Необходимо войти или зарегистрироваться

Авторизация

Введите логин, email или номер телефона, начинающийся с символа «+»
Забыли пароль? Регистрация

Новый пароль

Авторизация

Восстановление пароля

Авторизация

Регистрация

Выберите, пожалуйста, ник на пикабу
Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
У меня уже есть аккаунт с ником Отменить привязку?

Регистрация

Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
Создавая аккаунт, я соглашаюсь с правилами Пикабу и даю согласие на обработку персональных данных.
Авторизация

Сообщество

Сообщество

Сообщество - Лига Сказок

Лига Сказок

219 постов 788 подписчиков
Полная информация
Правила сообщества

Бумажная сказка

AndePoo в Лига Сказок
Бумажная сказка Сказка, Война

Однажды, давным-давно, в одной далекой бумажной галактике, на одной полке рядышком друг с другом лежали два линованных листа. На них жили обычные, ничем не примечательные бумажные жители. Они сеяли вдоль линий точки, которые прорастали в буквы. Буквы складывались в слова, слова вырастали в фразы и по осени бумажные жители собирали отличный урожай. У кого-то вырастали небольшие, но вкусные афоризмы, кто-то выкапывал на зиму неплохой запас пословиц и поговорок, кто-то варил вкуснейшее варенье из анекдотов. По воскресеньям бумажные жители ходили в храм Слова, в котором им говорили, что однажды наступит судный день, придет Великий Автор с ластиком и сотрет все непотребное, а оставшиеся начнут жизнь с чистого листа. И всей разницы между двумя листами было только в том, что один лист был линован вертикально, а другой - горизонтально.

Заглавные листов считали, что только их лист линован верно.
"Вас обязательно надо перелиновать! Вы не должны так жить!" -говорили они друг другу. А тех жителей, которые пытались писать поперек линий, Заглавные объявляли опечатками и приговаривали их к исправительным работам над ошибками.

Прошло некоторое время, и на вооружении у жителей наших листов появились стратегические карандаши с системами дальнего линования. Знаки препинания предупреждали алфавит обоих листов о недопустимости использования этих вооружений. " Это приведет к тому, что стратегические карандаши замажут весь лист и наступит графитовая зима" - пугали они.

Все жители этого боялись. Но Заглавные буквы считали, что различия между листами настолько велики, что о мирном исходе уже не может идти и речи.

И наступило время тотальной графитовой войны. Стратегические карандаши обеих держав со свистом чертили линии поперек линовки листов противника. Перечеркивались целые абзацы, пропадал смысл фраз, слова рассыпались бессмысленными буквами и точками...

Когда осела графитовая пыль, жалкие остатки алфавита увидели, что теперь между их листами больше нет никакой разницы. Их линовка стала одинаковой - в клетку. И расти на ней теперь могли лишь сухие цифры и горькие формулы.

И все, что осталось несчастным жителям - ожидание пришествия Великого Автора, который своим Ластиком сотрет все ошибки и начнет все с чистого листа.
На котором будет начертано:

"Вначале было слово..."

Показать полностью

Сказка про Фонарик, который боялся темноты

AndePoo в Лига Сказок
Сказка про Фонарик, который боялся темноты Сказка, Литература для детей, Длиннопост

Однажды, где-то неподалеку от нас, в один большой магазин электроники привезли на продажу карманный Фонарик.

О, это был очень хороший Фонарик. В блестящем алюминиевом корпусе с синими гранями, он был похож на грозное оружие космических воинов - джедаев. Именно так сказал Фонарику лежавший рядом с ним на полке Дисковый Плеер. Плеер был большой, круглый и лежал на полке очень долго. Он уже много чего повидал на экране телевизора, стоящего напротив, и поэтому мог судить о жизни с уверенностью бывалого ветерана.

Вскоре Фонарик смог сам убедиться в точности сравнения Плеера. Телевизор снова показывал тот самый фильм про джедаев, и Фонарик с замиранием духа смотрел, как на экране героические Фонарики бьются разноцветными лучами, как они ловко спасают своих хозяев от неминуемой гибели и мечтал, что однажды и он сам, так… Ух, как… Всех так… И всех спасет!

Вскоре Фонарика купил один серьезный гражданин. Он подарил Фонарик своему сыну. Мальчик очень обрадовался подарку, он давно мечтал о таком Фонарике, похожем на джедайский световой меч. И с этого момента не проходило ни одного дня, чтобы они не устраивали бы игры в джедаев где-нибудь в темном месте квартиры. Мальчик вихрем кружился, размахивая Фонариком, и тот, воображая себя световым мечом наотмашь полосовал своим лучом все, что попадалось мальчику под руку. И это было намного интересней, чем лежать на пианино и слушать, как мальчик долбит по надоевшим клавишам.

Однажды мальчику пришлось темным теплым осенним вечером возвращаться из музыкальной школы. Дорога домой проходила сквозь парк. И вдруг, на самой середине аллеи внезапно погас фонарь, освещавший дорогу. Мальчик слегка испугался, он вообще с раннего детства побаивался темноты, поэтому и был так рад Фонарику. Он достал Фонарик из кармана и попробовал его включить. Но Фонарик и сам вдруг так испугался темноты, что не захотел включаться. Он подумал, что если он включится, то наверняка осветит такой Страшный Ужас В Темноте, что никогда не сможет его забыть. Это, конечно, если его вообще переживет.

Паника Фонарика передалась мальчику, и они, охваченные страхом, рванули вперед по дорожке. Пробежав пару-тройку шагов, мальчик в темноте споткнулся о корень и упал, больно разбив коленку. Фонарик тоже немного пострадал и обзавелся небольшой царапиной прямо поперек нарядной синей полоски. К счастью, эта маленькая неприятность погасила приступ паники. Мальчик, сидя на тропинке, тер свою несчастную коленку. Боль успокаивалась, успокаивался и Фонарик. Он уже и сам не понимал, как он, такой храбрый и могучий джедайский меч, испугался темноты.

И тут мальчик услышал тихий писк и плеск воды, доносившиеся из канавы рядом с дорожкой. Мальчик схватил Фонарик, и тот включился с первого раза. Луч Фонарика прорезал темноту, и они увидели маленького несчастного котенка, который из последних сил пытался вылезти из наполненной осенними дождями канавы. У него ничего не получалось, сил оставалось только на то, чтобы держать мордочку над водой и звать на помощь...

Папа мальчика, увидев его на пороге с разбитой коленкой, мокрым и грязным котенком за пазухой, ничего не сказал. Он отвел мальчика в ванную комнату и вручил ему толстое теплое полотенце. Пока мальчик вытирал котенка, папа обработал разбитую коленку мальчика зеленкой. Мальчик героически вытерпел лечение, как настоящий джедай.

А потом они все сидели на кухне. Мальчик пил горячий сладкий чай с пирожком и рассказывал, как они с Фонариком спасали котенка. Фонарик лежал рядом и гордился, что смог побороть свой страх и разогнать темноту. Папа слушал мальчика и вспоминал себя, в детстве. Ему, к сожалению, тогда не разрешили оставить котенка себе. И теперь папа был доволен, что все-таки смог помочь котенку, пусть и не своему.

А спасенный котенок лакал молочко и радовался, что нашел себе новый дом и новых друзей. И ему было очень хорошо.

Показать полностью

Ведьмина метла

SkazkiKsenii в Лига Сказок

А кто это у нас вернулся?) Сказкам Ведьминой Метлы быть! 🌿

Наконец-то пришла весна…

Еще недавно пустой, прозрачный лес, зазеленел, наполнился птичьими голосами, ароматами первых цветов и трав, стрёкотом и пересвистом – жизнью. Каждый листок, каждая травинка тянется к свету, неслышно распевая хвалу юной Лёле-Весне, согревшей мир своим дыханием. Скоро, совсем скоро придет её черед уступить свое место Матери – пресветлой Ладе. Как только в лесу прокричит кукушка, лето вступит в свои права, а всё вокруг возликует в яростном и счастливом буйстве чувств и желаний.
Я вышла на лесную тропинку, изящно приподняв перевитые зелёными лентами прутья. Давайте знакомиться заново: я Ведьмина Метла. Кто-то из вас давно знаком со мной по волшебным историям сказочного Дома, а кто-то видит и слышит впервые.
- С возвращением, Древняя, - звонко выкрикнул задира-Ветер, раскачиваясь на ветвях цветущей черёмухи. – Долго же тебя не было с нами!
На меня дождем посыпались белые ароматные лепестки, еще влажные от недавнего теплого ливня.
- Ну, здравствуй, - снисходительно улыбнулась я в ответ. – Что новенького в лесу?
- Ты только представь, - заторопился рассказывать этот легкомысленный болтун. – Водяной проснулся, а тебя нет! Кто ему угощения принесет, спрашивается?! Вот и гневался, пока в деревне не сообразили, что к чему… А Леший! Совсем исхудал без твоих пирожков с присказками! На носу Зелёные Русалии, а где наша Метла? Да кто её знает? Исчезла, как не бывало…
- Со мной ваша Метёлочка была, но пришлось вернуть, - раздался из метели ярких искорок недовольный голос. – Не может она, видите ли, без своего леса…
- Не ворчи, - обернулась я в сторону рогатого. – Идем, тут уже близко. Если я все правильно помню…
Когда-то я была очень нужной, практически незаменимой, и жила в этом месте, только очень и очень давно. Хозяйка пользовалась мною, когда требовалось размешать в котле пряное варево из целебных трав, когда нужно было вымести за порог неприятные разговоры. Я была нужна для волшебных обрядов встречи времен года и проводов уходящих дней. Меня украшали гроздьями рябины, первыми подснежниками, свежими листьями папоротника. А какая уважающая себя Метла не владеет чарами полёта? О, я была самой быстрой Метлой, доставляя хозяйку к месту шабаша точно в срок. Но свой главный секрет я все еще храню, сколько бы ни прошло веков. Моя Ведьма вовсе не была злой колдуньей, как думали многие. Она даже помогала людям, а иногда, если на сердце было легко, сочиняла сказки. Я помню их все до единой!
Ведьма верила, что где-то раскрываются красочным веером дивные миры и только тот, кто умеет не только смотреть, но и видеть, способен шагнуть на извилистую тропинку, что уведет прочь. Едва сгущались сумерки, Ведьма зажигала огонь в очаге, ставила меня подле старого деревянного сундука, заваривала себе ароматный чай. Я слушала, я дышала ее историями, в которых сплетались реальность и вымысел, самые потаенные надежды одинокого сердца. Моя Ведьма была настоящей.
Все знают, что стало с народом фей, ушедших под зеленые холмы. Иногда, в светлую лунную ночь бывают слышны отголоски чарующей музыки, которая доносится из ниоткуда. Моя Ведьма тоже покинула этот мир, но колдовство все еще живет во мне, живут и удивительные истории минувших веков.
Я, как и она когда-то, уходила в мир иллюзий, покинув место, где долгое время обитала – странный, полный тайн и загадок Дом. Теперь мне нужно собственное жилище и почему бы не возвратиться в старую башню, где когда-то жила моя личная Ведьма?
- Это оно? – приподнял бровь БесСети, скептически разглядывая старое, почти разрушенное здание, стоящее посреди небольшой полянки. – Негусто…
- Если ты мне поможешь, - молвила я, сбрасывая с прутьев ленты, ведь творить волшебство легче всего без них. – Просто протяни свой wi-fi…
С когтистых пальцев нечисти сорвалась пиксельная метель, потекла к моей рукояти, украшенной древними рунами. Надписи вспыхнули собственным светом, а я почувствовала, как набираю силу, что способна обернуть время вспять.
Лес притих, вслушиваясь в то, что происходит в самом его сердце. Даже пыльца с цветущих берёз перестала осыпаться желтой взвесью, а звонкий ручей почти умолк, деликатно огибая самые крупные гранитные валуны практически на цыпочках.
Расправив прутья, я вытянулась вверх, отрываясь от мягкого, пружинящего мха. Превратившись в громадную кисть, помчалась вокруг развалившихся стен, широкими мазками мерцающей магии встраивая назад упавшие старые камни, сращивая трещины и возвращая Башне былой величественный вид.
- Древняя, - вздохнула она, пробуждаясь к жизни. – Ты вернулась домой…
Вот и встала над её боками острая, покрытая черепицей крыша. Скрипя, втиснулись в глазницы окон деревянные рамы, схлопнулись тяжелые ставни. Ушедшее в землю крыльцо поднялось на поверхность всеми пятью ступеньками, а у подножия холма вновь зажурчал приветливый прохладный родник.
- Добро пожаловать, - обернулась я к молчаливому Бесу, что сверкал на меня огненно-желтыми глазами. – Теперь это наш новый дом.
- Все-таки не понимаю, чем тебе не угодила моя Сеть, - проворчал он, но на крыльцо всё-таки взошел. – Ладно, согласен… Но с условием. Пока ты тут делами лесными занимаешься, я отлучаться буду. Нельзя Интернет оставлять без хозяина.
И я не могла с ним не согласиться.

сказочница Ксения Белова

Ведьмина метла Метла, Сказка, Не такая сказка, Любовь, Башня, Лес, Нечистая сила, Длиннопост
Показать полностью 1

Сказка про неправильный Болтик

AndePoo в Лига Сказок
Сказка про неправильный Болтик Сказка, Антуан де Сент-Экзюпери, Литература для детей

Однажды, где-то на одном заводе на свет появился блестящий Болтик. И все бы хорошо, но спиралька резьбы на нем закручивалась совсем в другую сторону. Может, это была чья-то ошибка, может шутка - не столь важно. Важно, что Болтик оглядел себя и решил, что он похож на рыцаря. Такой он был блестящий и металлический. 
Особенность Болтика вскоре заметили и отбраковали. Болтик очень расстроился. Он так хотел помочь другим и вот, не подошел. И лежать бы Болтику в мусоре, но его прихватил с собой один мастер. Он хотел подарить его своему другу - автомеханику. 
В гараже Болтик попал в коробку со старыми, тертыми, местами ржавыми Болтами. Они лежали и мечтали, как хорошо поваляться в ванночке с теплым маслом, рассказывали друг другу дурацкие истории о том, кто с какой гайкой познакомился, о позолоченных болтах-бездельниках, и прочие, прочие глупости. Нашего Болтика они всячески задевали и донимали своими шуточками на тему его неправильной резьбы. Говорили, что ни одна порядочная Гайка не будет с ним водиться... Болтик молча страдал, но верил, что и он когда-нибудь пригодится. 
Шли дни... Болтик уже перестал быть таким блестящим и новеньким. Его сверкающие доспехи поцарапались и запачкались. И единственное, что Болтику осталось - это грустить в уголке грязного ящика. 

*** 

Одним веселым летним днем в мастерскую забежал мальчик. Он попросил у автомеханика какой-нибудь ненужный болтик для грузика. Мальчик построил воздушного змея, но змей не хотел летать без грузика на кончике своего хвоста. Автомеханик покопался в коробке с болтами, нашел Болтика и отдал мальчику. Мальчик схватил Болтика и побежал в сарай своего дедушки доделывать змея. Увидев Болтика, дедушка страшно разволновался... 

Пожалуй, стоит сказать, что дедушка мальчика был очень необычным человеком. Дедушка был Летчиком. Всю свою жизнь он провел в небе, водил разные самолеты, и даже сейчас, на пенсии он очень хотел еще раз, напоследок, взлететь. А в сарае у него стоял самый настоящий самолет. Правда, очень старый и сломанный – обтянутые перкалем крылья самолета были опущены к земле. Когда знакомые дедушки спрашивали, что же он не починит свой самолет, дедушка отвечал, что потеряна одна очень важная деталь, а другой такой в магазине не купить. 

Так вот, вы уже, наверное, догадались, что наш Болтик оказался именно той, самой важной и нужной деталью. Дедушка с мальчиком подняли и соединили крылья, и Болтик идеально подошел к Гаечке на другой стороне. И наш Болтик наконец-то ощутил, что он кому-то нужен, что кому-то с ним так же хорошо, как и без него - плохо. Наверное, это и есть счастье... 

А через час жители поселка, потревоженные необычным стрекотом, выбежали из домов и увидели, как старый летчик на стареньком самолетике стал подниматься в небо - все выше и выше... 
Подниматься туда, где Летчика так долго ждал его друг - Маленький Принц... 
Но это уже совсем другая история.

Показать полностью

Русалочка и телефон(рождественская сказка)

AndePoo в Лига Сказок
Русалочка и телефон(рождественская сказка) Литература для детей, Сказка, Сироп, Русалочка, Длиннопост

Как-то раз появился на свет один телефон, который очень не любил говорить людям всякие неприятные вещи. Это произошло из-за того, что на заводе один мастер по сборке телефонов уронил в него пару крошек любви и доброты, которых дочка намазывала на его бутерброд. Их семья была небогатой и больше смягчить хлеб было нечем. Но про мастера я расскажу как-нибудь потом, а сейчас наша сказка будет про телефон.

Этот телефон купила одна женщина, которая очень любила ругаться по телефону. Но телефончик очень не хотел обижать ни в чем не виноватых собеседников этой женщины ее злыми словами. Вместо них он придумывал ласковые слова, которые и говорил голосом этой злой женщины. Собеседники удивлялись, почему эта злая женщина вдруг стала такой доброй и ласковой и от всей души благодарили ее за хорошие и добрые слова. А женщина от этого злилась еще больше, ругала связь, телефон, да и весь остальной мир. И, в один прекрасный вечер незадолго до Рождества, она так сильно разозлилась на благодарный голос в телефоне, что бросила его в сугроб на обочине тротуара. Бросила и ушла. И очень хорошо. В нашей сказке такие женщины не нужны.

На лавочке неподалеку отдыхала одна старушка. Она увидела, как злая женщина выбросила телефон и подобрала его. Бабушка решила подарить телефончик своей семилетней внучке, с которой жила в маленькой однокомнатной квартирке на пятом этаже. Старушка очень обрадовалась своей находке, ведь денег на покупку подарка к Рождеству просто не было. Она с внучкой жила вдвоем на маленькую пенсию. Родители внучки вместе с девочкой пару лет назад попали в аварию и погибли, а малышке в разбитой машине так сильно зажало спину, что у нее отказали ноги. Девочка после аварии долго лечилась, но так и не смогла ходить. Бабушка принесла ей кресло с колесиками, и девочка каталась в нем по квартирке. Иногда их сосед помогал спуститься вниз, и тогда бабушка катала внучку по улице. Для них это был настоящий праздник.

Девочка очень обрадовалась своему подарку и стала играть, понарошку звоня своим знакомым. К сожалению, в своей короткой жизни она была знакома только с больницей и докторами. Так что телефончик каждый раз выслушивал ее рассказ доктору Айболиту про больные ножки. Но девочка не жаловалась, а все время рассказывала, как у нее хорошо идут дела и как ей помогает лечение.

Крошки любви и доброты в телефончике не дали ему долго молчать, и он потихоньку начал отвечать девочке. Телефончик говорил ей голосом доктора Айболита, какая она умница, и что все у нее будет в порядке, рано или поздно. Иногда, когда девочка оставляла телефончик лежать на тумбочке около кровати и забывала про него, зачитавшись новой сказкой. Тогда телефончику становилось скучно, и он сам начинал тихонько звонить, жужжа при этом моторчиком. Моторчик был довольно сильный и телефон смешно ползал по тумбочке.

Так они могли разговаривать подолгу. Девочка часто читала телефончику свою любимую сказку про Русалочку, которая тоже мечтала ходить. А когда колдунья дала ей ноги, которые очень болели при каждом шаге, девочка говорила телефончику, что боль в ножках - это ничего, лишь бы можно было ходить. И мечтала о том, как сама выйдет на своих ногах навстречу прекрасному принцу. И принц обязательно влюбится, ведь иначе невозможно... И телефончик всегда соглашался с девочкой.

Так прошло полгода. Весной, когда потеплело, бабушка с девочкой затеяли расклеивать окна. Денег на то, чтобы заменить старые рассохшиеся рамы на новые, у них не было. А старые были с такими щелями, что из них холодный ветер мог покрыть льдом половину оконного стекла. Поэтому каждую осень бабушка затыкала щели ватой и заклеивала их полосками бумаги. Весной бумагу отрывали, а вату складывали в пакетик, который отправлялся в нижний ящик комода до следующей осени.

На улице было уже очень тепло, и девочка попросила оставить расклеенное окно открытым, пока бабушка ходит в магазин. Бабушка разрешила, но с условием, что девочка к нему не будет подъезжать на своем кресле. Девочка согласилась и легла в кроватку со своей любимой книжкой про Русалочку, а бабушка на всякий случай откатила кресло девочки подальше, на кухню. Она очень боялась, что девочка выпадет из окна. А телефончик остался лежать забытым на подоконнике.

Тут телефончик вспомнил, как бабушка неделю назад за чаем разговаривала с врачом, который приходил посмотреть, как у девочки идут дела. Доктор говорил, что у девочки давно все зажило, но ходить она просто разучилась. Так бывает после сильного испуга, который случился с девочкой, когда разбилась машина. И еще доктор сказал, что она сможет встать, если очень-очень сильно захочет это сделать.

И телефончик решил попробовать поднять девочку на ноги. Он заиграл мелодию и начал жужжать моторчиком. Девочка сразу вспомнила, что забыла телефончик на подоконнике. А телефончик все играл и жужжал, и с каждым жужжанием сползал все ближе и ближе к краю подоконника, на улицу. Девочка испугалась, что телефончик упадет, села в кровати и руками спустила ноги на пол. Но кресла на колесиках рядом не было, а телефончик все жужжал и сползал, жужжал и сползал...

Девочке стало очень страшно. Ведь телефончик мог разбиться, и она опять осталась бы одна. Она попыталась встать, но ноги не слушались. Она их просто не чувствовала. Девочка от бессилия и отчаяния расплакалась и стала кулачками стучать по ногам. И тут она почувствовала, как ее правую ступню как будто кольнули иголкой. И еще, и еще... Вскоре ее ноги жгло как огнем, но пальчики на них начали шевелиться. Девочка с трудом, но встала. Опираясь на спинку кровати, она сделала первый шаг к окну. Ей показалось, что в ноги воткнулись тысячи острых ножей, но девочка шагнула еще раз. "Как Русалочка", - шептала она сквозь слезы, и эта мысль давала ей сил. А телефончик от радости, что девочка пошла, зажужжал изо всех сил и не заметил, что подоконник кончился.

Увидев, что телефончик все-таки упал, девочка сильно расплакалась, но решила спуститься вниз и найти его. Каждый шаг давался ей все легче и легче. Она по стеночке подошла к двери и вышла на лестничную площадку. Как она смогла спуститься вниз с пятого этажа, девочка так потом и не смогла вспомнить.

Подойдя к телефончику, она увидела, что корпус у него разбит вдребезги, кнопки с цифрами отлетели в сторону и через весь экран идет трещина. Девочка подняла телефон. А он смотрел на слезы девочки и очень хотел ей сказать, что не надо огорчаться из-за какого-то сломанного телефона, что ни одна вещь не стоит живых ног. Но сказать он ничего не мог, все внутри телефончика было испорчено от сильного удара. И тогда, на последних крохах энергии любви и доброты он нарисовал на экране улыбающуюся рожицу и погас. Навсегда.

Так ее бабушка и нашла - сидящую на земле девочку с разбитым телефоном в руках. Бабушка очень испугалась, подумав, что девочка выпала из окна, но быстро успокоилась, когда девочка встала и пошла к ней. А когда поняла, что девочка идет, то она снова расплакалась, уже от счастья.

А своего принца наша девочка всё же встретила, когда подросла, но это уже совсем другая история...

Показать полностью

Сказка о Юноше, Девушке и облаках

AndePoo в Лига Сказок
Сказка о Юноше, Девушке и облаках Сказка, Облака, Длиннопост

  Однажды, в каком-то городе, жил один молодой человек. Сейчас уже никто не помнит,как его звали и поэтому я назову его просто Юношей.

Жизнь его была счастливой, потому что он занимался делом, которое любил больше всего. Юноша творил облака.  

Городок, где он жил, стоял в ложбинке между тремя холмами. Он был небольшой, всего-то с десяток мощеных камнем улиц, которые, как ручьи, стекали со склонов холмов в озеро центральной площади. Осенью, когда лил дождь, улочки действительно становились ручьями, полными дождевой воды. Но жители городка радовались этому, потому что вода смывала всю грязь, налипшую на камни мостовой за долгое лето. А залитая водой площадь зимой замерзала и довольные горожане всю зиму с радостью катались по гладкому льду на коньках.  

Почти все жители города знали нашего Юношу. И уж точно все знакомые Юноши относились к нему с симпатией и уважением. Проблем у Юноши почти не было. Булочник с радостью угощал молодого человека теплой булкой, молочник наливал ему стакан свежайшего молока. А следующим утром по небу плыли облака в виде калачей и коров, а благодарные и страшно довольные булочник и молочник снова и снова угощали Юношу. Но лучше всего у Юноши получались облака - замки, облака - горы и даже целые облачные страны. Иногда старенький учитель географии из городской гимназии, что стояла на площади возле ратуши, просил Юношу показать гимназистам Альпы или Гималаи. Юноша охотно соглашался и спускал облака пониже - просто так, для интереса. И тогда весь день ученики бродили среди облачных гор и играли в прятки. Учитель на них притворно сердился, а сам потихоньку обрушивал с гор лавины облачного снега и чувствовал себя молодым.  

Юноша с радостью исполнял разные просьбы горожан. Однажды летом на день рождения сына садовника он устроил зимнюю сказку. Все крыши домов города были покрыты толстым одеялом облаков, а на улицах громоздились огромные сугробы облачного снега. Дети с радостным визгом кидались облачными снежками, а потом облачный снег испарился, оставив после себя капли росы на камнях мостовой, но и они быстро высохли под лучами летнего солнца.  

Так город и жил, не помня, что такое плохая погода. Всегда на небе светило солнце, в полдень Юноша прикрывал его красивыми облачными картинами, чтобы не было слишком жарко, а по ночам вешал над огородами горожан небольшие тучки с теплым дождиком.  

Но однажды Юноша куда-то пропал. Булочник спрашивал молочника, но тот сам в недоумении пожимал плечами. А когда по небу поплыли охапки белых цветов, все поняли - пришла пора Юноше влюбиться. И предмет его чувств почти сразу стал понятен всему городу, когда вослед за розами по небу медленно проплыл портрет дочери городского магистра.  

Сразу скажем, дочка была так себе, но ведь вы же знаете - любовь слепа и глуха... Дочке магистра было очень лестно, что такой известный, хоть и небогатый человек вот так вот взял и влюбился. И местечковая принцесса очень быстро ("...он ей даже предложить не успел..." - сплетничали на рынке) согласилась стать женой Юноши.

Свадьбу сыграли зимой. Все поздравляли счастливых молодых, и гости кричали "Горько!!!", и летели облака - купидоны...      

Через полгода Облака в городе исчезли.   -

- В конце концов, ты же должен понимать, что облака это не бизнес! - пилила Юношу молодая жена.
- Пора уже за ум браться. Сколько можно дурака валять с этими облаками? Отец, вот, магистрат тебе по наследству передать собирается. И вообще, чем ты думаешь меня кормить?  
- Ну, булочник есть... Молочник вот тоже... - растерянно бормотал Юноша.  
- И новые платья мне тоже молочник купит? - раскричалась жена.
- А серьги молочник? Вон, дочка казначея вышла за портного, так теперь каждую неделю в новом платье ходит! А я с тобой как нищенка, в церковь не в чем выйти, все платья уже показала. Хватит уже дурью маяться, пора настоящими делами заниматься.  
- А какими? - грустно спросил Юноша, впрочем не надеясь на ответ.
- Я больше ничего придумать не могу. (Юноша хотел сказать, что другие дела ему совсем не по душе, но побоялся расстроить свою жену.)  
- Да ты вообще ничего кроме своих облаков не можешь. Только и знаешь, как их гонять.  

Молодая жена подошла к окну и тяжелым взглядом уставилась на горизонт. Юноша вздохнул и попытался запустить своей любимой облачную розу. Но, к несчастью, он был так расстроен, что роза оказалась похожей на ночной горшок. Жена юноши взглянула на это облако и впервые за последние несколько месяцев улыбнулась.  
- Ну вот что бы без меня делал? Я все придумала, ты будешь торговать горшками. Откроем магазин, будешь их продавать. Ну ладно, не кисни ты так. Назови их ночными вазами, если хочешь.   -А облака как же? - жалобно спросил Юноша?  
- А облака у тебя будут рекламой. И про наши ночные горшки узнает все королевство!  

У жены дух захватило от перспектив. Весь оставшийся вечер она мечтала о том, как они будут богаты, о ночных вазах из золота...

Юноша молчал.   На следующий день все небо было в ночных горшках. Унылые горожане вместо тех чудесных картин, которые Юноша прежде творил из облаков, каждый день смотрели на опостылевшие горшки. К концу недели люди перестали смотреть в небо. А уже к концу лета с Юношей вообще перестали здороваться.

Девушка уже не была так довольна, как сразу после замужества.  
- Я за кого выходила? -орала она вечерами - За уважаемого человека, а не за тряпку, которой ты стал! И ведь учишь его, учишь...  

Юноша молчал и бледнел. Через неделю людям начало казаться, что сквозь него начали просвечивать предметы. А еще через неделю молодая жена, проснувшись, не обнаружила юноши рядом с собой. Только подушка была насквозь мокрой, как будто на ней всю ночь лежало облако. Барышня выругалась, сбросила подушку на пол, отвернулась к стенке и снова заснула.  

А в это время весь город смотрел в небо, где по радуге меж чудесных облачных гор к ослепительно-белым шпилям воздушного Замка, шел улыбающийся Юноша. Он остановился, помахал на прощание рукой своим старым знакомым и растаял вместе с облаками.

Через час пронзительный ветер натащил туч, и моросящий дождик разгонал удивленных горожан по домам.   Брошенную жену быстро утешил сын стряпчего, с удовольствием занявшийся осиротевшим бизнесом по продаже горшков.  

Вот только с того времени облачных картин в городе больше никто не видел. Вместо них над городом нависла грязная темная туча. Она меняла туман на морось, морось на дождь, дождь на мокрый липкий снег, а потом опять на дождь. От такой сырости размокла сама земля, на которой стоял город. Камни мостовой провалились в раскисшую грязь, улицы превратились в канавы, а центральная площадь - в болото. И горожане из города тоже скоро исчезли. Ведь никому неохота жить в таком климате, правда ведь?

Показать полностью

Русалка

farewell.max в Лига Сказок

Есть люди похожие на птиц. Дело даже не в каких-то конкретных, особых чертах лица или внешнем виде, - форме носа, короткой стрижке с хохолком как у удодов, или, скажем, остром невесомом подбородке, - а скорее в характере, в движениях, в поворотах головы и взгляде: долгом и любопытном.


Не знаю на кого был похож мой отец. Не знаю точно, кем он был. Когда меня спрашивают, я говорю, что он был моряком. Вряд ли он был матросом на торговой шхуне регулярных рейсов с Малабарского побережья в Малакку. Даже если и так, последние свои годы он встретил именно здесь, на острове Иона, один, построив на северной скале маяк. В шторм или туман он зажигал огонь, окруженный зеркалами, и вёл проходящие мимо корабли на рифы.

Нижняя половина маяка забита всякими вещами и обломками крушений, которые море сочло недостойным своего внимания, но которые ему показались полезными, ценными или забавными.


Если бы мой отец был похож на птицу, наверное, это был бы буревестник. Теперь здесь живу я. Я не знаю, на кого я похож. Сигнал маяка не загорался уже много лет.


***


Она сидела на камне у кромки воды, обхватив колени, и смотрела на остров, на маяк, на меня, на то, как я молча прохожу мимо.

Я никому никогда не навязываюсь. Особенно здесь. Я так считаю, что ежели уж кто-то потрудился забраться в такую, то он вправе рассчитывать на тишину и уединение. Тишины здесь хватит. Я мешать не буду. Я так думал и, довольный своей тактичностью, шёл дальше.

И только на четвёртый день сообразил, что к чему.

- Ты не похожа на русалку, – сказал я, подойдя вплотную. – Но это ничего не значит.

- А ты похож на птицу, – у неё оказался тихий голос, в котором иногда слышалось далёкое позвякивание бубенцов, - Качурку Вильсона. Штормовая ласточка с душой утонувшего моряка. Но это тоже ничего не значит.

Нет слов.

- Скорее пингвин, - представился я после долгой паузы. – Нравится маяк?

Она кивнула.

- Хочешь рассмотреть поближе?


***


Через неделю я освободил одну из комнат на первом этаже. Хлам с этой комнаты мы вынесли на галечный пляж внизу. Море долго не хотело его забирать.


***


Из груды вещей мы оставили только большое старинное зеркало в треснувшей витиеватой металлической раме. Это настоящая загадка: откуда оно взялось и как уцелело. Зеркало привело русалку в восторг. Причём именно само зеркало, а не то, что она видела, когда смотрелась в него. Она спросила, есть ли у меня ещё такие же. Таких же нет, но наверху, у сигнала, есть отражатели, может они ей тоже понравятся? Мы поднялись наверх.

Она часами водила пальцем по пыльной поверхности стёкол.


***


У неё был друг. По крайней мере, она назвала его именно этим словом, однажды утром постучавшись в дверь моей комнаты.

- Ему нужна помощь, – пояснила она серьёзно.

Мы спустились по тропинке вниз.

Другом оказался тюлень. Какой-то рыбак оглушил его, освежевал и, ещё живым, бросил обратно в море. Она притащила его сюда.

- Возможно, у тебя есть кожа, которую было бы не жалко отдать?

Я вернулся с ружьём. Мне пришлось стрелять несколько раз, пока я, наконец, не попал в голову.


***


Комната на первом этаже постепенно обрастала книгами. Книги – это было наше второе после зеркал открытие. Время от времени русалка исчезала на день или два и возвращалась с кипой мокрых, попорченных морем томов. Те, что ещё можно было спасти, мы раскладывали сушиться на солнце, придавливая камнями, чтобы не сдуло ветром. Она постоянно выбегала проверить, - как они там? - и перевернуть слипшиеся страницы.

А по вечерам мы сидели вместе, в груде корабельных журналов, романов, стихов, поэм, рассказов и пьес - всего, что я мог прочесть, что я когда-либо читал, о чём знал из рассказов других и всего, что мне удавалось пережить самому. Она не умела и даже не собиралась учиться читать. Вместо этого учился читать я. Читать и рассказывать. Хотя тоже не собирался этого делать.

- И что, тут действительно так и написано, да, да? – иногда спрашивала она, хмурясь.

Я перечитывал. Она вопросительно на меня смотрела. Я пожимал плечами.

Книги устроены таким образом, что большинство из них, - особенно те, который нам не нравятся, - чудесно горят. Завораживающе красиво. Раньше я этого не замечал. Жаль. Пламя поднимается по обложке, перебирая страницы, обтекает со всех сторон, вырывая и подбрасывая вверх быстро чернеющие кусочки жёлтой бумаги.


***


Перед тем как уйти она подарила мне несколько камней. Обычная сине-зелёная галька. Не знаю зачем. Мне тоже надо было бы что-то подарить, но я никак не мог понять, что ей нужно. Когда я это ей сказал, она рассмеялась. Тихий звон маленьких бубенцов на ветру.

Комната осталась такой же. И даже зеркало цело. Интересно, что она в нём видела? Явно не то же, что вижу я.

На ужин сегодня опять рыба. Не помню какая. У них у всех один вкус, у всех, у всех. И у слов исчез их прежний смысл, а строчки сливаются в линии, и я уже не могу понять, когда надо хмуриться. И даже книги больше не горят как раньше.

Зато я знаю, на кого похож. Качурка Вильсона.

Мёртвая птица на берегу.

Показать полностью

Снежная Королева (альт. версия)

LeighLee в Лига Сказок
Снежная Королева (альт. версия) Снежная королева, Кай и герда, Сказка, Длиннопост

Снежная Королева медленно проезжала по улицам небольшого городка в своих огромных великолепных санях. Весело игравшие дети испуганно разбегались перед упряжью, прятались в домах. Внезапно один малолетний наглец на коньках зацепился веревкой, которую держал в руках, за ее сани. Что ж, еще один глупец. Подъезжая к черте города, Королева обернулась посмотреть, не отцепился ли еще парень, но он продолжал ехать за ней. Она с удовлетворением отметила, что глаза у него были испуганные. Он попытался отцепить веревку, и Королева одобрительно кивнула ему - давно пора. Но он отчего-то бросил попытку. Так повторялось еще несколько раз. Они проехали уже довольно далеко, вокруг были глубокие сугробы, было очень холодно. "Он же замерзнет" - с беспокойством подумала Королева. - "Обратно его уже не отослать, придется взять его в сани". Она остановила лошадей, сошла с саней, отвязала веревку, обняла мальчика, поцеловала его в лоб и усадила в сани, рядом с собой. "Что ж, возьму его с собой во дворец, может кто-нибудь все-таки придет за ним, или он сам додумается вернуться домой, когда станет потеплее" - Королева бросила на него взгляд и покачала головой, - "хмм.. хотя вряд ли. Умом он, похоже, не блещет".

Снежная Королева (альт. версия) Снежная королева, Кай и герда, Сказка, Длиннопост

По приезду во дворец Королева повела Кая в тронный зал. После ее поцелуя холод ему был уже не страшен, в еде и отдыхе он тоже не нуждался. Надо было чем-нибудь его занять, чтоб он был на виду и не мешал при этом. Королева усадила его на ледяные ступеньки перед троном, кинула перед ним несколько ледышек и наказала собрать из них слово "вечность" - авось и поумнеет в процессе. В качестве мотивации она пообещала ему взамен "весь мир и пару коньков в придачу". Ребенок, что с него взять. Хоть шуметь не будет.

Снежная Королева (альт. версия) Снежная королева, Кай и герда, Сказка, Длиннопост

Прошло несколько месяцев. Однажды Королева, недавно вернувшаяся во дворец из очередной поездки, наблюдала за Каем из соседнего зала сквозь прозрачную толщу ледяной стены. Кай сосредоточенно выстраивал льдинки на отсвечивающем голубизной полу. Вдруг в тронном зале раздались шаги; Королева заметила неясный силуэт, приближающийся к трону. "Надеюсь это не кто-то из пострадавших от холода" - подумала она. "Вот будет смеху, если он обратится к безучастному Каю!"

Силуэт оказался маленькой изможденной девочкой, ровесницей Кая. И она шла прямо к нему!

"Неужели она пришла за ним?" - изумилась Королева. "Слава тебе, Дед Мороз!" Она проследила за стандартной процедурой "оттаивания" – объятья, слезы, поцелуй – и с удовольствием наблюдала, как дети, взявшись за руки, пошли прочь из дворца. По мановению ее руки прямо перед ними в тающий снег упала пара отличных коньков - ее прощальный подарок Каю, хоть он так и не сумел собрать слово "вечность".

//картинки не мои

Показать полностью 1

Факты о сказках. 1

LisaEnot в Лига Сказок

1. Все знают сказку «Волк и семеро козлят», а у Румынов есть свой аналог «Коза и три козленка». И когда Россия и Румыния снимали совместно фильм-сказку «Мама» по мотивам этой сказки, то взяли среднее количество козлят, то есть пять.


2. У Англичан есть своя версия про колобка практически с таким же сюжетом, за исключением того, что главный герой в этой сказке не колобок, а пончик по имени Джонни.


3. Актер Георгий Милляр известен своей игрой в русских сказках. В основном он играл всякую нечисть и приходилось накладывать сложный грим. Но для роли Кощея Бессмертного грим практически не был нужен, так как актер сам напоминал живой скелет (после заболевания малярией вес актера был всего 45 кг).


4. В оригинале сказки про золушку сестрам удается примерить хрустальную туфельку, но для этого одна отрезает себе палец, а вторая отрезает пятку, но в итоге их разоблачают.


5. Александр Сергеевич Пушкин был горд тем, что в его «Сказке о царе Салтане» было всего одно слово, начинающееся с буквы «Ф» — Флот, так как практически все слова с первой буквой Ф заимствованные.


6. Образ Питера Пэна был создан Джеймсом Барри и посвящен его младшему брату, который умер за 1 день до своего 14-летия. Поэтому Питер Пэн — мальчик, который никогда не взрослеет.


7. Сына писателя А. Милна действительно звали Кристофер Робин и у него был игрушечный медведь, которого звали Винни.


8. Все знают сказку про муху-цокотуху. А все ли знают, что такое цокотуха? Слово Цокотуха просто-напросто означает «Болтушка».


9. По оригинальной сказке Золушке всего 16 лет, но в Советском фильме её играла актриса Янина Жеймо, которй на тот момент было почти 40 лет (38). Так же было и в фильме «Гарри Поттер», где погибшую школьницу плаксу Миртл играла 37-летняя женщина.


10. В оригинальной сказке Редьярда Киплинга пантера Багира мужского рода, но наши «сменили» ей пол.


11. Многие делают ошибку в имени Аладдин, когда пишут Алладин. Но его полное имя звучало как Ала ад-дин.


12. В Италии жил мальчик по имени Пиноккио Санчеc. Он был невысокого роста, но это не помешало ему пойти в армию, где он был барабанщиком. На войне он лишился обоих ног и носа. Врач, которого звали Карло Бестульджи, сделал ему мастерские деревянные протезы ног и носа. После этого Пиноккио стал развлекать народ на своих деревянных ножках, но во время исполнения одного из трюков, он неправильно приземлился и погиб. Этот мальчик стал прообразом знаменитой живой деревянной куклы.

Показать полностью

Охотник и Волк

krupsky в Лига Сказок

Повредил как-то зимой Волк лапу. Попробовал идти и не смог. Проклял злую судьбу и понял, что пришла его погибель. Лёг Волк на снег, закрыл глаза и, что бы не думать о смерти, стал вспоминать детство и былые охоты. Время идёт, смеркается. Подмораживать стало, а он уже так озяб, что холода не чувствует. Забылся сном бедняга и не увидел, как вышел из чащи Охотник. Заметил замерзающего Волка, пожалел, взвалил на плечи, да и отнёс к себе в избушку. Там укрыл Серого тулпучиком, напоил горячим отваром и барсучьим салом растёр.

Две недели ухаживал за Волком и вылечил. Ожил Серый, не знает, как Охотника благодарить. Пока тот на охоте, Волк воды натаскает, посуду помоет, полы подметёт, обед приготовит и сидит на крылечке ждёт, скучает. Вернётся Охотник, они щец поедят, и друг другу всякие истории рассказывают. Так бы они и до весны спокойно дожили, но…

Отправился как-то Охотник к друзьям в гости. Выпивает с приятелями, закусывает и беседует о том, о сём. И угораздило же его ляпнуть.

— А со мной, братцы, в избушке Волк живёт.

— Ах ты бестолочь, — повскакали с лавок другие охотники. – Да кто ж тебя надоумил? А знаешь ли ты, что, сколько Волка не корми, он всё равно в лес смотрит?

— Ну и пусть смотрит, — отмахивается от них Охотник.

— Вот, помяни наше слово, добром это не кончится.

Возвращается он домой, глядит, на крыльце его Волк ждёт, скучает.

— А чего ты в лес-то, смотришь? — подозрительно спрашивает Охотник.

— Куда же ещё? – простодушно отвечает Волк. – Избушка то твоя посреди леса стоит.

— Тоже верно, — согласился тот. Но, призадумался.

На следующий день идёт с охоты, да не по привычной тропинке, а заходит сзади дома. Выглядывает из-за угла, а Волк, как всегда на крыльце и в лес таращится.

— Ага! – выскочил Охотник. – Опять в лес смотришь?

— Не пойму я, в чём дело, — растерялся Волк. – Может быть, давай, я буду всё время на дом глядеть?

— Да я не в том смысле, — замялся Охотник. – Ты просто постарайся не только туда смотреть.

На третий день волк весь извёлся. Попробуйте не глядеть в лес, когда он повсюду! Встречает он Охотника и говорит, что, мол, виноват, но в лес опять посматривал.

Неуютно стало им в избушке. Охотник молчит, хмурится. Волк сидит, в пол пялится, боится глаза поднять. Маялся он, маялся, да и не выдержал.

— Прости, — говорит, — но нельзя нам так дальше. Давай, я буду опять в лесу жить. А оттуда на твою избушку смотреть.

— Давай, — обрадовался Охотник.

На том и порешили. Пожелали друг другу спокойной ночи, да и отправился Волк в лес. А Охотник забрался на печь и лежит себе. Ворочался, ворочался, не спится ему, всё думает, как там его друг на снегу зябнет. Слез с печи, чайку согрел, трубочку закурил. Глянул в окно - вьюга воет, да лес стеной стоит. Пригляделся, а там, вдали, как две блестящие слезы, волчьи глаза. Вскочил Охотник, распахнул дверь и к другу бросился.

— Пошли, — говорит, – домой. Пропади она пропадом, эта народная мудрость.

Показать полностью

Потонувший горшок

MixailoHirs в Лига Сказок
Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост
Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

Жил в Индии один крестьянин.
Это был самый ленивый человек на свете. Работать он не хотел и ел то, что подавали ему добрые люди.
Однажды ему посчастливилось: он набрал в разных домах большой-большой горшок риса.

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

По дороге домой присел лентяй отдохнуть на крутом берегу глубокой реки,

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

поставил перед собой наполненный рисом горшок и, разомлев на солнце, стал мечтать:
" Хорошо, если сейчас случится засуха и погибнет весь урожай. Тогда начнётся голод, и этот большой
горшок риса я продам за три рупии. На эти деньги я куплю себе козу. Коза принесёт мне козлят.

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

Я продам козлят и куплю коров.

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

Коровы принесут мне телят, телята вырастут в буйволов. Ну а буйволы нужны всем.

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

На деньги от продажи буйволов я куплю лошадей. Лошади принесут мне жеребят.

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

Когда жеребята подрастут, я их продам и куплю себе большой дом с тенистым садом.

В саду у меня на каждом дереве будут сидеть разноцветные попугаи.

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

Потом я женюсь на дочери богача и возьму за ней большое приданое.
У нас родится весёлый красивый сын.

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

Когда он подрастёт, я усядусь в моём саду под тенистой пальмой и крикну мальчику:
«Спеши ко мне, о сын мой, я покачаю тебя на своей ноге.»

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

Мальчик побежит ко мне, споткнётся, упадёт и заплачет. Тогда я закричу жене:
«Подними скорее ребёнка! Разве ты не видишь, что он ушибся!»

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

Ну а жена будет чем-нибудь занята и не услышит, что я ей крикнул.

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

Тогда я не выдержу, вскочу да как пну её ногой:
«Вот тебе! Получай!» "

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

И, забыв обо всём на свете, крестьянин вскочил с земли и изо всей силы ударил ногой по горшку.
Горшок свалился с берега в реку и сразу же потонул.

Потонувший горшок Сказка, Индия, Фантазия, Длиннопост

С тех пор и говорят:
мечты лентяя стоят не больше потонувшего горшка.

Показать полностью 14

Факты о сказках. 2

LisaEnot в Лига Сказок

1. Пушкинская «Сказка о попе и о работнике его Балде» при жизни поэта не издавалась, да и после смерти долгое время печаталась в редакции Жуковского, заменившего попа на купца Кузьму Остолопа. Без этих изменений у сказки вообще не было шансов быть пропущенной церковной цензурой. Авторский текст стал известен широким массам в 20 веке, но вариант про купца не забыт.

2. В японском фольклоре существует сказка, напоминающая басню о вороне и лисице. Только вместо лисицы там фигурирует улитка. Когда ворона ловит улитку, та говорит: «У тебя такой красивый голос, спой молитву Будде, и я спокойно умру». После чего ворона начинает молиться и роняет улитку.

3. Сказку Г.Х. Андерсена «Новое платье короля» разместил в первом букваре Л.Н. Толстой.

4. Название сказки "Оле-Лукойе" (Ole Lukøie, 1841) переводится как Оле-Закрой глазки.

5. Сказка «Мудрец из страны Оз» американского писателя Фрэнка Баума не издавалась на русском языке до 1991 года. В конце 30-х годов Александр Волков, который по образованию был математиком и преподавал эту науку в одном из московских институтов, стал изучать английский язык и для практики решил перевести эту книгу, чтобы пересказать её своим детям. Тем очень понравилось, они стали требовать продолжения, и Волков помимо перевода начал придумывать что-то от себя. Так было положено начало его литературному пути, результатом которого стал «Волшебник изумрудного города» и много других сказок о Волшебной стране.

6.В сказке о Белоснежке королева попросила охотника принести ей сердце девушки в качестве доказательства ее смерти. Охотник не смог заставить себя выполнить ее приказ и принес королеве сердце кабана. Здесь диснеевская цензура внесла совсем небольшие изменения. В оригинале королева приказала принести ей печень и легкие Белоснежки, которые она намеревалась зажарить и съесть на ужин. Также на самом деле Белоснежка проснулась вовсе не от волшебного поцелуя, а от тряски на коне, на котором принц вез ее бездыханное тело в свой замок (зачем он повез ее в свой замок, история умалчивается). И, наконец, в версии этой сказки от братьев Гримм королеву в конце заставили танцевать до смерти в раскаленных докрасна железных башмаках.

7. Если взять 200 сказок братьев Гримм, можно заметить странную тенденцию – женщины в них ведут себя гораздо хуже, чем мужчины. В сказках встречается шестнадцать злобных матерей или мачех и всего три злобных отца или отчима. Злых ведьм в сказках братьев Гримм наблюдается аж двадцать три, тогда как злых колдунов всего двое. И, наконец, тринадцать молодых женщин убивают или предают мужчин, которые их любят, тогда как из мужчин на такую подлость отваживается всего один.

8. Сказка о Золушке имеет корни еще в произведениях греко-египетских авторов – в I веке до н.э. история о девушке Родопис была записана греческим историком Страбоном, но скорее всего эта сказка вышла еще из уст Эзопа в VI-VII вв до н.э. В дальнейшем, похожие сюжеты обнаруживаются буквально по всему миру – в Китае, в сказках «Тысячи и одной ночи», в японских сказках, и, в конце концов, во французских и итальянских сказках.

9. В басне Крылова «Стрекоза и муравей» есть строки: «Попрыгунья стрекоза лето красное пропела». Однако известно, что стрекоза не издаёт звуков. Дело в том, что в то время слово «стрекоза» служило обобщённым названием для нескольких видов насекомых.

10. В сказке о Крысолове рассказывается о деревне, страдающей от невиданного нашествия крыс. Один человек предложил избавить деревню от грызунов за приличное вознаграждение. Жители деревни согласились. Крысолов стал играть на своей дудочке и вывел крыс за пределы деревни. Однако когда он вернулся за обещанным вознаграждением, жадные сельчане наотрез отказались платить. Мстительный Крысолов увел за это из деревни всех детей. В большинстве современных вариантов сказки он прятал похищенных детей в пещере, пока жители деревни не согласились раскошелиться. А после этого отправил детей по домам. Однако в оригинале конец этой сказки совсем иной. Крысолов завел детей в реку, где они все утонули (кроме одного хромого мальчика, благополучно не успевшего за остальными детьми).

Некоторые современные исследователи усматривают в этой сказке скрытый намек на педофилию.

11. Основой для «Сказки о рыбаке и рыбке» Пушкина послужила сказка братьев Гримм «Рыбак и его жена». Пушкинская старуха оказывается у разбитого корыта после того, как захотела стать владычицей морскою, а её немецкая «коллега» на этом этапе стала Папой Римским. И только после желания стать Господом Богом осталась ни с чем.

12. Роман о приключениях Робинзона Крузо имеет продолжение, в котором герой терпит кораблекрушение у берегов Юго-Восточной Азии и вынужден добираться в Европу через всю Россию. В частности, он в течение 8 месяцев пережидает зиму в Тобольске.

Предыдущая часть:
https://m.pikabu.ru/story/faktyi_o_skazkakh_1_5519258

Показать полностью

Сказка про кузнеца

krupsky в Лига Сказок

Жил в деревне, что стояла между Москвой и Петербургом, один Кузнец. Стучал молотом, чинил телеги, бороны точил.

И вот, как-то раз, остановился у его кузницы Царь Пётр. Вылез из кареты и говорит.

— Эй, мужик, перекуй моих лошадей.

— Можно, Ваше царское величество, — степенно отвечает Кузнец.

Берёт молоток, клещи и к работе приступает. Да так у него дело спорится, что царь глаз отвести не может. Стоит, любуется.

Подковал Кузнец лошадей.

— Принимайте работу, — говорит. – Сто лет прослужат.

— Ах, молодец. Ах, уважил, — радуется Пётр. И гривенник Кузнецу протягивает.

Усмехнулся мастер, принял денежку, да двумя пальцами её в трубочку свернул.

— Мелковата монета, Ваше величество, — усмехается.

— Ах, богатырь. Ах, силач! — восклицает царь. И рубль серебряный даёт.

Кузнец и его пальцами скатал.

— Тоже слабовата, — и лукаво на Петра смотрит.

— Ну, тогда, не обессудь, мастер, — отвечает царь.

Да, как даст ему зубы! Сел в карету и уехал.

Полежал наш Кузнец в крапиве, подивился на тяжёлую петрову руку.

— Перегнул я палку, — думает. – Через то и пострадал.

Встал, глядит, а монеты, им свёрнутые — вот они. В пыли лежат. Цельных рубль десять!

Схватил Кузнец молоток, да на наковаленке гривенник выровнял. Затем за рубль взялся. Только отстучал, глядь, а за спиной офицер с двумя солдатами стоит. Видно, так мастер увлёкся, что и не заметил, как служивые подъехали.

— Монету чеканишь, сучий сын? – ласково спрашивает офицер.

И, хвать Кузнеца за вихры.

— Взять его! — кричит. – За такие дела закон велит руки рубить.

Принялся Кузнец объяснять, как дело было. Как он с царём Петром шутки шутил. Да куда там! Офицер и слушать не пожелал.

Скрутили солдаты ремесленника, бросили на телегу и в город отвезли. Правда, Кузнец суда ждать не стал. Дверь тюрьмы ночью взломал, стражника задушил и на Дон утёк. Там, при войске, ковалём и устроился.

За суровый нрав казаки его Несмеяном прозвали. Уж больно Кузнец шутников не уважал, да и сам шутить не любил.

История создания фильма "Мама"

LisaEnot в Лига Сказок

Фильм-мюзикл «Мама» появился на экранах СССР в октябре 1977 года. У этого мюзикла был весёлый и добрый сценарий. Стихи написал поэт и драматург Юрий Энтин, а авторами трогательной и красивой музыки стали французкий и румынский композиторы Жерар Буржуа и Темистокле Попа.

Впервые я посмотрела его в года 4-5 и, честно сказать, он вызвал у меня не то, чтобы слезы, но очень трепетное чувство. После него я распевала главную песню о маме (и до сих ее помню), и постоянно бегала к своей маме, чтобы поцеловать и обнять.

Конечно, в детстве я вовсе не задумывалась, как его снимали. А создавали и снимали его очень даже интересно и - можно даже добавить - грандиозно.

Откуда был взят сюжет?

История создания фильма "Мама" Сказка, Сказочные фильмы, Фильмы, СССР, Сделано в СССР, Длиннопост

Сказка «Волк и семеро козлят» была написана знаменитыми немецкими сказочниками братьями Якобом и Вильгельмом Гримм в начале XIX века и вскоре стала очень популярной в России. Её даже считали русской народной сказкой.

Следует отметить, что изначальная немецкая версия отличается сюжетной жестокостью, к которой наши дети не приучены.

Козлята впускают волка, который тут же съедает их всех, кроме самого маленького, спрятавшегося в печке. По английской версии — в футляре часов. Возвратившись домой, мать-коза видит разгром, учинённый волком, и спасшегося самого маленького козлёнка, который рассказывает о произошедшем.

Советская же интерпретация старинной сказки намного гуманнее. Волк не съедает козлят, а только похищает, да и сам не погибает, а остаётся в живых.

Правда, румыны утверждают, что в основу сценария фильма «Мама» на самом деле положена сказка Иона Крянге «Коза с тремя козлятами», а вовсе не сюжет братьев Гримм.

На этой почве возникли некоторые разногласия между сопостановщиками картины — «Мосфильмом», студией «Букурешть» (Румыния) и фирмой «Ралюкс» (Франция). В конце концов сошлись на том, что козлят будет пятеро, — никому не обидно.

Почему именно мюзикл?

История создания фильма "Мама" Сказка, Сказочные фильмы, Фильмы, СССР, Сделано в СССР, Длиннопост

Считается, что советский мюзикл «Мама» был как бы нашим ответом на бродвейские мюзиклы — и по стилю, и по костюмам, и по музыке (каково это-рок-н-ролл в СССР в 1976 году!). А вдобавок ещё и всемирно знаменитый тогда Московский цирк на льду. Что говорить, фильм вполне достойно тогда конкурировал в кинопрокате с «их» мюзиклами и был удостоен серебряного приза на Венецианском кинофестивале. Так что всё вполне на уровне.


Бюджет фильма

История создания фильма "Мама" Сказка, Сказочные фильмы, Фильмы, СССР, Сделано в СССР, Длиннопост

Это была совместная работа СССР, Румынии и Франции. Первоначально бюджет картины планировался в сумме 2 миллиона 200 тысяч рублей, но в эту сумму уложиться, конечно, не удалось: съёмка трёх вариантов фильма, роскошные костюмы, декорации, парики, сложный грим и так далее. В общем, уложились где-то в 6 миллионов.
Расходы поделили по-братски: по 35 процентов "Мосфильм" и румыны, 30 процентов — французы.

Трудности дубляжа и монтажа

История создания фильма "Мама" Сказка, Сказочные фильмы, Фильмы, СССР, Сделано в СССР, Длиннопост

Съёмки шли на базе нашего "Мосфильма" и румынской студии "Буфтя". Французы записывали музыку и песни (в Лондоне), обрабатывали плёнку. Первые кадры были сняты на "Буфте" 14 марта 1976 года. Фильм снимался на трёх языках с самого начала, а это значит, русская версия отличается от той, что прокатывались на Западе.


Такой метод съёмок намного увеличил затраты. Оригинальный мюзикл был, кстати, вовсе не на французком, как могло бы показаться, а на английском. Каждая языковая версия картины снималась отдельно, заново, так что есть множество отличий в мизансценах, монтаже, сюжете, музыке, песнях и так далее.


Например, в русской версии нет сюжета с веником.

Когда Волк пришёл предъявлять претензии Козе, Козлёнок прибегает и даёт ей веник, именно для того, чтобы применить его против Волка. В русской версии на этом эпизод обрывается, а в румынской и английской Коза взвешивает веник в руках, но потом отдаёт его обратно Козлёнку с выражением на лице вроде «постараемся обойтись без этого»… На самом деле вышло смешно, но наши кинематографисты этот момент обрубили. Также вырезали кадры с Овцой, упавшей в колодец.


Её потом очень смешно доставали (этот момент есть только у англичан). Вырезали и поцелуй Дочки-Овечки и Осла, и как Осёл и Мать-Овца падают в обморок после этого поцелуя.

Сначала снимали английскую версию, потом румынскую, а на русскую времени уже не оставалось, что наснимали — то и смонтировали. Зато в нашей версии козлята очень выразительно грозят кулаками Ослу, Волчонку и Рысёнку, в других версиях они просто машут руками, вроде как от комаров отмахиваются. Может, в западной традиции не принято грозить кулаком, но всё равно этот момент в нашей версии более эффектен.


Изменены и имена главных героев мюзикла. В русской версии козу зовут Мама Коза или Коза Маша, а в английской — Рада. Волк по-русски — Серый Волк, а вот в западных версиях фильма он волк Тити Суру.


Дотошные зрители подметили маленький ляп, проскочивший в советском варианте фильма. Когда кончается танец на льду Мамы Козы и Волка, Коза заманивает Волка на мост. По льду они скользили на коньках, и на мост Коза взбегает на коньках (ботинки красные). Однако на мосту они оба уже в своей обычной обуви (у Козы ботинки коричневые).


Английская версия «Мамы» шла в прокате западных стран под названием «Rock-n-Roll Wolf» («Рок-н-рольный Волк»). В том варианте другой монтаж, иной порядок сцен, поют меньше, но больше танцуют. Артикуляция актёров совпадает с текстом, то есть это снимали именно для английской версии, причём из всех актёров Боярский единственный поёт по-английски сам. Также обращают на себя внимание яркая аранжировка в стиле рок и другой текст песен (в отличии от русского варианта Юрия Энтина).

Кое-что об актерах

История создания фильма "Мама" Сказка, Сказочные фильмы, Фильмы, СССР, Сделано в СССР, Длиннопост

Михаил Боярский вспоминает: «Это была адская работа. Мы по ночам сидели с Люсей Гурченко и учили какую-то абракадабру, ничего не понимая. Нас потом переозвучивали иностранные актёры, но артикуляцию надо было точно соблюдать. На английском выть было попроще, а румыны нахреначили такое либретто, что мы за голову хватались. Советская версия, кстати, получилась хуже других — для англичан мы снимали пять-шесть дублей, для румын — по три, а для нас совсем мало съёмочного времени оставалось».

История создания фильма "Мама" Сказка, Сказочные фильмы, Фильмы, СССР, Сделано в СССР, Длиннопост

Для Евгения Герчакова роль Барана была его первой работой в кино. Он вспоминает: «Моя мама одна из первых пошутила по этому поводу: «Смотри, Женя, чтобы за тобой не закрепили это амплуа». В этом же фильме снимался Савелий Крамаров, причём роль Волчонка стала его последней в Союзе, — продолжает Герчаков. — Он мне говорил: «Я всю жизнь мечтал сыграть Гамлета, но если выйду в этой роли, то публика будет хохотать и смеяться надо мной.

Это моя трагедия. Женя, бараном ты начал, бараном ты и закончишь. Хотя ты очень яркий и очень смешной артист».

История создания фильма "Мама" Сказка, Сказочные фильмы, Фильмы, СССР, Сделано в СССР, Длиннопост

Юная Лулу Михэйеску в роли Козочки (режиссёр Элизабета Бостан снимала её в главной роли в мюзикле «Вероника»). К сожалению, Лулу так и не стала актрисой. Сейчас ей уже более сорока лет, она живёт в Канаде и преподаёт игру на фортепьяно. Во время показа начальных титров «Мамы» есть момент, когда дети-козлята бегут к фортепьяно и Лулу садится играть на нём.

История создания фильма "Мама" Сказка, Сказочные фильмы, Фильмы, СССР, Сделано в СССР, Длиннопост

Ради участия в музыкальном фильме «Мама» Гурченко даже отказалась от роли Генеральши в одном из лучших фильмов Никиты Михалкова «Неоконченная пьеса для механического пианино».

Съёмки «Мамы» принесли ей не только творческую удачу, но и тяжёлые испытания. Во время съёмок на катке клоун Олег Попов, игравший роль Медведя, неожиданно упал на Гурченко и сломал ей ногу, размозжив кость на девятнадцать осколков.


После такой травмы врачи готовили артистку к инвалидности и утверждали, что шансов вести полноценную жизнь у неё практически нет. Долгие месяцы, проведённые в больнице, четыре операции по пять часов каждая, тяжёлые, изнуряющие тренировки и боль — всепоглощающая и бесконечная. Но Людмила Марковна встала на ноги, при этом закончила съёмки в «Маме», приезжала на костылях на съёмочную площадку. А вскоре после этой беды случилась и радость: актриса получила трёхкомнатную квартиру в центре Москвы.

Сказка по-норвежски

История создания фильма "Мама" Сказка, Сказочные фильмы, Фильмы, СССР, Сделано в СССР, Длиннопост

Фильм «Мама» приобрёл необычайную популярность в Норвегии, где первый раз был показан в 1982 году, затем ещё несколько раз в течении последующих 25 лет.

По многочисленным просьбам зрителей с 2003 года государственное телевидение Норвегии регулярно показывает фильм накануне Рождества, в связи с чем он стал для многих норвежцев неотъемлемой частью новогоднего праздника. В стране успело появиться целое поколение, которое выросло на рождественских песнях полюбившегося «волка из соцблока», как здесь называют героя Боярского.

В октябре 2011 года на сцене Национального театра Осло состоялась премьера мюзикла «Rockeulven» («Рок-волк»). Это не что иное, как ремейк легендарного фильма-мюзикла 1976 года» Мама».

Показать полностью 8

Большая солдатская сказка (часть 2-я и последняя)

krupsky в Лига Сказок

Только на следующий день удалось ему книгу волшебную испробовать. Привели к Солдату паренька с ногою сохнущей. Расцвёл служивый. Такая напасть – дело серьёзное, не прыщ какой и не синяк. Засуетился Солдат: руки потирает, глаза щурит, ноготь покусывает. Усадил больного с роднёй на траве, сам бросился в избу книгу читать. Долго искал, но нашёл!

«Сухоту ножную, али ручную лечи «баней обдорской». Рой яму на половину роста. Жги в ней березовые дрова. На угли дрова подкладывай дважды. Затем клади сверху коровьи кости и, жди, пока сгорят. Потом на пепел брось сырые поленья, уложи поверх хвою и усади больного. Читай пятьдесят раз к ряду «Отче наш», и доставай исцелённого из ямы».

Принялся наш Солдат командовать. Одни мужики за дровами и хвоей в лес пошли, другие яму роют. Бабы в деревню побежали по дворам кости искать. Служивый же, прохаживается, да покрикивает, сухоногого по макушке треплет.

— Потерпи, дружочек, скоро, как жеребёнок скакать примешься.

И, поди ж ты, не обманула книга чародейская! Встал паренёк, исцелённой ногой притопнул.

Солдат в тот вечер напился до изумления. Да, разве можно его винить? Вдруг, советы колдовские не помогли бы?

Зато, дальше жизнь потекла молочной рекой меж медовых берегов. Слухи о нашем лекаре по всей губернии пошли. Что ни утро, к избушке лесной больные, да увечные стекаться начали. Тут не побездельничаешь. Крутится Солдат, как белка в колесе, старается каждому помочь. Никому от него отказа не бывает, но и о себе не забывает. Плату вперёд требует, хотя и берёт по совести. Вдов с сиротами не обижает.

А, к осени и зажиточный гость стал наведываться, серебряным рублём за исцеление платить. Тут пришлось нашему Солдату новые снадобья-мази изучать, готовить. У тех, кто при золоте и хвори свои, не то, что у простого люда. Одних срамных болезней с десяток наберётся.

Крышу в избе ему перестелили. Погребец для провианта отрыли. Сарайчик дровяной поставили. Стал Солдат подумывать, не справить ли ему и дом, средств-то, слава Богу, хватает. Но, одна мысль душу гложет, вдруг, хозяин вернётся? Кто знает, куда и насколько он подался? А, ежели книгу чудесную отдать потребует? Думал служивый, думал и догадался! Надобно самому сесть и все странички переписать. Дело нелёгкое, но верное.

Солдат, что багор; зацепил, потащил, не отцепишь! Заказал себе бумаги, чернил, перьев гусиных. Словно камень с души свалился.

Тут и зима подоспела. Лес от морозца потрескивает. Дороги снегом завалило, народ по избам сидит. Никто на улицу и носа не кажет. Мужики на полатях посапывают, бабы прядут, детишки на санках катаются. А, Солдат день-деньской за столом пером скрипит. Одно дело буквы читать и в слова складывать. Писать же, всяк знает, работа нешуточная. Строчки, что твои блохи, то вверх, то вниз норовят скакнуть. Перо бумагу рвёт-царапает, чернила в разные стороны летят.

— Не солдатское это занятие, — вздыхает наш кавалер, — эх, я горемыка, хуже лапотного лыка!

Но, дни бегут, дело на лад идёт. Буковка к буковке встаёт. Прочитал слово — записал. Прочитал – записал.

И, вот, как-то ввечеру, переворачивает Солдат новую страницу и читает — «Нечистый».

— Что за болезнь такая? – выводит буквы служивый. – Раз нечистый, так в баню сходи и не болей.

Зевнул он, потянулся, пальцы в кулаки сжал-разжал. Прошёлся по горнице, рожу из кадушки сполоснул. Чувствует, не хочется к столу возвращаться. Будто сила какая его прочь гонит. Голова гудит, глаза слипаются.

— Выпью, — решил, — чарочку. Дело, глядишь, веселее пойдёт.

Налил он зелена вина, капустки квашеной в щепоть взял.

— Ну, — говорит сам себе, — за Нечистого!

Вот тут-то солдатика и проняло. Рука с кружкой так в воздухе и повисла. Дыхание перехватило. Скосил он глаза на книгу, а буквы там так и пляшут. Не разобрать! Выпил он. Ещё налил.

— Перо и чернила, — рассуждает, — любого с ума сведут. Лягу-ка я спать, утро вечера мудренее.

Скинул сапоги, тулупчиком укрылся, глаза зажмурил. Ворочался он, ворочался – не идёт сон. Озлился Солдат. Встал с лавки, лучину зажёг. Сел к столу.

— «Коли хочешь Нечистого вызвать, — читает, — то возьми пять свечей. Затем, начерти на земле звезду о пяти лучах…».

Захлопнул служивый книгу, как был в исподнем, на крыльцо выскочил. Сон у него, как рукой сняло. За всю службу так не пугался.

Постоял. Чувствует, мороз под рубахой покусывает, ноги от холода сводит. Прокрался он в избу, книгу захлопнул, на пол скинул.

— В печь её, — думает. – И листы, что исписал, сжечь.

Дрожащими руками трубочку набил. Сидит, покуривает, в себя приходит.

— Книжица, — размышляет, — конечно, адская. Но, болезни-то лечить помогает. И не с дьявольщиной какой, а с молитовкой. И зелья в ней не из жаб-пауков, и настойки не на крови христианской. Может быть, листы с Нечистым в неё случайно попали. Или искушает меня Рогатый?

За окном уж и рассвет зимний забрезжил, а Солдат всё мается. То на книгу посмотрит, то табачком затянется. Так ничего и не придумал. Спать завалился.

Проснулся служивый, солнце в окно стучится. Клесты на рябине перекликаются. Собаки в деревне лают. Встал Солдат, божьему дню улыбнулся. Вышел в сени, из кадки водой в лицо поплескал. Позавтракал, переоделся в чистое. Мундир на все пуговицы застегнул. Фуражку на голову потуже натянул. Сел к столу, книгу чародейскую раскрыл.

— Я вот, как смекаю, — сам себе говорит. – От судьбы не уйдёшь. Видимо, суждено мне с Чёртом свидеться. А, раз так, то нечего и откладывать. Лучше сейчас, чем когда беда припрёт.

Зажёг он свечи, знаки колдовские на полу начертил и заклинание прочитал.

Только последнее слово вымолвить успел – Чёрт тут как тут. Стоит перед Солдатом, улыбается. Глазки от солнечного света щурит, с копыта на копыто переступает.

— Вот и свиделись, — говорит, — мил человек. Заждался я.

— Здравия желаю, — отвечает Солдат.

— Смотрю, не боишься меня совсем, — хихикает Чёрт. – Вот и славно. Значит, знаешь, чего хочешь. Так и дело наше веселее пойдёт.

— Ошибочка получается, — разводит руками Солдат. – Дел промеж нами никаких нет, и не будет. А, что вызвал, виноват! Уж больно любопытно было. Не сдержался.

— Погоди, погоди, — заволновался Нечистый. – Я ж не просто так явился. Не с пустыми руками. Нешто не слышал, что я любое желание исполнить могу и счастливым сделать?

— Люб-о-о-ое? – присвистнул Солдат. – Всё, что пожелаю?

— А, как же! – Чёрт к столу подсел. Перо, лист бумаги взял, писать изготовился. — Сейчас и договор составим, всё честь по чести.

— Взамен душу потребуешь?

— Да, у тебя ж больше и нет ничего!

— Что ж, — говорит служивый. – По рукам.

Походил он по горнице, лоб поморщил, в затылке поскрёб.

— Хочу я, что б люди не хворали и от болезней не мёрли.

— Не то! – Рогатый от досады перо бросил. – Ты, солдатик, для себя просить должен. А, то, эка хватил. Что бы люди не болели! Тебя, впрочем, от любых хворей избавить могу.

— Так мы к согласию не придём, – нахмурился Солдат. – Я, как-никак, душу свою бессмертную продаю. Чего ж дешевить-то?

Вздохнул Чёрт.

— Голуба моя, — говорит. – Приди в себя. Душонка-то твоя, тьфу! Грош ей цена. Всё что умеешь, штыком колоть, да в строю ходить. Семьи нет, детей не воспитал. В церковь ходишь, как придётся. Пьянствуешь, опять же. А, хочешь, бутыль тебе подарю, в которой водка никогда не кончается?

— Душу российского солдата на бутылку сменять? – озлился служивый. – Да, ты в своём уме-то?

— Вот же ты, парень-кремень, — скалит зубы Чёрт. – Торгуешься, что цыган на ярмарке. Может быть, девицу-красавицу пожелаешь? Ладную, добрую, работящую, верную. Женишься, горя знать не будешь.

— Куда черт не поспеет, туда бабу пошлет? — машет рукой Солдат. – Жену я и сам себе найду. В таком деле нам подмога без надобности.

— Ох, и тяжело с тобой, — сокрушается Нечистый. – Злато-серебро не прельстят? Столько, что и внукам оставишь.

— Не смеши, — отмахивается Солдат. – Для меня деньги — вода. Вмиг промеж пальцев уходят. Ты, давай, правильную цену предлагай.

— Молодость вернуть могу, — предлагает Чёрт

— Дело хорошее, но души бессмертной не стоит.

Чем только не соблазнял Рогатый, чего не сулил, всё Солдату не по нутру. Выдохся Чёрт, голову повесил.

— Ты уж прости, — похлопал его по спине служивый. – Не держи зла. Сам вижу, нехорошо получается. В гости-то я тебя зазвал, а сижу и нос ворочу.

Чёрт головой покивал и, вроде как, всхлипнул.

— Слушай, — обнимает Солдат Нечистого, — а, хочешь совет полезный дам? За то, что столько времени со мной потерял.

— Да, ну, — дёргает плечом тот, — какой от тебя прок?

— Не скажи, — служивый в сени сходил, зелена вина принёс, по чаркам разлил. – Вот, давеча, ты бутылкой хвастался, в которой водка не кончается.

— Неужто согласен?

— Погоди, — продолжает Солдат. – Я к тому веду, что к делу ты подошёл без души. Бездумно. А, надо бы посидеть со мною, выпить, поговорить. Тут, глядишь, водка бы и закончилась. Смекаешь?

Чёрт брови недоумённо поднял.

— Тогда ты пальцами щёлк! И на столе опять полштофа стоит. Я – научи! А ты отвечаешь, мол, ерунда, наливай по новой. Ещё бы выпили. Опять, щёлк – новые полштофа! Тут я бы прямо с ножом к горлу пристал. А тебе бы малость покочевряжиться, да и договор подсунуть. И говорить небрежно, как о пустяке каком.

— Подписал бы? – с надеждой спросил Чёрт.

— Ещё бы упрашивал!

— Вот, кабы знать! — засокрушался Нечистый.

— Теперь про бабу слушай, — говорит Солдат. – Бывает, встретишь, и понимаешь, что на край света за ней готов идти. Ночами не спишь, песни жалостные поёшь, кажется, жить без неё не можешь. Во тут-то, самое время тебе явиться.

— Продал бы душу?

— Две бы продал!

— И с деньгами я не вовремя сунулся? – чуть не плачет Чёрт.

— Молодец! – радуется Солдат. – На лету схватываешь. Теперь, чую, тебе во всём аду равного не сыщешь. А, говорил, какой от меня прок?

— Спасибо, брат, — улыбается Нечистый.

— Ну, раз уж мы теперь друзья, — спрашивает служивый, — ответь, куда хозяин избушки пропал? Когда обратно ждать?

— Живи спокойно, не вернётся хозяин, — отвечает Чёрт. – Он теперь при дворе у заморского короля врачует. В славе и почёте.

— Твоя работа?

— Моя, — скалится тот.

— Вот же ты пёс! – вроде, как осерчал Солдат. – Мне, значит, за душу водку предлагал, а другим вон какие чины выхлопотал.

— Всё же, братец, — обиделся Чёрт, — на землю-то спустись. Знахарь, что тут жил, с малых лет врачеванию обучался. Ночей не спал, над книгами корпел. От любой болезни вылечить мог. Молва о нём по всей округе гремела. И душа его — чистый алмаз, не ровня твоей! По заслугам и цена была дадена.

— Ладно, — подмигивает Солдат, — считай, пошутил я.

А, сам рад радёшенек. Выходит, книга, что лекарем написана, и не бесовская вовсе.

— Раз обид промеж нас нет, — заглядывает ему в глаза чёрт. – Может быть, погощу у тебя? Не прогонишь?

— Хоть сто лет живи, — соглашается Солдат. – Вдвоём и зимовать веселее.

На том и порешили.

На следующий день проснулся служивый. Глаза продрал, потянулся. На дворе морозно, в доме зябко.

— Баньку бы сейчас, — говорит, — кто-нибудь истопил. Многое бы за это дал.

Чёрта, как пружиной подбросило. Враз дрова накололись, вода появилась, баня раскалилась.

Попарился Солдат, чарочку выпил.

— Чего бы сейчас, — вслух размышляет, — за поросёнка с хреном не отдал.

Чёрт только глазами сверкнул, стол уже от яств ломится. Отобедал служивый, разомлел.

— Душу, — вздыхает, — готов отдать, что б песню душевную послушать.

Нечистый в ладоши хлопнул, к избушке цыгане всем табором подъезжают. В бубны бьют, гитарами звенят, кудрями трясут.

Натешился за день Солдат. Напился, наелся, наплясался.

— Ничего не жалко, — говорит Чёрту, — за такую жизнь отдать.

Рогатый уши навострил, глазами заморгал, копытцем забил. На Солдата с надеждой глядит.

— Однако, — зевает служивый, — пора и честь знать. Ночь на дворе, спать пора.

Так у них и повелось. Что ни день, Солдат гуляет и веселится. Кажется, ещё миг, и душу свою Чёрту за девку-плясунью или за кувшин вина выложит. Да, только всё никак!

Неделя прошла, другая началась.

Просыпается Солдатик, глядь, а на лавке Старый Чёрт сидит, ногой качает. Шкура у него седая, от времени мхом поросшая.

— Здравствуй, дедушка, — поднялся служивый. – Никак на подмогу прибыл?

— За внуком я, — хмурит брови Старый. – Совсем ты его, упырь, заездил.

— Жаль, — печалится служивый. – Так мы с ним поживаем знатно.

— Стыдно тебе должно быть, — корит Старый Чёрт. – Справился с мальчонкой.

Взял он внука за шкирку, свистнул тройным посвистом, и сгинули оба. Только их и видели.

***

Много лет с той поры минуло. Пришло время Солдату помирать. Лежит он в постели, чуть дышит. Вокруг дети, внуки, друзья верные стоят, тоскуют. Вдруг, откуда ни возьмись, старый знакомец Чёрт выныривает.

— Помнишь меня? – горячо в ухо шепчет.

— Да, разве забудешь, — усмехается в седую бороду Солдат. – Видишь, брат, отжил я свой срок.

— А, хочешь, — подмигивает Чёрт, — ещё годков тридцать пожить? Только, уговор, душу вперёд.

— Опять, — улыбается Солдат, — опоздал. Вчера б тебе появиться. Получил бы душеньку мою на тарелочке. А, сейчас уж поздно.

Подмигнул он Чёрту и помер.

Показать полностью

Большая солдатская сказка (часть 1-я)

krupsky в Лига Сказок

Отслужил Солдат долгих двадцать пять лет, уволился вчистую, и домой пошагал.

Хотя, как сказать, домой? Дома-то у него и не было. Мать с отцом померли давно, а женой и детишками обзавестись не успел.

— Где сердце подскажет, — решил служивый, — там и останусь.

А, после казармы, да палатки нравилось ему везде. Одна деревня на берегу речки стоит, значит, всегда ушица на столе будет. Другая - в лесу прячется, грибы-ягоды сулит. Третья и рекой и лесом манит. В четвёртой – сады яблоневые. Народ везде одинаковый, родной. Не турки какие, слава Богу.

Наш Солдат – человек обстоятельный, не счесть, сколько вёрст прошёл, пока выбор сделал. Нашёл себе местечко по душе и по сердцу. С одного края — лес дремучий стеной стоит, с другого — озеро мелкой волной шлёпает. На лугу клеверном овцы-коровы пасутся. Но, главное, дом! Крепкий, новый, лиственничный. С баней и садом. Окна на дорогу выходят, а по ней кто только не идёт-катит. Купцы с красным товаром, цыгане с музыкой, солдаты с обозами, бродяги с песнями, каторжники с кандалами. Сиди себе у окна, пей наливочку и проезжий народ рассматривай.

Решил Солдат дом покупать. Пересчитал он деньги, заглянул в ранец и поехал на ярмарку продать всё, что за двадцать пять лет в армии наслужил. Дюжину ложек серебряных, кинжал дамасский и десяток коронок золотых, словом, все те трофеи, что солдат обычно с войны привозит. Целый день торговал. Охрип, но цену получил хорошую. И на дом хватает, и на корову, и на чарку-другую остаётся.

Заглянул, на радостях, Солдат в трактир.

— Принимайте, — говорит, — православные, нового земляка. Дозвольте винца хлебного всем поднести…

Очнулся он наутро в бурьяне. Голова разбита, мундир порван. В карманах, где все деньги лежали - ветер гуляет. Бросился к трактирщику, а тот рожу воротит. Мол, Солдат всю ночь гулял-угощал, да ещё и должен остался. Закручинился наш служивый, сел на крылечке.

***

Ехал мимо барин на вороном жеребце.

— Пойдёшь, Солдат, ко мне в разбойники? — спрашивает. – Я Дубровский!

— Никак нет, ваше благородие, — отвечает тот. – Не готов ещё.

Ехал мимо седой граф в бричке.

— Пойдёшь, Солдат, ко мне в работники? – спрашивает. – Только, чур, не пьянствовать и мясо не есть.

— Извиняйте, ваше сиятельство, — отвечает тот. – Не готов ещё.

***

Попил он у колодца, пустой ранец за плечи забросил и побрёл, куда глаза глядят.

Прошёл через деревню, головы не поднял. Чтобы не видеть дом – крепкий, новый, лиственничный!

Но, российский солдат духом крепок. Никакая беда его не осилит.

Идёт служивый, ветерок из него хмель-тоску выдувает. Шаг за шагом, поступь твёрже становится, глаза веселее блестят, спина распрямляется. Вот уж и деревня за поворотом скрылась, дорога в сосновый бор свернула.

— Здравствуй, лес-батюшка, — снял фуражку Солдат. – Спасибо, что вырос на радость и пользу русскому человеку. Даришь нам, отец родной, брёвна для изб и поленья для печей. Кормишь грибами, укрепляешь мясом звериным, балуешь мёдом пчелиным. Даёшь приют путнику, радуешь добычей охотника, укрываешь беглеца-каторжника.

Зашумел лес в ответ, закачав зелёными ветвями, мол, входи православный, не бойся ничего.

— Не зажить ли мне, забубённому, — думает Солдат, — в чаще лесной? Отрою земляночку, печь сложу, огородец вскопаю. Буду с птицами пересвистываться, с дятлами перестукиваться, с бобрами плескаться, с лосями бодаться, с медведями бороться, со змеями шипеть, да с жуками гудеть. А, станет без людей жить невмоготу – закину верёвочку на сук и поминай, как звали.

Только подумал, глядь, стоит у дороги избушка. Стены мхом поросли, крыша прохудилась, крыльцо от старости рассыпалось.

Подошёл к дому Солдат, покашлял-постучал.

— Отзовись, хозяин, — спрашивает. – Не пустишь служивого на постой?

Толкнул дверь, вошёл в избушку, огляделся. Пыль, сор, да паутина. Почитай с год никто здесь не жил, пола не мыл. Однако печь целёхонька, стёкла в оконце, хоть и замутились, не треснули, стол с лавкой стоят крепко. На стенах же, вместо образов и полотенец вышитых, пучки трав сухих развешаны, а полки кухонные склянками, да бутылями заставлены. И дух по всему дому такой, что и не поймёшь: то ли ты в лазарете, то ли в бане арапской.

— Что ж, — думает Солдат, — погощу тут денёк-другой, а, ежели хозяин не объявится, то и зазимую.

Обошёл он вокруг избушки, на родничок с ключевой водой наткнулся.

— Эх, — говорит, — благодать! Сейчас грибков к ужину соберу, а, на завтра банный день затею.

Только молвить успел, видит, идёт к нему от дороги старуха.

— Вот тебе и раз! – крякнул служивый. — Знамо, хозяйка домой пожаловала.

Но, российский солдат только на морозе да на огне краснеет. Усы подкрутил, в улыбке расплылся, старушке, как родной матери объятия раскрыл!

— Чего мне терять? — прикидывает. – Поди, бабке лишняя пара рук не помешает. Дров наколю, крышу подправлю, приятностей наговорю, вот и не прогонит. Поживу с недельку, а там посмотрим.

Старая ж, тем временем, к избушке подошла. Стоит молча, исподлобья Солдата разглядывает, лукошко из руки в руку перекладывает.

— Дозвольте представиться, — балагурит служивый, — Отставной солдат, из тех, что малому рад.

— Зуб у меня болит, — сурово отвечает бабка. – Страсть, как ноет. Исхворалась я вся.

— Дело серьёзное, — Солдат рожу жалостливую скроил, — но, поправимое.

Усадил старуху на пенёк. В рот заглянул, поохал, головой покивал.

— К правильному ты, матушка, человеку обратилась. К вечеру о болезни забудешь, будешь зубами щёлкать, что твоя щука.

Зашёл он в избушку, натряс из кисета табака, с мышиным помётом перемешал и водицей ключевой развёл.

— Вот тебе, страдалица, мазь чудодейственная, — подаёт бабке. – Положи за щеку, потерпи немного, боль, как рукой снимет.

Сам же закурил, присел рядом. И, не успела трубочка прогореть, заулыбалась старуха. С пенька соскочила, Солдату в пояс кланяется.

— Благодетель, — сияет, — спас ты меня. Отпустило зуб-то!

— Пустяки, матушка. Случается и похуже. Бывает, зубы здоровы, да положить на них нечего!

— Порядок знаю, — кивает бабка и лукошко суёт. – Не обессудь, отец родной.

Заглянул внутрь солдат, аж голова закружилась. В лукошке-то яичек дюжина, лука пучок и хлеба каравай. А у бедняги нашего с утра маковой росинки во рту не было.

Старуха же, бочком-бочком, да и на дорогу. Только её Солдат и видел.

Облупил служивый яичко-другое, хлебушком с луком закусил.

— Чудны дела Твои, — говорит. – Я так разумею, что в избушке прежде знахарь жил, да, видать, ушёл или сгинул. Народ же, по привычке, нет-нет и завернёт сюда. Стало быть, так судьба распорядилась, что б я его место занял.

Поскрёб Солдат в затылке. Науке фельдшерской он, хоть, и не обучен, но опыт кое-какой имеется. Да и, как говорится, не всяк умирает, кто хворает. Махнул он рукой, привалился спиной к стене дома и задремал.

Долго ли спал, коротко, а проснулся от грохота колёс. Вскочил на ноги, глаза протёр, видит, правит мужичок телегу прямо к избушке.

— Помогай, дяденька! – вопит.

Шапки на нём нет, армяк распахнут, борода всклокочена.

— Отставить крик! – наш солдатик уже заправским лекарем себя мнит. – Садись на пень, рот открывай, зубы показывай!

— Какие, к лешему, зубы, — стонет мужичок. – Жена моя помирает! Серпом себе ногу отхватила.

Заглянул Солдат в телегу, ахнул. Лежит на соломе баба – лицо белее снега. Кровью перемазана, ступня дерюжкой обёрнута. Приподнял он тряпицу, присвистнул.

У мужика от страха ноги трясутся, а наш лекарь, наоборот, лицом просветлел. Уж сколько он за долгую службу ран сабельных насмотрелся, иному доктору и не снилось. А с такой царапиной и в лазарет-то не пустят. Отвесят тумака и опять в строй пошлют. Хотел было Солдат мужа ободрить, но передумал.

— Плохо дело, — говорит. – Чую, овдовеешь ты, касатик.

Тот так и осел.

— Можно, конечно, — Солдат вроде, как сам с собою размышляет, — заговор древний наложить, но уж больно это дело непростое.

— Наложи, дяденька, — скулит мужик. – Христом-Богом молю.

— Ладно – тряхнул головой служивый, — Уговорил ты меня. Неси жену в дом, клади на стол, и не мешкая, в деревню гони. Сыщешь ковш самого крепкого зелена вина и тотчас обратно.

Бросился мужик приказания исполнять, а Солдат, не спеша, на родничок сходил. Воды в ведро набрал, руки помыл. Зашёл в избушку, достал из ранца портяночки чистые, из фуражки — иголку с ниткой. Только с делами покончил, слышит, гремит телега, муж возвращается.

— Успел? – кричит, а у самого в руках бутыль так ходуном и ходит.

— За дверь ступай и жди, — отобрал у него водку Солдат.

Глотнул немного для куражу. Подошёл к бабе и кулаком в висок её легонько пристукнул. Из той и сознание вон, лежит – не шелохнётся. Служивый же, ногу больную водкой полил, иголку с ниткой смочил и, враз рану зашил. И так у него это ловко вышло, что сам залюбовался. Затем шов золой из печи присыпал и портянкой обернул. Посидел, трубочку выкурил. Тем временем и страдалица очнулась. Лежит, глазами хлопает.

— Эй, горемычный, — зовёт Солдат мужа. – Спас я твою бабу. Забирай и домой вези. Там пусть десять дней лежит, не двигается. Корми куриным бульоном и каждый час «Отче наш» читай.

Отнёс мужик жену на телегу, вернулся с окороком свиным, копчёным.

— Не побрезгуй, — кланяется, — отец родной.

— Помогай тебе Бог, — степенно отвечает Солдат.

Уехали гости, отужинал служивый с водочкой и, не раздеваясь, спать завалился.

— С утречка, — успел только подумать, — надо бы в избе прибрать, чистоту-порядок навести.

С тем и уснул.

Снилось Солдату, будто бы привезли ему роженицу. Принял дитя, а за ним второе просится. За вторым — третье и так без счёта. Так он младенцев и мыл-носил, умаялся до смерти. Проснулся разбитым, словно и вправду всю ночь трудился.

Огляделся вокруг служивый, вздохнул. Не о таком он доме мечтал, да ничего не попишешь, придётся здесь обживаться. Сполоснул Солдат рожу у родника, перекусил на скорую руку, глотком зелена вина себя взбодрил, и за уборку принялся.

— Служивый, что муха: где щель, там и постель, — рассуждает. – Дай срок, порядок наведу, заживу, как другим и не снилось.

Лавку со столом у родника отчистил, пучки трав сушёных перед крыльцом разложил, окна помыл, склянки на крыльцо выставил, паутину смахнул. А стал из-за печи сор выметать, смотрит, стоит ларец берестяной. Забилось ретивое у Солдата. Неужто клад прежний владелец припрятал? Поднял крышку — не то! Лежит на дне книга в руку толщиной. Переплёт мышами погрызен, да водой подпорчен.

— Ничего, — ухмыляется служивый. – Грамоту, слава Богу, разумеем. Не всё ж по вечерам в потолок плевать. Мы буковки поскладываем, почитаем. Не дурак, поди, такую книжищу написал. Авось, совет какой найду или научусь чему.

Отложил он книгу, взялся полы мыть, да тут в оконце застучали. Привела старуха внука с вывихнутым плечом. Вышел Солдат на крыльцо, потянулся всласть, косточки разминая.

— Что, бабка, — подмигивает, — не уберегла мальца? Небось, с товарками косточки невестке перемывала?

— Виновата, батюшка, — кивает старуха.

— А, раз виновата, — посмеивается Солдат, — иди в избу полы помой. Да, как следует! Грязь не размазывай.

Сам же посадил мальчонку на пенёк, взялся за больную руку и давай байками со сказками потчевать. Заболтал совсем, рассмешил и – раз! Как дёрнет! Плечо на место и встало.

Домыла бабка полы, поблагодарила служивого горшком щей с говядинкой и увела внучка домой.

Отобедал Солдат, постелил себе на воздухе шинель, сапоги скинул. Полежал, поворочался. Никак не спится.

— Дай-ка, — думает, — книгу почитаю. От такого занятия всегда в сон клонит.

Открыл служивый книгу наобум, полистал.

— «При пупочной грыже, — вслух читает, — всыпать пригоршню головок цветка василька в кружку с кипятком. Погодить немного и пить три раза на дню. Ежели не поможет, то прикладывать на грыжу пареную кору дуба».

Хмыкнул Солдат, головой покрутил, ещё пару страниц перевернул.

«От простуды нутра – нагрей кирпич на огне, в валенок положь и на брюхе держи».

— Мать честная! — у служивого весь сон из головы сдуло. – Это ж от прежнего хозяина записи чародейские остались. Тут все болезни людские записаны и против каждой лечение своё придумано.

Вскочил на ноги Солдат, книгу, как дитя любимое к груди прижимает, на руках нянчит.

— Был я костоправом, а отныне-то, кум королю! Любую хворь победить смогу, от бородавок до чумы. Хошь – веснушки сведу, а, хошь – от падучей избавлю.

Сбегал служивый в дом, водочки выпил, что бы успокоиться. Сел к столу, вновь страницы листает.

«От чирья натопи барсучьего сала, обмакни в него безымянный палец руки и им помажь три раза вкруг нарыва. Прочти два раза «Богородицу» и вновь мажь».

— Выходит, молитовкой врачевать надо, — Солдат дух перевёл. – Не колдовская, значит, книга, раз православным человеком писана.

Сидит, сердечный, не знает, плакать или смеяться ему от счастья свалившегося.

— Вот мне теперь скляночки-травки хозяйские службу сослужат. Настоек наделаю, мазей целебных, прикладок с притирками.

Тут, чу, в окно стучат!

Кинулся Солдат из избы. На крыльце молодица брюхатая с ноги на ногу переминается. В руках курицу печёную держит. Просиял служивый.

— Давай, — говорит, — душенька, обсказывай свою хворь. Отказа ни в чём не будет.

— Хочу, дяденька, — краснеет та, — узнать, кто у меня родится. Мальчик, али девка.

— Тьфу, ты! — расстроился Солдат. – А, болит-то что? Может внутри чего тянет?

— Ничем я не хворая. Уж больно девку родить хочется.

Хотел было служивый шугануть её с досады, да уж больно ему курятинки захотелось. Взял он пучок сухой травы, молодице подал.

— Привяжи под юбку и до родов носи. Будет тебе девка.

Принял у неё курицу, пальцем погрозил.

— Впредь с дурью всякой ко мне не суйся. И другим передай.


(окончание следует)

Показать полностью

Моя первая книга сказок

feoktishka в Лига Сказок
Моя первая книга сказок Книга сказок, Творчество, Книги, Детская литература, Длиннопост

Друзья, хвастаюсь)) Вышла в свет моя первая книга сказок "Маленькие городские сказки". Много лет я сочиняла исключительно стихи, но неожиданно потянуло меня на прозу, причем именно для детей. Хочется побольше сказок в этом мире))

Моя первая книга сказок Книга сказок, Творчество, Книги, Детская литература, Длиннопост

Всего в книге 9 небольших сказочных историй.

Дизайн делала сама (яждизайнер :) За иллюстрации спасибо сайту фрипик.ком (да живет он вечно, ибо в нем мое дизайнерское спасение :))

Ну и парочка фото с внутренностями книжки:

Моя первая книга сказок Книга сказок, Творчество, Книги, Детская литература, Длиннопост
Моя первая книга сказок Книга сказок, Творчество, Книги, Детская литература, Длиннопост
Моя первая книга сказок Книга сказок, Творчество, Книги, Детская литература, Длиннопост

Всем спасибо за внимание!

Показать полностью 5
Отличная работа, все прочитано!