Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу
tripapupki
Пикабушник 3 года 5 месяцев 3 недели 3 дня
  • 122291
    рейтинг
  • 1578
    комментариев
  • 68
    новостей
  • 66
    в "горячем"
  • Поставил 38 плюсов и 10 минусов
  • Отредактировал 0 постов
  • Проголосовал за 0 редактирований
  • Спотыкаясь на карьерной лестнице
  • более 1000 подписчиков

Спотыкаясь на карьерной лестнице (Часть 64 конец)

Промстрой принял проекты на рассмотрение. По условиям договора у нас было целых 15 календарных дней на замечания и доработку. Обычно, в первые дни заказчик смотрит проект молча, а потом выставляет перечень замечаний, поэтому я рассчитывала немного отдохнуть. Но по факту мне удалось отоспаться всего один день, потому что наша слоупочта проявила чрезмерную активность именно тогда, когда их об этом никто не просил.


- Душный очень обрадовался, что мы начали работать! – с дебильной радостью в голосе произнес Герман.

- Эээ… в смысле «начали»? – насторожилась я.

- Он сегодня получил материалы, и уже прислал замечания. Просит убрать озеленение территории, потому что это дорого.

- У него в задании предусмотрена лесополоса со стороны поселка. Предписания есть. Я могу убрать, но тогда пусть ТЗ меняет.

- Нет-нет! Он менять не будет!

- В экспертизе спросят: «Где лесополоса?». Что будем говорить?

- Душный сказал, что мы в проекте должны обосновать, что эта лесополоса не нужна.

- И ты на это согласился?

- Конечно. Я сказал ему, что мы сделаем всё, что он пожелает!

- Ты в своем уме? Какого черта, ты ему такое говоришь?!! Столько вони было из-за этой лесополосы! Что я теперь должна написать?

- Нуу.. напиши, что жители поселка передумали и уже не хотят лесополосу. – беззаботно ответил Герман.


Герман совершенно не шутил про жителей и их непостоянство. Ответственному специалисту, который старается сделать работу правильно, довольно тяжело выпустить халтуру. Вот смотришь проект конторы-однодневки, и вроде бы он внешне даже похож на документ, если не вчитываться. И кажется, что сделать такой же не трудно, но руки все равно лезут в справочники, мозг сопротивляется изо всех сил, косноязычные обоснования с нелепыми выводами вызывают дезориентацию. Попробуй, сделать такое говно, и не получится.


Я до сих пор не научилась писать на языке безумия, поэтому привожу типичный отрывок чужих проектных решений в качестве примера.

*****

Испрашиваемые земли по акту выбора под строящееся сооружение, будут производиться на площади 40 га по существующей промплощадке предприятия. А также и на 37 га, после засыпки дренажного канала и демонтажа зданий, труб, линии электропередач. Общая площадь 105 га. Площадь 12га не подлежит планировке, так как сооружение не занимает южную часть земельного участка, и сама дамба не подлежит засыпке.

Перед началом, следует убедиться, что коммуникации отключены. В дальнейшем процессе вода подступит к колодцам, расположенным на территории, а также рассчитывая на испарение, работы можно начать по прекращению поступления в течении 1,5-2 года.

Этап строительства имеет три стадии и включает необходимые мероприятия по предотвращению работ в опасных зонах. Наброски породы, взятые с близлежащего отвала пустой породы карьера, уплотняют бульдозером при перемещении грунта до 50м. Для спуска оборудования и съезда автотранспорта, согласно технике безопасности, проводится разборка с южной стороны карьера и планировка земельных участков после демонтирования построек.

*****


Подобный текст рассчитан на то, что эксперты при прочтении, каждый раз будут биться в эпилептическом припадке, и согласуют проект не открывая, ибо это опасно для психики. Сталкиваясь с такими шедеврами, я всегда размышляла, ну как можно сочинить такой высер? Я представляла себе, как проектировщики старательно наклеивают ключевые слова на детские кубики, а потом, хаотично их выбрасывая, молча переписывают получившиеся предложения.


- Душный завтра утром ждет исправленный вариант.

- Пусть официально выставляет все замечания оптом, я сразу буду корректировать.

- Он дальше не будет смотреть, пока мы это не исправим.

- Ну и ладно. У нас еще 14 дней впереди.

- Надо исправить, я ему обещал, что завтра будет готово.

- Блять, Герман! Ты на чьей стороне воюешь?

- Ну, давай, просто сделаем так как он хочет, и забудем об этом! – взмолился Герман.

- Не забудем! Мы не пройдем экспертизу.

- До экспертизы еще надо дожить!

- Да уж, вот в этом ты чертовски прав.


На следующий день от Душного поступило замечание, что сметная стоимость слишком высокая. Убрали часть проектных решений – все равно дорого. Убрали «ненужные» уплотнения и «лишние» планировочные работы – все еще много. Прогнозируя, что с первого раза мы согласования не получим, а Душный будет каждый день тошнить со своей экономией, я решила попросту забить и тупо рубануть смету в 5 раз. Если уж Душному и Герману не нужны адекватные проекты, то мне и подавно.


Новая смета Душному пришлась по нраву. А я вошла во вкус разубоживания собственных проектов во имя бабла и сроков. Каждый последующий день, во имя великой экономии, мы поэтапно убирали то одно, то другое, сокращали количество топлива, выбрасывали содержание внутрикарьерных дорог, противопаводковые мероприятия, и еще массу всяких «бесполезных» занятий.


- Душный просит что-то сделать с утопающим поселком. – «обрадовал» меня Герман.

- Герман, когда ты мне звонишь, у меня уже глаз дергается!

- Ну ладно, потерпи, немного осталось.

- Какой еще поселок?!! Причем тут утопающие? – я обреченно приняла позу «рука-лицо».

- Да его задолбали эти жители, жалуются постоянно, пишут, то в газету, то чиновникам. Я сказал ему, что мы что-нибудь придумаем.


«Пиздец, ты молодец! Прям как старая проститутка, на все согласен!» - подумала я с яростью.


- И что мы придумаем? Посадим весь поселок на героин? Так Душный опять скажет, что это дорого! Герман!!! Какого хера ты на все соглашаешься, сил моих нет! – с надрывом произнесла я.

- Ну, давай, съездим туда.

- В поселок поедем? И когда же?

- Можно завтра.

- Нееет, завтра же у тебя не получится!

- Почему? – удивленно спросил Герман.

- Потому, что завтра твой хомяк утонет в поилочке, послезавтра приедут родственники, а после-после завтра тебя разобьет паралич! – психанула я.

- Ну, ладно уж, не злись. – ласково ответил Герман – Меня самого Душный уже достал!


«Ага, ты уже язык натер ему обещать!»


- Нам эта поселковая возня совершенно не нужна! Это не наш вопрос! Я даже не представляю, как его можно решить!

- Ну ты подумай, может завтра чего надумаешь. – флегматично ответил Герман.


«Оставшиеся 600тысяч рублей за эти проекты, это вообще много или не очень? Нет, все-таки много, придется ехать в поселок» - грустно подумала я, подперев подбородок рукой.


На следующий день, позвонив Герману утром, я услышала, что «абонент не абонент», что было вполне ожидаемо. Поэтому я обратилась к Храпунову, который немного знал окрестности этого предприятия. Володя с превеликим удовольствием свалил с офиса, и уже в обед мы выехали на встречу приключениям.

По резкому вождению Храпунова, матюкам, плевкам и дулям, которые он щедро крутил водителям при обгонах, я поняла, что у него очередное обострение. Так что доехали мы весело, но без происшествий. Осмотрев место сброса карьерных вод, мы отправились в поселок.

- Откуда у них взялось это болото? Неужели карьерные воды еще не испарились? – произнесла я.

- Хрен знает, поводок уже везде просох. Топят несчастных людей, выродки!

- Дерьмом тут воняет.

- Экая ты неженка, это ж поселок! Тут хозяйство у людей.

- Поехали вдоль болота, посмотрим, что тут еще топило.


Проехав совсем немного мы заметили небольшой ручеек, который в итоге привел нас к канализационной насосной станции, печально встретившей нас ржавым коллектором в траншее, который латали и переваривали уже сотню раз.

- Вот же свиньи, нахуй! У самих канализация гнилая! А они на предприятие клепают! – переобулся Храпунов.

- Интересно, а давно у них утечки?

- Явно не вчера, вон даже русло намыли. Тут видно ремонт начинали, да бросили.

- Я так понимаю, что до строительства дороги каналюха спокойно уходила вниз по рельефу, а теперь зимой намораживается.


Я смотрела на трубы, сплошь покрытые латочным ремонтом, и размышляла как это лучше преподнести Душному, чтобы он отвалил от меня с тонущими колхозниками. Храпунов стоял немного позади, поэтому я на какое-то время упустила его из вида. Боковым зрением, как в замедленной съемке, я заметила, как руки Храпунова запускают в полет здоровенный булыжник в траншею, аккурат промеж криво приваренных латок. В доли секунды нас с ног до головы обдало дерьмом.

- ГА-ГА-ГА-ГА! Нифига, гнилье! – безумно загоготал Храпунов.

- Бляяя!!! Валим отсюда, быстро!!! – крикнула я, дернув Храпунова за рукав, и скачками понеслась в машину.

- Пиздец!!! Авария !!! – дрыгался Храпунов в машине от восторга.

- Да, куда ты едешь?!! Да, не в поселок же обратно!!! Разворачивайся нахуй!!!

- Да! Да! Щас-щас!!! Мы оторвемся!

- Да никто нас не преследует! Блять, давай быстрей уже отсюда свалим, пока номера не переписали!!!


Я немного успокоилась, только когда Промстрой скрылся за горизонтом.

- Володя, скажи пожалуйста, вот на хрена ты это сделал? – спросила я, не переставая оттирать себя влажными салфетками.

- Ну трубы проверить! Я ж не знал, что они из картона!

- Деструктивное любопытство у тебя, однако. Теперь людей говном затопит.

- Надо позвонить, сообщить об аварии.

- Лучше помалкивай. Еще не хватало в вечерние новости попасть.

- Надеюсь, у них нет видеокамер.

- Конечно есть! У коровы под хвостом!

- Да я же не хотел ломать, просто интересно стало, что будет если камушек бросить.

- Камушек, ага… как палочка от лавочки.

- Зато, им теперь новые трубы врежут.

- Главное, чтобы нам не врезали. – ответила я и набрала Герману.


Телефон Германа оказался включенным.

- У моей бабушки позвоночник… – начал Герман без приветствия.

- Прикинь у меня тоже позвоночник, может мы родственники?

- Эээ… Что?

- Я возвращаюсь с Промстроя, была в поселке. У них оказывается канализация течет уже давно, а теперь еще и авария на станции. Так что, отчасти они сами себя топят. Душный может прям сейчас поехать посмотреть и сфотографировать. Позвони ему.

- Хорошо, я позвоню. А ты можешь в проекты дописать про канализацию в поселке?

- Конечно. Что угодно, хоть стихи Маяковского! – ответила я и отключила Германа.


На обратной дороге на меня накатили тяжелые мысли. Как я буду согласовывать это дерьмо? У меня уже не осталось моральных и физических сил на этот проект. Душный выжал из меня все жизненные соки и изнасиловал мой мозг. А сколько еще споров, возни и доработок будет при прохождении экспертизы? Буду между жадностью и законом, как между молотом и наковальней. Я закрыла глаза и тяжело вздохнула.


- Переживаешь из-за аварии?

- Нет, эти два проекта… Они ведь были нормальными в самом начале, с обоснованиями и расчетами, оформленные по правилам. А теперь, это какой-то треш, весьма далекий от здравого смысла. Спросят меня в экспертизе: «Что же ты приволокла нам такое, Петрова?», а я и не знаю, что ответить.

- Значит, надо согласовывать у тех, кто не задает вопросов. – цокнул Храпунов.

- Бюджет не позволяет.

- Это не так уж и дорого. Просто Мейер чиновников разбаловала, договаривается с руководством. Но есть люди попроще, которые тоже могут все организовать.

- Ты можешь узнать, сколько это будет стоить?

- Да, но нужны готовые проекты. Без проектов не станут разговаривать.

- Конечно, мы уже почти пришли к консенсусу с Душным.


Канализация была последней ссаной каплей исправлений в этих и без того дерьмовых проектах. Душный наконец-то дал добро, и после двух ночей распечаток комплектов, и сдачи на согласование я вернулась в цивилизацию чтобы спокойно упасть там с «сердечным приступом». Когда Храпунов озвучил мне стоимость согласования, я связалась с Германом. Сумма его вполне устроила, и он договорился с Храпуновым о встрече. Спустя несколько дней, я позвонила Володе, чтобы узнать результат.


- Ну что? Договорились?

- Да. Все нормально! – ответил Храпунов.

- Он все бабки тебе отдал?

- Пока нет. Мы договорились, что потом отдаст.

- То есть, как это потом?

- Ну, я пока за свои решу, просто у него сейчас проблемы с деньгами.

- Блииииииииин, я же тебя специально предупредила! Чтобы без оплаты никаких движений!!!

- Да ладно, ну что ты! У мужика проблемы, денег нет! Бывает. Ничего страшного. – простодушно пояснил Храпунов.

- Если у него нет денег на согласование, значит он не хочет решать вопрос! Надо было сразу его на хер слать! Никогда нельзя вкладывать свои бабки в решение чужого вопроса. Запомни, НИКОГДА!

- Да, не кипятись! Все нормально! Мы перетерли по-мужски. Это наше дело, как договариваться. Меня не парит немного подождать. Герман - нормальный мужик.


Храпунов в некоторых вопросах был добр и наивен как ребенок. Впрочем, даже далеко не все дети отличались такой отзывчивостью. После разговора у меня было дикое желание позвонить Герману и вынести ему мозг. Но с одной стороны я чувствовала усталость, а с другой подумала, что вмешиваться в мужские договоренности и сразу врубать истеричку, это тоже не совсем верное решение. Герман, конечно, поступил как последняя мразь, но Храпунов тоже не пятилетний. Поэтому, я решила не вмешиваться.


В самом начале работы над этими проектами, я часто задавалась вопросом: «Почему Герман так халатно относится к своей деятельности? Ведь договор заключен именно на него, в проектах его фамилия. Неужели он не боится ответственности и загубленной репутации?». Но под конец психология Германа и его конторы-однодневки для меня уже была ясна как день.

Заключив договор, и получив часть оплаты, Герман решил, что ему сказочно повезло. И самое главное в этом вопросе – получить бабки, а все остальное не важно. Герман совершенно не ждал, что найдется еще один идиот, которому взбредет в голову заключить с ним договор на проектирование. Сколько времени ждать этого идиота? Год, два? Толи дело, настоящие живые бабки, прямо сейчас, которые надо оттянуть на себя по максимуму. Это у Мейер была фирма с именем и репутацией, а Герман был на рынке никто, и потерять лицо он не боялся, потому что не было у него ни репутации, ни лица, ничего, кроме свежеизготовленной печати за 300 рублей.


Согласование действительно прошло без замечаний. Мне пришлось созвониться с экспертизой всего один раз по какому-то пустячному вопросу. Все-таки в коррупции, есть и весьма приятная сторона в виде экономии нервов и времени. Так совпало, что на момент завершения согласования проектов я оказалась в своем родном городе. Приехала я совершенно по другому вопросу, но заодно могла проконтролировать выдачу проектов Душному и получить остаток оплаты.


- Я завтра договорился с Душным, повезу ему проекты на выдачу. Надо собрать по 4 экземпляра каждого проекта.

- Завтра же суббота, нерабочий день.

- Душный работает, сказал привози. Он сразу акты подпишет, а в понедельник-вторник оплатит.

- У нас в тех задании по 2 экземпляра каждого проекта. Откуда взялось четыре?

- Душный просил четыре, я не стал отказывать.

- Я физически не успею напечатать все это до завтра. И ни один копи-центр не станет это печатать ночью.

- Я тут у чиновников забрал некоторые тома, так что все печатать не надо.


«Блин, придется печатать ночью у Мейер. Плюс еще Сашу просить помочь. Ладно, хрен с ним, последний рывок и все!» - успокаивала я себя.


- Привези мне книги, которые ты забрал у чиновников.

- Да, я в пять вечера тебе их закину. Они у меня в машине. Как раз в твою сторону поеду.


Разумеется, в пять часов никто не приехал.

- Герман, ты, когда мне завезешь проекты?

- Ой, я уже сегодня не приеду. Я не успел.

- Ты где? Давай я сама приеду заберу.

- Да, я уже на выезде из города, по делам надо съездить.


«Странно, что на Луну не улетел на пердячей тяге!»


- Когда ты вернешься?

- Ой, не знаю, наверное, утром.

- У тебя проекты в машине? Ты мне можешь перечислить, какие книги у тебя на руках?

- Да, конечно, сейчас… записываешь?


Герман шелестел бумажками и вполне четко проговаривал, какие книги он забрал. Записав номера и названия, я, дождавшись, когда Сашка в офисе останется один, пришла допечатывать недостающие комплекты под покровом ночи. Ебашили мы с Саней всю ночь напролет, мои кончики пальцев от бумаги стали полированными. В пять утра Сашка окончательно сдулся и, оставив мне ключи, уехал домой. К восьми утра моя свинцовая голова наполнилась тупой ноющей болью, руки болели от порезов бумагой, я была похожа на зомби.


В восемь к офису Мейер подъехал Герман на новой машине, сияя довольной рожей, не испорченной мыслительными процессами. Шатаясь, я спустила ему коробки, набитые томами и чертежами. Герман небрежно закинул проекты в багажник.

- Постой, надо собрать комплекты. Давай книги, которые ты забрал у чинуш.

- А, сейчас! – Герман проворно полез в глубину салона.


Когда Герман извлек экземпляры на свет божий, мне поплохело. Это были совсем не те книги, которые он озвучивал мне по телефону. Ни одного полноценного комплекта на выдачу собрать было невозможно, поскольку мы распечатали ровно тоже самое, что у Германа было на руках. В итоге у нас получилось, к примеру, по 8 копий смет на один проект, и ни одной рабочей части.


- Оооооо, бляяяять! – гулко простонала я, сев жопой на грязные ступени крыльца, и обхватив голову руками.

- Что-то не то?

- Герман! Я же тебя вчера спрашивала, какие книги у тебя на руках?!! Ты что мне сказал?

- Ну, я же тебе их и перечислил!

- То, что ты мне перечислил я записала на бумажку. И напечатала недостающие. И что мы теперь имеем?

- А что?

- А теперь у нас 8 одинаковых книг со сметами по 400листов каждая, Герман! На каждый, блять, проект! Итого 16 книг! Восемь из этих шестнадцати можно прям сейчас выкинуть на помойку, это 3200 листов! И это я только про сметы говорю!

- Ну, может, я немного перепутал.

- Господи, да, когда же ты прекратишь издеваться-то надо мной?!! Да сколько можно, черт тебя дери?!!

- Ну, я напутал, извини. Что мне сделать? Скажи!


«Убей себя об стену! Просто, возьми, разбегись, и убей себя!» - подумала я.


- Отвези меня домой. Вместе со всеми книгами.

- Хорошо.

- Привези мне сегодня 5 коробок бумаги из канцелярского. У Мейер, конечно, дофига бумаги, но 3 коробки я уже убила, а мне еще печатать ебаную тучу листов. Хотя… лучше давай денег, я сама куплю. Ну тебя на хрен, еще туалетную привезешь!

- Ну зачем ты так? Я просто замотался да перепутал. Бывает же. – обиженно сказал Герман, отсчитывая деньги.

- Да, у меня скоро уже ладонь к ебальнику прирастет!

- Ну не ругайся, тебе не идет.


Еще одну ночь я провела в обнимку с оргтехникой Мейер, безбожно расходуя ее краску, и нанося фирме непоправимый материально-канцелярский ущерб. Наконец-то этот проклятущий проект был собран! Для надежности я затолкала каждый комплект в специально купленную картонную коробку, щедро замотала коробки липкой лентой, чтобы вскрыть их можно было только бензопилой, и чтобы Герман даже не думал проебать хоть одну книгу или чертеж из комплектов. Четыре экземпляра проекта в коробках были также не менее щедро перемотаны лентой между собой. Получилось два тяжеленных бумажно-полимерных параллелепипеда, как раз то, что нужно для Германа.


- Герман, это сопроводка и накладная к проектам. Я тебя умоляю! ОБЯЗАТЕЛЬНО отметь сопроводку в канцелярии, и ни в коем случае не отдавай проекты без заполнения накладной.

- Да, я понял.

- Ты должен уехать с подписанной накладной, и отмеченной в канцелярии сопроводкой!! Тебе это понятно?

- Да, конечно, все я отмечу.

- Герман, если ты отдашь им документы без накладной, они не заплатят нам ни копейки! Ты это понимаешь?

- Да, понял, я, понял!

- Если они будут проверять при тебе комплектность или читать, или хуй знает, что еще – пускай проверяют. Но накладная обязательно должна быть подписана!

- Подпишу я все! Знаю я, что это серьезно!


В это сложно поверить, но накладную он действительно подписал, и сопроводительное отметил. И даже больше того, умудрился их не проебать в дальнейшем, что было уже на грани фантастики. После приемки проектов потянулись долгие дни ожидания оплаты. Если верить Герману, то Душный кормил нас завтраками: «завтра оплатим», «вот-вот уже распорядился оплатить». Где-то дней через десять мне позвонил Герман и сказал, что в недрах возникли какие-то вопросы. Я слегка удивилась, потому что согласование недр у нас уже было получено. Но поскольку Душный со дня на день должен был оплатить, лишний шум в недрах нам был совершенно не нужен.

- А у кого конкретно вопросы возникли?

- Ты подойти в 403 кабинет, там специалист сидит.

- 403 кабинет? Это не экспертиза, а вообще другой этаж. Что за специалист?

- Да я не знаю, вот мне позвонили, сказали, что возникли какие-то вопросы.


В 403 кабинете меня встретил крайне болезненный тощий мужичок с большой головой. Его передние зубы были испещрены кариесом, что совсем не придавало ему шарма.

- Вы директор? – неприветливо спросил Голлум.

- Я разработчик. Директор сказал, что у Вас есть вопросы по проектам.

- А где ваш директор?

- Не знаю, директор передо мной не отчитывается. Какие у вас вопросы?

- Ваши проекты совершенно не соответствует нормативным документам! – злобно фыркнул Голлум.


«Тут ты мне Америку точно не открыл» - подумала я.


- Они прошли у вас согласование.

- Я аннулирую эти согласования! Что это вообще такое? – показал он на лежащие на столе книги.

- Что конкретно Вас не устраивает? – я взяла стул и подсела к нему поближе.

- Ничего не понятно! Где тут состав проекта?

- Где и положено, вот он. – ответила я, открыв первую книгу.


«Хм, проект он вообще не открывал, совсем не ориентируется в нем» - возникла у меня мысль.


- Этот проект не соответствует! Я аннулирую согласование. – повторил Голлум.

- Аннулируйте, как Вам угодно. Выдавайте официально нам замечания, будет дорабатывать. – спокойно ответила я.

- А ваш директор почему не пришел сюда?

- Директор сказал мне, что по проекту есть вопросы. Я пришла чтобы на них ответить, но пока еще ни одного вопроса не услышала.

- Ваш проект - это полная лажа! Чушь просто! Вы совершенно не умеете работать!

- Извините, но мне не понятны ваши претензии. Скажите, что конкретно вас не устраивает в проекте.

- Вы не думайте, что я не разбираюсь! Я очень хорошо разбираюсь и знаю, как должен выглядеть нормальный проект! Вот у меня есть эталон! – и он плюхнул передо мной один из проектов Мейер.

- Мейер, да, знаю такую компанию.

- Да, у нее работает госпожа Петрова, знаете такую? Очень толковая тетка! Она разрабатывает проекты не чета вашим!


«Сам ты тетка! Еще какой-то дрыщеватый мешок с паразитами меня теткой не называл!» - я начала злиться.


- Петрову я знаю, даже довольно неплохо.

- Вам бы поучиться у нее!

- Хм.. Поучиться, говорите? – я желчно улыбнулась - Возможно Вы удивитесь, но я и есть Петрова. И проекты эти идентичны, потому что у них один автор.

- Вы и есть Петрова?!! – часто заморгал Голлум – А как это? Вы же у Мейер!

- Не только у Мейер, я и с другими фирмами работаю.

- И Мейер не против?

- Мейер в курсе. Ну так, что? Вопросы по проектам будут?

- Вы курите? – Голлум показал глазами на дверь.

- Пойдемте покурим.


На улице Голлум рассказал мне, что к нему приезжал Герман договариваться о согласовании. Согласование было получено, а Герман перестал брать трубку. И сейчас Голлум должен людям денег, и чувствует крайне себя крайне неуютно и тревожно. Пообещав Голлуму переговорить с директором, я попрощалась, немного отошла от здания и позвонила Герману.


- Герман! Какого хуя ты меня отправил в недра к этому чертофану?!!

- У него были вопросы по проекту.

- У него, блять, только один вопрос! И ты прекрасно о нем знаешь! Где его бабло?!!

- Он охуевший, слишком дохера зарядил.

- А я тут, блять, причем?!! Почему я должна выслушивать его истерики?!!

- Он сказал, что у него вопросы по проекту.

- Не включай идиота! По-твоему, он должен был спросить: «Где моя взятка?». Он требует, чтобы ты приехал, иначе он аннулирует согласование.

- Ну пускай, мы доработаем, исправим.

- Мы НЕ ИСПРАВИМ ГЕРМАН!!! У тебя амнезия? Ты забыл, какую херню мы там понаписали из-за твоих обещаний? Отдай то, что обещал!

- Ладно, съежу к нему, переговорю.


Потом Герман рассказал мне, что Голлум от радости запросил у него астрономическую сумму, около полумиллиона рублей. Герман не стал с ним торговаться и легко согласился, отметив при этом, что рассчитаться он сможет, только когда оплатят договор. Выплачивать полмиллиона Голлуму он конечно не собирался, поэтому попросту решил не брать трубу. Голлум выяснил домашний телефон Германа и стал наяривать туда, поэтому Герман решил послать меня, чтобы выяснить чего собирается делать чиновник. После моего гневного звонка, Герман поехал к Голлуму и отдал ему всего 30 тысяч рублей. Сначала Голлум вертел мордой, но Герман с его профессиональной флегматичностью сказал, что проект он уже выдал и договор закрыл, и ему насрать большую кучу на его угрозы. Так что есть 30 тысяч, не хочет брать, как хочет. Голлум взял деньги и заткнулся.


Неделя шла за неделей, а оплаты все не было. Конечно, я как могла долбала Германа по телефону, но его ответы были двух типов: «Душный не берет трубку», «Душный сказал, на следующей неделе заплатит». Сначала я звонила Герману очень часто, даже писала грозное письмо на Промстрой о просрочке платежей, но все это было безрезультатно. В край задолбавшись, я плюнула на это дело, и стала тихо ждать оплаты.


Примерно через два месяца после выдачи проекта, часа в три ночи мне упало sms от Храпунова.

- Спишь?


«Три часа ночи, он определенно пьян» - подумала я.


-Да сплю, что случилось?

-Я пяный.. кроч...

-Да?

-Верните бля мои бабки! Иначе я сделаю че-то плохое!

-Хорошо, я сегодня позвоню Герману.

-Он телефон не берет. Мне нужны мои бабки!!!

- Я поняла. Сегодня он тебе все отдаст.


«Мдаа, вот так перетерли по-мужски! Договорились по-свойски. А матюки ночами получает Петрова!» - вздохнула я.


- Герман, я не поняла, что за ерунда произошла с Храпуновым? – железным тоном произнесла я в трубку, дозвонившись с десятой попытки.

- А что случилось?

- Человек тебе проекты согласовал, какого-то хрена на свои собственные деньги. Это, вообще, как понимать?

- Ну, вот так мы договорились.

- Вы договорились, а мне человек ночью звонит и матом кроет! Он отдал свои бабки, а ты, мало того, что ни хера их не вернул, так теперь еще и телефон не берешь!

- Ну я думал, Душный заплатит, и я сразу со всеми рассчитаюсь.

- И когда это случится? Через год? Через два?

- Ну, наверное, скоро проплатит.

- Герман, я тебе нашла человека, который согласовал проекты. Какого хрена ты такую лютую хуйню творишь? Ты полагаешь, что таких как Храпунов у меня целый вагон? Что их можно вот так брать и наебывать?

- Да никто никого не наебывал!

- Знаешь, что? Налаживай свои контакты, и кидай их, как тебе вздумается. С моими людьми будь добр, блять, рассчитайся сегодня же! Я из-за тебя контакты терять не собираюсь! Только этого мне не хватало! – шипела я гарпией.

- Я сегодня ему все отдам.


В тот же день Герман завез Храпунову всю сумму, которую был должен. Никакой благодарности от Храпунова я не получила, видимо мужской уговор к тому времени был забыт. Впрочем, поклонов я не ждала, но было как-то неприятно. Храпунов получал за согласование нормальный гонорар, это была платная услуга безо всякой лирики. Пафосно продемонстрировав хитрожопому Герману широту русской души, он решил, что удобней всего выставить меня виноватой. Возможно, ему неловко было признавать, что он лоханулся, возможно, он был на меня обижен. Но на этом наши пути с Храпуновым разошлись, и мы более никогда не сотрудничали. Я нашла себе более адекватного посредника, и работать с ним без сюрпризов было намного спокойней и проще.


Прошло еще два месяца. Герман все также твердил, что Душный то обещает, то не берет трубку, то уехал в отпуск. Угрожать судом Герман не собирался, так как не хотел портить теплые, как ссанина, отношения с бывшим директором. И тут раздался звонок от Марины.

- Привет! Я узнала, что Душный проплатил еще 20% суммы, вот звоню чтобы узнать про свою долю.

- Здравствуй, хм.. а как давно он проплатил?

- Да, дня три назад. А что Герман?

- Помалкивает Герман, но я сейчас же ему позвоню.

- Ок. Жду звонка.


«Хоть какая-то польза от Марины» - подумала я, и набрала Герману.


!!! Продолжение в комментариях.

Показать полностью
  •  
  • 2152
  •  

Спотыкаясь на карьерной лестнице (Часть 63)

Мейер сидела в своем кабинете с похоронным лицом. Она наконец-то поборола столько лет душившую ее жабу, и купила престижный автомобиль в полиэтилене с конвейера, и не проехала на нем даже 2 км, как случилась авария.


- Что за год такой, господи?!! Сплошные косяки! У меня все чаще возникают мысли уйти в другой бизнес. В торговлю, или в сферу услуг.

- Что-то рано ты сдаешься. На самом деле все это мелочи. Никто не помер, никого не посадили, уже хорошо. – ответила я.

- Ты не представляешь сколько я облизывала этот Промстрой! Сколько мы корректировали тех.задание. Сколько времени я потратила, и сколько километров намотала! Сколько кланялась! И что? Приходит Карпов, роняет цену ниже плинтуса и забирает контракт! Зачем он ему за эти копейки?!! Там же нет никакой рентабельности! – с отчаянием и злобой в голосе вскликнула Мейер.


«Есть рентабельность, потому что это не Карпов, и потому что там упрощенка, да и аппетиты у Германа скромнее» - подумала я.


- Я не знаю. Меня просто спросили сколько будет строить разработать эти проекты – я назвала цену. Попросили связаться с Мариной - я связалась. Я не знала, что там есть твое коммерческое, ты мне эту работу не предлагала. Если бы знала, то конечно не стала бы разговаривать с Мариной. Я придерживаюсь позиции исполнителя, и стараюсь не вмешиваться в коммерческие дела.

- Если вы кинете Марину это приведет к очень плохим последствиям! К очень-очень плохим! – с нотками угрозы произнесла Мейер.

- Никто не собирается ее кидать, при самом печальном раскладе мне придется отдать ей часть своих денег, потому что договаривалась с ней именно я. Но это мой промах, который я уже учла на будущее.


- А что наши проекты для головного офиса? На какой они стадии?

- Ушли в экспертизу.

- Ты скинь их на почту Кускова, пусть он проверит. У нас сейчас такие правила. Кусков осуществляет выходной контроль, это его прямая обязанность.

- Да, хорошо, отправлю – равнодушно ответила я.

- Ты не думай, что я сомневаюсь в твоей работе. Все сейчас ему сдают на контроль, я лишь не хочу, чтобы твои проекты как-то выделялись из общей массы.

- Да, без проблем! Будут у него дельные замечания, так это только к лучшему.


Нас прервал Валера, который вошел в кабинет с коробкой дорогущих конфет, турецкими сладостями и листовыми чаями.

«Мдаа, долго теперь этому Шумахеру кормить дракона» - подумала я.


- А я тут вкусненького принес! – бодро произнес Валера – Ну, Петрова, ты про Артурку-то нам расскажи!

- Да, особо нечего рассказывать. Звонил он мне 8 марта, поздравить с международным женским днем, я как раз бродила по торговому центру. Наговорил массу унизительно-поздравительных слов, с чем он всегда виртуозно справлялся. Но примечательно не это, а то, что в этот момент он якобы сидел в ресторане со своей девушкой. Девушка отлучилась в уборную, и он решил мне позвонить.

- И чего? Вполне может быть. Он умеет быть интересным женскому полу. – предположил Валера.

- Да, но поздравлял он меня почти полтора часа. Я бродила по бутикам и слушала его вместо радио. Так что, либо его даму в тубзике смыло волной, либо она сбежала от него, либо это очередной плод его больного воображения. Думаю, таки третий вариант.


- А с мехом-то что за история? – не отставал Валера.

- Подробностей не знаю. Увидела на встрече, что Артур руки побрил, и судя по его словам, все остальное тоже.

- Эээ.. кхе… Чего? – захлебнулся чаем Валера – А ты спросила зачем он это сделал?

- Я от неожиданности действительно спросила. Но он ничуть не смутился, и, кажется, искренне этим гордится.

- И как он выглядит?

- С загаром и с щетиной? Как копченое сало! Весьма аппетитно, хотелось прям там на куски его и порезать.


- А чего ты так хитренько улыбаешься? – обратился Валера к Мейер, прищурившись.

- Да, я вспомнила, пару месяцев назад мой одноклассник у него консультировался. Потом спрашивал меня, чего Артур какой-то странный. Уж не противный ли он теперь?

- Можно постричься в монахи, а можно побриться в пидарасы. Чем не вариант для него?

- Не думаю, что он примкнул к меньшинствам. Это как-то слишком. – ответила я.

- Да ладно! Душой-то он всегда был пидарас. Может, теперь достиг полной гармонии.


Я заметила, что перемывание костей Артура разрядило атмосферу. Наверное, это очень удобно иметь такого человека как Артур, и переводить на него тему в накаленной обстановке. Мейер отвлеклась от мрачных мыслей, сидела и улыбалась.


Оба проекта для головного офиса я отправила на емайл Кускова для проверки. На следующий же день, пока я моталась по городу, мне упал на почту его ответ с замечаниями. Я сразу же их бегло просмотрела с телефона. Не прошло и двух минут, как раздался звонок Мейер.


- Я сейчас мчусь в экспертизу, чтобы забрать у них проекты! Они пока не успели их посмотреть! – с тревогой произнесла Мейер.

- Эээ.. погоди, не надо ничего забирать! – возразила я.

- Кусков мне сказал, что там все вдоль и поперек неправильно. Сплошные ошибки! Все нужно пересчитывать! Нельзя чтобы это видели эксперты!


«Ах, ты старый кусок говна! Уже навешал Мейер лапши, а мне только пару минут назад скинул свою бредятину!» - мгновенно разозлившись, подумала я.


- Что же ты сразу веришь ему? Я видела его замечания, он только что мне прислал. Ерунда там полная. Не надо ехать в экспертизу, с проектами все нормально.

- Ты уверена? Может я все-таки заберу их? Давай сразу пересчитаем!

- Расчеты там верные, он просто старый идиот! Ты уж меня извини. Лезет туда, где ни черта не смыслит!

- Я просто не хочу рисковать!

- Ты сейчас будешь опять кланяться в экспертизе за косяк, которого не существует. Будешь им обязана на пустом месте. Зачем? Обещаю, если у них действительно возникнут замечания, то я переделаю этот проект за сутки. Я сама отработаю с экспертизой, мы в нормальных отношениях. Не трать свое время.

- Ну что ж… если ты и правда переделаешь. Просто, наши ребята очень долго корректируют.

- Переделаю. И заодно посмотрим насколько замечания Кускова совпадут с замечаниями экспертов. Готова поспорить, что вообще не совпадут.

- Хорошо, давай проверим. Но ты на его письмо ответь пожалуйста, отправь ему на личную почту.

- О! Непременно отвечу! – с тихим злорадством ответила я.


К своим обязанностям Кусок подходил с высоким уровнем «профессионализма». Это была имитация бурной деятельности «фул эдишн». Не особо вникая в проекты, он быстренько накидывал какие-то замечания, и преданным бобиком трусил к Мейер обсирать очередного разработчика. Надо отметить, что у него был неплохо прокачан актерский скилл, так как Мейер каждый раз воспринимала его театр совершенно серьезно. Но если в коллективе боялись вызвать гнев Кускова, то мне было на авторитет этого старого мудака насрать большую кучу. К тому же у меня с ним были старые счеты.


В начале моей работы, когда в их говенном учреждении еще не существовало нормальной электронной почты, и нам приходилось носить электронные версии отчетов на дискетах, Кусков, проверяя мой отчет по руднику в программе MSWord, постоянно тыкал мышкой, и случайно перевел расстояние из метров в футы. В старой версии word это можно было сделать, просто ткнув в размерность. Узрев, что расстояние указано в футах, Кусков пришел в большой восторг, и не пожалев казенной бумаги, напечатал этот лист, и побежал демонстрировать его всему управлению и рассказывать какая эта новенькая Петрова идиотка. В то время фирму возглавляла бабка-директор, которая весьма болезненно относилась к замечаниям, и считала, что их вовсе быть не должно. Так что она практически за ухо приволокла меня в чиновничье логово, и бросила на растерзание в отдел, а отдел тогда был довольно большой.


- Нет, вы только посмотрите на неё! Ха-ха-ха-ха! Она даже не знает какими мы пользуемся размерностями! – восторженно горланил Кусков – Она указывает расстояния в футах!

- У меня было указано расстояние в метрах, посмотрите отчет в бумаге. Это word у вас перевел в футы. – жалобно защищалась я, трясясь от страха.

- Чего? Какой еще ворд? Что ты глупости говоришь! Тебе школьный учебник в руки дать? – морщился Кусков.

- Она еще огрызается! Замолкни сейчас же! – шипела бапка-директор.


Тогда я себя чувствовала школьником младших классов, которого неудачно облили водой, но одноклассники решили, что он обоссался, поэтому скакали вокруг, громко хохотали и тыкали пальцами. Разница была лишь в том, что меня окружали взрослые люди, чиновники, которые вели себя как натуральные бандерлоги. Тогда мне это казалось каким-то всеобщим помешательством, но позднее я поняла, что глотать пыль в учреждениях чертовски скучно, а сделать из девчонки посмешище, и наблюдать как она жмется в угол, довольно забавно. Каждый раз, когда мы сталкивались с Кусковым, он считал свои моральным долгом напомнить, какой я была тупорылой овцой и не знала, что такое метры, и какой у бапки-директора непревзойденный талант выстругивать из таких безнадежных бревен вполне годных буратин. Все это мне выговаривалось непременно на публике.


Кусков отнесся к проверке моих проектов как обычно, смотря сквозь пальцы, и благодаря этому передо мной было более 20 тупорылых поверхностных замечаний. Каждый, кто хоть раз был вынужден отвечать на идиотские вопросы уполномоченных органов, прекрасно знает, как это морально тяжело и отнимает кучу сил, потому что кратко и матом ответить нельзя. Сейчас же меня практически ничего не ограничивало, кроме здравого смысла. Замечания и ответы были примерно следующие:


Замечание: Ежегодно не совпадают расстояния перевозки песка для укладки трубопровода, чем это обоснованно?

Ответ: 5-ти километровый трубопровод традиционно укладывают в длину, а не в глубь, и уж точно не в высоту, потому и песок возят все дальше и дальше.


Замечание: Неверен расчет водного баланса. Не обоснована потребность обогатительной фабрики в свежей воде. Потери на испарение с прудов, должны перекрываться за счет осадков по закону круговорота воды в природе.

Ответ: Что ж, в Гидромете этому очень сильно удивятся! В приложении высылаю вам справочник по климату и учебник географии за 6 класс. Больше ничем помочь не могу.


Замечание: Влажность руды на складе не соответствует исходной. Устранить!

Ответ: Это так, но у руды уважительная причина - она на складе сохнет. Не думаю, что заказчик согласится ее поливать.


Замечание: В главе 9 указано, что работы по рекультивации рудника будут проводиться после завершения отработки запасов в 2075 году. Это нереальный срок! Кто будет выполнять эти работы?

Ответ: А что нереального в этом сроке? Есть утвержденные запасы, есть темпы добычи. Некоторые думают, что эти работы в 2075 году будут выполнять инопланетяне, кто-то полагает, что китайцы. Я лично считаю, что это будет делать компания, которая завершит разработку месторождения.


Целый ряд претензий, сводился к тому, что ему не нравились названия разделов и некоторые формулировки, и он настоятельно требовал их изменить. На что я ответила, что нравиться ему они совершенно не обязаны, в литературном конкурсе я не участвую, а если возникнут претензии, то почти любую фразу я смогу подтвердить с помощью нормативных документов, откуда они и были заимствованы.


Я решила, что Кусков будет не в праве на меня обижаться, если я пойду по его же сценарию. Поэтому закончив ответ, я отправила его Мейер и возмутилась, что Кусков совершенно не вникает в проекты, пишет замечания от балды, и очень напоминает этим Клавдию. Появившись в офисе, и стоя посередине open space, я продолжала швырять говно на вентилятор.

- Почему я должна тратить время из-за чужой лени и безграмотности? Он еще будет мне про круговорот воды в природе рассказывать? Молчал бы, не позорился! Понятия не имеет, что такое водный баланс, но мнение имеет. Еще и Мейер нагло врет.

- Да он уже всех заебал, ведет себя как крыса! Нахуй его вообще взяли! – озлобленно рычали сотрудники.

- Я уже Мейер все высказала, и ответы ей отправила. Резковато ответила, но какого хрена?

- А можно почитать?

- Да, конечно, в общей почте есть письмо.


Была у нас общая почта фирмы куда имели доступ все сотрудники, это было удобно при работе с заказчиками, и позволяло Мейер отслеживать активность работников. Поэтому мои ответы на замечания прочли абсолютно все. Кусков получил мое письмо самым последним. Конечно, от такой дерзости у него знатно пригорело, поэтому он как обычно побежал к Мейер жаловаться, но получил крайне холодный прием. Мейер очень не любила, когда ее разводили, как лоха. Не получив поддержки, Кусок побежал жаловаться коллективу, но столкнулся со шквалом насмешек и язвительных комментариев. Матрасовна, в силу своего возраста и авторитета, публично рассмеялась ему прямо в лицо.


Некоторое время спустя, я оказалась в отделе экспертизы, чтобы ответить на возникшие вопросы. Ни одно из их замечаний не совпало с перечнем Кускова, о чем я тут же сообщила Мейер.

- Мы рассчитывали, что с приходом Кускова, ваши проекты как-то будут более соответствовать нашим требованиям, и нам будет полегче. Нас ведь тоже прокуратура проверяет. – говорили мне в экспертизе.

- Какой там! Посмотрите, какой он мне бред написал. Ну куда это годится? Человек вообще головой не думает! – показывала я его лист с вопросами.

- О, как знакомо! – понимающе переглянулись девчонки, и тихонько прибавили – Мы ведь за него всегда писали замечания, что поделать, он был выше по должности. А поставлял нас всех, глазом не моргнув. Сам с предприятием «договорится», а нас потом прокуратура таскает. И ничего не скажешь.

- А, вот оно что! Теперь понятно, почему он категорически отказывается контактировать с управлением. Мейер думала сделать его ответственным за согласование, чтобы не мотаться самой.

- Конечно, как же он теперь тут появится? С ним разговаривать никто не станет. Когда он ушел, мы даже подмели веником пол и выкинули его в коридор. Так делают, чтобы человек никогда не возвращался. Бред конечно, но он настолько нас задолбал, что мы уже до языческих обрядов докатились.


Авторитет Кускова в компании был подорван, никто его больше не боялся и не воспринимал всерьез. Подкалывали его абсолютно все, даже самые тихие и забитые сотрудники. Мейер, которая всегда умела ловко воспользоваться ситуацией, тут же прижала Кускова к ногтю, предъявив ему недобросовестное исполнение обязанностей. Она уволила его сисястую помощницу, и предупредила, что теперь Кусков самостоятельно занимается согласованием проектов, чтобы руководство и разработчиков в экспертизу больше не дергали. А если экспертиза вдруг обнаружит серьезный косяк в проекте, то Кускову выставят штраф. Так что Мейер была довольна, сократив расходы, сотрудники были счастливы, что теперь не придется разговаривать с экспертизой, Кусков приуныл, а Петрова нажила очередного личного врага. Впрочем, и у меня был небольшой профит, Кусков начисто отказался иметь со мной дело.


60% предоплату с Промстроя Герман получил практически без задержек. Я встретилась с ним в кофейне, чтобы забрать свою часть денег и обсудить дальнейшую работу.

- Душный довольно быстро перевел деньги, это даже удивительно при его жадности.

- Просто мы с ним свои люди! – похвалился Герман.

- Да, только сумма договора невелика, и со сроками полная жопа.

- Вот твои 50% предоплаты. Я не могу отдать 60%, потому что у меня ведь еще выезды, анализы, экспертиза, сама понимаешь.

- 50% предоплаты меня вполне устраивают. Но еще есть Марина и ее откат.


- Я не хочу отдавать ей откат, она его не заслужила! С Душным я сам договорился, без ее помощи. И тем более это вообще не те деньги, на которые я рассчитывал в начале. – скривился Герман.

- Хм, и что ты предлагаешь?

- Ну объясни ей это всё! Скажи, что я с Душным сам все порешал. Ее помощь не потребовалась.

- Герман, я ей обещала конкретные деньги за заключение договора. Договор заключен. Я должна ей 1,5 штуки баксов. И я не думаю, что ее устроят какие-либо объяснения вместо денег. Как ты видишь дальнейшую нашу с ней работу по проектам?

- Нет, ну ты меня-то пойми! Договор копеечный, и я не могу разбазаривать деньги на каких-то Марин, даже если обещал.

- Так ты ей лично ничего не обещал, обещала я. Получается, я должна человеку объяснить почему я его кидаю на бабки, испортить свою репутацию, а сэкономишь при этом ты. И зачем это мне? – развела я руками – Я итак разрабатываю проекты тебе со скидкой. Я уже тысячу раз пожалела, что вообще согласилась на разговор с Мариной.


- Я не хочу платить ей откат просто так! Она ни хрена не сделала!

- Хорошо, не плати. Я скажу ей, что ты нанял другого исполнителя, а от моих услуг отказался. Но при разработке проектов, я не сделаю ни единого звоночка на это предприятие, будешь с ними контактировать сам. Выколачивать из Марины исходники, обследование проводить, проекты защищать, всё сам! Если тебе так выгоднее, пожалуйста.

- Ладно. Пусть подавится. Но пока, только половину. Остальную половину, когда закроем договор. – сразу съехал Герман.

- Хорошо, половина - это вполне приемлемо, иначе у нее интерес к сотрудничеству пропадет.


Пока Герман отсчитывал половину отката, я размышляла, что вляпалась в очередной геморрой. Казалось бы, чего проще, предложил откат – отдал откат. Но оказалось, что откаты давать тоже надо уметь. Но это была лишь вершина айсберга, настоящий геморрой ждал меня впереди.


- Когда мы сможем выехать на объект? – спросила я Германа - Сроки жмут, надо ехать как можно скорее.

- Да, вот в понедельник с утреца и поедем.

- Хорошо, я предупрежу Марину, чтобы она оформила нам пропуск и предупредила охрану. По поводу исследования проб я разговаривала со Стасом, у него сейчас самые дешевые ценники. Обещал сделать анализы, как можно быстрей.


Вечером я задумчиво смотрела на лежавшие на столе две пачки по 5000 и 1000 рублей в банковской упаковке, и размышляла какую сумму отдать Саше за работу. Ранее, я бы разделила деньги пропорционально объемам работ в проекте, но теперь было слишком много нюансов. На меня безусловно злилась Мейер по поводу уплывшего от нее договора, я ввязалась в эту мутную историю с откатом, который приходится выбивать у Германа, я буду общаться с Заказчиком, собирать исходники, и решать все административные вопросы, к тому же Герман обратился именно ко мне с предложением поработать. А что будет делать Саша? Он спокойно выполнит свою часть по данным, которые я соберу, и никаких ему острых разговоров с Мейер, скользких ситуаций с откатом, никакого Германа, Заказчика и экспертов, никаких проблем, никакой ответственности. А раз Саша у нас простой исполнитель, значит и ценник должен быть, как для простого исполнителя. Саша должен получить минимально-достаточную оплату за эту работу.


Я поймала себя на мысли, что начинаю размышлять точно так же, как Мейер. Сколько заплатить Саше? Я заинтересована в сотрудничестве с Сашей, если Мейер заключит хороший договор, то мне необходимо попасть в состав проектной группы, и этот вопрос теперь курирует именно Саша. То есть Саша тоже должен быть заинтересован во мне, как в источнике дополнительной работы по неплохим ценам. Значит, мне надо ему заплатить немного больше, чем платит Мейер за подобную работу.


Сроки очень короткие, всего 2 месяца на оба проекта. Мейер максимум бы выделила 500-600тыс. на группу. В группе сейчас 4 человека: Саша, Женя, Храпунов и Юра, и все сидят без работы, значит бабки она бы разделила примерно в равных долях. Допустим, Сашке достанется 30% от суммы, как самому умному, это 180тыс.руб, минус НДФЛ, итого на руки он получит 156,6 тыс, по 78,3тыс в месяц, что довольно неплохо. Так что я отдам ему 200 штук налом и этого будет вполне достаточно.


Вполне довольная своим расчетом, я закинула пачку коричневых купюр в сейф и оставила Сашкину предоплату в 100тыс. и половину отката Марины. Сашка не знал на какие деньги я договорилась с Германом, потому размер оплаты принял вполне спокойно, хотя по его лицу я заметила, что рассчитывал он на гораздо большую сумму.


«Хм, работы у него в проекте совсем не много, а он еще рожи корчит недовольные. Разбаловался Саша деньгами, надо будет потом найти более скромного исполнителя» - подумала я, глядя на него.


- Тебя не устраивает оплата?

- Нормально, просто изначально в коммерческом такая сумма была серьезная, я успел размечтаться. – ответил Саша.


«Ага, значит, ты знал про это коммерческое! И молчал в тряпку. Ни работы мне не предложил, ни предупредил, что Вы подавались на Промстрой. Вот же тихушник, блять!» - разозлилась я.


- Я в отличие от тебя размечтаться не успела, повода не было. Душный торговался до последнего, сумма договора очень бюджетная.

- Да, я понимаю. – вздохнул Саша.


В понедельник в восемь утра я вышла во двор, с минуты на минуту должен был подъехать Герман. Но Герман задерживался, в 8:15 я ему позвонила.

- Герман, ты скоро будешь?

- Ой, ты извини сегодня не получится! Заказчик к Карпову приезжает из далека, надо обязательно быть на месте.

- Ясно, но ты хоть предупреждай меня заранее. Я вообще-то стою на улице тебя жду!

- Да сам только узнал.

- Когда поедем на Промстрой?

- Завтра, ты позвони Марине предупреди.

- Ладно. – я недовольно буркнула и нажала отбой.


Я набрала Марине.

- Марин, ты извини, но только что выяснилось, что мы не приедем. У Германа не получается, просит на завтра перенести выезд.

- Да, хорошо, приезжайте завтра. – равнодушно ответила Марина.

- Ты заявку на пропуск еще раз подай пожалуйста, завтра мы будем на месте.

- Да, я все сделаю не парься.


Во вторник я уже не так бодро собиралась, и решила Герману позвонить заранее в 7:40 утра.

- Герман ты, когда приедешь? Во сколько тебя ожидать?

- Ой, я не смогу! Ко мне родственники приезжают! Надо встретить!

- Герман, какие еще родственники?!! Ты же мне вчера сказал, что едем на Промстрой! Марина пропуск переделала!

- Да вот, не поверишь, обвалились как снег на голову! Сам не ожидал. Но завтра в среду, мы точно едем! Ты позвони на предприятие, пусть ждут.

- Так мы завтра точно едем?

- Да-да точно! У нас же сроки горят!


Я снова набрала Марине.


- Марин, мы сегодня не приедем. Извини, у Германа опять какая-то лажа. Мне уже стыдно. Договорились ехать на завтра.

- Что ж, ладно, завтра вас ждем.

- Ты это… не заказывай пропуск пока. Давай, я утром завтра тебе позвоню, когда мы уже выезжать будем.

- Хорошо, буду ждать звонка.


В среду я откровенно дрыхла и уже никуда не собиралась, но когда меня разбудил будильник я сразу же позвонила Герману.

- Мы едем на Промстрой или нет?

- Я сегодня не могу! У меня собака умерла. – грустным голосом ответил Герман.


«Да, ёб твою мать! Хуле ты сам не сдох, сука, а?!!» - взбесилась я.


!!! См. Продолжение в комментариях.

Показать полностью
  •  
  • 1875
  •  

Спотыкаясь на карьерной лестнице (Часть 62)

«Так, Мейер звонит… Что говорить? Что-то в голове как назло пустота какая-то… Ладно, главное не торопиться и делать паузы для раздумий, пусть лучше Мейер говорит, а я буду больше молчать» - подумала я и нажала ответить.


- Привет! – ответила я, постаравшись скопировать непринужденный тон Клавдии.

- Привет! Как дела? Работаешь? – ответила Мейер, точно так же, стараясь скопировать Клаву.

- Да, как всегда… работаю… учусь потихоньку.

- А мне Марина звонила с Промстроя… - закинула Мейер удочку.

- Да, я тоже с ней говорила… вот буквально только что…

- Мы тоже подали коммерческое в Промстрой, я уже несколько раз ездила к ним.


«Пытается выжать с меня какие-то оправдания. Неет, я подожду, пока она четко сформулирует свою претензию» - проплыла мысль в моей голове.


- Да, Марина мне рассказала об этом, буквально пару минут назад. – нейтрально ответила я.

- Знаешь, я только одного не понимаю... Твоей ценовой политики! Почему кому-то ты можешь сделать за небольшие деньги, а кому-то выставляешь значительные суммы?


«Ооо, здравствуй старая добрая практика наезда вслепую! Давно не виделись!» - криво улыбнулась я своим мыслям.


- Если ты хочешь узнать, сколько я попросила за выполнение этой работы, то вполне можешь спросить об этом прямо. И я тебе отвечу: полтора миллиона рублей. И это не секрет, потому что цены мои для всех одинаковые. – спокойно ответила я.

- Пфф! Какая же у Карпова будет рентабельность? – возмутилась Мейер.


«Ага, она не знает, что это фирма Германа. Думает, что это Карпов. Ну, тем лучше. Я ведь тоже могу этого не знать» - подумала я.


- Это зависит исключительно от их «аппетита». Я не принимаю участия в формировании коммерческих, я лишь говорю о величине затрат на разработку, согласование, и прочие движения.

- А те два проекта, которые у нас с тобой в работе? Ты их успеешь доделать? – спросила Мейер после некоторой паузы.

- Они почти готовы, скоро на экспертизу пойдут.

- Главное, чтобы мы их выполнили в срок. – подчеркнула Мейер.

- Там все нормально, не переживай. К тому же еще неизвестно кто выиграет этот Промстрой, я его пока не воспринимаю как работу.


По голосу Мейер, я поняла, что сумма в полтора миллиона ее озадачила. Это означало, что своим разработчикам она бы заплатила максимум 500-600тыс.рублей на всех. Марина, судя по всему, пыталась устроить аукцион, и значит, сумму коммерческого она тут же сольет Мейер. Марина в этом деле оказалась бесполезна, Герману надо было выходить на своего бывшего директора.


Промстрой возглавлял директор с фамилией Душный, которая характеризовала его целиком и полностью. Это был плюгавенький мерзкий мужичок, жадный до одурения. Ходил он в коричневом облезлом вельветовом пиджаке с вытертыми локтями и засаленным воротником. Храпунов всегда шутил, что мандавошки давно уже организовали на этом пиджаке скоростной метрополитен.


Первый проект для Душного мы сделали очень давно, еще когда Сашка только появился на фирме. Душный тогда не захотел платить деньги за вывоз промышленного мусора и устроил у себя за забором свалку. На свалке чего только не было: расколотый железобетон, шлак, футеровка, ржавые арматурные сетки и прочая хренотень. Когда на свалке травмировались два малолетних пацана, Душного окончательно взяли за яйца и сказали свалку ликвидировать, на что мы с Саней и должны были разработать маленький проект. Пока мы возились с тахеометром и отражателем, к свалке на ржавой шохе подъехал какой-то парниша в трениках и пошел в мою сторону.


- А чего вы тут делаете? – полюбопытствовал абориген.

- Работаем. – ответила я.

- Ищете что-то?

- Измеряем.

- А что тут будет?

- Не знаю, нам велено только измерить. – пожала я плечами.

- А вы знаете, что у этой свалки хозяин есть?

- Знаю. Хозяин свалки Промстрой.

- Нееет, у этой свалки свой хозяин! – улыбнулся абориген железными зубами.

- Это территория Промстроя. Они нас наняли по договору.

- А чего вы меряете?

- Надо посчитать сколько кубометров занимает вся эта насыпь.

- И сколько?

- Не знаю, мы ведь еще не закончили.

- А когда закончите этот скворечник сразу покажет, сколько тут всего?

- Нет, это придется еще на компьютере посчитать. – ответила я, прикидывая сколько времени еще нужно Сашке, чтобы добежать до меня.

- А можно я гляну в глазок?

- Смотри, только осторожно. Настраивать долго.

- Хмм, нормально так видать. Хорошая работа, стой кнопку нажимай.

- Мы меняемся, один жмет другой с палкой бегает.

- Да, я вижу, вон бежит туземец. Ладно, не буду мешать работать. Пока!

- Пока!


Когда Сашка прибежал, абориген уже уехал.

- Кто это был? – спросил Саня тяжело дыша.

- Разведчик от бандитов, которые свалку держат.

- Ффух, я думал он к тебе приставал или тахеометр хотел упереть!

- Хрен знает, чего он хотел, я на всякий случай решила его не злить. А ты быстро прибежал.

- Дааа, опасная у нас работа!


Вывозить мусор Душный категорически отказался, нам пришлось переделывать проект на планировку свалочного грунта и перекрытие его породой с отвалов. Экспертиза долго морщилась, но в итоге, капитально проклевав мне мозги, согласилась на этот вариант.

Правда никакой планировки Душный выполнять не собирался, вместо этого он велел воткнуть на свалке будку с охранником, которому было строжайше наказано охранять грунт ценой своей жизни, ибо там якобы нашли ценные микросферы. И вроде как потенциальный покупатель грунта с микросферами тоже был найден, но чего-то торговался и тянул резину. В итоге мусор стали потихоньку пиздить по ночам, а охранники стали меняться как семечки, передавая легенду о микросферах из уст в уста.


В результате раскопок свалка приняла еще более неприглядный вид, и Душному перед проверкой пришлось выгнать бульдозер. Увидев бульдозер, бандиты не выдержали и вышли с деловым предложением к Душному продать им свалочный грунт. Душный долго морщил жопу, что это просто мусор, и что он должен отвезти его на полигон, но серьезные люди на эту тюльку не велись. Для подогрева интереса Душный завез обратно на промлощадку пару самосвалов мусора, а потом-таки продал свалку бандитам. Дальнейшая судьба свалочного грунта мне неизвестна, потому что мы вновь появились там только через пару лет и увидели ровную чистую площадку, которая начала зарастать травой.


Кроме реализации говна населению у Душного были и другие социальные программы. Например, оздоровительная в виде слабого обеспечения работников средствами индивидуальной защиты, от чего кто-нибудь непременно калечился. Или отключения аспирации в целях экономии электроэнергии, что приводило к кровохарканию на участках работы с абразивами. Даже во время нахождения на открытой промплощадке на зубах постоянно хрустела пыль, а рабочие бродили, как зомбаки с красными шарами от конъюнктивита.


Еще существовала культурно-развлекательная программа, регулярно стартовавшая в весенний период. В окрестностях Промстроя располагался жилой поселок и рудник крупной компании. Жители этого поселка были очень недовольны дорогой, которую из года в год разбивали грузовики рудника. В конце концов жители достали администрацию, и дорогу им отремонтировали, а рудник заставили построить себе объездную. Так что жители счастливо зажили как белые человеки. Правда с первой же весной вместе с цивилизацией в поселок внезапно пришел паводок и устроил некоторым православное крещение с доставкой на дом. Позже выяснилось, что участок новой объездной дороги являлся небольшим физическим барьером на пути сброса карьерных вод Промстроя, и если летом все было нормально, то за зиму на площади намораживались значительные объемы льда, которые быстро таяли весной и топили поселок. Душный тут вроде был не виноват, но объездную дорогу разбирать тоже никто не собирался. Поэтому в этой истории все были заняты делом, Душный периодически кусался с рудником, администрация морщилась от истеричных заявок вечно недовольных жителей поселка, а жители каждую весну, вооружившись кирками и лопатами, устраивали вдоль новой дороги ледовое побоище с природой, но все равно проигрывали и всплывали.


Немного обдумав разговор с Мейер, я позвонила Герману.

- Герман, мне только что звонила Мейер по поводу Промстроя. Марина тут же сдала меня ей.

- Бляяя, вот же конченная! – возмутился Герман.


«Все вы с этого сраного Промстроя хороши!» - подумала я.


- Она просто решила, что Мейер ей предложит больше чем ты. Решила поторговаться.

- А Мейер может предложить больше?

- Конечно может, пока это ей будет рентабельно. Марина сразу же сольет ей сумму нашего коммерческого.

- Мдаа, вот мразь! Ладно, я все равно думал напрямую Душному звонить. У нас с ним неплохие отношения.

- Попробуй, но он же патологически жаден. Будет торговаться до последнего.

- Да нее, он нормальный мужик!

- Да ты, наверное, шутишь! В каком же месте он нормальный? – фыркнула я.


Герман позвонил мне через 10 дней, когда Душный уже делал 25-й оборот его яиц вокруг оси.

- На сколько ты можешь в сумме подвинуться? – устало спросил Герман.

- Хм… надо подумать… а что Душный? Все упирается?

- Говорит либо 2,5 млн рублей за оба карьера, либо иди на хрен. Есть у него другие исполнители.

- Блефует он, Мейер не станет браться за эти деньги.

- Да я уже неделю его ломаю, ни в какую… 2,5 млн и точка! Так, насколько ты сможешь подвинуться? А то уж не знаю брать или отказываться.

- До миллиона двести могу подвинуться, получится 600 тысяч один карьер, ниже мне уже не интересно, слишком много спецов в разработке.

- Это же почти половина договора! – воскликнул Герман.

- Да, но у тебя же упрощенка. Нормальная рентабельность получится. Нужен один выезд, немного проб отобрать, анализы недорогие, да и согласование вполне бюджетное. Но ты сам решай, интересно тебе это или нет.

- Я как-то большего от этих проектов ожидал. – разочарованно произнес Герман.

- У твоей фирмы опыта работы нет, да и не такие это плохие условия. Предоплату только выбей с этого индюка, а то он еще кинет.


На сумме в 2,5млн. и предоплате аж в целых 60% Герман и Душный ударили по рукам и заключили контракт. Через пару дней мне позвонила Мейер.

- Как дела? – хитрым тоном поинтересовалась Мейер.

- Нормально. – спокойно ответила я.

- К нам собираешься?

- Пока не планировала…

- Карпов увел договор по Промстрою! – едко произнесла Мейер.

- Вот как? Я не в курсе. Мне пока не звонили. – ответила я, совершенно не соврав, потому что Герман действительно мне не звонил.

- Странно, чего это они не торопятся?

- Не знаю. Может другого исполнителя ищут или уже нашли. – равнодушно ответила я.


- Я к тебе с просьбой, мы тут одному предприятию вызвались помочь. Тебе этот рудник известен, Клава им для котельной проект разрабатывала.

- Ага…

- Ты же знаешь, что мы там договор серьезно просрочили, ну так вот в качестве компенсации ввязались помочь им по ряду нарушений. Артур взялся за это дело и его нужно немного проконсультировать, ты не могла бы с ним встретиться? Он как раз сейчас живет в столице.


«Эх, Мейер, ну ты не упустишь ни единого шанса впарить мне какую-нибудь очередную шляпу, когда я не могу тебе отказать!» - усмехнулась я.


- Хорошо, я с ним встречусь. Материалы по руднику скинешь? Или у Артура они есть?

- Я тебе пришлю, чтобы ты заранее посмотрела. – довольно ответила Мейер.


На дворе стоял теплый месяц май. Это было мое любимое время года, когда деревья покрывались маленькими, чистыми и блестящими листиками. Мы встретились с Артуром в центре города и решили немного прогуляться. Артур выглядел неплохо, но как-то слишком ярко и молодежно для своего возраста: кроссовки с цветными полосками, дорогая брендовая куртка с нашивками, полосатая футболка поло, джинсы известной марки с узорной строчкой. Артур ездил мне по ушам о том, как он весело встретил новый год, как он только что вернулся с моря, и как у него все замечательно. Я шла, задумчиво глядя в даль, почти не слушая Артура, и лишь изредка произнося междометия для поддержания разговора. Под его басни мы дошли до Старбакса.


- Ну, а у тебя как дела? – спросил Артур, когда мы сели за столик.

- Нормально, учусь, работаю.

- С Мейер?

- И с Мейер тоже.

- Что? С малой Родиной все никак не развяжешься? – ядовито улыбнулся Артур.

- А зачем развязываться?

- Пора уже тут мехом обрастать.

- И что? Ты уже сильно оброс? – я вопросительно подняла брови.

- Эх, никому мы тут с тобой не нужны… - вздохнул Артур, задумчиво глядя в окно.


«За себя говори, мудило!» - подумала я, и почувствовала, что начала злиться.


- Так я не поняла, мех-то есть или нет?

- Так… завел несколько контактов… - уклончиво ответил Артур – А ты чего делаешь в столице?

- Пока квартиру присматриваю.

- Проблемы с жильем? Ой-ой-ой! Как актуально для столицы! У меня знакомые комнатку сдают в коммуналке, ремонт правда не очень, но зато недорого, я за тебя походатайствую.

- Спасибо, оставь этот вариант себе. У меня нет проблем с жильем.


- А чего же ты тогда ищешь?

- Купить хочу, изучаю рынок.

- Ооо, вот как! А ты серьезно настроена, как я посмотрю! Только оно того стоит?

- А в чем проблема?

- Нет, я, конечно, панимаааю, что своя квартира - это особый стааатус. Но стоит ли влазить в эти непомерные дааалги? – Артур изо всех сил пытался выудить у меня информацию.

- Какие долги? Ты вообще, о чем? – нахмурила я брови, изображая мыслительную деятельность.

- Ооо, так ты еще не в курсе что ли?

- В курсе чего?

- Цен, конечно! Ты для начала изучи цены! А потом подумай, кто тебя, девочку с мухосранска, рискнет кредитовать. Думаешь, это все так просто? У Вааас, у женщин, все тааак легко! Достаточно лишь помечтать и все сбудется! – презрительно ухмыльнулся Артур.

- Интересно, это кофеин на тебя так действует, или пирожок с сюзьмой попался? Сам шутишь, сам смеешься.

- Ой, ты такааая наиивная!


- А ты форму стал терять, провокации получаются крайне ущербные. Мы не собираемся кредитоваться, нам должно хватить своих средств.

- Мы?!! У тебя кто-то есть? – удивился Артур распахнув глаза.

- Да, а что в этом странного?

- А когда это ты успела? Ох, шустрая!

- Не шустрая. Ты мне льстишь. Мы познакомились давно, еще до моего трудоустройства. И нашим отношениям уже несколько лет, так что шустрой меня точно не назвать.

- А почему ты никогда об этом не рассказывала?

- Я как-то рассказывала, но в ответ получала тонны гнилых комментариев по поводу мифов об отношениях на расстоянии и изменах. Доброжелателей у меня всегда хватало.

- А, ну это многое объясняет. Тогда конееечно, 33 квадратных мееетра! В тесноте, да не в обиииде!

- Не переживай, никто не собирается жить в тесноте. Вариант с 33-ю метрами мы не рассматриваем.


- Как это трогательно! – Артур театрально прижал руку к своей тощей груди – Все деньги, заработанные непосильным трудом, кровью и потом, намозоленными руками взять и положить на алтарь семейного благополучия! Все-таки ты настоящая женщина, Петрова! Последнее отдаешь! Жертвуешь во благо семьи!

- Просто у меня нет богатого сынка, которым можно выгодно торгануть, как настоящий мужчина. – желчно улыбнулась я, немного потеряв терпение.

- О чем ты? – Артур принял удивленный вид.

- Что? Настала твоя очередь задавать вопросы? Давай лучше к делу перейдем, у меня мало времени.


Артур выложил на стол бумаги из портфеля, и тут мой взгляд упал на его загоревшие предплечья. Я даже несколько раз часто моргнула, чтобы удостовериться, что меня не глючит. Его руки были сплошь покрыты трехдневной черной щетиной.


- А ты зачем руки побрил? - спросила я, слегка опешив.

- Да, я не только руки, а везде! – как ни в чем не бывало ответил Артур, растягивая вырез поло и демонстрируя такую же щетину на груди.

- И чего? Теперь будешь столичным мехом обрастать?

- Ой, Петрова! Как говорится: можно вывезти девушку из деревни, а вот деревню из девушки никогда!

- Да уж, куда мне…


Закончив обсуждать проблемы рудника, я стала прощаться с Артуром.

- А я тебе работу нашел.

- Неужели?

- Да, я собираюсь открыть консалтинговое агентство. Недропользователей консультировать. Будешь сидеть у меня в офисе, работать с клиентами.

- Спасибо за приглашение, но я, пожалуй, откажусь.

- Почему? Тебе не по душе эта деятельность?

- Хм, хорошо иметь дело с человеком, который умеет работать, не так ли? В этом я тебя прекрасно понимаю. Но мы с тобой уже сотрудничали, и, опираясь на прошлый опыт, думаю, что мы не сработаемся. Попробуй соло.

- В столице клиенты приверееедливые, придирааются ко всему… - вздохнул Артур.

- Я бы сказала, что они более грамотные, ибо тут наебывают на каждом шагу. Потому, их на мякине не проведешь, работать приходится по-настоящему. Но разве для тебя это проблема?

- А я тут сыну роллерсерф купил! – переменил Артур тему, и стал копошиться в телефоне – Вот смотри, они бывают нескольких типов…


Артур рассказывал мне что-то про роллерсерфы, скейты, рипстики, и явно не хотел меня отпускать.


«На кой хрен мне какие-то рипстики? Я в этом ничего не понимаю, и даже не собираюсь вникать!» - думала я раздраженно.


В конце нашей встречи Артур как-то сдулся и стал очень жалок. Он подробно рассказывал мне про то, как его сын забыл свой скейтборд в парке, а когда вернулся, то его уже сперли. Показывал массу фотографий на экране яблофона, которые меня совершенно не интересовали. Передо мной сидел почти сорокалетний человек, который был на хрен никому не нужен и не интересен, без работы, без семьи и без друзей.


Вскоре мне позвонил Герман, и я прилетела, чтобы забрать предоплату и съездить на Промстрой. Появившись в офисе Мейер, я зашла в свой бывший кабинет и увидела там Клавдию, которая спокойно читала книгу в строгой черно-белой обложке. Честно говоря, Клавдию я ожидала увидеть меньше всего и пребывала в твердой уверенности, что ее уволили. После того, как я нажаловалась Мейер и отправила ее халтуру на просмотр, мне выплатили оставшуюся сумму долга и сказали, что вопрос закрыт.

- Привет! Чего читаешь? – спросила я, вновь обретя дар речи.

- Привет. Читаю 50 оттенков серого.


«50 оттенков серого… Ни о чем не говорит. Про живопись что ли… или про бизнес-тренинги… Клава любит всякие тренинги» - подумала я.


- А Саша в офисе?

- Вышел, но сумка его тут. – не отрываясь от книги ответила Клава.


Я вышла, повернула в сторону кабинета Мейер и столкнулась с Сашей.

- Ой, привет! Ты уже приехала! – обрадовался Саша.

- Слушай, как это понимать? – мотнула я головой в сторону кабинета – Какого хрена тут делает Клава? Ее же должны были уволить!

- Нуу, Мейер и Валера спросили меня на счет нее, я сказал, что может быть она научится. Ну, а что я мог еще сказать? – густо покраснел Саша.

- Чего?!! Что значит научится?!! Ты какого хрена мне ныл, что она тебе надоела? Я же сделала за тебя всю черную работу, я позвонила и пожаловалась Мейер! Клава была уже на волоске! И ты сказал, что она научится! Ты серьезно, мать твою?!!

- Ну, я думал… А так, дааа.. Она меня уже заебала! Она вообще не работает! Я думал она научится, но она тупо сидит книгу читает. Либо в бухгалтерии чай пьет.

- Ой, даже не начинай крутить свою шарманку! Слышать ничего не хочу!


У Мейер сидели заказчики, и я зашла в кабинет Валеры и Кох. Кох не было на месте, потому можно было свободно разговаривать с Валерой.

- О! Здарова! Как дел? – спросил Валера, выползая из-под стола.

- Ты чо там дрых что ли? Да, злая, пиздец!

- Почему?

- Саша долго и упорно ныл, как его достала Клава со своей ленью, тупизной и наглостью. В итоге у меня лопнуло терпение от Клавиных трудов, и я нажаловалась Мейер. Тебе это хорошо известно. Ее бы уволили, но Саша вякнул, что она научится! Пиздец… Вот нахуй ныл мне? Но, что самое замечательное, что он тут же в коридоре опять, сука, ноет что она его заебала!


- Ой, ну что ты как дите, ей-богу! Сашу что ли не знаешь? Стоит вызвать его на ковер, он от страха понтуется, как порося в мешке.

- Отличная сельскохозяйственная шутка! – рассмеялась я, и немного успокоилась – Знаешь, я ведь не очень-то люблю клепать вот так на людей, да и с Клавой я практически не пересекаюсь, мне пофиг есть она или нет. Но как я теперь выгляжу?

- Ай, да не заморачивайся, она уже наломала дров, завтра мы ее увольняем. У нас к ней претензий вагон и маленькая тележка, и по дисциплине, и по проектированию.

- А что с проектированием?

- А ты не знаешь? Она же отправила свой проект по золе на рудник. Прям со всей своей бредятиной без исправлений. Сказала, что ты все проверила и одобрила. В общем, на нас Заказчик в суд подал.


- Весело… по этой причине я встречалась с Артуркой?

- Да, мы вроде выходим на мировое, условия обсуждаем. Закрываем этот вопрос и расходимся с Заказчиком, как в море корабли.

- Теряете клиента?

- Я не думаю, что они когда-либо к нам обратятся. Директор, вообще, в бешенстве, Клава его довела.

- Каким образом?

- Уж я не знаю, что там за «интим» между ними произошел. Но фамилия директора Телюк. А Клава его по телефону то Теплюк, то Телок обзывала, все никак не могла фамилию запомнить. Может он как-то ей нахамил…

- Да, нет там никакого «интима». Ей просто похер! Просто навалить большую кучу на тебя, на Мейер, на фирму, на заказчика, на проекты, на всё. Она даже не вчитывается в то, что написано. Я думаю, Клава замечательный работник.

- Это еще почему?

- Потому что Вы избалованы кадрами и привыкли, что все люди ответственные. А тут человек так откровенно на вас забивает. К этому тоже надо быть готовым.


- Ой, ладно, хрен с ней! Уволю ее завтра и дело с концом! А как наш газпромовец поживает?

- Мехом обрастает! - гоготнула я.

- В смысле?

- Да, в прямом! Старый мех скинул, новый теперь отращивает.

- Это какая-то тонкая метафора? – прищурился Валера.

- Тоньше не бывает. Потом расскажу. Раз Мейер занята, я поехала дальше, а то еще в кучу мест надо заскочить. Завтра я не приду, раз ты Клаву увольняешь. Пожалуй, трусливо дома отсижусь.


Через день, когда я поздним утром досматривала 10 сон, меня разбудил звонок Валеры.

- Петрова! Помнишь, вы с подружкой ездили к бабке какой-то колдунье?

- Эээ… что? – продирая глаза, ответила я.

- Ну к бабке-шаманке помнишь ездили? С подругой своей силиконовой!

- Она не силиконовая, она любит наряжаться. Ну ездили куда-то… даа…

- Ей помогло?

- Блин, Валера, ну и вопросы ты задаешь с утра пораньше!

- Адрес дай ее! У тебя есть адрес?

- Ага… где-то был… я посмотрю…

- Пришли адрес, жду! – буркнул Валера и отключился.

- Когда сплю до обеда, вечно снится херня… - сказала я телефону и продолжила спать.


Через 10 минут телефон вновь запищал.

- Петрова, ну где адрес?!!

- Чё? Какой адрес?

- Ну бабки-шаманки, ептваюмать! Я же просил!

-Ты че обкурился? – заржала я.

- Да, не смешно ни черта!!! Клава эта, ведьма чертова! Блять, прокляла нас вчера! Мы сегодня возвращались с салона, я утром повез Мейер забрать новую машину, и на обратном пути тут же въехал ей в жопу! Раздолбал себе весь перед, а ей зад! Пиздец… и двух километров от салона не отъехали, ебаный стыд! Давай адрес!!!

- Мдэ… ну пиши, улица Калинина, дом 57. Только это черти где, частный сектор.

- Не важно! Спасибо!

- Стой, погоди!

- Чего?

- Пусть бабка и за Петрову там бормотнет словечко, а то мало ли что.

- Ладно! – рявкнул Валера и нажал отбой.

Показать полностью
  •  
  • 1959
  •  

Спотыкаясь на карьерной лестнице (Часть 61)

После получения предоплаты я сразу же выехала на объекты. Отвезти меня вызвался Валера, объяснив, что Саша и водитель сильно заняты. Я поняла, что Валера решил засветиться у заказчика и самостоятельно проконтролировать процесс, но напрямую об этом говорить не решился. У Валеры от чего-то нешуточно бомбило, костяшки пальцев белели, сжимая руль, зубы были стиснуты, выражение лица свирепое.


Мы остановились на АЗС заправиться, и Валера, взяв казенную щетку, стал остервенело елозить по машине. Я заметила, что он о чем-то перегавкивается с водителем соседнего авто.

- Сукин сын!!! – плюхнулся Валера на сиденье и хлопнул дверью.

- Кто?

- Да вон сзади на красной, лысый гандон!

- А что ему надо?

- Представляешь! Стою, блять, чищу машину, никого нахуй не трогаю! А этот мудак подъезжает сзади и такой говорит: «Эй, а мне тоже надо пготегеть!». Он решил, что я работаю на этой сраной заправке!!! – еще больше рассвирепел Валера и опустил стекло.


Резко высунувшись в окно, Валера совершенно неожиданно проорал на всю АЗС:

- ЗАЛУПА КАРТАВАЯ!!!

- О, боже!!! Аха-ха-ха! Как тебе не стыдно?! - произнесла я, захлебываясь от смеха – У человека фефект фикции, а ты обзываешься!

- Пшол он!

- И что же ты ему ответил, когда услышал про «пготегеть»?

- А я сжал эту щетку, блллееать, и как гаркнул ему: «И че ты, ссука, этим хочешь сказать?!!»

- И что? Он понял, что ошибся?

- Конечно, сука, понял! Я в два раза больше него. Взять бы да сломать нахуй эту щетку об его тощий хребет! – плевался Валера слюной.

- Ты чего-то сегодня агрессивный.

- Иногда, я хочу взять кого-нибудь и как напиздить! Испытываю дикое желание.

- Это, наверное, чисто мужское. – спокойно улыбнулась я.

- Это нервы.

- А что-то произошло?

- Да, наш Стас, пидорас!!!

- В плохом или хорошем смысле этого слова?

- А что, у этого слова есть хороший смысл?

- Есть, но только для определенного круга лиц.


- Стас, мудак, обманул нас! А теперь, еще нагло подрезал несколько тендеров. Цены роняет нахуй ниже плинтуса! Думаешь, только я злой? И Карпов матерится, и остальные!

- Каким образом он вас мог обмануть?

- Когда он увольнялся, то мы специально спрашивали собирается ли он заниматься изысканиями. Нам было важно знать, уйдет он к конкурентам, или откроется сам. И он нам ответил, что изысканиями заниматься не планирует! А через неделю он, блять, становится директором фирмы!

- Нет, ну Вы тоже такие интересные! Чего вопросы дурацкие задаете? Кем должен работать Стас? Библиотекарем что ли? – хохотнула я.

- Мы его прямо спросили об этом! А он прямо ответил, что не планирует заниматься изысканиями! Он нас обманул!

- А почему он должен перед вами отчитываться? Вы ему больше не начальство.

- Он мог бы просто ответить!


- Да на хер ему вам отвечать? Вы, вообще, кто такие? Знаешь, похожая ситуация была с Мишей-альфачом, когда он только открылся. Прям те же самые слова и эмоции. Мне всегда было интересно, а кем Вы себя возомнили? Небожителями, или какими-то охуенно важными шишками, что все должны вам отчитываться о своих действиях?

- Ты же знаешь, что по поводу тендеров мы всегда договариваемся между фирмами, и делим заказчиков. Чтобы никто не загнулся, это нормальная практика. А тут Стас роняет цены и все идет по пизде! Вообще просто срет на какие-то правила и договоренности! Как сука себя ведет!

- Ну если группа лиц всерьез возомнила себя хозяевами на рынке, то это весьма трогательно. Но вот что-то я очень сомневаюсь, что при очередной заявке вы звоните Стасу и ставите его в известность о своем участии. Стас для вас никто, так… перхоть… шелупонь… Миша тоже раньше такую позицию занимал, это сейчас вы вроде договариваетесь, да и то, постоянно его кидаете.


- Стас все-таки не чужой человек, он у нас прилично отработал!

- Ха-ха! И что? Теперь обязан кланяться Вам до потери пульса? Не чужой человек, и поэтому вы его наебали как родного?

- Мы его не наебывали. Он неправильно понял!

- Ну да, в три раза бабки ему урезали, а он что-то не понял, ай-ай как же так? Молодец Стас, что всех вас через хуй кинул. Договариваются они… устроили кружок по интересам, хрен туда вклинишься. Это рынок, играйте честно, как все!

- Да хера он сделает за эти копейки, еще посмотрим какой он молодец!

- Так Стас сам работает, у него на фирме паразитов нет. Да и не жадный он, не привык еще к деньгам.

- Знаешь, чо, Петрова?!! – гаркнул Валера.


«Сейчас он меня высадит прям на ходу! Вот же никогда не могла вовремя заткнуться!» - подумала я с опаской.


- Что? – осторожно спросила я.

- Утешальщик из тебя просто никакой! Пиздец, какой говняный утешальщик!

- Не ломай комедию, ты прекрасно осознаешь, что вы Стаса наебали. Теперь он вас обломал с тендерами на намного большую сумму, и вероятно, обломит еще. Ты сейчас едешь и думаешь, вот заплатили бы чуваку честно, сидел бы он на попе ровно, и ничего бы этого не было. Сильнее всего человека бесят собственные ошибки, не так ли? Поэтому вы и пытаетесь убедить себя, что виноват кто-то другой.


Пока Валера остывал, я задумалась о том, что многие бывшие руководители никак не могут выйти из образа. Например, Мейер никогда не относилась к Мише-альфачу, как к ровне. Как бы Миша не усирался, в каких бы проектах не участвовал, все равно Мейер считала его холопом. В то же время Карпова, который был младше по возрасту и позже пришел в бизнес, Мейер воспринимала как человека равного по статусу, потому что никогда не была его прямым или косвенным руководителем. Я и Стас были точно такими же холопами, как и Миша. Как будто в голове Мейер и Валеры напротив нас стояла галочка: «хозяйское отношение использовать по умолчанию».


- Я слышала, что проект по «Зарянской» согласовали довольно легко. – прервала я тишину, заметив, что Валера успокоился.

- Да, верно. Кстати, это интересный парадокс. Венера настолько протрахала мозги чиновникам, что они ожидали наш проект с ужасом. А потом увидели, что проект вполне нормальный, с облегчением вздохнули и согласовали почти без замечаний.

- Забавно. Значит, она больше не приходит в офис?

- Ее наконец-то уволили.

- Ооо, неужели?

- Да, она же работала на комбинате. Дошлялась по чиновникам до того, что на объектах начались массовые проверки. Ну ее начальник не будь дураком, заметил, что Венера очень любит греть уши, и стал при ней всякие байки рассказывать с серьезным лицом, что придумает, а что в интернете вычитает. Венера пойдет байку инспекции сольет, те срочно кидаются на объект нарушителей ловить, а там все чисто. Дураками-то выглядеть неприятно.

- Я знаю, что если инспектору надо, то он найдет массу нарушений.

- Да, их до сих пор штормит с проверками. А Венера ушла дальше, кошмарить очередное предприятие.

- Она опять работает на производстве?!! Я думала ее уволили по статье.

- Видимо нет, впрочем, я не знаю. Главное это безобразное животное больше у нас не появляется.


- Ну, а как твои дела семейные? Артур так и драконит своего сынка?

- Уже не драконит. Не выдержал Толмачев, купил ему квартирку недалеко от столицы, в обмен на то, что он оставит нас в покое.

- Мда, не перестаю поражаться этому ублюдку.

- Да, он уже нас всех обрадовал, что сам Миллер его приглашал устроиться в Газпром.

- А Толмачев ему точно квартиру купил, а не палату в дурке? Это бы объяснило историю с Газпромом.

- Пусть устраивается куда угодно, лишь бы мозги не ебал.

- О, ну это маловероятно. В столице нужно на что-то жить, так что я думаю он еще появится в вашей жизни.


После командировки я улетела обратно, и проекты для головного офиса разрабатывала удаленно. Сроки горели, Саша постоянно мямлил и телился с графикой, что чертовски меня нервировало.


- Саша, где разрезы? Ты мне обещал еще неделю назад! – возмущалась я в трубку.

- Завтра будут готовы. – блеял Саша.

- Да, нихера завтра не будет готово! Что ты врешь мне?!! Скажи уже, блять, точно, когда ты их доделаешь!

- Ну, еще пара дней…

- Эта пара дней уже третью неделю длится! Чем ты там вообще занят? У Мейер ведь нет работы!

- Да это все Клава… достала она меня, пиздец! Все делает неправильно, все за ней надо переделывать. Вот сижу и переделываю.

- Так уволь ее! Она же вообще не работник! Я не понимаю, какого хрена она делает столько времени в отделе?


- Я не могу. Это же я ее привел. Значит, я должен ее научить.

- Ничего ты не должен. Не хочет человек работать, пусть идет на хер. За все это время ни одного нормативного документа не прочла, ни единой методички.

- Я не могу. Я жду пока начальство ее уволит. Она все равно приходит в обед, пьет чай в бухгалтерии, а в пять уже домой. Это же не может бесконечно продолжаться.

- Долго будешь ждать. Ты же делаешь ее работу, начальство конечный продукт имеет. Все всех устраивает.

- Не знаю, я ее привел… Как я теперь, спустя столько времени, пойду и скажу Мейер, что она просто ничего не делала? А если Мейер меня спросит за что же мы платили ей зарплату, что я скажу?

- Знаешь, я бы могла позвонить Мейер и Клаву бы вышибли на следующий день. Но, понимаешь, я на фрилансе, мне это теперь делать не с руки, Мейер подумает, что я хочу отжать ее работу.

- Эх! – тяжело вздохнул Саша – Я тоже все как-то никак…


К концу марта Клавдия выродила свой второй проект, который я должна была проверить. Прошло больше года, и Заказчик этого проекта уже изошел на говно. Само задание было предельно простым, сухой отвал золошлака для небольшой котельной на руднике. Зола накапливалась в бункере, потом вывозилась самосвалами. Сам отвал уже давно существовал, но напоминал хаотичные насыпи. При проверке инспекция выдала предписания «причесать» этот свинорой, и придать более правильную геометрическую форму с обеспечением устойчивости откосов.


Открыв проект Клавдии, я узрила усеченную пирамиду Хеопса с трубопроводом и озером посередине, и сразу догадалась, что мадам на этот раз спиздила решения с золошламонакопителя какой-то ТЭЦ. Ввиду большого объема золы на ТЭЦ, перевозить ее самосвалами довольно дорого, потому применяют гидротранспорт и гидравлическое складирование в чашу, огороженную дамбами. Но для маленькой котельной, это не имеет никакого смысла.


- Клава, скажи, а какие насосы ты предусмотрела? – задала я ей вопрос по телефону.

- Зачем насосы?

- У тебя нарисован трубопровод, и пруд на отвале. Значит должны быть и насосы.

- Нет не должны, они просто так сливают.

- То есть ты хочешь сказать, что эта система у тебя самотечная, так?

- Конечно.

- Хорошо, а как заставить воду течь вверх?

- В смысле?

- Вот у тебя насыпь, высота 20 метров. Наверху пруд. Как туда подать воду самотеком?

- Так в методичке написано.

- В какой? Название скажи.

- Нууу, я уже не помню, но я точно видела.

- А ты была на объекте? Ты видела своими глазами чтобы они хоть что-то качали?

- Да, у них есть там трубы.


- Хорошо, зайдем с другой стороны, как у тебя зола поступает на отвал?

- Ну, так машинами же они возят!

- Так, а трубы и пруд им зачем?

- Потому что так в методичке написано.

- Бля, да в какой методичке?!! Пришли мне ее на почту! – разозлилась я.

- Может я что-то не так поняла… - отступила Клава.

- Да не читала ты никаких методичек! Ты взяла какой-то проект для ТЭЦ и скопировала оттуда описание, не так ли? Только у тебя не должно быть никакого пруда, ты хоть в задание-то загляни!


- Нууу… это Саша мне дал не тот проект! Ты мне дай какой надо, а я перепишу.

- Ну нет, так не пойдет. Это довольно простой проект. Тем более, аналога нет, сухие золоотвалы нам не попадались.

- Ну, вот еще! И что мне делать?

- Ты поняла, в чем ошибка? У тебя должен быть обычный сухой отвал, ты уже делала похожий в прошлый раз. Это почти то же самое, только характеристики шлака немного отличаются от породы.

- Да, я переделаю, только дай образец.


Я хорошо понимала, что Клава очень мало соображает в отвалах. Поэтому мы договорились, что я проработаю ее труды, и помечу, что оставить, что переделать, а что вообще убрать. Мне чудовищно хотелось послать ее к чертовой матери, но у меня была договоренность с Мейер. После этого проекта Мейер должна была выплатить последнюю часть долга, и я могла забыть о Клавдии навсегда. Поразмыслив, я решила пойти по короткому пути. Я потратила три дня на анализ ее писанины, прерываясь на матюки, прием успокоительного и избиение диванной подушки. В результате проект принял красный вид с кучей пояснений, обращений «Клава, добавь это и то», стрелочек и пометок. С чувством выполненного долга я отправила документы Клавдии на доработку.


Исправленный проект пришел буквально на следующий день, что меня весьма удивило. Открыв его, я увидела все свои пометки, обращения и стрелочки, но безо всякого выделения текста. Клавдия просто все сделала единым шрифтом и цветом, совершенно не читая мои замечания, о чем красноречиво говорили мои подписи: «Клава добавь таблицу с физмехом», «Клава убери этот абзац», «Клава приложи лабораторные анализы», которые красовались прямо в теле проекта. На чертежах Клавдия удалила трубопровод, и покрасила пруд в черный цвет, искренне надеясь, что враги его не заметят.


Трудно описать как у меня бомбануло от такого подхода. Трясущимися от злости руками я позвонила Клавдии.

- Клава, что это, мать твою, такое ты мне отправила?!!

- Ну, я все переделала, как ты сказала.

- Что ты переделала?!! Ты, блять, вообще читала, что высылаешь? Там же твое имя раз 50 встречается!

- Да? – удивленно ответила Клава - Ну, может я что-то пропустила…


Я нажала отбой, чтобы не слышать ее непринужденный тон, который будил во мне зверя. Немного походив по комнате и постояв на холодном балконе, я решила позвонить Мейер.


- Привет, я по поводу Клавдии звоню.

- Что случилось?

- Знаешь, я изначально не хотела этого разговора, но ради фирмы, в которой я столько времени отработала, не могу промолчать. Клава не проектировщик, вообще! Она ленивая, наглая, тупорылая бабища, которую надо гнать в шею!

- Эээ…

- Чтобы не быть голословной, я тебе перешлю ее работу и мои замечания. Посмотри, если будет время. Ей нельзя доверить даже какую-то примитивную умственную работу! Ей похер, на заказчика, на фирму, на всех! Она просто угробит тебе репутацию компании. Если ты позволишь ей работать с Заказчиками, ты однозначно их потеряешь.

- Хорошо, я посмотрю и перезвоню тебе.


Через несколько часов раздался звонок от Мейер.

- Я все просмотрела, согласна, что ее надо уволить, но только пусть Саша скажет свое слово, она ведь его работник.

- Не думаю, что он будет против.


После разговора Мейер, я сразу же связалась с Сашей.

- Саша, я посмотрела проект Клавы, нахуевертила она там будь здоров! В общем, я психанула и позвонила Мейер. Она согласна ее уволить. Я переслала ей Клавины труды. Мейер сказала, что последнее слово за тобой. Так что жди вопроса.

- Хорошо, я все понял. Скажу все, как есть.


Прошел месяц. Мы с Сашей почти завершили проекты для головного офиса. Я уже начала размышлять, где бы еще набрать работы, и тут мне позвонил Герман.


- Привет Петрова! Как дела? Ты в столице, говорят?

- Привет! Ага, вот уроки сижу учу.

- О, как? Переквалификация?

- Она самая, а у тебя как жизнь?

- Да, не очень, рассылаем коммерческие, но все глухо. Пока ни одного договора не заключили.

- Хм, а как же свои люди прикормленные?

- Да, только обещаниями пичкают, но по факту ноль.

- Неужели вы три месяца без работы?

- Ой, у нас вообще жопа. Мы в прошлом году нормально подняли, но Карпов снял все бабки. Он накупил себе машинок, несколько любовниц завел, семью свою бросил, а на фирму болт забил. Прикинь, заплатил в январе спецам по 10 тысяч рублей, и это по итогам года! Кинул их короче, разумеется они все поувольнялись. Нас по факту вообще трое осталось, вместе с бухом, да и та приходящая.

- Мда… как же так?

- Да вот, черная полоса.


Мне очень хотелось узнать, дозвонился ли ему мент, и рассказал ли Герман про Бойко и его ручную контору, но я удержалась от вопроса. Пока Герман описывал свои бедствия я размышляла, что могло привести к такому резкому оттоку клиентов, но получить от него хоть какие-то сведения про службу безопасности мне не удалось.


- И как думаете выкручиваться из ситуации?

- Думаем регион сменить. Только, конечно, цены придется уронить. Кстати, я тебе чего звоню-то, тут два проекта есть, на два карьера. Ты же помнишь, что я свою фирму открыл? Вот думаю взять их в обход Карпова. Глянешь тех.задание?

- Конечно, присылай.


Получив ТЗ, я увидела, что карьеры принадлежат небольшому предприятию стройматериалов под названием «Промстрой» (название изменено). На этом предприятии ранее работал Герман, немудрено, что раскручивать новую фирму он решил с хорошо знакомого ему объекта. С «Промстроем» мы работали несколько раз, и я хорошо знала производство. Прикинув объем работ и посовещавшись с Сашей, я перезвонила Герману.


- Посмотрела я задание, Герман, сделаю за полтора миллиона оба проекта.

- Окстись, Петрова! Я же не Мейер! Откуда такие цены? – возмутился Герман.

- Есть конкретный объем работ, у которого вполне определенная цена.

- Я же только открылся!

- Полагаешь, моих спецов это утешит? Им без разницы, Герман.

- Хех.. – вздохнул Герман – Что мне в тебе нравилось, так это конкретика. Эта работа стоит столько-то и точка.

- Понимаешь, я лучше сделаю один нормальный по цене договор и буду отдыхать, чем три дешевых без отдыха. Да и потом, как только ты согласишься работать за копейки, никто тебе серьезных денег не даст.

- Да, может ты и права… Есть еще один момент. Ты же понимаешь, там в «Промстрое» каждый свою фирму пихает. Ты же знаешь там Марину? Можешь ей позвонить?


Марина в «Промстрое» работала в отделе ПТО. Это была сексуальная брюнетка, с красивыми серыми глазами. Она очень просто и откровенно общалась, из-за чего порой казалась мне странной. Германа она ненавидела всеми фибрами своей души, а любила… Храпунова, и являлась очень близким ему человеком. Пиарить фирму Германа и договариваться с заказчиком мне совершенно не хотелось, потому что мне была более выгодна нейтральная позиция исполнителя безо всяких финансовых махинаций. Но я хорошо знала, что диалог у Германа с Мариной не получится. Прикинув, что с работой может возникнуть пробел, я решила, что Марине все-таки строит позвонить.


- Договориться с Мариной? – переспросила я.

- Да, ты же знаешь, мы с ней вообще не контачим. – замялся Герман.

- Знаю. Хорошо, я позвоню Марине. Я так понимаю, ты хочешь ей предложить откат?

- Да, верно.

- В каком размере?

- Эээ.. ну я не знаю. Как думаешь?

- Думаю, штуку баксов надо предложить. – ответила я, сориентировавшись на ставки Мейер.

- Хорошо, скажи, что если мы победим, то она все получит как обещали.


Я отключила Германа и нашла в списке номер Марины.

- Марина, привет! Это Петрова. Как дела?

- Да, ничо, пашем, ты как?

- Тоже работаю. Я к тебе по делу. Я слышала, что вы там два проекта хотите на карьеры.

- Да, хотим.

- Герман мне предложил принять участие в разработке. Они готовят для Вас коммерческое.

- Герман?!! Он же долбоеб!!! – возмутилась Марина.

- Может быть и долбоеб, но зато с деньгами расстается легко. К тому же исполнителем буду я, а не Герман. И я тебе звоню, чтобы заложить в коммерческое твой «интерес».

- Сколько? – Марина перешла сразу к делу.

- Штуку баксов.

- Давай, полторы! И мы будем за эту фирму руками и ногами.

- Погоди, сейчас с Германом согласую и перезвоню.


Я набрала номер Германа.

- Герман, она хочет полторы штуки.

- Блять, охуевшая! Ну и аппетиты!

- Она торгуется, Герман, у нее есть другие предложения. Ты согласен или нет?

- Пусть она тогда скажет, какие цены в других коммерческих!

- Знаешь, что? Звони ей сам и ставь условия! – разозлилась я, сожалея, что ввязалась в это дерьмо.

- Ладно, пусть будет полторы. – капризно произнес Герман.


«Блин, я договариваюсь о совершенно чужих деньгах, и еще выслушиваю какие-то претензии! Надо было сразу отказаться!» - подумала я и перезвонила Марине.


- Герман дал добро. Будет полторы.

- Хорошо, но у нас есть еще коммерческое Мейер, и она уже три раза приезжала.


«Бляяя, ну еб твою мать, Герман! Знал же, скотина, и не сказал мне! Еще не начали работать, а уже подстава! Мейер мне еще по проектам денег должна… А Саша? Неужели не знал, что на «Промстрой» ушло предложение? Тоже в тряпку промолчал. Сука, что за люди?!! Все хотят и заработать и чистенькими остаться!» - неприятные мысли наполнили мою голову.


- Мейер? Я не знала… Мне она эту работу не предлагала, так что у Мейер исполнителем буду точно не я. Кто и как будет разрабатывать… ничего не могу сказать.

- Да, я слышала, что ты ушла из компании.

- Так и есть, я сейчас на фрилансе и работаю с разными компаниями, в том числе и с Мейер.

- Ну и правильно!


Я попрощалась с Мариной и нажала отбой, настроение было подпорчено. По факту я пыталась переманить Заказчика у Мейер, совершенно об этом не догадываясь.


«Блять, развели как котенка! Все не при делах, только Петрова в жопе!» - подумала я с досадой.


Мои мысли прервал запищавший смартфон, я увидела входящий от Мейер и поняла, что эта сука, Марина, моментально сдала меня с потрохами.

Показать полностью
  •  
  • 1973
  •  

Спотыкаясь на карьерной лестнице (Часть 60)

Сев в такси, я сразу набрала Валере и вкратце рассказала про мента. Он приехал ко мне следующим утром в 7 часов.


- Вот этот. – ткнула я пальцем на фото в телефоне.

- Мдааа, что ж у тебя за друзья-то такие?

- Да я сама в шоке, мы ведь со школы общаемся. У меня и подруг-то нет. А тут такая херня… Не представляешь, какая я злая! И, ведь, знала эта сука зачем ее муж на день рождения прется! 100% знала!

- А что именно ему от тебя нужно?

- Дали ему три объекта, с двумя мы работали. Он увидел название нашей фирмы и пришел вынюхивать. Я ему предложила порыться в бумажках сравнить данные, но это, видимо, долго и нудно.

- Он знает наших в лицо?


- Точно не могу сказать. Я бы на его месте запросила нашу заявку на пропуска, там есть перечень сотрудников с домашними адресами и фото. Но не думаю, что он знает об этом.

- Может в соц.сетях видел фото?

- Меня нет в соц.сетях. Думаю, в лицо не знает, просто будет спрашивать всех подряд, у кого лицо попроще.

- Как считаешь, кто из наших может болтануть лишнего?

- Водитель и Храпунов. Они знают, что на рудниках происходит.

- Ну водитель понятно по какой причине, хотя я бы его простачком не назвал. А Храпунов почему?

- Храпунов хоть и взрослый мужик, но временами как ребенок. Он как-то банку с витаминами не мог открыть, знаешь, где детский замок, там еще на крышку надо надавить и поворачивать. Так вот, он ее так и не открыл, просто не понял, как она работает. А еще он всем как-то по-детски хочет помочь, отзывчивый, я думаю мент его может расколоть.


- Остальные что? Юра, Женя, Сашка?

- Юра ничего не знает он вообще интроверт…

- Я бы сказал аутист. – перебил меня Валера.

- Что ты такое говоришь-то! Ты же руководитель, епрст! – я посмотрела исподлобья - От Жени бесплатно ничего не узнать, а у Саши ты и сам не можешь добиться какой-то конкретики.

- А с open space и лаборатории?

- Девки отпадают, мент не станет к ним подходить, они не выездные и, как правило, бабам такую инфу не сливают, слишком болтливы. Командировочных он просто не встретит. Стас не скажет, люди с лаборатории тоже не в теме, на счет буровиков не знаю.

- Да, я просто встречу его и пошлю нахуй. Будет огрызаться, позвоню в его службу, и он вообще там работать не будет. Рычаги найдутся.

- Да, не хотелось бы раздувать из этого какой-то шум. Он такой клещ, пошлешь его, так он все равно станет сотрудников караулить или домой к ним приедет тошнить. Когда он разговаривает, то по 10 раз задает один и тот же вопрос, только разными словами. Крутит, вертит, цепляется. Бывает, вроде ничего и не сказал, а уже стоишь оправдываешься.

- Так он бывший опер. Вот и отрабатывает по обычному сценарию.


- Да, именно. Я полночи думала, что делать. Он не отстанет пока не получит свое, его надо перенаправить.

- То есть?

- Помнишь, у нас в договоре с этим Заказчиком есть один пункт? Смысл такой: если работники компании офигели и ведут себя плохо, жалуйтесь на горячую линию.

- Да ну? У нас есть такой пункт?

- Ты хоть один договор до конца дочитал?

- Конечно, дочитал! – закатил глаза Валера.

- А что спрашиваешь тогда? Есть там пункт почти в самом конце. Не помню я, как он дословно звучит.

- И что?

- Покажи ему этот пункт. Скажи, что согласно договору, подрядчики могут официально жаловаться на представителей Заказчика. Но у нас жалоб нет, а вот у конкурентов наших не все так гладко. Пусть он у себя поднимет контракты на проектирование и обзвонит организации.


- Я не думаю, что это сработает. Но по крайне мере, это его займет на какое-то время.

- Наших конкурентов Заказчик не раз на бабки кидал. Возможно, кто-то из них, чего-то нужное ему скажет.

- Думаешь они идиоты? Их же сразу в черный список внесут!

- А пусть он свою службу не называет. Скажет, что с какого-нибудь отдела контроля, бла-бла, вот проверяю этот пункт договора, нет ли у вас претензий, не хамил ли вам кто, не обижал? Но можешь свою идею предложить.

- Да не, я думаю эта идея с пунктом нормальная. Я и за рамки обязательств не выйду и его не пошлю.

- Именно. Ну, а кто проболтается, тот сам виноват!

- Гы-гы! Да, будет минус один! – заржал Валера.


Мы обсудили, стоит ли предупреждать наших сотрудников, и решили этого не делать. Бывшие оперативники неплохо разбираются в мимике. Выражение лица человека, который не вдуплил, чего от него хотят, резко отличается от физиономии информированного сотрудника. Проще говоря, мы побоялись, что Храпунов напялит балаклаву, маскхалат и приползет в офис по-пластунски.


Валера поймал мента во дворе, он как раз успел завязать беседу именно с Храпуновым. Может быть мент понял, что Храпунов нужный ему человек, а может в этот день Володя пришел раньше всех, но Валера успел вовремя. Он утащил мента в свой кабинет и провел разъяснительную беседу. Потом для надежности позвонил в службу безопасности и сказал им, что он лично жрал водку с их председателем, и вообще их на хую вертел, и если они хотят сотрудничать, то пусть пишут письма, а не вышныривают. В общем от мента мы избавились.


После нового года возникла пауза в работе, и я могла позволить себе хорошенько отоспаться и отдохнуть. Не знаю, как другие проектировщики, но я никогда не умела расслаблять башку и не думать о работе. Я думала о проектах с утра и перед сном, во время еды, и даже, сидя на горшке. Я не могла сбежать от них совершенно никуда. Единственным способом избавиться от мыслей о проектах был алкоголь. Бутылка пива стирала мысли о работе и позволяла хоть немного расслабиться. Поэтому, я вполне осознаю, почему среди проектантов так много калдырей.


Я валялась на диване в блаженном ничегонеделании, читала книги, смотрела сериалы, практиковалась в кулинарии, пыталась вырастить лимон из семечек, в общем, нашла для себя массу интересных занятий. Через месяц, ощутив тоску, я стала скучать по нервотрепке, по своей активной жизни, по общению с людьми. Но еще через месяц это состояние прошло, и я уже совершенно спокойно бездельничала с превеликим удовольствием.


Когда мне было 25-26 лет и энергия еще била фонтаном, я в упор не могла понять людей на 5-7 лет старше меня, которые могли вообще ничем не заниматься, и не ощущать никакого дискомфорта. Раньше мне казалось, что я просто не смогу без дела. Но теперь, проклятый диван высосал все мое желание осуществлять трудовую деятельность, от проектов меня тошнило, а если я попадала в офис, то каждую секунду мне хотелось домой. Работая фрилансом, я совершенно не могла сосредоточиться, сидя за компом. Мой мозг просто издевался надо мной. Каждые 2 минуты он генерировал примерно следующие мысли:

«Иди, попей кофе»

«Встань посмотри в окно, глаза устали»

«А помнишь у тебя где-то валялся блокнот, такой удобный, надо его найти»

«Джинсы… их надо померить с серой кофтой»

«Надо срочно перебрать вещи в шкафу».

«Иди свари суп»

«А помнишь песню идиотскую? Нана-на-на! Давай ее найдем в интернете и послушаем».


Пока я пыталась заставить себя заставить работать, Мейер и Валера вовсю заваливали договорную кампанию. Заканчивался февраль, а количество заключенных контрактов было плачевным. Отчасти, это было связано с моим отсутствием, так как работать с клиентами было просто некому. Чтобы склонить заказчика к заключению договора, надо было владеть ситуацией и сразу же предлагать варианты. Но Мейер и Валера не знали ни того, ни другого, а Саша все время предлагал самый дорогой и правильный вариант, как положено по закону, безо всяких хитростей. Кроме того, в нашей деятельности периодически случались вот такие пробелы без контрактов, и обычно я набирала в хлебные времена много заказов, чтобы некоторые можно было пролонгировать и отрабатывать в глухое время.


В последние дни февраля мне позвонила Лопухова с головного офиса. Мне всегда нравилось с ней общаться и слушать все эти сочные выражения и эпитеты. Это была высокая девушка, моя ровесница, с симпатичным лицом, длинными рыжими волосами, и добротным телом, в общем, шикарная белорусская женщина. Она всегда любила поесть, поэтому встретились мы с ней в пиццерии.


- Бля, Петрова, мы в жопе!!! Выручай! – без церемоний произнесла Лопухова.

- А что случилось?

- Ты помнишь нашего Бойко? Ну такой чипиздон мне по плечо.

- Да, конечно, конечно помню.

- Его безопасники за жопу взяли. Раскопали, что у него ручная конторка есть. Он успел снять все бабки и бежал, бросил свою шарагу.


«Хммм, неужели мент дозвонился до Германа и тот ему слил Бойко?» - я попыталась скрыть улыбку и сохранить вид, озабоченный чужой проблемой.


- Бляяять! У нас проверка скоро! Мы кинулись искать проекты, которые эти мудаки разрабатывали, а их нет!!! Акты подписаны, бабки проведены, а проектов нет!

- Эээ… ну, а что контора? Бойко бежал, ладно, но она же физически существует?

- Да, там пиздец… такой клоповник в подвале! Дедушкин сарай в сравнении просто палас-рояль! Сидят там двое, один жирный как бегемот, второй дрыщ в бабкиных очках. Оба таращат глаза как дауны, и мычат как имбецилы. Хуй чо добьешься! Наши уже их трясли по-всякому, а что толку? Дрыщ в обморок падает, жирный постоянно на толчок бегает, ему стресс на клапан давит.

- Аххахаха! Блин ну ты как скажешь, я не могу! - сказала я, утирая тыльной стороной ладони слезы.


- Да, нахуй! Комедия! Бойко этот пидарррас! Сам бегал с актами подписывал! Блять, там и моя подпись есть! Он же, сука, всех нас подставил! Ты же знаешь, как мы работаем? Распиздяй на распиздяе! Подписываем, не глядя.

- Понятно. А я чем могу помочь?

- Надо срочно сделать два проекта. Вот ТЗ. Пока только эти два. – протянула мне бумаги Лопухова.

- Ммм… да, можно сделать. Я как раз сейчас не сильно занята.

- Сколько возьмешь?

- А сколько Бойко взял?

- По 40млн.руб за каждый!

- Ого! Ни хера себе! Да чтоб я так жила!

- Сейчас мы будем судиться с его конторой, бабки трясти обратно, но это дело долгое. У нас сейчас толком и денег нет, так сколько возьмешь?

- По одному миллиону рублей за каждый. Но при условии 100% предоплаты. Потому как ваши очень любят кидать.

- Нет! Нет! Ты что! У нас столько нет! Мы думали 300 штук за оба проекта, больше не потянем.

- Нет, это нереально. Никто за эти деньги не возьмется. Там же несколько человек разработчиков. Я тебе и так самый минимум назвала, учитывая эти ТЗ.


- Да, понимаю, но у нас больше нет! – вытаращила глаза Лопухова.

- Видишь ли, когда человек говорит, что ему очень надо, но денег якобы нет, значит его проблема, не такая уж проблема. Потому что, когда ему действительно нужно, он эти бабки найдет по-любому, у него выхода другого нет. И потом, ты подумай, 80млн. за 2 контракта это огромная сумма, Бойко явно делился с вашими, иначе и быть не могло.

- Мне ничего не перепало.

- Возможно, но в актах подписей ровно столько, сколько на последнем листе в тех.задании. Каждый отдел должен этот проект проверить, но почему-то никто не проверил. – я многозначительно улыбнулась.


- Что делать? Мы не можем тебе отдать налом 2 ляма, это очень много!

- Тогда давай безналом, заключим договор на корректировку этих проектов, например, через Мейер. Только сумма будет выше конечно, ей же налоги платить, да и рентабельность должна быть. Ты позвони Мейер переговори.

- Так она цены заломит!

- А ты ей передай наш разговор, скажи, что я согласна сделать это быстро за 2 млн. Если не Мейер, так есть у меня другие конторы с упрощенным налогообложением.

- Хорошо, я с нашими переговорю, предложу такой вариант. Иначе головы полетят.

- Вот и отлично. Я думаю Мейер согласится, у нее сейчас дела не очень.

- Да, я с ней как-то пересеклась случайно. Говорила, что ей очень тяжело и тебя не хватает. Сожалела, что ты уехала.

- Но не настолько тяжело, чтобы позвонить мне и предложить поработать за деньги. Она знает, что я сейчас не работаю, просто не хочет платить, как всегда. – ухмыльнулась я.


Позднее мне позвонила Мейер и рассказала, что головной офис предложил два контракта. Она уже знала о моем разговоре с Лопуховой, и просила меня подвинуться в цене, и я подвинулась до 1,7 млн, но при условии, что 1млн. она мне выплачивает сразу. В помощники я решила взять Сашу и сметчицу, как в старые добрые времена, ибо с остальными делиться желания не было.


С началом нового года дела у Мейер шли не очень хорошо. В компанию прибыл новый работник, бывший чиновник из управления по недрам и нынешний пенсионер по фамилии Кусков. Это был весьма обрюзгший дядечка с хронически недовольным лицом. Уголки его тонких синих губ были устремлены вниз настолько, что тянули за собой бесцветные почти лишенные ресниц глаза. На нижней челюсти, слово гирлянды первомайских флажков, болтались брыли. Гравитация совсем не щадила его физиономию, и от этого создавалось впечатление, что он смотрит на всех как на говно.


Зато, как он замечательно умел капитанить! Стоило задать ему профессиональный вопрос, как он тут же с важным видом мэтра, с чувством, с толком, с расстановкой, принимался тщательно объяснять самые базовые общеизвестные понятия, и делал это с таким видом, словно сам все эти понятия выдумал. Никто не выдерживал этого психологического насилия, впрочем, оно и не имела конца, ибо ответа на заданный вопрос он ничерта не знал.


Кусков пришел в чужой монастырь со своим уставом, и ему было абсолютно плевать на то, что проектирование кардинально отличается от экспертизы. Динамично тряся щеками для убедительности, он обсирал все проектные решения и предложения, портил настроение заказчикам, и доводил спецов до исступления. Однако, говнополивочная деятельность уже была застолблена Матрасовной, и ее реакция на конкурента последовала незамедлительно. Матрасовна отправилась к Валере и, совершенно не стесняясь, заявила, что «Боливар не выдержит двоих», «Старую собаку новым штукам не выучишь», и что чиновник, существо, безмозглое, разбалованное мздой, и проще его пристрелить, чем заставить работать. Суть ее претензий сводилась к простой истине, дескать, если у фирмы появились лишние деньги для найма эдакого старого барахла, то нефиг капиталы разбрасывать, а лучше ей, Матрасовне, поднять зарплату, так как ее внук поступил в столице на первый курс и это весьма уважительная причина.


Валера из года в год прокачивал свой управленческий скилл, и как любой руководитель психовал от претензий по поводу чужих зарплат. Поэтому, решив не упускать такой замечательный шанс, он состряпал елейную физиономию кредитного менеджера и ответил Матрасовне, что у фирмы для нее приятный сюрприз. Пока Матрасовна стояла с раскрытым нараспашку ебальником от любопытства, Валера в мягкой форме сообщил, что она, как героиня труда, коей она себя позиционирует, переводится отныне на сдельщину. А размер сдельной оплаты труда, как известно, не ограничен и может достигать заоблачных высот. Пока чиновница хватала ртом воздух, Валера галантно подхватил ее под локоть, и проводил из кабинета в коридор, попутно показывая правой рукой ширину открывающихся перед Матрасовной возможностей.


С проектными решениями у Кускова дело не задалось, поэтому ему доверили дело близкое по духу, а именно, проверку всех отчетов и проектов на предмет наличия здравого смысла. Осознав, что с проектными идеями он немного «дал подливы», Кусков решил вернуть себе лицо и принялся рвать проекты и отчеты, как Тузик грелку. Руководство рассчитывало, что такой выходной контроль существенно сократит количество замечаний и претензий со стороны экспертизы в недрах. Однако, по факту, внутри компании образовалась своя собственная ебанутая экспертиза с нестандартной трактовкой законов.


Проверив очередной отчет или проект, Кусок сразу же несся к Валере и Мейер, и в красках расписывал какой разработчик никчемный тупой ублюдок, а с самим исполнителем предпочитал вообще не контактировать. Когда же Мейер выдергивала разработчика на ковер, Кусок тут же сливался, приложив к уху телефон, и тем самым избегал участия в дебатах. Мейер оказывалась в неудобном положении, она не могла признать, что Кусков некомпетентен, и потому предпочитала гнобить исполнителей, делая вид, что она никаких возражений слышать не хочет.


От такого мракобесия специалисты испытывали сильную попаболь. Во-первых, они все сразу приобрели статус косячных разработчиков, которые могут даже не мечтать об увеличении зарплат. Во-вторых, замечания Куска совершенно не совпадали с замечаниями уполномоченной экспертизы в недрах. В лучшем случае требования Кускова были просто левыми, а в худшем, экспертиза была с ними категорически не согласна, и приходилось откатываться к первому варианту.


В январе Стас объявил Мейер, что не желает продлевать свой трудовой договор и решил покинуть компанию. Позднее выяснилось, что Стас стал директором новой конкурирующей фирмы, которая откололась от крупнейшей лаборатории региона, и имела возможность пользоваться оборудованием лаборатории на льготных условиях, что сразу же отразилась на прайсах. Под крыло Стаса тут же ушло трое работников Мейер, не выдержав сочетания мракобесия и экономии. Мейер потеряла 4 человека, но не особо расстроилась, потому что заказов все равно было мало. Чуть позже Оля-фестивальщица объявила, что ей скоро уходить в декрет, и это был уже пятый человек.


Войдя в здание, я поднялась на наш этаж, и первым делом наткнулась на Кускова.

- Добрый день! – спокойно поздоровалась я.

- Ммм, Петрова, здравствуй! И чего тебе в столице не сидится? – скорчив кислую мину произнес Кусков. – Скучно?

- Так денежки нужны! – я широко улыбнулась – А в столице столько не платят!


Я поздоровалась со всеми в open space и двинулась в направлении своего бывшего отдела. На двери кабинета Валеры красовалась золотая табличка с фамилией КУСКОВ и длиннющей должностью, звучавшей как «наипиздайтеший всемогущий супер-эксперт по сложным вопросам в важных делах».


В нашем отделе в гордом одиночестве и протестом на лице сидел Женя и играл в онлайн-покер.

- Здарова! А чего один? Больше никто не работает что ли? – улыбнулась я.

- Привет! Так и работы нет. И зачем только в офис прихожу?

- Я наслышана, что заказов мало.

- Хм, мало! Ноль - это не мало, это означает, полнейшее их отсутствие

- Ну, а серьезно? Где все? Неужели без содержания ушли?

- Юрец засел за кандидатскую, в этом году всего пару раз приходил. Клава постоянно в бухгалтерии чай пьет. Храпунов на объекте. Мямлик куда-то уехал.

- Мямлик? Это Саша что ли?

- Не Саша, а Александр Владимирович!

- Ого, все серьезно. А чего с кабинетом Валеры произошло?


- Оооо, это целая история! Куска сначала посадили на твое место. И Матрасовна стала его нозить, что он лох распоследний, сидит на месте девочки, которая подавала кофе. Это она тебя так называет, да. Кусок разнылся, и в итоге Валера переехал к Кох, а на его бывшем кабинете появилась красивая золотая табличка.

- Иногда наше начальство меня поражает. Еще немного балласта, и это судно пойдет ко дну. По-моему, бездельников уже больше, чем работяг.

- Пффф! Так у Кускова еще и личная сисястая помощница есть. С бооольшими такими коровьими глазами. В этом плане он Матрасовну переплюнул. Теперь Матрасовна ходит к Валере и канючит, что ей тоже нужен личный помощник.

- Какой-то идиотизм… – вздохнула я.


- Да ты вовремя свалила отсюда. А про Стаса знаешь?

- Я знаю, что он уволился и теперь аж целый директор.

- Стас в прошлом году пахал как проклятый, кучу объектов переделал. А Мейер-то его наебала. В три раза ему бабки урезала. Ну Стас ругаться не стал, просто ушел и троих наших переманил. У начальства знатно рвануло с этого.

- Хм, интересно, а на что они вообще рассчитывали?

- Не знаю… А про мой косяк знаешь?

- Нет. Про тебя ничего не рассказывали.

- Я работал в прошлом году на Карпова. Ну Мейер увидела в управлении мои отчеты, хотя я старался их непохожими сделать, позвонила Карпову, и тот меня сдал с потрохами. Причем, я специально просил его не распространяться о нашем сотрудничестве.

- Карпову просто похуй на всех. Он поступает так, как ему выгодно. И что тебе сказала Мейер?

- Устроила публичную порку, оштрафовала, впрочем, я не в накладе.


Я немного посидела на своем бывшем рабочем месте, покрутилась в кресле, и почувствовала, что мне очень хочется уйти. Забрав у Кох предоплату, я двинулась на выход. В open space я встретила Матрасовну.

- Ой, знакомое лицо! – громко произнесла Матрасовна на публику, имитируя склероз – Ты же та девочка, которая за кофеваркой следила? Ой! А у меня дома кофеварка что-то плохо работает, может ты придешь почистишь?

- Вам бы в больничку обратиться, провалы в памяти это симптом инсульта. – произнесла я как можно трагичней.


Я вышла из офиса и решила прогуляться пешком. Блуждая по заснеженным тропинкам, я размышляла о том, что слова Кускова и Матрасовны меня зацепили. Эти двум старым желчным ублюдкам удалось испортить мне настроение, хотя 1млн. в сумке, безусловно, меня утешал. Всего за два месяца нормальной жизни я отвыкла от офисного зловония.

Показать полностью
  •  
  • 1977
  •  

Спотыкаясь на карьерной лестнице (Часть 59)

Я приехала в кофейню на встречу, чтобы «поставить жирную точку» в своем имущественном вопросе, именно так это охарактеризовал Артур по телефону. Артур трясся от восторга как мелкая чихуя, выражения лица - сплошная липкая сладкая патока.


«Вот это его канаёбит!» - подумала я, вспомнив выражение Оли-фестивальщицы, своей коллеги по работе.


Войдя в зал, я увидела за одним из столиков двух клиентов Артура. Артур считал их приятелями, а они его в свою очередь, считали другом-юристом, у которого можно бесплатно проконсультироваться. Один из них владел небольшим рестораном, второй жил на то, что сдавал в аренду коммерческие площади. Мужчины рассуждали о каких-то делах с таким пафосным видом, как будто бы правили не столовкой и шиномонтажкой, а всем миром. Эта неторопливая многозначительная мимика, пассивные жесты, широко расставленные ноги, полу лежачие позы. Это была встреча Дона Корлеоне и Тони Монтана. Эта напыщенность и пафос настолько контрастировали с простым поведением человека из телевизора, что это меня чрезвычайно развеселило. Я подумала, что ранее их манеры мне казались совершенно естественными, серьезные люди ведь.


Еще один важный человек сидел прямо передо мной, корчил мне пошлые гримасы, делая губы буквой «О» и болтая кончиком языка из стороны в сторону. Эту поеботу с лицом он проделывал уже не в первый раз, и я все раздумывала, чтобы ему на это ответить.

- Харе меня развлекать своим синдромом Туретта! – громко произнесла я на весь зал.

- Тихххо! Ты что орешь? – принялся шикать Артур, оглядываясь по сторонам – Больная! Тебе к психиатру надо!

- Дисконт одолжишь? У тебя скидка процентов 50 не меньше?

- Мило, мило начинается наша беседа. Я и забыл, что тебя на публике несет. – разобиделся Артур.

- Именно! Так что давай сразу к делу, пока я не начала швырять в тебя продукты.


- Как я тебе уже говорил, вопрос уже практически закрыт. Пора поставить жирную точку! – торжественно произнес Артур. - Я договорился с нужным человеком. Он озвучил свои условия.

- О чем договорился и какие условия?

- Твой вопрос будет решен положительно, но учитывая сложность дела, риски, и интересы адвоката ответчика, это будет стоить приличных денег.

- Сколько?

- 50 тысяч долларов.

- Сколько?!! – выпучила я глаза – Тебе не кажется, что точка слишком уж жирная?

- А что? Тебе останется 2/3 суммы. Отличная рентабельность! Кроме того, ты же знаешь, как у нас дела делаются.

- Нет, я не знаю! Откуда мне знать? И как это все будет выглядеть? – спросила я, хлопая глазами.

- Не волнуйся, все уже оговорено. Дело железобетон!

- Как будет выглядеть эта процедура ммм… вознаграждения?

- Схема давно обкатана, все как обычно.

- Эти слова ничего не означают. Ты мне организуешь встречу с нужным человеком для передачи денег?

- Нет конечно! Ты в своем уме?

- Это будет перевод на какой-то счет?

- Разумеется нет!

- Я тебя еще раз спрашиваю. Как и когда произойдет передача денег нужному человеку?

- Я же говорю в рабочем порядке! Ты что глупая? Не ты первая, не ты последняя, схема обкатана.

- Ты не понимаешь моего вопроса? Кому я должна отдать 50 штук, и как это будет зафиксировано?

- Ну, Петроова, ты прикидываешься? В таком деле риски очень велики, но я согласен на них пойти, чтобы выручить тебя по-свойски, и передать эту сумму нужному человеку.


- Выручить? И что, напишешь мне расписку?

- Это же уголовное дело! Ты что! Скажи спасибо, что я вообще согласился быть курьером в этом вопросе.

- То есть, я должна отдать тебе наличными 50 штук, под твое честное пионерское?

- В таких делах иначе никак! Не согласна, тады ой! – развел руками Артур – Я тебя сразу предупреждал, что не знаю сколько будет стоить решение твоего вопроса.

- Что будет, если я не соглашусь на эти условия?

- Понимаешь, если ты не соглашаешься, то значит согласятся с другой стороны.

- Есть одна проблема.

- Нет такой суммы? Я могу подождать пока она наберется, займи у кого-нибудь или оформи кредит. – частил вариантами Артур.

- Артурчик, займи мне 50 тысяч, а? Отдам после того, как ответчик рассчитается.

- Пфф! Хорошая шутка!


- А что? Дело железобетон, схема обкатана. Или может ты меня просто разводишь?

- Вот скажи, ну почему я все время наступаю на одни и те же грабли? – изобразив боль в душе спросил Артур. – Стараешься для людей, всего себя отдаешь, голову подставляешь, а они потом вот такой арбуз выкатывают!

- Нет, я не могу отдать 50 штук наличными, я не буду занимать и кредитоваться. Это не вариант.

- И как ты видишь решение этого вопроса?

- Когда у меня будет 150 тысяч на руках, я отдам треть суммы.

- Ты смеешься? Так дела не делаются!

- Почему?

- Люди не будут подставляться ради каких-то обещалок, это несерьезно!

- Да, ты прав. Несерьезно. Поэтому я не могу дать тебе 50 штук живых денег за обещалки. Но я согласна расстаться с этой суммой по факту получения 150 тысяч. Так будет всем интересно довести это дело до конца. Как ты это оформишь – твоя задача, ты же у нас профи, не так ли? Например, в виде своего гонорара по договору, тебе лучше знать, ты же там свой.


- Нет, так не пойдет! Я не могу понять, нормально же работали, и вдруг такой поворот! Кроме того, твое заявление, что я тебя развожу, вообще, меня оскорбляет! Я не понимаю, почему еще до сих пор тут сижу и говорю с тобой?

- Так иди! – я указала глазами на выход.

- Я списываю все это на эмоции, стресс, гормоны в конце концов! И делаю скидку на то, что мы с тобой много лет знакомы. В другой ситуации я бы давно хлопнул дверью!

- Тебя так глубоко оскорбляет мое недоверие? Возможно, ты говоришь правду. Но 50 штук без расписки под уголовное деяние, плодит мысли о том, что после получения этих денег я тебя больше не увижу. Ты уже один раз исчезал, не так ли?

- Это для тебя сумма космос, а через мои руки и намного большие суммы проходили. Я видишь ли привычен к такому количеству нулей. Вот, можешь у ребят спросить! – мотнул башкой Артур в сторону друзей.

- А зачем мне твои ребята? Ты их сюда специально приволок? Я лучше спрошу у Мейер.

- Ха, Мейер! Думаешь, ей выгодно чтобы ты выиграла дело? О боже, какая ты глупая!

- Это выгодно только мне одной. И я знаю об этом.

- Значит, ты была не готова к решению таких вопросов! Я же всегда говорил, что ты не деловой человек!


- Могу я взглянуть на твой загранпаспорт? – переменила я тему.

- Зачем это? Причем тут мой паспорт?

- Я хочу просто посмотреть. Посмотрю и отдам.

- И что тебе это даст?

- Когда ты бросил мое дело по личным причинам и свалил, то сказал мне, что летал в Германию в клинику. Я хочу увидеть штампы в паспорте о пересечении границы.

- Ооо, то есть ты всерьез мне не доверяешь? Это меняет дело!

- Цена доверия 50 тысяч. На 50 тысяч я даже себе не доверяю. Покажи мне штампы в паспорте.

- Вынужден тебя огорчить, после перелета я потерял паспорт.

- Неужели? Хорошо, покажи мне тот паспорт, который у тебя есть. Ты ведь его восстанавливал. Я хочу увидеть дату выдачи.

- Почему ты решила, что я его восстановил?

- Ты не так давно был в Тайланде. Еще даже загар не сошел. Значит паспорт у тебя есть.

- Да я же говорю, потерял его, как раз после перелета. Вот буквально на днях. Я же про Тайланд тебе и говорю.


- Опять ложь… Права Мейер, вся твоя жизнь - ложь!

- Я никогда не вру! Я иногда могу лукавить, но это издержки моей деятельности.

- Мне всегда было интересно, при таком зашкаливающем уровне лжи, помнишь ли ты какой был правильный вариант? То мама у тебя учитель музыки, то художник…

- Да, я иногда специально смазываю свой портрет в глазах окружающих. Я же говорю, это издержки моей деятельности!

- Портрет Артура Чернышева есть, а вот такого человека нет. А я не могу отдать 50 штук человеку, который не существует. Это физически невозможно.

- Ах, вот ты как?!! Прям в лицо мне плюешь?!! – разозлился Артур – Конечно, раньше Артур Чернышев был реальным сильным востребованным юристом. А теперь кто? Хуета из-под ногтей! Никто его не хочет знать! Репутация похоронена! Скажи спасибо своему дружку Валере!


- Хуета из-под ногтей! – произнесла я с восторгом – Точней и не скажешь!

- Будь я при старых связях, да я бы это дело как орех расколол! А теперь что? Приходится платить вперед, никто мне не верит на слово.

- Ты меня не так понял, да, впрочем, это уже и не важно.

- Так какое будет резюме?

- Такое же, я получаю 150 тысяч и 50 отдаю сразу же.

- Ты превращаешь все это дело в мертворожденное дитя!

- Я не вижу иного решения.

- Да, да, понимаю, шокировал, но ты успокойся, перевари новость. – не сдавался Артур.


Через несколько дней, все обдумав, я позвонила ответчику и сказала, что согласна на мировое соглашение и сумму в 30 тысяч долларов. Тогда я думала о том, что просто больше не могу выносить этот кошмар, что я устала от этого выблядка-психопата, что мне уже давно пора уезжать из города, что дело зашло в тупик и пора уже с ним заканчивать и жить дальше. Я думала о том, что мое согласие на мировое и есть конечная цель Артура, что сумма в 150 тысяч нереальна и взята с потолка, что я проиграю суд, ответчик переоформит недвижимость и я останусь вообще в минусе. Я испугалась своего такого настойчивого окрепшего желания убить Артура, вырезать эту онкологическую опухоль из тела общества. Я четко поняла, что более не могу слышать его речь, и видеть его лицо.


Мои родственники, которые должны были вовремя все это оформлять, говорили тогда: «Ой, эти бумажки!», потом, когда имущество потеряли я слышала фразу: «Да и фиг с ним! Ничего не поделаешь», когда я затеяла тяжбу, то услышала от них: «С паршивой овцы хоть шерсти клок!». Когда я опустила руки и пошла на мировое, я услышала фразу: «Ой, а что так мало? Да это просто несерьезно! Мы бы лучше к специалистам обратились!», и это мало смахивало на спасибо.


Позднее, кризис и падение рубля заставили меня иначе взглянуть на эту ситуацию. Я умела зарабатывать деньги, и знала им цену. А эта сумма была какой-то виртуальной, и я так легко приняла решение сдаться. Я могла разобрать эту ситуацию побуквенно, но не сделала этого. Я была занята какими-то рабочими вопросами, сравнительная цена которых была копеечной. Тогда деньги текли ко мне рекой, Мейер выплачивала долги, Карпов подкидывал небольшие, но хорошо оплачиваемые проекты. 150 тысяч не казались мне огромной суммой, я думала, что их не так уж сложно заработать.


Верно говорил Миша: «Дай дураку стеклянный хуй, он и хуй разобьет и руки порежет!». Основная проблема была в том, что я не умела обращаться с деньгами. Не умела их выколачивать, не знала, как правильно ими распорядиться. Меня не учили этому родители, я не проходила это в школе и в университете. Я не приучена к деньгам, как и многие люди на постсоветском пространстве, потому, что у нас попросту нет ни культуры денег, ни самих денег. Я не знаю, как их правильно сохранить, и как их грамотно потратить, не говоря о том, как их можно приумножить.


В этих скачках за баблом я поставила не на ту лошадь. Моя лошадь вместо того, чтобы мчаться к финишу скидывала жокея и срала ему на голову. Вдогонку за фиаско с судом, мне ответили, что вакансия в проектном институте головного офиса закрыта. Они не стали меня дожидаться и нашли себе специалиста. Но меня так выжала эта ситуация с имуществом, что я даже не проявила никаких эмоций.


- Значит, ты нас все-таки бросаешь! – печально поджала губы Мейер.

- Да, уезжаю учиться. В последние года почувствовала дикую нехватку знаний.

- Жаль. Я еще думала, вдруг ты решишь остаться.

- Саша вполне справится, может не сразу, но у него все получится.

- Да, мне одной тяжело. Никак не могу Валеру заставить контролировать исполнение работ. Уже и по-хорошему, и по-плохому, результат один, сплошное раздолбайство.

- Да не его это занятие, смысл его мучить?

- Я не могу себе позволить нанять еще одного работника для контроля.

- А ты и не нанимай. У тебя же есть Честнова. А ее медом не корми – дай кого-нибудь проконтролировать. Ей даже денег платить не надо, всех бесплатно замучает! – ухмыльнулась я.

- Да, можно, конечно, попробовать.


Перед отъездом я попала на день рождения своей подруги Юли. После нашей последней встречи Юля закончила бухгалтерские курсы и уже умудрилась открыть свое ИП. И что интересно, работа у нее пошла очень активно. Юлю было не узнать. Изменилось многое: выражение лица, лексикон, гардероб, взгляд на события. Теперь не было сериалов и утко-селфи, на голове была короткая стрижка, на лице минимальный макияж, на общественное мнение ей было совершенно плевать, сплетни ее мало интересовали. Юля была занята любимым делом и обожала его. Она безостановочно рассказывала мне о каких-то операциях, базе, налогах и прочих бухгалтерских тонкостях. Я слушала ее, и с удовольствием осознавала, что ничего не понимаю. Передо мной был увлеченный человек, у нее горели глаза, и этот огонек мне был очень знаком.


Юлин муж первоначально эту ее инициативу не одобрил, сетуя на то, что дома периодически случается бардак, и меню значительно сократилось. Потом он стал жаловаться на дефицит внимания к своей персоне, а после и вовсе испугался, что жена такими темпами его бросит. Шуршали по дому они уже вместе, и все чаще стали появляться семьей на разных мероприятиях.


День рождения как всегда был девчачий, с платьями, караоке и танцами под Сердючку, и меньше всего я ожидала там увидеть Юлиного муженька. Он развлекал девочек шутками, наливал им водочки и вообще был сама галантность. Когда дело дошло до торта, он пригласил меня выйти на улицу покурить и поговорить. Надевая пальто, я размышляла, что ему может быть от меня нужно, но ничего конкретного в голову не приходило.


- Будешь? – протянул он мне пачку сигарет.

- Я не курю. – улыбнулась я.

- Почему? Не нравится?

- У меня давление от курева резко падает, уж не знаю, что там наши табачники запихивают в сигареты.

- А ничего, если я покурю?

- Кури, тут довольно ветрено.

- А я на этот день рождения только ради тебя и пришел! – он произнес это затягиваясь сигаретой и разглядывая меня прищуренными глазами.

- Вот как? Это весьма неожиданно!

- Да, я узнал у Юли будешь ли ты на празднике, и специально пошел, чтобы тебя увидеть.

- Хмм, как я понимаю, не только увидеть.


- Знаешь, у меня сейчас с бизнесом полная жопа. Я устроился в службу внутренней безопасности, это филиал головного офиса.

- Это круто, я тебя поздравляю!

- Ты же знаешь, что у нас воруют?

- Наверное, везде воруют, где есть возможность украсть.

- Мне нужна твоя помощь!

- И чем же я могу помочь?

- Я сейчас на испытательном сроке. Мне дали время найти нарушение. Вы же проектировщики знакомы со словом откат?

- Что такое откат мне известно.

- Наверняка из нашей компании кто-то сидит у вас на откатах… Или, например, сделали липовый договор, бабки провели, а работу не сделали. Скажи, кто из наших с Вами сотрудничает?


«Ах, ты сукин сын! Хочешь, чтобы я сдала тебе людей из головного офиса и прослыла стукачом? Столько лет работать с компанией, и вот так двумя словами угробить свою репутацию! Мда… мент всегда остается ментом!» - едкие мысли наполнили мою голову.


- Понимаешь ли в чем дело… Я разработчик проекта. Мне дали задание, я его обязана отработать. Я не связана с финансовыми вопросами чуть более чем полностью. Получаю зарплату за проекты и все. Все прочие вопросы решает руководство.

- Нет, ну наверняка какой-то договор отработали не полностью, а наши заактировали?

- Подними все наши тех.задания и выполненные проекты, и сравни. – холодно ответила я, чувствуя себя на допросе.

- Я тебя прошу помочь мне! Как близкого человека прошу! Мы же столько лет знакомы. Понимаешь, если я ничего не найду, то я просто провалю испытательный срок.


«Пиздец… близкого человека! Вот ничего, сука, святого у этих людей! Первым же делом на меня сошлешься!» - сверлили мой мозг неприятные мысли.


- Дааа, я бы рада помочь, но ничего дельного не могу сообщить! – захлопала я глазами, прикидываясь дурой – Исполнение договоров у вас контролируется очень строго.

- Сведи меня с кем-нибудь из ваших ребят, кто ездит на рудники. Ты не говори откуда я. Просто познакомь, я же так к ним не могу подойти, меня пошлют. А я с ними сам поговорю, наверняка они знают, что у нас на рудниках происходит, где ГСМ воруют, а где металл.

- Я уже там не работаю, даже в здание войти не смогу, пропуск недействителен. Так что извини.

- Нет, ну ты же можешь позвонить им, они спустятся.

- Послушай, давай не будем окольными путями бродить. Приходи на фирму к руководству, представься откуда ты, изложи ситуацию. Возможно, мое бывшее руководство тебе подскажет как поступить.

- Нет, ты познакомь меня, как человека прошу! Ты же понимаешь, меня выгонят!

- По ГСМ мы делаем расчет по нормам. Запроси у наших этот расчет официальным письмом от своей службы. Тебе дадут ответ. А потом расходы ГСМ с фактическими сравни.

- Нет, мне бы по-свойски с ребятами перетереть. Не нужно этих запросов. В общем, я завтра подъеду к вам в офис.

- Меня там не будет.

- Это ничего, я просто скажу ребятам, что я от тебя.


Злющая как десять тысяч чертей, я быстро попрощалась с Юлей, и с куском торта в пакете покинула праздник.

Показать полностью
  •  
  • 1928
  •  

Спотыкаясь на карьерной лестнице (Часть 58)

Весь следующий день после ужина с важной персоной мы с Валерой провели на промплощадке. Вечером он забросил меня в гостиницу и уехал по делам. Я ужинала в том же ресторане в одиночестве, где меня очень старательно обслуживал парень-официант. За чаем мои мысли вернулись к судебному разбирательству и Артуру с его словесным поносом, я подперла рукой подбородок и уставилась в никуда.


- Простите, у Вас все в порядке? Может быть Вам что-нибудь принести? – ласковым тоном спросила администратор ресторана.

- Все хорошо, спасибо! – ответила я с улыбкой.

- Может быть фирменный десерт?

- Нет, спасибо. – покачала я головой.


Меня развеселил этот мелкий подхалимаж, и я постаралась подавить свою улыбку прикусив нижнюю губу. На выходе из ресторана охранник распахнул дверь и пожелал мне приятного вечера. По пути в номер я размышляла о том, действительно ли на меня пялится персонал гостиницы, или это всего лишь мое богатое воображение. Я хотела было немного поразмышлять по этому поводу, но слишком устала, и после приема горячего душа, упала мордой в кровать и сразу уснула.


Проснулась я в шесть утра от звона будильника. После завтрака мы с Валерой должны были выехать в сторону дома. Кровати в этой гостинице были просто царскими! Высотой мне до самой задницы и шириной 180 см. Со своим ростом я могла спать абсолютно в любом направлении, и как человек плохо переносящий какие-либо пространственные ограничения, очень долго уговаривала себя покинуть это великолепное лежбище. В шесть тридцать Валера, который был ярым жаворонком, имел паскудную привычку тренькать на телефон, чтобы удостовериться, что я таки уже собираюсь и не опоздаю на завтрак. Валера постоянно торопился, потому как у него в поездках было назначено множество визитов и поклонов, везде надо было успеть показать свою холеную круглую физиономию и засвидетельствовать почтение.


Часы показывали восемь утра – начало завтрака, но от Валеры не было никаких звонков и сообщений. Позвонив ему на мобильный, я услышала, что абонент вне зоны.


«Черт подери, неужели он тут меня бросил!» - возникла неприятная мысль.


Валера бросал меня в командировках несколько раз. Причем, сообщал об этом в самый последний момент, и мне чуть ли не на ходу приходилось выхватывать свои вещи из машины. Я позвонила на ресепшн, но там мне ответили, что номер Валера не сдавал. Подойдя к его номеру, я осторожно постучала, раздался какой-то стон.


«Это Валера что-ли мычит? Или из соседнего номера? А может вообще никто не мычал, и мне показалось?» - размышляла я, стоя перед дверью из темного дерева.


Я повернула ручку и выяснила, что дверь не заперта.


«Ладно, похер, что бы там ни было, я вхожу!» - решительно подумала я и толкнула дверь.


- Валера, я вхожу, ты…


Слова застряли у меня в горле, так как темном в номере на полу лежало, откинув боты, человеческое тело.


- Ой, ептваюмать! – выдохнула я, привалившись к стене.

- Пее.. Петрова, это ты? – раздался жалобный голос Валеры со стороны кровати.

- Ффух! – я испугалась повторно – Валера, какого хрена? Ты че меня пугаешь!

- Что? Мне п-плохо! Сходи в аптеку.

- А кто это на полу лежит?

- Где лежит? На к-каком п-полу? Ааа… да это же вещи мои. Ты чо, Петрова, еще не проснулась?

- Так у тебя темно! Еще взял мужика на полу слепил! Душа просила компании?

- Хватит издеваться, сходи в аптеку, мне плохо просто пиздец как.

- А что взять?

- Что-нибудь от давления возьми… от головной боли, от похмелья, не знаю, что!


Аптека располагалась в километре, но добраться до нее было непросто. Ночью долбанул мороз и покрыл ландшафт сантиметровым слоем добротного гладкого серого льда. Кое-как докатившись до аптеки и обратно, я вернулась в номер Валеры.

- Петрова, тебя только за смертью посылать!

- Ох, и рожа у тебя! Ты на завтрак пойдешь?

- Нет. Не надо про еду говорить! – поморщился Валера.

- А, ну ладно! Тогда я пошла есть одна.


Покинув гостиницу, мы долго препирались на стоянке кому из нас садиться за руль.

- Валера, я не поеду! Ты посмотри, мы еле до стоянки дошли! Как ты себе это представляешь? – показала я рукой на блестящую ледяную глазурь – Если хорошо поскользнуться можно на жопе прям до дома доехать!

- А ты на меня посмотри! Как я в таком состоянии поеду? – медленно лупал глазами Валера.

- Мне-то, что? Звони тому, кто тебя сломал! Пусть пришлет какого-нибудь Васю, который нас домой отвезет.

- Ой, ну что ты как дите малое, ей богу! Садись за руль! Время жмет!

- Тебе жмет, ты и садись! А я как-то на тот свет не тороплюсь.


Матерясь и вращая руль трясущимися руками, Валера выехал на трассу. Трасса была относительно чистой, и я согласилась его подменить.

- Мы вчера опять бухали, разошлись в 5 утра.

- Да уж, я вижу.

- Он спрашивал о тебе, я сказал, что ты очень устала, замерзла и уснула в номере.

- Это ты правильно сделал.

- Зря ты не захотела идти, было очень весело. Впрочем, там никогда не бывает скучно.

- Не могу я сидеть и улыбаться постоянно. И ты знаешь, я же обязательно скажу какую-нибудь херню и все испорчу.

- Почему это?

- Потому, что мне трудно ссать в уши! Каждый раз размышляя чтобы сказать, я склоняюсь к тому, что надо сказать правду, но хорошую. Но что-то даже хорошая правда никому не нравится, потому, лучше мне вообще на мероприятия не ходить.

- Да, лааадно! Когда в последний раз ты говорила херню?

- Так вот буквально перед нашим отъездом. Двойной день рождения в офисе был у Оли и Вити из open space. Они еще объявили, что жениться собираются.

- Гы-гы! Я не присутствовал и что ты им сказала?

- Правду! Но получилось говняно! – ухмыльнулась я.

- Колись уже!!!


- Я сказала примерно следующее: «Типа, вот Оля и Витя, подходят друг другу как две половинки, вместе в велотуры, вместе в горы, вместе на бардовские концерты. Витя играет, Оля поет. Классно, что у ребят такая веселая насыщенная жизнь. А то сидишь тут в офисе днями и ночами, и как будто и не живешь вовсе, постоянно что-то надо сделать, вечно досуг на потом откладываешь. А ребята успевают жить, и это очень круто! Желаю ляльку, и чтобы малыша тоже привлекали к активной жизни на свежем воздухе».


- Ну и что? По-моему, нормально! А они что ответили?

- Витя вроде пошутил, сказав: «Это звучит так, как будто мы плохие работники!» И весь коллектив на меня уставился с недовольными лицами.

- Ахахахааа! А Витя, кстати, прав. Они реально хуевые работники! – заржал Валера.

- Вооот! – подняла я указательный палец вверх – Конечно, хуевые работники! Побросали отчеты поехали на фестиваль, правильно, на хер заказчиков! Поехали в велотур на три дня, в итоге на неделю пропали. Все отчеты делают через жопу, ошибка на ошибке, потому что башка не о работе думает, башка думает о развлечениях. Оля целый день репостит картинки в своем сраном «вконтактике», и еще каждые 10 минут курить бегает вместе с Витей.

- Да, это так. Они вдвоем меньше всех зарабатывают, долго возятся. Впрочем, это их время и их деньги.

- Верно. Потому, сам видишь, мне лучше молчать.


- Я думаю это, отчасти, предвзятое отношение нашего коллектива к тебе, зависть опять же. Ты особо не заморачивайся. Вчерашняя тусовка - это совсем другой уровень, другие люди, другие разговоры.

- Я не любитель компаний, я не пью. А если пью, то начинаю говорить, что не следовало бы. Это ты органично себя чувствуешь в этой среде.

- Обычная среда, ничего такого.

- Для тебя, да. Ты же в теме. Знаешь о чем и о ком идет речь, ты в курсе событий. А я не в теме.

- Тебе от этого неуютно?

- Я чувствую себя ребенком, которого посадили за взрослый стол.

- А я тебе всегда говорил, что надо интересоваться тем, что в стране происходит.

- А ты помнишь Лопухову с головного офиса? Она не знает, как зовут президента Белоруссии. Но во все пьянки гармонично вписывается. Любит человек тусоваться. На сплетни у нее память отличная. Все видит, все замечает.

- Мдааа, Лопухова канеш, гарна дивчина!


В этом плане Валера был прав. Как-то давно, мы отправились на масштабное совещание на большое предприятие. Приглашены были и чиновники, и проектанты из головного офиса, и руководство, в общем, разномастная компания. Приезжаем, а совещание отменено, и вместо него назначена мегапьянка. Позднее выяснилось, что большой начальник с головного офиса решил перед совещанием осмотреть промплощадку с вертолета. Но в процессе просмотра что-то пошло не так, и вертолет чуть не рухнул. Большой начальник капитально пересрал и решил отметить свое «второе рождение» с большим размахом.


И вот, сидя за столом на этой большой пьянке, среди инспекции, директоров фабрик и заводов, аудиторов, руководителей подразделений и пр., я осознала, что не могу поддержать обычную беседу. Я без труда могла общаться на профессиональную тематику, но о происходящих в мире событиях не знала ровным счетом ничего. Как человек глубоко погруженный в работу и зацикленный на этом, я не следила за новостями, мне было не интересно. Двое подвыпивших дядечек тщетно пытались добиться моего мнения на счет внешней политики нашего государства, им было интересно как к происходящим событиям относятся люди моего возраста. А у меня не было никакого мнения, я чувствовала себя как тупая курица из уличного анкетирования, которая не могла ответить на вопрос: «Кто автор Капитала Карла Маркса?».


Из трудного положения меня выручила заигравшая музыка. Валера, как махровый завсегдатай подобных мероприятий, галантно пригласил на танец одну из своих старых знакомых чиновниц, и они принялись довольно неплохо отплясывать танго. До этого я понятия не имела, что Валера умеет танцевать.


«О, черт, подери! Не хватало еще, чтобы меня кто-то вытащил на танец! Вот это будет позорище!» - подумала я с ужасом, всей душой желая провалиться сквозь мраморную плитку пола.


Не то, чтобы я совсем не умела танцевать… просто «танец маленьких утят» немного не вписывался в формат вечера. К счастью, соревноваться с Валерой в танго никто не решился. Валера кружил то одну чиновницу, то другую, заставляя их млеть от удовольствия. Мне же достался круглый как колобок ЧСник, который настолько комично перебирал ручками и ножками, что я на его фоне выглядела вполне пристойно. В целом, этот вечер закончился хорошо, но от дальнейших таких мероприятий я сторонилась, даже несмотря на то, что активно начала читать мировые новости.


- Знаешь, он такой рассказчик хороший. Душевно говорит. – пустился Валера в подробности прошедшего вечера.

- И чего рассказывал?

- Рассказывал, как когда-то давно серьезно заболел один его товарищ. Операцию сделали в Европе. И вот лежит он в сознание не приходит.

- И чего?

- Полетел он туда его проведать, а перед этим собрал и распечатал кучу писем от родных, друзей, знакомых. И вот сидит он в палате и читает товарищу эти письма вслух. И представляешь, рассказывает вчера это нам, и цитирует письма по памяти! – Валера поднес руку к глазам.

- Ты чего там? Ревешь что ли? – я повернулась посмотреть.

- На дорогу смотри! Так рассказывает душевно! Там у людей за столами просто крокодильи слезы лились! – хлюпнул Валера.

- А товарищ-то его в сознание пришел?

- Да, долго еще лечился, восстанавливался.


- В Европе… Мда… а останься этот товарищ в родной стране, то был бы просто обречен. – горько улыбнулась я.

- Человек много добился, может себе позволить лечиться в Европе. Ты тоже можешь добиться много и лечиться где угодно.

- И чего он добился? Оказался в нужное время в нужном месте знаком с нужными людьми. Ты ведь понимаешь, что шоколадное время девяностых больше не повторится на нашем с тобой веку. Но самое забавное, что этот человек искренне верит в то, что он великий предприниматель.

- Не имей такой дурной привычки считать чужие деньги! Пока будешь считать чужие, своих не будет!

- А кто считает? Ты утверждаешь, что человек много добился? А что, конкретно, он сделал? Может быть он придумал новый способ обогащения руд и внедрил его? Или у него прорыв в медицине? Или может быть в IT?

- Я не знаю, но тебе надо было пойти на пьянку и задать эти вопросы. – буркнул Валера.

- Если бы он мне рассказал, как стать олигархом с нуля в нынешних условиях, я бы с удовольствием пришла и послушала. А так, знаешь… я просто поздно родилась. Будь я старше, хотя бы лет на десять, то имела бы реальные шансы стать успешным человеком.


- Раз были шансы, чего же твои родители не стали олигархами? – надменно улыбнулся Валера.

- А это хороший вопрос. Мой отец был директором на пяти предприятиях, четыре из них до сих пор функционируют. Думаешь, ему интересно было заниматься производством? Конечно, нет! Ведь бухать с работягами намного веселей. Дед его пихал, то на одно предприятие, то на другое, а когда дед умер, отца сразу же выперли.

- Не каждый может стать руководителем.

- Дядя, брат моей матери, был директором нефтебазы, тоже дед поставил. Добрый такой директор был, целую цистерну ГСМ раздарил. Ну чисто по-свойски, для хороших пацанов ведь ничего не жалко. Случайно проболтался моей матери об этом: «Не нужно ли кому ГСМ на халяву? Я легко могу организовать!» Мать испугалась, что его посадят. Все деду рассказала. Так они потом больше недели остатки с цистерн сливали, чтобы недостачу перекрыть. Дядьку, конечно, дед снял с должности.

- Ну, тут дед твой сам виноват, зачем на кого попало вешать такую ответственность?

- Ну как на кого попало… до этого дядька был директором куста, так что он не с улицы пришел.

- Какого еще куста?

- Кустового объединения торговых точек, то есть, всяких разных магазинов.


- Неужели никто из твоих родственников не использовал такие возможности?

- Никто. Жили не парились. Если что случится, можно деду было позвонить, и он все решит. У родителей были деньги, можно было купить пару квартир, или переехать в большой дом. Угадай, почему не купили?

- Почему?

- Потому, что моя мать вскинула руки, что эти квартиры или дом надо кому-то убирать! Площадь большая! А еще коммуналку надо платить, и вообще хлопот дофига. Убирать, представляешь?


- Ну, а твои братья и сестры чем занимаются?

- Один дядька женился на пианистке, у него трое дочерей старше меня, но ни у одной из них нет высшего образования. Пианистка разъезжала с гастролями, детьми не занималась, а потом, вообще, активно ударилась в религию, и запретила девочкам в школу ходить. Потому на выходе имеем, одного кассира в супермаркете, одну тамаду и одну домохозяйку.

- Забавно.

- Да, а второй дядька, тот что был добрым директором нефтебазы женился на балерине. А у балерин ЧСВ просто зашкаливает. У них родился единственный сын, с таким же бешеным ЧСВ. Он считает, что его присутствие уже большое одолжение для окружающих. Поэтому он очень любит тусить за чужой счет, занимать деньги безвозвратно, приходить пожрать без приглашения, и все в таком духе.

- Он богемная личность? Балерун чтоли?

- А вот и нет! Дядька поменял свою квартиру на диплом айтишника для любимого сына. Так что брат у меня айтишник, а дядька без квартиры. Жене-балерине, разумеется такой человек не пара, она же выходила замуж за директора нефтебазы. А двоюродный братец работает продаваном в магазине электроники, так что можно сказать по специальности.


- Стало быть, ты одна среди родственников, кто более-менее преуспел в профессиональной деятельности? – прищурился Валера.

- Это смотря чем мерить успех. Но зато, мои родственники милейшие и добрейшие люди, хоть и живут весьма скромно. А я человек циничный, злой, высокого мнения о себе и херню всякую говорю, которая людей только расстраивает.

- Нет, ну это не так! Ты не злой человек, циничный, да. Но и во мне есть цинизм, это не так уж и плохо. А то что херню говоришь, это заблуждение, просто некоторые люди слишком чувствительные.

- Подожди, мы ведь еще не приехали. Я еще успею испортить тебе настроение! – я довольно улыбнулась. – Ну, а ты, в каких условиях рос?


- Не в тепличных, как некоторые. Ты же знаешь, что я из поселка. У нас было небольшое хозяйство, свиньи, гуси, кролики, куры, участок большой, трактор и иже с ними.

- Так ты умеешь работать физически?

- Скажем так, я все желание работать физически в молодости исчерпал, и теперь всех этих свиней и гусей в гробу видал! Но я не против был бы иметь поместье, и быть там барином. Мне хотелось бы владеть латифундией в стране с приятным климатом.

- Ха-ха! Интересно! Ну как станешь латифундистом, не забудь в гости пригласить! Охота глянуть!

- С детства отец совершенно недвусмысленно дал мне понять, что если я буду хреново учиться и не поступлю на бюджет, то буду всю жизнь лопатой убирать дерьмо за свиньями. А уборку мою он очень жестко контролировал, щедро раздавая пиздюли, у него, вообще, не забалуешь. Впрочем, учился я хорошо, моя мама работала в школе преподавателем русского языка и литературы. Так что мне удалось поступить на бюджет и закончить ВУЗ с красным дипломом, а потом еще и магистратуру.


- Ты рассказывал, что ездил в Германию после учебы.

- Ну, не только, еще в Данию, Чехию, Хорватию. В зависимости от гранта, который выигрывала наша общественная организация. Первая поездка была в Германию на несколько месяцев. Работали там на ферме, которая производит экологически чистые продукты, опыт перенимали. Так что я опять работал физически, но зато заработал себе на небольшую квартиру, платили хорошо. Правда теперь в квартире моя бывшая жена живет, но, впрочем, ты итак это знаешь. А родители с сестрой, когда я только поступил на бюджет, уехали на ПМЖ в Германию по программе, и оставили меня одного.

- Вот как, значит, бросили тебя на произвол судьбы?

- Да, поэтому я считаю, что везде надо пробиваться самому, а родители ничем не обязаны. Вырастили здорового с целыми руками и ногами, и на том спасибо. Так что ты зря обижаешься на своих родителей, что они какие-то возможности упустили. Тогда другие времена были, люди мыслили иначе.


- А я и не обижаюсь, я говорила, что жалею о том, что поздно родилась. Мне бы эти возможности! Многого ведь не прошу, одного завода бы хватило. Возможно, я бы стала успешным человеком.

- Да, или лежала бы в земле, как многие другие!

- Или лежала бы в земле! Высокие ставки, серьезные риски. Вот важный человек, почти ровесник моему отцу, точно так же жил в другие времена, но почему-то мыслил правильно, и в облаках не летал. И вот теперь имеет, то, что имеет.

- Всего надо добиваться своими силами, и не надеяться на родителей, или на кого-то еще.

- Ой, да Валееер! Ну что ты за чушь несешь? Сравнить меня с моим затрапезным университетом, и дочку политика или олигарха, которая училась в Гарварде или Оксфорде. Да между нами пропасть! И мне ее никогда не преодолеть. Мы априори на разных стартовых позициях, я в начале, а она почти на финише.

- Ты просто завидуешь, вот и все!

- Нет, я просто хочу жить нормально, получить современное образование, качественные медицинские услуги, пусть в Европе, раз наше всё угробили вот такие важные люди, которые воображают себя великими предпринимателями.

- Так все в твоих руках! Стремись к этому.

- Я стараюсь, но что-то время летит слишком быстро.

- Значит, плохо стараешься! Я лично от родителей или от кого-то извне помощи не жду. Привык как-то только на себя надеяться, на свои силы.


- Сколько слышу подобные вещи, столько и думаю, что главное это себя убедить в правдивости собственных слов. – ухмыльнулась я.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты ведь женился на дочке богатого папаши, и живешь в комфортабельном «умном» доме. И еще имеешь наглость мне тут что-то чесать про независимость от родителей. Толмачев - это те же яйца, только в профиль!

- Я женился не из меркантильного интереса! – надулся Валера.

- Ты же говоришь, что всего сам добиваешься. Чего ж ты не взял хрущобу в ипотеку? Жил бы там с новой семьей.

- Это глупо. Да, семья состоятельная, но это, скорей, приятный бонус.

- А чего ребенка своего от первого брака в элитную школу отдал? Учился бы в старой, как все остальные. Пробивался бы сам, стремился бы к светлому будущему.

- Все, разговор закончен. Я более не намерен это обсуждать!

- Вот видишь, я же говорила, что испорчу тебе настроение! – улыбнулась я.

Показать полностью
  •  
  • 1902
  •  

Спотыкаясь на карьерной лестнице (Часть 57)

Мы с Валерой выехали на последнее в этом году обследование производства. За все время работы мы много километров проехали вместе и отношения у нас сложились весьма своеобразные. Иногда мы жаловались друг другу на жизнь, а иногда очень эмоционально ругались, как настоящие итальянцы. Самое удобное было то, что мы могли друг на друга психануть, но совершенно не обидеться, так сказать, выпустить пар и работать дальше.


Валера был вхож во множество важных и нужных дверей, но нормативку читать ленился, поэтому мне до сих пор приходилось подготавливать его для встреч и объяснять суть проблемы. Но зато, решая таким образом вопросы, я оставалась в тени, не несла никакой ответственности и была никому не обязана, а вот Валере приходилось за мои слова отвечать, а также ходить на всяческие мероприятия и иногда веселиться по принуждению.


- Какие у тебя планы на следующий год? – поинтересовался Валера.

- Тебя мое трудоустройство интересует?

- Ну не только, но и трудоустройство, конечно, тоже.

- Меня приглашают в проектный институт при головном офисе.

- Ого! И чем ты там займешься?

- Хотят создать отдел технологический, проще говоря, сделать что-то наподобие нашего отдела.

- Хм. – нахмурился Валера – Хотят сами заняться этим вопросом? Не хотят работать с подрядчиками?

- Я не знаю, я ведь еще к ним не ездила. – пожала я плечами.

- А тебе это интересно?

- Интересно ли мне начинать все это с нуля с новыми людьми? Нет, не особо. Слишком много геморроя.


- Но ты к ним поедешь?

- Надо ехать, пока приглашают. Но я уже третий раз откладываю поездку из-за Артура.

- Ты еще общаешься с этим мудаком? Он хоть что-нибудь сделал по твоему вопросу?

- Да, нервы мне все вытрепал. А по делу фиг знает. Он же постоянно врет. Честно говоря, я уже отчаялась.

- Я вообще не понимаю зачем ты с ним связалась!

- Валера, а у тебя есть толковый юрист? Который будет всерьез бороться за мое имущество?

- Нет.

- Вот и у меня нет! Так что не надо мне риторические вопросы задавать! Будь у меня вариант получше, уж, наверное, я бы им воспользовалась! – разозлилась я.


- А что ты сразу психуешь?

- Что мне еще делать? Уже трижды прокляла тот день, когда к нему обратилась! И ведь в своей работе, я всегда знала, если проектировщик бьет себя пяткой в грудь и говорит, что задача для него ерундовская и там нехер делать, что он привык к серьезным работам, а не к такому детскому саду, то этот исполнитель 100% облажается! Нормальный исполнитель всегда будет оговаривать условия и оценивать риски. А с Артуром у меня какое-то затмение, чтоб его разорвало!

- Знаешь почему Толмачев «попросил» его из своей компании?

- Почему?

- Совсем не потому, что Артур влез в его семью. А потому, что этот шнырь был всегда и нашим, и вашим. Его вообще собирались уволить по статье, и выгнали бы, да дочка забеременела.

- Что ж, спасибо успокоил! – кисло улыбнулась я.

- Так что ничего этот говнюк тебе не решит!


- Давай сменим тему. Расскажи, как тебе живется в новой семье.

- С переменным успехом.

- Неужели глава семьи тебя еще не принял?

- С Толмачевым все ровно, но вот Артур дергает абсолютно за все рычаги, чтобы отравить нам жизнь.

- Вполне ожидаемо.

- Мало того, что у нас живет полная его копия в миниатюре, причем, я не преувеличиваю, совершенно такой же лживый истеричный ребенок! Так еще и папаша каждый день выносит сынуле мозг настолько, что парень уже два раза заваливался перед нами в истерике.

- То есть заваливался?

- Падал и бился в конвульсиях! Первый раз мы вообще сильно перепугались.

- Да уж…


- А думаешь легко ребенку выслушивать каждый день до двух ночи, что мамаша его шлюха, а я его, вообще, могу избить до полусмерти? Пацану на тренировку в 6 утра вставать, он хнычет спать просится, а папаша ему в трубку нудит: «Ну вооот сынок, не хочешь со мной говорить, папка тебе уже и не нужен!» И это в два часа ночи!

- То, что Артур психически болен, ясно как день.

- Вчера Артур выдал своей бывшей жене, что готов все простить, вернуться в семью, и воспитывать дочь как родную! – ухмыльнулся Валера.


«И этот моралист, говорил мне недавно о чувстве собственного достоинства! Это до какой степени себя надо не уважать, чтобы после всех этих слов вернуться!» - вспомнила я слова Артура.


- Знаешь, иногда я испытываю чудовищную физическую потребность в том, чтобы ударить его. Хорошенько так ударить, тяжелым предметом по голове. Знал бы ты, как он меня бесит! – вздохнула я.

- Хах, на днях его личинка в истеричном припадке, побросала за ужином все тарелки на пол, выкрикнув, что мы хотим его отравить. Ну я выкрутил ему ухо! И он заорал, что придет его папаша и изобьет меня до смерти! Аахаха!

- И что ты ответил?

- Я сказал, что пусть хоть завтра приходит, я с превеликим удовольствием отпижжу его так, что не различить будет, где голова, а где жопа!

- Весело у Вас, нечего сказать…

- А ты думала, что Валера живет без забот?

- Честно? Я вообще ничего не думала. У меня нет времени размышлять на такие темы.


Напоминание об Артуре испортили мне настроение, и я замолчала.

- Значит, тебя приглашают в проектный институт! – вернулся к разговору Валера.

- Это просто разговоры, никаких гарантий. Пригласили на собеседование.

- Я не думаю, что в их проектном институте высокие зарплаты.

- Да, с подрядчиками мне работать пока что выгодней.

- И, я о том же! С нами то интересней! Ты же с нами еще поработаешь?

- Будете хорошо платить, конечно, поработаю! – улыбнулась я.

- Нууу, тебя только деньги интересуют! – в голосе Валеры послышалось разочарование.

- Ахахаха! А что еще меня должно интересовать? Я должна болеть душой за нашу промышленность, которая находится в частных руках? Или за фирму, где я уже не работаю? Зачем мне это надо?


- Мы с Мейер вообще задумываемся избавиться от балласта.

- То есть?

- Большая часть open space работает «не бей лежачего». Ноют больше. Думали разогнать весь этот курятник, оставить 5-6 сильных работников таких как ты, Саша, Честнова и прочие.

- Хм, интересно… А вы думали о том, зачем пятерым сильным работникам содержать тебя, Мейер, Кох, бухгалтера, офис-менеджера, Матрасовну, водителя, огромный офис? Пятеро сильных работников могут договориться и организовать свою фирму.

- Ты так думаешь?


- Валера, я конечно понятия не имею, сколько прибыли вам приносит каждый конкретный работник. Но полагаю, что убыточных единиц там почти нет. И сейчас работников много, и я, например, считаю, что без меня фирма точно не развалится. И так думает каждый сильный специалист. Но если людей, которые приносят прямой доход, будет в разы меньше, чем управленцев и обслуживающего персонала, то это будет давить психологически.

- Ну, управленцы и обслуживающий персонал тоже работают!

- Зачем пятерым работникам офис менеджер? Они не в состоянии купить себе канцтовары? А два бухгалтера зачем? А водитель кого будет возить? Бухгалтеров и офис менеджера что ли? Про Матрасовну я вообще молчу! И ты подумай, на 5 активных единиц целых два управленца! То есть на тебя, как на управленца, приходится аж 2,5 специалиста. Тебе самому-то не смешно?

- Да, возможно ты и права…


- Кстати, в отделе обстановка нездоровая. Все друг на друга бочку катят, Саша валит вину на работников, спецы жалуются на Сашу, какие-то сплошные переводы стрел.

- Это было ожидаемо, Саша будет начальником отдела, вот пытается организовать все по-своему. Это никогда не проходит безболезненно.

- А вы с Мейер официально объявляли его начальником?

- Нет, все же и так понятно. Зачем эти формальности?


Я улыбнулась во все 32 зуба. Ай, да Мейер! Как же все-таки у человека хорошо работает голова! Если сделать Сашу начальником, то тут же встанет вопрос оклада, который уже не раз поднимался. Но Саша полон амбиций и потому готов бесплатно совать голову в петлю, действительно, зачем же его официально назначать?


- Че ты ржешь? – спросил Валера.

- Ничего, твои анекдоты вспомнила.

- У нас есть еще один кандидат на должность начальника отдела.

- О, как! Его имя засекречено?

- Нет. Начальник отдела в управлении недропользования уходит на пенсию, мы хотим его принять.

- Чиновник?!! Тебе Матрасовны мало? Или ты ей жениха подыскиваешь? – искренне удивилась я.

- Вот это я мог услышать от кого угодно, но только не от тебя! – закатил глаза Валера.

- Нет, серьезно! Вы полагаете, что чиновник после своего теплого места будет работать?

- У него большой опыт, он знает массу важных людей, через него столько проектов прошло!

- Да, с ним общались только потому, что он был уполномочен. Стольким людям мозг поимел! У меня лично к нему полнейшая антипатия, как и у большинства предприятий.

- Даже, если он не приживется, как начальник отдела, для него найдется работа. Будет проекты проверять, выходной контроль тоже необходим.


Под долгие разговоры мы докатили до города и заселились в гостиницу. На следующий день с утра пораньше выехали на производство. Времени на осмотр было мало, погода была полное дерьмо. Валера лениво вел машину переезжая с точки на точку, я выскакивала и быстро осматривала участки, задыхаясь от беготни. Ветер швырял мне в лицо горсти мокрого снега, на ботинки налипло глины, волосы выбились из-под шапки, в куртке было жарко. Валера разомлевший от работающей печки в машине сонным голосом отвечал на звонки.


- Да, я тут на обследовании, сильно занят, сооружение смотрим.

- Ты не устал, осмотрщик? – задыхаясь спросила я.

- Нееет! – улыбнулся Валера рядом ровных белых зубов – Может не надо так подробно смотреть?

- А ты выйди в своих дорогих ботиночках на улицу, походи немного.

- Спасибо за столь соблазнительное предложение, я лучше тут посижу!


К вечеру я совершенно выбилась из сил, лицо обветрилось, губы потрескались, волосы были растрепаны. Я еле как отмыла ботинки от глины, чтобы спуститься на ужин. Гостиница была самой дорогой в городе, и ужин подавали в ресторане. Войдя в ресторан, я заметила, что для кого-то накрыт шикарный банкет, персон эдак на двадцать. Я осмотрелась в поисках столика, но Валера показал рукой в сторону накрытых столов.

- Эээ… но там же чей-то банкет! – возразила я.

- Садись, это для нас! – хитро прищурился Валера.

- Ааа… - промычала я, формулируя вопрос.

- Нас пригласил на ужин один человек, я думаю ты догадываешься кто это.


Я поняла о ком идет речь. Это был человек, для звонков которого у Валеры был заведен отдельный телефон. Тот человек, по звонку которого Валера бросал любое дело, будь то командировка, день рождение ребенка, или отдых за границей, потому что для Валеры срочно присылали частный самолет. Человек, на чьих банкетах часто мелькали актеры и певцы, с которыми активно фотографировалась Валерина жена. Это был Валерин друг, если его можно так назвать, человек из телевизора и газет, неофициальный миллиардер, очень близкий к верхушке. Одним словом, плутократ.


- Думаю, тебе будет интересно с ним познакомиться.


Я не успела ответить, потому что человек из телевизора вошел в зал ресторана. Одет он был очень просто в джинсы и свитер, никаких кричащих лейблов, простые часы касио. Валера меня представил, и важный дядя по-простому протянул мне длань для приветствия. Мы крепко пожали друг другу руки, что его весьма позабавило. Я вспомнила, что Валера как-то говорил, что человека во многом характеризует рукопожатие, и, наверное, в этом предположении был смысл. Например, рукопожатие Артура всегда напоминало дохлую рыбу, он протягивал расслабленную руку и не делал никаких сжимающих усилий. В нашей фирме такое его приветствие старались всячески избегать. Причем, самый эффективный способ придумал Храпунов, который при виде Артура чесал яйца, чем душил вероятность рукопожатия в зародыше.


Сидя за столом со знаменитостью я разволновалась. Ботинки в глине, лицо красное от ветра, макияжа нет, волосы растрепаны, одежда та, которую не жаль. Ногти у меня всегда были сострижены под корень и покрыты эмалью, на пару оттенков светлее кожи. Из всей роскоши у меня были только швейцарские часы с бриллиантами, которые я приобрела, чтобы козырять ими, не спускать свой бюджет на дорогие шмотки и носить обычную одежду.


- Ну, как дела? – спросил человек из телевизора.

- Работаем. Были на обследовании на комбинате. – ответил Валера.

- И как комбинат? Простоит еще? – повернулся ко мне человек.

- Конечно простоит, вопрос в том, как долго? Ему скоро 100 лет исполнится.


Валера пнул меня под столом.


- Значит Вы работаете вместе с Валерой?

- Да, уже несколько лет.

- Надо же, и не боится тебя жена в командировки отпускать с такими девушками?

- А я с Валерой познакомилась намного раньше, чем Валера со своей женой. Так что никаких рисков!

- А какое это имеет значение?

- Ну, раз за все это время я не смогла очаровать Валеру, значит шансов у меня нет! – пошутила я.

- Везет тебе Валера, в цветнике сидишь! – рассмеялся человек.


Валера покорно улыбнулся, я заметила в его лице благоговейный трепет. Я успокоилась и перестала дергаться. Важный дяденька держался очень просто, никакого пафоса, никаких дешевых понтов, если бы я не видела его по телеку, то приняла бы его за обычного производственника. Ресторан приставил к нашему столу молодую официантку Дарью, видимо самую симпатичную. Она стояла возле стены и реагировала на жесты персоны. Было заметно, что девушка очень волновалась, ее волосы были убраны в длинную роскошную косу, кончик которой она постоянно теребила от переживаний. Человек из телевизора сделал ей знак рукой, и произнес:


- Принесите мне чай черный с лимоном!


Дарья испуганно кивнула, и собралась было отойти.


- Постой! Ну-ка подойди ближе! – тоном, не предвещающим ничего хорошего, сказал человек.

- Да? – еле слышно ответила Дарья.

- Ты что это делаешь постоянно со своей косой, а? Ну-ка позови сюда администратора, быстро!


Дарья вытаращила глаза и исчезла, через несколько секунд прибежала взволнованная администратор, готовая принять смертную казнь.


- Вы где персонал набрали? Стоит волосами над столом трясет! Куда это годится?

- М-мы примем м-меры! Р-разб-беремся! – мямлила администраторша, покрываясь испариной и красными пятнами.

- И стол накрыли на 20 человек! Я ж сказал, что нас будет трое!

- Извините пожалуйста, девочки перестарались, наша вина.


Через несколько минут вернулась Дарья, коса была аккуратно свернута и заколота на затылке, ее глаза, распахнутые от страха, стали еще больше. Человек смерил ее взглядом с головы до ног и спросил:

- Ты где так долго была? И где мой чай?

- В туалете. – дрожащим голосом ответила Дарья.

- А руки ты мыла?

- Ч-что, п-простите? – девушка часто заморгала.

- Руки, спрашиваю, мыла после туалета?

-Д-да, д-да, конечно! – пискнула девушка и закивала головой.

- Вымыть! – строго сказал человек, подозрительно косясь на трясущиеся кисти Дарьи.


Девушка умчалась. Валера улыбался. Важный дяденька положил себе салат самостоятельно и принялся его поглощать. Пару минут прошли в тишине.

- Да, где она провалилась?

- Наверное она капает себе валокордин, очень уж испугалась! – пошутила я.

- Валокордин, ха-ха! – ухмыльнулся человек.


Вскоре появилась Дарья с загнанным видом шедшая на не гнувшихся ногах. Человек посмотрел на нее еще раз чего-то выжидая. Она старалась уловить темп его дыхания.

- Нет, ну я дождусь сегодня этот чертов чай?!! – хлопнул себя человек по бедру.

- Секунду! – тихо ответила девушка и исчезла.

- Ей-богу! Деревянная какая-то!


Дарья принесла поднос с чаем, фарфоровая чашечка звенела на блюдечке от ее трясущихся рук. Тряслись не только руки официантки, но и все работники ресторана и гостиницы. Я наблюдала эти всеобщие колебания с интересом. Администратор периодически показывалась из-за колонны, Валера смотрел глазами преданного пса, какие-то личности тревожно заглядывали сквозь стеклянные двери ресторана.


«Наверняка этот человек привык к всеобщей покорности и послушанию. Привык к тому, что все нервно вибрируют в его присутствии. Привык, что с его мнением все согласны, и изо всех сил стараются ему угодить. Наверное, он редко сталкивается с отказами. Возможно, я разговариваю с ним слишком вольно, и поэтому моя нога уже побаливает от пинков Валеры» - думала я.


Наверное, каждый человек чего-то от этого важного дяди хотел, иначе зачем так лебезить и переживать? Меня же с этим богатеем ничего не связывало, и никакой особой значимости я этому знакомству не придавала. Мне было интересно поговорить с ним, только и всего. Смотреть на него преданными глазами как Валера и иметь отдельный телефон у меня не было никакого желания. К тому же все вот это лебезятничество смердит за километр, неужели это кому-то приятно наблюдать?


- А Вы откуда родом? – спросил меня важный чел.

- Я, как и Валера, из города N.

- Город N и мой родной город. А с какого района?

- С улицы Гороховая. – улыбнулась я, назвав свой старый адрес.

- Вот как? – искренне удивился важный чел – А дом какой?

- Десятый. Это перекресток Гороховой и Мира.

- Мои родственники живут через дорогу, знаете их?

- В каком доме?

- В двенадцатом.

- Я выросла в том районе, но уже несколько лет там не была. Помню, что на Гороховой 12 жили Яковлевы, но это было давно.

- Верно, Яковлевы и продали этот дом.

- Да, там сейчас красивый район, создается ощущение, что находишься в Европе.


Закончив ужинать, важный дяденька достал планшет, поставил его на стол и объявил, что начинается хоккей.


- Вы смотрите хоккей? За какую команду болеете? - спросил он у меня.

- Не смотрю. – покачала я головой.

- Почему? Он чем-то вас не устраивает? – его лицо приняло крайне недовольное выражение.

- Такого не могу сказать. Но у меня очень мало времени остается на досуг, работы много. А хоккей… я не успеваю следить за шайбой, и понимать все эти хитрые маневры игроков.

- Но ведь, для этого существуют повторы.

- Даже повтор мне надо посмотреть раз пять, чтобы понять, что там произошло. – улыбнулась я – Видимо это особенности женского восприятия, вот мужчины сразу видят ситуацию, а я нет.


- Значит, пора начинать следить за игрой, как раз восприятие разовьете.

- Когда я училась в университете, то один раз с друзьями ходила в ледовый дворец на матч.

- И как Вам? Понравилось?

- Честно говоря, я замерзла. Еще меня удивили болельщики, которые громко обзывали хоккеистов прямо с трибун. И хотя, я не успевала замечать все эти хитрые движения, но азартом игры прониклась. Могу сказать, что это было довольно весело.

- Что ж, это честный обоснованный ответ! – одобрительно кивнул головой важный человек.


Был уже второй час ночи, а мы все смотрели хоккей. У меня уже устала шея пялиться в этот планшет, и я осторожно посмотрела на Валеру с немым вопросом:


«Когда уже мы разойдемся?»


Валера многозначительно покачал мне головой, что означало: «Будем сидеть и улыбаться, пока не разрешат уйти».


В третьем часу ночи человек из телевизора видимо и сам устал, потому мы стали прощаться. Он еще раз крепко пожал мне руку.

- Рад был познакомиться! А, ты Валера, негодяй, давно знакомы, а ты скрываешь таких приятных собеседников! – отвесил дядечка мне щедрый комплимент.

- Виноват, оплошал! – Валера комично изобразил раскаяние.

- Спасибо, мне тоже было очень приятно познакомиться! Благодарю за роскошный ужин!


Важный человек уехал, мы поднялись на этаж с нашими номерами.


- Валера, три часа ночи! Завтра в восемь я должна уже бегать по промплощадке!

- Пффф, это нам еще повезло, что он до конца не выздоровел. Посидели тихо. А так бы кутили до утра!

- Завтра, даже не вздумай притащить меня на ужин. Я хочу выспаться нормально. Скажи, что я простудилась, или еще чего.

- Шутишь? Да он людей с реанимации выдергивает на свои вечеринки! Знаешь, как он любит тусоваться! Оооо! Мы как-то бухали на корабле, так я устал с борта блевать. А он меня зеленого еще петь и танцевать тащил.

- Ладно, потом расскажешь про корабль, я пойду спать упаду.

- Забавно, он с тобой так долго разговаривал, видать ему было интересно.

- Надеюсь, что я не сказала лишнего, и ничего тебе не испортила.

- Да не, ты молодец, все нормально!

Показать полностью
  •  
  • 1990
  •  

Спотыкаясь на карьерной лестнице (Часть 56)

Новость о том, что я пришла к соглашению с Мейер взбесила Артура. В очередной раз навешав мне лапши, что по суду есть продвижение, и назначив встречу, Артур принялся выносить мне мозг.


- Ты не деловой человек!!! – шипел Артур.

- Даже не претендую! – я лениво отмахнулась.

- У тебя напрочь отсутствует чувство собственного достоинства! Как ты могла после всего этого вернуться к Мейер?!!

- А что такое произошло? Мы немного повздорили, с кем не бывает? – спокойно ответила я.

- Она должна была пойти по миру! Она должна была разориться! После всего того, что она сделала!!!


- Артур, я ведь тоже не одуванчик. Мои поступки далеки от святости. Тем более, мне совершенно не выгодно, чтобы Мейер разорилась. Я намерена с ней сотрудничать и далее, за хорошие деньги. Это просто бизнес.

- Никакой это не бизнес!!! Это черт знает, что! Это до какой степени себя надо не уважать, чтобы после всех этих слов вернуться! Деловые люди себя так не ведут!

- Артур, не тебе меня учить! – ядовито улыбнулась я – Откуда тебе знать, как себя ведут деловые люди? Ты у нас деловой человек что ли? Образец для подражания? Может быть ты куда-то трудоустроился или твоя фирма имеет оглушительный успех?


- У меня все прекрасно! – сверкнул глазами Артур.

- Поэтому ты ходишь пешком? – долбанула я его по больному месту.

- Упала, отряхнулась и пошла! – прошипел Артур.

- Мне плевать на твои слова и общественное мнение. Меня интересуют деньги, и я хочу не только забрать причитающиеся, но и заработать еще. Мейер для меня платежеспособный работодатель, который согласен на мои условия. Меня все устраивает. И не надо тут эту лирику гнать, я не сентиментальна.

- Ой, какая же ты все-таки глупая! Как ты не понимаешь, Мейер хотела подложить тебя под меня! Все эти совместные командировки, думаешь все это было просто так? Им надо было собрать на меня компромат! Они думали, что поймают меня на горяченьком.

- Ой, заткнись! – поморщилась я от брезгливости - Зачем так напрягаться, когда тебя легко можно было вышвырнуть безо всяких последствий? Нет, я понимаю, что ты ищешь для себя какое-то утешение. Только давай без меня свои влажные фантазии развивай.


- Ты меня просто не слышишь… - с горечью произнес Артур.

- Я тебя прекрасно слышу. Ты ненавидишь Валеру и Мейер, ты желаешь им разориться и пойти по миру. Это твой личный интерес. Ты сейчас пытаешься мне доказать, что я должна отказаться от своих денег и нанести урон фирме Мейер, чтобы потешить твое самолюбие. На мои убытки тебе совершенно плевать. Пытаешься меня использовать, прикрывшись высокопарными фразами?

- Ой, Петрооова, ну праааво, детский сааад! – скорчил Артурка кислую мину.

- Есть такое понятие «цена вопроса». Так вот, если ты так алчешь, чтобы я прекратила общение с Мейер, сними с ответчика обещанные 150 тысяч грина. Когда эта сумма окажется у меня в руках, я прерву сотрудничество.

- Ну ты, мать, загнула! Я же тебе сказал, обстоятельства изменились! – фыркнул Артур.

- Да мне все равно. Моя цена 150 штук. Можешь из своего кармана их заплатить, мне без разницы.

- Бред какой-то!

- Вот видишь! Не так уж сильно ты зол на Мейер! – рассмеялась я. – Высоковата цена для твоей обиды?

- Я не собираюсь продолжать этот разговор! Все это чушь собачья!


- Его вообще не следовало начинать, он тебя абсолютно не касается. Ты же у нас деловой человек, так давай говорить о делах. По телефону ты мне озвучил, что есть продвижение.

- Есть. Я договорился с одним человеком. Условия он позже озвучит. – надменно ответил Артур.

- Я тоже разговаривала с человеком, он предложил альтернативу.

- В смысле? Ты, о чем?

- А ты, о чем?

- Я не понял, какую еще альтернативу?

- Я думала это игра такая. Говорить друг-другу какие-то безличные фразы с важным видом.

- Ты издеваешься надо мной?

- Разве? Меня уже достало слушать твой «сон про не сон»! Договорился с человеком, условия озвучит… О чем ты, еб твою мать?!! О моем деле или о доставке унитаза на дом?

- Человеку с головой должно быть все понятно.

- Человек, который заплатил тебе за работу, хочет конкретных разъяснений нормальным русским языком. Пока я выслушиваю только твои истерики и оскорбления, и они меня уже, откровенно говоря, достали! – прорычала я.

- Как только мне озвучат условия, я тебе все расскажу детально.

- Будь добр! – произнесла я сквозь зубы.


«Возьми этот графин и ебни ему по башке! Если немного привстать, сделать вид, что собираешься налить себе морс, а потом неожиданно шарахнуть, то он не успеет защититься. И горлышко смотри какое удобное для захвата. Жаль, что до выхода далеко, и путь отступления не прямой» - говорил мне внутренний голос.


Я поймала себя на мысли, что совершенно не слушаю Артура, а всерьез размышляю над тем как ему эффективней уебать графином. Я прикидывала маршрут побега из этого заведения, оценивая расстояние. Представляла, как разлетится графин от удара, как я схвачу портфель и рвану на выход, как потом он накатает на меня заяву, как я буду из этой ситуации выкручиваться. Я смотрела на Артура в упор, прокручивая в мыслях диалог со следователем.


«Можно сказать следователю, что он мне угрожал и домогался, пытался трогать меня за ногу под столом…» - подумала я и подняла глаза в поисках видеокамер.


«Эй, Петрова, стоп! Очнись! О чем ты вообще думаешь, какой следователь?» - пронзила меня мысль.


Встречи с Артуром напоминали мне походы в придорожные туалеты типа ЭмЖо, вроде уже вышел оттуда, а убойное амбре аммиака и сероводорода еще полдня преследует.


В дневное время в офисе я появлялась все реже и реже. Учитывая тот факт, что после фиксации выплат, проценты от прибыли мне уже не начислялись, тащить административную работу не было никакого желания. Все Заказчики хорошо знали мой мобильный телефон, так что со связью проблем не было. Мейер и Валера начали активно входить в курс дела, при этом дергая меня буквально каждый час своими вопросами и просьбами. В рабочее время проектировать в офисе было совершенно невозможно, поэтому я стала приходить после 18 часов и то, не каждый день.


Работая в домашних условиях, я через пару недель осознала, что у меня освободилось просто чудовищное количество времени. Не нужно было целый час собираться на работу, два часа тратить на дорогу туда и обратно, еще час экономии образовывался за счет обеденного времени, где по факту ешь максимум 10 минут. Еще появилось целых шесть лишних часов (с 11 до 18) офисного рабочего времени, которое вечно тратилось на какие-то левые разговоры, ответы на дурацкие вопросы, объяснения рабочих моментов людям, ленящимся открыть профессиональную литературу или погуглить свой тупой вопрос. Получалось около 10 часов дополнительного времени в сутки, что не могло не радовать!


Львиную долю этого времени мой организм решил потратить на сон, так как по этому пункту у меня был тотальный дефицит. И если меня кто-нибудь спросит: «В какое время суток лучше всего спать?», то я не задумываясь отвечу: «Слаще всего спать именно тогда, когда другие работают!». В некоторые, особенно удавшиеся, дни я спала по 15 часов, периодически пропуская все светлое время суток.


В офисе кроме начальства постоянно тусила Венера. Ей разонравился водитель своим молчанием, и она переключилась на Сашу. Саша, как воспитанный человек, сделал большую ошибку в общении с Венерой – он стал с ней разговаривать. Вскоре, осознав свой промах, Саня пошел было на попятную и попытался блокировать вербальное общение, но Венера тоже была девка не промах. Проанализировав, что общение на личные темы с нашим Сашей-стесняшей как-то не задалось, Венера начала бомбардировать жертву вопросами по проекту. Ее вопросы еще как-то можно было пережить, но вот анализ Сашиных ответов, угнетал сознание в радиусе 5 км.


- Монтаж северной трассы трубопровода мы предусматриваем в следующем году. – объяснял Саша.

- Погодите, а как же фабрику запускать? – переживала Венера.

- Эээ… куда запускать? – хмурился Саша.

- В космос! – гоготнул Храпунов.

- Ну без трубопровода как фабрика будет работать?

- Эээ… так ведь она сейчас в работе, только на север ничего не транспортируется.

- В работе? Так, я директору передам, что надо останавливать! – вскинула мохнатые брови Венера.


- Правильно, да Вы прямо сейчас ему позвоните! – подначивал Женя.

- Постойте! Зачем останавливать? Ничего не надо директору передавать! – судорожно махал руками Саша.

- Это же нарушение! Трубопровода значит нет, а наши машинами куда-то возят значит! А куда?

- Какими машинами? Куда возят? Вы, о чем?!! – хватался Саша за голову.

- Ясно куда, на дачу к себе! Такой у нас народ, пиздят все, что не приколочено! – фыркал Храпунов.


- Так Вы же сами говорите, фабрика работает без трубопровода. – тупила Венера.

- Нет! Я такого не говорил! Я сказал, что на следующий год мы предусматриваем монтаж на северном участке! Сейчас они качают шлам на южный и восточный участки отстойника! – психовал Саша.

- Так, а на Север несанкционированно возят машинами! Это же нарушение!

- Ничего они не возят на север! Какими машинами? Чего Вы выдумываете? Вы шлам видели? Он же жидкий!

- Вот именно что жидкий! Проливы постоянно, потери!

- Так и фабрика утонет! - вздыхал Женя.


- Венера, Вы не переживайте, шлам нетранспортабелен, его невозможно перевозить самосвалами. Я даже больше скажу, на фабрике нет возможности жидкий шлам налить в кузов.

- Надо техническое совещание собрать, я директору перескажу эту проблему. – озабоченно морщила лоб Венера.

- Нет, никакой проблемы! – в голосе Саши слышалось отчаяние.

- Да-да, прямо завтра поеду к нему! Проект ведь стоит! – деловито бубнила Венера, размашисто выводя каракули в блокноте.

- Не стоит… проект… мне кажется у меня уже ничего не стоит… - безжизненно произнес Саша, откинувшись в кресле с закрытыми глазами.


Вечером у Сани случилась истерика.

- Я ненавижу эту бабищу! Она пиздит, и пиздит, и пиздит, сука! А я, сука, сижу и думаю, как ее задушить эти кабелем! Сука!!! – метался он по кабинету.

- Да не общайся ты с ней! – ухмыльнулся Женя.

- Когда я ее вижу, меня уже колотит! Думаете шучу? Нет! – протянул он к нам свою трясущуюся руку.


- Тремор конечностей! – крякнул Храпунов – У моей бабки-соседки так было. Хреновое это дело!

- А почему было? – спросила Клава.

- Дык, померла она!

- От тремора?

- Сердце. Нет, ну а кто знает, может она себе валерьянки пыталась накапать, а в стакан не попадала. Или скорую пыталась вызвать, а телефон набрать не смогла. Или хотела на помощь позвать, а ключ в замок не получилось вставить. – размышлял Храпунов.

- Ага, хотела Малышеву включить, а кнопку никак не нажать! Или пенсию пересчитать, да все время сбивалась. Или начнет суп солить, да не может остановиться! – подхватил Женя.

- Да, или начнет дро… а нет, это уже про деда история! – захохотал Храпунов – Сань, а ты попробуй дома, это самое. Не, ну вдруг какие новые ощущения!


- Заткнись! – окрысился Саша – Тебе эта имбецилка, как раз была бы отличной парой!

- А, ну-ка повтори, чего ты там бякнул? А то я не расслышал! – угрожающе прорычал Храпунов и встал с кресла.

- Всё ты слышал. – тихонько сказал Саша принтеру.

- Я тебе щас ебну, насрешь больше лошади!

- Все бои – вне офиса! – вмешалась я в разговор.

- Домой пойдешь, оглядывайся! А то, я смотрю, тебе зубы жмут! – рычал Храпунов.


Воцарилось молчание. Саша сидел в кресле с лицом малинового цвета и остервенено долбил по клавиатуре. Потом, видимо решив, что бегство — это неплохой выход из конфликта, резко сорвался и покинул кабинет, буркнув короткое: «Пока!».


- Побежал пизденыш! – злобно произнес Храпунов.

- Ладно уж. Ты тоже немного перегнул. Не думаю, что Саша хотел тебя обидеть. Он просто не умеет шутить. - улыбнулась я.

- Дело тут не в шутках. Саша наш, дохуя умный стал!

- Что-то случилось?

- Да, было совещание у Мейер. Сидим за столом, и тут Саня мне выкатывает: «Храпунов, а ты уже съездил на фабрику?». Какую еще на хрен фабрику? Я вообще не понял! Сижу, глазами лупаю в непонятках, а он и говорит: «Ты Володя не сиди, надо ехать, а то время-то идет!». И Клава тут же подсирает: «Да-да, мне по отвалам тоже надо, вон уже договор закончился!».

- А ты что сказал?

- Да что! Я грю, что я не в курсе кому и куда надо. И тут Саша мне выдает: «Интересоваться надо, что на работе происходит!» Представляешь?!! И это при всем коллективе! И Мейер такая качает головой и цокает мол, да-да Храпунов, что-то ты косячишь!


- И что в итоге?

- А ничего! Храпунов же алкаш, не помнит ничерта, ага! Вернулись после совещания в кабинет, думаешь он мне сказал про какую фабрику речь? Хер там! Молчит как рыба об лед! Это что ли я должен подойти и спросить на какую подзалупинскую ОФ ему, пидарасу, надо? – выпучил глаза Храпунов.

- Не думала, что вы так быстро начнете ссориться. – вздохнула я.

- Да просто кто-то охерел! Сидит начальника включает! Женю точно также на совещании протянул. Ты же днем не приходишь.

- Днем работать невозможно. Я, считай, уже фрилансер. А Саша вероятнее всего будет начальником отдела. Впрочем, меня на это совещание даже не приглашали.

- Главное, чтобы было кем командовать этому говноначальнику! Я тут оставаться не собираюсь в таком случае! – Храпунов скрестил руки на груди.

- Ну, я явно не тот человек, который будет тебя уговаривать остаться.


Возможно боги услышали Сашины молитвы, или помог какой-то хитрый ритуальный танец, но Венера вскоре пропала, и не радовала нас своими посещениями больше недели. Были разные предположения о причине ее отсутствия, но ее появление превзошло все наши ожидания. Одним расчудесным днем, когда в городе объявили штормовое предупреждение, лихим ветром к нам в офис таки занесло Венеру. Ее всклокоченные волосы были слипшиеся от растаявшего снега, ноги обуты в огромные угги, причем на левой ноге явно угадывался гипс, на что намекали костыли, зажатые в глубине мешковатого мокрого пальто.


Когда мы увидели ее на костылях, то как-то разом все осознали, что она будет приходить до тех пор, пока мы не подпишем акты выполненных работ по этому проекту. Мы настолько растерялись, что даже не помогли ей войти в кабинет, что, впрочем, ее нисколько не смутило. Наблатыкавшись за это время ходить на трех ногах, Венера проворно проковыляла к Сане и плюхнулась на стул. На ее лице играла довольная улыбка с щедрым оттенком дебилизма, было заметно, что она очень соскучилась по Сашиному обществу. Заметив, что Саша переводит взгляд с Венеры на меня и обратно, я быстренько свалила с офиса.


Видимо на прошедшем собрании Клаве хорошенько прилетело от Мейер, потому что она, забросив свои стихи и песни, что-то ускоренно строчила, просиживая в офисе вот уже которую ночь. Вскоре, мне на почту упало ее творение. Пробежав глазами по проекту, я тяжело вздохнула. За несколько дней Клавдия, успев надергать разных разделов из наших прошлых работ, слепила такой чудовищный коллаж, который не снился в страшных снах даже самой лютой конторе-однодневке. Просматривая проектные решения, я легко узнавала откуда были взяты тексты и расчеты.


Пожалуй, самое тяжкое в работе проектировщика, это проверка чужого проекта, слепленного из говна и палок. В этой работе нет ни единого плюса, а минусы один хуже другого. На начальном этапе производится сверка технического задания с содержанием проекта. Далее анализируются исходные данные, которые мог некорректно запросить ебалай-проектировщик, или неверно предоставить такой же долбан-заказчик, но это при самом лучшем раскладе, потому что в таком случае общение между заказчиком и проектировщиком хотя бы имело место! Также исходники могут быть взяты со старых проектов, по аналогичным проектам, по окаменевшим справочникам юрского периода, найдены в интернете или вовсе придуманы самостоятельно.


Чтобы проверить исходники, необходимо перелопатить кучу документации по производству, и оценить, похожи ли эти данные на правду. Как правило, официального запроса ебалай-проектировщик не делает, а если делает, то официального ответа от долбана-заказчика не требует, что позволяет последнему извращенно фантазировать при сборе данных безо всякой ответственности. Поэтому ебалай-проектировщик подвергается терморектальному криптоанализу, с целью выяснить откуда-таки взялись заветные циферки.


После окончания эпопеи с исходниками, начинается веселье с проектными решениями. Вся беда в том, что ебалай-проектировщик, не имея многолетнего практического опыта в этом направлении, самостоятельно подобрать или придумать проектные решения не способен физически. Даже если он понял, что именно от него требуется в тех.задании, то как именно это сделать в 99% случаев он понятия не имеет. Поэтому, он либо начисто передирает решения с похожего проекта, либо копипастит с непохожего. В самом маловероятном случае он истово бороздит нормативку и профессиональную литературу с новейшим оборудованием, и приходит к выводу что существующее производство Заказчика лучше взорвать к ебеням, закатать бульдозерами и построить новое красивое.


Далее идут расчеты и обоснования принятых решений, и тут просто тушите свет, ибо каждый ебучий коэффициент в километровых формулах надо проверять по многотомникам! И при проверке обязательно выяснится, что все коэффициенты приняты неправильно, да и формулы использованы либо не те, либо не полностью. С подбором оборудования ситуация не менее печальная, так как подбор осуществляется по принципу: «Что нашел, то и вставил в проект, другое взять негде».


«Гуманитарные» разделы проекта на тему пожарной безопасности, охраны труда, промсанитарии, ГО и ЧС и др., втыкаются ебалаем, вообще не читая. Поэтому мы подробно расписываем технику безопасности для несуществующего конвейера, или тушим эндогенные (внутренние) пожары на водоеме.


Но самым жирным минусом этой работы является оплата, ибо бюджет проекта стандартный и никаких лишних денег там нет. И несчастному проверяльщику в самом шоколадном варианте достанется 30-40% от общего фонда заработной платы, либо обычная ставка 10%. И за эти жалкие 10% проверяльщик должен перелопатить весь этот бред, сделать проект заново, объяснить ебалаю, почему он не прав (научить работать), взять на себя ответственность за содержание проекта перед заказчиком и экспертизой, а также в дальнейшем ответить на замечания. По трудозатратам проверяльщику надо платить двойную ставку за разработку проекта, половина суммы которой уйдет за проектирование, и вторая половина на то, чтобы научить ебалая уму-разуму.


Поэтому, если вдруг к Вам обволакивающе-приятно подкатил начальник, с целью впарить «шефство» над новичком, то отмахивайтесь топором. Прикиньтесь неадекватным ссущимся шизофреником, выебите мозги новичку, чтобы он сам от Вас отказался, устройте истерику шефу, но не беритесь за эту работу! Любое руководство всегда настроено на минимизацию конфликта, поэтому впарит бесплатный геморрой самому ответственному и безропортному. В разрезе нашей фирмы это была я со своей гиперответственностью, и Саша со своим молчанием в тряпку. Даже при самом лютом героиновом приходе, Мейер и Валере не пришло бы в голову поручить Клавдию Храпунову или Ираиде, потому как связываться с этими людьми себе дороже.


Конечно, Клавдия в плане шефства была у меня не первой. Любого нового человека в проектной группе приходится обучать и направлять, но как правило он интересуется процессом и задает массу вопросов. Поэтому совместная работа размазывается во времени и не доставляет столько дискомфорта. Но Клава работала только в рамках Сашиных проектов, и первоначально настраивать это пианино без струн должен был Александр.


У Клавдии этот проект был в работе чуть меньше года, и за все это время она не задала мне ни единого вопроса. Среди проектировщиков есть одно железобетонное правило: «Если разработчик не задает вопросов – значит он не работает над проектом». К концу года все мыслимые и немыслимые сроки прошли, и Мейер прижала Клавдию к стенке. Сначала Клава врала, что во всем виноват Храпунов, потому как он периодически уходит в запой и ее проект висит, но после того, как она слепила и отправила мне свою мульку, задерживать проект стала я. Первоначально ее проект и подход к работе меня взбесил. Но потом я успокоилась и подумала о том, что Клава ничего не понимает в горных работах, и нанимали ее совсем для другого направления. Ее сразу надо было вовлекать в рабочий процесс, но Саша предпочел молча переделывать ее разделы, безо всяких объяснений.


Глупо было искать здравый смысл в ее проекте, он был неверен от корки до корки. Заказчик уже вопил как сирена оповещения населения о чрезвычайных ситуациях, и заставлять Клаву разрабатывать проект заново не было времени. Чтобы хоть как-то задействовать ее в процессе, и извлечь педагогический профит, в ее пояснительной записке после каждого раздела я вкратце описала почему такие решения и расчеты применять нельзя, и потом привела примеры как должно быть. Клаве я объяснила, что она должна прочитать все свои материалы и мои замечания, подставить в примеры расчетов свои значения и снова отдать мне на проверку.


Второй вариант был намного лучше первого, но я заметила, что у Клавы начисто отсутствует потенциал. Ткнешь ей пальцем в то, что нужно исправить – она исправит, но сделать дальнейшие исправления по аналогии она не в состоянии.

- Клава, у тебя расстояние транспортировки породы на отвал принято по прямой, получается всего 1 км. Посмотри на план, неужели есть возможность возить породу строго по прямой?

- Ну, эээ…

- Ты же видишь, что там здания, трубопроводы, коммуникации! У тебя самосвалы прям сквозь здания ездят? Измерь расстояние по дорогам, пожалуйста.

- А, да-да, хорошо.

После исправлений смотрю проект заново.

- А отсев у тебя почему перевозится по прямой? Я же сказала измерить расстояния по дорогам!

- Ну ты же про породу сказала! А отсев тоже надо исправлять? – лупает глазами Клава.

- А ты полагаешь, породу сквозь стены перевозить нельзя, а отсев можно?

- Нет, ну я же не знаю, как у них там…

- Как бы у них там ни было, законы физики никто не отменял! Поправь абсолютно все расстояния транспортировки строго по дорогам!

- Ну сразу бы сказала. Я же думала только с породой так. – бурчала Клава.


У меня не было слов, только поза «рука-лицо».

Показать полностью
  •  
  • 2216
  •  

Спотыкаясь на карьерной лестнице (Часть 55)

Эти десять дней всем пошли на пользу. Руководство прошло краткие, но очень доходчивые курсы на тему: «Чем занимается проектный отдел, и сколько это стоит». Где-то на третий день убедившись, что я не ползу к ним на брюхе с покаянием, они начали рассылать предложения различным исполнителям. Получив в ответ цифры они сильно прихуели, потому как стоимость работ была выше в несколько раз, а сроки исполнения были растянуты на несколько месяцев. Заказчики, потеряв меня, начали звонить Мейер и требовать другого специалиста, мы же себя позиционировали на рынке как большая серьезная организация. Мейер переводила звонки на Сашу, который чвякал-хуякал и периодически мычал по телефону, доводя клиентов до исступления.


Саша принял груз административной ответственности и пытался разобраться с заказчиками как мог. Он всегда был правильным законопослушным гражданином своей страны, поэтому терпеливо объяснял клиентам, что если у них есть нарушения, значит их надо устранять, а если выставлены многомиллионные штрафы, то их надо оплачивать, и вообще, если делать все по закону, то будет всем счастье. Заказчики были не в состоянии оценить Сашин юмор, поэтому обкладывали матом сначала его, а потом Валеру и Мейер.


После того, как начальство устроило мне на общем собрании черный пиар, народ из open space стал роптать. Каждый был чем-то недоволен, а тут больную тему денег и ночной работы стали обсуждать коллективно и это привело к резонансу. Девочка-косяк из open space, постоянно опаздывающая, генерирующая кучи ошибок на ровном месте, хамящая заказчикам, изрядно тупящая в ответственные моменты, ощутила в себе неведомую силу и решила повторить подвиг Гастелло. Посреди рабочего дня она открыла дверь в кабинет Валеры и прямо из коридора стала блажить на весь офис, что наше начальство бездушные жадные эксплуататоры, и сколько денег они на ней бедняжке заработали, и что ей давно следовало уволиться из этого гадюшника. Валера, не растерявшись, с улыбкой спросил ее: «Зачем же тянуть?», и принял заявление на увольнение по собственному желанию. Девочку-косяк в тот же день и выставили из офиса под гробовое молчание коллег из open space и безумный гогот Храпунова. После этого народ притих и глубоко задумался, роптание прекратилось.


Когда я появилась в офисе и большинство спецов встретили меня с восторгом. Разумеется, любовью коллектива я никогда не пользовалась, но как человек, который воплотил тайную мечту многих, а именно, взял все бросил и ушел, я представляла интерес. Первым делом всех интересовало к чему это все идет, что собирается делать начальство и заплатят ли нам с Сашей обещанные деньги.

- Все нормально, мы договорились, меня услышали. – кратко отвечала я.


В отделе все обрадовались моему возвращению, потому как никто не хотел терять деньги из-за остановившихся проектов. График работ мы с Мейер пересмотрели с учетом нашей реальной производительности, выплаты, обещанные мне и Саше, ни под какие штрафы и вычеты не попадали, потому что это были деньги по уже закрытым контрактам. В первую же неделю после моего возвращения Кох вежливо и с улыбочкой вручила нам пухлые конверты с налом, точно в тот день, который мы оговорили с Мейер. Я рассматривала Кох, но у нее не дрогнула на лице ни одна мышца, как будто и не было никогда между нами разногласий, а только лишь уважение и почтение. Также был пересмотрен в гораздо большую сторону фонд оплаты труда по ОФ «Зарянская», управление этим проектом мы с Сашей разделили пополам.


В понедельник, разгребая завалы бумаг на моем столе и слушая новости, которые мне рассказывали коллеги, я вдруг услышала знакомое «Привееет!» и увидела в дверях девушку, в которой не сразу узнала свою одногруппницу Венеру. За все пять лет, пока мы учились в университете, я привыкла ее постоянно жирным волосам, полному отсутствию макияжа, непомерно длинным пиджакам и брюкам-бананам. Когда мы с Сашей приезжали на ОФ «Зарянскую» фэшн у Венеры был практически прежний. Но сейчас в дверях стояла мадам в туфельках, колготках с рисунком, весьма короткой джинсовой юбке, блузке с этническими узорами, в этнических бусах и короткой кожаной курточке. Голова Венеры была чиста и убрана в локоны, глаза накрашены, губы тронуты розовым блеском. Эдакая ацкая смесь стилей «пубертат» и «ай-нэ-нэ».


- Ой, ты вернулась из отпуска! Как хорошо! – щебетала Венера.

- Наверное, хорошо. – растерянно ответила я.


Продолжая меня шокировать, Венера деловито взяла стул и подсела к Храпунову. Храпунов сосредоточенно пыхтел, что означало то, что он рубится в контр страйк. Я проследила взглядом за Венерой, потом вопросительно посмотрела на Женю, непроизвольно указав на Венеру рукой повернутой ладонью вверх.

«А что вообще происходит?» - застыл вопрос на моем лице.


Женя беззвучно поржал и написал мне в мессенджере:

«Она приходит каждый день, и смотрит, как Храпунов играет»

«И как долго она обычно сидит?»

«Несколько часов»

«Епрст. А что говорит Храпунов?»

«У него период агрессии, не думаю, что он вообще ее замечает»


Храпунов сосредоточенно лупастил по клавиатуре, шипел, плевался, резко сбрасывал носом воздух. Венера преданно сидела рядом и изо всех сил болела, периодически выдавая «ойки» и томно вздыхая. Все это мне чертовски не нравилось. Неадекватность Венеры совершенно не мешала ей впитывать информацию, она хорошо запоминала наши разговоры, замечала переглядывания и улыбки, прекрасно фиксировала мельчайшие детали. Накопленная инфа пропускалась через ее мозг состоящий из киселя и новогоднего салата «оливье», и на выходе получалась чудовищная смесь несочетаемых событий и выводов, которые Венера любила озвучивать любому встречному, совершенно не стесняясь.


В обед мне удалось перехватить ее внимание и вытащить из офиса в супермаркет.

- Ой, у Вас такие классные пацаны! Прям ваще такие пацаны классные! – восклицала Венера.

- Это ты им хорошенько польстила. Взрослые дяденьки, давно уже не пацаны.

- Такие юморные все и симпатичные! Все время меня смешат!

- Мейер умеет подбирать персонал.

- Вообще ваш отдел классный, я подойду попрошу Мейер, чтобы она меня взяла к вам.


Я не нашлась, что ответить на такую непосредственность, и перевела тему разговора.

- А как тебя с офиса отпускают? Ты каждый раз отпрашиваешься? Тебе же далеко добираться.

- Аа, да я говорю, что поехала к проектировщикам проект разрабатывать. Дело-то нужное!

- Действительно. – задумчиво ответила я, размышляя как мне от нее отделаться.


Купив в супермаркете воды, мы вышли на улицу.

- Тебе в какую сторону? – спросила я Венеру.

- Так мне же в офис же обратно!

- Ну ты с какой остановки поедешь? Давай, я тебя провожу.

- Так я никуда и не еду. Я у вас буду до вечера.


«Но-но-но, не надо мне тут угрожать!» - подумала я.


- Хмм.. мы сейчас поедем на обследование, вот я и воды купила в дорогу. В отделе никого не будет. – соврала я.

- Так я с Вами поеду!

- Эээ.. боюсь не получится, на объект подрядчиков пускают строго по спискам, мы не можем тебя взять.

- Эх, жаль… Ладно, я тогда завтра приеду. – вздохнула Венера.

- Завтра мы все в разъездах, в отделе будет только Клава. А что именно ты хотела? У тебя какие-то вопросы по проекту?

- Да, я же потому и приезжаю, вдруг какие вопросы возникнут. Я сразу ответить могу. Нам же срочно надо!


«Блять, да она просто непробиваемая!» - начала я злиться.


Еле как затолкав безостановочно пиздящую о классных пацанах Венеру в автобус, я с облегчением вздохнула и вернулась в офис.

- Ты одна? А где Венера? – спросил Женя.

- Ее увез чумовоз. Я запихнула ее в какой-то автобус, надеюсь, что она не выпрыгнула на ходу.

- Она уже подзаебала, работать мешает.

- Не фиг было с ней разговаривать и хихикать! Через пару дней она опять нарисуется, надо думать, как от нее отделаться.

- И какие варианты?

- На хер открытым текстом я ее послать не могу, она представитель заказчика. Пока думаю, что при ее появлении надо всем линять из кабинета на какое-то время. Пару раз приедет зря, может надоест кататься.

- Не удобно вот так срываться посередине рабочего дня. – вступил в разговор Саша.

- Надо хотя бы пару раз попробовать.


Выяснив, что этот способ не эффективен, и Венера все равно приходит к нам каждый ебучий день, я решила звонить ей на работу, и, представляясь сотрудником различных учреждений, постоянно ее спрашивать. Я надеялась, что своими звонками обращу внимание на то, что Венеры нет на месте, и ей за это влетит от руководства. Но и тут меня ждал облом. Выучив мой голос, секретарь ответила, что Венера постоянно в разъездах, и поймать ее можно только позвонив на мобильный. Немного поговорив с Венерой, я выяснила, что она каждый день шароебится по фирмам и учреждениям, задает какие-то дурацкие вопросы, лишь бы не сидеть в офисе, потому что там скучно.


От одного ее вида нас уже знобило. На ее лице все время присутствовало какое-то хроническое сомнение. Складывалось впечатление, что проц в ее мозгу намертво завис еще в раннем детстве от обилия внешней информации, и до сих пор "вращал маленькие песочные часы". Ее удивленно-задумчивые глаза и тупые вопросы вызывали у нас приступы ярости. К счастью, Храпунов вскоре наскучил ей своим безразличием, и она переключилась на водителя. По доброте душевной наш бедолага пару раз ее куда-то подвез, тем самым покорив большое Венерино сердце. Теперь она со всех ног бросалась к нему, едва завидев служебную машину.


Я не успела насладиться этой передышкой, как меня вызвал Валера.

- У нас тут небольшое ЧэПэ! – обрадовал меня Валерий.

- Что произошло?

- Звонили с ОФ «Зарянской», эта ёбнутая Венера зачем-то поперлась в земельный и рассказала, что у них часть шламоостойника за границей земельного отвода.

- Блять… - я невольно приняла позу «рука-лицо».

- Это не все. Она рассказала им как именно ты собираешься в проекте обойти этот вопрос. Вы обсуждали это на совещании, так ведь?

- Да, обсуждали. Блять... дебилка! Какого хера она туда поперлась?

- Она успела сходить уже во все отделы экспертизы и всем растрепать про этот проект. Походу хуй мы его теперь согласуем! – крякнул Валера.

- Согласуем, у нее в голове винегрет, она всякую чушь несет. А зачем с Зарянской звонили?

- К ним инспекция приедет, они просили нас помочь.

- Каким образом?

- Приехать пояснить инспектору, что там с проектом и что с землей.

- Да не хочу я ничего объяснять! Нехер дебилов на работу брать! Мне еще не хватало на проверки ездить.

- Ну мы там уже завязаны, надо ехать. А то получится, что мы предприятие подставили.


На фабрику мы поехали втроем: я, Саша и Храпунов. Погода была омерзительная. Холодно, ветер и дождь со снегом. Дорога была долгой и вымотала нас с Сашей окончательно. Храпунов был похож на ниндзю, и вообще не знал усталости.

- Володя, ты инспектора прокати по фабрике покажи ему все. Кароч, поработай с ним как ты умеешь. А мы с Сашкой пойдем к главному инженеру.

- Не переживай, все будет нормально! – дьявольски улыбнулся Храпунов.


На совещании мы просидели около двух часов, а Храпунов с инспектором все никак не возвращались. Наступил обед, и мы отправились в фабричную столовую.

- Что-то они долго шламоотстойник осматривают. – сказал Саша.

- Ага, я что-то беспокоиться начинаю. – я достала телефон и позвонила Храпунову – Абонент не абонент, номер не доступен.

- Тут не везде мобильный работает. Что делать будем?

- Пойдем в архив, может что интересное откопаем.


Прошло еще два часа, и тут Храпунов перезвонил.

- Володя, вы чего так долго? Мы уже с Саней думали просить уазик и ехать вас искать!

- Начальник! Обижаете!!! Мы внизу! – гаркнул мне в трубку Храпунов и нажал отбой.

- Ну, чо там? – спросил Саня, увидев мое вытянутое лицо.

- Храпунов бухой.

- Сильно?

- Ну как сказать… связь с реальностью еще не потерял.


Мы быстро отдали документацию обратно в архив, сдали пропуск и вышли из АБК. Храпунов стоял, браво облокотившись на машину, и курил.

- А где инспектор? – робко спросила я.

- А вот он! – хохотнул Храпунов и распахнул заднюю дверь тойоты тундры.


Из салона прямо в грязь, булькнув будто пакет с водой, плюхнулось тело инспектора. «Упалнамоченное лицо» в прямом и переносном смысле, пошевелило конечностями, но в сознание не пришло.


- Храпунов! Ты что наделал?!! – опешила я.

- Гагага! А что? Его теперь хоть в жопу еби!

- Омг! Положите его обратно в салон. Он с нами едет, мы его должны домой отвезти. Фабричная машина уже уехала.

- А где он живет? – спросил Храпунов.

- Надо было, перед тем как наливать ему, все узнать! Может паспорт в сумке поискать? – предложила я.

- Ой, да поехали отсюда, очнется по дороге! – поморщился Сашка.


Мы выехали с территории фабрики под смех охранников.


- Храпунов, как тебе удалось его напоить до такого состояния?

- Да ничо сложного! Я грю ему: «Пошли пешком, я щас тебе все покажу». Мы пошли смотреть, а у него ботиночки хлипкие он мигом ноги-то промочил, я же знаю где инспекцию водить. Ну вернулись в машину, накатили чтоб согреться, и пошло-поехало.

- А водку ты как провез? Тут же на въезде досмотр.

- Так я сказал для инспекции, вот и пропустили.


Пока Саша рулил, я боковым зрением наблюдала за настроением Храпунова. Володя находился в крайне веселом расположении духа, трепал практически бездыханное тело инспектора, рассказывая ему всякие байки. На поворотах инспектор звучно бился башкой в стекло.

- Володь, пристегни его, а то он нам стекло выбьет. – попросил Сашка.

- Не выбьет! Это мой дружбан! – Храпунов сдавил локтем шею инспектора – Просто он еще маленький, головку держать не умеет! ТХА-ХА-ХА!!


Спустя некоторое время мы выскочили на хорошую дорогу и Храпунов уснул. Часа через полтора у Сашки пикнул телефон, и он посмотрел на экран.

- Что за херня? – сдвинул брови Саша.

- Что случилось?

В ответ Сашка мне протянул мобильный и я прочла смс: «Если ты посрал зараза, дерни ручку унитаза».

- Кто-то из друзей прикалывается? – улыбнулась я.

- Хрен знает, номер незнакомый.

- Ыыыыы – промычал сзади Храпунов – А это я пишу! Вот телефон на сиденье нашел!

- Инспектора телефон? Мдааа… и много кому ты там уже написал? – спросила я.

- Написал не написал! Щас, возьму напишу!

- Напишешь, а его потом уволят. – сказал Сашка.

- Не уволят! Это мой дружбан!! – Володя залепил другу звонкую плюху в область морды лица.


Когда мы заехали в город, Храпунов и инспектор спали. Сашка завез меня домой, и поехал отвозить ребят. На следующий день в офисе Храпунов не появился.


- Сань, а ты вчера где мужиков выгрузил?

- Я Храпунова привез домой, хотел паспорт у инспектора поискать или по телефону позвонить, но Вован разбушевался и домой к себе его уволок. Я уже заебался, и не стал с ним спорить.

- Стремно, конечно.

- Да, я им тоже не нянька, вместе бухали, вместе пусть и разбираются! Люди взрослые.


Но еще более стремно стало, когда вечером мне позвонила жена Храпунова, и сказала, что мужа домой не пустила, а теперь он пропал. Телефон Храпунова был отключен.

- Саша, позвони инспектору, у тебя же его телефон остался.

- Недоступен – ответил Сашка.


Храпунов отсутствовал уже третий день, и я, выслушав по телефону истерику его жены, отправилась к Валере.

- Володя пропал, жена звонила вся в истерике.

- Знаю, мне уже его родители три раза звонили. Сообщил я уже ментам знакомым, ищут его.


К вечеру третьего дня Храпунов нашелся, причем, вместе с инспектором. Оказалось, что после того как жена не пустила Храпунова на родной порог, Вовану повезло встретить соседа, который их приютил. Потом мужики уже втроем каким-то неведомым образом телепортировались за туеву хучу километров в сторожку егеря, где продолжили бухать. Документы, деньги, телефоны, а также портфель инспектора были успешно проебаны где-то в лесах. Впрочем, Храпунов завел полезную дружбу с уполномоченным лицом, которая потом окупилась ему сторицей.


Спустя некоторое время меня опять вызвал Валера.

- Опять звонил главный инженер с Зарянской, теперь к ним едут ЧСники с проверкой.

- Не-не-не! Я больше в эти игры не играю! – скрестила я руки.

- Да, отказался я! Прошлого раза хватило!

- И что тебе главный инженер сказал?

- Спросил, что им надо предпринять, чтобы у них все было в порядке.

- И что ты ответил?

- Я сказал, что первым делом им надо уволить Венеру.

Показать полностью
  •  
  • 2426
  •  

Быстро создать тендер по России, моментально предложить свои услуги — это «Сбагри»

Для того, чтобы найти лучшего подрядчика, нужно просмотреть десятки предложений и, скорее всего, на разных сайтах. Чтобы поучаствовать в тендере – выбрать площадку, изучить правила и общаться через посредника. А можно пойти на «Сбагри» – место, где клиенты и поставщики находят друг друга напрямую.


Как создать тендер (или поучаствовать в нём)


Сайтов с объявлениями полно, но так, чтобы они были ориентированы на бизнес, тот самый B2B-сектор, маловато. С этой целью задумывалась площадка «Сбагри», где можно размещать объявления по России, Украине, Белоруссии и Казахстану. С покупкой товаров и услуг через объявления всё ясно. Объяснять излишне. Куда интереснее часть с тендерами. Суперкороткий ликбез:

тендер – это способ поиска и выбора лучшего поставщика для определенного заказчика.

Если нужно сделать какую-то работу, создавайте тендер, ждите заявки и выбирайте лучшего. Ну или выдвигайте свою кандидатуру на участие, если ваша компания идеальна для требуемой работы. Обе этих процедуры бесплатные.


Как это устроено? Компания создает запрос в нужном разделе объявлений в мобильном приложении или на сайте «Сбагри». Всем пользователям рубрики, то есть компаниям, которые когда-либо оставляли в ней объявления со своими услугами или продукцией, приходят push-уведомления — на смартфон и/или компьютер. Так, за пару часов (без преувеличения) реально провернуть тендерную закупку с поставщиками по России. В обратную сторону тоже работает: поставщики получают заказ напрямую, без торгов. Главное, опубликовать объявление в соответствующем бизнесу разделе.

Показать полностью 1 1
  •  
  •