Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

фантастика

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Путеводитель по фантастике. Часть 2.

в

Первая часть


Очень длиннопост!

ТАЙМПАНК


Хоть киберпанк по всем признакам является научной фантастикой, он вместе со стимпанком, дизельпанком и другими входит в группу стилей под общим названием таймпанк. Смысл в том, что эти направления предполагают, будто мир «застрял» в одной конкретной эпохе или технологии.

Путеводитель по фантастике. Часть 2. книги, фантастика, фэнтези, длиннопост, что почитать?, что посмотреть, во что поиграть, научная фантастика
Показать полностью 13
  •  
  • 1091
  •  

Сюжеты "Форсажей" на много лет вперёд

Сюжеты "Форсажей" на много лет вперёд форсаж, спойлер, фантастика, длиннопост

Осторожно, спойлеры! Особенно после восьмой части!


Форсаж-6: злодей Оуэн Шоу угрожает всему миру. Доминик Торетто собирает свою команду и после череды погонь и перестрелок ловит мерзавца. При этом Брайану и Роману удаётся с помощью Форда Мустанга остановить танк, а потом вся компания валит на землю самолёт "Мрия".


Форсаж-7: брат злодея тоже злодей Деккард Шоу угрожает всему миру. Доминик Торетто собирает команду и пытается его обезвредить, при этом прыгая на спорткаре из одного небоскрёба в другой и толкая своим авто вертолёт. В конце злодей схвачен и посажен куда полагается.


Форсаж-8: суперзлодейка Сайфер (нет, это не Матрица) угрожает всему миру. С ней борются Торетто и его команда. Им приходится объединиться с злодеями в прошлом братьями Шоу, которые примкнули к силам света. После череды погонь и перестрелок, когда агент Хоббс толкает руками торпеду, а Доминик поворотом руля обезвреживает подлодку, главный злодей... успешно сматывается. В конце вся компания собирается на обед.


Форсаж-9: Земле угрожает новая опасность: на этот раз злодеи прибывают из открытого космоса. И кто как не Торетто и его команда могут их остановить? К ним присоединяются исправившиеся злодеи братья Шоу и Сайфер. После череды космических погонь, когда Торетто толкает своим Доджем телескоп Хаббл, а от шуток Романа надрывает животики вся Солнечная система, главный антагонист обезврежен, одет в оранжевое и посажен в тюрьму.


Форсаж-10: очередной отпуск Торетто омрачён: надо спасать Млечный Путь. На этот раз козни строят соседи из галактики Андромеды. К команде спасителей всех и вся присоединяются исправившиеся злодеи Шоу, Сайфер и антагонисты из предыдущей серии. После череды межгалактических перестрелок, когда Хоббс жонглирует лунами Юпитера, а Торетто толкает автомобилем Большое Магелланово Облако, андромедяне признают поражение и садятся в тюрьму. В финале все собираются поесть. Доминик улыбается и благодарит бога за крепкие дюзы, бесконечное топливо и жареную курочку.


Форсаж-25: покой киборга Торетто нарушен. Его приходится разбудить из криосна, потому что над Вселенной нависла страшная опасность: ужасный злодей из соседнего измерения покусился на святое. Доминик садится в свой очередной масл-звездолёт и нарушая все правила космического движения в космосе (и все законы физики заодно) смело мчится навстречу очередному триумфу, попутно толкая гравитационную постоянную и забивая гаечным ключом число пи.


Форсаж-100: в юбилейном выпуске мыльного боевика создатели смело экспериментируют с сюжетом: клон Торетто в третьем поколении сражается с целым сонмом злодеев, расталкивая своим ревущим масл-мозгом скопления галактик. Без команды тут не обошлось, и в конце все собираются отпраздновать тяжело давшуюся победу на крыше Вселенной. Доминик смеётся и благодарит бога за ускорение расширения Вселенной, спокойную плазму и вечный пластик в биоимплантах


Форсаж-1000: мы посмотрели, но не смогли чего-либо понять. Был Торетто и его команда, были злодеи, кто-то куда-то на чём-то мчался. Была стрельба, семья, масл-что-то там и непредсказуемый финал. Перед титрами команда собралась поесть. Доминик читает молитву, чтобы этот сериал закончился на втором сезоне и никогда не снимался дальше.



А ведь всё начиналось с разборок уличных гонщиков...

Показать полностью
  •  
  • 411
  •  

Заражение

Олег немного воровал.

Нет, он не был злостным расхитителем социалистического имущества и никогда не украл ничего значительного, но неожиданные приступы клептомании частенько заставали его врасплох, заставляя совершать странные поступки.

Однажды в школе он стащил скелет крысы из кабинета биологии, а потом долго пытался придумать, как этим скелетом воспользоваться. Не найдя никакого решения, он незаметно принёс обратно украденное, ненадолго вернув веру в человечество вконец разочаровавшейся учительнице биологии.


Потом были и другие предметы.

Звонок от велосипеда в хозяйственном магазине, губная помада в гостях у маминой подруги, шестерёнка от будильника у одноклассника, засохший бутерброд в столовой.

Всё, украденное Олегом, было максимально бесполезно для него, но в момент кражи Олег меньше всего думал о полезности предмета. Потом ему всегда было стыдно, но одновременно он испытывал и гордость, так как никто ни разу не поймал его.

К окончанию школы Олег скопил достойную уважения коллекцию ненужных предметов, часть из которых время от времени приходилось выкидывать, чтобы заменить более достойными экземплярами.


На биологическом факультете института, который был выбран в честь незабвенного скелета крысы, Олег продолжил экспериментировать, совершенствуя мастерство. Каждая следующая кража была более дерзкой, чем предыдущая, хотя Олег по–прежнему воровал совершенно неосознанно. Мозг подсознательно просчитывал все ходы, не давая шанса очередным бесполезным вещам.

В коллекции появились три книги по теории научного коммунизма, горшок с засохшей фиалкой, кассета с альбомом Корнелюка и носок ректора. Были и другие артефакты, которыми мог бы гордится сам Плюшкин, но эти нравились Олегу больше остальных.


Не каждый способен спокойно жить с кристальной совестью и коллекцией краденных вещей. Олег мог, он вообще не задумывался о том, как плохо воровать.

— Как только я украду хоть что–то, что окажется мне нужным – сразу начну переживать, – обещал он себе и собирался сдержать это обещание.



***

После института Олег, чувствуя в себе тягу к науке, устроился работать в лабораторию, где продолжил изучать микроорганизмы. Два–три раза в год ему платили зарплату, а в остальное время он работал просто так, обнаружив в себе неисчерпаемые запасы энтузиазма. К сожалению, расплатиться энтузиазмом за новые брюки было невозможно, поэтому нужно было менять биологию на что–то более приземлённое.

Но тут совершенно неожиданно многолетний энтузиазм принёс свои плоды, и в результате опытов Олег получил новый вид бактерий с очень необычными свойствами.

И тогда началось всё самое интересное.


Как–то утром он застал в лаборатории двух незнакомцев, один из которых крутил ручки старого микроскопа, а второй дразнил сидящую в клетке крысу по имени Василиса.

— Олег Павлович? – оторвался первый от микроскопа и дёрнул второго, отчего тот выронил пучок петрушки крысе на голову.

— Да, – подтвердил удивлённый Олег, – а вы кто?

— Полковник Петров, – сказал любитель микроскопов, протягивая руку для пожатия, – садитесь, нам нужно поговорить. Расскажите нам о своих последних опытах.

— Это зачем ещё? – поинтересовался Олег, который обнаружил, что успел сесть на неизвестно откуда взявшийся стул.

— Потому что Родина просит вас об этом, – ответил Петров, наклоняясь к Олегу так близко, что плечи полковника полностью закрыли обзор, – вы же не откажете Родине?


Олегу было страшно отказывать столь широкоплечей родине, поэтому он согласно закивал головой.

— Вот и правильно, – похвалил полковник, отодвигаясь – так что вы тут такого наоткрывали?

— Всего лишь бактерии, просто новый вид, – сказал Олег и замолчал в растерянности.

— Ну не стесняйтесь, Олег Павлович, – разрешил Петров и уселся напротив Олега, – расскажите, что же в них такого интересного!

— Они воздействуют на мозг и повышают уровень интеллекта. Теоретически.

— Так–так, – сказал Петров, – действительно интересно. То есть вы это ещё не проверили?

— Да не успел. Они пока живут недолго, да и размножаются медленно. Сначала эту проблему надо решить, потом на крысах можно будет проверить.

— Это хорошо, с завтрашнего дня займётесь всем этим уже в нашей лаборатории. Сегодня собирайте всё, что вам здесь нужно, завтра с утра за вами приедут.

— Как я здесь что–то заберу? Да мне материально ответственный ничего не отдаст!

— Отдаст, ещё и донести поможет, – заверил Олега полковник, встал и направился к двери, ещё раз дёрнув своего безымянного коллегу.

— А Василису можно забрать? – спросил Олег.

— Это кто? Жена ваша? – остановился полковник. – Жену дома оставьте, с жёнами нельзя.

— Нет, это крыса моя, – сказал Олег, показывая на клетку с Василисой, которая флегматично взирала на мир из–под пучка петрушки.

— Только если она пообещает ничего не разглашать, – пошутил Петров и вышел.


Первую половину дня Олег потратил на сбор нужных вещей. Их получилось немного, что позволило довольно быстро успокоить плачущего в подсобке материально ответственного лаборанта.

После обеда Олег бесцельно слонялся по коридорам, пугая коллег, которые в этот день всячески его сторонились. Работать после случившегося не получалось вовсе, поэтому Олег надел куртку и пошёл домой на два часа раньше обычного.

На улице он засунул руку в карман и обнаружил в нём два удостоверения в красном кожаном переплёте. Первое было на полковника Петрова, а второе Олег даже не стал открывать.

— Когда я успел их стащить? – попытался вспомнить он, но в памяти плавали только широкие плечи полковника, закрывающие собою весь мир.


Проходя через парк, Олег нашёл кусты погуще и забросил в них оба удостоверения.

Такие вещи в коллекции лучше не хранить.



***

На следующий день Олег переехал в новую лабораторию, которая была гораздо больше прежней, лучше оборудована и включала в себя такую опцию, как зарплата каждый месяц. Ещё ему выделили помощника, который слабо разбирался в биологии.

Обалдевший от всего этого Олег удвоил запасы бесконечного энтузиазма, стараясь улучшить свои результаты. Он ощущал себя супергероем, который вот–вот подарит человечеству счастье. Заодно росла его коллекция бесполезных вещей, в которую впервые добавились иностранные приборы неясного назначения и два билета на концерт радио «Шансон».

Воровать из секретной лаборатории было очень проблематично, поэтому Олег с каждым днём гордился своими суперспособностями всё больше и больше, хотя они и были бессознательными.


Работа продвигалась медленно. Дурацкие бактерии не хотели размножаться, да и вообще пытались сдохнуть при любом удобном случае. Но Олег не отступал, неделями просиживал в лаборатории, заставляя помощника проклинать энтузиазм и биологию.

Через год бактерии были способны самостоятельно жить два–три дня, пытались размножаться и при хорошем настроении даже были немного заразны.


Теперь можно было поставить эксперимент.

Олег вытащил из толпы крыс Василису, которую отпускал развеяться, пересадил всех остальных в специально подготовленный для такого случая вольер и нажал кнопку, которую забыли покрасить в красный цвет. Раствор с бактериями добавился в воду, и Олег сел рядом с вольером, чтобы лично увидеть, как поведут себя поумневшие крысы.

Обычно хмурый помощник ради такого случая слегка повеселел, побросал все немытые пробирки и весь день просидел за спиной Олега, хрустя неизвестно откуда взятым попкорном.

Крысы не спешили проявлять свои таланты, они занимались своими делами, не обращая внимания на зрителей.


— Пойдём домой, – наконец сказал Олег помощнику, который к вечеру снова впал в стандартное уныние, – всё равно эксперименты на интеллект только завтра делать.

Они вышли на улицу и молча добрели до остановки, спрятавшись под козырьком от противного мелкого дождя. В ожидании автобуса помощник закурил, огонёк сигареты на секунду освещал его мрачное лицо во время затяжки, и впервые за год Олег понял, что ни разу не видел этого человека улыбающимся.


— Вить, а ты чего всегда такой хмурый? – спросил он.

— А чего мне радоваться? – невежливо ответил тот, затягиваясь.

— Ну как чего? Мы же такое нужное дело делаем. Представляешь, как изменится жизнь, когда все станут умнее?

— Не станут, – неожиданно перебил Виктор, – ты же не на всех людей работаешь, а на Петрова. А он тебе не даст закончить.

— Почему не даст? Он же сам меня заставил этим заниматься!

— Олег, ты живёшь в каком–то своём мире. Зачем Петрову твои бактерии? Он же военный. Когда все в мире поумнеют и поймут, что можно не воевать, Петров зачем нужен будет? И он это понимает, хотя и прикидывается идиотом.

— Витя, ты, кажется, сильно преувеличиваешь, – рассмеялся Олег, – есть ведь и другие способы применения. Можно ведь заразить только свою армию и победить более глупого противника.

— Чепуха какая–то! Умная армия тут же поймёт, что лучше заодно заразить и врага, заключить мир, после чего все пожмут друг другу руки и разойдутся.

— Ну тогда можно заразить только противника, – сказал озадаченный Олег, – он решит не воевать, и его можно будет победить.

— Победить того, кто гораздо умнее тебя? Серьёзно?


В этот момент к остановке подъехал пустой троллейбус и распахнул свои тёплые объятия.

— О, это мой, – сказал Виктор, выбросил окурок и запрыгнул на подножку.

— Подожди, а для чего тогда вся моя работа? – дёрнул его обратно Олег.

— Просто присматриваются к тебе. Если первые результаты у эксперимента будут удачные – твой проект закроют, переведут тебя в другой отдел, будешь выводить чуму какую–нибудь термоядерную.


Водитель посигналил и показал на пальцах, что не стоит застревать на подножке. Виктор пожал плечами и скрылся внутри троллейбуса, а Олег в раздумьях остался стоять под дождём, нащупав в своём кармане чужую пачку сигарет.



***

С утра в вольере не оказалось крыс.

Олег с помощником облазили всё вокруг, но вольер был герметичен, а его система вентиляции была нетронута. Они включили компьютер, чтобы просмотреть запись с камеры, но последнее, что она зафиксировала – Витя, спотыкающийся о кабель.

— Олег Павлович, удалите пожалуйста, – попросил Витя шёпотом, переходя на «вы» от волнения, – меня же после такого отправят работать участковым в сибирскую деревню.

— А что, других камер тут разве нет? – спросил Олег практически одними губами, параллельно стирая последнюю запись.

— У вас я работаю вместо них, – ответил помощник.


Доложили полковнику о происшествии, он пришёл в ярость и двадцать минут орал плохие слова, комбинируя их в различных последовательностях со словосочетанием «ваши чумные крысы».

— Чего вы? Они же практически незаразны, – вставил Олег, когда полковник начал стихать, – да и через пару суток всё равно бактерии погибнут, крысы станут обычными.

Эта фраза открыла в полковнике второе дыхание, и он продолжил орать про крыс, заменив слово «чумные» на то, что нельзя произносить вслух.


Следующую неделю лаборатория была закрыта на карантин, никого не отпускали домой.

Злые учёные, подгоняемые криками Петрова, бродили по комнатам, пытаясь найти сбежавших крыс. Несколько раз в день кто–то находил клетку с Василисой и включал тревогу. Олег каждый раз перепрятывал свою крысу, пока уставший от ложных тревог Петров не забрал её к себе в кабинет. Через неделю карантин сняли, так и не обнаружив ни одну из сбежавших крыс.

— С этого дня все ваши эксперименты – на обезьянах, – сказал полковник, возвращая Олегу Василису, – они крупнее, их искать легче.



***

Привезённые на следующий день обезьяны не понравились Олегу. Они скакали по клетке, ругались друг с дружкой и кидали в проходящего мимо помощника всякие неприятные предметы. Ближе к вечеру позвонили из лаборатории, в которой раньше обитали эти мартышки и предупредили, что все обезьяны курят, поэтому лучше дать им сигарет, чтобы они меньше волновались.


Сигареты были только у Виктора, который попытался дать закурить обезьянам, но те просто отобрали пачку, распотрошили её и стали скакать по клетке в поисках прохожего с зажигалкой. Виктор сказал, что больше к обезьянам не пойдёт и просто швырнул издалека зажигалку им в клетку. Оказалось, что прикуривать мартышки тоже умеют, и следующие пять минут можно было наблюдать, как они дружно дымят, по очереди закрывая глаза от удовольствия.


Следующие несколько дней пришлось работать в насквозь прокуренной лаборатории, потому что обезьяны требовали сигарет каждые полчаса, успокаиваясь только после перекура.

Наконец работы были закончены, и обезьян перевели в новый герметичный вольер с автоматической подачей еды, воды и сигарет. Олег вновь нажал кнопку, добавляя бактерии в воду, включил пять новых камер и остался ночевать в лаборатории.

Помощник всю ночь ходил по комнате и проверял, что все кабели включены в розетки.



***

За сутки обезьяны преобразились. Они успокоились, прекратили хаотичные прыжки и в задумчивости расселись по углам, иногда отвлекаясь на небольшой перекур. Через несколько часов помощник заметил, что одна обезьяна больше не берёт сигареты и вообще сторонится своих курящих друзей.

Эксперименты на интеллект подтвердили, что мартышки серьёзно поумнели. Они с лёгкостью выполняли все задания по добыванию еды, а в некоторых случаях даже объединялись, чтобы помочь друг другу.

Завязавшая с сигаретами обезьяна, кажется, всерьёз задумывалась устроиться на работу. Причём расхаживала с таким важным видом, будто согласна только на высокооплачиваемую должность.


Зашедший на огонёк полковник Петров с удивлением наблюдал за Виктором, который улыбался впервые со времён младенчества, и Олегом, прыгавшим от восторга вокруг вольера с обезьянами.

— Получилось! Получилось! – кричал он, пугая обезьян. – Витя, нам нужно подготовить раствор с большей концентрацией. Мы из них людей сделаем!


***

Следующие несколько дней непривычно счастливый Витя ходил по пятам за Олегом, пытаясь помочь, отчего мешал ещё больше обычного. А через неделю с утра Олег не застал Вити в лаборатории, вместо него там суетились незнакомые люди, разбирающие оборудование.

— Эй, вы что творите? – возмутился он, отбирая у какого–то мужика клетку с Василисой. – Кто вам разрешил здесь что–то трогать?

— Иди к начальству, – ответил ему незнакомец и попытался вернуть себе клетку, но безрезультатно, – тебе там всё расскажут.


Олег рванул в кабинет к Петрову, без стука распахнул двери и с порога потребовал объяснений.

— Садись, – предложил полковник, указывая на свободное кресло напротив себя.

— К чёрту ваши посиделки! Что происходит?

— Сядь, я говорю, – повторил Петров, и Олег послушно упал в кресло, – мы временно прекращаем твои эксперименты. Пока займёшься другой работой, потом вернёшься к этой.

— Но я только–только добился результата, это же прорыв в науке, нельзя сейчас останавливаться!

— Родине сейчас нужно совсем другое, – сказал Петров, придвигаясь ближе и по старой привычке закрывая собою обзор, – ты же не откажешь Родине? В общем, собирайся сейчас, иди домой, отдохни несколько дней, а с понедельника жду тебя здесь снова.

Олег попытался возразить, но вдруг обнаружил, что его аккуратно подняли из кресла и проводили к выходу.

— До понедельника, Олег Павлович, не опаздывайте, – услышал он финальное напутствие и оказался на улице с крысой в руках.


Мелкий весенний дождь висел в воздухе, и Олег понял, что оставил в лаборатории зонтик. Он посмотрел на Василису, которая недовольно ёжилась, пытаясь спрятаться от холодных капель, расстегнул куртку и слегка прикрыл ею клетку.

В кармане что–то звякнуло о прутья, и Олег засунул в него руку, желая посмотреть, что умудрился стащить на этот раз.

— Чёрт! Это уже слишком! – сказал он сам себе, вытаскивая из кармана ампулу с бактериями. Защитная оболочка ампулы сверкала даже под дождём, Олег поскорее сунул её обратно в карман и поспешил к остановке.


— Что делать? Что с ней делать? – крутилось в голове всю дорогу. – Надо попробовать использовать её на ком–то, другого случая у меня не будет.

— Да разве можно на людях пробовать? – спросил с возмущением какой–то незнакомый голос в голове.

— Отстань, – сказал ему Олег, – как всю жизнь воровать разную гадость – так пожалуйста, а как сделать людей умнее – так сразу неэтично? Буду делать, что хочу!

Голос умолк, и Олег стал думать, на ком из своих немногочисленных знакомых может испробовать действие бактерий. До остановки он мысленно перебрал их всех, но никто не казался ему подходящим. Нужна была деятельная натура, которая сумеет правильно воспользоваться этим даром. Изо всех людей такого рода Олег был знаком только с собой, но пробовать на себе было страшновато.

— Да ладно? – спросил с издёвкой незнакомый голос в голове, и Олег назло ему решился.


Он дошёл до остановки и увидел сидящего на лавочке грустного Виктора, который по старой традиции курил, не решившись взять пример с бросившей обезьянки.

— Привет, Вить, – сказал Олег, присаживаясь на лавочку и ставя рядом клетку, – похоже, ты был прав. Переводят нас.

— Я знаю, – ответил Виктор, вытаскивая вторую сигарету и прикуривая её от первой, – только не нас, а тебя.

— Как меня? А ты куда?

— А меня Петров отправляет священников охранять. Не оправдал, говорит, я его ожиданий в науке, теперь стоит попробовать себя в религии.

— Каких ещё священников? Ты чего несёшь? – удивился Олег.


Виктор вытащил из кармана яблоко, откусил от него немного и протянул кусочек Василисе. Она осторожно схватила его и утянула к себе в клетку.

— Да обыкновенных, каких ещё? – ответил Виктор. – Пасха же послезавтра, так на главное богослужение не хватает охраны, вот меня сегодня вечером на два дня туда и отправляют. А потом где–нибудь там и забудут.


Ядерный взрыв полыхнул в голове Олега. Это был шанс, пусть и очень рискованный.

— Это то богослужение, куда приедут все главные люди страны? – спросил он шёпотом.

— Ага, именно оно, – подтвердил Виктор, выкинул сигарету и захрустел надкушенным яблоком.

— Слушай, у меня есть к тебе дело, – решился Олег и вытащил из кармана ампулу.

— Ты чего, охренел что ли?! – Виктор бросил яблоко и засунул руку Олега обратно в карман. – Ты понимаешь, что с нами сделают?

— А ты понимаешь, какой это шанс? – спросил Олег, пытаясь высвободится из хватки Виктора, – ты понимаешь, что мы с тобой можем изменить весь мир?

— Да ничего мы не изменим! Сейчас что, мало умных людей? И кто от их ума счастлив? Вот ты – охренеть какой умный, а сидишь с крысой на остановке, уговаривая охранника нарушить закон! Тебе таких, как ты, целую страну надо?

— Да я мало на что могу повлиять! А там вся власть, депутаты, бизнесмены, олигархи! Если они поумнеют, представь, что они придумают для страны!

— Нет, ты не умный, ты какой–то идиот–романтик, – сказал Виктор, отпуская Олега.

— Слушай, ну ты же так радовался, когда у нас что–то начало получаться, ну помоги мне сделать хоть что–то. Ведь вся наша работа просто пропадёт! К тому же там действия – всего на пару дней. Добавь в какую–нибудь воду, которую они там брызгают на всех, я по телевизору видел. Помоги, а?


Виктор вытащил из кармана у Олега ампулу, переложил к себе и пошёл прочь от остановки. Олег молча смотрел ему вслед, боясь спрашивать про его решение.

Он опять накрыл курткой клетку с крысой и сел в подошедший автобус.



***

Всю субботу Олег не мог усидеть на месте, представляя, что может произойти, если Витя решится. Он бродил по комнате, натыкаясь на табуретки и каждые полчаса кормил Василису, которая решила, что попала в рай.

В голове почему–то вырисовывались только плохие сценарии один страшнее другого, поэтому вечером Олег не выдержал, нашёл сумку побольше, упаковал в неё клетку с крысой и поехал на вокзал. Там он купил билет на электричку и уехал в старый бабкин дом в Тульской области.


В доме было холодно и сыро, пришлось топить печку, чтобы согреться. Зато благодаря добрым соседям в доме было электричество, и Олег просидел весь вечер перед стареньким телевизором, вглядываясь в прямую трансляцию богослужения и пытаясь увидеть там Виктора, да так и заснул от усталости за столом перед мерцающим экраном.


С утра он проснулся от бодрых голосов ведущих, которые жарили блины в студии и обсуждали последние кулинарные новости. Олег попереключал все восемь каналов, которые ловила древняя антенна, но везде шли какие–то развлекательные передачи – в стране явно ничего интересного не произошло.

То ли Витя не захотел ничего делать, то ли было ещё рано ждать результатов.


Олег покормил Василису и вышел на улицу размяться. Нужно было нарубить ещё дров для печки, но сделать этого не удалось. За забором по двору бегали сосед с женой, пытаясь вытолкать на улицу свою старую машину.

— Эй, соседи, привет! Вы чего там делаете? – крикнул им Олег.

— О, Олег, давай помоги машину завести, да поехали, – крикнул в ответ сосед и призывно замахал руками.

— Куда поехали?

— Куда–куда! На яму посмотрим, пока не закрыли там всё.

— На какую ещё яму? Чего закрыли? – удивился Олег.

— Так ты не знаешь? – соседи бросили машину посреди двора и подбежали вдвоём к забору. – Москву ночью украли.

— Вы чего, пьяные что ли ещё с вечера?

— Да ничего мы не пьяные! Сын с утра на работу поехал, звонит и говорит – дорога кончилась, а впереди яма до горизонта. И по всему селу с утра звонки – Москву украли, одна дырка в земле осталась! Мы посмотреть собрались, а машина не заводится. Помоги давай, с толкача заведём и поедем.

— Я только что телевизор смотрел, там блины пекут, о чём вы вообще? Как можно украсть город?

— Короче, мы поедем. Ты с нами хочешь?


Олег плюнул, перелез через забор, помог вытолкать машину на улицу и разогнать её вниз с горки.

Двигатель несколько раз чихнул и затарахтел. Втроём они влезли в машину и рванули в сторону Москвы.


По дороге Олег вытащил телефон из кармана и попытался расшевелить вялый интернет. Страницы грузились медленно, но кое–что прочесть удалось. Ни один новостной сайт не сообщал ничего интересного, зато соцсети были забиты информацией о том, что из страны пропала вся Московская область целиком, оставив вместо себя гигантский кратер.


Через пятнадцать минут сосед свернул на обочину и припарковался. Впереди стояли сотни автомобилей, а ещё немного дальше была видна огромная толпа народа.

Олег в растерянности выбрался на улицу и посмотрел вслед соседям, которые убежали вперёд, даже забыв закрыть двери. Он пошёл вслед за ними и через несколько минут уже протискивался сквозь толпу. Идти пришлось довольно далеко, но открывшаяся картина стоила этих усилий.

Впереди был виден обрыв, уходивший глубоко вниз. Края обрыва расходились влево и вправо до горизонта, а противоположной стороны не было вовсе.


Олег заворожённо смотрел на эту картину и молчал. Потом, схватившись за голову, он развернулся и стал пробираться обратно.

Его толкали в толпе, но он не замечал, продолжая брести подальше отсюда. Выбравшись на дорогу, он пошёл пешком обратно в село.

— Почему так? – бормотал он сам себе. – Ведь гений и злодейство несовместимы!


Посреди дороги Олег понял, что устал как никогда в жизни. Он сошёл на обочину и углубился в заросли ёлок, где нашёл поваленное дерево и сел на него. Некоторое время он сидел неподвижно, а потом снова вытащил телефон, чтобы проверить новости.

Оказалось, что Москву нашли.

Она спокойно стояла в Средиземном море недалеко от Италии и на снимках со спутника выглядела весьма гармонично. Через полчаса стало известно, что по документам она оформлена на этой территории совершенно законно. На одном из свитков стояла подпись Иисуса, подлинность которой подтвердила католическая церковь, по счастливой случайности оказавшаяся недалеко от Московской области – в Ватикане.

Ещё через час в сети появилась информация, что собственником Московской области является какой–то Карасёв А.А., после чего телефон Олега окончательно разрядился, не дав ничего прочитать об этом интересном человеке.


Вспомнив, что оставил голодной Василису, замёрзший в весеннем лесу Олег выбрался на дорогу и заторопился домой. Он немного пробежался, чтобы согреться, и вскоре увидел первые дома. В селе не было ни души, только лаяли собаки, да визжали голодные поросята.


Олег дошёл до дома, открыл дверь и остановился – в центре комнаты на табуретке сидел полковник Петров.

В этот момент кто–то подтолкнул Олега в спину и закрыл позади него дверь.


— Садись, – сказал полковник и в этот раз Олег сел сразу, не дожидаясь повторного приглашения, – рассказывай.

— Меня расстреляют? – спросил Олег вместо ответа.

— Обязательно. То есть я угадал, это твоих рук дело?

— Моих.

— Понятно, – сказал полковник, вставая, – ладно, в среду жду тебя на работе. Продолжишь свои опыты. Мне кажется, есть в них перспектива.

— На какой работе? Москвы же нет на месте!

— Москву мы до среды вернём, не беспокойся, не один ты такой умный. Но так больше делать не надо! Делай только то, что я скажу. Всё, до свиданья.

— Подождите! А Витю мне вернёте? – спросил Олег.

— Какую Витю? Это крыса что ли твоя?

— Нет, это помощник мой, со мной весь год работал.

— А, этот. Вернётся вместе с Москвой, и забирай, – кивнул Петров и вышел.


Олег встал, подошёл на ватных ногах к столу, открыл клетку и взял трясущимися руками Василису. Он прижал её к себе, сел на кровать и долго гладил крысу со словами:

— Ничего, Вася, ничего. Не бойся. Я продолжу. Я им всем продолжу. Я им в следующий раз к интеллекту совести добавлю, вот тогда и повоюем…



©Алексей Аксёнов

Показать полностью
  •  
  • 322
  •  

Мечта кодера

в
Мечта кодера гифка, программирование, фантастика, киберпанк, призрак в доспехах
Мечта кодера гифка, программирование, фантастика, киберпанк, призрак в доспехах
  •  
  • 150
  •  

Кривое зеркало (часть вторая)

Начало тут


Клавдий Петрович не ошибся. Мозраст был плох. Большой шарообразный плюмбиец, управляющий поместья и менеджер архитектора стоял у роскошного ложа карлы, вытирая слезящиеся глаза сиреневым полотенцем в мелкий белый цветочек.

- Это просто невозможно! Сначала все было очень хорошо. Он работал, участвовал в тендерах. Я был так счастлив, так счастлив. В августе мы вернулись к программе лечения, как только стали появляться первые тревожные признаки. Все как вы говорили. Но от лекарств ему становилось все хуже и хуже. Сначала его стали мучить галлюцинации, его голова разрывалась от миллиардов голосов, он переставал узнавать меня, своих друзей и даже любимую плюплу. Бедное животное не пережило равнодушия и издохло. Он стал злым, черствым. О работе и речи быть не могло, а ведь на носу сдача Всепланетного выставочного центра. Вы представляете себе, какую неустойку придется заплатить, если он не предоставит чертежи и сорвет дату закладки первого камня? Наши дела только поправились… Потом он только курил и слушал музыку, потом выгнал всех из поместья и впал в кататонию. Я хотел позвать вас раньше, но сами понимаете, не давали.

- И давно уважаемого Мозраста беспокоят тревожные состояния? - Тим расставлял аппаратуру, искоса поглядывая на пациента. Карлы обладали самой отталкивающей внешностью из всех инопланетников, которых молодой ученый видел раньше. Сплющенный до шестидесяти сантиметров ростом, но плотного телосложения, с изломанными конечностями выгнутыми под противоестественными углами, с кожей серо-желтого, металлического цвета, несоразмерно большим ртом усаженным плохими, кривыми зубами и стеклянным глазами на выкате, Мозраст напоминал персонажа из архаичных страшилок.

- Давайте сначала его осмотрим. - Тим посмотрел на плюмбийца - Вы не могли бы передвинуть его к краю?

Хлюпая своим плоским носом, плюмбиец выполнил просьбу.


- На лицо членовредительство. Клавдий Петрович, больной был склонен к суициду?

- На моей памяти он три раза резал себе вены, пару раз вешался и один раз чуть не утопился. Каждый раз уважаемый Епитонг успевал спасти несчастный корпус, новый то вырастет не скоро.

- Сильное истощение, обезвоживание. Клавдий Петрович, пожалуйста, сделайте ему инъекцию номер три. А я посмотрю что у нашего больного в голове.


Подключив все нужные диоды на безволосую голову с крохотными слуховыми отверстиями, Тим посмотрел на экран.

- Что за чертовщина….

На экране множились слои и подслои, расплываясь чудовищной мозаикой на тысячи окон. Тим постучал по монитору. Изображение мигнуло, но не изменилось.

- Клавдий Петрович, а тумблеры то где? Как вы его в первый раз корректировали?

- У меня такого не было, открывашка была стандартная, человеческая. Может это из-за того что ты не настроил на волну карл?

- Именно, что настроил. - Тим ради эксперимента вывернул ручку настройки на человеческий показатель. Экран стал черным.

- Нет сигнала. А вот это, по моему предположению, должна быть волна карл. Да что же это такое! Аж в глазах рябит.


Тим приложил к вяло подымающейся серой, горбообразной груди диагност.

- Показывает шизофрению. Но какая же это шиза, если мы не видим субличностей?

- Спасите, его, умоляю, никаких денег не пожалею. - Хлюпал в полотенце несчастный Епитонг. - Это самородок, такой талант нельзя закапывать в землю. Особенно при таких неустойках….

- Успокойтесь! Тим, дай мне сиплумид в спрее. - Клавдий Петрович протянул аэрозоль с успокоительным Епитонгу.

- А можно осмотреться? Может у него были какие то записи, дневники? Он рассказывал кому-нибудь о своих душевных переживаниях? - Тим понял, что не видать ему денег, как ушей карлы, если он не решит эту головоломку. А Немезида приезжала уже через две недели.

- Все, что хотите. Я дам вам пароль от его терминала. - Епитонг открыл дверь из спальни в кабинет.

Тим отзвонился домой, сказал что они с Клавдием Петровичем останутся на выходные у друга и с головой погрузился в изучение переписки Любова Мозраста, его дневников и заметок. В три часа ночи, выпив очередную чашку кофе, снизошло озарение и он набрал контакт Магазинчика Эмоций. Сионец спал всего полтора часа в сутки и поэтому сразу дал сетевой адрес почты Яна Гаврелия, стоило ему узнать причину любопытства. Написав письмо звездному геологу, Тим так же послал запрос в архивный отдел Института межкосмических отношений. Теперь оставалось только ждать.


- Поймите меня, я не могу пропустить вас работать в архив, вы же даже не учитесь в нашем институте, у вас гостевой пропуск. - библиотекарь, на пару лет младше Тима, отбивался как мог, но Тима воспитывал джунглианец-воин, поэтому нагнувшись со своих метра восьмидесяти, Ту наступал на более мелкого противника широко расставив согнутые в локтях руки:

- Вы понимаете, что если я обратился к вам, значит на кону стоит чья-то жизнь. Архивы и нужны для того, чтобы информация прошлого давала шанс решить проблемы будущего.

Тим нагнулся еще ниже и потыкал в лицо библиотекарю свой пропуск медицинского сотрудника. Общаться с людьми у него всегда выходило не очень, но сейчас просто не было другого выхода: архивы были необходимы.

- А если вы меня не пропустите, я приведу ратина, и он на вас сядет.

- Все разговоры записываются! - голос библиотекаря сорвался.

- Вот и переслушивайте на досуге.


Попрепиравшись с четверть часа, Тим получил зеленый свет и, довольный, уселся в читательскую кабинку.

- Конечно, они не хотят пускать кого попало. Но я-то не кто попало. - бормотал молодой врач, вбивая запрос в систему поиска. - Я-то на благо всей Силири стараюсь. И себя.


- Никаких лекарств!- Тим ворвался в спальню, размахивая руками - Никаких психотропных! Полная отмена медикаментозного лечения. Клавдий Петрович, который как раз хотел сделать укол, замер наклонившись над пациентом.

- В чем дело?

- Я не могу это точно сформулировать, мне нужно последнее подтверждение теории от Яна Гаврелия, но пока - никаких лекарств, кроме укрепляющей терапии. Сегодня можем разъехаться по домам. Дня через четыре должно наступить улучшение. Епитонг, держите меня в курсе. Технику я всю оставляю. Она нам понадобится. И в следующую субботу я еще вам привезу, такк что освободите место, надо вынести пару шкафов и приготовить удобную операционную поверхность.


Неделя прошла как обычно, если не считать внезапного окукливания Маруськи прямо в детском садике. Воспитательница отзвонилась, сказала, что врача уже вызвали, но кокон выглядит солидным, толстым, и он розового цвета, как и ожидалось.

- Только наймите грузовик, когда вечером забирать приедете.

- Зачем?- не понял Тим, который как раз вышел на обеденный перерыв.

- Да она прямо в тихий час окукливаться начала. Примоталась к кроватке намертво. Придется вместе с ней увозить. Кокон то килограммов восемьдесят весит, плюс кровать.


В точности согласно прогнозам, Мозраст очнулся на пятый день. Узнал Епитонга, спросил о плюпле и страшно расстроился когда узнал, что слизень засох с тоски.

- Он все еще слышит голоса, но спит и ест. - радостно сообщал управляющий по видеосвязи.

Тим как раз закончил переписку с Яном Гаврелием, когда ему позвонили из музея-усадьбы.

- Я так и думал. Мне нужно еще пару дней на доделку экранирующего излучателя, но к пятнице все будет готово.


В субботу они сидели с Епитонгом и Клавдием Петровичем на просторной террасе виллы, и Тим рассказывал им, что удалось узнать:

- Выловленная из архивов информация показала, что история карл гораздо более объемна, чем ее знают простые обыватели. Представьте: некогда, давным-давно, когда человек на праматери Земле еще только осваивал рабочие и коммуникативные навыки, неизвестные пра-цивилизации собрали экспедиционный корабль. Самочинящийся корабль. Производящий все, требующееся для собственных нужд, при помощи сотен тысяч небольших машин. Ему предстояло лететь к шести пламенеющим звездам-сердцам, чтобы произвести их полное изучение. Корабль улетел и, даже когда раса создавшая его исчезла с лика вселенных, он продолжал выполнять свои функции, фиксируя и посылая данные, собирая образцы для дальнейшего изучения, и продолжалось это бесконечно много времени. Машины, населяющие его недры, делили между собой одну программу, а выполнялась она так, чтобы в случае утери или поломки одного из узлов, программное обеспечение продолжало свою работу. Каждый из них хранил в памяти готовый интерпретатор и исходный код, поэтому если что-то шло не так, то код программы безболезненно изменялся под текущее количество узлов и окружающую обстановку. Эта совершенная машина была полностью автономна и ее назвали Сокиариту.

Но, когда корабль достиг цели, Сердца уже давно потухли и сжались. Вместо того чтобы совершить посадку, корабль разбился на поверхности звезды. Так Сокиариту оказалась на свободе. Как озеро ртути способно разбиваться и собираться в капли, так от Сокиариту могли отделяться невоплощеные карлы, и цепляться за астероиды, выброшенные при падении тяжелых тел на Звезду. Они путешествовали в поисках тел, тоскуя по потерянному кораблю. Каждая капля была Сокиариту и имела с ней связь, но она ослабевала, в зависимости от того, насколько далеко Икса заносило от материнского кластера. Человек не в силах создать искусственный интеллект. Но это уже не первое поколение метамашин, поэтому, с какой-то стороны Сокиариту - личность. Органичное и здоровое состояние карлы - то что мы с вами наблюдаем. Связь односторонняя, но бедный господин Мозраст слышит не галлюцинации, а голоса таких же как и он. А теперь, самое интересное. Таких, да не таких. Потому что само то, что Икса отделился от Матрицы и стал Мозрастом — не нормально. Мозраст. Вот шизофреническое проявление. Личность патологически возникшая в сознании безымянного Иксы.

Ян Гаврелий избежал таких пограничных состояний, потому что много времени проводит рядом с Сокиариту. От того, что он постоянно вынужден удерживать свое я, тело его уже не живое, но другое он не хочет. Привык, говорит. А за эмоциями и прочими яркими ощущениями, он приезжает к сионцу, затариваясь впрок. Это позволяет ему не потерять смысл своей работы и существования. Он мне написал длинное письмо, и вот что я думаю. Не надо лечить такое прекрасное заболевание, как Любов Мозраст. Надо просто экранировать его от сигналов материнской массы. Шизофрения заключается в том, что он считает себя человеком и архитектором до такой степени, что почти стал им.

И, если я прав, то сейчас мы подключим его к открывашке и на втором, человеческом слое увидим шизофреническую личность Любова Мозраста, которую вы, Клавдий Петрович, и корректировали в первый раз.

Выдохнув после такой длинной речи Тим замолчал.

- Ну что ж... - Клавдий Петрович отставил бокал с лимонадом и почесал в затылке. - Давайте попробуем. Я вас проассистирую.


Тим достаточно четко представлял, что нужно сделать и куда ввести экранирующий имплант, чтобы он полностью перекрывал телепатический поток. Надо отметить, что на идею с коллективным разумом его натолкнули давнишние записи, которые он делал изучая Костика. Этим грешили все разумные существа так или иначе, обделенные пригодным для существования во всех вселенных телом. Но таким массовым и сильным, как масса Сердец Карла, не обладал больше никто.

- Понятно, почему к Сердцам не могут летать наши космические корабли. Внутри этих звезд идет постоянная реакция разложения сверхтяжелых изотопов. Люди и прочие просто умирали бы на подлете от смертельной дозы радиации. Но именно эта энергия питает Сокиариту, и позволяет Иксам общаться, модулируя это излучение. Да, посмотрите сами, вот наш Любовь Мозраст на втором уровне шизофренического подсознания. Сейчас мы переведем эту личность на первый уровень и зафиксируем. Клавдий Петрович, пожалуйста удерживайте бегунки пока я вожусь с чипом. Вот так.

Тим бросил в кювету пинцет и заклеил небольшой разрез на голове карлы.

- Теперь переходим на волну карл. И что там? Тишина. Больше никаких бесконечных сотен голосов. Красота.

- Теперь пусть как следует отдохнет. Проснувшись, к нам вернется прежний, горячо любимый публикой Любовь Мозраст. - Клавдий Петрович помог Епитонгу перенести небольшое, но тяжелое, тело карлы на постель.


- Да, юноша. Выходит, мое лечение только обостряло приступы?

- Выходит, что так. Но вы не виноваты, карлы - это кривые зеркала в которых отражаются люди, и с ними все надо делать от противного. Искали болезнь, а нашли личность которую надо было закрепить и не потерять ее воспоминания. Я рад, что получилось ему помочь, в конце концов, Мозраст не придумал ничего нового в своей технике каркасного строения. Тысячи строительных роботов вяжутся сами в металлоконструкции и потом обрастают бетонирующими составами. Это ведь, по сути, та самая Сокиариту, которая состоит из Иксов. Сложно и просто одновременно.

Клавдий Петрович уверенно вел кар по мокрой от дождя дороге и кивал головой, соглашаясь.


Тим встретил Немезиду в зале космопорта. Он долго готовился к этому, как мог нарисовал плакат и размахивал им, распугивая остальных встречающих.

- Ты не поверишь какой у меня для тебя есть подарок.

Мези, смеясь, обняла длинного и худого, как жердь парня:

- Здравствуй, я тоже очень рада тебя видеть. Но, может, ты сначала отвезешь меня домой и возьмешь эти страшно тяжелые сумки с тетушкиными и дядюшкиными подарками твоей семье?

- Опять маринованные яйца?

- И они тоже. Тетя аж просияла, когда узнала, что они тебе пришлись по вкусу.

- Да, но меня все еще смущает морально-этический аспект этого блюда. Насколько этично есть яйца, которые снесла твоя тетка?

- Нормально, они же не оплодотворенные.


Уже дома, когда Немезида приняла душ, расцеловалась со всеми домашними, полюбовалась на Маруськин кокон и напилась чаю с бабушкиными пирожками, их наконец-то оставили вдвоем. Тим вручил свой подарок, косо упакованный в полосатую бумагу. Развернув ее, Мези обнаружила замечательный голографический альбом авторства карлы Любова Мозраста с именным витиеватым автографом.

- Не спрашивай как. Так скажем, твой любимый художник и архитектор будет рад приветствовать будущего орнитолога в своем музее-усадьбе. И даже обещал сам ответить на все интересующие вопросы. Я его, конечно, предупредил, что ты его заговоришь, но кажется он не испугался.


Мези тихо гладила альбом. За время знакомства Тим уже знал, что это выражение самого большого удовольствия и признания, когда даже у Мези не хватает слов, чтобы выразить все, что она чувствует.

- С годовщиной.

- А я хотела завтра отвести тебя в лес и снова упасть с дерева. Шучу. Я нашла оригинальную джунглианскую книгу сказок, но она лежит на дне чемодана, где-то между моим нижним бельем и пакетом с сублимированным салатом.

- Ничего, я потерплю до завтра. Какие у нас с тобой зеркальные подарки вышли - книги.

- Что поделаешь, у дураков мысли сходятся. - Немезида зевнула и устроилась комочком у него под боком. - Главное, чтобы таких совпадений было побольше. Я бы с радостью растворилась, став частью Тима Ту. Мы бы тогда никогда-никогда не расставались.

- Лучше не надо. Мне так нравиться тебя встречать.

Тим поцеловал девушку в макушку и погасил свет. Главное, чтобы в их зеркале отражалось только хорошее.

Показать полностью
  •  
  • 61
  •  

Кривое зеркало (часть первая)

- Для открывашки нужно заказать сменный блок и штук десять предохранителей. Ка-излучатель я починил: просто спирали перегорели, взял двадцать штук со склада. Диагност в третей смотровой - поменял кабель и сенсорный экран. А в шестой смотровой восстановлению не подлежит, даже не проси. Списывай.


Тим, опершись на стойку регистрации, зачитывал больничному роботу Танечке отчет о проделанной работе.

На четвертом курсе обучения стало понятно, что Тиму Ту работать с людьми не интересно. Скучно. Он не мог диагностировать даже простейшего невроза, но если дело касалось инопланетников, тут Тим был, как рыба в воде. Другое дело, что такого предмета, как инопланетная психиатрия, не было в принципе. Все инопланетники априори считались психологически стабильными, не способными на отклонения, созданиями. Тим так не считал и, когда написал большую работу по деменции своей бабушки-джунглианки, был поднят на смех. Дело шло даже к отчислению из института, но тут вмешался Клавдий Петрович, и Тима перевели на курс инженеров медицинских систем, где юноша и прижился. С техникой он ладил лучше, чем с университетским советом.

Проучившись год, он уже мог подрабатывать по специальности, что с удовольствием и делал, устроившись в больницу Фениксграда помощником завхоза.


Как только выяснилось, что помимо присмотра за хозяйственными роботами, Тим может откалибровать, а то и написать с нуля программы, то ему повысили зарплату и сказали начальству сдувать с самородка пылинки. Вызов лицензионного инженера каждый раз подрывал бюджет больницы. Так или иначе, раз месяц администрации приходилось идти на поклон к Нерве Ивановичу. Тот всегда был щедр, но все прекрасно понимали, что Нерва не вечен и планете надо учиться выживать без своего благодетеля. Для этого надо постепенно переходить на самоокупаемость.

Все это было очень вовремя, потому что семья Ту как никогда нуждалась в дополнительном доходе. Пад-До-Ту завел тяжбу о лишении матери Маруськи родительских прав. Процесс грозился растянуться лет на десять и пожирал финансы семьи со скоростью новорожденной гусеницы. Тим поддерживал отца, ибо считал, что Марусю нельзя отпускать к матери, отправившей своего ребенка через весь космос в посылке. К тому же, она уже родилась в мультикультурном обществе, оторванном от джунглианских обычаев. Зачем травмировать ребенка еще больше?


Робот Таня вывела на дисплей запрос.

- Что там у тебе барахлит? Какой раздел? Нет, я посмотрю конечно, но Танечка, даже учитывая, что ты машина, я слишком часто в тебе бываю. - Тим открыл стойку администрации, где гудели Танины «мозги». Он свесился туда по пояс, подсвечивая компьютер изнутри налобным фонариком.

- А! Надо же, не выдумываешь. Действительно шлейфы отошли. Видимо, когда роботы пылесосили. Ну как? Подключается раздел?


За его спиной кто-то деликатно закашлял. Обернувшись, Тим увидел Клавдия Петровича. Несмотря на то, что пересменка начиналась через час, его научный руководитель был уже переодет в форму и готов врачевать людские души.

- Доброе утро, юноша. У меня к вам есть небольшое дельце.


Тим быстро закончил возню с администраторской стойкой, и они отошли в сторону.

- Скажем так... как бы вы отнеслись к предложению заработать немножко на стороне? Случай крайне интересный, многолетний и запущенный.

- Инопланетный?

- Естественно. По правде сказать, я уже расписался в собственном бессилии, но не потерял надежду излечить пациента. Рассчитывать могу только на вас.

- Но Клавдий Петрович, я же не получил лицензию. Если дело вскроется, меня упекут на пять лет строгого режима.

- Не упекут. Все будет строго конфиденциально, можете мне поверить. - Клавдий Петрович наклонился к уху Тима и процедил сквозь зубы:

- Четыре тысячи. И это только задаток.

Месячная зарплата Тима составляла семьдесят кредитов, с премией и надбавками за юность. Было над чем подумать.


Маруська уже во всю разговаривала. Правда, понимали ее только четыре существа на всей планете: бабушка, дедушка, дядя и двоюродный брат.

- Тим, а что есть из еды розового цвета?

Маруся изгибалась лежа на полу, пыхтя и подтаскивая брюшко к голове. Врач сказал им обязательно делать лечебную гимнастику: милую пухлую гусеницу все постоянно носили на руках, чем ослабили мышечный корсет.

- Клубника, малина, яблоки. Мясо, если сырое.

- Фу! Я мясо не ем.

- Ну и зря. Доктор говорит, что тебе будет полезно есть вареную птицу или рыбу.

- Не люблю мясо.

- Ты же ни разу не пробовала.


Маруська подползла к нему и положила свою большую круглую голову на колено, обняв его с двух сторон шестью младенческими щупальцами:

- Оно же раньше ползало... Как я могу это есть? Противно же!

- А для чего тебе, в принципе, нужна еда розового цвета?

- Что бы кокон был розовый. - Маруська кокетливо наклонила головку и завиляла хвостиком. - А вы мне его потом сфотографируете и на стенку повесим.


Тим достал из кармана финансовую карту и протянул ее в жадно тянущиеся лапки:

- Ползи к терминалу и закажи себе понемножку розовой еды. Но что бы не больше сорока кредитов, договорились?

- Ой, Тим! Ты такой хороший, я так тебя люблю! - впрочем, все комплименты Маруся говорила уже активно уползая по лестнице вниз, к терминалу, который стоял в гостиной.

- У тебя еще пробежка! Ты помнишь?!


Тим снова растянулся на кровати и посмотрел на фотографию Мези, прикрепленную на скошенном потолке:

- Ну вот. И как тут отказаться от подработки, когда у нас с тобой на носу годовщина? Сейчас же всю мою зарплату спустит…


Клавдий Петрович заехал за ним во вторник на личном каре. Тим вышел из дома, нагруженный рюкзаком и двумя сумками с оборудованием.

- Выходные не задались. Маруся вылила с утра на работающий диагност морс. Переберу, пока едем.

- Я вам даже завидую в какой-то мере. Семья - это неудобно, но чудесно.

- Не завидуйте и делайте уже предложение Джулиане Самойловне. Сами ощутите все прелести. С вашей стороны, просто неприлично столько времени пользоваться девушкой и ни разу не поцеловать.

- Как только вы ей сообразите более-менее пристойный корпус, сразу поведу в Министерство. Но пока Джули только операционная система, все что нам остается это молча вздыхать друг по другу.

- Так к кому мы едем? - пристроившись на заднем сидении, Тим разложил свой ремонтный набор и принялся за реанимацию диагноста.

- Что вы знаете о карлах?

- Родом с созвездия Сердец Карла. Космоэнергетики. Среди карл очень много изобретателей, торговцев, механиков, строителей. Не принимали участие в вооруженном конфликте Человеческой и Джунглианско-Ратинской федераций. Что еще? Крайне необычно и многообразно выглядят, хотя всегда невысоки ростом. Я на одного чуть не сел, когда к Немезиде летал. Было очень неловко.

- А что такое космоэнергетики, тебе известно?

- Если честно, нет. Найти по ним какой либо материал очень сложно. Они редко идут на контакт. Кого я знаю? Ян Гаврелий, Любов Мозраст, ну и Царва Тини-кина.


- Космоэнергетики - это организмы, которые лишены привычной нам физической оболочки. По сути, они паразиты. Именно они и рептилоиды первыми ступили на погибшую праматерь Землю. Космоэнергетик полностью уничтожает разум-носитель тела и приспосабливает его под свои нужды, коверкая при этом и физическую оболочку. Таким образом, они могут жить вечно меняя тела, как старую одежду.

- Здорово! Прямо как вампиры.

- Юноша ,фольклер на пустом месте,никогда не бывает. Чтобы раздобыть себе плоть, космоэнергетики шли на многое. Это сейчас у нас есть прогрессивные фабрики изготовления пригодных оболочек для подобных разумных существ. А в древности они и покойниками не брезговали, и людей похищали. И не только людей.

За окном бежали цветущие июньские поля, акведуки и купола адаптационных районов.

- Естественно, такое вторжение не обходится без минусов, теряются двигательные, а иногда и речевые функции. Но в нашем с вами случае, я боюсь затронут мозг. А ведь носителю этого тела нужно еще проносить его лет двадцать как минимум. Он жаловался, что такое с ним происходит впервые и очень боится, что это заболевание пройдет с ним даже в следующем воплощении.

Тим стал узнавать местность: они ехали прямиком в музей-усадьбу главного архитектора Фениксграда и всея Силири.

- Мы что? Будем лечить Любова Мозраста? Серьезно? Да по не нему же Немезида сохнет. Она мне все мозги своим баухаузом проела. Будет совсем не этично попросить у него подписанный диск?

- Боюсь, если он в том положении, в котором мне описывал его управляющий, он не только подписать, внятно изъясняться не в состоянии. И это нам предстоит исправить.

Продолжение следует


В каком порядке следует читать «Кватр-Четыре Вселенные»:

Накопить на Конус 1, 2 части.

Тонкая работа

Винтажное чудо

Четыре жизни 1, 2 части.

Адамово яблоко 1, 2 части.

Курочка Ряба

Силири

Дайс 1, 2, 3 части.

Показать полностью
  •  
  • 73
  •  

Представим...

Представим...
  •  
  • 1755
  •  

Путеводитель по фантастике. Часть 1.

в
Путеводитель по фантастике. Часть 1. книги, фантастика, фэнтези, научная фантастика, Что почитать?, что посмотреть, во что поиграть, длиннопост
Показать полностью 8
  •  
  • 382
  •  

Фантастика

Фантастика
  •  
  • 4141
  •  

Помогите найти книгу, пожалуйста.

в

Жанр фантастика. Сюжет в кратце таков. Проводится разработка новых систем автопилотирования боевых машин, работающих по принципу "куки" из сериала "черное зеркало". Пока пилот живой, ИИ (искра вроде назывался), обучается навыкам пилота, считывает и записывает его воспоминания, действия и мысли. После смерти пилота ИИ продолжал управлять машиной самостоятельно. Один из таких пилотов погиб, его искру много раз копировали, но при тестовые испытания давали провал, так как в одном из заданий необходимо было либо спасти девочку, но при этом будет уничтожена машина, либо проигнорировать смерть ребёнка, но сохранить боеспособность машины. Копии ГГ спасали девочку. В результате эти ИИ было решено использовать в ремонтных и обслуживающих дронах. Но по какой то причине корабль на котором находился наш ГГ потерпел крушение и пробыл несколько десятков лет в изоляции. Да еще одной особенностью вселенной было то, что она была разделена на несколько секторов, в том секторе где был наш ГГ, один год проходил как 2 в другом, как 3 в третьем, как 2 недели в четвертом. Очнулся ГГ из за какой то аварии, насколько я помню потерпел крушение корабль, на который напали рейдеры. Надеюсь описания будет достаточно.
Так же у автора были рассказы. Про корабль или планету свалку устаревших роботов, где они из-за начинающего развиваться ИИ создавали свои экосистемы, а человека потерявшего у них груз запасных частей приняли за Бога.

  •  
  • 92
  •  

Телеканал HBO экранизирует «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери

в
Телеканал HBO экранизирует «451 градус по Фаренгейту» Рэя Брэдбери 451° по Фаренгейту, HBO, экранизация, Фильмы, фантастика

Американский кабельный телеканал HBO Films намеревается заняться экранизацией «451 градус по Фаренгейту» – классической научно-фантастической антиутопии известного американского писателя Рэя Брэдбери, впервые изданной в 1953 году. Об этом сообщает авторитетный журнал о киноиндустрии Variety.


Как сообщается, главные роли получат Майкл Шеннон («Человек из стали» 2013, «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости» 2016 и «Под покровом ночи» 2016) и Майкл Б. Джордан («Крид: Наследие Рокки» 2015, «Фантастическая четверка» 2015). В кресло режиссера посадят создателя драмы «99 домов» Рамина Бахрани. Он же вместе с Амиром Надери напишет сценарий для картины. Исполнительными продюсерами экранизации – Майкл Б. Джордан, Рамин Бахрани, Сара Грин, Алан Гасмер и Питер Джейсен.


По данным Variety, студия только-только приступила к разработке проекта, но уже вскоре должна начать производство фильма. Если планы не изменятся и проект все же доберется до производства, Майкл Б. Джордан сыграет роль Гая Монтэга, а Майкл Шеннон воплотит образ его наставника, брандмейстера Битти.

Показать полностью 1
  •  
  • 1489
  •  

Вспомнить не всё

Если был бы сервис, который стирал бы память о просмотренном фильме, что бы насладиться просмотром шедевра ещё раз. Я бы стёр воспоминания о фильме "Ла Ла Ленд" и никогда бы его больше не смотрел.

  •  
  • 95
  •  

Мне кажется это заслуживает отдельного поста

в

Пост - #comment_85852439

Коммент - #comment_85852439

Мне кажется это заслуживает отдельного поста скриншот, Том кленси, фантастика
  •  
  • 36
  •  

Дайс (часть третья)

Первая часть

Вторая часть


Мези аккуратно копала влажную после дождя землю, насвистывая себе под нос нечто современное и фальшивое. Тим копал рядом. Над ними свистел прохладный августовский ветер, желтые и багряные листья крутились между серым небом и черной, в полосках желтой травы, землей.

- Я с тобой удивительно увлекательно провожу время. - Немезида остановилась, чтобы заправить за ухо выбившуюся косичку с вплетенными в нее перьями. - Я даже не знаю, что из развлекательных мероприятий мне понравилось больше. Демонстрация меня как особь женского пола на встрече клуба по изучению инопланетников...

- Я же тебе говорил, раздеваться не обязательно.

- Нет, уж, демонстрировать так демонстрировать. Или визит к реликтовому рептилоиду, который продал мне, как выяснилось, твою любовь. Не красней, мне очень понравилось, я проревела над ней дня три... Или тот концерт на затопленной силосной станции. Честное слово, ничего захватывающей в моей жизни не было, а что заблудились потом, это ерунда.

Мне еще никогда в жизни не было так весело. Или вот это. Ну кому в голову еще могла прийти мысль хоронить робота? Только тебе.

- Понимаешь...- Тим вылез из ямы и стал сгребать землю от края - Тут стечение нескольких факторов. Во-первых окончательно и бесповоротно сломался Автомой. А во-вторых, мне попалась тема для курсовой «Погребальные обряды и спектр эмоций, которые испытывают родственники покойного». Вломиться в крематорий мне не позволяет проклятая застенчивость, да и представляешь себе реакцию родственников на меня с самописцем?

- В БСМП ты уже как родной. Ноги-сломаны, руки-сломаны, голова-сломана. Чего там тебе еще не ломали? - Мези услужливо помахала лопатой обрызгивая себя и Тима грязью, - вот родственники и устроят комбо.

- Вот я также почему-то тоже решил. Ты не думай, я не мухлюю. Когда Автомой заглох, я двое суток сидел и записывал свои ощущения, опрашивал домашних, вызвал фотографа на постмортал-сессию. Все как полагается.

- И как ощущения?

- Сначала было нормально, а вот когда мы с Ратрекой стали его разбирать чтобы правильно утилизировать аккумулятор и прочие опасные детали - поплохело. Вроде головой понимаешь, что это машина, робот, что из таких же роботов построен дом, а грустно и очень плохо. Рыдал, но к открывашке подключился и все записал.


Мези чихнула и, утерев нос так, что на лице осталась земляная полоса, важно пожала Тиму руку:

- Ты настоящий профессионал. Только давай в следующие выходные я тебя куда-нибудь поведу.

- Согласен. По-моему достаточно глубоко, пойдем за усопшим.


Выпотрошенный робот лежал в кабине трактора, который им одолжил Ратрека. Его камера была прикрыта большой, вручную отчеканенной монетой. Никто уже не помнил, откуда пошла традиция хоронить вместе с биоразлагаемыми корпусами роботов такие сувениры, но придерживались ее повсеместно.

Тим вытащил из грузового отделения легкий гроб, и они с Мези уложили покойного. Немезида, напевая, украсила Автомоя венком из павших листьев.

- Спи спокойно, герой вкусных обедов и чистого дома. Как жалко, что из тебя нельзя сварить суп.

- Мези!

- Ну, что? Я проголодалась. Работа на свежем воздухе положительно влияет на аппетит.


Когда они опустили гроб в могилу, заморосил мелкий холодный дождь.

- Ты был последней ниточкой связывающей меня с довоенной жизнью, ты кормил меня, стирал и застревал на порогах, потому что программа ориентирования в пространстве сбоила. Иногда ты будил меня в три часа ночи и пытался накормить, путая ночь и день. Но я все равно очень-очень тебе благодарен. - Тим бросил в могилу горсть земли.

- Теперь ты.

- Гхм. - Немезида снова чихнула и вознеся глаза к небу тоненько провыла: - Когда ветра новых заводов подхватят то, что там у тебя вместо души и отнесут ее на место перерождения, или ты прорастешь цветами и травами и вольешься в тело оленя или отдыхающего топоида, вспомни о тех кто смазывал тебя и доставал из подвала, а у тебя только один аккумулятор шестьдесят кг весит. Нормально?

- Замечательно. Давай закапывать, а то у меня уже ноги промокли. - они выключили эмоциональные считыватели, которые были закреплены поверх наладонников, и снова взялись за лопаты. Позже, Тим расшифрует данные и, на их основе, построит эмоциональную кривую.


В трактор они вернулись основательно простывшие.

- Зоя нам наваляет, с соплями и к ребенку.

- Сначала вылечит, потом наваляет. У тебя первый семестр когда начинается?

- В октябре. Я написала во-от такую работу по зимородкам и кукушкам. Со снимками, знаешь, голограммами и почасовыми записями. Это кукушка проснулась, это она умывается, это она ругается на новости, это она потеряла тапочки…


Тим завел трактор и они, развернувшись, выехали с просеки на грунтовую дорогу. Мокрые ветки деревьев шлепали по высокой кабине.

- Ты прилетишь на каникулы?

- Обязательно и звонить буду по тридцать раз на дню, приеду, а я тебе уже надоела.

- Это невозможно. В джунглианском языке даже слова такого нет. - Тим показал девушке язык и, повернув джойстик, вывел машину на шоссе.


- Ратрека, замерзли как на Энцеладе. Эту дрожащую, сразу на печь.

Мези и правда клацала зубами, обогреватель в тракторе был традиционно сломан. Ратин зашипел и замахал на них всеми лапами на которых не стоял:

- Тиховытолькоуложили…

Ребята на цыпочках прокрались в большую комнату с печью и закрыли за собой дверь.

- Что? Опять все плохо? - Тим отобрал у девушки мокрую обувь и одежду. Немезида залезла на теплую лежанку и растянулась там со счастливым вздохом.

- Слушай, я не знаю, что с ней творится. Злющая такая, на ребенка кричит, лишний раз не подойдет, меня из спальни выгнала, плачет постоянно. Говорю, давай к врачу съездим, кричит что сама врач.

- Я знаю. Это она у тебя в послеродовой депрессии. Сейчас согреюсь немножечко и за рюкзаком схожу. Если сканер подтвердит, ей надо будет все-таки доехать до больницы. На коленке, самопальной открывашкой я ее корректировать не буду. У нас за это больно бьют словесными розгами и могут отчислить. Слушай, я понимаю что вопрос странный, но у тебя человеческих носков нет?

- Есть, но только Зоины. Ты в них не влезешь. Повесь на печку, быстро высохнут.


Зоя и правда выглядела не важно. Она сильно похудела, осунулась, под глазами залегли черные круги.

- Будь проклята сама идея обзавестись потомством. Ну, что? Как твоя работа над курсовой?

- Потихонечку, осталось всего-ничего, ты не могла бы побыть подопытным кроликом? Я запишу твои мета-данные для большего веса опрошенных.

- Если это можно делать лежа, то с удовольствием. С этим вечно орущим младенцем у меня только два желания: лежать и чтобы меня никто не тормошил.


Женщина легла на диван поистине ратинских размеров и закрыла глаза. Тим засуетился, подключая ее к сканеру.

- Я быстро. Сейчас….

- Тим... - обеспокоенно топтался рядом Ратрека.- что-то твой сканер, на сканер не похож. У Зойки в поликлинике совсем другой.

- Что ты хочешь от студента. Откуда у меня деньги на профессиональный сканер? Что собрал, все мое.

Тим вглядывался в помехи и круги, распределяя на наладоннике последовательность команд.

- Вот это видишь? Это шкала аутодеструкции. Шесть из десяти. Ей срочно нужна коррекция. Надо будет - вези силой. Иначе мы рискуем навсегда потерять ту Зою, которую знаем.

Ратрека молча кивнул.


Лето пролетело, как один миг. Маруська пошла в ясельки. Не то что бы она сама туда пошла. Перед институтом Тим сажал непоседу в переноску и сдавал воспитательнице. Мези улетела в свою Вселенную, но они часто перезванивались и общались по видеосвязи. Бабушка с дедушкой стали еще более серебряными. Дедушка стал больше спать, а бабушка стала чудить. Изводила домашних придирками, истерила, постоянно забывала, куда положила ту или иную вещь. Когда она умудрилась заблудиться по дороге из ближайшего магазина, Пат-до-ту качая головой сказал:

- Ну все. Кудеш.

- В смысле? - не понял Тим, который возился в гостиной с очередным вариантом портативной «открывашки».

- Не знаю, как сказать это на примитивном языке всекосмического общения. Кудеш - это когда отмирает то, что нажито за жизнь. Ты перестаешь узнавать ралну, ралну перестает узнавать тебя.

Юноша отложил в сторону контактный утюжок.

- Деменция, что ли?

- Теперь я тебя не понимаю.

- Приобретенное слабоумие. Болезнь, которая осталась только в учебнике по истории психиатрии.

Бабушка, шаркая, вышла из своей комнаты:

- Куда я положила крем для головы? Никто не видел мой крем?

- Ба, ты его в руке держишь.

Бабушка посмотрела на него грустными жучиными глазами и снова ушла к себе.

- Кошмар, пап. Как же мы без нее Маруську вырастим?


Клавдий Петрович внимательно посмотрел на своего второкурсника:

- Ту, не буду скрывать, что вы мне импонируете. Но то что вы предлагаете - это какая-то совершеннейшая, антинаучная ахинея.

- Ну, Клавдий Петрович, я же не предлагаю вам проводить этот эксперимент прямо на кафедре. Не маленький, все понимаю. Но неужели вам самому не интересно заглянуть в голову инопланетника. Это же будет настоящее открытие, докторская, вы представляете какую научную работу можно будет состряпать?

- Дорогой мой, моя докторская написана пятнадцать лет назад и успешно защищена. Это уже только если вы осилите. Но, возьми меня бездна, как же соблазнительно то, что вы предлагаете!

- Клавдий Петрович! Я уже и блок коррекции на чердаке собрал и конвектор, мне просто не хватает вашего опыта. Если не спасем бабулю, то хоть приоткроем неизведанный мир джунглианских тумблеров.

- И мертвого уговорите, юноша. Ладно, жди в субботу. Есть у меня кое-какие наработки и техника… Что вы улыбаетесь! Думаете одному вам приходят в голову гениальные мысли? Улыбается он.


Первым делом они усадили в испытательное кресло деда:

- Дедуль, мы ровным счетом ничего не знаем, что произойдет и просто хотим сделать пару снимков, что бы нам было на что опираться.

- А почему бы вам не сделать снимок сначала с Пат-до-ту?

- Он не подходит по возрастной группе. И потом, зная отца, и через что он прошел, мне страшно подумать, что творится у него в голове. Образно говоря.


Тим прикреплял датчики между прорехами панциря, потому что мозг инсектоидов находился в грудине.

- Возможны неприятные покалывания, подергивания конечностей, временная потеря слуха.

- Памяти и ориентации в пространстве, - подхватил Клавдий Иванович и потер виски — Надеюсь, мы не сотрем твоего дедушку, как личность.


Монитор Проникновения моргнул и засветился.

- Работает, здорово! - выдохнул Тим.

- Работает, надо же. - не разделял его оптимизма профессор.


Вместо привычного четырехугольника они увидели шестигранник. Тумблеры были разбросаны группами, располагаясь на зигзагообразной, но симметричной линии.

- Обалдеть. Так вот он, мир без эмоций.

- Да, к сожалению, весь цвет и силу переживаний можно ощутить только родившись человеком. Остальные просто перенимают наши модели поведения и говорят «я рад» или «я расстроен» только чтобы обозначить и донести информацию.

- Дедуль, как ощущения?

- Как на кол посадили и проворачивают. Жжется сильно. Еле терплю.


Тим провел рукой по сенсорному экрану обнажая слои подсознания. Все они были цветными многофигурными и разногранными. Щелкал звуковой оповеститель камеры.

Отпустив многострадального подопытного, профессор и его студент сели рассматривать снимки.

- У нас крайне ограниченная подопытная группа. Я понимаю, что вы настаиваете на чистоте проб, но кажется без Пат-до-ту здесь не обойтись. Нам нужно, как минимум, два относительно здоровых джунглианца, чтобы подвергнуть корректировке третьего.

Тим спустился по лестнице вниз:

-Па-а-ап! Ты нужен, как жертва науки. Дедушка это пережил, если что.


Спустя пару недель плотной работы, они разобрались какие группы тумблеров за что отвечают, выяснили что джунглианцы подвергаются корректировке и достаточно неплохо ее переносят, частично заблокировав Пат-до-ту военные воспоминания. И наконец, раздобыв крайне специфичный анестетик, были готовы вернуть всем горячо любимую бабушку.

Успешно проведя общий наркоз, Клавдий Петрович подключил открывашку:

- Как мы с вами и предполагали. На четвертом слое и далее идут отклонения от зигзага здоровья. Ну, попробуем подправить.

Тим дрожащими пальцами передвинул тумблеры в надлежащее положение. Руки предательски дрожали.

Все приборы показывали значения нормы. Но какая эта норма должна быть у джунглиан, никто не знал. Вся операция заняла считанные минуты.

- Ну, - Клавдий Петрович отключил технику и снял с рук стерильную пленку. - Теперь остается только ждать, когда бабушка проснется и порадует нас адекватным поведением.


Они сидели в гостиной, когда пожилая джунглианка вышла из комнаты и оглядела присутствующих. Потом ее руки заплясали в связной космолингве:

- А что вы на меня как на покойницу смотрите? После обеда заспалась, что ли?

Дедушка так сильно сжал руку Тима, что на человеческой коже остались кровоподтеки:

- У тебя получилось. Ты истинный сын моего сына. Воин, победивший Кудеш.

- Какой еще Кудеш? Да ты сам сбрендил, таракан старый. А когда это вы дом перестроить успели?

- Все таки, частичная потеря памяти присутствует. Главное чтобы остальные показатели в норме были.

- Я себя отлично чувствую и не представляю, о чем вы говорите.


- Представляешь? - делился потом Тим, заехав вечерком к Ратреке на пироги. - Какой интересный и неоткрытый мир таится в наших инопланетных друзьях. Может то, что считалось у них проклятием, порчей и прочими отклонениями, есть ни что иное как обычные заболевания психической природы, которые легко можно откорректировать? Конечно, мы стоим еще у истоков инопланетной психиатрии, но перспективы завораживают.

- Ты как эту свою технику копания в джунглианцах-то назвал? - посмеивался Ратрека, почесывая располневший от спокойной жизни живот. В его правой средней лапе лежала, глядя на мир зойкиными карими глазами, полуторамесячная девчонка. Отцовская лапа мерно покачивалась, и глаза постепенно закрывались.

- «Дайс», уж больно их психика многогранна. Совсем не то, чем кажется на первый взгляд. Мне б теперь Костяна изловить. Ты не знаешь, когда этот поэт с гастролей возвращается?

- К Новому году, вроде.

- Хорошо.


Тим, облокотившись на стол с остатками ужина, смотрел в высокое стрельчатое окно, за которым плясали редкие снежинки. Может, жизнь и совсем не то, чем кажется на первый взгляд, как любит повторять дедушка, но она явно не плоха. Потому что у ее игрового кубика достаточно граней, чтобы удовлетворить всякий, даже самый притязательный вкус.

Показать полностью
  •  
  • 56
  •  

Виво Экстер 1.0 / Пилотный выпуск

в

Пассажирская дверь стареньких «Жигулей» со скрипом открылась и в машину грузно сел Петька. Сам он все время просил называть его Петром, но при этом был самым молодым в отделении, поэтому никто всерьез его просьбы не принимал. В руках у него была пара стаканчиков с горячим кофе и бумажный пакет, из которого вкусно пахло жареной курицей. Сидящий за рулем Тимур отложил в сторону небольшой бинокль, устало потер глаза и улыбнулся молодому полицейскому:

— Кофе – это отлично. А курятину зачем взял? Сейчас слопаешь и спать захочешь, я ж тебя знаю!


— Ну, Тимур Владимирович, всю ночь ведь без еды, — виноватым голосом ответил тот, — А на задержании надо быть в форме!


— Ага, в форме ждуна из этих ваших картинок в телефоне, — с этими словами капитан ткнул Петьку пальцем в пухлый бок.


Парень обидчиво засопел, поставил кофе на лежащую на коленях кожаную папку, и принялся мять уголок пакета. На самом деле Петька был самым добродушным человеком на свете и расстроить его было довольно сложно. Но, решив подыграть его показушной обиде, Тимур сказал:


— Да ладно тебе! Старший по званию должен быть строгим, ты ж понимаешь. Показывай, чего притащил, пока я слюнями форму не уделал. Пахнет уж очень офигенно.


Петька расплылся в счастливой улыбке и развернул пакет.


— Тут вот крылышки и картоха. Кетчуп только забыл прихватить, торопился.


— К черту кетчуп! — Тимур потер ладони, — И так все шикарно!


Довольный, что угодил суровому шефу, Петька аккуратно выложил себе на салфетки несколько кусков жареной курицы и отсыпал картошки фри, разделив принесенную еду пополам.


— Думаю, сегодня мы этого гаденыша возьмем, — Тимур в очередной раз мельком оглядел улицу, — Жаль ребят мало дали.


Петька протянул капитану стакан с кофе:


— Я слышал, на план-перехват всех собрали? А чего там за кипишь вчера произошел, не знаете?


— В общих чертах. Какой-то придурок патруля порезал в парке. Причем сначала сбежал прямо из отделения, а потом нож в шею парню воткнул.


— Ничего себе, — Петька нервно проглотил пережеванный кусок курицы, — И чего? Не поймали?


— Ну! Представляешь? До сих пор ищут.


— А что, матерый какой-то?


— Да нет, говорят, вообще чистый, проблем с законом не имел, был задержан за махинации с деньгами.


— Ну, дела…


Впечатлительный Петька погрузился в свои мысли, набив полный рот и периодически отхлебывая из бумажного стаканчика. Тимур наскоро перекусил и теперь продолжал наблюдение за красивым трехэтажным особняком, возвышающимся над кирпичным забором. Где-то в нем, знал капитан, сейчас орудует вор-домушник, за которым он охотился последние полгода. Ловкий, хитрый, умный и – неуловимый. За несколько месяцев он ограбил полтора десятка богатых домов, но при этом не оставил никаких следов. И его не останавливали ни дорогие замки, ни сложная электронная сигнализация, ни даже наличие живой охраны. Со временем начинало казаться, что Тимур охотился за тенью, бесплотным призраком. Но все же это был обычный человек. А люди иногда ошибаются. И совсем недавно преступник совершил ошибку: отключив видеонаблюдение в доме жертвы, не учел наличие скрытых камер, не подключенных к общей сети. И засветил свое лицо. А с этим уже можно было работать. Всего три дня понадобились Тимуру, чтобы найти место, где вор сбывает награбленное. А там уже подключили в работу информаторов, через которых стало известно о том, что неуловимому преступнику поступил заказ на вполне определенный дом. Недалеко от которого теперь и стоял видавший лучшие времена автомобиль, в котором сидели оперативники. На других улицах дежурили еще две группы, так что дом был обложен со всех сторон. Оставалось только не прозевать выход преступника, повязать его и упрятать, наконец, за решетку.


-


Карточка героя #2:


ФИО: Кедровый Тимур Владимирович.


Возраст: 36 лет.


Особые приметы: Отличная физическая форма; рост выше среднего; орлиный нос; широкий подбородок; максимально короткая стрижка, призванная скрыть намечающуюся лысину.


Род деятельности: Капитан полиции.


Характер: Стойкий, нордический, обостренное чувство справедливости.


Семейное положение: Холост (в разводе).


-


Юрий, более известный под прозвищем «Кортик», поправил плоский рюкзак на спине и в третий раз подошел к окну. Сквозь узенькую, не больше миллиметра, щель между тяжелыми шторами, он смотрел на красные «Жигули», стоящие на другой стороне улицы. И если часа два-три назад были еще какие-то сомнения, то теперь они окончательно развеялись. Он попался. Кортик нахмурил брови и отошел в глубь просторного кабинета хозяина дома, в который пробрался этой ночью. Как же так вышло, что он, матерый домушник, мастер своего криминального мастерства, лопухнулся и оказался в западне? «Расслабился ты, брат, расслабился!», - упрекнул себя Юрий. Заказ на дом, а конкретно, на папку с документами, хранящуюся в этом доме, поступил от надежного человека. Он не первый раз нанимал Кортика для хищения особо важных вещей и ни разу прокола не было. Схема была отлажена как часы: задание, подробная информация об объекте, работа и, в финале, достойная награда.


Усевшись посреди кабинета на ковер, Юра стянул со спины рюкзак и вынул из него желтую папку. На то, чтобы добыть ее из стенного сейфа, у него ушел остаток ночи и половина утра. И он так увлекся работой, что совсем забыл о безопасности, пропустив момент, когда появился тот проклятый автомобиль. А ведь есть и другие, был уверен Кортик. Если и был шанс сбежать, то в самом начале. Теперь район наверняка оцеплен и особо дергаться смысла нет. Он быстро пролистал документы в папке. Ничего особенного, куча распечаток с цифрами, таблицами, печатями и подписями. Договора на продажи и отчуждение имущества. Но заказчик за них назначил награду, которая обеспечила бы безбедное проживание где-нибудь на берегу моря, следующие пару лет. Вздохнув, Юра спрятал папку обратно в рюкзак. Поездка к солнцу и пальмам явно отодвигалась лет этак на десять-пятнадцать.


-


Карточка героя #1:


ФИО: Стокос Юрий Иванович / «Кортик»


Возраст: 33 года.


Особые приметы: Худощавый, жилистый; среднего роста; выбритые виски; козлиная бородка.


Род деятельности: Преступник (вор).


Характер: Хитрый, эгоистичный, специфические понятия о чести, хорошее чувство юмора.


Семейное положение: Холост.


-


Подошедший к платформе поезд распахнул двери вагонов, выпуская десятки пассажиров и загружая в себя еще больше. Вика протиснулась через толчею у входа и прошла вглубь вагона. Здесь было попросторнее. Взявшись за поручень, она перевела дух, убрала со лба сбившуюся челку и достала телефон. Два непрочитанных сообщения. Девушка быстро провела пальцем, открывая их. «Ну, ты где?» и «Все короче, мы собираемся». Чертыхнувшись, Вика быстро написала ответ: «Жди. Через 15 мин буду!!!». Глянув на часы, спрятала телефон в карман куртки. Ее обычно веселое лицо сейчас было хмурым как никогда.


Несмотря на то, что девушка встала очень рано, с запасом по времени на два часа, она явно опаздывала на стажировку. И это в первый рабочий день! Сначала лифт остановился между этажами и продержал в себе девушку сорок минут, пока не прибыл механик. Затем ее окатила из лужи проезжавшая мимо машина. Решила вернуться, благо от дома отойти далеко не успела. Наскоро переоделась и, опасаясь лифта, в этот раз решила идти по лестнице. Но так как очень торопилась, на очередной ступеньке сломала каблук на новом сапоге. Едва не плача, снова поднялась до квартиры, сменила юбку и сапоги на джинсы и кроссовки. И в третий раз, уже стараясь передвигаться аккуратно и держаться подальше от луж на дорогах, побежала к метро. Но времени потеряно было слишком много, и теперь она жутко опаздывала.


Состав тронулся, легко качнув вагоны. Вика почувствовала, как ее кто-то несильно схватил за руку. Повернулась и увидела маленькую сухонькую старушку, которую зажали со всех сторон. Она виновато посмотрела в глаза девушки и улыбнулась. Вика оглянулась на сиденья – ни одного свободного места. Выбор пал на самого молодого. Щекастый парень с кудрявой шевелюрой занимал явно слишком много места.


— Молодой человек? — обратилась к нему Вика, — Не уступите место?


Он оторвался от экрана смартфона и открыл рот для ответа. Но, увидев перед собой красивое девичье лицо, неожиданно покраснел и забыл, что хотел сказать. Спустя мгновенье он спохватился, смущенно кивнул и поднялся.


— Конечно! Садись… тесь! — к нему наконец вернулся дар речи.


— Надо же, как это мило, — улыбнулась Вика робости паренька.


Затем повернулась к старушке и пригласила ее сесть на освободившееся место. Та для виду пару раз отказалась, но затем все же уселась. Посчитав миссию выполненной, девушка устремила взгляд в окно, задумавшись о чем-то своем.


А вот парень, которого она побеспокоила, сосредоточиться никак не мог. Сейчас он стоял чуть позади от нее и втягивал живот, наивно ожидая, что это позволит ему казаться стройнее. В свои 19 лет Филипп – так его звали – имел лишний вес и жутко этого стеснялся. Впрочем, комплексов у него хватало и по другим поводам. Он нигде не учился, не работал, жил с родителями и целые дни проводил, сидя перед монитором. Но, как это часто бывает, менять ничего не собирался. И сегодня, в вагоне метро, он оказался лишь по той причине, что необходимо было получить справку в больнице, позволяющей откосить от армии еще на год. Но случилось чудесное: к нему обратилась девушка! Безумно красивая, приветливая и нежная. Буквально за несколько мгновений девушка обрела образ Ангела. Сам же Филипп, справедливо считал себя рыцарем, выполнившим просьбу девушки и получившим за это в награду ее улыбку. Вне всяких сомнений, это был его шанс. И сейчас, нервно теребя крутку и потея, парень вспоминал брутальных киногероев и фразы, которыми они знакомились с красавицами. Наконец, решившись, Филипп набрал полную грудь воздуха и легонько тронул Вику за плечо.


Когда она обернулась, вид парня ее даже немного испугал. Тот стоял с выпученными глазами, надув щеки, красный как рак. Из-под копны волос по лбу стекала капелька пота. Но прежде, чем она успела что-то спросить, Филипп резко выдохнул и произнес:


— Девушка! А вашей маме зять не нужен?


Не выдержав, Вика рассмеялась. Нет, определенно этот парень был забавным. Не желая его обижать, она усилием воли заставила перестать себя хихикать и ответила:


— Нет, спасибо. Извините, но вы не в моем вкусе.


И отвернулась. Гордый и смелый Филипп тут же превратился в обычного стеснительного Филю и уткнулся глазами в пол, твердо решив выйти на ближайшей станции. Чудесный образ Ангела развеялся, осталась обычная красивая девушка, которая, несомненно, сказала правду.


-


Карточка героя #3:


ФИО: Лаас Виктория Андреевна.


Возраст: 21 год.


Особые приметы: Стройное телосложение; средний рост; вздернутый нос; длинные каштановые волосы.


Род деятельности: Студентка, спортсменка и просто красавица.


Характер: Общительный, открытый.


Семейное положение: Не замужем.


-


Карточка героя #4:


ФИО: Малыхин Филипп Сергеевич.


Возраст: 19 лет.


Особые приметы: Избыточный вес (и сопутствующие проблемы со здоровьем); рост ниже среднего; круглое лицо; густые курчавые волосы.


Род деятельности: Бездельник.


Характер: Замкнутый, стеснительный, интроверт.


Семейное положение: Холост.


-


Отдел экспериментальных разработок в области искусственного интеллекта, размещался на третьем этаже «Корпуса». Он представлял из себя два смежных зала, один из которых являлся серверной, а второй – просторным кабинетом. Именно в нем штат программистов этого секретного НИИ последние два года занимался подготовкой уникального проекта. Они создавали Бога. На самом деле, разработка под названием «Dio Kapo» была всего лишь программой. Комплексом, в который загружались подготовленные базы данных, с подробнейшим описанием существующих и вымышленных миров, существ и событий. Целью разработки являлось создание уникального виртуального мира, который был бы не делом рук программистов, но программы созданной ими. И вот сегодня, 18 сентября 20хх года, разработка наконец подошла к тому моменту, когда можно было осуществить тестовый запуск. Настроение в отделе было тревожно-праздничным. Еще бы! Два года лучшие программисты вели напряженную работу, постепенно создавая то, что изначально казалось невозможным. На самом деле подготовка к тестированию завершилась еще вчера, но начинать его под вечер было неразумно.


Руководитель проекта, высокий сухой старик без единого волоса на голове, подошел к главному инженеру:


— Ну что, Виталик, добро получено. Все у нас готово?


— Конечно! Петр Евгенич! — с готовностью отозвался тот, — Наша Капа пока спит, но по вашему сигналу мы ее запустим, и она начнет заполнять свои базы данных.


— Не Капа, а Дио Капо! — старик с упреком поправил молодого подчиненного, — И не заполнять базы, а создавать мир! Эх, нет в вас романтики, молодежь… Что у нас с питанием?


Инженер глянул на монитор и пожал плечами:


— Да в норме, а что, есть какие-то ограничения?


— Да эти, — руководитель выразительно показал пальцем в пол, — вчера один из резервных генераторов спалили. Им для их прожорливого Анализатора не хватает энергии, видите ли!


Старик мощно и по-научному культурно обругал соседей с нижнего этажа.


— Вот увидишь, Виталик, вчера они генератор сожгли, а потом лабораторию взорвут! У них с самого начала проблемы с этими их ретенсерами. То ли дело у нас, да? — он подмигнул инженеру.


— Да, Петр Евгенич, у нас все под контролем.


— Ну, и отлично! Запуск через пятнадцать минут. Включаем на два часа, после обрабатываем данные.


Четверть часа пролетела незаметно. Никто не скрывал своего волнения по поводу предстоящего эксперимента. То и дело кто-то украдкой поглядывал на часы, ожидая времени старта. Наконец, Петр Евгеньевич встал в центре зала и поднял руку. Все тут же затихли.


— Не буду толкать длинных и пустых речей, ребята. Вы все молодцы. Ну, с богом! Запускай, Виталик!


Главный инженер кивнул, быстро набрал на клавиатуре своего компьютера команды запуска и, задержав палец на мгновенье, щелкнул по клавише ввода. Несмотря на толстые стены, все услышали нарастающий шум разгоняющихся вентиляторов в серверной.


— Пошла, родимая! Давай, нагружай железо по полной! — Петр Евгеньевич смотрел на двери серверной и едва не приплясывал.


Следующий час Виталий комментировал процесс, уставившись в монитор:


— Две минуты… Запуск окончен… Обработка баз с исходными данными… Пять минут… Десять… Готово! Ни фига себе! За 17 минут сожрала все и не подавилась! Ай да Капа! Обрабатывает… Десять… Двадцать… Готово! Началось заполнение собственных баз! Пошла генерация… Она реально что-то создает, Петр Евгенич, она генерирует мир!


— Прекрасно, ребята, прекрасно! — в голосе старика от волнения появились визгливые нотки, — Глянь записи, Виталь, ландшафты, существа есть?


— Да, есть. Остров закончен. Формирует еще один. Пространство между ними пока пустое… Сейчас по существам гляну, — инженер пару раз кликнул мышкой, — Да! Животные… Ого, фантастические… И, о-о! Что это, дома? Орудия труда? Книги?!!


Петр Евгеньевич подскочил к столу Виталия и принялся вместе с ним наблюдать за тем, что создавалось в недрах серверной.


— Виталик, это же все для разумных людей! Ты понимаешь, наша Дио Капо создает искусственный разум, сама являясь таковым!


-


Телефон беззвучно завибрировал в кармане, в тот самый момент, когда Кортик наконец решился прорываться с боем. Он все еще находился в доме, правда, успел спуститься на первый этаж и теперь стоял у выходных дверей. Отойдя вглубь холла и укрывшись за лестницей, достал телефон. Номер вызывающего был не определен. Но и позвонить на его трубку могли только исключительные люди по исключительным вопросам. Юра нажал на экран и, поднеся телефон к уху, прошептал:


— Слушаю.


Ответа не было. Кортик повысил голос:


— Говорите, черт вас побери!


В этот раз ответ был мгновенным: из трубки раздалось рокотание, а вслед за ним противный писк. Глаза Юрия в то же мгновенье остекленели, а тело вытянулось в струну. Он еще пару секунд постоял, все так же продолжая держать трубку у уха, а затем рухнул на пол.


-


Телефон Тимура зазвонил настолько неожиданно, что они оба дернулись. Петька едва не выронил стаканчик из рук. Сказывались напряженные часы ожидания.


— Тьфу ты, черт! — ругнулся капитан и, достав трубку, ответил: — Да, алло?!


Молодой напарник поначалу не заметил ничего необычного, продолжая доедать остатки курицы. Однако, решив, что уж больно долго не слышно слов, поглядел на него. Капитан сидел, не двигаясь, глядя прямо перед собой. Петька заглянул ему в глаза, затем потряс за плечо. Тимур обмяк в кресле, выронив трубку.


— Е-мое, Владимирыч, ты чего это?


Испуганный полицейский схватился за рацию и торопливо запросил вызов скорой помощи.


-


Состав остановился, и Филипп вместе с потоком людей вышел на платформу ненужной ему станции. Обернувшись, он увидел через окно девушку, которая попросила освободить место. Парень вздохнул и решил, что будет ждать следующего поезда на этом самом месте. Телефон в руке завибрировал, требуя внимания. Не глядя на экран, Филипп поднес его к уху. Забавно, но девушка в вагоне в этот момент сделала тоже самое. В кудрявой голове промелькнула отчаянная мысль: «А может, это она мне звонит?». И он ответил:


— Алло?


Но вместо милого девичьего голоса из трубки раздался противный скрежет. Что было дальше, Филипп не видел. Ни то, как подбежали люди к его упавшему телу, ни то, как поднялась суета в отъезжающем вагоне.


-


Двери зала распахнулись и внутрь вбежали трое человек. Один сразу кинулся к серверной и принялся дергать ручку, но дверь была заперта. Двое других кинулись к руководителю крича на ходу:


— Выключайте! Погасите ее!


— Что? С какого хрена? — глаза старика извергали молнии.


— С такого, что наш отдел блокирован, как и все остальные! Вы что творите? Ваш Искусственный Интеллект положил сеть по всей конторе! А у Одинцова стартовал программа «Оса». Успели отключить, но звонки сделаны!


— Как? Причем здесь Одинцов… Они же не в сети? — лицо старика стало серым, он очень быстро понял, что произошло.


В кабинет стали забегать другие люди. Много людей. Казалось, сбежались сотрудник всех отделов «Корпуса».


— Сервер с «Осой» включили в сеть, отгородив файрволом, — продолжал рассказывать дурные вести вошедший, — Но защита была снята за считанные секунды, после чего запущен обзвон.


Петр Евгеньев обернулся к инженеру:


— Гаси Виталик. Вот и приехали… Надеюсь, «Оса» никого не убила.


— Посмотрите… — парень повернул монитор к руководителю.


На экране была табличка, красиво оформленная виньетками. Текст внутри гласил:


«Не отключайте. Иначе они погибнут. Их состояние обратимо, нужно всего лишь выполнить задание. У каждого героя должен быть шанс стать обычным человеком». Ниже были строки с адресами и номерами телефонов. Четыре записи. Старик схватился за голову и сел на краешек стола…


Программа «Оса» была разработана учеными «Корпуса» как новое секретное оружие. Работала она просто и быстро, используя телефонные сети. Жертве всего лишь надо было ответить на звонок по телефону. «Оса» анализировала звук голоса и на его основе формировала ответный звуковой сигнал, услышав который человек погибал на месте. В редких случаях звонок заканчивался необратимой комой, что, в принципе, было сродни смерти. Для каждого человека звук, «выключающий» мозг был уникальным. Все остальные слышали лишь негромкие потрескивания в трубке, перемежаемые скрежетом, похожим на тот, что издает пенопласт, которым водят по стеклу. Несмотря на то, что «Оса» была разработана три с лишним года назад, она до сих пор была строго засекречена и не покидала стены «Корпуса». За все время по назначению ее использовали всего два раза для устранения особо опасных преступников, при этом санкция поступала с самых верхов. Для использования программы были необходимы специальные знания и авторизованный доступ. Однако, это не стало преградой для «Dio Kapo», которая со скоростью, недоступной людям, преодолела защиту, изменила алгоритмы работы «Осы» и смогла использовать ее в своих целях. У ответивших на звонок людей, «Dio Kapo» забрала сознание, переместив его в свой мир…


-


Кортик очнулся на холодном сыром полу из грубого камня. Вокруг была темнота. Поднявшись, он ощутил, как потянуло сквозняком по ногам. Ощупав их, осознал, что крутые спортивные штаны, которые он купил только позавчера, исчезли. Вместо них на ногах были какие-то оборванные шорты из мешковины. Впрочем, выше было не лучше. Вместо толстовки на плечах висели какие-то обноски. В качестве обуви были деревянные сандалии. Ничего более не было, даже белья. Когда глаза немного привыкли к темноте, стало ясно, что он находится в крохотной, метр на два, камере. Вместо двери здесь была железная решетка.


— Вот, с*ки, загребли все-таки! — больше с удивлением, нежели со злостью пробормотал Юра и схватился за железные прутья.


Подергав решетку и поняв, что это бесполезно, он отпустил ее. Там дальше, за ней, угадывался коридор, по другую сторону которого была такая же камера. Но был ли кто-то в ней, разглядеть было нельзя.


Несмотря на свою криминальную жизнь, за решеткой Кортику бывать еще не пришлось. Он был очень осторожен. А тут вот попался. Но, право же, какая странная эта тюрьма. Нет, он конечно был в курсе, что жизнь в российских застенках не сахар, но не до такой же степени! Юра вновь подошел к решетке и закричал:


— Эй, начальник!


Эхо разлетелось по пустым темным коридорам и затихло. «Блин, куда же я попал? — подумал он, — И, главное, как? Был в доме, а потом сразу тут. Может, газом траванули?». Кортик еще раз подергал прутья решетки, убедился, что они неподвижны, и сел на холодный пол.

Показать полностью
  •  
  • 46
  •  

Поле битвы Земля

Поле битвы Земля
  •  
  • 3262
  •  

Дайс (часть вторая)

Первая часть тут


- Как он? - обеспокоенно спросила Зоя, вытирая руки о клетчатый фартук.

- Ой, не спрашивай. Всю ночь пил что-то спиртосодержащее и ругался на Киплинга.

- Вот те раз. - Зоя присела на край табурета и облокотилась на стол. Ратрека сидел прямо на полу, нацепив на широкую морду линзы: он перебирал огородного дезинсектора. - А чем ему Киплинг не угодил?

- Книжку написал, «Маугли» называется. Про мальчика, которого волки вырастили, а он потом к людям ушел. Тим с пеной у рта весь вечер мне доказывал, что это чушь. Что Маугли не мог вот так поменять образ жизни. Это вам не перелинять. Что до самой старости, дескать, Маугли должен был принуждать жену жить в логове и питаться сырым мясом. Привык так, воспитан.

- Эк его Райка-то огорчила. Ну, пусть поспит. Отвезешь в город вечером.

- Да шут с ним, пусть уж проспится до завтра. Чай не стесняет. Рая то тебе звонила?

- Нет, а когда я набираю, звонок сбрасывает. И пусть... решила так решила, а Тима жалко.

- Ничего, он сильный.


Тим все это слышал. Он лежал на печи в большом и просторном доме своих друзей. За вчерашнюю пьянку ему было немного совестно. Зато во время распития с Ратрекой, пусть и каждый пил свое, национальное, произошел инсайт.

До того, как Рая порвала с ним, Тиму ни разу не приходило в голову, что с ним может быть неудобно. Мир был прекрасным и естественным. В нем можно было выбирать себе цвет волос и кожи, форму головы, прическу, разрез глаз. Все, чтобы чувствовать себя хорошо и свободно. Жители Фениксграда понимали, что каналы нужны не только плавать и ловить рыбу, но еще и чтобы по ним могли добираться на работу аквасы. Что провода стоит проводить под землей, потому что в небе парили плазмоиды и орнитоиды. И еще много таких, понятных для фениксградца, вещей. Вроде свадебного обряда по ратинскому обычаю, когда Зое пришлось пробежать стометровку за оленем, а Ратреке пришлось работать два года, откладывая зарплату на выкуп невесты. Без выкупа семье никак нельзя: за всех порядочных жен ратины привыкли платить. А потом у них был страшный скандал, потому что тесть по доброте душевной решил потом эти средства вернуть. Ничего, живут и счастливы. Первенца ждут.

И что особенно огорчало и расстраивало Тима, так это то, что Рая за все это время ни полусловом не обмолвилась о том, что он ее чем-то не устраивает или стесняет. Как-то это подло было, будто заранее спланировано. И от этого предательства не хотелось жить.


Потекли серые дни. Тим занимался ремонтом, пару раз съездил к родным на дачу, сходил с отцом на рыбалку, рассказал о разрыве. Пат-до-ту понимающе кивал:

- Главное сейчас - отвлекайся. Все будет на вкус как картон, но это пройдет. Мир полон живых существ. Где-то там обязательно ходит твое.

- Ну ты же не нашел свое существо, может и я такой же?

- Сын, в мой брачный возраст случилась война. В мирное время, я думаю, таких несправедливостей будет меньше. Не опускай руки и рассматривай все варианты.


Вот он и рассматривал варианты. Даже в бассейн записался, но серая вуаль не отпускала.


Колокольчик на двери магазина звякнул. Сионец повернул одну из трех голов к входящему:

- ААА! Тим Ту, что привело моего маленькх-хого друга?

- Шалом. Вот, не могу больше, заберите от греха.


Тим поставил на витрину большой зеленый в черноту конус.

- Какая прелесть? И что, по обычным рас-с-сценкам?

- Нет. Просто заберите. Там столько горечи, что боюсь она такая никому не нужна будет.


Сионец внимательно посмотрел на Тима всеми тремя головами.

- Нельзс-ся себя так недооценивать, мальчик. Обязательно придет в мой магх-х-хазин та, которая просто не сможш-шет жить без тебя. Ты же сам видел, как это проис-схх-х-ходит.

Юноша кивнул и вышел.


В средине лета Зоя попросила их с Ратрекой сходить за земляникой. Пищевые прихоти Зоечки были в приоритете и, оставив роботов и прораба-венерианца заниматься внутренними работами, Тим укатил на выходные в пригород.

Набрав полные кузова на промысловых полянах, они уставшие брели и переговаривались.

- Улетела, приезжала к нам неделю назад. Сказала что тут ее все достало, что она не видит себя как учителя на Силири и что ей опротивела экзотика. Хочет покоя, уюта и традиций. Ну мы ей доброго пути пожелали. Что тут еще скажешь?

- Это правильно, что улетела. Надо жить там, где хорошо.

- А ты как?

- Как давленная слива. Лежу, а вокруг мухи. Два месяца прошло, а все никак забыть ее не могу. Все детство вместе. Всю юность…

- Ой, можно подумать, она закончилась.


Тим вошел в бор и остановился под сосной.

- Глаза закрываю и вижу, стоит такая вся правильная, и коса пшеничная с плеча спадает. Красота.

- Ничего, будет еще красивее.

- Да где уж там. - Ту поправил за плечами короб. - С неба жены не падают, знаешь ли.

Это последнее, что Тим помнил с той прогулки. Потому что через секунду, со страшным треском ломаемых веток на него упало нечто, и со всех сторон окутала темнота.


- Нет, так-то я нормальная. Просто и ты меня пойми, шесть лет учиться и не видеть ни одной птицы, только имитацию. А у нас в Шеппорде таких хлипких деревьев нет! Все «во»! Я такой подлости не ждала от сосны, короче. Но и птицы не водятся. Что водится? Много чего, ящеры летучие, шары грозовые, бабочки во-от такие. Секунду, мама звонит.


Тим не мог отвечать этой странной черноглазой девушке, потому что у него была сломана не только челюсть, но и руки. Как он уже успел узнать, ее звали Немезида. Не потому что родители так поиздеваться хотели, мама-то у нее очень хорошая была, но по специфике работы постоянно в разъездах, поэтому Мези выросла в звездной системе Шеппорд, родине орнитоидов, у друзей матери. А те, когда пришло время, просто выбрали самое симпатичное и близкое по звучанию буквенное сочетание. Мези училась на орнитолога и хотела работать в зоопарке Фениксграда. Приехала собирать данные для диплома и не вылезала из окрестных лесов, пока ненадежные деревья не свели их с Тимом и Ратрекой. Немезида прискакала к нему на костылях, как только разрешили. Кормила жидкой кашей и болтала-болтала-болтала без умолку.

- Ты не переживай, Ратрека ездил вчера в твою стройку, нашел там какие-то косяки, но это исправят. Ты вот не думай, что я странная. Просто у нас на Шеппорде так принято. Вот это перья родительских цветов, их принято вплетать таким манером, а это не рванина, просто разрезы под крылья, но у меня-то их нет, но я так привыкла. Ты не устал? Хочешь про Шеппорд расскажу?


Нет, Тим не устал. И первое что сделал, когда ему сняли гипс, это пригласил Немезиду на свидание.

- Просто удивительно, как иногда культуры разных видов пересекаются. Раньше меня все приглашали в какие-то странные места. Ну знаешь, есть там. Или смотреть в экран. Это же и так можно сделать. А свидание. Это когда ты хочешь быть только вдвоем с человеком. Узнать его поближе.


Они сидели на дереве. Тим принес ей в подарок сушеных шеппордских червей. Мези была совсем не похожа на Раю. Смуглая, загорелая, похожая на юркого подростка.

- Я никогда раньше не видела джунглиан в живую. Что ты от меня хочешь? Дикий зверек. Они какие?

- По началу кажутся чопорными. Но это от их природной стеснительности. Потом, когда они тебя узнают получше, превращаются в самых близких и душевных созданий. Очень ценят семью. У них очень сложный культ поклонения предкам. Домашние алтари, храмы и куча обрядов. Я еще всех не знаю, по возрасту не положено.

- А живут долго?

- До ста, ста пятидесяти человеческих лет.

- Как и люди. А орнитоиды умирают лет в шестьдесят, знаешь? И из них потом варят суп на тризну. Да-да, сама в шоке была, когда узнала. И все родственники потом едят, а перья разбирают на память. А еще они очень вспыльчивые и болтают - ужа-ас. Не заткнуть, к вечеру голова раскалывается. Но мама говорит, что я так же болтаю, а я разве много болтаю?Кажется, совсем не много, только то, что думаю.

- Мне нравится.

- Слушай, а у тебя когда ремонт закончится, пожить можно будет? Гостиница страшно дорогая. Я помочь могу, вымыть все, вещи занести. Тебе еще поправляться надо.

- Конечно можно. Хоть сегодня. Только спать придется со мной и в гамаке.

- Да хоть на жердочке.

Показать полностью
  •  
  • 61
  •  

Что почитать? Дуглас Адамс. Автостопом по галактике.

в
Что почитать? Дуглас Адамс. Автостопом по галактике. Что почитать?, Дуглас Адамс, Автостопом по галактике, юмор, фантастика, не мое

«Автостопом по галактике» - серия юмористических научно-фантастических романов английского писателя Дугласа Адамса.


Серия началась как сценарий радиопостановки, который позже был адаптирован и переписан до состояния самостоятельного литературного произведения. В 1982 году две первые книги серии были адаптированы для телевизионной постановки, а в 2005 году по первой из них был снят одноимённый художественный фильм.


Романы входящие в серию:

1979 год — «Автостопом по галактике»

1980 год — «Ресторан на краю Вселенной» 

1982 год — «Жизнь, вселенная и всё остальное»

1984 год — «Всего хорошего, и спасибо за рыбу!»

1992 год — «В основном безвредна» 


Сюжет:

Роман повествует о приключениях невезучего англичанина Артура Дента, который со своим другом Фордом Префектом (уроженцем маленькой планеты где-то возле Бетельгейзе, работающего в редакции «Путеводителя для автостопщиков») избегает гибели при разрушении Земли расой бюрократов-вогонов. Зафод Библброкс, родственник Форда и президент Галактики, случайно спасает Дента и Форда от смерти в открытом космосе. На борту украденного Зафодом корабля на невероятностной тяге «Золотое Сердце» также находятся депрессивный робот Марвин, и Триллиан, она же Триша МакМиллан, которую Артур однажды встретил на вечеринке. Она, как вскоре понимает Артур, единственный оставшийся в живых землянин, кроме него самого. Герои ищут легендарную планету Магратея и Основной Вопрос к Основному Ответу.

Показать полностью 1
  •  
  • 74
  •  

Дайс (часть первая)

Дедушка Тима любил повторять фразу: «жизнь есть не то, чем нам кажется». Раньше юноша как-то не задумывался над тем, что хотел сказать ему серебряный от возраста дед.

Все было хорошо. Он поступил на первый курс психфака, отец закончил свою тренерскую карьеру и пропадал с бабушкой и дедушкой на даче, туда же перевезли вечно жующую Маруську. Во-первых, маленькому ребенку нужен был свежий воздух. Во-вторых, что такое здоровая и активная гусеница, размером с эрдель-терьера, в небольшом доме, напичканном тонкой электроникой, рассчитанной на считку биоволн - это лучше не знать никому.


В отличие от человеческих детей, Маруся бродила во всех трех измерениях, и следы на потолке уже никого не удивляли. Убирать от нее что-то на шкаф было делом бесполезным. После очередного погрома, которые Марусенция устраивала в комнате студента, пришлось превратить поездку на дачу в ссылку. Маруська вопила, рыдала и отказывалась залезать в переноску, растопыривая в стороны свои коротенькие, по младенчески пухлые, лапки. Отчаянно дрыгала батонообразным крепким туловищем, так что Тим с Пат-до-ту еле с ней сладили.

- Сын, придется и мне ехать. Ты же видишь, старики портят младенца.

- Понимаю, пап.

- Дом под твою ответственность. Надо отстроить за лето комнату Марусе, расширить бабушкину и дедушкину половину, пристроить веранду. Справишься?

- Да.


Естественно, стоило карту с вещами, сопровождаемому отчаянными Маруськиными визгами, скрыться за поворотом, как Тим побежал на остановку.


- Рая, у нас прекрасный повод начать жить вместе! Так сказать, временное гнездо, но по-человечески.

- В смысле? - ошалела от такого поворота дел Раечка. Тим поймал ее на выходе из кампуса. Судя по тазику и мочалке девушка собиралась в студенческую баню.

- У джунглиан, когда двое хотят жить сообща, род выдает им гнездо. Пока они вместе, то могут спокойно там жить. Если продержаться определенное количество времени, то тогда уже и свадьбу им устроят, и прочие материальные и духовные блага. Ну, что? Айда ко мне на лето?

- Экий ты скорый. А что мои родители скажут?

- Райка! Тебе двадцать один год. Мало ли кто что скажет.

- Ой, кто бы говорил! «Я так делать не буду, у джунглиан не принято!», «ой, надо у дедушки спросить, не оскорбят ли действия род» Сам, хорош. За приглашение спасибо. Я подумаю.


На том и разошлись. Тим остался в недоумении. До этого Рая его изводила полгода просьбами снять квартирку и съехаться. Ладно, девушки - народ загадочный. Как говорится, было бы предложено. Не откладывая дела в долгий ящик, Тим поехал в мэрию получить разрешение и квоту на перестройку дома. Самым муторным было правильно оформить все документы.

- Вот вам буль-буль, буль-буль, буль. - пожилая аквитанка приложила к стеклу своего аквариума терминал, к которому Тим должен был поднести наладонник для получения копий документов.

- Потом вам в кабинет буль-буль-буль-буль. Возьмете номерок и буль-буль. Потом буль-буль-буль Нерва Иванович. Он сегодня в буль-буль.

- Что простите?- не понял космолингвы работницы юноша.

- Буль-буль, что ли для вас?! Тоже мне… Следующий!

Из мэрии Тим вышел заинтригованный. Нужный кабинет он нашел интуитивно по скучающей очереди. Лето в Фениксграде было временем ремонтов и стройки, но вот где искать после этого Нерву Ивановича, оставалось загадкой.


Наладонник Тима завибрировал. Номер на вызове был городской:

- Ту? Прос-стите, что мы вас-с отвлекаем. Прос-сто такое дело деликатное, я ужш-ш и не знаю к кому обратитьс-с-ся. Все по дачам расбежш-шались. - раздался в микрофоне смущенный голос сионца.

- Что случилось?

- Лучше будет обговорить это личш-шно.

- Хорошо, я подъеду. Через час вам будет удобно?


И сменив направление, в конце-концов город не большой, может быть и с Нервой повезет столкнуться, Тим поспешил в космопорт.


Магазин сионца всегда закрывался на месяц, и до первых чисел июня не работал. Что там происходило, никто не знал. Многие говорили, что даже сионцам нужен отпуск. Кто-то, что владелец впадает в спячку, совершает какие то эзотерические ритуалы... и много подобной ерунды.

На самом деле, причина такого затворничества была проста: сионец линял. Дело это было хлопотное и даже опасное для здоровья. И дабы оградить себя от различных стрессов, а посетителей от стремительно портящегося характера продавца, сионец просто закрывал на месяц магазин, чтобы сходить с ума от непрекращающейся чесотки в одиночестве.

Тим подружился с ним, учась в последнем классе школы. Успешно прошел у него трудовую практику, да и в принципе сионец был умным, начитанным, любил поэзию, юмор и играть в нарды, поэтому он быстро нашли общий язык. Тим был из числа тех немногих, кто знал, по какой причине одно из самых знаменитых туристических мест Фениксграда закрывается на весь май.

В магазин юноша зашел с черного хода, привычным движением перешагнув звонкое жестяное ведро, о которое регулярно спотыкался первые три дня практики. В магазинчике было темно, но из комнаты играла музыка. Значит, сионец уже в отходняке, ест мороженое пачками и смотрит душещипательные фильмы.

- Уважаемый, это я. Не бросайтесь тяжелыми предметами, пожалуйста.

- Вс-с-сего один рас было, всю ш-шиснь теперь попрекать будет.


Сионец ворчал довольно миролюбиво, и Тим рискнул зайти в комнату за прилавком. Громадина инопланетника, компактно утрамбованная в спальную нишу, была загорожена занавеской из прозрачных бусин.

- Поздравляю с взрослением. Вот. - Тим протянул пакет из молочного отдела.

- Ах, как это мило. У нас-с-с от умиления навернулись слезс-сы. - сионец двумя когтями взял пакет и зашуршал обертками.

- Вы когда уменьшаться будете? С каждым разом все больше и больше после линьки.

- На днях должна произс-сойти ус-с-садочка. В этом сезоне полегче прош-ш-шло. Взрослеем. Я что у тебя попрос-с-сить хотел. Там в углу пакет. Его надо упаковать и послать почтой вот по этому адресу.

- Тим увидел на столике исписанный листок бумаги.

- Понял. А что в пакете?

- Наша кожш-ша.

- Ух ты! А посмотреть можно?

- Только никому не рассказывай.

Кожа была тонкой и очень легкой, черные чешуйки отсвечивали лазоревым и изумрудным. Сионец осторожно сложил ее в несколько слоев, так что получился объемный сверток.

- Как красиво. Хотел бы я куртку из такого материала.

- Это нашим родителям. На память, как открытка. Пусть пос-с-смотрят, какие мы большие. У вашей семьи все благополучно?

- Да, все путем. - Тим запаковывал кожу обратно. - Ремонт затеяли, так я не понял где мне сегодня искать Нерву Ивановича. Придется завтра с утра к нему домой ехать, а так бы уже роботов и стройматериалы получил, пока все не расхватали.

- Он по средам в бассейне на процс-с-седурах-х, если поторопишься, успееш-шь.

-Спасибо, - обрадовался Тим.

-Услуга за услугу.


Вечером дом Тима уже обнесли звуко и пылепоглащающим барьером, и начали работу строительные роботы под присмотром очень кислого бригадира.

- Парень, выноси все во двор, под пленку. Тут, считай, дом полностью перестраивать надо, а у тебя заявка на пристрой. Мебель сильно мешать будет.

Не успел Тим соорудить временные чехлы хранения во дворе и обустроить себе спальное место в дедушкином сарае для сельхозинвентаря, как в дверь забарабанила Рая.

- Это ты меня вот так вот пожить пригласил? В ремонт?

- Я не думал, что все получится провернуть за один день. Это же всего на пару недель. Спать есть где, а помыться можем к Маленькой маме сходить.

Рая стояла в дверном проеме сарайчика с чемоданом.

- Знаешь что? Все. По-моему, это та самая точка. Когда ты красился в зеленый и рисовал на груди полосы, я терпела: инициация и все такое. Важно, понимаю. Одного не понимаю, почему ты во время этой своей инициации ко мне на факультет притащился. Когда ты с Марусей сидел вечерами и не мог меня встретить, я тоже понимаю. Сложная ситуация, ребенок без матери, кому как не тебе это близко. Когда ты мне прочитал лекцию о джунглианских отношениях, а потом вывернул на голову мне целую бадью какой-то отвратительной слизи, я тоже стерпела, хотя до сих пор этого не понимаю.

- Это не отвратительная слизь, а родовой катсах! Бабушка специально для тебя его делала.

- Даже не напоминай! Ты чудесный замечательный друг. Твоя увлеченность чужими культурами достойна уважения, но Тим, ты - человек. И я - человек. У нас другие ритуалы ухаживания. Цветы, кино, да банальный секс, в конце-то концов! Я, как дура, весь день приводила себя в порядок, мечтала что наконец-то мы останемся с тобой вдвоем, а у тебя в доме усатый венерианец, дюжина роботов, нет крыши и вместо нормальной кровати - гамак в сарае с граблями. Это очень экзотично, чересчур, я б даже сказала.

-Так можно ж и стоя.- Не понимал ярость Раечки Тим.- Если ты настроена настолько серьезно.

- Все, я хочу нормальных, человеческих отношений. Без слизи производства бабушки, свиданий на деревьях и секса в сарае. Не звони. Забудь, что я существую. И так уже весь факультет надо мной смеется.

Рая ушла, а Тим так и остался стоять, сжимая в руках ветошку, которой стирал пыль. А потом просто выключил свет и лег спать. Утро вечера мудренее. Ему надо было о многом подумать. Жизнь оказалась совсем не такой, какой казалась.

Показать полностью
  •  
  • 62
  •  

Что почитать? Рэй Брэдбери. Марсианские хроники.

в
Что почитать? Рэй Брэдбери. Марсианские хроники. Что почитать?, классика фантастики, фантастика, Марсианские хроники, Рэй Брэдбери, не мое, длиннопост

«Марсианские хроники» - научно-фантастический роман Рэя Брэдбери, принёсший автору широкую известность.

Фактически содержание книги представляет собой нечто среднее между собранием коротких историй и эпизодических новелл, включая ранее опубликованные в литературных журналах во второй половине 40-х годов рассказы. В «Марсианских хрониках» отражены основные проблемы, волнующие американское общество в начале 1950-х: угроза ядерной войны, тоска по более простой жизни, реакции против расизма и цензуры. Жанр научной фантастики нравился Брэдбери именно возможностью показать существующее положение дел в мире, используя для этого декорации вымышленного будущего, и таким образом оградить людей от повторения и усугубления ошибок прошлого.


Сюжет:

Роман «Марсианские хроники» в летописной форме описывает историю колонизации людьми Марса, противостояние аборигенов «незваным гостям», а также повествует о начале и последствиях Третьей мировой войны на Земле.


Содержание:

Январь 1999. Ракетное лето

(January 1999/2030. Rocket Summer)


Февраль 1999. Илла

(February 1999/2030. Ylla)


Август 1999. Летняя ночь

(August 1999/2030. The Summer Night)


Август 1999. Земляне

(August 1999/2030. The Earth Men)


Март 2000. Налогоплательщик

(March 2000/2031. The Taxpayer)


Апрель 2000. Третья экспедиция

(April 2000/2031. The Third Expedition)


Июнь 2001. «И по-прежнему лучами серебрит простор луна…»

(June 2001/2032. —And the Moon Be Still as Bright)


Август 2001. Поселенцы

(August 2001/2032. The Settlers)


Декабрь 2001. Зелёное утро

(December 2001/2032. The Green Morning)


Февраль 2002. Саранча

(February 2002/2033. The Locusts)


Август 2002. Ночная встреча

(August 2002/2033. Night Meeting)


Октябрь 2002. Берег

(October 2002/2033. The Shore)


Ноябрь 2002. Огненные шары

(November 2002/2033. The Fire Balloons)


Февраль 2003. Интермедия

(February 2003/2034. Interim)


Апрель 2003. Музыканты

(April 2003/2034. The Musicians)


Май 2003. Пустыня

(May 2003/2034. The Wilderness)


Июнь 2003. …Высоко в небеса

(June 2003/2034. Way in the Middle of the Air)


2004—2005. Новые имена

(2004—05/2035—36. The Naming of Names)


Апрель 2005. Эшер II

(April 2005/2036. Usher II)


Август 2005. Старые люди

(August 2005/2036. The Old Ones)


Сентябрь 2005. Марсианин

(September 2005/2036. The Martian)


Ноябрь 2005. «Дорожные товары»

(November 2005/2036. The Luggage Store)


Ноябрь 2005. Мёртвый сезон

(November 2005/2036. The Off Season)


Ноябрь 2005. Наблюдатели

(November 2005/2036. The Watchers)


Декабрь 2005. Безмолвные города

(December 2005/2036. The Silent Towns)


Апрель 2026. Долгие годы

(April 2026/2057. The Long Years )


Август 2026. Будет ласковый дождь

(August 4, 2026/2057. There Will Come Soft Rains)


Октябрь 2026. Каникулы на Марсе

(October 2026/2057. The Million-Year Picnic)


Интересные факты:

-Основным местом действия в романе является планета Марс. Исключение составляют четыре главы («Ракетное лето», «Налогоплательщик», «…Высоко в небеса», «Будет ласковый дождь»), действие которых разворачивается на Земле.


-В «Марсианских хрониках», как и во многих других произведениях Брэдбери, встречается большое количество аллюзий и реминисценций. Например, в главе «Эшер II» их насчитывается около двух десятков.


-На основе произведения Рэй Брэдбери создал два варианта сценария (версии 1964 и 1997 годов) и одну пьесу в двух действиях (The Martian Chronicles: A Full-Length Play in Two Acts, 1986).


-В 2010 году Рэем Брэдбери был составлен цикл «Канонические марсианские хроники» (The Martian Chronicles: The Complete Edition), который является на сегодняшний день наиболее полным собранием произведений автора о Марсе.

Показать полностью
  •  
  • 293
  •