Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу

Учитель

добавить тег
Любые посты за всё время, сначала свежие, с любым рейтингом

поиск...

Им было некомфортно

в

На днях (точнее, вечерах) две тетушки весьма неопределенного возраста носились по станции, заполошно взмахивая крыльями и громко кудахтали. Выяснилось, что им надо куда-то под Серпухов, зачем вышли на четыре остановки раньше, неизвестно.

Повезла их до перекрестка: там автобусы останавливаются. Долго грузились, много разговаривали, уточняли, правда ли что бесплатно, громко хлопали дверью.

Все, как я люблю то есть.

Едем.

Сначала невероятно громко и с унизительными выражениями обсуждали некую Галину Ивановну с ее "отвратительным индивидуальным планом самообразования", потом мастерски давили на жалость, чтобы довезла именно туда, куда им надо (мне - в другую сторону, если что). И, наверное, додавили бы, но тут одна из них твердокаменным тоном потребовала выключить музыку.

По причине того, что она действует ей на нервы.

Давящая музыка - это  Эдуард Николаевич Артемьев.

И я покорно выключила.

Потому что людЯм некомфортно.

Вышли они недовольные, с поджатыми губами: ведь надо ждать автобуса, платить за него.

Опять шарахнули дверью.

А я поехала домой с ощущением, что меня в очередной раз добрые люди размазали, как масло.

И чтоб два раза не вставать - тетушки были учительницами.
Хотя вы и сами наверняка догадались.

  •  
  • 500
  •  

Учитель потроллил

Как-то в 7 классе я приболел и не ходил в школу целую неделю. И как на зло, в первый же день учебы после болезни, нарвался я на контрольную работу по физике. В ту неделю проходили диффузию. И достался мне вопрос что такое диффузия. Не знаю почему, но в контрольной я писал не диффузия, а диГфузия. То ли посмотрел не так, то ли не расслышал когда одноклассник пытался подсказать, но мой ответ был написан примерно так: ДиГфузия очень важное физическое явление. ДиГфузия это смешение одного вещества в другом. Дигфузия может протекать в газах, жидкостях и твердых телах.


Учитель поставила мне четверку, а внизу красной ручкой написала "Воронин-диГфузник!"

  •  
  • -16
  •  

Учителя начали травить жигулёвских школьников, выступивших против поборов.

Начало и продолжение истории.


Напомню: школьники обратились в прокуратуру. В надзорном ведомстве зафиксировали нарушения.


«Директору школы Русских И.В., педагогам Михайловской и Никаноровой объявлены выговоры, - сообщили «ВК» в прокуратуре Жигулевска. - Материалы проверки были переданы в полицию для решения вопроса о возбуждении уголовных дел по статьям «Самоуправство» и «Вымогательство». В полиции в возбуждении дела отказали, но мы проверяем законность этого решения».


Также в ближайшее время мировой суд должен рассмотреть административное дело по факту оскорбления педагогом Михайловской ученика.


Между тем конфликт не исчерпан. По словам школьников, отдельные учителя теперь заходят в их класс со словами «мне противно здесь находиться», да и некоторые другие учащиеся стали их травить.


«Было родительское собрание, - делятся новостями школьники. - Там папам и мамам сказали: «Денег мы вам не отдадим, мы на них швабры и тряпки купим, которыми ваши дети мыть будут». Теперь учителя говорят, что нужно составлять график дежурств, дабы дети оставались после уроков и мыли полы».


Мыть полы собственноручно школьники тоже не хотят. Информация о таком «педагогическом» решении была размещена в Интернете на этой неделе, проверят ли ее законность силовики - пока неизвестно.

Показать полностью 1
  •  
  • 39
  •  

Hate №65

Картинки НЕ ВЫРАЖАЮТ именно мою ненависть, все картинки выполнены по ЗАЯВКАМ . Просто насущные ситуации, люди и т. д. В конце концов это просто картинки. Не забывайте оставлять свои заявки) самые интересные точно попадут в выпуск)

Hate №65 HATE!!!, Rinzler93, наркомания, Учитель, сталкер, слабый пк, длиннопост
Показать полностью 4
  •  
  • 52
  •  

Я учитель, один из многих, мне просто хочется сказать...

Вернее, выговориться.


Я заканчиваю учить в мае детей. Отработала 1 год и не планирую возвращаться в школу.


Мне трудно подобрать слова, которые бы в полной мере передали испытанные за этот учебный год эмоции от работы в школе. Но самое сильное чувство, занявшее мое сердце и ум -- это чувство беспомощности. Мне кажется, что я не в силах что-либо изменить. А как хотелось.


Месяц 1. Впечатление, что все дети поделены на плохих и хороших. Во всяком случае в моих классах. Есть изгои, и те, кто позволяют себе, все что в голову взбредет. Одних хочется обогреть, других наставить на верный путь -- дать понять, что такое поведение недостойно хорошего человека. Коллектив черно-белый, от вредно-настороженных до настоящих интеллигентов, которых хочется слушать не отрываясь. Последних меньше, чем первых. Работать можно.



Месяц 2. Бумажки. Ох, еще бумажки. И еще. Планы, отчеты, собрания. И это у меня еще нет классного руководства. Смотрю на двух девчонок моего возраста -- у них нагрузка в 2 раза больше моей -- и думаю, что мне повезло. Дети радуют мое сердце: один мальчик перестал заикаться и краснеть при ответе, отвечает спокойно. Дети хотят к доске, учатся, стараются, верят в себя. Я счастлива, ведь у меня получается учить, значит я на своем месте, и даже пара кусак из коллектива не смущает мое сердце.



Месяц 3. Каникулы закончились так быстро. Не могу понять, что творится с ребятами из одного моего класса -- колючие, грубоватые и даже растерянные. Пытаюсь найти причину, общаюсь с детьми, коллегами. Оказывается, учитель из начальной школы настраивает парочку крикунов на саботажи, обещает им разобраться с неугодными учителями и вообще ведет разговоры, которые не должны вестись с детьми. Вопрос "Зачем?" остается без ответа, да и за руку поймать нет возможности. Эмоции в сторону, дети -- важнее.

Показать полностью
  •  
  • 407
  •  

Случай в школе

Было это в давнишнем детстве, класс 4-5. Повели нас как то всем классом на оперу-балет, что-то вроде "Конька-Горбунка". Саму оперу уж смутно помню, помню антракт.


В антракте мы, конечно же, рванули в кафе при ДК. А это было еще при СССР и ассортимент в кафе не отличался разнообразием - лимонад да коржики. Взяли мы по лимонаду и коржику, стоим кушаем, запивая прям из бутылки, т.к. стаканов почему то не дали.


И тут кто-то вспомнил про "классную" которая нас сопровождала и осталась в зале. Не сказать, что мы пылали к ней какой-то особой любовью, но тем не менее решили угостить. На коржик скинулись и купили, а вот на лимонад почему то решили скинуться "натурой". Взяли пустую бутылку и каждый отлил туда из своей бутылки по чуть-чуть, пока она не заполнилась.


Вбегаем в зал и торжественно вручаем ей коржик и бутылку лимонада...а в лимонаде плавают ошмётки наших коржиков...

  •  
  • 7
  •  

Школьные карты. Часть 2

Итак, ввели на нашу радость в школу карты эти. Ожидания учителей оправдались. Ничего хорошего это нам не принесло.

1. Автоматизации учета посещаемости не произошло. Дети карты теряли, забывали, не хотели показывать и лень было им ее пробивать. Некоторые родители намеренно не отдавали их детям, а классному руководителю говорили, что потеряли их. Приходилось следить за каждым учеником у входа, пришел ли он в школу, прислонил ли он карту к системе считывания информации или нет. Ну или вылавливать детей в школе. А потом вручную забивать их на сайт в электронный журнал посещаемости. А потом идти в столовую и давать информацию работникам столовой, сколько детей пришло и сколько будет питаться. Так что работы только прибавилось.

2. Вылавливание учеников - это отдельный пункт. Часто мой класс делят на три-четыре подгруппы (во время уроков татарского языка или иностранного). И часто эти подгруппы сидят хрен знает в каком кабинете (в расписании часто не указывается или указывают другой кабинет). Поэтому уже после звонка на урок приходилось бегать по школе и искать своих учеников, чтобы узнать, кто пришел, а кто нет. Иначе вовремя заявку в столовую не получалось подать. Хотя у меня у самой в этот момент урок, на котором детей без присмотра оставлять нельзя. А что делать? Учителям же во время урока звонить не получится, они трубку не берут - нельзя.

3. Даже если дети приходили в школу, они часто забывали пробивать карту при входе в школу или при выходе из нее. Напоминаю, родителям приходит смс о том, что ребенок зашел/вышел из школы, когда он проводит картой по воротам. В итоге не было почти ни одного дня, чтобы не звонил перепуганный родитель, чтобы узнать, почему его ребенок утром в школу зашел, а теперь уже шесть вечера, а он из школы еще не вышел??? Хотя ребенок уже несколько часов спокойно гуляет на улице, никого об этом не предупредив.

4. Пополнение счета карты. Карта принадлежала определенному зеленому банку, и без комиссии ее можно было пополнить только в банкоматах этого зеленого банка или в личном кабинете в интернете. Но многие родители забили на это дело, до банкомата ходить лень, личный кабинет заводить тоже (ну были и такие, кто не умел обращаться с компьютером или интернетом). В итоге родители продолжали давать детям просто наличные деньги со словами "отдай классному руководителю, пусть она за тебя в столовой заплатит".  А я деньги не имею права брать с ребенка ни на что, иначе грозит статья. В итоге ребенок голодный, мать разъяренная жалуется на меня администрации. Специальный терминал, который был поставлен для пополнения школьной карты, вечно ломался. Как и сами эти электронные ворота. Они часто ломались, их ремонтировали, иногда они каким-то образом самоизлечивались.

5. Как выяснилось, система, в которой работали эти карты, была слишком загружена. Поэтому частенько был сбой программы. Допустим, ребенок несколько дней ходит в столовую, но деньги с его карты не снимаются, а снимутся недели через две. Десятки телефонных звонков сыпались на меня в эти дни от разъяренных мамаш, которые орали в трубку, обзывали меня последними словами и говорили, что больше денег на карту они класть не будут, потому что их обворовывают. Попросила у них выписку, в которой прекрасно видно, за что у них сняли деньги. Напротив каждого снятия денег проставлена дата, за какой день питания ребенка снята сумма. Её они видеть отказывались и опять орали, что их обворовывают. Денег больше на карту не клали ребенку, но и еды с собой ему не давали. Полагаю, они просто не хотели тратить денег на еду.

6. Многие дети тратили деньги на карте за несколько дней, покупая в столовой пироженки, печеньки и мороженое. Родители опять орали, что их обворовывают, а уведомления о покупках их ребеночка они на телефон подключать отказывались, потому что за это платить надо (около 80 рэ в месяц).
7. Для потерявших свои карты мы делали повторный заказ. И приходилось ждать новые карты по несколько месяцев, полгода, иногда и год. Все это время ребенок или питался по наличке (которую собирать нельзя учителю, потому ребенок питался пироженками в буфете), или не ел вообще.

8. Полкласса родителей не хотели платить за питание своих детей. И тут у них появилась возможность этого не делать. Если на карте их детей не было денег, дети питались на дотацию (государственную поддержку - 6 рублей 10 копеек в день). Как правило, это была каша (которую дети ненавидели) с чаем или чай с печенькой. Вроде, ребенок поел, но меня администрация за это гоняла очень сильно. Хотя заставить родителей платить за питание я не могла. Часто было так, что ребенок думает, что у него деньги на карте есть, и берет чужую порцию (не дотационную), и потом опять начиналась неразбериха и разбирательства с родителями с криками "Почему моему ребенку не досталась порция?!" или "Почему вы отбираете у ребенка порцию? Мы только вчера деньги на карту ему положили! Куда они делись???" Напоминаю, иногда деньги снимали скопом за несколько недель питания, и, допустим, с утра у ребенка деньги на карте есть, а к моменту обеда их сняли, и теперь ему платная порция не положена. Поэтому приходилось проверять и перепроверять баланс детей на карте питания по несколько раз за урок, чтобы точно знать, кто сегодня и как питается.
9. В любой момент система давала сбой, и поэтому детей проставляли на питание все равно вручную и по несколько раз за день. Иногда это надо было делать утром, иногда днем, а бывало, что и в 10 часов вечера.

Короче говоря, все равно приходится делать, как и раньше, только еще все дублировать в электронном варианте и решать кучу неполадок в этом самом электронном журнале. И больше разбираться с родителями. И гоняют теперь учителей больше.

Показать полностью
  •  
  • 9
  •  

На уроке литературы писали сочинение

И "Чтобы с интернета не списали" учитель собрал ВСЕ телефоны( у меня и еще одного парня их по два). 21-вый век на дворе)

На уроке литературы писали сочинение школа, Учитель, двадцать первый век
  •  
  • -22
  •  

А кто ты?

А кто ты? экзамен, матрица, 22 пули: Бессмертный, Лицо со шрамом, учитель, студенты, росомаха, логан
Показать полностью 1
  •  
  • 23
  •  

Ещё один онЖЕРЕбёнок и дело уже в СУДе

Друг работающий в сфере образования поведал историю.

(Маленькое отступление)

Как вы возможно знаете после реформ в образовании дети с отклонениями в развитии из спец учреждений массово переводятся в обычные школы, в обычные классы. Таков и наш герой.

Хорошо это или плохо не мне судить, любящие поспорить личности прошу в комменты со своими мнениями. От себя могу лишь добавить, что обычные педагоги не получали образование по работе с такими детьми. Для этого всё таки должны быть свои специалисты.


Итак история.

Урок физкультуры. 2-ый класс.  

Эстафеты.  

Маленький спорт зал, как раз для начальных классов.

Задача у детей вполне стандартная.

Две команды.

С мячиком в руках бежим в другой конец зала, где стоит учитель. Кладём мячик в корзину. Обегаем учителя и бежим обратно. Хлопаем по руке товарища и он бежит на новый круг.

Что может произойти. ДА ЧТО УГОДНО!!! но такое...

Единственное что не было в поле зрение учителя - это баскетбольное кольцо за его спиной.

И вот очередной жеребёнок положив мячик в корзинку побежал вокруг учителя.

Далее раздаётся грохот и плач вой крик .

Это "чудо" решило что будет очень круто подпрыгнуть, и, схватиться ЗУБАМИ за сетку баскетбольного кольца. (нет он не майкл джордан, напомню что зал детский и кольца расположены гораздо ниже).

В итоге его молочные зубы разумеется не выдержали такой вес и он остался без двух "клыков".

Теперь к слову при встрече всем корчит рожи и показывает свой "оскал"


Разумеется родители уже подали в суд на школу за то что не уследили.


P.S. но вот как за всем уследить это нереально...


P.S.S. спасибо мама что я у тебя инженер и у меня свой маленький совсем другой ад )))

  •  
  • 1499
  •  

Педсовет. Учительское.

в

Вера Александровна держит перед собой наточенный карандаш. Подвинувшись на стуле, опускает под стол руку и тянется ко мне - острый грифель задевает ногу. Поднимет глаза, подмигивает. Я подмигивать одним глазом не умею, поэтому подтягиваю к себе лист бумаги, закрываю лицо, быстро поворачиваюсь и показываю язык. Павел Иванович, математик, давится чем-тона другом краю стола.


Завуч щелкает несколько раз по западающему "пробелу" на клавиатуре, меняет слайд. Все одновременно взглядывают на него и обратно возвращаются к своим делам. Предмет моего восхищения - Анна Геннадьевна, семидесяти лет, - вытаскивает из сумочки пилку для ногтей. Неужели отважится?


Я тянусь под столом рукой и,наткнувшись на острую коленку, ( хоть бы это была Вера!) стучу по ней пальцами. Указываю подбородком на Анну Геннадьевну. Вера округляет глаза, морщит нос, как кошка, и показывает большой палец.


Несмотря на почтенный возраст, Анна Генадьевна, "англичанка" - первая леди школы. Серьезно. Я всё еще вижу молодую светлоглазую женщину, когда смотрю на неё. Всегда в два слоя накрашенные губы, деревянный кулон в вырезе блузки и вот, пилка. Семилетний внук, звонкий хохот, обязательно сменка, даже зимой - сапоги меняет на лодочки без каблука.Она надела на себя старость, как ещё одно украшение – так хорошенькая девушка в шутку примеряет нелепую шляпу, сознавая, что та нисколько её не портит. Только подчеркивает красоту.


Телефоны на педсовете полагается отключать. Я обхожусь беззвучным режимом. Экран светлеет, вибрирующий телефон ползет по столу к краю. Утягиваю его к себе на колени. Аванс! Я смотрю на Веру Александровну - и вижу, как все по очереди мои коллеги заулыбались. Заглядывают в свои телефоны, переглядываются, с улыбками кивают друг другу. В первый раз мы заканчиваем педсовет в хорошем настроении.

Школа наша - коррекционная, жестовый язык все знаем. Я свешиваюсь вбок со стула и по буквам, на одной руке, показываю Вере: " Сегодня за шляпами!"


А в дверях Веру Александрову задерживает зам по воспитательной, и, наклонившись, "советует" не надевать на уроки белых брюк - старшеклассников подобная вольность отвлекает. Я отцепляю Веру он дверной ручки и непедагогично тыкаю пальцем в обтянутую "леопардом" спину зама.


Мелкая месть за отчества. Неделю назад почтенная наставница изволила заметить нам обеим, что называть друг друга по имени - неприлично, чего доброго, ученики тоже примутся обзывать по именам близких. Поэтому всю неделю мы старательно в её присутствии называли себя по отчеству. " Вера Александровна, приходите к нам на ужин, купите хлеба"


Шляпы мы выбираем похожие - чёрные, с волнистыми полями. Не удержавшись, надеваем из сразу на улице, я расстёгиваю пальто. Сегодня праздную победу ученицы-олимпиадницы на регионе. Очень хочется мороженого.

Вера останавливается у витрины и ржёт. Долго, вкусно так - на Анну Геннадьевну похожа. Я терпеливо жду. С педагогами бывает - нервы. Она вытягивает руку и показывает на манекен за стеклом. На лакированной бежевой девушке - длинная тёмная юбка.


Мы покупаем по юбке. Не жалко даже аванса. Без сожаления меняем на них " неприличные" брюки. В пятницу вплываем в учительскую вместе, метём подолами пол. Любуйтесь, школьные жандармы, нашли подходящий для учителей наряд. Вера Александровна, придерживая двумя пальцами юбку, удаляется вести ИЗО по лестнице, а я натягиваю рукав, скрывая татуировку, беру перелистать стопку книг, купленных для моего класса,  и жду доблестного зама. Сегодня она придерётся к слишком блестящим глазам или французскому маникюру.

Показать полностью
  •  
  • 20
  •  

История одной учительницы..

в

Однажды в школе соседка сзади меня попросила дать ей линейку на уроке не очень любящего меня учителя. Хуже. Учительницы. Только-только я повернулся, словно змея, Людмила Матвеевна накинулась на меня с таким злым, полным ярости и ненависти ко мне лицом, при этом крича:"Как ты мне надоел, мы итак воевали с тобой до этого, уйду обязательно после нового года!"

Мне стало не по себе в тот момент. И сказать нечего, учитель в конце концов, да и жалко её.


Перед новым годом я её спросил, любит ли она этот праздник. После долгого, томного молчания, последовал резкий отрицательный ответ.



Придя в школу после праздников, мы увидели нового учителя физики, спросив его, где прежний учитель, тот ответил:"Она ушла."


Лицо моих сверстников наполнилось счастьем, но не моё.


Ведь что-то было такое, чего нет у других учителей, некая романтика царила на её уроках.


А заглянув в тетради по контрольным работам, мы увидели сплошные четвёрки и пятёрки, выставленные за наши никчёмные работы.

  •  
  • 14
  •  

Мне двадцать три. Старшему из моих учеников шестнадцать. Я его боюсь. Я боюсь их всех.

Светлана Комарова уже много лет живет в Москве. Успешный бизнес-тренер, хедхантер, карьерный консультант. А в 90-х она восемь лет работала школьной учительницей в глухих дальневосточных деревнях.


"Дальний Восток. Каждая осень неземной красоты. Золотая тайга с густо-зелеными пятнами кедров и елей, черный дикий виноград, огненные кисти лимонника, упоительные запахи осеннего леса и грибы. Грибы растут полянами, как капуста на грядке, выбегаешь на полчаса за забор воинской части, возвращаешься с корзиной грибов. В Подмосковье природа женственна, а тут — воплощенная брутальность. Разница огромна и необъяснима.


На Дальнем кусается все, что летает. Самые мелкие тварешки забираются под браслет часов и кусают так, что место укуса опухает на несколько дней. «Божья коровка, полети на небко», — не дальневосточная история. В конце августа уютные, пятнистые коровки собираются стаями как комары, атакуют квартиры, садятся на людей и тоже кусают. Эту гадость нельзя ни прихлопнуть, ни стряхнуть, коровка выпустит вонючую желтую жидкость, которая не отстирывается ничем. Божьих коровок я разлюбила в восемьдесят восьмом.


Вся кусачесть впадает в спячку в конце сентября, и до второй недели октября наступает рай на земле. Безоблачная в прямом и переносном смысле жизнь. На Дальнем Востоке всегда солнце — ливни и метели эпизодами, московской многодневной хмари не бывает никогда. Постоянное солнце и три недели сентябрьско-октябрьского рая безвозвратно и накрепко привязывают к Дальнему.


В начале октября на озерах мы празднуем День учителя. Я еду туда впервые. Тонкие перешейки песка между прозрачными озерами, молодые березы, чистое небо, черные шпалы и рельсы брошенной узкоколейки. Золото, синева, металл. Тишина, безветрие, теплое солнце, покой.


— Что здесь раньше было? Откуда узкоколейка?


— Это старые песчаные карьеры. Здесь были лагеря, — золото, синева и металл тут же меняются в настроении. Я хожу по песчаным перешейкам между отражений берез и ясного неба в чистой воде. Лагеря посреди березовых рощ. Умиротворяющие пейзажи из окон тюремных бараков. Заключенные выходили из лагерей и оставались в том же поселке, где жили их охранники. Потомки тех и других живут на одних улицах. Их внуки учатся в одной школе. Теперь я понимаю причину непримиримой вражды между некоторыми семьями местных.


В том же октябре меня уговорили на год взять классное руководство в восьмом классе. Двадцать пять лет назад дети учились десять лет. После восьмого из школ уходили те, кого не имело смысла учить дальше. Этот класс состоял из них почти целиком. Две трети учеников в лучшем случае попадут в ПТУ. В худшем — сразу на грязную работу и в вечерние школы. Мой класс сложный, дети неуправляемы, в сентябре от них отказался очередной классный руководитель. Директриса говорит, что, может быть, у меня получится с ними договориться. Всего один год. Если за год я их не брошу, в следующем сентябре мне дадут первый класс.


Мне двадцать три. Старшему из моих учеников, Ивану, шестнадцать. Два года в шестом классе, в перспективе — второй год в восьмом. Когда я первый раз вхожу в их класс, он встречает меня взглядом исподлобья. Дальний угол класса, задняя парта, широкоплечий большеголовый парень в грязной одежде со сбитыми руками и ледяными глазами. Я его боюсь.


Я боюсь их всех. Они опасаются Ивана. В прошлом году он в кровь избил одноклассника, выматерившего его мать. Они грубы, хамоваты, озлоблены, их не интересуют уроки. Они сожрали четверых классных руководителей, плевать хотели на записи в дневниках и вызовы родителей в школу. У половины класса родители не просыхают от самогона. «Никогда не повышай голос на детей. Если будешь уверена в том, что они тебе подчинятся, они обязательно подчинятся», — я держусь за слова старой учительницы и вхожу в класс как в клетку с тиграми, боясь сомневаться в том, что они подчинятся. Мои тигры грубят и пререкаются. Иван молча сидит на задней парте, опустив глаза в стол. Если ему что-то не нравится, тяжелый волчий взгляд останавливает неосторожного одноклассника.


Районо втемяшилось повысить воспитательную составляющую работы. Родители больше не отвечают за воспитание детей, это обязанность классного руководителя. Мы должны регулярно посещать семьи в воспитательных целях. У меня бездна поводов для визитов к их родителям — половину класса можно оставлять не на второй год, а на пожизненное обучение. Я иду проповедовать важность образования. В первой же семье натыкаюсь на недоумение. Зачем? В леспромхозе работяги получают больше, чем учителя. Я смотрю на пропитое лицо отца семейства, ободранные обои и не знаю, что сказать. Проповеди о высоком с хрустальным звоном рассыпаются в пыль. Действительно, зачем? Они живут так, как привыкли жить. Им не нужно другой жизни.


Дома моих учеников раскиданы на двенадцать километров. Общественного транспорта нет. Я таскаюсь по семьям. Визитам никто не рад — учитель в доме к жалобам и порке. Для того, чтобы рассказать о хорошем, по домам не ходят. Я хожу в один дом за другим. Прогнивший пол. Пьяный отец. Пьяная мать. Сыну стыдно, что мать пьяна. Грязные затхлые комнаты. Немытая посуда. Моим ученикам неловко, они хотели бы, чтобы я не видела их жизни. Я тоже хотела бы их не видеть. Меня накрывает тоска и безысходность. Через пятьдесят лет правнуки бывших заключенных и их охранников забудут причину генетической ненависти, но будут все так же подпирать падающие заборы слегами и жить в грязных, убогих домах. Никому отсюда не вырваться, даже если захотят. И они не хотят. Круг замкнулся.


Иван смотрит на меня исподлобья. Вокруг него на кровати среди грязных одеял и подушек сидят братья и сестры. Постельного белья нет и, судя по одеялам, никогда не было. Дети держатся в стороне от родителей и жмутся к Ивану. Шестеро. Иван старший. Я не могу сказать его родителям ничего хорошего — у него сплошные двойки, ему никогда не нагнать школьную программу. Вызывать его к доске без толку — он выйдет и будет мучительно молчать, глядя на носки старых ботинок. Англичанка его ненавидит. Зачем что-то говорить? Не имеет смысла. Как только я расскажу, как у Ивана все плохо, начнется мордобой. Отец пьян и агрессивен. Я говорю, что Иван молодец и очень старается. Все равно ничего не изменить, пусть хотя бы этого шестнадцатилетнего угрюмого викинга со светлыми кудрями не будут бить при мне. Мать вспыхивает радостью:


«Он же добрый у меня. Никто не верит, а он добрый. Он знаете, как за братьями-сестрами смотрит! Он и по хозяйству, и в тайгу сходить… Все говорят — учится плохо, а когда ему учиться-то? Вы садитесь, садитесь, я вам чаю налью», — она смахивает темной тряпкой крошки с табурета и кидается ставить грязный чайник на огонь.


Этот озлобленный молчаливый переросток может быть добрым? Я ссылаюсь на то, что вечереет, прощаюсь и выхожу на улицу. До моего дома двенадцать километров. Начало зимы. Темнеет рано, нужно дойти до темна.


— Светлана Юрьевна, Светлана Юрьевна, подождите! — Ванька бежит за мной по улице. — Как же вы одна-то? Темнеет же! Далеко же! — Матерь божья, заговорил. Я не помню, когда последний раз слышала его голос.


— Вань, иди домой, попутку поймаю.


— А если не поймаете? Обидит кто? — «Обидит» и Дальний Восток вещи несовместимые. Здесь все всем помогают. Убить в бытовой ссоре могут. Обидеть подобранного зимой попутчика — нет. Довезут в сохранности, даже если не по пути. Ванька идет рядом со мной километров шесть, пока не случается попутка. Мы говорим всю дорогу. Без него было бы страшно — снег вдоль дороги размечен звериными следами. С ним мне страшно не меньше — перед глазами стоят мутные глаза его отца. Ледяные глаза Ивана не стали теплее. Я говорю, потому что при звуках собственного голоса мне не так страшно идти рядом с ним по сумеркам в тайге.


Наутро на уроке географии кто-то огрызается на мое замечание.


«Язык придержи, — негромкий спокойный голос с задней парты. Мы все, замолчав от неожиданности, поворачиваемся в сторону Ивана. Он обводит холодным, угрюмым взглядом всех и говорит в сторону, глядя мне в глаза. — Язык придержи, я сказал, с учителем разговариваешь. Кто не понял, во дворе объясню».


У меня больше нет проблем с дисциплиной. Молчаливый Иван — непререкаемый авторитет в классе. После конфликтов и двусторонних мытарств мы с моими учениками как-то неожиданно умудрились выстроить отношения. Главное быть честной и относиться к ним с уважением. Мне легче, чем другим учителям: я веду у них географию. С одной стороны, предмет никому не нужен, знание географии не проверяет районо, с другой стороны, нет запущенности знаний. Они могут не знать, где находится Китай, но это не мешает им узнавать новое. И я больше не вызываю Ивана к доске. Он делает задания письменно. Я старательно не вижу, как ему передают записки с ответами.


Два раза в неделю до начала уроков политинформация. Они не отличают индийцев от индейцев и Воркуту от Воронежа. От безнадежности я плюю на передовицы и политику партии и два раза в неделю по утрам пересказываю им статьи из журнала «Вокруг света». Мы обсуждаем футуристические прогнозы и возможность существования снежного человека, я рассказываю, что русские и славяне не одно и то же, что письменность была до Кирилла и Мефодия. И про запад. Западом здесь называют центральную часть Советского Союза. Эта страна еще есть. В ней еще соседствуют космические программы и заборы, подпертые кривыми бревнами. Страны скоро не станет. Не станет леспромхоза и работы. Останутся дома-развалюхи, в поселок придет нищета и безнадежность. Но пока мы не знаем, что так будет.


Я знаю, что им никогда отсюда не вырваться, и вру им о том, что, если они захотят, они изменят свою жизнь. Можно уехать на запад? Можно. Если очень захотеть. Да, у них ничего не получится, но невозможно смириться с тем, что рождение в неправильном месте, в неправильной семье перекрыло моим открытым, отзывчивым, заброшенным ученикам все дороги. На всю жизнь. Без малейшего шанса что-то изменить. Поэтому я вдохновенно им вру о том, что главное — захотеть изменить.


Весной они набиваются ко мне в гости: «Вы у всех дома были, а к себе не зовете, нечестно». Первым, за два часа до назначенного времени приходит Лешка, плод залетной любви мамаши с неизвестным отцом. У Лешки тонкое породистое восточное лицо с высокими скулами и крупными темными глазами. Лешка не вовремя. Я делаю безе. Сын ходит по квартире с пылесосом. Лешка путается под ногами и пристает с вопросами:


— Это что?


— Миксер.


— Зачем?


— Взбивать белок.


— Баловство, можно вилкой сбить. Пылесос-то зачем покупали?


— Пол пылесосить.


— Пустая трата, и веником можно, — он тычет пальцем в фен. — А это зачем?


— Лешка, это фен! Волосы сушить!


Обалдевший Лешка захлебывается возмущением:


— Чего их сушить-то?! Они что, сами не высохнут?!


— Лешка! А прическу сделать?! Чтобы красиво было!


— Баловство это, Светлана Юрьевна! С жиру вы беситесь, деньги тратите! Пододеяльников, вон — полный балкон настирали! Порошок переводите!


В доме Лешки, как и в доме Ивана, нет пододеяльников. Баловство это, постельное белье. А миксер мамке надо купить, руки у нее устают.


Иван не придет. Они будут жалеть, что Иван не пришел, слопают без него домашний торт и прихватят для него безе. Потом найдут еще тысячу и один притянутый за уши повод, чтобы в очередной раз завалиться в гости, кто по одному, кто компанией. Все, кроме Ивана. Он так и не придет. Они будут без моих просьб ходить в садик за сыном, и я буду спокойна — пока с ним деревенская шпана, ничего не случится, они — лучшая для него защита. Ни до, ни после я не видела такого градуса преданности и взаимности от учеников. Иногда сына приводит из садика Иван. У них молчаливая взаимная симпатия.


На носу выпускные экзамены, я хожу хвостом за англичанкой — уговариваю не оставлять Ивана на второй год. Затяжной конфликт и взаимная страстная ненависть не оставляют Ваньке шансов выпуститься из школы. Елена колет Ваньку пьющими родителями и брошенными при живых родителях братьями-сестрами. Иван ее люто ненавидит, хамит. Я уговорила всех предметников не оставлять Ваньку на второй год. Елена несгибаема, ее бесит волчонок-переросток, от которого пахнет затхлой квартирой. Уговорить Ваньку извиниться перед Еленой тоже не получается:


— Я перед этой сукой извиняться не буду! Пусть она про моих родителей не говорит, я ей тогда отвечать не буду!


— Вань, нельзя так говорить про учителя, — Иван молча поднимает на меня тяжелые глаза, я замолкаю и снова иду уговаривать Елену:


— Елена Сергеевна, его, конечно же, нужно оставлять на второй год, но английский он все равно не выучит, а вам придется его терпеть еще год. Он будет сидеть с теми, кто на три года моложе, и будет еще злее.


Перспектива терпеть Ваньку еще год оказывается решающим фактором, Елена обвиняет меня в зарабатывании дешевого авторитета у учеников и соглашается нарисовать Ваньке годовую тройку.


Мы принимаем у них экзамены по русскому языку. Всему классу выдали одинаковые ручки. После того как сданы сочинения, мы проверяем работы с двумя ручками в руках. Одна с синей пастой, другая с красной. Чтобы сочинение потянуло на тройку, нужно исправить чертову тучу ошибок, после этого можно браться за красную пасту. Один из парней умудрился протащить на экзамен перьевую ручку. Экзамен не сдан — мы не смогли найти в деревне чернил такого же цвета. Я рада, что это не Иван.


Им объявляют результаты экзамена. Они горды. Все говорили, что мы не сдадим русский, а мы сдали! Вы сдали. Молодцы! Я в вас верю. Я выполнила свое обещание — выдержала год. В сентябре мне дадут первый класс. Те из моих, кто пришел учиться в девятый, во время линейки отдадут мне все свои букеты.


Начало девяностых. Первое сентября. Я живу уже не в той стране, в которой родилась. Моей страны больше нет.


— Светлана Юрьевна, здравствуйте! — меня окликает ухоженный молодой мужчина. — Вы меня узнали?


Я лихорадочно перебираю в памяти, чей это отец, но не могу вспомнить его ребенка:


— Конечно узнала, — может быть, по ходу разговора отпустит память.


— А я вот сестренку привел. Помните, когда вы к нам приходили, она со мной на кровати сидела?


— Ванька! Это ты?!


— Я, Светлана Юрьевна! Вы меня не узнали, — в голосе обида и укор. Волчонок-переросток, как тебя узнать? Ты совсем другой.


— Я техникум закончил, работаю в Хабаровске, коплю на квартиру. Как куплю, заберу всех своих.


Он вошел в девяностые как горячий нож в масло — у него была отличная практика выживания и тяжелый холодный взгляд. Через пару лет он действительно купит большую квартиру, женится, заберет сестер и братьев и разорвет отношения с родителями. Лешка сопьется и сгинет к началу двухтысячных. Несколько человек закончат институты. Кто-то переберется в Москву.


— Вы изменили наши жизни.


— Как?


— Вы много всего рассказывали. У вас были красивые платья. Девчонки всегда ждали, в каком платье вы придете. Нам хотелось жить как вы.


Как я. Когда они хотели жить как я, я жила в одном из трех домов убитого военного городка рядом с поселком леспромхоза. У меня был миксер, фен, пылесос, постельное белье и журналы «Вокруг света». Красивые платья я шила вечерами на подаренной бабушками на свадьбу машинке.


Ключом, открывающим наглухо закрытые двери, могут оказаться фен и красивые платья. Если очень захотеть".


Anatoliy Sapr

Показать полностью
  •  
  • 3859
  •  

Учителя и репетиторы

в

Навеяно историей

http://pikabu.ru/story/uchitelya_vs_repetitoryi_4991273

Будет много буквы, поэтому запаситесь попкорном.


Всем привет.

Пришла к нам новая химичка, как раз  8 класс, химия впервые. Как потом окажется, она была биолог по образованию.

У меня впервые тройка за четверть, ну и отправили меня родители к самому лучшему репетитору в городе. Городок небольшой, население 60-70к, все учителя друг друга знают.

Репетитор душу вкладывала, ходил к ней в школу для опытов в кабинете, многое дома у себя показывала. Деньги мама башляла бешенные, но репетитор давал намного больше и все были довольны. Но у репетитора я все решаю без проблем, в классе похожее задание на тройку.

Я старался, не хотел подводить репетитора, у меня в итоге была 4, знания в голове имелись

Пошел 9 класс. Учитель узнал, что я хожу к репетитору, к кому именно я тщательно скрывал. Ну и стали меня чуть ли не гнобить. Например, задают д/з: сделать доклад о нефти. Иду у репетитору, все с ней готовлю, читаю дома, выхожу в классе с листочком в руках. Стараюсь рассказывать все сам, но время от времени подглядывать (ну ничего криминального). Оценка за доклад: 3! Обоснование было следующее: не рассказывал, а читал.

Может быть, учитель, как биолог был хороший, но как преподаватель химии - полный ноль!

Мой репетитор был главным учителем в городе среди учителей химии (то ли совет был какой-то, то ли собрание, не суть, думаю, многие поняли о чем я), и после этой истории стало происходить такие вещи. На уроке химии в школе я записывал абсолютно все, что говорил учитель. Приходил к репетитору, показывал тетрадь школьную, она брала телефон, набирала учителя и говорила фразу:"Марья Ивановна, у меня сейчас один твой ученик и я смотрю его классную работу, тут что-то пусто, почти ничего нет, как объяснишь?"

Слышалось мычание в трубку, на том совете ее тоже имели.

Она догадалась, к кому я хожу и хватка на уроке ослабла. Это был год, когда в 9 классе доп предметы сдавались последний год по билетам и я выбрал сдавать химию.


На экзамене я ответил отлично, лучше многих, получивших пятерку, (да, немного подглядел но сам факт),на доп вопросы тоже ответил отлично, но поставила она мне 4.... Обидно было


В 10 классе я прекратил ходить к репетитору и снова скатился на тройку. В аварийном режиме я дошёл до репетитора, вытащил 10 класс на 4, но гонения продолжались, а учителя химии поддержала ее лучшая подружка англичанка, не упускавшая момента снизить мне оценку и по английскому.

В 11 классе я не ходил к репетитору - она уехала. У меня была твердая 4, англичанка все так же придиралась. В конце 11 класса когда мне подошла химичка и сказала, цитирую:"знаешь почему у тебя сейчас 4? Потому что ты прекратил ходить к репетитору".


Спасибо, что дочитали, история моя, тег "мое".

Показать полностью
  •  
  • 14
  •  

Мучитель

Когда я учился в начальной школе, во втором классе, у нас была достаточно строгая учительница советской закалки, которая выпустила уже не один класс. Человек, для которого преподавание - это призвание, а не профессия. Абсолютно ко всем аспектам обучения она относилась с пристрастием, соответственно наш класс был образцово-показательным. Помню случай, когда она выгнала меня с урока за то, что я зевнул и не прикрыл рот рукой. Иногда такое отношение к учебному процессу приводило к несчастным случаям.

Выходить из класса на уроке запрещалось, какие бы причины у тебя не были, ответ был один и тот же всегда - "свои дела нужно делать на перемене". Так она отвечала моему однокласснику, который просился выйти раз 5 за весь урок. А после урока встал и ушел, тогда мы заметили под его стулом лужу. Позже, в ходе разбирательств, выяснилось, что у него просто были проблемы с почками. Представляете, как себя чувствует ученик второго класса, который описался на уроке при всех? Уже потом, в классе 9, когда вспомнили эту тему, он рассказал нам, что когда родители ходили с ней разговаривать и пытались выяснить причину столь строгих запретов, она отвечала им абсолютно так же - "все личные дела решаются на перемене", извинений с ее стороны так же не услышали.



Уже после выпуска,  с некоторыми одноклассниками мы ходили к ней в гости. Очень приятный в общении человек, но после случаев в начальной школе, оставила двоякое впечатление о себе.

  •  
  • 14
  •  

Учителя vs репетиторы

в

Сталкивалась я с такой ситуацией, когда учителя были резко против репетиторов их учеников. Многие, к счастью, заявляли об этом родителям в открытую.

Были в моей практике учителя, которые наоборот хвалили родителей за подбор репетитора для отстающего ученика и активно сотрудничали со специалистом, насколько это возможно. Например, через репетиторскую тетрадь или через родителя давали какие-то советы по работе с конкретным учеником. И эти советы помогали. Мы работали, как коллеги и ученик реально улучшал результаты.

А бывают учителя - ни рыба, ни мясо. Речи о том, что она против репетитора, не было. И пока она не знала, что я работаю с ее учеником - у него пошли улучшения в предмете. Даже в оценках вырос. Английский стал лучше понимать... а затем она вдруг увидела у него репетиторскую тетрадь. Заставила его написать в ней какое-то упражнение и поставила демонстративную красную двойку.

Я поняла, что это было послание для меня. Но проигнорировала его. Уточнила только у родителей, знают ли они об отношение учительницы ко мне? Но они сказали, что она никогда не запрещала. Ну ок. Работаем дальше.

И тут пошли повальные ухудшения у ребенка. Он стал нервным, дерганым, материал не усваивает, посыпались плохие оценки. Я тщетно билась, как рыба об лед, пытаясь понять, почему У МЕНЯ он все понимает, знает и пишет хорошо. А в школе начинает нервничать и все заваливает. Хотя раньше работал отменно.

Ну и недавно учительница порадовала новостью, что хочет лично позаниматься с учеником. Чтобы подтянуть его.

Хм... ладно. Если она изначально этого хотела - то почему бы не сказать обо всем родителям напрямую? Или я чего-то не понимаю?

И вопрос к другим репетиторам. Вы когда-нибудь напрямую сотрудничали\контактировали со школьными учителями? Или работали по своей программе или по наитию?

  •  
  • 931
  •  

Про родителей

Напомнил этот пост http://pikabu.ru/story/trudnosti_repetitorstva_4990224
Предистория: Работаю учителем истории и обществознания, веду с 5 по 7 классы, опыта уже 3 года, но получилось так что пришлось в прошлом году уволиться и уйти в соседнюю школу. Дети нифига не делали (уроки вел парень с образованием психолога, на уроках нифига не делали. Пы сы почему и кто его допустил - хз).
Сама история - 5 класс, всего 9 человек, из них двоечниками выходит 5 человек(!) И вот вчера был административный совет, вызвали маму допустим Петрова, мол так и так у вашего сына двойки по 4 предметам в году (в т.ч. и моему), почему у него нет всегда дз и т.д и т.п (опущу все слов много, кратко - выносим мозг родителям по полной) и в итоге состоялся такой диалог: Мать -(М), Админ. Совет (А)-
М - я сама еле доучилась до 8 класса, и так же двух старших выпустила (оба закончили вечерку, один на учете был за кражу), и что должна за этим следить!? А вы на что!? Я что еще с ним и дз должна делать!? Нарисуйте ему тройки, что вам жалко? Мне он вообще не нужен!(все при мальчике)
А - Вы хотите сказать что вы отказываетесь от ребенка? Вот вам образец заявления, пишите отказ.
М - сидит глазами хлопает и дальше шарманку свою продолжает, какие мы фиговые, что за детьми не смотрим и что это наша работа, и он ей не нужен
А - дубль 2, пишите отказ и мы за ним будем смотреть.
Замолчала, пацан чуть ли не плачет, но стоит молчит.
М - а что мне сделать я работаю!
А - и до скольки?
М - до 17 00! Я сильно устаю!
Весь Админ совет

Показать полностью 1
  •  
  • 200
  •  

Про корзину и учителя информатики

На днях вспоминал: в школе что-то делал за компом учителя по информатике, смотрю корзина полная дай думаю почищу. На что получил звездулей от училки со словами: "ты охренел??? Там могут быть нужные файлы!"...

  •  
  • 20
  •  

"Мужчины не должны работать учителями!" — заявил педагог-"насильник"

"Мужчины не должны работать учителями!" — заявил педагог-"насильник" Учитель, Неравенство, предвзятость, Life

Британский педагог, обвинявшийся в изнасиловании девочки, заявил, что мужчины не должны работать учителями.


В Британии бывший учитель Като Харрис заявил о том, что мужчинам не стоит работать педагогами. Харриса ложно обвинили в изнасиловании ученицы, и его карьера была разрушена. Об этом сообщает The Telegraph.


Като Харрис, бывший учитель географии в лондонской школе для девочек, обвинялся в изнасиловании 14-летней ученицы осенью 2013 года. На 38-летнего преподавателя подали в суд в 2014 году, обвинив его в том, что он якобы насиловал несовершеннолетнюю подопечную на переменах. Однако в прошлом году его признали невиновным.


Бывший учитель географии рассказал журналистам, что, исходя из его личного опыта, он уверен, что мужчинам не стоит становиться преподавателями.


Я считаю, что ни один мужчина не должен становиться учителем. Это того не стоит. Какой я вынес урок? Что учителя мужского пола никто не станет защищать, — сказал Харрис.


Харриса арестовали в декабре 2014 года, и, по его словам, он был в шоке, когда полицейские взяли его под арест.


Сейчас мистер Харрис собирается устроиться на работу в крематорий.


Я никогда больше не буду работать с детьми, так как не хочу снова оказаться в позиции мальчика для битья, — заявил бывший педагог.

Показать полностью
  •  
  • 26
  •  

По секрету, только вам...

в

Участники этой истории не хотели бы огласки, но я же рассказываю её только вам и больше никому! Вы же надежные люди и тайны хранить умеете?


Начавшись в лихие девяностые, эта история продолжается по сей день. Когда вся страна была брошена в горнило перестройки и забыта там рассеянным кузнецом, люди хватались за любую возможность чтобы выжить. Учительница нашей школы Мария Ивановна, поддавшись на уговоры соседки, закупила товар и отправилась в Польшу, чтобы выгодно его продать.


Автобус, наполненный бывшими советскими гражданами, ехал по одной из прекрасных дорог свободной Польши, возвращаясь на родину, когда неожиданно дорогу ему перегородили машины с бизнесменами совсем другого рода. Они занимались охраной за деньги, причем оплата их услуг была обязательной. В автобус вошло несколько человек в спортивных костюмах, собрать с челноков дань. Платили все.

Мария Ивановна, приготовила озвученную сумму, когда вдруг узнала в молодом парне, протягивающем к ней руку за деньгами… своего ученика у которого была классным руководителем с четвертого по десятый класс.

- Как же так, Петенька? Я же тебя учила! – растерянно пробормотала она, шокированная встречей.

- На общих основаниях, Мария Ивановна, а учёба здесь не причем, - нисколько не смутившись, ответил ей бывший ученик. Она расплатилась, а когда он ушел – расплакалась. Перед глазами почему-то стоял веселый мальчишка, тянущий руку для ответа со второй парты.


На этом их дороги разбежались, что бы причудливо соединиться спустя некоторое время.

В школу Марии Ивановны пришел устраиваться на работу молодой учитель физкультуры.

Каково было её потрясение, когда она узнала в нем все того же Петеньку. Он умудрился благополучно миновать ареста при ликвидации группировки, закончил институт, и ,получив профессию, приступил к посеву разумного доброго вечного. Причем лет за двадцать до выхода пилотной серии «Физрука».


Когда Марья Ивановна, как последняя дура, напомнила Петеньке о той памятной встрече в Польше, он взглянул на неё насмешливо, как на существо второго, а может третьего сорта и холодно сказал:

- Обознались, вы Мария Ивановна! Не я это был! Мой вам совет, бросайте вы эти пустые разговоры, все равно ничего не докажете. Поберегите лучше свое здоровье и здоровье ваших близких.


От его слов учительница онемела, а потом решила, что даже думать на эту тему не будет. Было и прошло! Рассказывать тоже никому не будет, разве что одной близкой подруге, или двум, или не подруге, а коллеге по работе, или нескольким. В итоге – знали все в школе, но помалкивали. А вдруг не правда? Петенька проработал в школе лет десять, а потом ушел в бизнес. Марья Ивановна – на пенсию.


Теперь и вы об этом знаете. Но вы же никому не расскажете? Правда?

Показать полностью
  •  
  • 76
  •