Войти
Войти
 

Регистрация

Уже есть аккаунт?
Полная версия Пикабу
Пикабушница 1 год 9 месяцев 4 дня
  • 29365
    рейтинг
  • 5956
    комментариев
  • 38
    новостей
  • 10
    в "горячем"
  • Поставилa 57310 плюсов и 2946 минусов

В рот мне ноги и ноги в руки...

В рот мне ноги и ноги в руки... ноги, руки, совпадение

замена ног руками и рук ногами(крипота)

  •  
  • -11
  •  

В провинции...(не могу понять,кто третий)

В провинции...(не могу понять,кто третий)
  •  
  • -14
  •  

ПАРТИЗАН

Она скучала по нему много лет. С тех самых пор, как родители упаковали вещи и покинули крошечный уральский городок ради места побольше.

Был переезд, новая школа, свежие впечатления от города-миллионника, другая секция и кружки, новые друзья. Но его там не было. И она тосковала. Ну, как можно тосковать в десять лет, имея за плечами пятилетнюю дружбу, попахивающую первой детской любовью.


Они были почти ровесниками: чуть в разное время ходили в один детсад, вместе выгуливали во дворе обязательный с родительской точки зрения "хвостик" – младших сестрёнок, мучительно краснели, когда кто-то из собратьев по дворовым играм вопил вслед про жениха, невесту и тили-тили-тесто.


Да как бы и не спорили: да, вырастем и поженимся. Делов-то. От сверстников их, пожалуй, отличала выраженная любовь к ролевым играм: в Будулая и бандитов, в Штирлица и Гестапо. А главное и любимое – в немцев и наших.


Он всегда предпочитал роль пойманного фашистами партизана. Вместе с младшей сестрой, пухлой булкой лет семи, она крутила ему руки за спиной, уткнув в спину ствол игрушечного пистолета или подходящей по форме ветки и вела в подвал – допрашивать и пытать. Руссише швайне и партизанен охотно подставлял щёки под символические удары, руки – под "раскалённые" орудия пытки из тех же веток, стискивал челюсти и кричал "русские не сдаются" и "ничего врагам Родины не скажу". Потом она вела его во двор – расстреливать. Кричала "Ахтунг! Фоер!" и изображала звук выстрела. Он падал. Гордый, несломленный и несдавший своих.


Начитавшись историй о пытках пионеров-героев, они символически, всё той же палкой, вырезали у него на спине звезду с серпом и молотом, условно били чем попало, привязывали "голой" спиной к печке, швыряли в паровозную топку и вешали с табличкой "партизан" на груди. Он выносил всё гордо и молча. Как герой.


И было во всём этом что-то странное и стыдно эротичное, если такое слово применимо к их тогдашнему возрасту.


Она правда скучала, даже используя на всю катушку возможности большого города. Он был какой-то совсем свой, у них была странная тайна про несгибаемость и честь, про хихиканья о женихе с невестой. Но всё подвыгорело под солнцем прошедших лет.


Она закончила вуз, вышла замуж, родила двух дочек. Мучительно переживая столкновение с реальностью, развелась с рёвом и кровью. Сменила работу, другую. И вдруг, в социальной сети, столько лет спустя, увидела, что "в друзья" попросился тот самый он.


Причём почти не изменившийся: такой же худой, глазастый, с длинноватым носом, пушистыми ресницами и взглядом в камеру "пытайте, гады, русские не сдаются".


Разговорились, обменялись телефонами. Оказалось, что одинок, тоже разведён, что завёл собаку-овчарку, что не забыл и скучал все эти годы, что вполне сложилось с карьерой, но так, по-провинциальному – мелкий начальник на крупном предприятии.


И что очень хочет встретиться. Сердце жамкнуло, ударило волной крови в лицо и уши – она уже почти забыла, что это такое, когда мужские руки да по груди: всё же маленькие дочки, свежий развод, лишний вес и вторичный статус на брачном рынке.


В "Скайпе" он жизнерадостно болтал, постоянно твердил "а помнишь", звал в гости. Решилась в новогодье: сдала девчонок маме и бывшей свекрови, игнорируя мороз, крутила руль на поворотах трассы, волнуясь, запивала валерьянку чаем в придорожных кафе.


Он вышел из того самого подъезда, где жил почти тридцать лет назад: живой, сероглазый, с отодвинувшимся к макушке краем русых волос, свой, родной, настоящий.


Звякнули простые советские стаканы, коньяк мягко стукнул в затылок, ладошки в кольцах утонули в его руках. И смотрел неизъяснимо, и память открывала шлюзы о детях, которые, наверное, и правда ещё тогда до дрожи в коленках полюбили друг друга.


Она порадовалась, что по совету подруги купила красивое бельё. Он посмотрел серьёзно, значительно и грустно. И ей пришло в голову, что за таким – как за каменной стеной. Вот если бы родители не решили переезжать, если бы здесь, с ним, который и в детстве видел себя только несгибаемым партизаном...


Он погладил по руке, коснулся губами губ, обнял сильно и нежно, как никто и никогда, уронил: "Я сейчас". И вышел.


Она, теряя остатки реальности, поправила грудь в лифчике, выставила коленки, счастливо и обречённо вздохнула.


В глубине квартиры что-то скрипнуло и засуетилось. Минута, пять, она плеснула и отчаянно опрокинула в себя коньяк.


Дверь судьбоносно качнулась, впуская.


Он вошёл, глядя ласково и сложно: картинно порванная на плече рубаха, грубо намалёванный синяк под глазом. И бутафорские наручники в дрожащих руках, дескать, бери, пользуйся. Упёрся взглядом и сказал, задыхаясь : "Пытай, фашистка, я ничего не скажу".


Автор Зоя Атискова

Показать полностью
  •  
  • 8
  •  

Соседка

Это обязательная часть новогодней программы. Что бы не происходило фоном, в какой-то момент он вынимает из кресла длинное стремительное тело, врёт что-то дежурное, улыбается матери уже в дверях. Такси, вызванное чёрт знает куда до якобы ждущих школьных друзей, тормозит у ближайшего угла. Он выходит, сполна расплачивается с водителем. И возвращается в тот же подъезд, из которого только что вышел. Пешком.


Не прижимает магнитный ключ к замку, чтобы не пискнул домофон в родительской квартире, подсвечивая зажигалкой, тычет пальцем в железные кнопки. Ты? Я. В подъезде темно и уже тридцать лет пахнет капустой. Сторожась, поднимается на этаж выше двери, за которой вырос. Она ждёт.


Ей на десять лет больше, чем ему. И ничего не говорят ярлычки с лейблами, которые он никогда не срезает с одежды. Над верхней губой тёмные усики, грубый валик операционного шрама на мягком животе и килограммов тридцать лишнего веса. Плотное тело не раз рожавшей женщины, небольшая, заметно провисшая грудь, пронзительно голубые глаза, ушедшие вглубь сплюснутого с полюсов черепа под слишком светлыми пучками негустых бровей, небрежная стрижка. В окна её кухни виден мемориал Победы. Из-за этого она 9 мая всегда уезжает на дачу, чтобы не слышать шума народных гуляний. Не любит.


Она не разрешает курить в квартире. Он выходит на крохотный запущенный балкончик, забитый хламом. Затягивается, роняя пепел. Дыша табаком, возвращается в душное уютное хрущёвское тепло. Благодарно пьёт то, что наливают. Чаще – чёрный, смоляной крепости чай. И не выпускает из знакомых со столичным маникюрным салоном рук её коротких шершавых ладоней с небрежно подстриженными ногтями. До утра.


Они знакомы вечность, в которой он бегал в кружок ракетостроителей в ЦНТТ вместе с одноклассником – её братом, помогал матери трясти ковёр во дворе, гонял рыбачить с пацанами мимо первого рудника, к промканалу.


Выпускной был в девяносто шестом: костюм, цветы, лента через плечо, улизанный пробор, розовый атлас вокруг волнующей талии. Руки, шёпот, сопротивление, истерический отказ, топот каблучков по асфальту – глупо вышло. От огорчения и тогдашнего безразличия ларёчников к возрасту покупателей он напился, как... Да как мальчишка с недопонятой эрекцией, чего уж там.


Пришёл в себя у подъезда, в порванных мокрых штанах, обнимающим урну.


Она увидела из окна, узнала, спустилась. Кот спал на окне, дети – у свекрови, в почтовом ящике дремало уведомление о переводе алиментов на смешную сумму. Она не строила планов, какое там, даже в голову не приходило. Просто сдавать мальчишку родителям в таком состоянии и виде сочла негуманным, что ли. Час держала его слишком длинные для наших широт волосы над унитазом. Ещё два – отмывала, поила чаем и рассказывала, что на первой отказавшей девке жизнь не заканчивается.


Потом постелила в проходной комнатёнке. Чистое, чуть влажное бельё пахло заоконным июнем и дешёвым порошком.


Она прилегла рядом просто так – засыпала на ходу, но волновалась, мало ли, мальчик слишком пьян, а затошнит во сне? Остальное случилось само собой. Он протянул худую длинную руку и навалился нескладным, но сильным костлявым телом вчерашнего подростка. Пряди непросохших волос и дешёвый кулон с логотипом рок-группы на толстой облезлой цепочке мазнули её по лицу. Мокрый, несчастный и злой, как пойманный волчонок, он вцепился, прижал, зашарил свободной рукой, обдирая халат. Резко и больно втиснулся на сухую. Она улыбнулась в темноте и провела шершавыми дачными пальцами по птичьему, остроносому лицу: "Давай я?"


Утром его мутило, голова скулила, прося пощады. Она втирала «Звёздочку» в его виски, просила молчания, прощения и говорила, что надо забыть всё, что случилось. Мало ли что в жизни бывает, и на старуху проруха, да? Дзынькнула дверь: бывшая свекровь привела детей. Мальчика и девочку.

Он уехал, как и планировали родители. Поступил и закончил. Зацепился в столице. Женился на амбициозной ровеснице – красивой, холёной и капризной, как выставочная кошка. Вляпался в валютный кредит на жильё, но выплатил его до того, как сошли с ума табло обменников.



Привык к тому, что ступать с асфальта на газон в уже почти родном столичном районе не стоит – если ботинки промокли, то это, вероятно, не роса. Кругом высотки, полно собачников и собак. Смирился с бездетностью – сначала надо на ноги встать, как Россия, мать её, с колен. С мыслью, что карьера жены, вероятно, слишком связана с её задержками по вечерам, когда босс допоздна торчит в офисе. Привык к тому, что всё надоело, что в Праге воруют, что Турция – курорт для бухгалтерш, а в Барселоне только ему интересны какие-то дурацкие музеи.


Новый год – семейный праздник. Отца не стало, пока он заканчивал столичный вуз. Но мама ждёт его, привычно одного (жена по традиции берёт машину и отваливает в родное Подмосковье).


А ещё здесь есть она, его маленькая стыдная тайна, которой он никогда не звонит, пока не приедет. Не добавляет в социальных сетях, не оставляет сообщений – в Березниках Штирлиц и так слишком близок к провалу.


Идти-то тут: два лестничных марша. Или всего шесть цифр местного телефонного номера. Шесть писков стационарного аппарата, пожелтевшего, с западающими кнопками и трубкой на вечно спутанном витом шнуре. Он пользуется таким только здесь.


– Привет! Как сама? Если смогу. Давай. Нет, позже. Круто. Конечно. Пельмени? Буду. Я скучал. Скучал, говорю, по твоим пельменям.


Автор Зоя Атискова

Показать полностью
  •  
  • 12
  •  

Поднимает настроение)

в

Когда настроение на нуле,всегда смотрю эту гифку(или видео)

https://gif1.mycdn.me/image?t=45&bid=805687369038&id=8056873...

(не нашла,как добавить гифку на Пикабу)

  •  
  • -9
  •  

Глухие

Есть у меня подруга, два года страдает глухотой на одно ухо. После долгих уговоров наконец сходила к ЛОРу и месяц назад приобрела таки слуховой аппарат.

И вот буквально вчера:

Я: Ну че, как? нормально теперь с аппаратом,привыкла?

Она: Я тебя прекрасно слышу теперь!

...И спустя 20 секунд:

Только неразборчиво)

  •  
  • 1474
  •  

Про подарки

Было еще в то время, когда я встречалась с будущим мужем. На то время мы уже "дружили" около года. И вот мне 25 лет, заходит он такой ко мне, а в руках розочка, обернутая как положено в шуршащую бумагу. А надо сказать, что день рождения в феврале у меня и розу достать в нашем глухом городке было просто нереально в 2003 году..

Садимся за накрытый стол, гости начали говорить тосты..Тут встал он, поздравил и....всё.

А я то жду подарка,25 лет как никак, юбилей...Полвечера не могла скыть разочарования, а он всё таскался со своей розой:Понюхай, да,понюхай...Раздражал,капец как.

Потом когда его друзья хором начали кричать:Понюхай розу! Я взяла ее в руки, а там внутри на бутон была намотана цепочка с кулоном в виде сердца...

С тех пор живем 13 лет, но всё равно любимое его дело троллить меня, видать нравится видеть мою кислую рожу, а потом круто обломать)

  •  
  • 384
  •  

Молчун-2

Навеяно постом http://pikabu.ru/story/lyublyu_molchat_4541785

Свекровь рассказывала про мужа в детстве.

Как то пришла она в детский сад забирать сына(моего мужа). Дело было уже в старших группах. Бежит ей навстречу воспитательница вся слезах приговаривает:

- Ваш сын заговорил, ваш сын заговорил!!!

Рядом нянечки причитают. Свекровь ничего не понимает, говорит:

- А че тут такого то, он всегда говорил..

Оказывается он молчал всё это время, пока в садик ходил, считал, что надобности не было в разговоре, а тут у него игрушку отобрали, вот он и заорал: Отдайте! чем очень напугал воспитку.

....Да и сейчас особо не отличается разговорчивостью

  •  
  • 2482
  •  

Княгиня

Всегда с интересом читаю посты людей, которые стоят на 10 ступеней выше меня на социальной лестнице. Потому что дальше своей ступени я всё равно не поднимусь, да и не рвусь как-то, и поэтому мне всегда интересно: а как живут все эти княгини и прочие баронессы фон Зильбертруп? Это ж как, будучи сенной девкой Авдотьей, подглядывать за барыней, и восхищаться: живут же люди! Никакой зависти. Просто интересно.


Вот поэтому я с интересом читала длинный пост Карины Добротворской, если не ошибаюсь. Там, где про "мы своих детей с трёх лет водили в мишленовские рестораны и прививали им изысканный гастрономический вкус. Конечно, первые годы были трудными: дети блевали улитками, но потом привыкли и перестали блевать. Очень тяжело воспитывать гурманов"


Так же мне нравится читать про "Недавно в одном из самых дорогих фитнес клубов я забыла в раздевалке кольцо с десятью чёрными бриллиантами, ну да и хрен с ним: это был подарок принца Чарльза, а с ним мы давно уже расстались"


А ещё у меня хорошее воображение, и когда я читаю "Друзья, посоветуйте: чем лучше чистить фамильное столовое серебро, а то моя служанка-филлипинка сроду ничего кроме алюминиевой ложки в руках не держала" - сразу представляю, как гружёная двадцатью килограммами серебра служанка тащит это всё на маршрутке с тремя пересадками, из Барвихи к Москва-реке, чтобы там песочком всё почистить, как положено.


Короче, мне всегда хотелось когда-нибудь написать что-то похожее. И при этом не соврать, не выдумать, а вот чтоб и пафосно, и чистая правда. Но я не вожу детей в мишленовские рестораны, не расставалась с принцем Чарльзом, а из фамильного столового серебра у меня есть только дедова деревянная ложка.


Но зато у меня есть драгоценности. Одна. Одно. В общем, кольцо у меня есть с бриллиантом. Не сказать, что бриллиант там на полкило весом, но его и не арабский шейх дарил-то.


В общем, пост, который я всегда мечтала написать, звучит так:


Третьего дня месила я руками фарш для котлет. (Тут я хотела спизднуть, что для месения фарша у меня была служанка, но я её уволила за интрижку с моим конюхом, но пересилила себя, и не спизднула). Так вот. Третьего дня месила я руками фарш, и намесила из него прекрасных котлет, которые в дальнейшем были искусно обжарены до прожарки Medium Rare на рафинированном подсолнечном масле Олейна и откушаны мною вместе с изысканным салатом из помидоров, огурцов и майонеза. А наутро - о, боже, вы только представьте мой ужас - я обнаружила, что забыла снять перед месением свои драгоценности!!!!!


Короче. Чем лучше выковыривать засохший фарш из бриллиантов? Зубочисткой или ногтями поскрести? А от укропа камни не позеленеют? Я фраппирована, господа, и у меня даже началась мигрень. Если я ебану нурофенчика - это поможет? Правда, я вчера вечером треснула пол-ящика пиваса. Может, не надо лакировать его нурофеном-то?


Право слово, я в растерянности.


(Тут нужно поставить много всяких разноцветных смайликов, но я ниибу как это делается. Короче, сами это как-нибудь представьте)


автор Лидия Раевская

Показать полностью
  •  
  • 26
  •  

Многоходовочка

Вчера дочь заявила:

- Буду, грит, ходить в математический кружок три раза в неделю по часу занятия.

-Так любишь математику что ли?-спрашиваем мы

-Нееет, грит, буду ходить на занятия, потом меня выберут участвовать в школьной олимпиаде, а когда идешь на олимпиаду, то в этот день можно не учиться!

  •  
  • 2888
  •