Необходимо войти или зарегистрироваться

Авторизация

Введите логин, email или номер телефона, начинающийся с символа «+»
Забыли пароль? Регистрация

Новый пароль

Авторизация

Восстановление пароля

Авторизация

Регистрация

Выберите, пожалуйста, ник на пикабу
Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
У меня уже есть аккаунт с ником Отменить привязку?

Регистрация

Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
Создавая аккаунт, я соглашаюсь с правилами Пикабу и даю согласие на обработку персональных данных.
Авторизация

Профиль

Профиль

toshik37

toshik37

Пикабушник
Тот самый Нерпач: https://vk.com/gonerpach
2 547 рейтинг
54 комментария
25 постов
19 в "горячем"
Показать полную информацию

Маленькие истории большой войны. Мнение о повести Дэвида Гаймера «Феррус Манус. Горгон Медузы»

toshik37 в Warhammer 40k

Привет, пикабу! Наконец-то добрался до повести «Феррус Манус. Горгон Медузы». Примархи, как и повести о них, все разные. После очень мощных историй про Лоргара и Фулгрима Гаймер делает шаг назад и будто бы возвращается к болтер-порно истокам, с которых начинался цикл. Но это лишь первое впечатление. Внутри повести скрывается множество очень крутых моментов. Написал об этом заметку у себя на сайте. Привожу текст без изменений :)

Маленькие истории большой войны. Мнение о повести Дэвида Гаймера «Феррус Манус. Горгон Медузы» Warhammer 40k, Horus Heresy, Ferrus Manus, Iron Fist, Длиннопост

Феррус Манус — фигура трагическая. В «Ереси» он был важен в первую очередь как брат, а не как личность. Он — первая значительная жертва в цикле, возложенная на алтарь предательства Хоруса. Цель его существования — умереть в сражении с Фулгримом, показать, что из себя представляет гражданская, братоубийственная война. В романе «Фулгрим» Грэм Макнилл очень эмоционально описал как смерть Ферруса, так и то, что ей предшествовало.


Примарх из «игры» выбыл.


Однако из-за развития «Ереси» вширь появилась необходимость найти сыновьям Ферруса место в театре боевых действий, из-за развития вглубь — чуть больше рассказать о нём самом. Так родилась на свет повесть «Феррус Манус. Горгон Медузы».


Если вы читали второй бэкбук из цикла Forge World «Резня», то уже знаете, как прошло приведение к Согласию Гардинаальской империи. Провалившиеся переговоры с Тысячью Сынами. Провалившаяся атака 413-го экспедиционного флота под руководством Улана Цицера, магистра XV ордена легиона Ультрамаринов. Неожиданное прибытие Ферруса Мануса и второй роты Детей Императора. Отказ принять капитуляцию гардинаальцев и почти полное уничтожение Гардинаал Прим. Удивляться здесь нечему.


Интерес в деталях


С одной стороны, свержение лордов Гардинаала — событие более интересное, чем вырезание орочьей империи в повести «Владыка Ультрамара». С другой, — мы уже видели юность Лоргара, сражение Волка и Льва, сожжение Олимпии, поразительные свершения Алого Короля и даже приведение к Согласию с помощью восьмерых космодесантников. На этом фоне история Гаймера смотрится просто-напросто тускло.


Покуда истории других примархов рассказывают о событиях, прямо или косвенно связанных с «Ересью» и даже актуальным сороковым тысячелетием, то «Горгон Медузы» повествует о персонаже, который в дальнейшем себя не проявит. Даже сам Гаймер в эпиграфе повести напомнил: «Его забрали от нас слишком рано. Кто знает, как всё повернулось бы…»

Маленькие истории большой войны. Мнение о повести Дэвида Гаймера «Феррус Манус. Горгон Медузы» Warhammer 40k, Horus Heresy, Ferrus Manus, Iron Fist, Длиннопост

Самая досадная оплошность Гаймера состоит в том, что по повести Феррус узнал про возможное отбытие Императора на Терру за 131 год Улланора. Слухи о выборе Магистра войны могли появиться за десяток, но уж точно не за сотню лет до этого события.


Можно сколько угодно рассказывать о Манусе, но его история так и останется историей для «Ереси». Долгоиграющие последствия могут быть связаны лишь с его сынами и другими примархами. Самое интересное можно рассказать о том, что происходит здесь и сейчас, внутри Великого крестового похода. Гаймер это понимает, а поэтому целенаправленно не углубляется в психологию персонажа. Он берёт не самое важное из противостояний Железных Рук и сосредотачивается на мелких деталях. В итоге они и оказываются в повести самыми интересными.


Феррус обсуждает с Фулгримом преемника на место Императора после того, как узнаёт про желание Отца отбыть на Терру.


Десятый и Третий проводят масштабные сражения друг против друга, чтобы отточить навыки ведения боёв.


Космический десантник оказывается в полевом апотекарионе для обычных солдат, видит страдания простых людей и наблюдает за спасением жизни гардинаальского новобранца.


Подполковник Армии, всю жизнь находившийся под командованием Тринадцатого, участвует в самоубийственном штурме под руководством Железных Рук и разочаровывается в идеалах, за которые сражался.


Железнорукий воин проводит свободное время, погружаясь в протосознание истребителя и наслаждается единением с машиной. И Дети Императора, которые вытаскивают этого «сыча» развеяться.


Эти маленькие истории задают тон всего повествования. Они нацелены на то, чтобы вызвать эмоции. Они их вызывают. Каждая написана отменно, каждую приятно читать. Но они тонут в экшене, которого тут довольно много и который нельзя назвать выдающимся.


Утопия для антиутопии


Другой важный аспект повести — рассказ о Гардинаальской империи. В сумме ей уделяется не более пары десятков страниц, но её жизнь описывается ярко и информативно. Рассказ ведётся с точки зрения консула Сильвина Декки, престарелого псайкера, которого отправили на переработку, так как «затраты на его содержание превышают пользу, которую он приносит».
Гардинаал — это Другой для Империума, но Империума будущего. В сороковом тысячелетии каждый должен подчиняться воле государства, воле Императора. Каждый гражданин должен служить, лишь достойная служба может быть причиной для жизни. Однако люди продолжают действовать иначе, корыстно и эгоистично. Трилогия «Арбитр» как нельзя лучше описывает эту сторону Империума.


В Гардинаале каждый гражданин лишь винтик государственной машины, тысячелетия евгенических экспериментов сформировали касты, каждый представитель которой может жить лишь до тех пор, пока он приносит пользу. Свобода воли — да и то ограниченная — есть лишь у тех, кто должен обладать ею в силу необходимости.


Это очень страшный мир, даже более пугающий, чем Империум сорокового тысячелетия. Дополнительную глубину ему придаёт тот факт, что он является идеальным воплощением идеологии Империума будущего. Если бы Лорды Терры могли создать нечто подобное, то они бы создали. Другое дело, что им бы самим пришлось пасть его жертвой, ведь в новом мире не нашлось бы места для их корыстных интересов.


***


Повесть «Феррус Манус» очень хороша в мелочах, но ей недостаёт целостности. Она распадается на множество отдельных, интересных самих по себе эпизодов, но в целом оказывается не более чем «хорошей». Самого Ферруса здесь очень мало, но даже из эпиграфа становится понятно: Гаймер понимает, что незачем раскрывать персонажа, который сойдет со сцены в первом акте.

Если вы соскучились по экшену, то после «Лоргара» и «Фулгрима» она может стать для вас настоящей отдушиной. Но в ином случае он будет лишь оттенять то, за что «Ферруса» действительно стоит любить.


Мой telegram-канал о книгах по вселенной Warhammer 40,000

Показать полностью 1

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000

toshik37 в Warhammer 40k

Привет, пикабу! В блоге издательства Книжный Клуб Фантастика на DTF выложили третий текст по вселенной Warhammer 40,000, к которому я приложил руку. Попытались максимально сжато рассказать о «Ереси Хоруса», осветив основные теми цикла и сеттинга. Как и в прошлый раз прошу фидбек и буду рад, если накидаете темы, про которые бы хотели увидеть тексты. Сам материал привожу без изменений:

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео

Art by Adrian Smith

В мире Warhammer 40,000 постоянно идут войны. Каждая из рас-фракций пытается не просто выжить – она желает вознестись и стать настолько сильной, чтобы сокрушить всех врагов до единого.


Центральную роль здесь играет Империум Человечества – сверхгосударство, которое объединяет в себе миллионы населенных людьми миров. Именно с позиции людей описывается большинство событий, именно про них пишется большая часть историй. Ксеносы, расы не-людей, находятся на второстепенных ролях, зачастую оказываясь врагами человечества.


На данный момент больше всего известно о двух основных периодах в истории Империума: актуальном 41-м тысячелетии, в котором разворачивается большая часть описываемых событий, и эпохе расцвета Империума, поворотном моменте в его истории – то есть «Ереси Хоруса». При этом последний период вполне может считаться «вселенной во вселенной», самостоятельной историей, ведь развивается он отдельно и независимо.

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео

Промо-изображение коллекционной карточной игры для мобильных устройств The Horus Heresy: Legions


На данный момент о «Ереси Хоруса» вышло чуть больше полусотни книг (конечно, это не Перри Родан, но все равно круто) и почти с десяток бэковых томов с подробным описанием враждующих сторон и предыстории конфликта, который расколол все человечество и определил его судьбу на десять тысяч лет вперед.


Цикл представляет из себя уникальный культурный феномен: работой над ним занимаются десятки людей (и это только авторы романов), тогда как в целом над вселенной их работают сотни.


На заре Империума: причины «Ереси»

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео

Истваан V. Первое «официальное» сражение, в ходе которого почти полностью были уничтожены три лояльных легиона: Железные Руки, Гвардия Ворона и Саламандры. Art by Neil Roberts


Если попытаться максимально сжато пересказать историю «Ереси Хоруса», то получится примерно следующее.


Император, предположительно величайший из психически одаренных людей, решил объединить человечество и сделать так, чтобы оно перестало зависеть от варпа (почему варп так важен, мы рассказывали в прошлый раз). На основе собственного генетического материала в лабораторных условиях он создал себе сыновей – примархов, воплощающих грани его личности.


Каждому из них он дал по Легиону улучшенных людей – Космических Десантников. Алгоритм их создания был унифицирован, но отдельно взятый Легион наследовал конкретные особенности своего генетического отца-примарха. Именно космодесантники помогли Императору меньше чем за 200 стандартных терранских лет привести к Согласию около 250 тысяч миров.

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео

Примархи на Улланорском Триумфе. Именно здесь Император наречет Хоруса Магистром войны. Обложка антологии «Примархи». Art by Neil Roberts


Во время разработки проекта «Примархи» произошла авария, и капсулы с двадцатью младенцами раскидало по населенным людьми мирам. Проект оказался скомпроментирован – это был ход Губительных Сил, «богов» и демонов, обитающих по ту сторону реальности. Однако Император не решился его прервать.


Закончив создание армии Космических Десантников, Император объявил Великий крестовый поход, в ходе которого он и должен был найти всех потерянных сыновей и объединить человечество. Находя одного сына за другим и давая им армии, Император все больше отстранялся от ведения крестового похода, пока однажды и вовсе не объявил, что возвращается на Терру. Он назначил Хоруса Магистром войны и передал ему право закончить процесс объединения человечества.

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео

Император, Адептус Кустодес и Сестры Безмолвия в Паутине. Даже спустя десять тысяч лет война с демонами в ней продолжается. Обложка романа «Повелитель Человечества». Art by Neil Roberts


Целью Императора было не просто объедение людей – он желал не допустить их вырождения в психически активную расу. Для этого он разработал план по созданию прохода в Паутину, древнюю «магистраль» для безопасного путешествия по варпу. Вход в Паутину находился под Гималаями, в недрах Императорского Дворца. Там же и находилась его лаборатория, в которой он начал создавать Золотой Трон – устройство, которое и должно было активировать проход.


Когда Хорус, Магистр войны, объявил войну Императору, один из лояльных примархов рванул прямиком к Отцу через Паутину и этим нарушил ее целостность. Император и лучшие его воины увязли в войне с демонами в подземельях под Дворцом. Тем временем девять примархов-предателей отправились на Терру. Оставшиеся девять оказались вынуждены воевать со своими братьями, а некоторые и вовсе начали сомневаться в том, правильную ли сторону выбрали.
Итогом этой ужасающей войны, в ходе которой погибли триллиарды людей, стала смерть Хоруса, смертельное ранение Императора и человечество, разделенное войной.

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео

Хаоситы презрительно называют имперцев «слугами трупа на троне». И для этих оскорблений есть полные основания. Art by John Blanche


В 41-м тысячелетии Император все еще сидит на Золотом Троне, который поддерживает в нем жизнь благодаря ежедневным жертвам тысячи психически одаренных людей. Выжившие примархи-предатели и их сыны-космодесантники все так же желают захватить Терру, а человечество ведет войну не только с Губительными Силами, но и расами чужаков, которые возвысились за эти 10 тысяч лет.


Впереди Человечество ждут лишь страдания да смех жаждущих Богов.

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео

Примархи-предатели готовятся к Осаде Терры. Обложка романа Slaves to Darkness. Art by Neil Roberts


Предательство всех сортов и оттенков


Если попытаться назвать основную тему, раскрытию которой так или иначе посвящены все произведения цикла, то это будет тема предательства. В цикле нет одного действующего героя (хотя первые пять романов представляют из себя более-менее последовательное повествование), но есть более сотни центральных персонажей (только одних примархов, на секундочку, 18), от лица которых и рассказываются события. У каждого из них были свои желания и стремления, помимо простой необходимости исполнять приказы и воевать.


И именно в этом и заключается прелесть цикла – он повествует не просто об одном конкретном предательстве, он рассказывает о множестве событий, которые можно охарактеризовать как «Предательство». Кто-то встал на сторону Хоруса, кто-то остался на стороне Императора. Кто-то за время «Ереси» не раз менял сторону. Кто-то вел собственные войны, формально присоединившись к одному из противников.

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео

Терра готовится к осаде. Обложка The Solar War, первого из восьми романов подцикла The Horus Heresy: Siege of Terra. Art by Neil Roberts


Предательство Императора во имя Империума, предательство Империума во имя Императора, предательство генетического отца во имя Императора, предательство Императора во имя отца, предательство братьев, предательство идеалов, предательство самого себя – если перебрать все варианты того, как можно было предать кого-то в этой войне, то, скорее всего, вы их найдете. Именно по этой причине многие рассказы оказываются в разы интереснее некоторых романов цикла.


Мыльная опера галактических масштабов


Хорошая история не может получиться без интересных персонажей, а интересные персонажи не могут получиться без конфликтов, которые их определяют. В цикле нет одного центрального героя, который бы, как Наруто, мог тянуть на себе всю историю. «Ересь Хоруса» хороша обилием своих персонажей, поражает глубиной взаимосвязей между ними, но из-за акцента именно на взаимоотношениях превращается в типичную «мыльную историю», являясь по сути обычной космооперой.

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео

Чтобы понимать примерный рост примарха, нужно помнить, что обычный космодесантник в броне достигает 2,2-2,3 метров. Обложка повести «Пертурабо: Молот Олимпии». Art by Mikhail Savier


Многие фанаты спустя годы обнаружили, что 4-метровые боги войны, которых они считали идеальными сверхлюдьми, оказались людьми обычными, со своими страстями и стремлениями. Что примарх, что космодесантник, что обычный солдат – все они похожи и различаются в первую очередь своей позицией в социальной иерархии и способностями, интеллектуальными и физическими. История о «Великом Предательстве» является историей о людях, которые в силу своей «ограниченности» и «неидеальности» чуть не уничтожили целое трансгалактическое сверхгосударство.


Художественная притягательность цикла состоит не в том, что он полон сверхчеловеческого экшена и космических боев, а в том, что он рассказывает историю о людях, которые из-за своих неразрешенных конфликтов создали огромные проблемы для бессчетного количества других людей.

Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео
Отцы и дети. «Ересь Хоруса» как мыльная опера в сеттинге Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Horus Heresy, Games Workshop, Black Library, Длиннопост, Видео

Cлавная дуэль между братьями из Легиона Детей Императора и Легиона Имперских Кулаков во время Великого крестового похода. Смертельная битва лоялиста и предателя времён «Ереси Хоруса». Art by dagahaz


В своем ядре «Ересь Хоруса» – это история об отце и его сыновьях, которые хотели любви и понимания, а оказались инструментами, пешками в его плане по направленной эволюции человечества. Некоторые из них оказались не согласны с таким видением, жаждали большего и поэтому решили пойти против своего создателя. Их мелочность и уязвленная гордость привела к ужасающим воображение событиям.


Значение цикла для вселенной Warhammer 40,000


Для большинства живущих в 41-м тысячелетии «Ересь Хоруса» является мифом, легендой, историей о том, что происходило очень и очень давно. Но именно в ней кроются причины всех тех бед, которые потом произошли с людьми: пришествие ксеносов-тиранидов в Галактику; угроза падения Империума от космодесантников-предателей, обосновавшихся на границах Империума; вырождение людей в психически активную расу.

Первый трейлер фанатской короткометражки Death of Hope, вдохновленный романом «Первый Еретик». В ролике показано противостояние Легиона Несущих Слово и Ультрамаринов на Калте


Трагизм истории «Ереси» заключается в масштабе описываемых событий и последствиях, которые она имела для всех людей в рамках вселенной. Император хотел не дать людям оказаться игрушкой в руках Хаоса – и у него это могло получиться, если бы не вмешательство Губительных Сил. То, что итог всех этих событий можно наблюдать в актуальном таймлайне, не делает историю хуже, а наоборот – создает дополнительный бэкграунд для более тонкого эмоционального восприятия.

Тема предопределения очень часто поднимается в литературных произведениях, но столь же часто она и опровергается. В книжном цикле события разворачиваются здесь и сейчас, и на глазах читателя герои делают выбор, лишь предполагая его последствия или вовсе не задумываясь о них. Все картины будущего предстают перед ними как возможные, а поэтому герои всеми силами пытаются их предотвратить (или достичь, в зависимости от стороны конфликта).


Иногда может показаться, что они почти побеждают, но итог, о котором знает лишь читатель, всегда остается неизменным: человечество проигрывает войну с Хаосом.


Мой telegram-канал о Warhammer 40,000

Показать полностью 10 1

Философия повести Джоша Рейнольдса «Фулгрим. Палатинский Феникс»

toshik37 в Warhammer 40k

Привет, пикабу! Наконец-то добрался до повести «Фулгрим. Палатинский Феникс». Она насыщена политико-философскими размышлениями, а поэтому они заслуживают своего детального рассмотрения. Написал об этом заметку у себя на сайте. Привожу текст без изменений :)

Философия повести Джоша Рейнольдса «Фулгрим. Палатинский Феникс» Fulgrim, Horus Heresy, Warhammer 40k, Josh Reynolds, Длиннопост

Подцикл «Примархи» довольно быстро стал местом, где авторы получили отличную площадку для прорабатывания психологии примархов и придумывания историй, которые бы могли стать интересными для искушённых фанатов вселенной.


В «Пертурабо» Гай Хейли описывал войну с хрудами, существами, соприкосновение с которыми вызывало ускоренное старение.


В «Лоргаре» Гэв Торп рассказывал о Колхиде и создании религиозных сект.


В «Фулгриме» Джош Рейнольдс придумал целый мир со своей историей и проработанной философской системой, а саму повесть сделал вполне конкретным высказыванием о сущности Империума. Для произведения в цикле Warhammer 40,000 это довольно нетипичное событие. А поэтому оно требует детального рассмотрения.


Сыны Сабазия: меж желанием и предназначением


Основополагающая доктрина Братства, якобы выведенная самим Сабазием, говорила о борьбе желания и предназначения — того, что ты хочешь, с тем, что тебе нужно в действительности. Бытие рассматривалось как дуэль между конфликтующими побуждениями. Лишь одержав победу в этом поединке, человек достигнет безупречности и во владении мечом, и в самой жизни. Поскольку совершенство есть баланс, идеальное общество можно возвести лишь на фундаменте равенства и соразмерного представительства. Конечно, такая утопия невозможна, но к ней всегда следует стремиться. (c) «Фулгрим. Палатинский Феникс»


Ключевыми для сабазийцев являются два понятия: желание и предназначение. Вокруг них выстроена вся их философская система, а каждое проявление практической жизни они интерпретируют с точки зрения разделения этих понятий.


Желание — то, чего хочет добиться отдельный, конкретный человек, удовлетворение его потребности в чём-либо. Стремясь достигнуть желаемого он двигается лишь исходя из своих эгоистичных интересов.


Предназначение — некое предписание, цель существования человека, которая находится вне сознания и стремления каждого отдельного человека. Предназначение — это желание, навязанное извне. Рейнольдс вполне осознанно не развивает эту сторону философии сабазийцев, не вкладывает в уста имперцев её вербальную интерпретацию, оставляя на откуп читателю понимание того, чем именно является предназначение. Но он вполне ясно намекает, что навязанная со стороны Императора цель является для Фулгрима (и всех примархов) их предназначением, находящемся в противоречии с их желанием (или желаниями).


Предназначение — этот тот же долг, предписание, которые сформулированы более высокопарно.

Сам Фулгрим в рамках произведения обвиняет сабазийцев в идеализме и оказывается абсолютно прав, ведь представление о «желании и предназначении» — это чистой воды абстракция, идеализм. Сабазийцы, взяв эту абстракцию как оружие, интерпретируют всю общественную практику через идеальные конструкции. Как итог: все их речи не более чем софистика и демагогия, которая не ведёт ни к каким конкретным выводам.


— Чего вы хотите, Беллерос? Чего вы желаете для Визаса?Канцлер посмотрел на него и через несколько секунд произнес:— Чего-то лучшего.— Знакомый ответ, — кивнул Фулгрим. — Но чего именно? Поясните мне. Лучшего для вас? Лучшего для континентального правительства?— Лучшего для Визаса.— А это — ответ идеалиста или же политика. Кто вы?  (c) «Фулгрим. Палатинский Феникс»


Когда канцлер Беллерос говорит о «лучшем» будущем для Визаса он не конкретизирует, что же именно является «лучшим». Как политик он живёт в мире практики, как философ-идеалист — в мире абстракций. И он не может их примирить, не может выйти за рамки своих представлений об идеальном, а поэтому отказывается от предложения Фулгрима взять бразды правления в свои руки. Как и все сабазийцы, он просто не понимает, как реализовать на практике те идеалы, в которые верит. Он не видит, что мерилом философии должна стать практика, не способен порвать с идеализмом и сформировать новое, материалистическое понимание мира.

Философия повести Джоша Рейнольдса «Фулгрим. Палатинский Феникс» Fulgrim, Horus Heresy, Warhammer 40k, Josh Reynolds, Длиннопост

В общих чертах Визас похож на Европу эпохи Просвещения, но в деталях он заметно отличается. Это уже мир развитой промышленности, это уже мир с иной социальной структурой, отличной от Европы 16-18 веков. В нашем мире разрушались феодальные устои, формировался класс промышленников — буржуазия, и противостоящий ему класс наёмных рабочих. Они были носителями отличных от феодальной аристократии представлений, именно их потребности формировали новый мир. На Визасе происходит обратное — наёмные рабочие закрепощаются, темпы производства падают, недовольство перерастает в бунты, а у интеллектуальной элиты не хватает знаний для осмысления этого процесса.


Рейнольдс мазками рисует правдоподобную картинку возможного в рамках сеттинга мира, но из-за сюжетной необходимости не прорабатывает его в такой мере, чтобы внутри Визаса могли скрываться ответы на вопрос: «Как следует его изменить, чтобы снизить социальную напряжённость».


Трудно Быть Примархом


— Они просто дети, а у меня нет времени на игры с малышами. — Примарх сдвинул брови. — Визас нужно привести к Согласию.— Таково ваше желание, но не предназначение.— И то, и другое.— Если вы так думаете, значит, определённо ничего не понимаете. (c) «Фулгрим. Палатинский Феникс»


Фулгрим, несмотря на всё свою сверхчеловеческую природу, точно такой же идеалист, как и сабазийцы. Его стремление к идеалу, есть то же самое стремление к абстрактной версии лучшего настоящего. Но это стремление не сформировано конкретными материалистическими предпосылками, оно является первопричиной самого себя.


Фулгрим приходит на Визас как вестник лучшего будущего для Визаса, но лучшего будущего с точки зрения Империума, а не с точки зрения потребностей визасцев. Он не врёт, когда говорит, что жизнь людей станет лучше — использование технологий Империума действительно сможет поднять средний уровень жизни на планете, улучшит качество медицинского обслуживания, изменит условия работы для простых трудяг. Но это будет изменение лишь в интересах Империума, которому нужна рабочая сила для производства военной техники и воспитания солдат для Великого крестового похода.


Сабазийцы ждут, что Фулгрим станет кем-то вроде героя романа «Трудно быть богом»: погрузится в жизнь Визаса и сможет сформировать для него уникальный путь общественного развития, в рамках которого будут удовлетворены потребности визасцев. Они ждут, что он сделает Визас лучшей версией самого себя. Исходя из идеалистических предпосылок, они жаждут вполне материалистических результатов. Они взваливают на его плечи это предназначение, предполагая, что он сообразно их философским представлениям охотно примется за его исполнение. Фулгрим, по вполне очевидным для него самого причинам, отказывается.


«Не такой, как все»


Когда Фулгрим решает захватить Визас с помощью всего восьми космодесантников, он бросает вызов всей бюрократической системе Империума и своим братьям: утверждает, что приводить миры к Согласию можно иначе. Не только «огнём и кровью». Но начав этот путь, он очень скоро обнаруживает противоречие между методом и целью: ему нужно подчинить мир экономическим нуждам крестового похода, а не дать сделать так, чтобы однажды этот мир дорос до «осознанного вхождения в состав Империума».

Философия повести Джоша Рейнольдса «Фулгрим. Палатинский Феникс» Fulgrim, Horus Heresy, Warhammer 40k, Josh Reynolds, Длиннопост

Когда переговоры прошли не очень удачно.


Фулгрим — не дон Румата, у которого есть на выполнение задания вся жизнь и жизни всех тех, кто желает идти по схожему пути. Фулгриму нужно приведение к согласию здесь и сейчас. Идейно он хочет сделать это «минимальными жертвами» и минимальными силами. В итоге жертвы со стороны имперцев действительно оказываются минимальными (если они вообще есть, но чисто статистически скорее всего кто-то из прислужников итератора Голконды мог погибнуть), жертвы со стороны визасцев — ощутимыми, но не критичными для нужд военной машины. Большую опасность в ходе противостояния представляла смерть Фулгрима, который часто действовал импульсивно и необдуманно.


С другой стороны, и сама повесть противостоит всему книжному циклу Warhammer 40,000 и идее о «вечной войне». Рейнольдс как бы говорит: «Смотрите, этот цикл можно писать иначе! Не через боёвку и экшн, а более тонко и глубоко!». И он справляется с этой задачей куда лучше, чем Фулгрим. Повесть действительно оказывается чем-то отличным от «очередного болтерпорна». Она не становится от этого скучной или занудной, а наоборот — оказывается куда более насыщенной и богатой на пищу для размышлений, чем десятки других книг.


«Фулгрим. Палатинский Феникс» — не просто хорошее произведение, а уникальный опыт для знакомого со вселенной фаната. Это высказывание о мире, которое оказывается подарком для читателя, ожидающего от произведения по «Ереси» чего-то уникального и необычного.


Мой telegram-канал о книгах по вселенной Warhammer 40,000

Показать полностью 2

Каин на века. Мысли о втором омнибусе Сэнди Митчелла о комиссаре Каине «Защитник Империума»

toshik37 в Warhammer 40k

Привет, пикабу! Наконец-то добрался до второго омника про комиссара Каина «Защитник Империума». Он вряд ли удивит того, кто уже знаком с Каином, но подарит ровно те эмоции, за которые романы Сэнди Митчелла любят. Написал об этом заметку у себя на сайте. Привожу текст без изменений :)

Каин на века. Мысли о втором омнибусе Сэнди Митчелла о комиссаре Каине «Защитник Империума» Imperium, Warhammer 40k, Ciaphas Cain, Длиннопост

Он обаятелен, умён, силён и чертовски хитёр. Он не скован иерархией Имперской Гвардии и всегда имеет пространство для манёвра. Он искусный фехтовальщик и не самый плохой стрелок. Ему нравятся жизнь, танна, рекаф, амасек и женщины. Но есть одна проблема: раз за разом он попадает в передряги, оказываясь на волосок от смерти.


Он сражался с орками, тиранидами, некронами, генокрадами, псайкерами, предателями, культистами и всегда побеждал… Или преподносил своё бегство как победу.


В этом весь Кайафас Каин.


И поэтому странно ожидать от него чего-то другого.


Большую часть всех романов про Каина составляют описания действия. Перестрелки, погони, битвы — всё то, что является «рутиной» для прославленного героя Империума. Но большую ценность для вселенной составляют другие эпизоды — моменты, когда Каин использует не грубую физическую силу, а мощь своего разума.


Политические игры и отыгрывание роли «отважного героя». Сложение «благозвучных реплик» без употребления «фраговый фраг» через слово, описывающих обстановку понятным для официальных лиц языком. Поддержание порядка в вверенных Каину военных формированиях, тогда как он сам бы не прочь присоединиться к «беспорядку». Именно в подобных ситуациях раскрывается личность Каина, а никак не в сражениях.


Однако невозможно, чтобы прославленный комиссар долгое время находился вдали от боя. Сам Сэнди Митчелл в предисловии к омнибусу заявил, что Каин — один из тех редких персонажей, которые сами пишут свою историю. Достаточно представить декорации, поместить туда Кайафаса и тут же станет понятно, что произойдёт дальше. Это персонаж, который притягивает к себе неприятности, но всем сердцем желает их избежать. В этом весь Каин.

Каин на века. Мысли о втором омнибусе Сэнди Митчелла о комиссаре Каине «Защитник Империума» Imperium, Warhammer 40k, Ciaphas Cain, Длиннопост

Приятная особенность последних двух романов сборника: Каин постоянно взаимодействует с гражданским населением. В «Зове Долга» он становится главным героем новостей и символом Имперской Гвардии на Перимунде. В «Последнем бое Каина» он вовсе призывает гражданских вступить в ополчение. И да, такие фигурки вполне могут существовать во вселенной Warhammer 40,000.


Рассуждать о втором омнибусе в общем крайне тяжело, ведь почти всё то, что хотелось сказать о Кайафасе, я уже сказал 3 года назад в тексте о первом омнибусе. И с тех пор мало что поменялось. Каин не особо изменился с тех пор. И этого вряд ли стоило ждать. Даже несмотря на то, что романы описывают приключения Каина не в хронологической последовательности. Разница между ними иллюзорна: в начале своего пути Каин воочию наблюдал не всех врагов Империума, а ближе к концу своей жизни имел честь сразиться и победить многих их представителей.


Роман «Смерть или Слава» рассказывает о первой встречи Каина с орками. И сколь же уморительными оказываются его замечания после ознакомительного брифинга, на котором показываются пикт-изображения орков. «Ну не могут они быть такими большими», — нервно замечает Каин. А потом высаживается лишь с одним Юргеном в тыл ксеносам и умудряется собрать целую армию из Сил Планетарной Обороны и гражданских.


Важно заметить, что второй омнибус имеет большую цельность, в отличии от первого. «Смерть или Слава» и «Последний бой Каина» объединены общим местом — Перилией, хоть действие и происходит с разницей почти в сотню лет. И все три романа связаны артефактом ксеносов, сохранение которого и становится одной из главных задач для комиссара.

Каин на века. Мысли о втором омнибусе Сэнди Митчелла о комиссаре Каине «Защитник Империума» Imperium, Warhammer 40k, Ciaphas Cain, Длиннопост

Самые яркие персонажи в произведениях о Каине — это девушки, с которыми комиссар тесно общается. Фелиция Тайбер появляется в первом романе омнибуса и сразу же влюбляет в себя читателя. В «Последнем бое Каина» Митчелл немного времени посвятит Сестре Битвы Юлианне, которая, к сожалению, в итоге не станет достойной вайфу для Каина.


Если выбирать роман, который является лучшим в данном сборнике, то я без сомнения отдам первое место «Зову Долга». В нём Каин вместе с инквизитором Эмберли Вейл борется с генокрадами, прочно засевшими на Перимунде. Их активность высока, а влияние настолько сильно, что высадка тиранидов ожидается не в скором времени — она уже произошла. В отличии от большинства романов про Каина, которые представляют из себя рубило вполне очевидных врагов, здесь имеется и интрига, и напряжение — та острота, которая и делает приключения комиссара столь притягательными.


Это сборник романов о всё том же старом-добром Каине. Он занимается там тем же, чем и всегда: пытается не умереть и спасает Империум. Поэтому странно ожидать от сборника чего-то другого.


В этом весь Кайафас Каин.


Мой telegram-канал о книгах по вселенной Warhammer 40,000

Показать полностью 2

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000

toshik37 в Warhammer 40k

Привет, пикабу! В блоге издательства Книжный Клуб Фантастика на DTF выложили второй текст по вселенной Warhammer 40,000, к которому я приложил руку. В этот раз материал коснулся специфики работы издательства Black Library, логики развития сеттинга и тех проблем, с которыми сталкиваются авторы книг в процессе работы. Как и в прошлый раз прошу фиидбек и буду рад, если накидаете темы, про которые бы хотели увидеть тексты. Сам материал привожу без изменений:

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

art by Johan Grenier


Начнем с самого начала. В 1975 году трое друзей основали компанию Games Workshop. Они начали с создания нард и других простых настольных игр, но очень скоро начали двигаться в сторону дистрибуции игр ролевых. В 1977 они получили права на Dungeons & Dragons, чуть позже на Call of Cthulhu, Middle-earth Role Playing и ряд других. Уже в 1983 была представлена их первая разработка – Warhammer Fantasy Battles, а через 5 лет, в 1987 была выпущена первая книга правил настольной Warhammer 40,000 – Rogue Trader.


Сейчас, спустя более чем 30 лет, именно вселенные под общим заголовком Warhammer приносят львиную долю доходов компании. Основной продукт GW – это миниатюры для варгеймов. Годовой оборот компании сейчас – сотни миллионов евро. Но вряд ли это было бы возможно, если бы не было качественных правил для игры, не было активной коммуникации с потребителями, официальной поддержки для клубов и турниров, а за пластиковыми фигурками солдатиков не стояли интересные истории.


Живая история

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

art by Igor Sid


Games Workshop можно легко сравнивать с комикс-гигантами вроде Marvel или DC, ведь принципы их работы в большинстве своем оказываются схожи. Они все производят конкретный продукт и сопутствующие товары, которые объединены не просто общими персонажами, а целой вымышленной вселенной. И именно этот факт определяет работу корпораций и дает возможность лучше понять то, что создается под их лейблом.


Вселенная 41-го тысячелетия, как и любая живая вселенная, никогда не стоит на месте – она развивается, усложняется и заполняет собой жизнь человека, который решил начать ею интересоваться.


Но специфика вселенной Warhammer 40,000 состоит в том, что все рассказанные истории (за исключением тех, что лишились статуса канона из-за устаревания и переосмысления за годы развития мира) составляют ткань единого мира. То, что происходит в видеоиграх или книгах, может как дублировать то, что появляется в кодексах (книгах правил для настольной игры, которые содержат как зарисовки о мире, так и данные о балансе юнитов и иных важных для проведения игровых сессий вещах), так и иметь лишь косвенную связь с этими событиями, заимствуя лишь героев или места действий.

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

У Marvel есть линейка What If, где авторы заигрывают с возможными сюжетами, в DC есть множество «наших» миров, которые могут сталкиваться. С Warhammer 40,000 так экспериментируют только фанаты и создают альтернативные истории по типу «Ереси Дорна». art by Diego Gisbert Llorens


Сами кодексы разделяют на редакции, каждая из которых знаменует собой новый виток жизни вселенной: обновление лора, правил, модельного ряда, переосмысление старого, привнесение нового и удаление ненужного, а также новые глобальные события и вытекающие из них отдельные ивенты.


На момент написания этого текста актуальной является 8-ая редакция, в рамках которой Галактику разделило огромным варп-штормом, из-за чего баланс сил во вселенной сместился. Но даже из-за временного смещения ни одна из фракций никогда не добьется окончательной победы (исключение – «Конец Времен» в фэнтези-вселенной, но то было, по сути, закрытие вселенной в ее тогдашнем виде).

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

Старый офис GW в Ноттингеме


Каждая редакция приходит примерно следующий цикл. Сначала выходит общая книга правил (рулбук редакции), на ее основе формируются кодексы, затем мини-рулбуки для стартеров, книги-дополнения (саплименты) для компаний (варзон), дополнения к кодексам, датаслейты (инфо-планшеты) и даташиты (инфо-листы), в которых содержатся правила для новых отрядов. Параллельно с этим проводится множество ивентов, на которых можно не только в числе первых купить новые книги, но и увидеть новые миниатюры, а также посетить интервью-сессии с редакторами книг правил и авторами Black Library (импринт BL Publishing – одного из подразделений GW).

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

art by Johan Grenier


Сообщество вархаммеристов обладает особой сплоченностью как раз в силу этой специфики взаимодействия компании со комьюнити: оно регулярно поставляет фанатам информацию для обсуждения и позволяет буквально жить этой вселенной. Регулярно обновляется сайт Warhammer Community, каждый месяц выходит журнал White Dwarf, новые видео на официальном YouTube-канале и до десятка книг – одним словом, делается все, чтобы удовлетворить желание людей как можно больше времени проводить в любимой вселенной.


Даже существует и регулярно обновляется сайт The Regimental Standard (рус. – «Полковое знамя», переводы можно найти, например, в этом сообществе), еженедельного информационного листка гвардейца, который мог бы в действительности существовать в мире «сороковника». Он написан в нарочито саркастичном стиле и являет собой одну из самых интересных форм сопроводительных рекламных материалов для издаваемой GW продукции.


Компания делает все возможное, чтобы единожды заскочив на этот hype train, фанат больше никогда с него не слезал.

Уровень взаимодействия с комьюнити в последние годы растет. Лет 5 назад выхода такого ролика нельзя было и представить.


Обратная сторона этого процесса – необходимость следить за общим развитием вселенной, пропускать его через себя. Если у компании намечается новый релиз, ролевая игра или что-то в таком духе, то, скорее всего, она будет продвигать его всеми возможными способами: авторы напишут несколько рассказов и романов, художникам дадут задание подготовить красочные иллюстрации для распространения в социальных сетях и использования в дополнительных книгах правил, на ивентах будут показаны закулисы процесса создания.

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

Один из последних необычных релизов: Blackstone Fortress из серии Warhammer Quest. Помимо ролевой игры, вышел роман и несколько рассказов, дополняющих историю


А спустя лет 5-10 этот релиз покроется пылью. Сначала для него перестанут выходить обновления, интересен к нему будет угасать, пока он в конце концов не пропадет из продажи и не станет частью истории. Для интересующихся литературой от релиза останется лишь пара романов и незакрытые сюжетные линии (так, например, произошло с циклом «Лорд Солар Махариус», у которого третий роман так и не был написан).


Но случается и такое, что старые релизы «достаются из шкафа» и получают вторую жизнь (Adeptus Titanikus, Kill Team, а сейчас ожидается возрождение режима Apocalypse, в котором участвуют сотни отрядов, десятки единиц бронетехники и огромные человекоподобные роботы).


Здесь можно [почти] все

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

Космодесантники из 13-ой роты Космических Волков сражаются с порождениями Хаоса. От обычных оборотней их отличает невозможность обратно стать человеком. art by Mac Smith


Целевая аудитория продуктов GW – это далеко не дети или подростки. Стартовый набор миниатюр стоит 5-10 тысяч рублей, а чтобы собрать и покрасить целую армию, потребуется куда больше денег. Warhammer 40,000 создается для взрослых людей, а потому в произведениях по мотивам мира авторы вольны писать почти обо всем, что им придет в голову, за исключением правдоподобного изображения секса. Вселенная не просто так считается воплощением брутальности и жестокости – в книгах действительно с хрустом отрывают конечности так же часто, как с хлюпаньем перерезают глотки.


Издательство Black Library за 21 год своего существования вырастило целый костяк авторов, способных с закрытыми глазами штамповать произведения по вселенной. Кто-то из них пришел со стороны и ему было интересно попробовать себя в интересном сеттинге (Дэн Абнетт как самый яркий пример). Кому-то было просто интересно развивать мир и писать о той игре, за которой он любил проводить время (Грэм Макнилл, Петер Фехервари, Аарон Дембски-Боуден). Кто-то и вовсе начал писать, параллельно работая над другими вещами в GW, и со временем стал заниматься лишь литературой (Грэм Макнилл, Энди Чамберс, Гэв Торп, Джеймс Сваллоу).

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

Не так давно были запущены две новых серии: Warhammer Horror и Warhammer Adventures. Первая – более мрачные истории, вторая – серия для детей, чьи родители хотят приобщить их к своему хобби


В 1997 году вышли первые выпуски журнала Inferno! – сборника рассказов по всем актуальным игровым мирам. До 2005 года журнал выходил 6 раз в год и давал возможность фанатам оценить работы новых авторов и познакомится с огромным количеством разноплановых историй. В 2018 году выпуск Inferno! объявили вновь, и сейчас на его страницах можно увидеть работы как уже известных авторов, так и дебютные произведения.


Весной 1998 года начал выходить Warhammer Monthly, ежемесячный сборник рисованных историй по вселенной. Он был закрыт после выхода 86-го выпуска в 2004 году.

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

Обложка Inferno! #1 (2018)


По своему духу большинство работ раннего Black Library напоминали фанфики. По сути – они ими и были. Люди, которые искренне восхищались «Вархаммером», пытались углубить его и сделать доступнее для масс. Они создавали литературный язык, изобретали формулы, которые спустя годы будут восприниматься не иначе, как тропы. Они же и изобрели особый жанр боевой фантастики, который многим позже фанаты в шутку начнут называть «болтерпорно» за обилие сражений космодесантников, использующих оружие с особыми боеприпасами-«болтами» (также известное как болтеры). Произошел качественный сдвиг в умах части фанатов: то, что воспринималось как фишка и поначалу радовало, стало вызывать лишь скуку и раздражение.


Коммерческие рельсы

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

Фото с открытия сотого магазина в Северной Америке


Несмотря на то что формально во вселенной можно писать про все, что угодно, выбор тем для произведений все же зависит от ряда факторов, главный из которых – ожидания аудитории. Людям нравится читать (и покупать) книги про Имперскую Гвардию – издательство раздает авторам задания писать про конкретные полки. Болтерпорно хорошо продается? – издательство запускает цикл Space Marine Battles, который состоит по большей части из подобных романов.


С другой стороны, сами авторы – это живые люди, которые зарабатывают себе на хлеб созданием произведений по различным вселенным. Они устают, они могут исписаться, они могут полениться, а редакторы просят от них экшен-вставок и определенного количества знаков в произведении. И авторы их выдают, заполняя произведение боями или обширными описаниями.

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

art by Vladimir Krisetskiy


Бывает так, что, взявшись писать про какую-то из тем, автор выжимает из нее столько, что и не думаешь, что так было можно. Роман «Культы генокрадов» или повесть «Рагнар Черная Грива» – это примеры работ, когда произведение, созданное для стимуляции продаж настольной игры, оказывается интересным само по себе. В таких случаях автору могут спокойно дать карт-бланш на написание еще одной книги, которая бы раскрывала новые грани вселенной. Такой, где автор мог бы выложиться без привязки к определенному релизу компании (Emperor's Spear Аарона Дембски-Боудена, Requiem Infernal Петера Фехервари).

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

Слева направо – авторы мини-серии «Осада», завершающей цикл «Ересь Хоруса»: Джон Френч, Гай Хэйли, Гэв Торп, Дэн Абнетт, Крис Райт, Аарон Дембски-Боуден


Также существуют и циклы, в которых средний уровень проработки работ ощутимо выше. Самый яркий пример – «Ересь Хоруса». В ней редкое произведение оказывается «проходным», тогда как «эталонных» по качеству и внимания к деталям оказывается с лихвой. Но подобное возможно лишь потому, что цикл очень хорошо продается и время от времени становится бестселлером рейтинга The New York Times.


Другая сторона такого подхода – авторам не всегда выпадает шанс написать произведение не о людях, а о ксеносах. Расы чужаков интересны фанатам не так сильно, как люди, а потому романы о каких-нибудь эльдарах будут закономерно продаваться хуже, чем об очередных похождениях комиссара Каина. Это же и объясняет империумоцентричность сеттинга: ориентация на описание событий с позиции людей объясняется не только местом человечества в этом мире, но и желанием фанатов читать именно о людях, а не о ком-то там еще – несмотря на то, что чужаков в Warhammer 40,000 очень и очень много.


Путь читателя

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

Собрание книг, вышедших на русском языке. Фото: Евгений Смирнов


Ответить на вопрос: «А с чего начать читать?» – не так-то просто. Большинство произведений связаны лишь Галактикой и не имеют жесткой привязки друг к другу (если вообще взаимосвязаны), но при этом многие из них отражают время, в которое те писались. Написанные на заре Black Library тексты будут разительно отличаться от книг, написанных спустя 20 лет, – иной редакторский контроль, иной бэк в мелких деталях.


В них, конечно, не появятся фракции, которые давно перестали играть сколь бы то ни было важную в сеттинге (как планета скватов-дварфов в романе Space Marine Йена Уотсона, которая еще существовала на момент выхода романа в 1993 году), но вот подход к описанию характеров космодесантников точно будет заметен (можно сравнить трилогию «Серые Рыцари» Бэна Каунтера и «Дар Императора» Аарона Дембски-Боудена).

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

Сейчас наплечники стараются рисовать не столь гротескно. art by Michael Phillippi


Другое дело обстоит с циклом «Ересь Хоруса», который активно развивается последние 10 лет. Финал «Ереси» известен, но многие описываемые в нем события были придуманы в ходе работы над книжным циклом и в процессе написания бэкбуков. В том числе поэтому она и оказывается столь интересной для фанатов, так как позволяет следить за процессом «наращивания мяса» сеттинга на основу общеизвестного скелета. И это не учитывая того, что на первый взгляд случайные события (пусть и имеющие далеко идущие последствия) оказываются контекстно-обусловленными.

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

В 2006 году, когда вышел открывающий роман цикла «Возвышение Хоруса», в каждом из Легионов Космического Десанта было всего 10 тысяч воинов. Сейчас же численность каждого Легиона на момент предательства Хоруса колеблется от 80 тысяч до 250. Или Талларн – величайшее танковое сражение вселенной, одно из немногих, упоминавшихся в бэке событий ранней «Ереси», – оказался не самым значимым для цикла книг о войне. Это лишь пара небольших деталей, наглядно показывающая, как внутри Games Workshop изменялось представление о сеттинге.


Пока для актуального таймлайна эти события были историей, проблем не возникало – это была легенда, окутанная тайнами и мраком. Когда за проработку сеттинга взялись серьезно, потребовалась детальная проработка всех элементов: начиная от дизайна техники и заканчивая скрупулезной хронологией, в которой бы каждое событие логично вытекало из предыдущего.

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

Одна из ранних хронологий (вёрстка: группа WARHAMMER 40000)..

Мастерская войны. Как живет и развивается сеттинг Warhammer 40,000 Warhammer 40k, Games Workshop, Black Library, Horus Heresy, Видео, Длиннопост

...и таблица с хронологией событий с мероприятия The Horus Heresy Weekender 2019, проводившемся в 2-3 февраля. С выходом очередного бэкбука от Forge World (дочерняя компания Games Workshop) в ней появляются несколько новых событий.


Тенденция последних десяти лет – развитие «Ереси» не только вперед (к Осаде и окончанию смуты), но и назад (период Великого Крестового похода до того момента, пока Император не вернулся на Терру). Это происходит не только в рамках бэкбуков, но и в самих литературных произведениях. Отсюда постоянные скачки на десятки и сотни лет даже в рамках одной книги.


В силу этой особенности перед фанатами встает задача самим составить кусочки пазла так, чтобы перед ними оказалась максимально полная картина. Кому это нравится – получает огромное удовольствие от такой эклектики. Фанаты создают собственные гайды о том, как стоит читать книги. Обсуждают произведения, пытаясь выстроить причинно-следственные связи между поступками героев. Хотят лучше понять, как столь ужасающие события могли произойти и кто из персонажей оказался неправ больше остальных.


***


Вселенная Warhammer 40,000 развивается прямо на глазах фанатов. Они следят за ней, спорят, строят теории и обвиняют друг друга в неправильной интерпретации фактов и мотивов героев. И дай Император, чтобы каждый десятый из них имел у себя одну (как минимум!) готовую к настольным сражениям армию. Большинство из тех, кто любит этот сеттинг, никогда не покупали миниатюры. Они могут играть в видеоигры, читать книги десятками каждый год, но так никогда и не приобщиться к тому, что являлось первоосновой вселенной.


Мой telegram-канал о Warhammer 40,000

Показать полностью 16 1

Что такое «Пришествие Зверя»? Мысли о первом омнибусе серии

toshik37 в Warhammer 40k

Привет, пикабу! Несколько месяцев назад на русском вышел первый из трёх омников цикла «Пришествие Зверя». И то, что он неровный — это ,пожалуй, это самая объективная его характеристика. Его штормит от болтерпрона до качественного политического триллера и очень сложно угадать, каким он будет дальше. Но в нём есть достаточно много интересного, такого, ради чего его стоить начать читать. Написал об этом заметку у себя на сайте. Привожу текст без изменений :)

Что такое «Пришествие Зверя»? Мысли о первом омнибусе серии Imperium, Imperial Fists, Warhammer 40k, Beast Arises, Dan Abnett, Длиннопост

В середине 32-го тысячелетия Империум столкнулся с угрозой, которая имела все шансы оставить от него одни руины — пришествием орочьего вожака по имени Зверь. Мало кто из живущих в это время помнил Ересь. Ещё меньше осталось свидетелей Улланорского триумфа — последнего крупного сражения с орками. Это было время, когда Империум мог пасть не только из-за невежества бюрократов всех мастей — он мог пасть из-за того, насколько сильными были орки под предводительством Зверя.


— Этот цикл является для Black Library экспериментальным: шесть авторов (Дэн Абнетт, Роб Сандерс, Гэв Торп, Дэвид Аннандэйл, Гай Хейли, Дэвид Гаймер) писали его при плотном содействии между собой. По сути, они передавали эстафетную палочку сюжета друг другу, порой возвращаясь вновь работать над заметно изменившимися героями. Что-то подобное случилось при работе Дэна Абнетта и Грэма Макнилла над первыми двумя романами по «Ереси».


— Первый роман цикла вышел в декабре 2015 года. В ноябре 2016 уже вышел последний, двенадцатый. BL стабильно раз в месяц выпускала новую книгу и ни разу не было проблем со сроками сдачи в печать.

Что такое «Пришествие Зверя»? Мысли о первом омнибусе серии Imperium, Imperial Fists, Warhammer 40k, Beast Arises, Dan Abnett, Длиннопост

Роман «Я — Резня» похож на типичный голливудский боевик и страдает от тех же проблем что и роман «Подвиг Калгара».


— Все книги объединены общей сюжетной линией, которая развивается последовательно, «здесь и сейчас». Здесь нет флешбеков или флешфорвардов — таймлайн в цикле максимально линеен. Отсюда необходимость жёстких сроков сдачи и планирование процесса написания — перенос релиза одного романа по принципу домино стал бы причиной переноса и следующих за ним произведений.


— «Пришествие Зверя» — это сериал. Все романы вместе представляют из себя полный двенадцатисерийный сезон. Все серии объединены сюжетной линией, связанной с Советом Терры (и интригами Лордов), а также линией космодесантника Курланда и магоса биологис Лаврентия. Помимо них в каждой из историй появляются второстепенные персонажи, арки которых ограничены рамками одного произведения.

Что такое «Пришествие Зверя»? Мысли о первом омнибусе серии Imperium, Imperial Fists, Warhammer 40k, Beast Arises, Dan Abnett, Длиннопост

Роман «Хищник и жертва» во всей красе показывает то смятение, которое испытал Империум при нападении ксеносов. И Лорды Терры оказались не готовы даже больше, чем обычные граждане.


— Только от мастерства авторов зависит то, насколько гармоничным будет двухуровневое повествование. На одном полюсе будет находиться история Лордов Терры, на другом — истории людей, которые наглядно демонстрируют итоги решения Совета или вовсе рассказывают о том, что в этот момент творится за стенами Императорского Дворца.


— Романы, из которых состоит цикл, по структуре соответствуют такому определению (имеют несколько сюжетных линий), но по объёму не сильно превышают средние повести. Сюжетная линия с Лордами Терры могла бы уложиться в один роман, а все параллельные сюжетные линии из каждого произведения стать рассказами, прямо или весьма косвенно связанными с основной линией. Цикл имеет максимально жёсткую структуру (12 романов и больше ничего), а потому то, что в цикле «Ереси» спокойно выносилось «за скобки», в рассказы, здесь становится частью произведений.

Что такое «Пришествие Зверя»? Мысли о первом омнибусе серии Imperium, Imperial Fists, Warhammer 40k, Beast Arises, Dan Abnett, Длиннопост

Роман «Император ожидает» — изюминка сборника. Интриги отлично Космического Плота дополняют бюрократическое копошение верхушки Империума..


— Роман Абнетта «Я — Резня», на удивление, является самым слабым из всех представленных в сборнике. Это боевик, написанный словно по канонам голливудских блокбастеров. Бравые военные, безумные учёные, тупоголовые политики — большинство героев стереотипны (кроме Вангорича, главы Официо Ассасинорум) и лишь в следующих романах они наделяются внутренним содержанием. При этом сам роман стоит воспринимать как очень большой пролог к основной серии. В нём чрезмерно много экшена и это действительно может отпугнуть.


— Основная характеристика, применимая не только ко всему циклу, но и к конкретным романам — «неровный». Какие-то сюжетные линии удаются, какие-то оказываются весьма слабыми. Иногда получается связать истории между собой (как у Торпа в «Император ожидает», где лорд-адмирал Лансань отправился самолично воевать с орочьей луной), а иногда не очень (как врезка про Железных Воинов у Аннандейла в «Последней стене»).

Что такое «Пришествие Зверя»? Мысли о первом омнибусе серии Imperium, Imperial Fists, Warhammer 40k, Beast Arises, Dan Abnett, Длиннопост

Роман «Последняя стена» наглядно показывает, насколько сложно победить орочью луну не имея для этого достаточных сил. Аннандейл выложился на полную, описывая как наспех набранные бойцы самоубиваются об орочью оборону.


— Отличия Империума 32-го тысячелетия от Империума 31-го в первых романах представлены весьма скупо. Мелкие детали, почти что ненароком проскользнувшие мысли — именно столько «осмыслений эпохи» можно найти в первых двух романах. «Император ожидает» Торпа уже выходит на уровень, достойный неплохого романа из «Ереси» (и своими политическими интригами напоминает «Ангелов Калибана»).


— Если вам нравятся орки, то у вас нет права не читать этот цикл. «Последняя стена» — это одна из самых лучших прочитанных мною историй, в которых участвует этот вид ксеносов. Но она столь хороша лишь потому, что это не стереотипные зеленокожие, а нечто большее. Подоплёка событий, описываемых в «Пришествии» — это факт, что орки сделали новый эволюционный скачок, заложенный в их генетической структуре. Но это мы знаем, что орков создали специально. Герои об этом лишь догадываются и поэтому каждых их инсайт оказывается столь хорош.


— Сам цикл — это явная тренировка перед «Осадой», которая пишется прямо сейчас. Даже количество авторов совпадает. Писатели имеют на руках ряд персонажей, которые должны быть представленны в одинаковом свете. Сюжетные линии должны плавно перетекать из одной книги в другую, не отрываясь и не видоизменяясь в промежутках между выходом книг. Сама «Осада» должна быть от начала и до конца рассказа в этом цикле, не разрываясь на тысячи осколков приквелов-сиквелов, рассказов, аудиодрам и повестей. «Пришествие Зверя» наглядно показывает, какие шишки набили авторы и редакторы при организации работы над серией. И если выводы ими были сделаны, то «Осада» станет достойным завершением пути Хоруса к Терре.


Мой telegram-канал о Warhammer 40,000

Показать полностью 5

«Медузон случился». Мнение об антологии «Разбитые Легионы»

toshik37 в Warhammer 40k

Привет, пикабу! Долго не мог добраться до антологии «Разбитые Легионы». Многие называют её слабой и на то есть причины: личность Медузона была создана и развита в силу необходимости. Он — и есть одно из её воплощений в рамках «Ереси». И поэтому то, как о нём рассказывается, и то, как создаётся его образ, оказывается столь интересно для анализа. Написал об этом заметку у себя на сайте. Привожу текст без изменений :)

«Медузон случился». Мнение об антологии «Разбитые Легионы» Horus heresy, Iron Hands, Imperium, Длиннопост, Warhammer, Warhammer 40k

Та «Ересь», которая наличествует перед фанатами вселенной сейчас, и та «Ересь», что была в общих чертах описана ещё лет 20 назад — это очень разные события. На примере подцикла про «Талларн» мы увидели, сколь неважными для всей истории могут оказаться события, которые некогда казались столь значимыми.


Случай с Талларном — это частный случай трансформации «Ереси» в процессе её литературного воссоздания. Покуда на первый план выходят куда более важные битвы (Бета-Гармон), покуда история обрастает плотью интересных историй («Ангел Экстерминатус», «Дух Мщения»), как ростки проклёвываются истории, которые должны существовать в силу необходимости.


Именно такова роль Разбитых Легионов в хронологии «Ереси». И именно об этом открытым текстом говорит Лори Голдинг, редактор Black Library, в послесловии сборника. Не все остатки лояльных войск после Истваана V нашли себе новый театр военных действий («Потерянное освобождение», «Забытая Империя»). Многие из выживших Саламандр, Гвардейцев Ворона и Железных Рук оказались оторваны от основных Имперских сил. История их объединения под знаменем Шадрака Медузона и партизанская война против предателей — это и есть история Разбитых Легионов.


Цель всех историй, собранных в сборнике, рассказать, как именно остатки лоялистов боролись за своё выживание, что они чувствовали и какое влияние оказали на продвижение предателей к Терре.

«Медузон случился». Мнение об антологии «Разбитые Легионы» Horus heresy, Iron Hands, Imperium, Длиннопост, Warhammer, Warhammer 40k

В последнем рассказе сборника «Другой» Тибальт Марр подводит итог войне Шадрака Медузона и «в лоб» показывает, насколько сильно лоялисты-партизаны потрепали Сынов Хоруса и других предателей. Проблема заключается лишь в том, что в рамках этого сборника история Разбитых Легионов не получает завершения. Рассказ-послесловие к «Духу Мщения» лишь подводит историю противостояния Медузона и Марра к определённой точке, которая оказывается точкой с запятой.


Условно рассказы можно поделить на две группы: в одной из них явно фигурирует Медузон, во второй он оказывается «фоновой фигурой», именем на устах, которая опосредованно влияет на разворачивающиеся события. Однако в первом случае явной сюжетной линии не прослеживается (помимо открывающего и закрывающего рассказов, в которых очерчивается противостояние Шадрака и Тибальта), а во второй группе оказывается не так много рассказов, чтобы на всю мощь показать величие железнорукого полководца. В открывающем рассказе «Медузон» Абнетт проделывает большую работу и сразу же выдаёт читателю обаятельного и харизматичного персонажа, с которым хочется себя ассоциировать и за историей которого хочется следить. И оттого так грустно, что в пятисотстраничном сборнике Медузона оказывается так мало.


«Без единства» и «Без голоса» (Гай Хейли)


Вклад Хейли можно в этот сборник можно описать как минимум как самый интересный и эмоциональный. Оба рассказа связаны с одним из героев, имя которого даже не называется. Это две небольшие зарисовки, которые могли попасть в любой другой сборник, но здесь оказались как нельзя кстати.


Первый рассказ — это история войны, в которой неясно, кто твой друг, а кто твой враг. Войны, в которой предательство въелось в самую подкорку враждующих сторон. Войны хаотичной, состоящей из случайных стычек групп бойцов, которые ограничены во всех ресурсах и в первую очередь — в информации о том, что происходит вокруг. Это самое наглядное отражение той герильи, в которую были втянуты Разбитые Легионы.


Второй рассказ — логичное продолжение первого, попытка рефлексии того противостояния, само существование которого казалось невозможным. Гай Хейли ухватил всю суть братоубийственной войны на эмоциональном уровне и выразил её минимальным количеством текста.


«Эсминец “Серый Коготь”» (Крис Райт)

«Медузон случился». Мнение об антологии «Разбитые Легионы» Horus heresy, Iron Hands, Imperium, Длиннопост, Warhammer, Warhammer 40k

Экономическая сторона ведения Великого крестового похода и «Ереси» крайне редко проскальзывает в произведениях цикла. Все необходимые для ведения войны ресурсы оказываются в руках Астартес словно по волшебству — готовыми к использованию. Точно таким же предстаёт и большинство орудий войны — предметами, существующими будто бы вечность. Их история может описываться красочными эпитетами, рядом с которыми мелькают названия, имеющие смысл лишь для того, кто их придумал.


Рассказ «Эсминец «Серый Коготь» без какого-либо преувеличения можно назвать социологическим, ведь в нём Крис Райт рассказывает историю одного конкретного звездолёта от момента создания до попадания в руки подчиняющихся Медузону войск. И, разумеется, о деяниях его нового экипажа.


«Ключи Хель» (Джон Френч)

«Медузон случился». Мнение об антологии «Разбитые Легионы» Horus heresy, Iron Hands, Imperium, Длиннопост, Warhammer, Warhammer 40k

В сборнике «Заветы предательства» рассказ Френча «Рассечённый» оказался одним из самых ярких самостоятельных произведений. «Ключи Хель» — это продолжение истории Фидия, капитана «Фетиды», который решил оживить погибших Железных Рук с помощью запрещённых примархом технологий. Эта история — очередная зарисовка из его личной войны с предателями, в которой он является для своих братьев не меньшим предателем, чем Дети Императора. И именно ради таких историй раз за разом хочется погружаться в «Ересь Хоруса».


Мой telegram-канал о Warhammer 40,000

Показать полностью 3

Брат за брата. Мнение о повести Джорджа Манна «Шрайк»

toshik37 в Warhammer 40k

Привет, пикабу! Повесть "Шрайк" далась очень тяжело, но тем интереснее оказалось её критически оценивать. Экшена там не просто много — он даже разных и по своим подходам противоречит друг другу. Написал заметку у себя на сайте. Привожу текст без изменений :)

Брат за брата. Мнение о повести Джорджа Манна «Шрайк» Warhammer 40k, Raven Guard, Kayvaan Shrike, Длиннопост

Герой, превозмогающий десятки и сотни врагов чуть ли не одним ударом — привычный троп для истории про Космический Десант. На стороне персонажа находятся самые сильные и могучие воины, на стороне врага — пушечное мясо, пешки, которые падают замертво после одного выпада героя.


На их фоне выделяются лишь неприятельские чемпионы, по силе и ловкости способные соперничать с главным героем и его братьями. Именно этот контраст и делает чемпионов чемпионами, выделяя их на фоне безликой массы противников. Это понятный и привычный стиль изложения, а потому каждый раз, когда авторы отходят от него, подобное врезается в память. Повесть «Шрайк» — одно из таких произведений.

Молодого штурмового десантника Кайваана Шрайка и его отделение отправляют на задание, которое как нельзя лучше подходит Гвардии Ворона — тайную операцию по уничтожению радиопередатчиков орков. Шенкар почти полностью захвачен зеленокожими под предводительством варбосса Горкруши. Необъяснимые подземные толчки уничтожают города и мешают Имперской Гвардии вести боевые действия. Мир находится на грани уничтожения, но его потерю допустить нельзя — иначе орки смогут безнаказанно добраться до ещё нескольких десятков планет.


Со значительными потерями Гвардейцы Ворона смогут выполнить задание и защитить мир, но Горкруша избежит смертельного удара Шрайка. Противостояние с этим орком и станет лейтмотивом повести, движущей силой, которая будет раз за разом толкать Шрайка в гущу сражения ради убийства чужака.


Повесть разделена на три неравные части. В первой из них Шрайк является штурмовым десантником. Во второй — теневым капитаном. В третьей — магистром ордена. Фрагменты разделяют десятки лет, но в каждом из них появляется этот орк и оставляет на очередном имперском мире отметину в виде собственной ухмыляющейся морды. Из аннотации может показаться, что Шрайком движет лишь простое желание уничтожить ксеноса, но это не так. Он оказывается заметно глубже и интереснее, чем может показаться на первый взгляд. А спектр испытываемых им чувств заметно шире.

Брат за брата. Мнение о повести Джорджа Манна «Шрайк» Warhammer 40k, Raven Guard, Kayvaan Shrike, Длиннопост

Кайваан не просто хочет реванша, он желает отомстить за своего товарища, который погиб во время первой операции. Но точно так же Шрайка ведёт и стыд, сомнение в том, что его боевой брат вообще был достоин того, чтобы стать одним из Адептус Астартес. Каждая и частей начинается с флешбека Шрайка, в котором он вместе с двумя своими братьями проходит последнее испытание перед отправлением на Освобождение — ловит ворона в лесу Киваара. И стыд Шрайка связан с тем, что он помогает брату пройти испытание, когда тот ошибается. Неоднозначность этого поступка и ранняя смерть того из-за ошибки и оказывается той силой, которая не только заставляет Шрайка сражаться, но и меняться. И эта личностная трансформация является одной из самых интересных сторон книги.


Но не меньший интерес представляет экшн. А точное его полифоничность — Манн в процессе написания использует два различных подхода, сравнивать которые оказывается так интересно.


Первая из трёх частей является и самой объемной — она занимает половину повести. Сюжет в ней почти не двигается, так как большую её часть занимает боёвка. И написана она как хороший батлрепорт словесной ролёвки. В этих сражениях количество орков лишь на одного-двух превышает количество космодесантников, а битва с каждым из них оказывается нешуточным испытанием для каждого из Воронов. Увечья получают не только ксеносы, но и герои.


И этот подход, в котором умереть может каждый, очень отличается от того, при котором герои оказываются машинами для убийств. Контраст оказывается колоссальным: в одном случае ликвидация одного орка занимает несколько страниц, в другом — несколько строк. И если не отделять один подход от другого, то становится не совсем понятно: это Горкруша оказывается равен по силе случайному орку или случайный орк оказывается столь же силен и хитер, как какой-нибудь варбосс. Это столь же забавная, сколь и идиотичная ситуация.

Брат за брата. Мнение о повести Джорджа Манна «Шрайк» Warhammer 40k, Raven Guard, Kayvaan Shrike, Длиннопост

Повесть «Шрайк» — это в первую очередь интересный опыт, который редкая книга по вселенной может дать. Два совершенно разных подхода к описанию сражений могут выбить из колеи и не дать насладиться историей, которая поднимает нетипичную для истории про Астартес проблематику. Но чтобы ей насладиться придётся продраться сквозь первую часть истории, а это может оказаться довольно сложным даже для самого матёрого фаната.


Мой tg-канал

Показать полностью 2

Серое воинство. Мнение о романе Аарона Дембски-Боудена «Дар Императора»

toshik37 в Warhammer 40k

Привет, пикабу! Выход дополнительного тиража романа "Дар Императора" стал для меня отличным поводом перечитать книгу. И во второй раз она оказалась даже лучше, чем при первом прочтении 5 лет назад. Написал у себя на сайте мысли о книге.  Привожу текст без изменения :)

Серое воинство. Мнение о романе Аарона Дембски-Боудена «Дар Императора» Warhammer 40k, Grey Knights, Aaron Dembski-Bowden, Imperium, Длиннопост

Аарон Дембски-Боуден в первую очередь известен как автор произведений о космодесантниках-предателях. Трилогия о Повелителях Ночи, «Первый Еретик», «Предатель», «Принц Воронья», «Коготь Хоруса» и «Чёрный Легион» — именно эти истории формируют образ Аарона как писателя Black Library. В свою очередь «Кровь Кадии», «Повелитель Человечества», «Рагнар» и «Дар Императора» ощущаются как что-то ненормальное, сбой системы, по логике которой Аарон должен всю свою жизнь писать лишь о хаоситах. И тем приятнее осознавать, что его истории о лоялистах хороши. А «Дар Императора» и вовсе один из лучших соло-романов, написанных про имперских Астартес.


Когда-то Серые Рыцари не были теми, кем они являются сейчас. Орден, само существование которого окутано тайнами и все, кто о нём знают, подлежат уничтожению (если, конечно, они не служат Инквизиции). До того, как Мэттью Вард взялся за сынов Титана, у них не было своего кодекса, а вся информация о них содержалась в журналах White Dwarf, да в кодексе «Охотники на демонов». Они были одними из. В пятой редакции они обрели самость.


Лучше всего разницу между старыми Серыми Рыцарями и новыми можно увидеть, сравнив трилогию Бэна Каунтера, которая выходила в начале нулевых, и «Дар Императора». Как признаётся сам Дембски-Боуден в предисловии, роман был готов наполовину, когда вышел кодекс пятой редакции. И он мгновенно «превратил всё написанное в барахло».


Герои Каунтера, по сути, обычные космодесантники, которые сражаются с еретиками-хаоситами мечом и болтером, время от времени используя силы варпа. Герои Аарона — это могучие псайкеры, объединённые в отрядах не только узами братства, но и психическими силами. Главный герой романа — Гиперион — ощущает своих братьев на ментальном уровне. Потеря одного из них не просто экзистенциальная драма, но и метафизическая. И она оставляет вполне реальную пустоту в картине его мира.


Трудно сказать, когда именно авторы Black Library начали активно использовать психоречь в своих произведениях. Но вполне очевидно, что на каком-то этапе был разработан подход к тому, как следует описывать восприятие людей, обладающих психическими силами. Не скажу, что это изменило всё, но точно заметно преобразило литературу по вселенной. «Дар Императора» в этом аспекте — наглядный пример того, сколько было сделано на этом поприще. А насколько важен такой прием, можно судить по «Алому Королю» Макнилла, где используется 4 или 5 видов уникального оформления специфической прямой речи, и это превосходно работает на атмосферу.

Серое воинство. Мнение о романе Аарона Дембски-Боудена «Дар Императора» Warhammer 40k, Grey Knights, Aaron Dembski-Bowden, Imperium, Длиннопост

Гиперион, как и все Серые Рыцари, видит мир с помощью шести чувств. Для него это так же естественно, как для нас видеть или слышать. Он ловит поверхностные мысли людей, способен распознать их самые потаённые чувства и может заглянуть в глубины их разумов так искусно, что это даже сложно будет заметить. Но при этом он является Космическим Десантником, генетически улучшенным человеком, монахом-воином, вся жизнь которого посвящена сражениям. С одной стороны его ограничивает его воспитание. С другой — его природа. Ярче всего это заметно в одной из сцен в финале, когда он думает о том, что не способен определить, красива девушка, стоящая перед ним, или нет. Асексуальность, обусловленная генетическим перестроением, накладывается на некую форму военизированного аутизма, который так или иначе проявляется у всех космодесантников. И именно это знание позволяет как нельзя лучше увидеть человечность Гипериона.


Главная прелесть «Дара Императора» в принципе в этом и состоит — в его реалистичности. Аарон жёстко отделяет запретное для большей части Империума знание от доступного. Именно поэтому в первой войне за Армагеддон сражения происходили за пределами ульев, именно поэтому Космические Волки чуть позже решили противостоять Инквизиции — потому что в Империуме само знание о демонах представляет опасность. И если о демонах мог узнать хоть один из тысячи, да даже один из миллиона — Инквизиция пусть и не единогласно, но решила уничтожить всё население, чтобы потом спокойно заселить мир заново.


Неизвестно, кто мог поддаться порче.


В этот мир ступил сам Ангрон, демонический Лорд Двенадцатого. За ним в реальность хлынули орды демонов, а с небес лился кровавый дождь. И сотня Серых Рыцарей отдала свои жизни, чтобы он не продвинулся дальше.

Серое воинство. Мнение о романе Аарона Дембски-Боудена «Дар Императора» Warhammer 40k, Grey Knights, Aaron Dembski-Bowden, Imperium, Длиннопост

Не менее важным является и то, как роман выстроен. Он не сконцентрирован вокруг одного сражения, хотя и мог бы — авторам порой выпадает писать сотни страниц и про менее интересные битвы. Наоборот, Аарон рассказывает интересную историю, в которой находится место первой войне за Армагеддон. Он выцепляет всего одно сражение, но описывает его с максимальной отдачей. А потом бросает читателя в гущу этических дилемм и общую неопределённость. Вся история описывается от лица всего лишь одного персонажа, Гипериона. Многие события предстают не в «общем описании», а будучи пропущенными через субъективный взгляд Серого Рыцаря. И это работает — произведение цепляет очень сильно.


Моя группа ВКонтакте

Показать полностью 2

РАЗЫСКИВАЕТСЯ ПЕЧЕНЬКА!

specials спoнсорский пост
РАЗЫСКИВАЕТСЯ ПЕЧЕНЬКА!

Срочно нужна помощь пикабушниц и пикабушников, которым небезразлична судьба символа нашего сайта. Печенька, также известный как Печенюх, пропал! Наши источники сообщают, что его видели на стримерской платформе WASD.TV.


Все обстоятельства дела изложены на специальной странице, там же все добровольцы могут изучить доступные улики и приступить к поискам. Лучшие детективы, которые сыграют ключевую роль в поисках, получат щедрые награды.

Отличная работа, все прочитано!