ на адрес.

Поскольку в правдивость истории поверить было тяжело, то первоначально мы поехали вчетвером на машине опера, не стали беспокоить эксперта медика и криминалиста.


Приехали, там было общежитие коридорного типа, помню что ключей у Кротова не оказалось и в комнату проникнуть мы довольно долго не могли, ждали пока его мать по его звонку привезет дубликаты. В общаге все было спокойно и история казалась нам еще более фантастической. Наконец дверь открыли и мы зашли.

- Где труп?

- В ковре, за креслом.

Заглядываю и там действительно лежит труп, завернутый в ковёр, пропитанный кровью. Приехали.


Дождались экспертов криминалиста и патанатома, все отфотографировали, осмотрели труп (одиночное проникающее колотое ранение груди и пара проломов черепа), отправили труп в морг и поехали с подозреваемым искать выброшенный им нож в гаражи. Сейчас на этом месте у нас модная и дорогая гостиница, а тогда было полузаброшенное ГСК с частью работающих и частью просто открытых гаражей. Там, в одном из гаражей по указке Кротова я и нашел нож. Приблизительно вот такой

"Убийство с целью изъятия почки для трансплантации". Реальная история с оттенком крипоты. Длиннопост, Преступление, Трансплантация, Убийство

(фото из интернета). Эксперт на месте мне сказал, что это медицинский ампутационный нож.


С Кротовым и всем наработанным материалом мы поехали в контору чтобы допросить его с адвокатом и отправить в изолятор.


Несмотря на ранний час (а было всего только 8 утра) в конторе нас уже ждала платный адвокат. Дорогой и известный. С ее слов - она хорошая подруга матери Кротова и та попросила её о защите... Ну что, все в жизни бывает. Естественно Кротов тут же отказался давать показания, взял 51ю и уехал на ИВС.


На следующий день это дело забрали у меня следователи краевой прокуратуры. Доказать какую-либо связь с медиками не удалось, дело было отправлено в суд по ст. 105 ч. 1 УК РФ (простое убийство), Кротов осужден.

От коллег знаю, что Кротов и погибший Алексей действительно летом вдвоем лежали в палате ожогового отделения одной из больниц, однако медицинских документов толком не сохранилось.


Что это было? Не хочу делать никаких выводов. Либо Кротов поехал головой и решил таким образом снискать сомнительную славу, либо я краешком задел что-то очень очень темное. Если честно было не по себе, да и сейчас вспоминать эту историю не очень приятно.

Показать полностью 1

Секс бесплатным не бывает, или сказ о том, как следователь нагнул систему

Lawen в Око государево

Звонок из дежурки разбудил Пашу глубокой ночью. Изнасилование, говорят, у нас тут – приезжайте, товарищ следователь, разделите вместе с нами горе потерпевшей. Так как по графику дежурств разделять горе была очередь именно Пашина – делать нечего. Тихо матюгаясь и стараясь не разбудить жену, оделся, подхватил папку и пошел к машине.


Уже на лестнице позвонил руководитель отдела, и в мягкой, ненавязчивой форме попросил не рубить шашкой сгоряча, присмотреться повнимательнее: а вдруг там и вовсе изнасилования не было, например. А то и без того, знаете ли, столов под бумагой не видать, семьи отцов в лицо не узнают, а клавиатуры к концу дня дымиться начинают. Паша на службе был не первый год, незадолго до описываемых событий получил свою четвертую звездочку, и сам все прекрасно понимал. Клятвенно пообещав сделать все по уму, и без нужды на себя и коллег дополнительный геморрой не вешать, положил трубку.


В кабинете угрозыска к моменту его прибытия было весело. Девочка потерпевшая, типично блядской внешности, заигрывала с операми, стреляла у них сигареты и намекала на то, что чай – это, конечно хорошо, но вот если бы чего покрепче мальчики налили, то она прям будет вся такая, как им надо. Закравшиеся сомнения окончательно оформились уже через пять минут разговора: изнасилования не было, а был лишь факт неоплаты услуг сексуального характера.


Стояла тем вечером девочка на улице, скажем, Заградительной, и зарабатывала себе на помаду. Где минетиком за пятихатку, а где и по полной программе – как клиент пожелает. Подъехал гражданин на автомобиле Хонда ЦРВ, обратился за полным комплексом услуг, каковой и получил согласно прилагаемой спецификации. Однако расплатиться отказался, сославшись на тяжелую экономическую ситуацию в стране и хроническую невыплату заработной платы, после чего работницу секс-индустрии из машины выкинул и поехал себе дальше. Но она глазастая оказалась, и обидчивая вдобавок – номер и марку машины запомнила. А уж где ближайший отдел находится, этой категории населения рассказывать не нужно – сама, без 2гис нашла.


Пришла в околоток, предварительно размазав слезы по щекам, добавила жалобности в голос и очаровала сначала дежурного, а потом и дежурного опера, который взял с нее объясняшку. Так, мол и так, шла себе вдоль дороги из магазина, подъехала автомашина, затащил меня злодей вовнутрь, изнасиловал и, слава богу, живой оставил. Марка такая-то, номер такой-то, прошу незамедлительно найти и покарать по всей строгости закона.


Опер по молодости лет и отсутствию рядом старших товарищей, уже предвкушая раскрытие тяжкого преступления в течение дежурных суток, подвоха не почуял. Заяву зарегистрировал, владельца автомашины установил и в течение двадцати минут вместе с экипажем ППС в обезьянник его и доставил – благо жил злодей в пяти минутах от отдела. После чего радостно сообщил проснувшимся коллегам, что он молодец, и вообще.


Энтузиазма коллеги не разделили – ибо расклад был, как говорится, налицо. Вот примерно в этот момент Паша к коллективу и присоединился. Руководитель как в воду глядел – износом и не пахло. Однако девочка заняла позицию неожиданно жесткую: или этот контрацептив штопаный платит мне 200 тысяч, или я стою на своем, и заявляю об износе. Акт был, был с ним, был без согласия, синяки найдутся – обратное не докажете. И в каком-то смысле она была абсолютно права. Перед Пашей встала нравственная дилемма.


С одной стороны, можно просто забить болт, опросить ее под возбуждение, направить на СМЭ, возбудиться и без особых моральных терзаний прилепить мужику лет пять. За жадность. Но такое поведение, во-первых, плохо сказывается на карме, а во-вторых, "и так столов под бумагами не видно". Значит, нужно искать другой вариант. А другой вариант девочка предложила сама – получит она свои деньги, а там уже как-нибудь извернемся и поработаем на отказной. Поразмыслив, Паша выбрал вариант номер два – что и сыграло с ним впоследствии злую шутку. Похерил бы свою совесть – целее был бы.


Доставленный в отдел гражданин отпираться от факта половой связи не стал что не заплатил - признал, и сам спросил: можно ли как-то решить вопрос. Паша, дабы уберечься от возможных обвинений в корыстной заинтересованности, на десять минут оставил девочку с гражданином наедине, а когда вернулся – были они не разлей вода. Сумма его устроила, девочка уже в мыслях начала ее тратить, и вопрос был только в гарантиях. Паша, максимально аккуратно выбирая формулировки, предложил гражданам освежить память о событиях, имевших место быть этой ночью, на протяжение, скажем, трех дней. А через три дня опять всем вместе уже у него в кабинете встретиться и окончательно определиться с версиями событий. Но вот девочку на СМЭ все-таки отправил. А как же – порядок есть порядок.


Дальше все начало развиваться непредсказуемо. Когда первая эйфория от такого легкого разрешения вопроса у мужика поутихла, стало ему казаться, что платить какой-то шалашовке за свою свободу две сотни – это непозволительное расточительство. У него же все-таки жена, детей в школу собирать нужно – а она и сама заработает. Но вот как бы вопрос с перспективой уголовного дела решить? Да все же просто. Достаточно сказать, что следак вместе с проституткой с него, честного гражданина, деньги вымогают. Угрожая перспективой уголовного преследования. И на второй день пошел гражданин в местное УФСБ, жаловаться на беспредел следственных органов. Где встретил полное понимание и заботу.


Паша подобный вариант, само собой, рассматривал. Как с вероятностью исчезающе малой, но все же – и потому в день встречи отзвонился девочке и попросил ее притаранить вечером на встречу бутылку коньяка. Рублей за пятьсот – а то работа тяжелая, весь в делах, в магазин сходить некогда. Девочка, конечно же, согласилась – но из врожденной жадности перепоручила эту задачу "насильнику". Так и сказав ему, что впоследствии было установлено в ходе изучения ПТП: "Капитану конины возьми пузырь, только чтоб не сильно фуфловый". Он, конечно же, взял.


Вечером на третий день мужик, заряженный операми мечеными деньгами и аппаратурой, нарисовался в следственном отделе. Встретился с девочкой в коридоре и напрочь забыл все инструкции. Она требовательно протянула руку к сумке, и он ее на автомате отдал. Распоряжаясь уже как у себя дома, она ему кивнула на кресло в коридоре: "посиди, мол, здесь пока". Зашла в кабинет, вытащила бутылку, отдала следаку, тот ее убрал в стол, и тут в кабинет залетели доблестные чекисты.


Пояснения Паша давал простые и очевидные: да, был проблемный материал с изнасилованием, опрашиваемые ссылались на плохую память, попросили время повспоминать. У меня на разрешение материала 30 суток есть, торопить их не стал. СМЭ, как полагается, назначил, чин-чином. Вот что попросил заявительницу мне за коньяком в магазин зайти – здесь да, был не прав, конечно. Ну так я вот уже деньги приготовил ей отдать, не за бесплатно же, верно? Готов понести дисциплинарное взыскание, на крайний случай.


Вырисовывался для чекистов и следака из управы, приехавшего крепить коллегу, качественный тухляк. В ПТП между следаком и девочкой ни слова о деньгах не было. Деньги были переданы ей, следак к ним не прикасался, да и девочка стояла на своем: с капитаном на бабки не договаривались, дал время подумать и определиться, делить с ним сумму не собиралась, предложения такого он не высказывал.


А вот мужик начал понимать, что дело пахнет керосином... Потому что смена следователя как таковая вопроса с заявлением девочки не решает. А ведь денег он ей не заплатил. А в материале пока только одна ее объясняшка, которую она давала оперу с самого начала. Начало, в общем, до него доходить, какую глупость он сотворил.


Руководителем следственного управления был тогда человек, скажем так, не сильно умный. Попал в регион, по большому счету, случайно – и рассматривал его как промежуточный этап в карьерной лестнице к большим и расшитым золотом звездам. А тут как раз очередная кампания по борьбе с коррупцией – и на момент, когда опергруппа в кабинете у Паши появилась, уже было возбуждено уголовное дело по факту вымогательства взятки. Деваться некуда – нужно избирать следаку меру пресечения.


Суд просили о страже, но в страже суд отказал, и отправил Пашу под домашний арест. С семьей, так сказать, побыть, пообщаться. А вот кадры управления побежали впереди паровоза и, пока он был на домашнем аресте, провели по-быстрому служебную проверку. И Пашу уволили. За дискредитацию всего, что только можно дискредитировать. Стал вот так бывший товарищ старший следователь ждать суда...


Год ждал. А проблема заключалась в том, что в суд никто этот тухляк направлять не хотел – ибо оправдательным приговором пахло, как дерьмом у деревенского сортира. Прокурор обвинзак подписывать отказывается – ибо ему за косяки смежников тоже никакого интереса выхватывать нет. Стали думать, что делать – и в ходе пристального изучения всех уголовных дел и материалов, что вел Паша на протяжение последних пары лет, обнаружили нарисованную подпись на протоколе допроса – сроки горели, пришлось изворачиваться. Обычная практика – но ведь это же СОСТАВ!!! По-быстрому возбудились, дела соединили, обвинение перепредъявили, исключив из него взятку, и с чистой совестью отправили в суд дело о фальсификации по ч. 2 ст. 303 УК, предусматривающей наказание до 5 лет лишения свободы. Без нижней планки наказания, что немаловажно.


Но ведь и Паша тоже не просто так дома сидел. К концу первого года своего домашнего ареста он направил жалобу в органы прокуратуры, в которой пояснил, что полагает свое увольнение незаконным и необоснованным. Служебную проверку провели с косяками, его не опросили, с результатами не ознакомили – так что, не восстановить ли следственному управлению Пашу в занимаемой должности, например? И не выплатить ли ему денежные средства за вынужденный прогул? Не говоря уже о компенсации морального вреда, который он испытывал, будучи отлученным от родного следственного управления, которому отдал не год и не два своей молодой жизни?


Прокуратура, очень нехотя, дала заключение об обоснованности Пашиных претензий, и в судебном процессе его представителя поддержала. Суд, сломленный натиском, Пашу на работе восстановил, вынужденный прогул посчитал, а вот компенсацию морального вреда выписал лишь в размере 3 000 рублей. Ну да и хрен бы с ним, на самом деле, с моральным вредом. Там и по компенсации сумма вполне себе получалась. Апелляционная инстанция решение райсуда засилила, и спустя пару недель после этого на Пашину карточку упали деньги. Оплата за домашний арест, можно сказать.


Стоит отметить, что, находясь в статусе отстраненного от исполнения обязанностей сотрудника, Паша получал зарплату от управления еще 8 месяцев, пока знакомился с делом и пока шел суд. И еще четыре месяца, пока не пришло решение апелляционной инстанции, которая утвердила приговор: 1 год 3 месяца лишения свободы. А за пару недель до вынесения решения апелляцией Паша уволился по собственному желанию, не дав злобным гномам из кадрового подразделения вновь испоганить ему трудовую книжку.


Как мы помним, в соответствии с положениями ст. 72 УК и 109 УПК, срок, который лицо отбыло под домашним арестом, засчитывается в срок лишения свободы день в день. Таким образом, Паша по итогу оказался абсолютно свободным человеком, но с судимостью. Так как он совершил преступление средней тяжести, то и судимость там гасится очень и очень быстро... Можно сказать, что отделался за свою доброту малой кровью. В настоящее время Паша – частнопрактикующий юрист. Вполне успешный, нужно сказать. А упоминание его имени в управлении вызывает среди кадровиков нервный тик и непроизвольное мочеиспускание.


Но что же было с незадачливым товарищем, который так не любит платить за оказанные услуги, спросите вы? А догадайтесь с трех раз. Девочка очень обиделась и остановилась на своих первоначальных показаниях. Категорически. Да и следователи, мягко говоря, после всех проделок гражданина, ни малейшего сочувствия к нему не испытывали. Посему следствие прошло быстро, обвинзак утвердили без проблем, и получил любитель халявной пиздятинки свои четыре с половиной года лишения свободы. Ибо не зря сказано: скупой платит дважды. Особенно, если виноват. Заплатил бы еще тогда, на улице Заградительной, несчастные полторы тысячи рублей честно отработавшей девочке, и жил бы себе спокойно.


Какая же из всего этого следует мораль? Да очень простая. Во-первых, пользоваться услугами проституток – небезопасно. Во-вторых, если пользуешься – плати. В-третьих, если тебе идут навстречу – не нужно считать себя самым умным и пытаться прощемиться между еб...ых.

И еще, как вы думаете? Часто теперь коллеги Паши будут проявлять понимание и пытаться разрешить ситуацию в обход установленной процедуры? Если можно просто сделать по закону, и не париться. То-то и оно.

Показать полностью

О том, как опера подзаработать решили, или ещё раз о мошенничестве

Lawen в Око государево

Не так давно обещал рассказать историю о телефонном мошенничестве - как говорится, армянское радио обещало, армянское радио сделало. @FicherFi26, @MartyAnn, @A.Kuzyashin, @Xpomou - к вашему вниманию)


***

Немногие обыватели знают, что сидеть, на самом-то деле, очень и очень скучно. Однообразный быт, одни и те же люди перед глазами, а из развлечений – чай, сигареты да стиры. Именно отсюда, кстати говоря, и берёт своё начало тюремный жаргон, отживающий своё институт "прописки" и прочие прихваты, призванные, по большому счёту, просто разнообразить жизнь. Однако с широким распространением мобильных телефонов отбывать свой срок сидельцам стало заметно интереснее.


С одной стороны – масса одиноких женщин, которые желают познакомиться и с большим удовольствием переписываются на сайтах знакомств с "несправедливо осуждёнными". С другой – не меньшее количество лохов, которые прямо-таки изнемогают от желания поделиться своими деньгами с предприимчивыми гражданами. И если первые на свиданки приезжают через раз, то вторые деньги переводят гораздо чаще.


***


Вот и Кирилл с Константином, когда уселись на свои, не самые длинные, срока (4,5 и 6 соответственно), быстро поняли, что без денег плохо везде. Что на воле, что на сроке – и потому начали искать возможности для организации своего финансового благополучия. Но сразу же встала глобальная проблема: без ведома администрации на нормальном лагере не происходит ничего. Начиная от перекидов, и заканчивая бизнесом на телефонных разводах. Потому-то и привела спустя непродолжительное время кривая дорожка Кирилла и Костю в оперчасть.


А получилось-то всё как? Банально до невозможности. Оказался у Кирилла телефон, а у Кости - отлично подвешанный язык. Историк по образованию, изъясняться он умел красиво, разнообразно и настойчиво. Обязанности распределили по справедливости: кто на что учился. Кирилл размещал в интернете объявления о продаже автомобилей премиум-класса по стоимости, вполовину ниже от реальной.


Указывал номер телефона, а на звонки отвечал уже Костя – сообщая потенциальным покупателям, что претендентов на такой вкусный вариант немеряно, но вот отчего-то голос звонящего ему очень нравится. Напоминает ему, значит, голос давно почившего двоюродного дяди, и оттого вызывает доверие. И потому он готов придержать машину – но ведь одним голосом сыт не будешь, верно? И потому Костя просил перевести ему минимальную сумму в качестве предоплаты – в доказательство серьёзности намерений контрагента. Скажем, тысяч 50-100. При возможности купить машину стоимостью в полтора миллиона за семьсот, кинуть полтос на карту – не проблема же? И кидали. Причем, с большим удовольствием.


***


Деньги переводились на купленные вольным товарищем Кирилла в даркнете карты, оформленные на левых лиц – и около месяца бизнес шёл неплохо. Пока в какой-то момент ребят не слил стукач из отряда – и в дело включилась оперчасть учреждения. Пригласили, пообщались, и изъявили желание войти в долю – а ведь опера умеют делать предложения, отказаться от которых фактически невозможно. И схема заиграла в новом свете: оперативные сотрудники затягивали в учреждение трубки, парни из отряда переехали в отдельно стоящий корпус для особо обласканных администрацией, где им никто не мешал трудиться круглые сутки, и деньги потекли если не рекой, то насыщенным ручейком – точно.


И всё бы было нормально, если бы не один момент, который порушил стройность схемы напрочь. У Кости возникло ощущение, что Кирилл вместе с вольным товарищем ставит его в известность не о всех транзакциях по карте, которые намотанные граждане производили. Он задал вопрос – а в ответ увидел лишь непонимание и агрессию, каковые его в имеющемся недоверии только укрепили. Кстати говоря, в ходе следствия было установлено, что подозрения были абсолютно беспочвенными – никто Костю не наёбывал. Но, как говорится, фарш обратно не прокручивается, а поданное через сайт заявление в региональный ФСИН обратно не забирается...


А вот именно через сайт Константин и решил найти справедливость – и с чистой совестью описал всю схему в своём пятистраничном заявлении. В службе собственной безопасности управления с документом ознакомились, вопросом озадачились, и начали, говоря официальным языком, "проведение оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление причастности должностных лиц к совершению ряда преступлений". Поставили на потапа, подвели в личный состав учреждения своего человечка, и уже спустя месяц с небольшим на руках был материал, позволяющий намотать товарищей офицеров, как не в себя.


***


В один прекрасный день вся весёлая команда во главе с начальником оперчасти была принята в тёплые, ласковые и заботливые руки следственно-оперативной группы. После непродолжительной беседы сначала показания дали два опера, которые непосредственно передавали трубки осуждённым, после них размотался начальник, а зэки – что с них взять? Зэки дали полный расклад, пытаясь кивать друг на друга.


Мол, делов не знаю, ведать не ведаю, думал, что помогаю продать реальную машину, а чего они там потом с предоплатой делали – не моё дело. Такова была позиция Константина, однако внятно ответить на вопрос, отчего он считал возможным принимать предоплату за одну и ту же машину с четырёх человек в день, у Кости не получалось – он начинал злиться и писать жалобы в прокуратуру о ментовском беспределе. Помогло ему это мало, и сверху к своим шести он получил ещё семь с половиной. Что, нужно сказать, с учётом количества эпизодов и общей суммы причиненного потерпевшим ущерба, было со стороны суда очень человеколюбиво.


Кирилл на этапе следствия начал активно сотрудничать, и помог выявить ещё несколько эпизодов преступной деятельности сотрудников, к изложенной истории никакого отношения не имеющих. Потому при осуждении к нему были применены все возможные смягчающие варианты, и из зала суда его вывели лишь с пятью годами – дав по самому минимуму, не более половины от максимальной санкции.


Опера, улучавшие своё материальное положение за счёт усилий двух друзей, получили по 6, 7.2 и 7.6 лет, вкупе с лишением специальных званий и запретом на занятие должностей в правоохранительной системе. Начальника учреждения за недостатки в организации контроля над личным составом спустя некоторое время после задержания злодеев уволили по статье. В принципе, все получили своё, но вот стало ли от этого мошенничеств меньше, и перестали ли лохи быть лохами – вопрос открытый.

Показать полностью

Про мелкую деталь, которая решила всё

yulianovsemen в Око государево
Очередная небольшая история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры навеяна постом https://m.pikabu.ru/story/nevezuchie_voryi_5123233. Уголовное дело, о котором пойдет речь, расследовал не я, а мой наставник и первый учитель в следственном ремесле – Алексей Максимович, который тогда был следователем по особо важным делам прокуратуры области. Сам я в то время тоже уже работал в областной прокуратуре, поэтому о главных перипетиях этого дела узнавал, что называется, в режиме реалного времени. Итак, вот сама история.


Как обычно, события развивались во второй половине 90-х годов в относительно небольшом провинциальном городе. Сотрудники местного УБОПа совершенно случайно узнали от каких-то добрых людей о том, что в местном же РЭПе (регистрационно-экзаменационном подразделении) ГАИ успешно функционирует организованная преступная группа, которая исключительно из бескорыстной любви к денежным средствам помогала несознательным гражданам ставить на учет фактически нерастаможенные автомобили, ввезенные из стран Западной Европы. Суть аферы была такова:


Некий сотрудник РЭПа (назовем его Фуражкин) подыскивал людей, которые не хотели платить установленные таможенные платежи за автомобили иностранного производства, приобретенные в основном в Германии (хотя была вроде Бельгия, и еще какие-то страны). Этих людей с одной стороны вполне можно было понять: они покупали в Германии автомобили престижных марок одно-двух годичной давности выпуска, а государство самым наглым образом принуждало их перед постановкой на учет платить совершенно конские деньги, чуть ли не превышающие стоимость самого автомобиля в ФРГ. Надо было что-то делать, и по некоторым каналам эти люди находили доблестного гаишника Фуражкина. Причем люди эти были в основном из обеих наших столиц (хотя преимущественно все-таки из Москвы), а также нескольких городов-миллиоников западной части России. Они передавали различными путями Фуражкину немецкие документы на автомобиль, а дальше Фуражкин пускал эти документы в работу. У него в РЭПе было два коллеги, один из которых подделывал документы белорусской таможни о том, что автомобиль пересекал границу под управлением какого-то жителя нашего города, и второй, который подделывал российские таможенные документы об уплате пошлин. После этого автомобиль ставился на учет на имя жителя нашего города (их было много, и зачастую эти люди даже не знали, что они владельцы «семерки» БМВ или «мерина» в последнем кузове). Примерно через неделю эта автомашина с учета снималась, потому что её как будто приобретал тот самый житель Москвы, который и заказывал весь этот цирк с конями. Затем москвич приезжал к себе в Москву и спокойно ставил на учет уже якобы законно приобретенный им в Российской Федерации автомобиль.


Да, схема выглядит несколько туповато, но на самом деле она была достаточно эффективна. Дело в том, что в то время компьютерных учетов практически не было, все делалось в рукопашную – ручные картотеки и тому подобные прелести доцифровой, то есть аналоговой эпохи. Поэтому выявить тот факт, что жители небольшой города за Уралом отчего-то массово ломанулись в Германию покупать дорогостоящий автотранспорт, было не так-то просто. В основном расчет РЭПовцы делали на то, что никто не будет перепроверять поддельные документы, которые они клали в картотеки, и этот расчет в общем-то оправдывался.


Но тема расширялась, по городу пошли разговоры, да и гаишники явно повысили в глазах окружающих свой жизненный уровень, и даже стали есть роллы без хлеба. Тут-то этой темой заинтересовался УБОП.


Операция по выявлению и документированию злодеев была задумана в лучших УБОПовских традициях, то есть с элементами оперативного внедрения. Для этого из соседнего города был выписан коллега – сотрудник тамошнего УБОПа, с соответствующим реквизитом. Реквизит представлял собой свежий «Крузак» без документов, а также цепуру в палец толщиной. Потом мне довелось много раз встречаться с тем опером по фамилии Жуков, и я могу поручиться: в общем-то, никакой реквизит ему особенно был и не нужен. Потому что это не Жуков был похож на бандита, а настоящие бандиты на его фоне выглядели жалкой пародией.


Короче говоря, Жуков на «Крузаке» заехал в наш город, нашел одного относительно авторитетного человека и сказал, что другой, уже очень авторитетный человек из большого города посоветовал пошукать тут насчет регистрации авто без растаможки. Относительно авторитетный человек ответил, что для уважаемых людей проблем не будет, и свел Жукова с Фуражкиным. Фуражкин озвучил ценник (тысячи две долларов, что ли), Жуков молвил «без базара ваще», ударили по рукам. Стрелу забили через неделю, Фуражкин пообещал привезти уже готовые документы на автомобиль.


Через неделю Фуражкин приехал на «стрелку», отдал Жукову свежеприготовленные документы, получил свои две штуки баксов, и тут же был захвачен в плен сотрудниками нашего УБОПа. Сразу же было возбуждено уголовное дело, Фуражкин был задержан, а потом и арестован. Само же дело передали следователю по особо важным делам прокуратуры области, поскольку УБОПовцы привычно изображали Кинг-Конга, то есть стучали себя кулаками в грудь и громко кричали, что эпизодов и фигурантов будет еще очень много.


Но с другими эпизодами как-то не заладилось, потому что предстояло вручную перерывать все картотеки за последние несколько лет, выбирать из них дорогие иномарки и смотреть, не подделаны ли на них документы. Причем не просто смотреть, а проводить экспертизы этих документов. Короче, работы предстояло на год с большим хвостиком. Сам же Фуражкин сотрудничать со следствием категорически отказался и заявлял, что всё это – провокация УБОПа.


Плюс несколько трезвых голов в руководстве прокуратуры области тоже стали говорить, что весь этот заплет с оперативным внедрением крепко попахивает провокацией, то есть искусственным созданием правоохранительными органами условий для совершения подозреваемым преступления. И в этих словах был большой резон, если честно. Так что никакой внятной перспективы у этого уголовного дела как-то не наблюдалось.


Как обычно, выручила халява, то есть оперская удача. Помимо всего прочего, следователь изъял из РЭПа несколько единиц оргтехники, на которой предположительно изготавливались поддельные документы. Среди этой техники была электронная пишушая машинка «Самсунг». В то время стали появляться в обиходе такие агрегаты, которые представляли собой нечто среднее между пишущей машинкой и компьютером. То есть на клавиатуре вводился текст, который отображался на небольшом экранчике, и если ошибок не было, то оператор машинки нажимал «печать», и она со страшной скоростью и удивительно ровным и красивым шрифтом печатала набранное. Вот такую машинку следователь направил на криминалистическую экспертизу.


Эксперт позвонил следователю чуть ли не в тот же день и сказал, что есть очень интересная новость. Следователь тут же прилетел в ЭКЦ, где эксперт показал ему снятую с этой пишущей машинки красящую ленту. При просмотре этой ленты на свет было видно, что она использовалась только один раз, и весь текст, который на ней набирали, отобразился очень четко.


А получилось вот что: Эту машинку гаишники-аферисты не использовали для печати обычных служебных документов. Они приберегали её специально для того, чтобы печатать на ней левые таможенные бумаги. Лента была достаточно длинная, и на ней запечатлелось больше сорока эпизодов левой растаможки. Поэтому уголовное дело со страшной силой двинулось вперед.


Впрочем, в дальнейшем было процессуальное закрепление полученных с ленты данных, которым я никого утомлять не буду. УБОП катался по стране в командировки, изымая автомобили с поддельными документами, владельцы каялись и рассказывали на протокол, как они обманули государство. В связи с этим Фуражкин резко передумал и пошел в расклад, видимо резонно рассудив, что лучше это сделать раньше, чем позже. Он сдал всех своих коллег, которые участвовали в этой афере, а также посредников, через которых к нему приходили клиенты.


Любопытно, что одним из этих посредников был адъютант командующего войсками ПВО, целый майор. Правда поскольку он являлся военнослужащим, то уголовное дело в отношении него было выделено в отдельное производство и направлено для дальнейшего расследования в военную прокуратуру Московского гарнизона. Через некоторое время мы узнали, что это уголовное дело было по каким-то мутным основаниям прекращено, а адъютант командующего ПВО понес суровое наказание: понижен в должности до завклубом какого-то отдаленного гарнизона в Московской области.


Дело же по гаишникам и остальным посредникам ушло в суд. В основном все получили условные сроки, потому что полностью признавали вину и каялись. Несколько человек самых активных участников группы, которые непосредственно делали левые документы, получили от трех до четырех лет лишения свободы, Фуражкину дали пять.


Самое же интересное в том, что по эпизоду с автомобилем Жукова суд Фуражкина оправдал, поскольку посчитал, что в данном случае имела место самая настоящая провокация. В адрес УБОПа судом по этому поводу было даже направлено частное определение. Впрочем, никакого наказания никто из участников той операции не понес, видимо потому, что победителей не судят.


Таким образом, данная история в очередной раз демонтирует тот факт, что везение – это неотъемлемая часть оперативной и следственной работы. Иногда даже кажется, что самая неотъемлемая.

Показать полностью

Колхозный рэкет, одежда из секонд-хенда и две неудавшихся любви

Lawen в Око государево

В одном красивом, но очень далёком от столицы городе в хорошей, интеллигентной и обеспеченной семье жил мальчик Женя. Хорошо окончив школу, он поступил пусть и в не самый престижный, но неплохой университет, где учился на специалиста в области мировой экономики. Учился средне, но и на развлечения времени тоже хватало: клубы, нетребовательные девочки и легкие наркотики. Тем более, что жить в общежитии необходимости у него не было: заботливые родители сняли квартиру, чтобы не мешать сыночку грызть гранит науки.


Но в какой-то момент мальчик Женя не рассчитал свои финансовые возможности, и оказался должен некоему молодому человеку, имя которого за давностью лет уже покрылось неизвестностью. Сумма была не сильно крупной, но ощутимой – и молодой человек - кредитор, водивший дружбу с плохой компанией, предоставил своим товарищам решать вопрос по долгу.


Плохая компания быстро просекла, что забрать один раз долг, пусть даже и с процентами, неинтересно и неприбыльно, а вот доить – уже что-то. Тем более к тому моменту гиперзаботливые родители снабдили Женю еще и подержанной иномаркой, то есть, он был очень удобным таксистом, например. Плюс ещё и хата... Посему компания взяла Женю в цепкие клещи, и он под тяжестью долга, с каждым днём росшего, покорно всю братию возил по их мелкокриминальным надобностям, кормил, и оставлял им хату на ночь для гуляния с блядьми, уходя ночевать по знакомым.


Однажды они попросили его вечерком сопроводить их до одного адреса, постоять у подъезда, а потом – отвезти обратно. Он, как водится, согласился... а уже через полгода получил пять лет за соучастие в вымогательстве. Как выяснилось, ребята в тот день, поднявшись на адрес, нанесли очередному должнику тяжкие телесные повреждения. Компанию весёлых друзей размотали еще на несколько эпизодов, и во всех них, как назло, мелькал и Женя – иногда водителем, иногда стоял рядом, не принимая, правда, активного участия в происходящим. Да и на хате его кое-какие свидетельства о его участии в деятельности группы нашлись. Потому участие в организованной группе было сочтено полностью доказанным, а оправдания не приняты во внимание. И уехал Женя топтать зону.


Родители его там не забывали и потому, несмотря на слабый характер и природную трусливость, Женя в учреждении жил нормально. Регулярно уделяя на общее как от передач, так и денежными суммами, он спокойно протянул весь срок от звонка до звонка: собрать денег на УДО у родителей отчего-то не получилось. А когда вышел, твёрдо решил больше никакого, даже косвенного участия в криминале не принимать. И занялся бизнесом: в частности, продав родительскую дачу и с их помощью заняв у знакомых, открыл сначала небольшой секонд-хэнд, через пару-тройку лет ещё один, еще через несколько – ателье по пошиву и ремонту одежды, и даже заочно окончил институт.


Денег хватало и на развитие бизнеса, и на хорошую машину себе и жене, и на отпуск за границей дважды в год, и даже начал строиться дом за городом. Как однажды Женя встречает в городе человечка, с которым отбывал срок в одном отряде: некоего Широкова. Тот, в отличие от Жени, в жизни после освобождения так и не устроился, перебивался случайными заработками, и потому попросил боевого товарища помочь ему с работой. Женя, памятуя о том, что в лагере Широков относился к нему нормально, и к беспредельщикам явно не относился, на предложение ответил согласием – и вскоре Широков вышел на должность грузчика в один из принадлежащих Жене магазинов.


Широков работал неплохо, в излишнем пьянстве замечен не был, и потому вскоре был назначен начальником склада, с уже вполне весомой по меркам города зарплатой. На которую бывший зэк без образования рассчитывать в иных условиях никак не смог бы. И он даже завёл себе подругу – из числа работниц магазина, некую Галину, женщину с непростой личностью сорока без малого лет. На почве некоторой жизненной неустроенности и обиды на окружающий за его к ним несправедливость, хвостами-то они и сплелись.


Спустя какое-то время после знакомства, выпивая, Широков вместе с Галиной пришли к выводу, что Женя слишком хорошо живёт. Ему, мол, всё – а им, таким талантливым и умным, хрен да маленько. Объедки с барского стола. И тут у Широкова возникла мысль: а почему бы Женю не заставить немного поделиться получаемыми сверхдоходами? Причем, желательно не разово, а на постоянной основе. Идея встретила горячее одобрение подруги: по оперативной информации, она в своё время пыталась заграбастать Женю себе, но то ли шарма не хватило, то ли в музыкальных вкусах не сошлись, но не получилось у неё. А обида осталась.


Широков решает, что его умения базарить и знания отдельных деталей лагерной биографии Евгения, вкупе с мягкотелостью последнего, будет достаточным для того, чтобы ежемесячно выставлять того, скажем, на 25 % от выручки. Несмотря на то, что на дворе были уже далеко не 90-е, идея отчего-то её авторам показалась благостной и подлежащей реализации.


Галина же, помимо мести Жени на не сложившуюся любовь, была заинтересована в увеличении материального благосостояния Широкова, так как рассчитывала на него, как на долгосрочный вариант. И потому приняла посильное участие в плане: пустила Широкова жить к себе. С какой же целью? Да всё просто. Чтобы он, избавившись от необходимости снимать квартиру, где он жил, и частично хавая за её счёт, смог сэкономить деньги на приобретение пистолета Макарова с двумя магазинами патронов и гранаты. Вещи это всё в хозяйстве нужные, полезные, и вообще. Какой же рэкет без ствола?


Через пару месяцев совместными усилиями ствол с гранатой были приобретены, и ребята поджидали удачного момента для решающего разговора. Он наступил, и однажды, в свой выходной день, Широков выцепил Женю на беседу у магазина. Сказал, что есть важная тема, и предложил пообщаться в машине, где и выложил всё начистоту. Так мол, и так, социальная справедливость, акула капитализма, требует восстановления. У тебя вот тут инфинити свежий почти что, а я на маршртуках всё ещё шагаю – нехорошо. Хотя сидели в одном лагере, и одну пайку делили. Да и семью тоже хочется, а на зарплату завсклада разве получится наладить достойный быт?


"Да и вообще, помнишь ли ты, Женёк, как в лагере с близким моим по-первости да по глупости катал, и вкатал ему шестьдесят рублей? А он с тебя почему долг спрашивать не стал? Потому как я подсобил – помог тебе, братуха, а то жил бы ты далеко не так кучеряво, как получилось в итоге. Так вот считай, что это была моя инвестиция в твоё светлое будущее, и теперь я желаю получать дивиденды. В виде пресловутой четверти от выручки. А в противном случае может и дом сгореть, и жена-красавица с пулей в голове оказаться."


На Женю пахнуло давно забытым блатным базаром, и он вновь ощутил себя в отряде, в абсолютно чуждой, непонятной и пугающей среде. Потому после незначительного нажима согласился – да и демонстрация ствола своё дело сделала. Договорились, что первый платеж он сделает через неделю. Довольный жизнью Широков поскакал делиться радостью с сожительницей, а раздавленный произошедшим Женя поехал домой.


Дань он платил три или четыре месяца, ничего не говоря жене, а когда та начала замечать, что денег в семье стало меньше, на него, в свою очередь, надавила, и узнала, в чем дело. Пожурив мужа за безхребетность, и взяв решение ситуации в свои руки, обратилась за советом к одному из своих родственников – Михаилу Валентиновичу. В прошлом – оперу РУБОП, в настоящем – начальнику СБ одного из магазинов известной сети по продаже электроники. Тот, выслушав подробности и опросив Женю, посмеялся, сказал, что это всё фуфло тряпочное, и в органы обращаться нужды нет – он по-родственному поможет. Так сказать, задача в аккурат по профилю, буквально на двадцать минут пообщаться.


И в один прекрасный день приехал Михаил Валентинович к дому Галины, где до той поры проживала счастливая пара. Поднявшись на этаж, позвонил в дверь, дверь открыла хозяйка, и сказала, что Широкова дома нет. Валентиныч представился работником полиции, забрал у неё трубку и сел ждать клиента. Тут сразу поясню: для людей, далёких от силовых структур, кажется, что именно ксива определяет принадлежность человека к органам. Ни хрена подобного – ключевым моментом является поведение, знание отдельный тонкостей общения с гражданами и соответствующая смесь уверенности, настойчивости и готовности вовремя подавить волю клиента выданным лещом. Всеми этими качествами Михаил Валентинович обладал в полном объёме, и продавщица без малейших сомнений пустила его в квартиру и отдала трубку.


Но вот подрастерял навыки оперативной работы засидевшийся на скучной должности начальника СБ Михаил. Не обшмонал квартиру по-быстрому, хотя бы поверхностно, иначе бы, без сомнения, нашёл примышенный в вентиляционной решетке туалета ствол. Вместо того спокойно сидел на кухне, пристрелочными вопросами прощупывал Галину, рисовал в уме картину происходящего и вообще чувствовал себя хозяином положения.


Широков явился примерно через полчаса, изрядно поддатый. Увидев незнакомого мужика характерной внешности, сориентировался быстро и, реалистично изобразив рвотный позыв, рванул в сторону сортира. Не желая, опять-таки, портить костюм и туфли, Валентиныч сделал вторую ошибку, поведясь на этот жест, и допустив потеряю объекта из поля зрения...


Широкову очень не хотелось опять идти на срок. Деньги в сумме около полутора миллионов рублей у них с Галиной были, и он наивно полагал, что этой суммы хватит, чтобы в случае чего свалить из города навсегда. При этом согласие Галины отчего-то считалось самим собою полученным, а вероятность покинуть город – стопроцентной. Потому из туалета Широков вышел уже с Макаром в полной боевой готовности.


Увидев в руках у Широкова ствол, Михаил Валентинович сделал третью ошибку, не восприняв его намеренья всерьёз. Считая Широкова абсолютным бакланом, который просто пытается взять его на понт, бывший опер пошёл на него, и получил четыре пули – одну в шею, одну в ногу, одну в живот и одну в грудь. И опал, как озимый. Вскорости отойдя в мир иной.


Галина героического жеста сожителя не оценила – так как становиться заочницей в её планы совсем не входило. Потому она категорически заявила, что сваливать никуда не собирается, вины за собой никакой не чувствует, готова отдать половину скопленных денег, и даёт любимому ровно десять минут на то, чтобы свалить с глаз долой и из сердца вон. А по истечении этого срока она вызывает полицию и честно рассказывает, как и что произошло.


Широков плюнул, в очередной раз убедился, что все бабы – суки, и пошёл забирать деньги. Абсолютно не приняв во внимание, что стрельбу слышали соседи, и они тоже наверняка уже позвонили на 02. Что ещё раз доказывает: валить людей в состоянии алкогольного опьянения – затея плохая.


Скидав кое-какие шмотки и деньги в спортивную сумку, закинув туда же сверху ствол и гранату, он двинулся на выход. Где ровно на входе в подъезд был жестко и грубо задержан в превентивных целях подъехавшим экипажем ОВО. Мало ли кто из подъезда, где только что слышалась стрельба, выходить может? Лучше, как говорится, "пере", чем "недо". Пока они его винтили, Галина уже отзвонилась в ОВД и сообщила, что её сожитель только что убил полицейского и ушёл с оружием в неизвестном направлении.


По прибытии на место, СОГ сначала долго пыталась выяснить, что за сотрудник был убит – ведь ксивы у него при себе не было. Потом опера нашли его машину, припаркованную у дома, где в бардачке были документы на авто, паспорт и служебный пропуск на текущее место работы. Кое-что стало проясняться. И уже вскоре установили, отчего принявший лютую смерть представился сотрудником.


Галина отпираться не стала, выложила всё, как на духу, и пошла в итоге свидетелем. Потому как вменять ей в качестве пособничества предоставление Широкову жилья вариантом было в высшей степени тухлым. К концу следующего дня картина прояснилась полностью. И в довесок к обвинению в убийстве Широкову впаяли ещё и вымогательство. За что и выхватил он в итоге по совокупности что-то около 20 лет лишения свободы.


Галина с работы, ожидаемо, уволилась. Женя ещё во время следствия с женой развёлся: она обвинила его в том, что из-за его трусости погиб её родственник, и с такой тряпкой она жить не может. А магазины, насколько я знаю, все ещё в городе стоят, вроде как и новые появились. Значит, Евгений работает и работает плодотворно. Ну и молодец – главное, ещё кого на улице не встретить. Людей-то в лагере много было...

Показать полностью

Про оборотня в погонах

yulianovsemen в Око государево

Сегодня вашему вниманию будет предложена полноценная история из воспоминаний бывшего следователя прокуратуры: с убийством, стволом, коррупцией и, как понятно из заголовка, с оборотнем в погонах. Строго говоря, этот термин родился только лет через пять после событий этой истории, но очень подходит к её главному герою. Данное уголовное дело расследовал не я, а мой коллега по работе в прокуратуре области, но дело было громкое, шумное, интересное, и в силу этих причин я очень хорошо знаю его подробности. Кроме того, мне даже удалось найти копию обвинительного заключения по этому делу. История получилась очень длинная, а это на любителя, но я предупредил. Итак, приступаем:

События, о которых пойдет речь, произошли во второй половине 90-х годов в глубокой уральской провинции. 12 августа в дежурную часть сельского райотдела поступило сообщение о том, что грибники (будь они неладны) нашли в лесу труп. Выехавшая на место следственно-оперативная группа установила, что тело лежало в лесу, метрах в десяти от проселочной дороги, которая, в свою очередь, через четыреста метров приводила к оживленной автотрассе. К трупу от проселочной дороги вели следы волочения. Труп принадлежал мужчине средних лет, то есть примерно около сорока, он был одет в весьма неплохую по тем временам одежду, но денег и ценностей при нем не было. Зато были телесные повреждения в виде колото-резаных ранений в области правого плеча и предплечья, поясничной области справа и правой боковой поверхности туловища (повлекли легкий вред здоровью), а также сквозных огнестрельных ранений груди (с повреждением сердца, желудка, поясничной мышцы), правой ноги, головы (с повреждением костей черепа, оболочек и вещества головного мозга). Рядом с трупом были обнаружены две гильзы калибра 9мм от штатного боеприпаса к пистолету ПМ, с маркировкой на донце «89/38».

Личность убитого была установлена практически сразу, потому что его приметы были в ориентировке как раз с утра 12 августа. Как без вести пропавший разыскивался Заглотов Василий Петрович, 1960 года рождения, уроженец и житель областного центра, преуспевающий коммерсант – владелец ООО «Коррозия Металла». Как ясно из названия, фирма занималась очень прибыльным в те годы бизнесом – скупкой лома цветных металлов у населения по заниженным ценам с последующей реализацией предприятиям металлургической промышленности по обычным рыночным.

Опера сельского райотдела поехали домой к Заглотову, где побеседовали с его супругой – Василисой Петровной. Она рассказала, что дела по бизнесу у них с мужем двигались нормально, в связи с чем в последнее время он увлекся игрой в казино. Накануне, то есть 11 августа, она отпустила мужа в казино немного поиграть, дав с собой всего 500 тыс. рублей (курс доллара тогда был что-то около 5 тыс.руб. за бакс). Вечером, часов в семь, один из работников отвез мужа на своей машине с базы домой. Туда же подъехала и младшая сестра Заглотовой, которой сам Заглотов сказал, что поедет в казино чуть позже, а пока ему нужно совершить какой-то телефонный звонок. Сестра Заглотовой уехала в казино развлекаться, но Заглотов там так и не появился. Когда его супруга около десяти часов вечера приехала домой, то его там не было. Нашелся он, как мы уже знаем, на следующий день в трупном виде в лесу.

Кроме того, Василиса Петровна поведала и о возможных мотивах убийства её мужа. По её словам выходило, что где-то за несколько месяцев до этих событий у фирмы «Коррозия металла» начались некоторые неприятности по линии правоохранительных органов. Так, фирму почему-то начал постоянно окучивать городской ОБЭП с составлением административных материалов за различные мелкие нарушения. Фирмы платила назначенные штрафы исправно, но частота и методичность проверок хозяев стали настораживать. Через каких-то знакомых удалось выйти на неформальный разговор с начальником ОБЭПа майором Каймановым. Он в доверительной беседе рассказал Заглотовой, что их конторой сильно интересуется налоговая полиция, а именно сотрудник по фамилии Хохлов. Заглотова слышала про этого сотрудника, так как он курировал скупки цветмета по городу, но лично с ним не сталкивалась. Со слов Кайманова, Хохлов мотивировал свой интерес тем, что якобы фирма «Коррозия Металла» разрабатывается им по линии налоговых преступлений, и её необходимо прощупать оперпутем.

После этого, опасаясь за судьбу своего бизнеса, неугомонная Василиса Петровна Заглотова нашла очень дальнюю родственницу по мужу, которая работала в налоговой полиции. Звали её Ольга, и она была тоже Заглотова. Ольга Заглотова, выслушав свою родственницу, предложила высказать все претензии напрямую Хохлову в кабинете начальника его отдела Пстороннинского, на что Василиса Петровна согласилась. Забитая «стрелка» в итоге состоялась в том самом кабинете, туда пришел и Хохлов, который на предъявы Василисы Петровны ушел в глухой отмороз. В свою очередь начальник отдела Постороннинский порекомендовал им разбираться между собой в рабочем порядке, на чем участники «стрелки» и разбежались.

Об этом разговоре Василиса Петровна тогда же рассказала своему мужу, который сообщил, что Хохлов по телефону уже несколько раз предлагал ему зарешать этот вопрос, обозначив ценник в двадцать тысяч зеленью. В итоге супруги Заглотовы постановили Хохлову ничего не платить.

Таким образом, в деле возникла фигура сотрудника налоговой полиции. В связи с этим само уголовное дело было передано для дальнейшего расследования следователю по особо важным делам прокуратуры области, а оперативное сопровождение по нему стал осуществлять убойный отдел управления уголовного розыска областного УВД.

Первым делом пробили за этого Хохлова, то есть изучили его личность оперативным и следственным путем. При этом выяснились достаточно интересные подробности. Хохлову этому было чуть больше тридцати лет, он закончил в начале 90-х годов военное училище, был распределен в войска, но послужив три года попал под сокращение. Приехав в наш город, он устроился работать в налоговую полицию. Он не курил, не употреблял спиртного, серьезно занимался парашютным спортом. Старался быть юридически грамотным, заочно закончил юридический ВУЗ. По службе характеризовался нейтрально, то есть звезд с неба не хватал, но и в явных залетах замечен не был, курировал оборот металлов. Но как раз за месяц до убийства Заглотова с этим Хохловым приключилась вообще интересная история.

Дело в том, что в отдел собственной безопасности УФСНП (то есть управления налоговой полиции) пришел один коммерсант, занимающийся скупкой цветмета. Он заявил о том, что сотрудник по фамилии Хохлов вымогает у него взятку в сумме десять тысяч долларов за непроведение в его шарашке налоговой проверки. ОСБ налоговой полиции решило задерживать злодея с поличным. Дали коммерсу диктофон и пометили его баксы. В назначенное время прямо у здания налоговой полиции состоялась запланированная встреча Хохлова с взяткодателем. Сказав, что все вопросы решены, Хохлов взял в руки пакет с баблом, а потом положил его на заднее сиденье припаркованной неподалеку своей автомашины ВАЗ-21099. Тут-то его и приняли радостные сотрудники ОСБ УФСНП. Хохлова притащили в служебный кабинет ОСБ, а после этого доложили самому главному, то есть начальнику управления. Начальник управления сказал, что Хохлова срочно нужно уволить, и на этом поставить точку, поскольку скандал с документированием его подчиненного на взятке ему вообще в пах не дышал. ОСБ-шники сказали Хохлову, что у него есть шанс свалить по собственному, и тот прямо у них в кабинете написал рапорт на отпуск с последующим увольнением. Так что все как бы остались довольны: ОСБ-шники выявили взяточника, начальник УФСНП избавился от коррупционера, Хохлов отскочил от уголовной ответственности, а коммерс остался при своей десятке штук баксов.

Но потом что-то пошло не так. Выйдя 10-го августа после отпуска на службу, Хохлов, вместо того, чтобы сдавать дела, принес рапорт об отзыве своего первого рапорта в части увольнения, заявив, что он на самом деле ни в чем не виноват, это была чистая подстава от коммерса, а ОСБ-шники все фальсифицировали. Этим своим заявлением он привел ОСБ, а также руководство УФСНП в состояние полного очленевания. Дело в том, что следы выявления коррупционера в своих рядах ОСБ-шники по указанию начальника управления заметали по-честному, то есть замышили факт регистрации заявления коммерсанта о вымогательстве взятки, уничтожили все собранные материалы, включая объяснения участников событий, а также тупо просохатили куда-то видео самой приемки с баблом в «девяносто девятой» (по самой вероятной версии, просто записали поверх нужного фрагмента другое мероприятие, забыв поменять кассету в камере). Короче, со стороны Хохлова имело место беспощадное нагибалово системы. И пока великие умы управления налоговой полиции морщили мозг себе и своим подчиненным единственным вопросом: как теперь нагнать этого Хохлова из своей конторы без причинения ему тяжких телесных повреждений, несовместимых с жизнью, сам Хохлов внезапно пришел 12 августа в кадры и написал новый рапорт на увольнение. Мотивировал он это тем, что больше не хочет работать в одном коллективе с такими несимпатичными ему людьми, как сотрудники ОСБ и лично генерал. Его с огромной радостью включили в приказ по личному составу в тот же день, и даже незамедлительно выдали расчет (огромная редкость по тем суровым временам).

Короче, клиент попался настолько интересный и многоплановый, что следователю и операм аж плакать хотелось от умиления. Начали работать как обычно, то есть с конца. Первым делом в налоговой полиции изъяли закрепленный за Хохловым табельный пистолет ПМ, и назначили баллистическую экспертизу, поинтересовавшись: а не стреляны ли часом в этом пистолете две гильзы с осмотра места происшествия и две пули, которые удалось наковырять в трупе Заглотова? Экспертиза дала однозначный ответ: да, в нем самом они и были стреляны.

Настало время плотно пообщаться непосредственно с Хохловым. С этой целью его пригласили в убойный отдел для беседы. Хохлов туда явился, но беседовать категорически отказался и попытался выйти из кабинета. Путь ему преградил один из оперов, сказав, что разговор еще не закончен. Однако Хохлов пнул его в коленную чашечку, а сам попытался сбежать, но был скручен другими сотрудниками убойного. Таким образом, Хохлов сам дал повод для возбуждения в отношении него уголовного дела по части 1 статьи 318 УК РФ по факту применения насилия в отношении представителя власти. Он был тут же задержан, по месту его жительства провели обыск. Там не нашли ничего особенно интересного, кроме газового пистолета "PERFESTA", калибра 8 мм и четырех патронов к нему. По этому факту тоже возбудили уголовное дело уже по части 4 статьи 222 УК РФ (в редакции, которая действовала в тот момент).

Хохлова арестовали и пометили в СИЗО, а тем временем стали подсобирывать доказательства, несмотря на то, что Хохлов свою причастность к убийству Заглотова категорически отрицал. Начиналось хорошо: все лица, упомянутые в рассказах супруги покойного Заглотова, включая начальника ОБЭПа и начальника отдела налоговой полиции, её показания подтвердили. Но потом начали трудности, и в первую очередь, с табельным пистолетом.

Оказалось, что уходя в отпуск в начале июля, Хохлов оставил свой пистолет в сейфе, расположенном в его служебном кабинете. Изначально Хохлов давал показания, что в конце июля он уезжал на соревнования по парашютному спорту, а в это время должен был производиться контрольный отстрел табельного оружия налоговой полиции. Поэтому он явился на работу, взял из сейфа пистолет и отдал его своему соседу по кабинету для того, чтобы тот передал его тыловику (самого тыловика в тот день на месте не было). Он же, то есть Хохлов, получил от тыловика пистолет обратно только 12 августа, то есть уже после убийства Заглотова.

Сосед по кабинету и тыловик подтвердили, что такой факт имел место, но контрольные отстрелы были закончены 23 июля, и через три дня, то есть 26 июля, тыловик вернул его Хохлову, о чем имеется запись в журнале.

Тогда Хохлов выдвинул другую версию. Он заявил, что как он сейчас припоминает, он действительно появлялся на работе в конце июля и получил от тыловика пистолет, положив его в сейф. Но, сетовал Хохлов, его замок его сейфа не обладает надлежащей надежностью, в связи с чем его мог открыть любой желающий при помощи канцелярской скрепки. Он даже заявил ходатайство о проведении следственного эксперимента с целью проверки этих его показаний. Такой эксперимент был проведен, и во время него Хохлов действительно сумел открыть сейф согнутой скрепкой, причем без особых усилий. Да, вот такие сейфы (а точнее – металлические шкафы) стояли тогда на вооружении налоговой полиции.

Помимо этого были получены сведения, что в налоговую полицию поступали боеприпасы к пистолетам ПМ с маркировкой «89/38». Тыловик же показывал, что когда 12 августа Хохлов сдал свой пистолет после увольнения, то три патрона в магазине были с другой маркировкой – «78/39». Но это, в сущности, вообще никак на доказанность вины Хохлова не влияло в свете изложенного выше.

Автомобиль Хохлова ВАЗ-21099 был осмотрен с особым тщанием. С него изъяли всю обивку, но следов крови не нашли. Зато физико-химическая экспертиза обнаружила на обивке загрязнения химическими элементами, указывающие на возможность производства выстрелов внутри салона автомашины. Попутно изъяли и всю верхнюю одежду Хохлова, и продукты выстрела из огнестрельного оружия были выявлены также на подкладе рукавов и левом рукаве одного пиджака. Хохлов парировал, что в пиджаке он был на тренировочных стрельбах, а откуда взялись следы выстрела на обивке, он не чаял в душе, вполне возможно, что и подстава ментовская.

На этом возможности доказывания были, в общем-то, исчерпаны. Да, допросили еще целую грядку разнообразных свидетелей, провели кучу каких-то не давших результатов экспертиз, но все это было впустую. Никаких новых доказательств вины Хохлова в убийстве Заглотова получено так и не было.

Хотя было получено одно, так сказать, полудоказательство. Дело в том, что опера с убойного отдела подогнали следователю для допроса свидетеля. Это свидетель содержался с Хохловым в одной камере СИЗО неделю сразу после того, как бывший налоговый полицейский туда заехал. Свидетель этот был обычным сидельцем по мелким кражошкам, но с богатым внутренним миром в силу особенностей своей биографии: «восемь ходок, шесть побегов, два последних с применением технических средств – на велосипеде». Сиделец на протокол допроса рассказал, что в хате Хохлов по тихому поделился с ним обстоятельствами произошедшего. Якобы у него с Заглотовым была достигнута договоренность за десять тысяч долларов, он вечером заехал к металлисту на своей машине домой и они поехали за город поговорить. Там Заглотов объявил, что денег у него нет, так как он проигрался в казино. Хохлов начал на него наезжать по этому поводу, завязалась ссора в машине, потом драка, душа налогового полицейского не вынесла позора мелочных обид в виде отсутствия мзды, он достал табельную валыну и шмальнул комерсу в ногу. Потом вытащил его из машины, отволок в вглубь леса, и там добил сначала из ПМ, а потом для верности потыкал ножом.

Честно говоря, показания эти были так себе, средней паршивости, и по большому счету никто в их достоверность не верил. И дело даже не в том, что операм как будто удалось «убедить» кого-то дать показания за базары в хате (на самом деле такое в реальной жизни представить себе невозможно). Дело было в том, что эти показания не объясняли толком ничего, потому что плохо стыковались с обстоятельствами дела.

Вообще, предположений и версий по этому делу выдвигалось много. В том числе думали и о том, что в реальности Хохлов был не один, что с ним был кто-то еще, возможно даже и из коллег по налоговой полиции, и этот второй тыкал Заглотова ножиком, а Хохлов уже добивал из табельного. Но все равно это были всего лишь версии, которые какими-либо доказательствами не подкреплялись.

Короче говоря, Хохлову предъявили окончательное обвинение по статье 105 ч.1 УК РФ – убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, статье 222 ч.4 УК РФ - незаконное приобретение и ношение газового оружия, статье 318 ч.1 УК РФ - применение насилия, не опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Вот с таким обвинением уголовное дело и пошло в суд.

В успех рассмотрения дела по убийству не верил вообще никто, потому что при наличии кучи косвенных доказательств никаких прямых добыто не было. Точнее, единственное прямое доказательство – пистолет – можно было запросто поставить под сомнение. Чем не преминул воспользоваться Хохлов и его адвокат. Так что по убийству Заглотова Хохлов был оправдан за недоказанностью вины. По эпизодам с побоями оперу и газовым пистолетом он был признан виновным с назначением наказания в виде трех лет лишения свободы. Насколько мне известно, он откинулся по звонку и уехал куда-то из нашего города. Про его дальнейшую судьбу я ничего больше не слышал.

Показать полностью

Ночной надзор

RuslanKadiev в Око государево

История про то, как нужно сотрудникам прокуратуры осуществлять надзор за следствием и брать пример с таких редких кадров.

История была в начале 2010-х годов. Существует такой город в России - Саратов. Город очень своеборзный, но речь не о нём. В Саратовской области и в самом Саратове два самых криминальных района - это Заводской и Ленинский. В Ленинском районе был уникальный заместитель прокурора района, осуществлявший надзор за следствием. Отличался он особым характером, въедливостью, вредностью и скуппулёзностью в работе.

Ещё одной из особенностей прокурора было то, что ему можно было звонить с любым вопросом или за советом в любое время дня и ночи, при этом он обматерит тебя, обозначит значимость своей особы, но потом ответит: " Ну, давай, что у тебя там ?".

Так любил свою работу прокурор, что не спал и по ночам и бдил. Жил он в соседнем с Саратовом городе Энгельсе, что находится через знаменитый мост над рекой Волгой, т.е. примерно километрах в 40-50 от чудесного Ленинского района.

В одну из ночей, часа в 3-4 ночи в Ленинском районе, на проспекте Строителей, у кинотеатра "Саратов" обрушилась стройка. Стройка представляла из себя строительные леса, сваи и плиты. Высотой стройка была 4-5 этажей. Стройка сложилась как "карточный домик" при этом никого рядом не находилось, никого не ранило и никто не погиб. В это же время, не спящий прокурор, находясь в соседнем городе Энгельсе, узнал одним из первых о происшествии в родном районе. Он сразу стал названивать по телефону руководителю следственного отдела со словами: "Что вы там ещё спите? Просыпаетесь давайте! Где дежурный следователь? Почему он до сих пор не на месте происшествия и не пишет осмотр груды строительного мусора?". На вопрос откуда он так стремительно и оперативно узнал о произошедшем событии, заместитель прокурора ответил, что у него дома, у кровати стоит постоянно включенная дежурная рация с "милицейской радиоволной", по которой он слушает происшествия.

Все конечно в эту историю не поверили и думали, что прокурор прикалывается, но, когда он к себе в рабочий кабинет принес ещё один назвоём его "стационарный радио пункт" с рацией настроенной на "милицейскую волну", то все поняли, что прокурор серьёзно заряжен на свой круглосуточный Прокурский надзор 😀

Более никогда таких ответственных сотрудников прокуратуры не встречал.

Про халяву

yulianovsemen в Око государево

Был такой старый советский фильм, который назывался «Это сладкое слово — свобода», что-то там про побег из тюрьмы латиноамериканских коммунистов. Не знаю, как там в Латинской Америке, может для них свобода — это и есть сладкое слово. Для российской действительности более актуальна другая сентенция: «Это сладкое слово — халява». Халява, как известно, бывает всякой, но основополагающим её признаком является халявность. Да уж, получилось как в том старом анекдоте: Слово «фундамент» происходит от латинского «фундаменто», что в переводе на русский означает «фундамент». Но суть в том, что халяву в России любят и ценят абсолютно все, включая и сотрудников правоохранительных органов. Вот о паре случаев невероятнейшей халявы и пойдет речь в очередных воспоминаниях бывшего следователя прокуратуры.


Первый случай произошел в середине 90-х годов. В наш провинциальный уральский городок приехал в командировку по какому-то своему делу сотрудник уголовного розыска из другого города, назовем его Гонцов. Приехал Гонцов без каких-то церемоний, по-простому: один, в плацкартном вагоне, имея при себе из служебного инвентаря только шариковую ручку, ежедневник, пистолет ПМ с запасным магазином да две бутылки водки. Вернее, водку он использовал по назначению еще в дороге, поэтому вышел на перрон нашего вокзала уже без тяжести в руках, но с тяжестью в голове. С целью ликвидировать абразивный эффект от движений языка в ротовой полости, а также придать некоторое ускорение мыслительному процессу, Гонцов посетил абсолютно непафосное привокзальное заведение, называвшееся без затей «Пельменная». Взяв две порции пельменей с уксусом, три хлеба, стакан томатного сока и двести грамм водки, он расположился за столиком и вдумчиво приступил к процессу излечения.


Когда водки оставалось уже где-то грамм сто, а пельменей — еще меньше, к Гонцову за столик внезапно подсел молодой паренек, очень вежливо попросивший оставить ему пару пельменей. Пареньку этому на вид было меньше двадцати лет, одет он был чисто, но явно в вещи с чужого плеча. На почве резко улучшившегося состояния здоровья в Гонцове внезапно проснулись изрядно притупившиеся за годы службы с милиции доброта и человеколюбие, и он купил пареньку отдельную порцию пельменей. Пока паренек жадно ел, Гонцов расспрашивал его о том, как тот докатился до такой жизни. Паренек поведал, что он служил в армии, но сбежал из части, так как не видел своего дальнейшего там существования в условиях процветающей дедовщины. При этом паренек пообещал обязательно рассчитаться с Гонцовым за пельмени, и даже дать ему много денег, но за небольшую услугу: надо помочь продать автомат Калашникова и два магазина с патронами, которые паренек подломил при самовольном оставлении части.


После этих слов доброта и человеколюбие почему-то покинули Гонцова также резко, как и нахлынули. «Навоз-вопрос!» - сказал он пареньку, - «Толкнем твою валыну, есть тут у меня один брат лихой, сейчас позвоню ему, забьемся на стрелку у центрального рынка, там и бабло получим сразу. Кстати, а автомат-то у тебя где?». Паренек объяснил, что автомат в спортивной сумке он спрятал в кустах у железнодорожной линии. Гонцов купил ему еще порцию пельменей, и даже сто грамм, а сам пошел звонить из телефона-автомата (сотовых тогда еще не было) якобы тому самому «брату лихому», а на самом деле оперу из нашего управления уголовного розыска, с кем он созванивался перед командировкой и который обещал свою помощь в случае чего.


После того, как паренек провел Гонцова к заветным кустам, и взял оттуда припрятанную сумку с автоматом, они на автобусе поехали на центральный рынок, где перед парадным входом их уже ждала группа встречающих с понятыми и видеокамерой. Дальше «опись, протокол, отпечатки пальцев», замытие Гонцовым редкой удачи вместе с местными операми, а уже потом процесс сугубо творческий: составление служебной документации, свидетельствующей о проведении совместной углубленной оперативной разработки, увенчавшейся задержанием дезертира с похищенным автоматическим оружием. Кому в тот раз достались какие медали — не помню уже, если честно.


Зато знаю от ветеранов историю другого награждения. На этот раз события происходили еще раньше, в середине 80-х годов. В августе месяце молодой выпускник высшей школы милиции, пусть будет Сергей Солодовников, приступил к исполнению своих служебных обязанностей в качестве оперуполномоченного отделения уголовного розыска дважды краснознаменного имени комиссара Мегрэ Ленинского районного отдела внутренних дел нашего городка. Если еще точнее, то у Солодовникова случился первый рабочий день, который, как правило, бывает не очень-то и рабочий — вступление в должность и все такое.


В 17 часов, по окончании служебного времени, молодой лейтенант Солодовников в гражданской форме одежды вышел из райотдела и двинулся в сторону автобусной остановки. Путь его проходил по одной из центральных улиц городка, причем мимо вино-водочного магазина (советский аналог «Красного и Белого»). У этого магазина шел активный махач между какими-то колдырменами. Заметив явное нарушение охраны общественного порядка, молодой милиционер Солодовников посчитал своим долгом вмешаться и сделать замечание. Однако своих противоправных действий алкогольноориентированные граждане не прекратили, в нелитературных выражениях указывали Солодовникову направление его дальнейшего маршрута движения, а один, наиболее активный, даже пытался заехать начинающему сотруднику в глаз. Будучи парнем физически крепким и далеко не робким, Солодовников сам стал наносить этому колдырю предупредительные удары в туловище и расслабляющие в челюсть, в результате чего противник был повержен, а его сподвижники позорно покинули поле битвы, рассосавшись по дворам.


Солодовников же, подхватив побежденного, доставил его в дежурную часть уже своего родного Ленинского райотдела для составления протокола об административном правонарушении. Однако там при установлении личности доставленного выяснилось, что этот колдырь — не просто колдырь. Это оказался какой-то сильно особо опасный, уже пару лет находившийся во всесоюзном розыске за совершение ряда особо тяжких преступлений, и вроде бы даже нескольких убийств. В общем, он даже и пятнадцать суток в райотделе не отбывал, потому что сразу заехал на СИЗО, а потом этапом куда-то в центральную Россию.


Напомню, что времена тогда, в середине 80-х, были совершенно глухие, темные, скажем прямо - тоталитарные. Поэтому на запрос из МВД СССР о том, кто именно задержал особо опасного и находившегося два года в розыске жульмана местному милицейскому начальству пришлось отвечать честно: оперуполномоченный Солодовников. Спустя непродолжительное время из Москвы пришел указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении лейтенанта милиции Солодовникова медалью «За отличную службу по охране общественного порядка» за храбрость и самоотверженность, проявленные при задержании опасного преступника.


Вот так, с совершения подвига в первый же рабочий день, началась карьера оперуполномоченного Солодовникова. Кстати, его карьера не закончилась и сейчас, потому что в данное время он возглавляет управление МВД России по одному из субъектов Федерации и является генерал-майором полиции.


Ну а этим постом я хотел бы поздравить всех причастных с сегодняшним праздником — днем Уголовного розыска, и пожелать (нет, конечно же не халявы) оперской удачи. Выпьем за день уголовного розыска, выпьем и снова нальем!

Показать полностью

Про побег

yulianovsemen в Око государево

Небольшая история из воспоминаний бывшего следователя сельской прокуратуры за Уральским хребтом времен второй половины 90-х годов прошлого века. В принципе, ничего особенного, просто очередной пример неумолимого действия человеческого фактора на объективный ход событий.


В описываемое время и в вышеуказанном месте, прекрасным летним вечером заместитель начальника отделения уголовного розыска сельского райотдела Миша Цуценко (разумеется, по кличке Цуцик) заступил ответственным по отделу. Ответственный — это такой человек от руководства, который сидит всю ночь в подразделении и работает пугалом: бдит, чтобы наряд дежурной смены не потерял ключи от оружейки и не натворил тому подобных непотребств, а также выезжает со следственно-оперативной группой на наиболее значимые преступления. В общем, после девяти часов вечера Миша в своем кабинете сел за изучение поступивших служебных документов. И один из документов показался ему интересным.


Дело в том, что как раз в то время в нашей области проходило активное внедрение в практику автоматизированной дактилоскопической информационной системы, или по простому АДИС «Папилон». Вкратце, система работала так: в базу данных заносятся следы отпечатков пальцев рук, изъятых на местах происшествий, а также отпечатки пальцев различных лиц, попавших в поле зрения правоохранительных органов. Система все эти отпечатки «переваривала» и если попадались совпадения, то выдавала их оператору. И вот Мише пришло сообщение из Экспертно-криминалистического управления УВД о том, что следы пальцев рук задержанного райотделом за мелкое хулиганство некоего Очакова совпали со следами, изъятыми на недавнем квартирном разбое в областном центре.


Цуцик тут же позвонил в дежурку и узнал, что этот Очаков все еще находится в камере райотдела, где отбывает административное наказание (так называемые «сутки»). Тщеславие, гордыня и желание по легкому «срубить палку» вскружили Мише голову. Он спустился в дежурку, попросил вывести ему из камеры Очакова, и поднял его в свой кабинет на втором этаже, где стал проводить с ним беседу.


Очаков этот был молодым человеком чуть больше восемнадцати лет, по имеющимся данным ранее не судимым. Поэтому Миша, рассчитывая на то, что паренек еще мал и глуп, и не слыхал про Hyperloop шарит особо в способах защиты, стал убеждать его написать явку с повинной по разбою. Очаков внимательно слушал Мишу, но молчал. Цуцик продолжал витийствовать, вальяжно развалившись на своем кресле, как вдруг задержанный резво вскочил со стула, на котором сидел, запрыгнул на Мишин рабочий стол, а оттуда на подоконник, где не сбавляя хода выбил корпусом оконное стекло и сиганул в неизвестность со второго этажа.


Пока Миша звонил в дежурку, пока выбежал из райотдела сам, спустившись по лестнице, Очакова уже нигде не наблюдалось. Предпринятые поисковые мероприятия результата не дали, хотя по тревоге подняли личный состав уголовного розыска и участковых. Все было бесполезно - «бегунок» как в воду канул.


На следующий день опера посетили Очакова по месту его прописки в областном центре. Однако это был совсем не тот Очаков, которого они искали. Оказалось, что дерзкий побег из райотдела совершил приятель настоящего Очакова — некий Измаилов. Просто при задержании за мелкое хулиганство он представился данными своего знакомого, а поскольку других способов достоверно установить личность в те годы еще не было, то его так и записали под данными Очакова.


В общем, стали разыскивать уже не Очакова, а Измаилова. Нашли его только через два месяца, в областном городе. Выяснилось, что при падении из окна второго этажа он сломал лодыжку, но преодолевая боль сумел-таки бегом добежать до дома одного своего знакомого в нашем райцентре. Там он целый месяц отлеживался, наложив себе на ногу самодельную шину, поскольку идти в больницу он боялся по понятным причинам. В итоге нога у него срослась несколько кривовато и при ходьбе он немного прихрамывал. Однако это не помешало ему получить срок за разбой и заехать в места определенной отдаленности.


Вся эта история в очередной раз говорит о том, что соблюдение техники безопасности — это святое. Если бы Миша Цуцик предпринял надлежащие меры предосторожности, то и не было бы увлекательных, но весьма трудозатратных поисков сбежавшего злодея. Ну и еще данная история повторяет нам: никогда доподлинно не знаешь, что там у человека в данный момент на уме.

Показать полностью

А вы уже проверили себя в Digital Диктанте?

promo спoнсорский пост

Сегодня и завтра, в честь 25-летия Рунета, на сайте цифровойдиктант.рф все желающие могут проверить свой уровень компьютерной грамотности. А вы что подумали? Нет, правильно писать слова и расставлять запятые — это другой диктант.


Знание современных технологий — одно из ключевых требований во многих профессиях, и с каждым годом эти знания становятся все более ценными. По мере прохождения Digital Диктанта вы сможете закрыть некоторые пробелы в знаниях (ну или узнать, что у вас их нет!).


Первая часть диктанта посвящена основам компьютерной грамотности: различным устройствам и знаниям базовых программ. Вторая — работе с интернетом, социальными сетями и онлайн-приложениями. Третья — защите персональных данных.


До окончания диктанта осталось не так много времени, так что не откладывайте в долгий ящик. А как пройдете, возвращайтесь в комментарии к этому посту и делитесь результатами.

Отличная работа, все прочитано!