Необходимо войти или зарегистрироваться

Авторизация

Введите логин, email или номер телефона, начинающийся с символа «+»
Забыли пароль? Регистрация

Новый пароль

Авторизация

Восстановление пароля

Авторизация

Регистрация

Выберите, пожалуйста, ник на пикабу
Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
У меня уже есть аккаунт с ником Отменить привязку?

Регистрация

Номер будет виден только вам.
Отправка смс бесплатна
Создавая аккаунт, я соглашаюсь с правилами Пикабу и даю согласие на обработку персональных данных.
Авторизация

Профиль

Профиль

messersmidtbf109

messersmidtbf109

Пикабушник
15 890 рейтинг
2440 комментариев
30 постов
7 в "горячем"
Показать полную информацию

Сон

messersmidtbf109

Когда свет погаснет, опустится тьма,

Когда станет пора бы уж спать мне,

Светом нездешним разбудит луна

Чудовища, что под кроватью.


Огромно и страшно, а я одинок,

Дрожу я, мне страшно, не скрою,

Но из-под подушки достал я клинок,

И приготовился к бою.


Я слышу как мерзко скрипит чешуя,

Я слышу глухо рычанье,

Я вижу как капает с пасти слюна

И смрадное чую дыханье.


Оно вылезает, оно голодно,

Я мерзкое слышу сопенье..

Предатель-луна заглянула в окно,

И мы начинаем сраженье.


Гитарной струною клинок мой поёт,

Скрежещет об острые зубы,

Глаза заливает солёный злой пот

И щиплет разбитые губы.


За мною стена, впереди только смерть,

Но я не боюсь, одолею

И вновь мой клинок принимается петь,

И бой наш кипит горячее..


И вот враг повержен, и к горлу клинка

Я острием прикоснулся,

Ну что же, умри, месть горька и сладка,

Я поднял свой меч.. и проснулся.


Утро уже, я заправил кровать,

Умылся и съел свою кашу,

Из темноты, чтоб не слышала мать

Чудовище шепчет "реванша..."

Сон Детский сон, Стихи, Текст
Показать полностью 1

Бабушкины рассказы. Про супружескую измену.

messersmidtbf109

Разводиться надумал? Блажь это все. Это у вас, у городских, как чо, так разводиться сразу. Взяли моду. Ась? Изменила? Гуляла что ль? Ииии, детка, рази ж из-за этого семью рушить? Ну баба, как кошка - кто гладит, к тому и ластится. Сам-то не погуливал? Ну вот то-то же!

Прадед твой, Пантелей, Царствие ему небесное, жанилси да на службу ушёл, да на четыре года. А жана его, бабка твоя, Марья, возьми к да загуляй. Ить и её понять можно - на четыре годочка мужа забрали, а она-тко молодая. Ну и спуталась с соседом - сосед у них вдовый был. Вернулси Пантелей, да узнал. Откель узнал? А люди добрые сказали. Хутор ить махонькай, все на виду - вот об ей и гутарили. Щас бы чо? В ЗАГС да развод - вот и нет семьи. А тогда об семье болели, да и страмотно от людей-та.

Взял он её, милушку, за волосья, да к речке повёл. Она кричить, думает топить повёл. А нет. Речка- та у нас текла, метров десять ай двенадцать шириной. Пантелей на Марью сбрую конскую одел, да туда-сюда плавать заставил. Скока? Раз пять сплавала, милушка. Бабка-та твоя баба крепкая была, Царствие ей небесное. Ай? Тяжело? А ты, милай, сбрую-та видал когда? А на вес пробовал? Ну вот и спробуй. Выплыла она, да в ноги ему упала - прости, мол, Паетелеюшка, дуру, что честь мужнюю не сберегла. Он-та? Простил, конешно.  Долго прожили, деда твово, Царствие ему небесное, да ишо пять человек детей прижили. Сосед-та? Да Пантелей его потом чуть не до смерти забил. Зарубить хотел, да люди не дали.

ПонЯл? Ну то-то. А то разводы у них.

Я и армия

messersmidtbf109

Давным - давно меня отчислили из универа. Не то, чтобы меня это очень уж расстроило - я работал кассиром в ларьке и уверенно смотрел в будущее - но, врать не буду, немного обескуражило. По ТВ как раз шёл жутко популярный сериал про мужскую дружбу и войска "Солдаты", и, не менее популярный, но зато более правдивый "ДМБ". Агутин пел про границу, Расторгуев про коня, и даже Сергей Зверев на поверку оказался сержантом Советской армии. Круг смыкался.

Военкомат, однако, вспомнил про меня только через полгода, писал мне зазывные письма и всячески приглашал в гости. Участковый шумно прихлебывал чай у меня на кухне и доверительно рассказывал про то, как ему надоели призывники, уклонисты и оба призыва вместе взятые. Моя врачебная семья поднапряглась, вышла на нашего военкома, и тот уже пообещал все решить весной. Душевный был человек, понимающий. Я вздохнул было спокойно, взгляд в будущее вернулся к прежней уверенности, тем более меня повышали до старшего кассира. То, что зимой военкома посадили, было конечно немного неожиданно. Заодно взяли за жопу тех, кому он по доброте душевной помогал, предложив нехитрый выбор - сидеть или служить. Парни для виду поломались и весной ушли в войска.

Родные ещё раз поднапряглись и предложили решить вопрос через дурку. Тут уже упёрся я. Никакие доводы и примеры сыновеймаминойподруги не могли сломать моего упрямства. Следующие три года я старался не попадаться патрулям, гайцам и участковому. Новость о продлении весеннего призыва оптимизма тоже не прибавляла. У меня рос сын, была более менее стабильная работа и куча приходящих в отдел кадров повесток, за которые я расписывался. Я с нетерпением ждал 27 лет..

Месяцев за восемь до заветной даты меня уволили с работы. Я шлялся по собеседованиям, моё мнение о себе, как о специалисте стремительно таяло, как и запас денег. В итоге  я явился в военкомат. Военком смотрел на меня как на идиота и мучительно искал подвох. В армию, однако же, взял.

В армии я вызвал фурор тем, что был на полгода старше командира роты. Дедовщина на мне буксовала. Когда спустя три месяца старшина робко назвал меня долбоёбом, облегчение почувствовали все, включая меня.

Сейчас мне хорошо за тридцать, я уже давно не призывник и целый сержант запаса. Но при новости о начале очередного призыва до сих пор по привычке вздрагиваю

Отец

messersmidtbf109

У Ивана Максимыча Аржанова на шестом десятке случилась радость - нашёлся без вести пропавший на войне отец. Иван Максимычу председатель колхоза сказал, тому из райвоенкомата звонили. Велели, мол, Иван Максимычу лично и срочно прибыть для получения, так сказать, официального извещения.

Отца Аржанов помнил хорошо - когда в сорок первом того забирали на фронт, ему как раз семь лет было. Отца Иван очень любил и крепко тосковал за ним всю жизнь. Сначала верил, что вернётся отец, в медалях и орденах, возьмёт Ивана, как прежде, подбросит, а после прижмет к себе , и Иван его за шею схватит крепко - крепко, и никуда отца больше не отпустит. И мать, красивая и счастливая, как раньше, будет собирать на стол и уголком платка украдкой вытирать слёзы. И брат Митька будет прятаться за материну юбку и из-за неё опасливо высматривать незнакомого мужика. А после и на рыбалку они пойдут, и опять отец, как раньше, будет смотреть прямо на солнце, не щурясь, и улыбаться. А дальше перехватывало у Ивана дыхание от счастья, и он больше ничего придумать не мог.

С годами притупилось, конечно. Отца он больше не ждал, понимал, что сгинул отец, как и все мужики с их деревни, осталась только сосущая тоска на сердце, да так никуда и не делась. А брательник , Митька, тот и вовсе дите был, и об отце помнил только запах табака да колючие усы. А ещё обиду помнил, что не давали матери пенсию, как вдове, да как голодали, да как в школе учителка говорила:

- У Семеновой и других отцы геройски на фронте погибли. А что с вашим, Аржановским, это большой ещё вопрос. Глядишь, живёт себе где-то на Западе, да власть Советскую ругает. Известно, врагов-то бывших не бывает.

Иван, бывало, зубы стискивал и терпел, а Митька, размазывая злые слёзы, злился на отца, что не погиб тот геройски, как нормальные люди, а пропал, да ещё и без вести. А был Аржанов - старший, как говорили, из бывших - казак с Дону, да ещё и белый. Как сослали его после гражданской, так тут и остался, женился, да на хозяйство встал.

Через отца и в люди не вышли - Иван всю жизнь в совхозе, а Митька в город уехал, да так и сгинул, не казался домой. Изредка матери писал, что живой де, да кой-когда перевод присылал. Не давали братьям ходу, все искоса смотрели.

Без сна проворочавшись ночь, чуть свет Аржанов выехал в райцентр. На скамейке перед военкоматом, нахохлившись, сидел постаревший, но все ещё узнаваемый брат. Тоже, стало быть, сообщили. Обнялись, потом сели рядышком, и, молча курили, словно боясь спугнуть что-то.

- Ну пошли, что ли, - не глядя на Ивана, глухо сказал брат.

Тот молча кивнул, и братья зашли в военкомат.

Военком, бывший однокашник, пряча глаза и не глядя на братьев, долго рылся в столе, потом протянул какую-то официальную бумажку и отвернулся.

Из военкомата вышли молча. Не сговариваясь зашли в рюмочную, также молча выпили, не чокаясь.

Первым не выдержал Митька. Грохнув по столу кулаками, со злы ми слезами выталкивал из себя:

- Сука, ну сука, ну всю жизнь, ну всю жизнь поломал, а под старость вообще добил. Никуда, Ванька, никуда, понимаешь? Никуда ходу не было. Я учиться хотел - смотрят бумаги и не пускают. На сверхсрочную остаться - не оставили. Всю жизнь в грязи, да в мазуте. Ни в комсомол, ни в партию, ну никуда. И под конец совсем добил, сука.

- Хватит! Мёртвые, слышь, сраму не имут, - не поднимая головы, глухо проговорил Иван.

- Не имут?! Не имут?!, - взбеленился брат, - а как лебеду жрали, помнишь? Как мать по людям ходила. Как в глаза им тыкали помнишь?! Казааак, всю жизнь проказаковал и себе, и нам, - Митька длинно и грязно выругался.

Брат ещё долго и много говорил, Иван, погрузившись в свои мысли, изредка кивал. Допив, вышли на улицу, и, не прощаясь разошлись. Как видимо, навсегда.

Домой добрался под вечер. Скинул парадный костюм, переоделся в повседневное. На молчаливые вопросы жены и матери, коротко бросил:

- Не он. Однофамилец. Обознались, кубыть. Митьку встрел. Кланялся вам.

Поздно ночью, когда все заснули, вышел на крыльцо. Сел на ступеньки, и, глядя в звёздное небо, долго курил. Аккуратно затушил окурок, и, обняв колени, горько и беззвучно зарыдал, неуклюже сотрясаясь всем телом, роняя слезы. Мутные и солёные, они вешним ручьём вымывали из сердца давнюю тяжесть и тоску, лежавшие годами. Становилось легко и свободно, как тогда, в детстве, когда отец был рядом, когда мать была молода и красива, а небо было такое голубое -..

... голубое. Яркое и чистое, оно висело над развороченным, искалеченным воронками полем, в которое превратились позиции батальона. Чадно дымыли два разбитых танка, слышалась отрывистая перекличка солдат противника, готовившихся в очередную атаку. Второй номер пулеметного расчёта перестал хрипеть и, дернувшись в последний раз, затих.

Максим поднял глаза и, не мигая, долго смотрел на солнце, по детски улыбаясь. Как наяву видел Марью и деток, дом, степь в её весеннем разнотравье, Дон.. По лицу, оставляя светлые дорожки в грязи, обильные текли слезы.

Стерев их рукавом серо-зелёного кителя, вахмистр Аржанов упер приклад пулемёта в плечо и, аккуратно прицелившись, потянул спуск..

Показать полностью

Оборона

messersmidtbf109

Подполковник Ванин, наш комбат, был человеком спокойным, мягким и справедливым. Пенсия у него уже была, батальон у него под началом был, а выслуга и боевое прошлое позволяли не бояться проверяющих и командование бригадой.  Ванина любили и уважали, но для всех он был этаким добрым дедушкой, резко контрастирующим с остальными гоблинами со звёздами.

Однажды случилось в батальоне одно неприятное событие, и Ванина, впервые за много лет, отчехвостил командир бригады, а заодно и замполит. Напомнили про пенсию, про очередь желающих занять его место и отпустили с миром. Обычно непьющий по армейским меркам Ванин запил на целую неделю.

Субботним вечером комбат пришёл на службу и построил батальон на этаже. Слегка пошатываясь и распространяя запах употребленных им горючих и не особо напитков, Ванин начал говорить. Говорил про то, что служит очень давно и хорошо помнит советскую армию и советский офицерский корпус. Говорил о том, как прошёл три войны и остался жив. Говорил, что командует батальоном, потому что боится, что на его место придёт некомпетентный офицер, и, если вдруг война, положит батальон, потому что солдаты из нас никудышные и нихера мы не умеем. И что поляжем в полном составе при первом же обстреле. Ванин бы закончил речь и ушёл бы с миром, но тут из дембельских задних рядов подал голос рядовой Ачикян:

- Никак нет, тащщ пполковник, не поляжем и врагов нашинкуем если че.

- Да?, - переспросил комбат, недобро прищурившись, и перестал качаться. Постоял секунду и гаркнул:

- Батальон, к бою!!!! Занять круговую оборону.

Батальон в полном составе, включая двух дежуривших прапорщиков, бухнулся на пол и, сталкиваясь лбами и приглушенно мптерясь, пополз к окнам.

- Куда, блять?! - нагнал всех голос комбата. Батальон на полу перемешался и вновь пополз на рубежи.

- Отставить, дебилы!, - устало махнул рукой Ванин, и, дождавшись пока пыхтящее войско вновь построится, спросил:

- Вы куда, блядь, ползли, а?

- Так это, - доложил Ачикян , к окнам, оборону занимать.

- А куда надо было??

- К дверям?, - робко поинтересовался кто-то из середины рядов.

Товарищи прапорщики посовещались и заявили, что оборону надо было занимать на улице вокруг казармы, значит и ползти нужно было туда. И туда же они и ползли.

Ванин помолчал, посмотрел в окно, и, вдруг заорал так, что на лбу вылезли вены:

- Дебилы блядь, херы мамины!! Ползти нужно к КОМНАТЕ сука ХРАНЕНИЯ ОРУЖИЯ, вашу мать! Вы чем обороняться задумали, воины???

Махнул рукой и вышел.

В понедельник на бригадной поверке комбат был трезв, бещукоризненно выбрит и подшит.

Валенки

messersmidtbf109

Если вы не знали (я вот тоже не знал), у самоходной артиллерийский установки крышка моторного отсека - это ещё и радиатор. То есть это такая тяжеленная металлическая плита, скрывающая под собой пламенный мотор этой здоровенной шайтан-машины. Так вот.

Однажды майор Васин, капитан Родионов, курсант - практикант Сидоров и некоторое количество солдат срочной службы занимались обслуживанием самоходки, для чего подняли крышку моторного отсека . Поскольку время неумолимо приближалось к святому для каждого военнослужащего мероприятию - приёму пищи, - ремонтные работы было решено приостановить. Васин с Родионовым слезли с машины и нетерпеливо подгоняли солдат, а курсант Сидоров контролировал их, стоя на броне над моторным отсеком. Вылезающий из отсека срочник каким-то невероятным способом (а солдаты срочной службы вообще расположены к совершенно различных действий, вступающих в противоречие с логикой, здравым смыслом и законами природы), зацепил стопор, на котором держалась крышка. С весёлым и звонким звуком она вернулась в исходное положение - то есть закрыла собой моторный отсек. И ноги курсанта, выступающие над ним, ей совершенно не помешали. Воцарилась мертвая тишина. Потом бледнющий Сидоров посмотрел вниз, помянул маму и истошно заорал. Следом заорал Васин, перед мысленным взором которого прощально помахали академия и звание подполковника, потом Родионов, который видел себя опять лейтенантом где-то в тайге, ну а срочники кричали скорее для разнообразия. Что там проносилось перед глазами Сидоров как бы и так прнятно.

Птицами взлетев на броню и столкнувшись лбами, военные быстро подняли крышку и с опаской заглянули внутрь. Сидоров продолжал орать.

Первым отреагировал майор. Он сплюнул и дал курсанту подзатыльник. Следующим был капитан, давший второй. И даже срочники неодобрительно посмотрели на Сидорова и укоризненно поцокали.

Сидоров перестал орать и посмотрел вниз. Потом неуверенно слез с самоходки и, присев на корточки, закурил, нервно похихикивая.

Была зима. По причине мороза, все действующие лица были в валенках. А армейские валенки - они огромные и безразмерные. А ноги у Сидорова были 39-го размера, что его и спасло. Абсолютно плоские носы сидоровских валенок кокетливо загибались вниз под прямым углом, напоминая ласты.

Все конечно обещали молчать о происшествии, но солдаты - они ж как дети..

Палыч 2

messersmidtbf109

Когда Палыч был молод и женат, у супруги его, Аньки, была старшая сестра. А у сестры у той был муж, Антоха. Так вот Антоха для Палыча был как сын маминой подруги, только муж сестры жены. Когда Палыч учился в институте и по ночам сторожил овощебазу, Антоха работал старшим продавцом в одном сетевом магазине. Когда Палыч служил в армии, Антоха был уже заместителем директора. Когда у Аньки с Палычем родился первенец,  Антон был отцом двоих детей и директором магазина. Антон ездил на кредитном Акценте, Палыч на бюджетном автобусе. Короче Антон для Палыча был примером. Каждый раз после семейных встреч Анька напоминала Палычу о достоинствах Антоши. О его трудолюбии. О карьерном росте. О заботе о доме и детях. О преданности организации, в которой свояк, в отличие от скачущего по работам Палыча, честно трубил уже лет десять, пройдя сложный и тернистый путь от грузчика до директора. Самый тернистый путь Палыча в одной организации, был карьерный рост от духа до дембеля в мотострелковой части. Короче Палыч был бит по всем фронтам. Особую пикантность ситуации придавал тот факт, что Антон и Аня встречались ещё до Палыча, дело шло к свадьбе, да так и не пришло. В последний год совместной жизни Палыча и Ани, Палыч регулярно выслушывал ещё и о мужском Анионрвом превосходстве. Не то, чтобы Палыч свояка прям уж так сильно не любил, да и не сказать, чтоб уж очень мерзкий тип был Антошка, но, общего языка за десять лет они так и не нашли.

Помаявшись в разводе почти два года, Аня с Палычем решили дать своим отношениям ещё один шанс и сошлись.  И все бы было хорошо, кабы не собрались они все по семейному на даче пожарить шашлыков. Я был приглашён как общий друг семей и с целью выдать замуж одинокую Анькину подругу. Застолье мирно шло, шашлыки шкворчали, водочка мирно лилась из запотевших бутылок в суровые мужские глотки. Дети кричали, женщины трепались, играла какая то Лобода, короче все было как обычно. Пока Антошка не решил сказать тост. В общих чертах описав Аньку, Палыча, их брак и отсутствие перспектив в будущем их союзе вообще и в будущем Палыча в частности, Антон выпил и, уже садясь на место, брякнул:

- Зря ты, Анют, Толика отшила. Толик супервайзер уже. В отличие от некоторых. И вместе вам хорошо было, и Санька бы он как родного воспитал.

"Дзыньк!!" - я отчётливо услышал звук падающего Палычева забрала. Палыч медленно встал, посмотрел на свояка, перегнувшись через стол, и тихо, но отчётливо выдал двухминутный спич, в котором, не разу не повторившись, коротко обрисовал Антошину торговую сеть, супервайзера Толика, Антошину семью, и, более подробно, Антошину полную характеристику как явного пассивного представителя узкого круга лиц нетрадиционной ориентации. Антон побагровел,, взял Палыча под руку и увёл в глубь сада, где уверенно, хоть и не чётко дал ему по мордасам. Жены их даже окликать не стали, зная Палычева неспособность к силовому противостоянию. Но я, я знал то, что было неведомо остальным - заебавшись бухать после развода, Палыч почти год ходил на занятия боксом, где Палыча крепко уважали. Потом он опять поддался зелёному змею и бокс забросил, но все ж таки... Палыч медленно встал, тыльной стороной ладони вытер сукровицу и... улыбнулся.

-Наконец-то, - радостно сказал Палыч и начал месить Антошу. Рычащий матерящийся клубок с трудом расташили только когда с соседнего участка прибежал на подмогу сосед- тяжеловес. Охающая родня суетилась вокруг отмудоханного Антона, а мы с Палычем, прихватил с собой бутылку водки, пешком пошли в сторону города.

Всю дорогу Палыч радостно лыбился и зализывал водку сукровицей со сбитых костяшек. Иногда он выдавал что-то вроде

"помириииились, ебанарот, нагуляяяяялись, мамины ёжики ей в жопу, сошлииись, блядский потрох...". Сам Палыч напоминал рыбку- телескопа, очень счастливую рыбку - телескопа, и цеоеустремленно шагал по обочине домой. Лишь однажды он остановился, глянул на меня заплывшими глазами, и сказал :

-Знаешь, Лех, если б можно было типа отмотать все назад, я бы так ещё раз сделал. И ещё. И ещё., - и зашагал дальше.

Анька пыталась сойтись, но Палыч был непреклонен. Антохина сеть магазинов обанкротилась через полгода. Тогда же примерно он узнал, что жена изменяет ему с Толиком. При виде Палыча вздрагивает и отворачивается

Показать полностью

Маша

messersmidtbf109

История не сказать, чтоб прям совсем приличная, так что не говорите потом..

Короче. Жила у нас в микрорайоне простая девчонка по имени Маша. В принципе, Маша была вполне себе обычная девушка, не красивая, но и не страшная, такая девченка из соседнего двора. Портили Машу три вещи - лёгкая шепелявость, картавость и прозвище Вафля. Последнее явно происходило не из-за бескорыстной Машиной любви к кондитерскому изделию, а потому что.. Потому, что, короче. Всякие там Браззерсы и Порнохабы завистливо курят в сторонке и краснеют как институтка, при упоминании Маши. Саму Машу репутация не смущала вообще по двум причинам:

1. Маша была уверена, что все происходит исключительно из-за её женской невьебенности, ввиду чего все особи мужского пола при виде Маши впадают в экстаз и роняют слюни и остатки самообладания. При слове Все Маша вовсе не лукавила, поскольку, по слухам, однажды её трахнул ротвейлер.

2. Раз в месяц Маша ездила в женский монастырь, где исповедовалась, обнуляла счётчик и начинала грешить по новой с чистой совестью.

Всё это я узнал из 10 минутной беседы с героиней рассказа, и понял, что внутренний Машин мир не только богат и разнообразен, но ещё и чертовски запутан.

Однажды кто-то из Машины подруг, конечно из зависти, попытался намекнуть ей, что её восприятие противоположным полом малость не соответствует действительности. Маша, понятное дело, оскорбилась, и решила расставить все точки проверенным женским способом. Маша направилась в подъезд, на последнем этаже которого собралась компания верных Машиных поклонников в лице Утюга, Батона и Лехи. ( вообще-то, конечно,  Леха тоже имел свое прозвище, но из-за своего увлечения боксом, всегда именовался Лехой. А кличка Лехина была Пупок, но это старая и никому не интересная история). Достойные сэры мирно распивали Жигулевское пиво из двух литровых баклаг и обсуждали последние сплетни светской жизни , когда перед ними возникла решительная Маша.

-Значит так, мальчики, - начала Маша, набрала воздух в грудь и закончила, - я беременна и один из вас - отец.

Благородные доны дружно подавились пивом. На разумные возражения, мол почему именно они трое из десятков Машиных кавалеров были удостоены подобной чести, был дан ясный ответ, что, мол, женщины подобные вещи чувствуют. И тут Маша совершила грубейшую ошибку - подняв указательный пальчик с облезлым ноготком веселенького оранжевого цвета, она начала поочерёдно тыкать им в будущих отцов, приговаривая:

- Вышел немец из тумана, вынул ножик из кармана - буду резать, буду бить, все равно тебе водить!

Палец остановился на Лехе. Леха, у которого от стресса работали одни рефлексы, незамедлительно зарядил Маше с левой.

Когда Маша начала приходить в себя, благородное общество как раз бурно обсуждало достижения современной медицины в области абортирования и их практического применения в полевых условиях. Самым гуманным был Батон, который предлагал пациентку поднять и просто потрясти. Ввиду того, что Машин цветок любви из бутона давно эволюционировал как минимум в спелый подсолнух, ребёнок, по мнению Батона, выпадет сам. Маша спаслась бегством, и более к испытанным методам не прибегала.

Как гром среди ясного неба грянул известие о Машиной свадьбе. Мол муж ей достался хоть и из отдаленного района города, но был хорош собой и обеспечен. Хранившие невинность подруги рыдали и бились головами о стены, благородные кабальеро, в количестве неисчислимом, бились в попытках представить себе орган новобрачного, чтобы Маша со своим подсоонухом показалась ему принцессой на горошине. Общее мнение склонялось к чему-то сопоставимому с гренландским китом, фото елды которого Батон однажды видел в газете "СПИД инфо". А вишенкой на торте были Машины слова о том, что жених в курсе её репутации, но любовь сильнее сплетен. Новобрачных пообсуждали ещё полгодика и благополучно забыли.

А годом позже, Батон с Утюгом спускались по лестнице подъезда главной героини и увидели какого-то ранее незнакомого им парня. Вежливо поинтересовавшись видовой и адресной принадлежностью неизвестного, получили обескураживающий ответ что это, мол, муж Маши. Быстро прикинув, что одной из проживающих в подъезде Маш полтора года, а другой под девяносто, Батон хлопнул себя по лбу и бесхитростно спросил:

-Вафли что ли??

Когда разьяренного мужа оторвали от Батона, собравшиеся на шум благородные доны  красочно, в лицах и жестах что-то рассказывали мужу. Особенно часто рассказ сопровождали частые удары ладони одной руки по верху кулака другой, а так же знаки, напоминавшие америкосовский ОК с вставляемым в него указательным пальцем. Парень не отказался от предложенного алкоголя, задумчиво покурил и распрощался. Скорее всего он вспоминал Машины жаркие поцелуи и прикидывал количество жителей микрорайона, с которыми он случайно вступил в оральную связь. Назавтра Маша уже жила у родителей. С вещами и животом.

Через год примерно Батон упомянул в разговоре:

- Ко мне вчера Вафля приходила. С малым своим.

- И че?

- Да ниче. Весь в мать - шепелявит, Р не выговаривает, и все подряд в рот тащит.

Показать полностью

Кирилл

messersmidtbf109

Кирилл был худ, скромен и коренаст.  Кирилл был беженец из Донецка. Простой и скромный русский брат, бежавший с женой от украинских нацистов. Рвавшийся с оружием в руках отстаивать свободу и независимость родного Донбасса в частности и всего Русского мира в целом. Русский парень, соль земли по фамилии Кириченко. Скрипя зубами и упираясь ногами в родной донецкий асфальт, отрывая от себя рыдающую супругу и больную бабушку, под ураганным огнём Кирилл садился в последний автобус до Ростова и только отражение горящего города в его честных русских глазах выдавало терзающую его честное русское сердце боль.

Так Кирилл рассказывал нам причину своей иммиграции. А вообще, глядя на Кирилла, первая мысль была :"Хохол". Вот поймите правильно, не украинец, не малоросс, нет, именно хохол. На Родине предков Кирилл устроился водителем хлебовозки. На работу он приходил с тощим рюкзаком, а уходил с трудом подняв его на спину. Сердобольные поварихи детских садов и школ, в которые Кирилл возил хлеб, обливались слезами, слушая его историю, и подсобляли беженцу мясом, овощами, молоком и яйцами. Хлеб Кирилл тырил самостоятельно. Через полгода Кирилл окреп, отяжелел и явил миру тщательно скрываемое до того пузо.  Через семь месяцев он пригнал бу шную праворукую иномарку, которую через месяц перепродал и купил иномарку поновее, которую, в свою очередь, поменял на головалую "Приору". К этому времени он как раз переехал из комнаты в общаге в частный дом. Сейчас у Кирилла с женой свой маленький, но хлебный бизнес и большие планы на будущее. Но соль не в этом. Во времена, когда Кирилл был ещё худ и скромен, однажды, употребляя купленный мной алкоголь, и заедая его купленным мной шашлыком, Кирилл рассказал мне подлинную историю своих приключений.

Короче. Кирилл был в Донецке начальником СБ, а потом и коммерческим директором какой-то хлебопекарни. Потом с женой открыли кафе. Строили дом и планы на будущее. События в Киеве Кирилла трогали мало - в планах было открытие пекарни и второго кафе. Война для него совпала с появлением нового конкурента.

- Ну открыл столовку, прикинь, люди к нему пошли. Я месяц подождал, потом поехал сам. Купил у него котлету, жую её, ещё думаю,  дрянь котлета, мои лучше. Надо, думаю, цены скинуть, глядишь и сам загнется. Ещё кусаю, тут как хуйнет! Бляя, думаю, день плохой. Жру херню какую-то, да ещё и эти хуярят, ну хохлы - то! Туда-сюда, короче, народу все меньше, в ноль не выхожу даже. А тут ещё маманьке в хату снаряд прилетел. А какая добрая хата была, эх.. Ну я тут подумал, жену с маманькой в охапку, да со знакомым водилой в Россию. Приехал, мол так и так, принимайте, дорогие братья, беженца из горячей точки. А они меня аж на Ямал определили. А там холодно пздц, че я дурак что ли, в тундре жить. Хотел в Краснодар было, да че то у вас осел. Хотя, может уеду ещё. Страна дрянь у вас. И народ тоже. Я бляха беженец, а меня бляха в тундру. Жене уборшицей работать предложили. За копейки бляха. Нее, знал бы, не уехал. Мне знакомый звонит, говорит и в Донецке жить можно, если голова на плечах и автомат на плече. А я дурак уехал.

Кирилл горестно махал рукой и продолжал пить мою водку. А я вспоминал как жалел его, когда в городе были учения ГО и ЧС, и врубили сирену. Бледный Кирилл с женой под мышкой и сидором с вещами, трясущимися губами спрашивал где бомбоубежище.

Мораль? А нет морали. Так просто, вспомнилось

Показать полностью

Первый сезон Лиги стримеров – всё!

WASD.TV спoнсорский пост
Первый сезон Лиги стримеров – всё!

Пока вы собираете улики и помогаете нам разыскать Печеньку, которая где-то бродит на платформе WASD.TV, закончился первый сезон Лиги стримеров!


В первом сезоне участвовали порядка 3000 стримеров, а победителей оказалось сразу 50 (!), между которыми будет распределен призовой фонд — 5 миллионов рублей.


Вот пятерка лучших стримеров (будьте как они!)


1 место – etozhemad

2 место – Zanuda

3 место – DobbyKillStreak

4 место – Noizen

5 место ­– Stalk


Приз за первое место – 1,5 млн рублей, за второе – 1 млн, за третье – 500 000.

Полный рейтинг стримеров ищите на этой странице. Там же можно узнать, кто сколько времени стримил, заработал экспы и конкретно какую сумму получит.


Победителей определяли на основе двух критериев: соотношению проведенного в эфире времени и количества оценок зрителей (с помощью «экспы» – виртуальной валюты на платформе). В ближайшее время администрация WASD.TV свяжется с призерами и расскажет, как забрать свой приз.

««Хочу поздравить призеров Лиги стримеров и поблагодарить всех участников конкурса. Лига стала инструментом, который помогает стримерам и поддерживает сферу личных трансляций, а конкуренция и соревновательный азарт при этом дополнительно мотивировали участников совершенствовать контент, бороться за внимание и взаимопонимание со своей аудиторией, — отметила руководитель киберспортивного направления МТС Ирина Семенова. — В пилотном проекте Лиги стримеров приняли участие как начинающие, так и уже очень популярные стримеры. Это позволяет нам верить, что мы двигаемся в правильном направлении. Мы обязательно продолжим совершенствовать платформу с учётом обратной связи от пользователей, поддерживать талантливых стримеров, стремиться к тому, чтобы наша платформа радовала все больше зрителей качественных интересным контентом».

Три месяца назад стартовал первый сезон Лиги стримеров – соревнования, которое проходило на платформе WASD. Принять участие в нем мог кто угодно, независимо от темы стримов (например, в первом сезоне было много стримов в формате IRL – in real life). Следите за новостями, чтобы не пропустить второй сезон. А пока можете изучить наш гайд по стримингу для новичков.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!